Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [14]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4832]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15130]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14331]
Альтернатива [9023]
СЛЭШ и НЦ [8972]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за август

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Два слова
Прошлым летом я увидел вас, когда ехал по скоростной ветке «L» метро, ведущего в Бруклин. Я сделал комплимент насчет вашей куртки, а вы написали мне записку на клочке бумаги. Последние несколько месяцев я держал ее у себя на столе в надежде, что я когда-нибудь снова с вами встречусь. Если это вы, пожалуйста, напишите два слова из вашей записки в строке темы электронного письма.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11726
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Тайна семьи Свон. Эпилог

2019-9-15
17
0
Джеймс

Со свадьбы Эдварда с Викторией пролетело полтора года. За это время успело произойти много разнообразных событий, и некоторые из них стоят упоминания.

***

Итак, начать можно с поездки в Вольтерру, которая произошла примерно через две недели после торжества Калленов. Прямо скажу — я, как и, наверняка, подавляющее большинство вампиров, не особо-то горел желанием посещать резиденцию королевского клана. Я, разумеется, их не боялся — у меня для этого не было ни малейшего повода, я всегда соблюдал правила, даже во время самых увлекательных своих игр. Но всё равно от мыслей об этой поездке было… слегка не по себе. Однако один момент был весьма забавным: учитывая, что наш инопланетянин теперь всерьёз и надолго с Джейн, а я — с его дочерью… то я косвенно являлся почти что родственником новой королеве вампиров! Когда я поделился этой мыслью с Беллой, мы вдвоём долго потешались над абсурдом моего умозаключения. Скорее всего, меня и Джейн будет связывать только то, что наши любимые — отец и дочь. Вероятно, оно и к лучшему…

Во время нашего прибытия была глубокая ночь — мы с Беллой специально так рассчитали, она настояла. Хотя я бы вполне мог просто одеться так, чтобы полностью закрыть кожу.

От самой Вольтерры веяло… стариной. Это слово наиболее точно передаёт ощущение от неё. Я бывал много где, а главное, в разные времена, и мне было с чем сравнивать. Этот не слишком большой город ощущался, как всякие так называемые «исторические районы» (причём, наиболее древние из них), только состоял их этих самых исторических районов весь. Вероятно, об этом заботились настоящие хозяева города.

Бывший шериф встретил нас на площади перед входом в ратушу, которая являлась, так сказать, «верхушкой айсберга» логова Вольтури. Уж с какой бурной радостью Изабелла влетела в его объятия — любо-дорого было посмотреть. Было крайне приятно наблюдать за положительными эмоциями любимого существа. Мне же Чарли просто пожал руку и кивнул, едва заметно, но приветливо, насколько я мог судить, улыбнувшись.

Подземные уровни палаццо деи-Приори производили странное впечатление. Широкие коридоры, огромные залы — и везде мрамор, гранит и прочите виды камня, с кучей декоративных элементов ручной, но очень качественной работы. Цветовая гамма была чёрной и белой, кое-где висели красные гобелены с золотым гербом клана Вольтури. Но странным было не это, а количество и размеры жизненного пространства. Полагаю, пустующих комнат тут было просто не меряно. С другой стороны… не так уж и странно, если подумать. Вряд ли Вольтури жили дружной семьёй, как Каллены, а огромный замок позволял им иметь достаточно личного пространства, чтобы не мешать друг другу лишний раз. Да и элита клана — те, у кого были сильные дары — жили в отдельном крыле, где площади на личность было ещё больше.

Кое-где встречающиеся стражи косились на нас, но молчали. На любимую — понятно почему. На меня — вероятно, из-за жёлтых глаз.

В тронном зале нас встретила уже знакомая тройка. Их приветствие было довольно радушным. Не берусь судить, насколько они были искренни — за тысячу лет можно научиться играть что угодно. А вот моя девочка была самой непосредственностью. Взяла да и… обняла Джейн. Та, кажется, была слегка шокирована этим. Заметив её реакцию, Белла смутилась.

— Извини, — чуть-чуть покраснев, начала она, — я просто очень благодарна тебе за то, что ты помогла меня спасать. Знаю, это было не ради меня, но всё равно спасибо. За это, и ещё за то, что делаешь папу счастливым.

— Да ничего… — кажется, Джейн тоже была смущена. — Я просто к такому не привычна. И тебе не за что меня благодарить — я не могла не помочь. А на счёт Джора, — она посмотрела на бывшего шерифа, — это, скорее, он делает счастливой меня. Я лишь надеюсь, что и обратное тоже верно.

— Верно, поверь, — Изабелла с улыбкой посмотрела на отца, тот тоже улыбнулся, как мне показалось, им обоим.

— Эй! — притворно возмущённо воскликнул Деметрий. — Я ведь тоже во всём этом участвовал! И Алек! — последний на эту реплику только глаза закатил.

— Ой! — снова слегка покраснела Белла. — Я и вам обоим благодарна!

— А объятий я, значит, не заслужил? — прищурился он, заставив меня слегка напрячься.

— Ну… если хочешь, то пожалуйста, — моя девочка мгновенно оказалась возле него и обхватила руками за талию. Тот прижал её за плечи к себе… и с насмешливой улыбкой подмигнул мне! Тут я уже напрягся сильней…

Кажется, Изабелла это почувствовала. Однако вместо того, чтобы отпустить Деметрия, она… сжала его сильней. Намного сильней. Так, что тот враз потерял всю свою насмешливость и тихо охнул. Я даже уловил тихое потрескивание.

— Ну у тебя и хватка… — немного вымучено улыбнулся он, когда Изабелла разжала объятия и отошла на пару шагов. — Будто новообращённый обнял!

Любимая только криво ухмыльнулась. Затем посмотрела на Алека. Тот только снова закатил глаза и махнул рукой — мол, я в этих играх не участвую.

Деметрий вызвался провести для Беллы экскурсию по замку. Я пошёл с ними, поскольку протестов никто не высказал. Вольтури всё показывал, рассказывал, отвечал на вопросы моей девочки… и всё время с ней флиртовал. Я чувствовал, что это было в некотором роде провокацией, но не вёлся, хоть это и раздражало. Причина была проста — любимая на это совершенно не реагировала. Я чувствовал исходящий от неё запах веселья и забавы, но ничего более. Какую цель преследовал Деметрий, было для меня загадкой… хотя в моей голове сформировалось одно предположение. Наши дары были не схожи по принципу, но сходны по действию — и его дар, тут даже спорить не буду, был куда круче моего. Однако же, он облажался там, где я преуспел — с Беллой и Феликсом. А вампиры, тем более Вольтури — существа гордые. Вот он и пытался вот так своеобразно отомстить мне… Хотя, возможно, я ошибался, и он всегда так вёл себя со всеми девушками, либо ему было банально скучно, что совсем не удивительно для тысячелетнего вампира. Вообще говоря, думаю, Лоран прав на счёт диеты — отказ от человеческой крови снижает агрессивность. Карлайл тоже говорит подобное. Просто раньше я бы точно настучал по этой наглой физиономии… а сейчас ничего, терпел.

— А это всё построили вампиры или люди? — Изабелла развела руками, как бы показывая, что «всё».

— Тысячи людей-рабов под руководством вампиров! — рассмеялся Деметрий. — А если серьёзно, то, насколько я знаю, всё здесь было построено и, что я знаю точно, поддерживается в надлежащем виде исключительно вампирами, — а я сначала и не понял, что первая фраза была шуткой. Мне казалось, что с этих бы сталось заставить людей на себя впахивать — вон, сидит же в холле секретарша-человечка… — Люди для этого слишком… низкоэффективны, в их труде для нас никогда не было смысла.

— А та девушка в холле вам тогда на кой? — поинтересовалась моя девочка, пришедшая, очевидно, к сходным с моими выводам.

— Да это развлечение у Аро такое было — держать людишек для «подай-принеси» в замке. Когда-то было забавно, но лично мне уже давно наскучило, — хмыкнул он. — Эта Дженна — последний человек, живущий здесь. Со своими обязанностями уже четвёртый год справляется — рекордсменка! Джейн подумывает её обратить — да пусть себе дальше своей работой занимается, когда освоится.

— Ясно, — коротко ответила любимая, от неё пахнуло задумчивостью.

В общем, мы гостили в Вольтерре дней десять. Деметрий, видимо, поняв, что ни я, ни моя девочка не реагируем, перестал делать ей намёки через пару дней. Изабелла общалась с отцом… и ещё с Джейн. Любимая хотела узнать её получше. Та, насколько мне показалось, сначала не знала, как на это реагировать, но впоследствии, как со мной поделилась Белла, они нашли общий язык. Более-менее. Всё же, они любили одного… разумного: просто одна — как отца, а другая — как мужчину.

Я же обзавёлся довольно любопытным знакомым…

— Скажи, ты вампир? — спросил меня он, когда мы впервые встретились в одном из многочисленных коридоров. Я тогда возвращался с охоты. Он был чуть выше и шире меня, выглядел примерно на тридцать, волосы — серые, короткие. Одет был в простую современную одежду — синие свободные джинсы да тёмно-зелёную футболку, однако на шее висел кулон Вольтури. Интересно. Я думал, что для них носить не чёрное — дурной тон…

— Да, — пожал я плечами. Странный вопрос…

— Почему же у тебя такие глаза? — он выглядел искренне удивлённым. — Я думал, что у всех вампиров они красные… — наверное, он здесь недавно, да и вообще молод. Карлайл Каллен со своей диетой был довольно известен — даже я, не зная его имени, достаточно давно слышал о клане эдаких вампиров-пацифистов, питающихся животными. Мне это тогда показалось каким-то анекдотом… ирония судьбы в том, что теперь я — часть этого «анекдота».

— Ты тоже можешь себе такие заиметь… если откажешься от человеческой крови, — усмехнулся я.

— Как это… «откажешься»? — вытаращился на меня он. — Но разве жажда не будет нарастать, пока рассудок напрочь не отрубится?

— Для поддержания сил подходит кровь любых млекопитающих, — я поверить не мог, что растолковываю кому-то основы «вегетарианства»… — Правда, она насыщает гораздо хуже людской, и её нужно намного больше, так что чем крупнее животное, тем лучше. Если с месяц питаться только ей — глаза станут жёлтыми.

— То-то от тебя так странно пахнет… меня это сначала сбило с толку. Ну, и глаза эти… — он протянул мне руку. — Якуб.

— Джеймс, — ответил я на рукопожатие.

— Я и представить не мог, что мы, даже теоретически, можем обходиться без крови людей… Это очень неожиданно. И много таких… воздерживающихся вампиров? — спросил Якуб.

— Помимо себя, я знаю ещё два клана — Каллены и Денали, — ответил я. — В первом состоит восемь вампиров, во втором — шестеро. Может, есть ещё… но это маловероятно.

— Понимаю, — кивнул он, — все вампиры, которых я знал до этого, не испытывали ни малейших угрызений совести из-за убийств людей, — он на секунду замолчал. — Могу я поинтересоваться, что сподвигло тебя перейти на животных?

Я задумался. С одной стороны, откровенничать с едва знакомым вампиром не было особого желания. С другой… ну, он ничего такого не спрашивает. В общих чертах можно и ответить.

— Скажем так… я нашёл ту, ради которой готов пойти и не на такое, — проговорил я.

— О… я тебя отлично понимаю, — медленно кивнул Якуб.

Мы как-то незаметно разговорились. Я рассказал ему немного о своём знакомстве с Изабеллой (ибо о наличии у Чарли дочери в королевском клане всё равно знали все), о моём переходе на «вегетарианство», о самой диете, так как Якуба она не на шутку заинтересовала. Он мне поведал свою историю. То, что он питался исключительно преступниками, показалось мне забавным — Эдвард мне рассказывал, что около десяти лет жил подобным образом. Правда, в отличие от телепата, мой новый знакомый не имел никаких моральных дилемм по поводу убийств, если выбранная им жертва того заслуживала. Просто потому, что он этим занимался и в человеческой жизни. Он служил в правоохранительных органах, и не раз убивал (хотя чаще, конечно, нет, но теперь другие способы были ему недоступны, и убивал он только самых опасных для человеческого общества). Причём служба в... «милиции» (так у Якуба на родине, в Польше, называлась полиция) была для него не просто работой, а делом всей жизни, призванием. Так что после перерождения он просто продолжил заниматься тем, что считал правильным. На этой почве разругался со своим создателем и покинул его.

А уж его любовь к человечке выглядела для меня совсем сюрреалистично. Просто я, даже отказавшись от крови людей, всё равно оставался в некотором роде мизантропом по отношению к ним. А вот Якуб — нет. Он был чем-то похож на Карлайла. Но если последний был врачом, для которого жизнь любого священна, то первый — защитником правопорядка, для которого есть невиновные и виновные. Я удивился — что он, с таким мировоззрением, делает среди Вольтури? И тогда он рассказал о своём даре, а также о сделке, которую заключил с Джейн: сто лет службы за безболезненное обращение своей возлюбленной. При его рассказе о способности заставлять говорить правду я напрягся, но Якуб заверил меня, что я бы понял, если бы он ею воспользовался. А вот то, что новая королева пощадила и его, и, главное, человечку, меня очень удивило. Я, конечно, не знал Джейн хорошо, однако её репутация говорила о том, что милосердие явно не было выразительной чертой её характера. Так что, вполне возможно, любовь изменила её, как это произошло со мной.

Когда я кратко рассказал о новом знакомом Белле, она тут же изъявила желание с ним пообщаться. Что ж… пообщались они на славу. Моя девочка, со свойственным ей любопытством, помимо всего прочего, предложила проверить, сработает ли на ней дар Якуба. Не сработал — на вопрос о своём имени любимая легко соврала, назвавшись Гермионой Грейнжер. Это заставило меня расхохотаться — вот уж на кого Изабелла не походила, так это на нелюдимую заучку…

С Сандрой, подругой Якуба, мы тоже имели знакомство. Новорожденной вампирша была удивительно спокойной, однако держалась с нами настороженно и была совсем неразговорчивой. Ну, собственно, нет — так нет.

Ближе к отъезду у меня, Беллы и Чарли-Джорджа было что-то вроде семейного совещания. На нём мы пришли к нескольким решениям. Самым главным было то, что первоначальное желание отца Изабеллы забрать её с собой в Италию было, мягко говоря, нерациональным. На самом деле, ей куда безопаснее было держаться подальше от Вольтерры. Так шанс того, что её личность кто-то случайный может связать с бывшим шерифом, сильно снижался. Любимая ещё сказала, что жить здесь будет проблематично для меня — из-за солнечной погоды, но лично я был готов терпеть некоторые трудности, если бы это было необходимо. Тем не менее, в целом, мы решили, что Белла будет нацеливаться на какое-нибудь высшее учебное заведение в Америке.

***

Через некоторое время после нашего возвращения в Форкс я заметил, что моя девочка стала задумчивой и порой раздражённой. При этом она пыталась решить, куда бы ей поступить. Но, видимо, не могла. Когда я предложил ей поделиться своими переживаниями со мной, она рассказала, что те заведения, в которые она может поступить, её по тем или иным причинам не устраивают. Те же, что её привлекают — дороговаты. А главное, она разрывается между несколькими профессиями, которые хотела бы освоить.

— Моя милая Изабелла, — широко улыбнулся я на это, — вопрос цены — не вопрос! Я могу оплатить тебе любое высшее образование! И даже далеко не одно!

Любимая с полминуты на меня смотрела с задумчивым видом. Мы сидели в её комнате на кровати.

— Даже боюсь спросить, откуда у тебя деньги… — наконец нейтральным тоном сказала она.

Я совершенно несдержанно заржал. Минуту спустя, отсмеявшись и взяв себя в руки, заговорил: — Могу представить, что ты себе вообразила, учитывая мои рассказы о себе… Не поверишь, но мой денежный резерв заработан совершенно честным трудом!

— Это каким же? — чуть недоверчивым тоном спросила Белла.

— Уверен, ты слышала о «золотой лихорадке».

Бровки моей девочки взметнулись вверх: — Ты копал себе золото в те времена? Серьёзно?

— Более чем, — кивнул я. — Через несколько лет после того, как я стал вампиром, ко мне пришло понимание, что даже вампиру нужны деньги. Не так, чтобы много, но нужны. Без них среди людей появляться практически нереально. Нужны и документы, и одежда, ещё кое-чего по мелочи… Можно, конечно, пользоваться одеждой жертв и забирать их деньги — я так порой и делал. Однако я был слишком горд, чтобы от этого зависеть. Мне хотелось всегда иметь запас, который можно было бы использовать при необходимости… или если просто чего-то захочется. И тогда как раз началась «золотая лихорадка». Я подался в северные штаты. В отличие от людей, мне были совершенно не важны климатические условия и прочие опасные для них обстоятельства. А ещё у меня было огромное преимущество… в виде моего нюха.

— Ты что, золото… вынюхивал? — настроение Изабеллы при этом было удивлённо-весёлым.

— Ну да! — ухмыльнулся я. — Находить действительно богатые им места было не такой уж сложной задачей… гораздо дольше и нудней было его добывать. Но и это я мог делать куда быстрее человека. В итоге — у меня есть несколько тонн золотишка, которое в данный момент находится в швейцарском банке, официально доставшегося мне в наследство от предприимчивых предков.

— Что ж, даже если так… — протянула любимая, — я не могу взять этих денег.

— Почему? — искренне изумился я.

— Это будет выглядеть так… будто я сижу на твоей шее! — выпалила Белла, покраснев.

— Ох, моя девочка, ну это же смешно! — весело сказал я. — Я свой запас и за тысячу лет не потрачу! Тем более, это ведь не какие-то бесполезные шмотки-побрякушки — отказываться от оплаты твоего образования даже думать не смей! Что я за мужчина, если не оплачу учёбу любимой женщины?

— Я подумаю над этим, ладно? — смущённо отвела взгляд Изабелла.

— Хорошо, подумай над своим положительным ответом! — усмехнулся я. Любимая в притворном возмущении толкнула меня кулаком в плечо. — А вот драться не надо! Ты ведь не хочешь разнести эту уютную обитель? — она на это прыснула. — Так, ладно. Теперь о профессиях. Во-первых, сообщаю, что чтобы ты ни выбрала, я буду учиться тому же. Просто потому, что особых предпочтений у меня нет. Ведь против моего общества на занятиях, я полагаю, ты ничего не имеешь?.. — полувопросительно-полуутвердительно сказал я.

— Конечно, не имею, — улыбнулась моя девочка. — А что во-вторых?

— А во-вторых… — протянул я. — Какая нужда спешить с решением?

— В смысле? — нахмурилась она. — Чтобы поступить в этом году, мне нужно решить в ближайшее время…

— Вот именно — в этом году, — акцентировал я. — Куда спешить-то? За год решишь точно, чего тебе хочется, подготовишься, как следует… к тому же, у меня есть идея, чем заняться в этот год, — закинул я наживку.

— Мне такое и в голову не приходило, но… может, ты и прав. А какая идея? — чуть склонив голову набок, поинтересовалась она. Клюнула!

— Попутешествовать! — улыбнулся я, сделав широкий жест рукой. — Есть несколько мест, которые я бы хотел посетить вместе с тобой. На самом деле их много, однако у меня есть несколько первоочерёдных. И ещё… помнишь, ты мне говорила, что любишь порой подолгу гулять одна в лесу? — я медленно приблизил своё лицо к её. Она кивнула. — У меня тогда проскочила мысль: нетронутые человеком африканские или южноамериканские джунгли, хижина посреди них, ты и я…

— Ага, — криво усмехнулась Изабелла, — вдали от цивилизации, наедине с вампиром-психом. Всегда мечтала… — однако, в противовес словам и тону, в запахе я уловил заинтересованность.

— Это я-то псих? — притворно изумился я. — А кто меня к себе подпустил после того, как я угрожал этому кое-кому убийством? И кто из нас больший псих? — и пристально посмотрел на мою девочку, прищурив один глаз.

— Ну ла-адно… — сдалась она через несколько секунд, отведя взгляд. — Мы оба хороши. А твоё предложение довольно заманчивое… — её щечки чуть покраснели, а сама она закусила нижнюю губку. Трудно было не умилиться её виду! — Я подумаю над этим.

Белла согласилась с моим планом несколько дней спустя. В этот раз мы надолго расставались с Калленами, и любимая была немного грустной по этому поводу… однако предвкушения в ней было больше.

***

Самое интересное, что мы обошлись без хижины… а дело было так.

Любимая прямо-таки загорелась идеей создания уютного гнёздышка в непроходимых джунглях. Так что мы отправились в Лиму, столицу Перу, а оттуда, собрав в несколько водонепроницаемых сумок самые необходимые вещи (в основном, это была запасная одежда, так как леса — такое место, в котором даже при осторожности её крайне просто испортить), углубились в джунгли. Еды не брали — Изабелла решила обходиться солнцем, а моя еда в джунглях живёт.

Тогда в бассейне Амазонки был «низкий» или «сухой» сезон, когда осадков было значительно меньше и уровень воды в реках понижался. Конечно, даже будь сейчас сезон дождей, нас бы это не остановило… но, по крайней мере, нам меньше придётся плавать, да и одежда дольше прослужит.

Продвижение по джунглям было довольно… увлекательным. Красота дикой природы поражала. Мы оба с интересом наблюдали за жизнью, которая здесь била ключом. Моя девочка была этим совершенно увлечена, и наблюдать за нею для меня было сплошными радостью и удовольствием — я видел и чувствовал её почти детский восторг. Почему «почти»? Да потому, что новая обстановка ещё больше усилила нашу взаимную тягу, а ещё Белла для удобства заплела волосы низкую в косу, чего ранее за время нашего знакомства не делала (всегда держала волосы распущенными), и с ней выглядела всё так же привлекательно… но по-новому. Ох, сколько раз джунгли оглашали совсем не типичные для этих мест звуки нашей страсти!.. Людям, конечно, было бы далеко не так весело, и большинство из них уже через несколько дней сто раз прокляло бы такое путешествие… если бы выжило к этому времени. Вот только мы не были людьми, и в этой чаще не было ничего и никого опаснее нас. Вампира же встретить в джунглях практически нереально — просто потому, что здесь нет людей. По крайней мере, их точно нет в той совершенно непроходимой чаще, где шли мы.

Это случилось на девятый день нашей экстравагантной прогулки. Мой взгляд зацепило нечто странное в ландшафте… нечто неестественное. Это была продолговатая возвышенность высотой метра в два с половиной, опутанная лианами. Заинтересовавшись, я подошёл и стал срывать растительность. Несколько минут спустя передо мной предстала… каменная кладка! Блоки были здоровыми — примерно полметра в высоту и метр в длину. Камень был изрядно разрушен временем, но рукотворность сего была несомненна. Это был фрагмент стены. Посреди джунглей!

— Милая! — позвал я. — Глянь-ка, что я нашёл!

— Что там? — мгновенно послышался её голос рядом со мной, хотя секунду назад она была довольно далеко. — О-о-о… — удивлённо протянула она. — Вот это да… — её обманчиво хрупкая ладошка легла на неровную поверхность и провела по ней. Затем любимая, одним прыжком оказавшись наверху моей находки, знакомо пристальным взглядом огляделась вокруг. В определённый момент она замерла, и её глаза в шоке расширились, а губы чуть приоткрылись. Секунду спустя Белла, спрыгнув на землю, помчалась в направлении своего взгляда. Я поспешил за ней…

Спустя примерно полсотни метров я оказался у, насколько можно было судить с моей позиции, края плато, заполненного лесом так же, как и всё остальное вокруг. Поднимаясь на него вслед за Изабеллой, я замечал разбросанные тут и там явно рукотворные детали ландшафта различных форм и размеров. Что-то было оплетено лианами, что-то местами покрыто мхом, кое-где на оголённых участках камня даже ещё угадывались резные узоры.

Наконец, я нагнал Беллу и встал рядом с ней, рассматривая то же, что и она. Это была полуразрушенная ступенчатая пирамида. Её ширина составляла примерно двадцать метров, высота — метров восемь. Раньше она явно была выше, просто верхняя часть обрушилась — несколько крупных блоков, поросших мхом, угадывались рядом с основанием с разных сторон. Очевидно, Изабелла, с её зрением, увидела всё это куда раньше и лучше меня.

— Похоже, мы нашли поселение коренных жителей этого континента! — возбуждённо воскликнула моя девочка.

— Да, похоже на то… — проговорил я. — И, после их исчезновения отсюда, здесь, похоже, никто не бывал. Тут нет ни малейшего запаха людей.

— Чувствую себя авантюристкой из приключенческих фильмов двухтысячных годов… — с улыбкой посмотрела на меня она.

— Давай осмотрим нашу находку, авантюристка, — рассмеялся я.

Обход окрестностей подтвердил то, что я уже и так понял — время и джунгли были безжалостны ко всему рукотворному в этом месте. Помимо фрагментов стен и просматривающихся кое-где каменных дорожек, здесь почти ничего не осталось. Лучше всего сохранилась пирамида, однако из-за разрушенного верха увидеть её с высоты (к примеру, с самолёта) было почти невозможно.

В конце концов мы вернулись к пирамиде. Обойдя её кругом, нашли заросший и полузаваленный вход, спускающийся вниз. Обменявшись взглядами и быстро, но аккуратно расчистив его, мы вошли внутрь. Спуск с местами потрескавшимися, но ещё довольно целыми ступенями был не слишком крутым. Коридор был шириной в два и высотой в три метра, так что шли мы рядом. Метров через семь спуск закончился, и мы ступили в помещение. Темнота не помешала нам его разглядеть — оно было формы срезанной сверху пирамиды со стороной основания метров в десять и высотой в шесть. И… совершенно пустым. По идее, из того, что я знал, внутренне помещение пирамид майя было святилищем, и ожидал увидеть тут какие-то религиозные символы. Однако нас встретили лишь пыльный пол и голые, слегка неровные от коррозии стены с резьбой, значение которой разобрать было уже почти невозможно. Лишь посередине на метр возвышался каменный то ли пьедестал, то ли алтарь, который был той же формы, что и комната.

— Интересно… — прервала тишину Изабелла, — такое ощущение, будто кто-то всё забрал с собой.

— Мне тоже так кажется, — согласился я. — Не похоже на то, что это сделали грабители — иначе осталось бы хоть что-то, ценности для них не представляющее. А здесь вынесли всё, что можно было унести. Исследователи тоже исключены — это место уж больно труднодоступное… к тому же, совершенно стерильно от присутствия людей. Здесь никого не было минимум сотню лет — иначе я бы уловил хоть что-то.

— Можно предположить, что всё забрали хозяева этого места, когда уходили, — задумчиво сказала любимая, почти бесшумно идя вдоль одной из стен и рассматривая её. Из-под босых ног (обувью мы не пользовались, ведь при нашем активном передвижении она быстро пришла бы в негодность, даже самая прочная) вздымались пыльные облачка.

— Вполне возможно, — отозвался я.

— Знаешь, — она повернулась ко мне, и по лицу моей девочки я понял, что её осенила идея, — а что, если нам устроить здесь своё лесное обиталище? — её глаза блестели. — Это же в сто раз круче, чем хижина!

— А тебя не смущает, — прищурился я, — что это место — святилище?

— Не особо, — отрицательно тряхнула косой Изабелла. — Я подсознательно ожидала увидеть тут какие-нибудь скелеты, или что-то в таком роде… — я усмехнулся, — и, обнаружься здесь подобное, не стала бы такое предлагать. Но это место — явно не могильник. Что же до святилища… я, как и мой отец, не верю в богов. То есть я, конечно, не отрицаю, что могут существовать вещи или явления, которые мы не можем объяснить при имеющемся уровне знаний… но поклоняться этому, как чему-то божественному, вместо того, чтобы развиваться до его понимания — глупо, по меньшей мере.

— Интересная позиция, — прокомментировал я. У самого меня никогда не было определённого мнения на счёт веры. То есть, какие-то религиозные предрассудки у меня присутствовали, как и почти у всех людей того времени, но особо набожным я не был никогда. А уж после обращения… какая вообще вера в бога, когда ты сам в сравнении с людьми почти что бог? Хотя, в моём случае, скорее уж дьявол… но не суть. Так что мысль устроиться здесь показалась мне любопытной. Тем более, что тех, кто поклонялся в этом святилище неизвестному богу (или богам), уже давно нет.

— А тебе это не безразлично? — обеспокоено спросила Белла. — Если так, то мы, конечно, поищем другое место…

— Нет, — пожал я плечами и улыбнулся, — мне нравится твоя идея.

Так у нас появилось это своеобразное логово. В четыре руки мы с любимой сделали его довольно уютным: прибрались, из каменных блоков сложили себе что-то вроде кровати, стола и пары стульев. Потом сгоняли обратно в Лиму, прикупили там всякой всячины, чтобы придать помещению более обжитый вид. Правда, обошлись без источников света — интимный полумрак (а для нас это был именно он), царивший внутри, нравился нам обоим, к тому же, мы даже читать в нем без труда могли при надобности.

***

Наша своеобразная «робинзонада» продолжалась два месяца. Мы обследовали джунгли вокруг, тренировались, бегали наперегонки, занимались любовью… в общем, отдыхали в своё удовольствие. А когда мы уже собирались продолжить наше путешествие в новое место, случилось одно крайне важное событие…

Вернувшись с охоты, на которой Белла решила не сопровождать меня, я заметил, что моя девочка была очень задумчивой. Она сидела, скрестив под собой ноги, на одном из чистых каменных блоков, что лежали возле пирамиды. И всё посматривала на меня, присевшего рядом с ней, с какой-то… неуверенностью.

— Ну что такое, моя девочка? — не выдержал я спустя некоторое время.

— Джеймс… — она отвела взгляд и закусила губу, — помнишь, ты спрашивал, согласна ли я выйти за тебя замуж? — после этого любимая всё же посмотрела мне в глаза.

— Конечно! — кивнул я с улыбкой. — Склерозом я пока не страдаю. Ты ответила мне согласием!

— А ещё ты тогда сказал, что тебе хочется обменяться со мной клятвами верности, всё остальное не так уж важно, — полувопросительно сказала Белла.

— Ну… да. К чему ты ведёшь?

— В общем, — глубоко вздохнула Изабелла, — отец мне многое рассказывал об укладе жизни криптонцев — обычаи, традиции… Многое из того, что он мне поведал, кажется странным — ведь я скорее землянка, чем криптонка. Примечательно, что религию криптонцев люди назвали бы солнцепоклонством.

— Логично, — кивнул я. — Оно ведь даёт им, и тебе в том числе, жизнь. Причём гораздо буквальней, чем тем же людям.

— Да, — чуть улыбнулась любимая. — И многие обряды у них связанны с Солнцем. В частности… свадебный.

— Хм… — кажется, я начал понимать, куда она клонит. — И как это выглядит?

— Те, кто хотят сочетаться браком, приходят на рассвете в святилище Рао (так зовётся светило Криптона), говорят друг другу положенные слова, и им наносят небольшую татуировку на шее, с левой стороны, — Изабелла замолчала и посмотрела на меня выжидательно.
— И ты хочешь, чтобы наша свадьба была такой? — приподнял бровь я.

— Не совсем… — замялась она. — Но мне нравится сама идея принесения клятвы перед Солнцем. Я хоть и не религиозна, но оно, как ты заметил, даёт мне жизнь и силу, так что имеет для меня немалое значение.

Я на секунду задумался. Имела ли для меня значение форма обряда? Нет. У разных народов людей есть целый ворох разнообразных вариантов свадьбы… Но ведь суть-то не в обряде, а в искренности даваемых клятв! И в искренности любимой я уверен, как и в своей.

— Что ж, почему бы и нет? — улыбнулся я, смотря в карие омуты. — Мне подходит абсолютно любая свадьба, если невеста — ты. У тебя есть какие-то определённые мысли по этому поводу?

— Да, — теперь Белла оживилась, и её неуверенность явно уменьшилась, хотя её оттенок в запахе ещё чуть-чуть присутствовал. — Татуировки нам с тобой не сделать… то есть, мне ещё, в теории, можно, а вот тебе — вряд ли. Предлагаю вместо них традиционные кольца — просто и понятно.

Я кивнул, продолжая улыбаться: — Так все будут видеть, что мы женаты. А что насчёт места и времени?

— Ну… — от неё опять пахнуло неуверенностью, — я хотела предложить сделать это прямо здесь. Сверху, на пирамиде. По некоторым рисункам на стенах я смогла понять, что это был храм Инти — бога Солнца инков. Мне кажется, это будет довольно символично… А на счёт времени — ну, выбрать в Лиме кольца, вернутся сюда и провести обряд? — снова её тон стал вопросительным.

— То есть, как я понял, никаких гостей на нашей свадьбе не планируется? — уточнил я.

— А ты хочешь, чтобы они были? — опустила она взгляд. — Если так, то…

Я, не выдержав, притянул её в объятия, прижал к себе и чмокнул в висок.

— Милая, ну чего ты так стесняешься? Откуда столько неуверенности? — приподнял я её голову за подбородок, заставив посмотреть мне в глаза.

— Просто мне всё время кажется, что для тебя такая свадьба может выглядеть глупо… — тихо сказала моя девочка.

— Изабелла, — рассмеялся я, — самое глупое в этой ситуации — думать, что мне это кажется глупым. Не будет гостей — даже лучше! Мы сможем сразу же скрепить наш союз не только поцелуем… — последнее я прошептал ей на ушко, чем вызвал столь любимый мной румянец на её щеках. Забавно: во время секса Белла не смущалась ни капельки — более того, многие её действия и предложения поражали искушённостью даже видавшего виды меня… а когда я намекал или прямого говорил о нём в другое время — почти всегда хоть чуть-чуть, но краснела. Я немного отстранился и снова встретился с её шоколадными глазами. — Мне нравится твой вариант, это будет отличная свадьба! — Изабелла, наконец, расслабилась и искренне мне улыбнулась. — Вот, так-то лучше.

Мы обошли несколько ювелирных в Лиме, прежде чем нашли кольца, которые понравились нам обоим: простые чуть выпуклые золотые ободки, с небольшими янтарями квадратной огранки (по три вряд на каждом кольце, вершинами друг к другу).

Ну и, как итог, мы в утренних сумерках стояли в обнимку на вершине нашей слегка нецелой пирамиды и ждали, пока взойдёт Солнце. Одеты мы были, как обычно — Белла не посчитала необходимым наряжаться как-то по-особенному, а мне было тем более всё равно. Не в этом суть, совсем не в этом! Тем более, одеты мы были ненадолго…

И вот, первые лучи Солнца пробежались по джунглям. Дождавшись, когда его диск покажется полностью, мы повернулись лицами друг к другу и, не размыкая объятий, начали нашу свадьбу.

— Клянусь тебе, Изабелла, — начал первым я, — быть верным мужем, любить, поддерживать, защищать и заботится о тебе, какие бы трудности ни подкинула жизнь на нашем совместном пути. С этого момента и до скончания времён, — говорил просто, что думал, не особо заботясь о какой-то возвышенности или вычурности фраз. Пафос, который обычно сопровождали подобные мероприятия, мне казался совершенно излишним.

— Клянусь тебе, Джеймс, — ответила любимая, — быть верной женой, любить, поддерживать, защищать и заботится о тебе, какие бы трудности ни подкинула жизнь на нашем совместном пути. С этого момента и до скончания времён, — почти слово в слово повторила она, её глаза при этом просто сияли, а уж улыбка и этот запах чистого счастья… м-м-м, есть ли в этом мире что-то лучше?

Я склонился и припал к единственным в мире желанным устам, вкладывая в этот поцелуй всё любовь и нежность, что чувствовал к Ней. В четвёртый раз я испытал это неописуемое чувство, когда моё сердце едва не забилось…

Затем мы надели друг другу кольца — символ нашего нового уровня отношений. В документах, правда, нет никакого свидетельства этому… но какая, к чертям, разница? Это всего лишь бумажки, которые я без проблем переделаю у юриста при надобности. Главное — для нас двоих это всё более чем серьёзно. И я даже был рад, что наша свадьба прошла вот так — без лишних глаз и ушей. Мы дали клятву друг другу, и ничьего одобрения со стороны мне нужно не было. Мне это событие вообще казалось сейчас чем-то, что не хочется открывать даже самым близким друзьям, чем-то, что должно происходить только между нами двумя… чем-то таким же интимным, как физическая близость.

Изабелла вдруг смутилась и тихо заговорила: — Извини, что просто повторила за тобой клятву… я хотела сказать что-то своё, но твои слова… просто ни добавить, ни убавить.

— Не волнуйся, — развеселился я, — в суд за плагиат подавать на тебя за это точно не стану. Да и к тому же, думаю, это логично, что мы поклялись друг другу в одном и том же! Ну, а теперь… — я широко ухмыльнулся, — у нас будет первое брачное утро! — и крепко прижал мою девочку к себе, ухватив её обеими руками за попку. Она, в свою очередь, обвила меня ногами за талию и, облизав губы, запустила свои пальчики в мои волосы, притягивая к себе. Как было не ответить на такое явное приглашение?..

…Я лежал вершине пирамиды, где мы буквально только что сочетались с любимой браком. Она устроилась на мне, в позе наездницы. Я старался не двигаться — мне хотелось, чтобы Изабелла была полностью свободна в выборе своих движений. Лишь легко ласкал её руками везде, куда мог дотянуться, не меняя позы. И наслаждался картиной передо мной едва ли не сильней, чем, собственно, самим процессом. Белла держалась ровно, заложив руки за голову и прикрыв глаза. Она то скользила по мне бёдрами в взад-вперёд, то совершала ими круговые движения, то начинала двигаться по моему возбуждению вверх-вниз. Каждый её выдох сопровождался мягким стоном. Я внимательно следил за каждым её гибким движением, за каждой мышцей животика, перекатывающейся под тонкой бледной кожей, за каждым подрагиванием упругих грудей, за тем, как она хмурит бровки, крепко зажмуривается или покусывает губки от собственных ощущений… Моя новоиспечённая супруга была просто восхитительна в своей страсти! Через время Белла начала ускоряться, стоны становились всё громче, она стала двигаться впёред-назад и вверх-вниз одновременно… ещё немного, и моя девочка, вскрикнув, повалилась на меня, тяжело дыша, постанывая и мелко дрожа. Выждав несколько секунд, я чуть приподнял её бедра и стал резко и быстро двигаться в ней, пока в голову не ударило затмевающее все мысли наслаждение.

— Ну и как тебе первый раз с мужем? — спросил я спустя несколько минут безмолвного и неподвижного лежания.

Изабелла глубоко вдохнула, а затем выдохнула: — Изумительно!

Я рассмеялся, после чего проговорил: — Раз теперь ты моя жена, то должна меня во всём слушаться!

Белла приподняла голову с моей груди, подложила под подбородок кулачёк и посмотрела на меня с видом «да, щас!», при этом фыркнув.

— Интересно узнать, в чём же это я должна тебя слушаться? — выгнула она бровь в своём фирменном жесте.

— К примеру, мне хочется, чтобы ты… не носила нижнее бельё без крайней необходимости, — ухмыльнулся я как можно коварней.

— Чего? — искренне изумилась Изабелла. — Чем тебе бельё-то моё помешало?

— Да знаешь… — протянул я. — Вот раздеваю я тебя… вроде раздел — а там ещё и бельё! Это раздражает. Я порой едва сдерживаюсь, чтобы не порвать эти трусы и лифчики к хренам, добираясь до твоего прекрасного тела!..

— Класс! Дожили! — очень правдоподобно возмутилась любимая, однако глаза и запах выдавали её веселье. — Может, заодно расскажешь, что тебя во мне ещё раздражает?

— В тебе — абсолютно ничего, — хохотнул я. — А бельё раздражает.

— Ты шутишь или серьёзно? — задумчиво спросила она после минутного разглядывания моего лица. — Потому, что если серьёзно, то я, в принципе, не против попробовать…

— Правда? — удивился я. Ведь это, скорее, была шутка… но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. Эти куски ткани меня и вправду немного злили. Моя девочка криво усмехнулась и чуть кивнула. — Тогда серьёзно.

— Только не думай, что я теперь тебя действительно буду во всём слушаться, — прищурилась моя девочка.

— Ну… я умею убеждать, — самодовольно ухмыльнулся я, погладив Беллу по спине.

— Ничего, я выбью из тебя самодовольство на тренировке… — буркнула она себе по нос. Да уж, это она может…

— Я тут подумал… — некоторое время спустя снова заговорил я, — мы уже два месяца в джунглях, регулярно на солнышке… а ты как была почти такой же бледной, как вампир, так и осталась.

— Моё тело полностью поглощает солнечное излучение, — усмехнулась любимая, отрицательно качнув головой, — и использует его. Так что загара мне не видать, как своих ушей. А что?

— Да забавно это, — улыбнулся я. — Ты во многом похожа на человека, вот я и приписываю их черты тебе. А потом внезапно нахожу всякие различия, — Белла на это только фыркнула.

Так и началась наша супружеская жизнь. Не то, чтобы в целом что-то сильно поменялось… однако приятно было осознавать, что мы теперь связаны крепче некуда.

И да — трусики и лифчики стали редкими гостями на теле Изабеллы. Так что доступ к «главным лакомствам» был для меня теперь ещё проще. Самое главное — любимой это тоже явно нравилось. А позже она, как бы между прочим, поделилась со мной, что так ей даже комфортней — не только в интимном, но и в повседневном плане. Я тогда в ответ лишь довольно оскалился.

***

Посетив ещё пару запланированных мной мест, мы вернули в Форкс спустя месяц после нашей свадьбы. Фактически, это был наш медовый месяц. Было начало ноября, так что город встретил нас уже привычными проливными дождями и первыми заморозками. Почти всё, что могло осыпаться с деревьев, уже осыпалось, однако, из-за обилия хвойников, вокруг всё равно было зелено.

Каллены были в некотором шоке, когда узнали, что мы поженились, но искренне нас поздравили. Все, кроме Элис. Она подняла бучу по поводу того, что мы не обратились к ней для организации, и вообще, даже не сообщили о факте её провидения. Мы с Беллой пытались ей объяснить, почему сделали всё именно так… но провидица не хотела ничего слушать. После этого она два дня нас демонстративно игнорировала, несмотря на то, остальная её семья была скорее на нашей стороне, чем на стороне эльфы. Разве что Джаспер не выдавал своего отношения к ситуации, хоть я и чувствовал интуитивно, что он тоже не то, чтобы одобряет поведения своей жены… ну, это не удивительно. В итоге любимая, чувствуя себя виноватой (хоть я так и не понял, в чём), спросила, чем может заслужить её прощение. Та, коварно улыбнувшись, напомнила, как хотела подобрать моей девочке «новый стиль», и что у неё в гардеробе есть подобранные для этого вещи. Белла, страдальчески вздохнув, согласилась. Итогом стали полдня примерок да несколько платьев, что прописались в шкафу Изабеллы, и вновь налаженные отношения с подругой. Меня она, видимо, простила автоматом, потому что я не был инициатором «свадьбы-без-участия-Элис-и-гостей». Любимая выглядела несколько измождённой, но довольной. Хотя на платья в шкафу смотрела с какой-то грустью.

Я тогда обнял её сзади и прошептал на ухо: — Наденешь как-нибудь эти платья для меня? Хоть Элис и заноза, но в одном точно права — ты в них очень сексуальна… — судя по участившемуся сердцебиению и изменившемуся запаху, нужный эффект был достигнут…

— Ох, ладно. Как-нибудь… — вздохнула она. — Но на выход — ни за что! — я на это только рассмеялся. Моя девочка категорически предпочитала штаны, и этим всё сказано.

***

Проблема подкралась, как водится, незаметно, причём откуда её никто не ждал — от наших мохнатых соседей, пахнущих далеко не полевыми цветами. Через примерно три недели после нашего возвращения мне позвонил Карлайл и сказал, что с ними связался Билли Блэк, один из квилетских старейшин. Он хотел поговорить с Карлайлом, о чём — не уточнил. И, самое странное, он требовал моего присутствия на встрече.

— Я чего-то явно не понимаю… — сказал я ему. — Если он хочет поговорить с тобой, Карлайл, то зачем нужен я? Если же этот Билли всё же хочет видеть именно меня, то причём тогда ты?

— Я предполагаю, — медленно ответил док, — что они считают тебя членом моей семьи. Я на последней встрече, которая была немного позже достопамятных событий с Вольтури, сказал, что нас теперь в Форксе на двух больше, и эти двое придерживаются животной диеты. Однако я не уточнял, в каких отношениях ты и Виктория с нами находитесь. А они не настаивали на подробностях.

— Вот оно что, — вздохнул я. — Хорошо. Когда и где встреча?

Договорившись обо всём, мы завершили разговор.

— И зачем ты мог понадобиться волкам? — задумчиво пробормотала Изабелла. Кажется, спрашивала она скорее себя, чем меня. Мы сидели на диване в гостиной после того, как любимая поужинала.

— Не знаю, — пожал я плечами. — Разберёмся по ходу дела.

— Я буду наблюдать за встречей издалека, — не вопрос, утверждение.

— Это небезопасно! — я пристально посмотрел на неё. — А если на встрече будут оборотни в волчьей форме? Эд говорил, что их зрение, слух и обоняние в звериной ипостаси почти не уступают вампирским! А если они тебя заметят или учуют?

— А если они нападут? — не сдавалась моя девочка. — Эдвард также говорил, что они очень агрессивны, особенно по отношению к вампирам!

— Тогда тебе тем более не стоит идти!

— А я думаю — стоит! — Белла отстранилась от меня и скрестила руки на груди. Весь её вид выражал непоколебимость. — Если есть хоть малейшая вероятность драки — я буду там, и не позволю причинить тебе вред! — у меня вырвался тяжёлый вздох. Я точно знал, когда могу в чем-то переубедить Изабеллу, а когда попытки абсолютно бесполезны. К моему глубочайшему сожалению, это был как раз второй случай.

— Встанешь так, чтобы ветер дул к тебе, и найдёшь надёжное укрытие. Смотреть будешь исключительно в рентгене… или только слушать. Не вздумай показываться, если мы действительно не вступим в бой. Хорошо?

— Конечно, — любимая расслабилась, поняв, что я больше не убеждаю её не идти. — Я буду сама осторожность.

На следующий день мы прибыли на место встречи. Это была небольшая поляна в лесу, на границе территорий Калленов и волков. Погода стояла, как и почти всегда, пасмурная, однако дождь прекратился. Помимо меня и Карлайла, здесь был Эдвард — зачем, нетрудно догадаться. А с Беллой в укрытии, которым послужил довольно глубокий овраг примерно в двухстах метрах отсюда, были Джаспер и Эммет. Так что до открытой конфронтации оборотням лучше не доводить. Не то, чтобы кто-то из нас предполагал или хотел этого (кроме, разве что, громилы), даже наоборот… но перестраховка никогда лишней не бывает.

До моих ушей донёсся постепенно нарастающий рёв двигателя — на эту поляну вела едва заметная, но всё же дорога. Несколько минут спустя у кромки деревьев остановился чёрный пикап, бывший, видимо, ровесником машине Беллы (к слову, она уже давненько на нём не ездила, предпочитая мой байк — чаще всего со мной в качестве водителя, хотя я не имел ничего против, когда любимая брала его сама). Заглушив мотор, с водительской стороны вышел рослый смуглый парень… хотя, скорее, мужик с очень внушающей мускулатурой, одетый лишь в кроссовки и обрезанные немного выше колен джинсы. Бросив на нас не самый приветливый, но и не откровенно враждебный взгляд, он достал из багажника и разложил инвалидное кресло, а затем помог забраться на него пассажиру — мужчине в годах, такому же смуглому и с такими же ярко выраженными индейскими чертами лица. Завершив все манипуляции, водитель покатил кресло с пассажиром к нам. Ветер донёс до меня знакомое уже амбре, однако сейчас оно было куда сильнее — я ещё ни разу не был так близко с источником. Так, надо не дышать без необходимости…

— Водитель — это Сэм Адли, вожак стаи, — тихо и быстро проговорил Эд. Ага, стало быть, в кресле — Билли Блэк. — Верно. И стая тоже здесь, в волчьей форме. Прячутся в лесу, но я слышу их мысли. Джаред, Пол… — он на мгновение замолчал, потом продолжил немного удивлённо, — и ещё один. Похоже, в стае новенький. Вроде его зовут Эмбри.

— Ну вот, ещё один мальчик из-за нас переродился… — воздохнул Карлайл.

— Не принимай это так близко к сердцу, отец, — ответил ему телепат. — Мы не виноваты, что так на них действуем. Что нам теперь, не жить здесь?.. Ладно, сейчас не время, — действительно. Сэм остановился на расстоянии примерно десяти метров от нас и встал рядом с Блэком.

— Здравствуй, Билли, — приветливо сказал глава Калленов, затем посмотрел на оборотня. — Сэм.

— Здравствуй, Карлайл, — ровно ответил старший индеец. Он был напряжён и собран. Сэм просто чуть кивнул. Насколько я знаю, наш запах ему тоже удовольствия не доставлял, но виду он не подавал, хотя, как мне показалось, старался поменьше дышать, как и я.

— О чём ты хотел поговорить? — перешёл к делу док. Да уж, похоже, светский разговор не хочется затевать ни нам, ни им.

— До нас дошли странные слухи, — чуть помедлив, заговорил Блэк, — будто один из вас, — он перевёл взгляд на меня, — то ли помолвлен, то ли женился на Изабелле Свон, дочери бывшего шерифа Форкса, — я напрягся. Какое, собственно, их собачье (вот уж каламбур) дело? — Теперь я вижу, что эти слухи — правда, — он перевёл взгляд в область моих рук, скрещённых груди — видимо, кольцо увидел. — В связи с этим я хочу задать вам вопрос: не забыли ли вы ещё суть договора? — он снова повернул голову к Карлайлу. Честно говоря, я не понимал, к чему он клонит, однако то, что общение происходит через дока, мне надоело.

— Так, — начал я как можно спокойней. Билли и Сэм сразу повернулись ко мне, — давайте-ка проясним пару моментов. Во-первых, если вы считаете, что я Каллен, то заблуждаетесь, — тень удивления промелькнула на их лицах. Они собой хорошо владели — человек бы точно не заметил. — Мы друзья, причем, весьма близкие. Однако я не часть их семьи. Они не несут ответственности за мои действия, а я — за их. Тем не менее, я знаю суть договора — не питаться людьми и не обращать их в вампиров. Более того, я следую этим правилам. Из только что сказанного делаю вывод, что в данный момент вы имеете какую-то претензию именно ко мне, в связи с моими отношениями с Изабеллой. Из этого вытекает во-вторых: в чём, собственно, состоит претензия?

— Нам не нравится сам факт подобных отношений, — взял слово Сэм. Я сжал зубы от накатившей злости. Да как он вообще смеет?! — Но всё же я понимаю, что это не наше дело, — он выразительно глянул на Билли, тот сверкнул на него недовольным взглядом. Моя злость немного притухла. Хм… похоже, более всего недоволен ситуацией именно старейшина. Интересно, почему? — Наша претензия состоит только в том, что, учитывая настолько близкие отношения, ты, возможно, хочешь сделать девушку одной из вас, — на последней фразе он скривился. — Мы не можем этого допустить.

После его слов у меня внутри забурлила странная смесь злости с удивлением и… весельем. Злился я всё ещё от того, что волки смеют лезть в наши с Беллой отношения. Удивлялся тому, что не додумался до сути претензии сам, как только речь зашла об этих самых отношениях. С другой стороны, моя недогадливость была не так и странна, учитывая, что волки не знали того, что знал я — моя девочка не была человеком. Поэтому ситуация вышла очень забавной: оборотни заподозрили меня в намерении, которое я вообще ни разу не рассматривал всерьёз. Я понимал, что вводить любимой яд было бы сущим безумием. Никто даже приблизительно не смог бы спрогнозировать, к чему это приведёт. Яд мог на неё не подействовать (ведь её организм ко всему адаптируется), мог превратить в какую-то жуткую химеру, силу которой даже представить страшно (учитывая, во сколько раз могущественней он делает людей), мог вообще… убить, как делает это с животными. Да и чего ради? Её бессмертия? Так ведь есть шанс, что Белла сможет стать таковой и сама по себе — я не удержался и спросил об этом Чарли-Джорджа, когда гостил в Вольтерре. Если же нет — просто буду с ней до самого конца… или пока она мне позволит. А после, как уже когда-то решил, уйду за ней, в надежде на воссоединение… или на полное и окончательное забвение.

— Что ж, — медленно сказал я, — если претензия только в этом, то никакой проблемы не существует. Я не имею таких планов… даже желания. Изабелла меня более чем устраивает такой, какой является, — со стороны Эдварда послышался едва различимый звук, похожий на смешок. Да уж, просто обхохочешься…

На некоторое время на поляне повисла тишина. На лицах индейцев отражалась интенсивная работа мысли. Они несколько раз переглянулись, посверлили меня взглядом, взглянули на Карлайла и Эдварда, которые решили пока не вмешиваться.

— Хорошо, — наконец ответил Сэм. — Значит, нам не о чем беспокоиться. Но если ты причинишь ей или ещё кому-либо вред — мы придём за тобой, — он пристально посмотрел мне в глаза.

— Ага, — кивнул я. Вот прям боюсь-боюсь. Хотя… какая разница? Бросать им вызов нет ни смысла, ни особого желания. Хотя, спорить не буду, какая-то часть меня хотела бы узнать, на что способны эти мохнатики… Однако другая часть была категорически против бессмысленных конфликтов, от которых мог пострадать не только я, но также мои друзья и, что особенно важно, жена. И эта часть была на несколько порядков больше и сильней, без особого труда подавляя мои старые привычки.

— Она хотя бы знает, что ты такое? — мрачным тоном задал вопрос Билли.

— Мы уже почти год вместе, — пожал я плечами. — Разумеется, она знает.

Блэк поджал губы, затем обратился уже Карлайлу: — В таком случае, говорить нам больше не о чем. До свидания, — это было сказано так, будто он хотел плюнуть. И как Калленам, с таким к ним отношением, вообще удалось договориться этими квилетами?..

— До свидания, — ровно ответил док. Мне показалось, или я уловил в его голосе сожаление?

После мы собрались дома у Калленов и рассказали остальным, что произошло.

— Инициатором, судя по всему, был Блэк, — просвещал всех Эд в том, что успел прочитать в их головах.

— Я не понимаю, какого они вообще полезли к нам? Это совершенно не их дело! — любимая была со мной солидарна в негодовании. — Мне даже захотелось хорошенько накостылять им в тот момент, когда этот Сэм сказал, что им не нравится сам факт наших с Джеймсом отношений!..

— Чарли — хороший знакомый Билли, — сказал телепат. — Поэтому последний переживает за тебя, Белла.

— Ну да, — вздохнула Изабелла. — Они с папой изредка общались. Папа сочувствовал его плачевному положению. Даже тачку для меня купил у них с сыном, дав втрое дороже, чем они за неё просили, и отгонял этому самому сыну, Джейкобу, на ремонт, хотя сам мог с закрытыми глазами её перебрать.

— Мне показалось, что Сэм, несмотря на возраст, был на этом… совещании главней, — заметил я.

— Так и есть, — кивнул Карлайл, — он — альфа, вожак стаи. Его слово во всём, что касается оборотней и вампиров, решающее.

— И он был более беспристрастен в данном конкретном случае, — продолжил Эдвард. — Сэм чувствует ответственность и за людей в округе, и за своих волков. И прекрасно понимает, что в бой с нами вступать равносильно самоубийству. Их слишком мало. И даже несмотря на твои слова о том, что ты не часть нашей семьи, он предполагает, что мы выступим на твоей стороне в случае конфликта…

— Думаю, он правильно предполагает! — хмыкнул Эммет. Остальные промолчали, но не возражали.

— Так что, услышав, что ты, без всяких оговорок, не собираешься обращать Беллу, только облегчение испытал, — закончил Эд.

— Ну и отлично, — усмехнулся я, приобнимая мою девочку за плечо. — Значит, проблема решена. Будем надеяться, им больше ничего в головы не взбредёт.

***

Незаметно осень сменилась зимой. После рождественских праздников Белла объявила, что хочет учиться на археолога. Как она сказала, к этому её подтолкнули обнаруженные нами в джунглях руины. А ещё ей было крайне интересно то, что связано с древними человеческими цивилизациями. Существовали многочисленные свидетельства того, что людей «воспитывал» кто-то куда более развитый, в некоторых вопросах превосходящий даже то, чем располагает современный человек. Любимая, в отличие от людей, наверняка знала, что более развитые цивилизации существуют, так как её отец был представителем одной из них. И хотела поискать следы подобного на Земле. Что ж, её интерес был мне понятен, и я без проблем присоединился к ней в подготовке к поступлению в университет на исторический факультет, со специализацией на кафедре археологии. Выбранное женой учебное заведение располагалось близь городка под названием Шеннон*, и климат там был по большей части пасмурным, что было удобным для меня, плюс относительно рядом находится заповедник, где я мог питаться. А Беллу устраивали программа обучения и не слишком большое и плотное местное население (в мегаполис она переселяться надолго не хотела).

В итоге следующей осенью мы, на «отлично» сдав вступительные экзамены, поступили. Любимая была весьма общительна с сокурсниками, ей явно нравилось, что здесь к ней нет предвзятого отношения, как в форкской школе. А вот я не особо старался с ними сближаться. Не то, чтобы откровенно игнорировал, отвечал, если обращались прямо ко мне… но по большей части изображал мебель при Изабелле.

Моя девочка, между тем, расцвела ещё больше. Она и при нашем знакомстве уже была превосходно сложена, однако сейчас… её твёрдый второй размер немного подрос, став ближе к третьему, бедра стали заметно шире, сделав талию ещё выразительней, да и попка налилась. Хоть я и продолжал называть её своей девочкой, это была уже не «девочка», а прекрасная молодая женщина. Мой мужской аппетит к ней просто не имел границ. К счастью, это было полностью взаимно, так что мы занимались любовью при каждом более-менее удобном случае. К слову, на Беллу засматривались многие парни. Однако контингент тут был по большей части адекватный — всем было прекрасно видно, что мы с Изабеллой женаты, и это останавливало большинство, судя по тому, что я помимо воли подслушивал. А тех, кого бы это не остановило от приставаний к моей жене, останавливал мой свирепый взгляд — хорошо быть вампиром…

Девушки-человечки на меня тоже кидали красноречивые взгляды, но моя отпугивающая аура и обручальное кольцо охлаждали их пыл. Хотя я не один раз слышал, как они обсуждали меня между собой… милые дамы, ваше счастье, что у меня есть Изабелла! Моё повышенное внимание ни для кого, кроме неё и Виктории, добром не заканчивалось…

Однако внешностью изменения Беллы не заканчивались. Она становилась всё сильней, быстрей, крепче… Смешно сказать, но мне стало больно бить по ней во время наших тренировок! Да и вообще, я в этих спаррингах уже стал практически интерактивной боксёрской грушей, ибо причинить какой-либо реальный вред чем-то, кроме зубов, моей девочке было просто нереально… Это, конечно, чуть задевало мою бойцовскую гордость, но больше я был рад, что Белла так сильна, и может дать решительный отпор кому угодно.

***

Итак, как я уже сказал, со свадьбы четвёртой парочки Калленов прошло полтора года. Была середина декабря. И я, вернувшись с охоты, сидел на диване в нашем небольшом, взятом в аренду, домике, немного похожем на тот, что остался в Форксе. Читал какую-то художественную книгу… точнее, тупо смотрел на исписанные страницы, видя их, но не воспринимая. Мои мысли полностью занимала тревога.

В предыдущую неделю любимая чувствовала себя не как обычно. По её словам, не «плохо», а просто… странно. Она даже пахнуть стала чуть иначе. А три дня назад связалась с отцом, и они вместе направились к его звездолёту — проверить, в чём может быть дело. Я, разумеется, порывался с ними, но Чарли сказал, что не хочет выдавать мне местоположение корабля. Не потому, что не доверяет, а из-за того, что в моей голове могут покопаться. Он не хотел рисковать. Поэтому я сейчас сидел и изводил себя переживаниями в тёмном доме, так как была уже ночь. В голове крутилась когда-то услышанная от моей девочки фраза: «Я ведь уникальное существо, и со мной могли быть всякие сюрпризы… да и сейчас могут быть». Эти «сюрпризы» я даже представлять не хотел. Думать о хорошем, думать о хорошем, думать о хорошем… чёрт, аутотренинг ни хрена не помогает!

Скрип входной двери вырвал меня из состояния назревающей паники, заставив меня ощутимо вздрогнуть. Я резко повернулся на звук…

В двери из коридора в гостиную, в которой я находился, стояла моя жена. Она смотрела на меня сияющими глазами, губы изгибались в широченной улыбке, чуть обнажая ровные зубки. А запах, заполнивший комнату, был буквально пропитан радостью… Напряжение последних дней отпустило — что бы ни узнала любимая из обследования, эти новости точно не плохие. Но всё же, какие?

— Ничего со мной не случилось, — поняв меня без слов, начала Изабелла. — Точнее, ничего неожиданного. Просто я… созрела, — она на секунду замолчала. — И мой контроль энергии перешёл на новый уровень. Эти три дня папа помогал мне научиться открывшимся возможностям — управлять ими, держать под контролем. Теперь я могу вот так, — и её глаза заполнились алым сиянием, осветившим комнату красноватым светом. Выглядело это совершенно завораживающе… Белла, покачивая бёдрами, не переставая улыбаться и светить глазами, подошла ко мне и указательным пальчиком захлопнула мою, как оказалось, отвисшую челюсть, заставив мои зубы клацнуть. После чего погасила сияние и умостилась на мои колени, повернувшись боком ко мне, обняв за шею и поцеловав в щёку.

— Значит, ты теперь можешь убить одним взглядом? — спросил я.

— Могу, — улыбка любимой стала чуть меньше. — К счастью, это нетрудно контролировать. Стрельнуть непроизвольно я не могу. Разве что в состоянии неконтролируемой ярости… но меня до такого ещё поди доведи.

— Да, контролировать ты себя умеешь, — кивнул я.

— Но это ещё не всё… и даже не главное, — она чуть замялась. — Папа сказал, что ты спрашивал его о том, могу ли я изменять свой биологический возраст, как он. А почему ты не спросил об этом меня?

— Я… — у меня вырвался тяжёлый вздох. — Мне не хотелось начинать этот разговор. Понимаешь, я… просто очень боюсь тебя потерять. Потому, что без тебя мне просто не будет никакого смысла существовать дальше.

— Хочешь сказать, что если бы я умерла… — глаза любимой поражённо расширились.

— Я бы последовал за тобой, — тихо закончил я.

— Но… но… нет! — она будто искала аргументы… но не находила их. — Неужели я настолько важна для тебя?.. — прошептала Белла, смотря мне в глаза. Я лишь кивнул. Она вздохнула. — Ладно. Честно говоря, я могу понять это. Не уверена, что сама бы смогла справиться, если бы потеряла тебя, Джеймс. Помню, как думала, что ты… — она не сказала, но я без слов понял. И крепко прижал её к себе, а она чуть поёрзала, вжавшись в меня потесней. Так мы просидели несколько минут в тишине. Мы есть друг у друга, остальное не важно…

Затем Изабелла отстранилась и улыбнулась: — К счастью, вопрос с моим старением больше не актуален.

До меня не сразу дошло сказанное… а когда дошло, то радость во мне столкнулась с неверием.

— Неужели… — так тихо, что сам себя едва услышал, выговорил я.

— Да! — снова широченно улыбнулась моя девочка. — Теперь я могу омолаживать или старить себя, как угодно!

И снова это чувство безграничной любви к Ней посетило меня. В пятый раз. Казалось, ещё совсем чуть-чуть — и моё сердце вновь застучит в груди… Я подскочил с дивана вместе с Беллой, и закружился с ней посреди комнаты. Любимая звонко рассмеялась, запрокинув голову. Я и сам засмеялся. Теперь точно всё в порядке.

— Значит, смерть от старости тебе больше не страшна! — воскликнул я. — От всего остального я тебя защищу!

— Поправочка! — отозвалась Изабелла. — Мы защитим друг друга! Кстати, папа тоже был счастлив, когда понял, что я могу так же, как он, — добавила она. Да уж, я его прекрасно понимаю! Между тем, улыбка моей девочки стала лукавой. — И теперь ты от меня не отвертишься!

— Эй! — притворно возмутился я. — Это должны были быть мои слова! — любимая на это показала мне язык. — Моя некультурная девочка… — прищурился и ухмыльнулся я. — Тебя определённо надо хорошенько отшлёпать! — и, спустив её на пол, прижал к себе за талию, после чего резко, со звонким шлепком, опустил обе ладони на её ягодицы.

— Это ещё кто кого отшлёпает! — отзеркалила мою ухмылку жена и так же, двумя руками, хлопнула меня по заднице. А затем мы, не сговариваясь, впились в губы друг друга. Наш поцелуй был пылким, неистовым, напрочь сносящим крышу. Последней связной мыслью было то, что я никому и ничему не позволю разрушить наш союз. И со всеми трудностями мы справимся вместе. Достаточно просто любить
_____________________

*Данный городок и университет при нём — просто плод моей фантазии. Мне было лень искать американское учебное заведение, соответствующее моей идее. К тому же, работа совершенно не об этом…
_____________________

Тут истории финал,
Молодцы те, кто читал!

Огромное спасибо всем, кто читал, благодарил репутацией, оставлял комментарии! Особая же благодарность тем, кто делал (или будет делать в будущем) замечания по тексту — благодаря вам я исправляю ошибки, а порой и дополняю текст, делая его лучше!

Однако статус «закончен» не означает, что критика мне не нужна. Наоборот, ЕЩЁ КАК НУЖНА!!! Я буду очень благодарен, если вы в тексте найдёте изъяны и распишите мне их! Эта работа много раз переписывалась и дополнялась во многих местах, и если я соглашусь с вашей критикой — перепишу снова (а если не соглашусь — напишу, почему). Ну и просто похвала мне тоже будет приятна, так что не скупитесь написать хоть пару строчек.

И, конечно, огромная благодарность моему дорогому соавтору, которая начала эту работу, и принимала участие в ней в качестве критика, когда я взял написание полностью в свои руки. Спасибо тебе, Оля!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38214-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Энерговампир (16.08.2019)
Просмотров: 622 | Комментарии: 17 | Теги: фанфик, Джеймс/Белла, Вампиры, Сумерки, Альтернатива


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
0
16 pola_gre   (04.09.2019 10:15)
Цитата Текст статьи ()
Моя девочка категорически предпочитала штаны, и этим всё сказано.

Не поняла про отсутствие белья... Вот если бы она в сарафанах-платьях бегала, то да, а раз штаны - то их снять вместе с бельем не такая уж проблема wink
Или все дело в верхней части? dry

Спасибо за законченную историю!

Почитала бы еще про Чарли. Например, как его Аро выкрал (раз уж щит Беллы не смог присвоить), подстроив несчастный случай, обратил, и воин Чарли Вольтури потерял память или просто не в курсе, что Каллены вампиры, да еще и вегетарианцы... И Чарли много придется узнать и переоценить в своей новой и старой жизни.

0
17 Энерговампир   (04.09.2019 15:28)
"Не поняла про отсутствие белья... Вот если бы она в сарафанах-платьях бегала, то да, а раз штаны - то их снять вместе с бельем не такая уж проблема.
Или все дело в верхней части?"
Интересное замечание... может, Джеймс вообще не признаёт нижнего белья? tongue Правда, несколькими главами ранее он себя штаны и трусы стянул... О! Пусть там будут только штаны! Хе-хе... smile

А на счёт Чарли... у меня есть похожая заявка про него-вампира, и за неё даже одна авторша взялась... но у неё вдохновение как-то кончилось. Давненько уже. sad А сам я... эх, кабы кто сюжет придумал, я б написал. Может.

0
12 MissElen   (18.08.2019 16:10)
Я тоже подсознательно ждала неожиданной беременности Беллы, но автор по этому поводу высказался довольно определенно -
Цитата Энерговампир ()
А дети - немного не моя тема
Так что вечность наших героев пройдет под эгидой "чайлдфри", ну, или часть её... wink

0
15 Энерговампир   (18.08.2019 19:06)
Как-то так... biggrin

0
11 робокашка   (18.08.2019 11:41)
Вот так некоторые приходят к мысли, как же хорошо быть женатым подкаблучником biggrin И весь мир к твоим услугам Большое спасибо!

0
14 Энерговампир   (18.08.2019 19:05)
Эй, ну чего зразу подкаблучник? wacko Просто несколько индифферентен и мизантропичен ко всему, что Беллы не касается. smile

0
10 prokofieva   (18.08.2019 09:07)
Начиная читать , конечно не ожидала такого финала .
Но мне очень понравилась история .
Огромное спасибо автору .
Жду новых встреч . Удачи Вам .

0
13 Энерговампир   (18.08.2019 18:52)
Оу... а какой ожидали? Просто любопытно... wink И, конечно, рад, что понравилось! biggrin

0
8 Сапфира9873   (17.08.2019 01:45)
Большое спасибо за интересную историю

0
9 Энерговампир   (17.08.2019 14:43)
Рад, что понравилось. smile

0
3 Lepis   (16.08.2019 18:28)
Спасибо

0
6 Энерговампир   (16.08.2019 20:01)
Пожалуйста. smile

0
2 rojpol   (16.08.2019 18:17)
Давай продолжение пиши Энерговампир! 2 часть! wink

0
5 Энерговампир   (16.08.2019 20:01)
Хах... то, что я эту работу дописал - уже чудо. Два года примерно писал. Если б кто придумал интересный сюжет - я б написал... а так ничего путнего в голову не идёт. wacko

0
1 rojpol   (16.08.2019 18:15)
Без критики.) Просто в удовольствие было читать.Спасибо.) Но я не думала,что уже эпилог.Ждала,может детки появятся у главных героев .;)

0
4 Энерговампир   (16.08.2019 19:58)
Благодарю за тёплые слова! smile Ну так-то... что смог придумать - написал. Работа и так не маленькая вышла. А дети - немного не моя тема. К тому же, на мой взгляд, эти двое в ближайшие несколько веков в потомках точно нуждаться не будут - и друг другом довольны, как коты, дорвавшиеся до бесконечных запасов сметаны. wink А захотят - что-нибудь придумают.

0
7 rojpol   (16.08.2019 20:29)
О'кей! biggrin

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями







Материалы с подобными тегами: