Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4846]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15120]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14328]
Альтернатива [9017]
СЛЭШ и НЦ [8962]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Тень луны
Две жизни. Два пути. Параллельные и чуждые. Одна боль. Боль на двоих.

Цепь, клинок и крест
Европа с воодушевлением и верой в собственную правоту собирает рыцарей во Второй Крестовый поход. В рядах Христова воинства по разным причинам оказываются три девушки, раньше сражавшиеся на арене на потеху знати. У каждой своя история, свои враги и свой путь.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Асмодей
Обычно пламенная страсть заканчивается в холодных руках смерти, но в этой истории со смерти все только начинается. Что ждет праведную душу в аду? Способен ли огонь преисподней обратить в пепел веру? Сможет ли судьба соединить перерезанную нить жизни? Да и захочет ли? Вас ждут адская страсть, интриги, искушения падших и ангельские посулы, приправленные извечным противостоянием небес и преисподней.

Moonrise/Лунный восход
Сумерки с точки зрения Элис Каллен.

Ольесс
Скоро будет не важно, из какой семьи он или она, важнее будет, что скрывается за маской надменности, превосходства над другими; может, всё это жеманство показное, нужное лишь для того, чтобы защититься? От других, от самих себя...
Предрассудки - страшная вещь, и от них нужно избавляться, если хочешь жить свободным.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 498
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Фанфик-фест

Тайна семьи Свон. Часть 22. Судья, присяжный, палач

2019-8-21
17
0
Джейн

Маски… Они бывают разными. От простого куска ткани с дырками для глаз, или, как с недавнего времени повелось, чулка, до венецианских или бразильских карнавальных масок, многие из которых вполне можно назвать произведениями искусства.

Но смысл всех масок в том, чтобы скрыть личность носителя. Либо его эмоции. Либо и то, и другое.

Для второго случая маска может быть ещё одна — сделанная из собственного лица. Суть её в том, что ты заставляешь себя изображать на лице те эмоции, которые должны видеть другие, а не те, которые ты на самом деле испытываешь. Маска безразличия проще всего. Нужно просто не позволять чувствам выйти наружу. И могу сказать, что в этом достигла за столетия немалых успехов…

И мне понадобился весь мой опыт «держания маски», чтобы не выдать себя в тронном зале. Потому, что всё происходящее вызывало во мне чувства такой силы, каких я раньше не испытывала.

Вначале это было невероятное отвращение к Аро. Каждое его слово, каждый жест были пропитаны показной фальшью. Не понимаю, как могла так ровно относиться к этому раньше… или он не всегда был настолько гипертрофированно театральным? Хотя… больше это не имеет значения.

Затем это чувство по мере развития событий сменилось ненавистью. Я ненавидела своего бывшего господина — за то, что он хотел и хочет убить мужчину, которого я люблю. Только сейчас я смогла осознать, насколько сильно́ было желание Аро это сделать. Даже несмотря на то, что Джордж, по сути, никогда не был его врагом. Даже несмотря на то, что владыка прекрасно знал, что сделает его смерть со мной — наглядный пример сидел по правую руку от него. Хотя ничего странного в этом не было, если ходившие в замке слухи о том, что это именно Аро и убил Дидим — свою родную сестру и любимую Маркуса — правдивы.

Следующим же моим чувством было, как ни странно… счастье. Смешанное с недоверием. Оно пришло тогда, когда Джордж сказал, что может манипулировать своим, хм… биологическим возрастом. С того мгновения, как я увидела его у дома Калленов, и поняла, что он постарел, это тяготило меня. Мне было страшно думать, что его может убить нечто настолько банальное, как старость. Да, судя по темпу его старения, он мог прожить ещё полтысячи, а может, и тысячу лет, но и через столько времени его смерть убила бы меня. И не важно, кем бы я была для него в это мгновение. Но одновременно я понимала, что это могла быть просто ложь для Аро. Для чего именно, я не знала, но могла предполагать, что это попытка защитить дочь — так же, как он сделал вид, что Белла прибыла на Землю вместе с ним, а не родилась здесь, от человеческой женщины.

И сейчас, когда мы все находились в камере, где я «пытала» Джорджа, вопрос, правда ли это, мучил меня. Но спросить я не решалась — особенно с учётом того, что, во-первых, сейчас просто не подходящие обстоятельства, и, во-вторых, потому что Джордж знает о моих чувствах к нему, и прекрасно поймёт, по какой причине я этим интересуюсь.

Поэтому я предпочла просто натянуть бесчувственную маску, чтобы не показывать никому, что ощущаю. И держать её было трудно, как никогда…

Алек поглядывал то на меня, то на Джорджа, очевидно, чувствуя, в каком я сейчас раздрае.

Крикнув ещё раз, некоторое время Он сидел молча и закрыв глаза. Я непроизвольно скосила взгляд на него, хоть могла прекрасно видеть всё в мельчайших подробностях и боковым зрением. Его лицо было напряжённым, между бровями залегла глубокая складка. Мне так хотелось разгладить её, проведя по ней кончиком пальца, затем прикоснуться к его слегка заросшей щетиной щеке… Изучить и запомнить каждую черту любимого лица не только визуально, но и тактильно… Вечен ты, или нет, Джордж?!

Внезапно он открыл глаза. Я мгновенно отвела взгляд в стену. Он же, напротив, стал внимательно смотреть на меня. Цепко, оценивающе. И была в его обсидиановых глазах ещё какая-то эмоция — незнакомая, но… приятная.

Деметрий отвлёк его, напомнив, что Джорджу нужно кричать. А через некоторое время тот отправил ищейку с моим телефоном наверх, поняв, что здесь Каллены нам не дозвонятся. И как я могла упустить это из виду?..

Остальное время «пыток» тянулось мучительно медленно. Мои мысли и чувства продолжали грызть меня, но я держала их внутри, под замком.

Он вернулся, как и было обговорено, за пять минут до окончания отведённых суток, сказав, что от Калленов вестей нет. Краем зрения я заметила, как при этом пальцы Джорджа впились в каменный пол, кроша его без всякого усилия. Затем он забрал у Деметрия мой телефон, опустив его себе в карман. Я не возражала.

И вот, мы возвращаемся в тронный зал. Как и в прошлый раз — я впереди, за мной «пленник», а Алек и Дем сзади, изображая конвой. Стражники услужливо раскрывают перед нами огромные двери. Внутри всё также стоит вся стража клана, будто мы ушли минуту назад. Хотя, думаю, их собрали здесь снова незадолго до нашего прихода.

— Ты, как всегда, пунктуальна, дорогая! — Аро вскочил с трона и раскинул руки в стороны, будто для объятий. Затем перевёл взгляд на моего любимого. — Джордж! А ты неплохо держишься! Даже вампиры после суток, проведённых с милой Джейн, едва могут на ногах стоять! А ты ничего, хоть и выглядишь не лучшим образом… — он рассмеялся своим полоумным смехом. — Ты точно удовлетворена?

— Вполне, господин, — я нацепила свою обычную усмешку. Аро ждёт от меня именно этой реакции. Несмотря на тон, по его глазам я видела, что попросить продолжения не могу.

— Замечательно! — оскалился он в ответ. — Что же, давайте покончим с этим? — и стал не спеша подходить к Нему.

Я внутренне подобралась. Как только Аро поймёт, что Джордж гораздо менее уязвим, чем он думает, начнётся бой. Но не раньше. Каллены могут позвонить в любой момент. Тянуть нужно до последнего.

И вот Аро подошел вплотную к Джорджу. С усмешкой наклонил его голову вбок. И его зубы сомкнулись на шее моего любимого… Раздался негромкий, но отчётливый скрежет. И мой бывший господин резко отпрянул, приложив руку ко рту, с выражением глубочайшего шока взирая на того, чью кровь намеревался выпить… Сейчас начнётся…

И тут зазвонил мобильник. Ни раньше, ни позже. В самый последний момент. Надо же…

Джордж молниеносным движением извлёк аппарат и ответил на звонок: — Да.

— Чарли, мы нашли Беллу, — я узнала голос Карлайла, хоть он и был искажён динамиком, — её жизнь вне опасности, она в сознании, но слаба от кровопотери. Всё тело в синяках, есть несколько трещин в костях, но органы, судя по всему, в порядке, — Джордж облегчённо вздохнул.

— У вас сейчас должна быть ночь. Пусть самый быстрый из вас возьмёт Беллу, и понесёт её на восток, чтобы она быстрей оказалась на солнечном свете. На нём её состояние должно быстро прийти в норму.

— Да, ясно, — послышалось из трубки.

— Ты даже не представляешь, как я благодарен тебе и твоей семье, друг, — проговорил Джордж, его губы слегка изогнулись в улыбке.

— Не стоит, — ответил Карлайл, после чего Джордж отключился и вернул телефон в карман. Затем посмотрел на главу Вольтури, всё это время молчавшего.

— Думаю, так быстро покончить с этим не выйдет, а, Аро? — с нехорошей усмешкой спросил он.

— Убить его! — крикнул владыка, будто очнувшись.

— Не с места! — рявкнул Джордж так, что я чуть не подпрыгнула — впервые услышала, как Он повысил голос. И это было… внушительно. Как ни странно, все в зале его послушались, причём буквально. Между тем, он продолжил своим обычным тоном. — Прежде, чем вы попытаетесь напасть на меня, я должен прояснить несколько моментов. Думаю, от вашего внимания не укрылось, что ваш господин пытался прокусить мою кожу. Как и то, что он потерпел неудачу. Если кто-то ещё не понял, поясню — я неуязвим. У вас нет ни малейшей возможности меня даже поцарапать, — он сделал небольшую паузу. — Я убью Аро, а также всех, кто попытается встать между мной и им…

Его прервал яростный рык Кая. С огромной даже для вампира скоростью он кинулся к Джорджу, замахиваясь для удара. Я предполагала, что любимый сейчас уклониться, как делал это раньше… но он не стал. Кулак достиг своей цели — челюсти. Послышался громкий глухой удар. И… ничего. Джордж даже не шелохнулся. Ни малейшей реакции на удар, способный расколоть гранитную глыбу с той же лёгкостью, что и молоток — тонкое стекло. Кай же схватился за свой кулак другой рукой и простонал. Я успела заметить трещины на нём. Это всё выглядело так, будто человек дал в челюсть вытесанной из камня статуе. И, с учётом того, что удар был совершён вампиром, это выглядело… пугающе.

Секунды полторы Джордж не двигался. Его глаза начали медленно заполняться алым свечением. А затем… он сделал невероятно быстрое, почти неразличимое движение — и Кай полетел в стену со скоростью пушечного снаряда. Пробив собой декоративную колонну и сделав в стене приличную вмятину, он тяжело упал на пол. Затем сделал попытку подняться, шипя от боли — такой удар был довольно ощутимым даже для столь прочных существ, как мы…

Но не успел. Два ослепительно-ярких луча с шипением-свистом вонзились Каю в бок. Его крик разнёсся по залу. А через пару секунд старейшина вспыхнул и, упав на пол, судорожно задёргался, однако замер через несколько секунд. Дым, идущий от полыхающего тела, уносился вверх, по системе вентиляции, спроектированной для подобных случаев.

Кай Вольтури — по мнению многих, самый агрессивный, жестокий и кровожадный из вампиров — был мёртв.

Я перевела взгляд с пламени на Джорджа. Его лицо было искажено гневом, глаза всё ещё немного отсвечивали красным. От него будто волнами исходила ярость и сила. Невероятная мощь, способная смести, уничтожить, разложить на атомы всё, что встанет у неё на пути.

Меня начал заполнять страх. Глупые инстинкты, такие острые у вампиров, кричали мне бежать подальше от существа, способного с такой лёгкостью убить мне подобного, и абсолютно для него неуязвимого…

Но вот алые огоньки в глазах Джорджа потухли, а ярость на лице сменилась обычным невозмутимым выражением. И вместе с этим исчез мой страх, сменившись стыдом. Я же люблю его, я на его стороне, и он никогда не делал мне ничего плохого. Я знаю, что он не скор на расправу, наоборот, двадцать раз подумает, прежде чем применить силу. Чёртовы обострённые инстинкты… Я дала себе мысленную клятву не пугаться, если что-то подобное произойдёт вновь. А оно произойдёт… ещё как минимум один раз.

— Итак, повторяю — я убью любого, кто встанет между мной и Аро, — продолжил прерванную речь Джордж. — Однако — заостряю на этом ваше внимание — я не трону никого, кто останется в стороне, — наступила тишина. Стражники переглядывались между собой. Никто не делал попыток напасть. Похоже, не только на меня произвёл впечатление пример Кая…

— Что вы стоите? — огляделся вокруг Аро. — Джейн, Алек, обезвредьте его!

— Мы не можем, — безразлично пожала я плечами. Мне уже осточертело притворяться. — Даже если бы и хотели. Наши дары не действуют на него. То, что здесь происходило сутки назад, было всего лишь спектаклем.

Лицо Аро перекосило гневом: — Предательница! — рыкнул он и кинулся ко мне. Точнее, сделал попытку. Джордж, было, повернулся в его сторону… но мой дар был ещё быстрее. Древний вампир упал на пол, корчась в судорогах и хрипя.

Что-то в происходящем было не так… и несколько секунд спустя я поняла, что. Странное дело — но, пытая своего бывшего господина, я не чувствовала обычного удовольствия. Можно было бы подумать, что я испытываю чувство вины — но этого не было и близко. Ненавидела ли я Аро? Да. Хотела ли я его смерти? Однозначно, да. Но, тем не менее… мне было всё равно, какой будет эта смерть — долгой и мучительной или мгновенной. Абсолютно безразлично.

И вот тут пришло осознание. Похоже, за эти столетия апатии во мне что-то сломалось. До ухода Джорджа и моего падения в эмоциональный коллапс, я буквально упивалась чужой болью, которую нёс мой дар — и неважно, на ком я его применяла. Но если у меня была личная неприязнь к объекту пыток — удовольствие было особенно сильным. А сейчас… я пытала Аро, и в данный момент я ненавидела его, как никого до этого. И всё равно ничего похожего на обычную свою радость не чувствовала.

Вдруг посетила страшная мысль — а что, если я вообще разучилась чему-либо радоваться за эти столетия? Что, если такая возможность атрофировалась в принципе? Я закрыла глаза, отгоняя эту мысль, одновременно прекращая пытку Аро. Когда я открыла их, то встретилась с пылающим взглядом кровавых глаз. Но больше я не боялась его гнева. Он больше не был моим господином, не имел надо мной власти. И он сам в этом виноват.

— Предательница? — устало проговорила я. — Я всегда была верна тебе, Аро. И ты это отлично знаешь. С того самого времени, как ты обратил меня, я была тебе благодарна. За силу, власть. За месть, которую я совершила над убийцами моих родителей, — я вздохнула. — Но ты хотел убить Джорджа. Несмотря на то, что знал… обо всём. Знал, что его смерть сделает со мной. Но тебе было всё равно. Для тебя все окружающие — игрушки и инструменты. Я была любимой игрушкой и одним из самых полезных инструментов. Я уже давно это поняла — однако мирилась, как и остальные. Но то, что ты собирался сделать… — я покачала головой, — это не я предала тебя. Это ты предал меня.

Аро молча слушал, а когда я закончила, громко рассмеялся: — Значит, ради него ты решила пойти против меня? Думаешь, сможешь заполучить его себе таким образом? Ты меня разочаровала…

Теперь был мой черёд рассмеяться: — Это не имеет никакого значения, — покачала я головой. — Тебе не понять меня, несмотря на то, что ты читаешь мысли. Просто ты никогда не любил. Иначе бы понимал, что даже после того, что со мной было, я никогда и ничего не смогу сделать ему во вред, — я знаю, что Сульпиция для Аро такая же вещь, как и остальные. Ей невероятно повезло, что она тоже не питает к мужу особой привязанности…

Глаза Аро снова полыхнули яростью, и он сделал новую попытку броситься на меня… но на этот раз его перехватил Джордж. Схватив за горло, он отбросил его в сторону тронов, затем догнал и впечатал падающее тело в пол до того, как это сделала гравитация. Раздался гулкий удар, из-под Аро распространилась сеть трещин.

Похоже, Деметрий прав — владыка совсем перестал контролировать свои эмоции. Абсолютное спокойствие мгновенно сменяется яростью и наоборот. Можно было бы списать это на ситуацию, но… идеальная память стала подбрасывать похожие случаи, когда особых оснований для этого и не было. А ведь тысячелетие назад он был совсем другим…

— Я недооценил тебя… — через несколько секунд с трудом проговорил Аро, смотря на Джорджа и медленно поднимаясь с пола. — Но я всегда знал, что ты опасен. И что ты рано или поздно станешь моим врагом…

— Ошибаешься, — с лёгкой ухмылкой прервал его любимый, — я никогда не был твоим врагом, Аро. Даже когда ты нашёл меня спустя столько времени и хотел убить, я всё ещё им не был. Раз уж так сложились обстоятельства, я хотел просто открыть тебе все свои возможности, надеясь запугать, чтобы ты оставил меня в покое. Твоё убийство было самым крайним вариантом… — вдруг его лицо стало суровым, а глаза снова начали наливаться смертоносным сиянием. — Но когда Феликс выкрал мою дочь, а ты посмел угрожать мне её смертью, я действительно стал твоим врагом. Я мог закрыть глаза на многое, но не на это.

И тут в глазах Аро появился страх. Либо до него только сейчас дошла вся суть происходящего, либо он был ещё более безумным, чем казался, и перед нами спонтанно выскакивали разные грани его личности.

— Послушай, Джордж! — заискивающе начал он, хотя в его тоне явно проскакивали панические нотки, при этом выставив перед собой ладони и медленно пятясь назад. — Ну зачем так радикально, а? Не убивай меня! Я клянусь, что забуду о твоём существовании, никогда и ни под каким видом больше не побеспокою… Если тебе нужна Джейн — бери, я про неё тоже забуду!

— А Алека и Деметрия мне тоже можно забрать? — с издевкой усмехнулся Джордж.

— И их бери! — махнул руками владыка. Мне стало смешно. Он и вправду с ума сошёл…

Джордж, похоже, думал так же, потому что после этой фразы громко захохотал. А отсмеявшись, покачал головой: — Мда, похоже, ты действительно псих… И, думаю, уже пора заканчивать.

Потухшие во время смеха огни в глазах Джорджа снова вспыхнули — и алые лучи, пронзив воздух, впились Аро в грудь. Судорога прошла по его телу, а из горла вырвался пронзительный крик, больше похожий на вой. На этот раз мои инстинкты не кричали, а тихо нашёптывали, без особой надежды прося увеличить расстояние между мной и объектом опасности. Я мысленно сказала им «цыц!», и они замолчали. Снова та же пара секунд — и тело самопровозглашённого вампирского короля вспыхнуло, как факел, после чего свалилось на пол.

В этот момент я почувствовала себя полностью опустошённой. Моральное напряжение последних дней сказалось. Была бы человеком — легла бы прямо тут, на мраморный пол, и заснула. Лечь-то я и так могу — но смысла в этом нет, а такая маленькая радость, как сон, нам не доступна. Хотя была и толика облегчения — теперь, когда мой повелитель и создатель мёртв, я не завишу от его воли. И моя жизнь полностью принадлежит мне. Последней мысли я внутренне усмехнулась — на самом деле, моя жизнь давно уже принадлежит инопланетянину, в глазах которого сейчас отражается пламя, пожирающее тело моего бывшего господина…

— Ну вот и всё… — ровно проговорил он, повернувшись ко мне, — честно говоря, я даже получил от этого некоторое удовольствие, — он едва заметно усмехнулся.

— Я — нет, но переживать из-за его смерти определённо не буду, — пожала плечами я.

Он внимательно посмотрел на меня, затем улыбнулся: — Спасибо за помощь, Джейн, — это было сказано с такой теплотой, что мне даже на секунду показалось, что она согрела моё тело до человеческой температуры…

— Я не могла поступить иначе, — улыбка сама собой появилась на моём лице. Что бы ни произошло дальше, я рада, что смогла помочь Ему.

— Алек, Деметрий, и вам спасибо, — на этот раз тон был более ровным, но чувствовалось, что и им Джордж искренне благодарен. Парни просто кивнули. Затем он вернул взгляд на меня. — Мне сейчас нужно уйти.

«Уйти-уйти-уйти…» — эхом отдалось в голове. Он уйдёт. Снова. Нет… Умоляю! Что же мне сделать, что этого не произошло?!..

— Мне нужно к Белле, — сквозь пелену паники донесся до меня голос. — Я должен удостовериться, что она в порядке. Может быть, ей нужна особая помощь. Вернусь, в крайнем случае, через пару дней — обсудим, что нам делать со всем этим, — он махнул руками в сторону догорающих трупов. — Ты же не думала, что я оставлю тебя с парнями разгребать всё это самостоятельно? В конце концов, это произошло из-за меня, — спазм в горле начал отпускать. Конечно, ему нужно к дочери. И он сказал, что вернётся! — Кстати, возвращаю твоё имущество, — он извлёк телефон, посмотрел на него и быстро что-то нащёлкал. Лишь после этого протянул мне, — я ввёл свои номера. Если срочно понадоблюсь — звони.

— Да, конечно, — я изо всех сил старалась, чтобы мой голос не дрогнул. У меня вышло. Кажется…

Любимый уже начал поворачиваться к выходу, когда его остановил тихий, похожий на шелест листьев на лёгком ветерке, голос: — Джордж…

Всё, что я могла сказать о Маркусе — молчалив и безразличен. Полагаю, точно так же его бы охарактеризовала большая часть жителей палаццо деи-Приори — потому что только единицы из них были старше, чем полтора тысячелетия. Примерно столько времени прошло с тех пор, как погибла его возлюбленная. Каким он был до этого — знали только эти единицы. Смерть Дидим сделала его, самым что ни на есть, живым мертвецом. Его пустой взгляд пробирал до костей даже меня… до ухода Джорджа. А через некоторое время после него — я смотрела на старейшину, будто в зеркало. Не буду утверждать, что чувствовала то же самое… но что это было нечто весьма похожее — уверена.

— Марк? — повернулся обратно любимый.

— Не мог бы ты выполнить одну мою просьбу? — видя, что лицо собеседника выразило вопрос, он закончил. — Убей меня.

— Что? — брови Джорджа взметнулись вверх, затем резко сошлись на переносице. — Почему?

— Ты убил моих братьев. Я признаю, что небезосновательно, и не собираюсь обвинять — это случилось бы, раньше или позже, с твоей помощью или без, — он на секунду замолчал, затем продолжил. — С того дня, как умерла моя Дидим… Я даже не могу передать, что чувствовал всё это время. Нет таких слов ни в одном известном мне языке. Каждое мгновение с того момента я… мечтал о смерти. Лишь то, что я нужен был Аро, моему названному брату, держало меня в этом мире. Теперь — не держит больше ничто. Прошу, сделай это…

Я посмотрела на Джорджа. И увидела, что он колеблется. Кажется, я знала причину. Он убил своих врагов. Даже признался, что получил от этого удовольствие, но… похоже, не от убийства, как такового. Марка же он своим врагом не считал… Решение пришло внезапно.

— Я выполню твою просьбу, Маркус, — твёрдо проговорила я. Во взгляде старейшины промелькнуло удивление, через секунду сменившееся пониманием. Да, я могла понять его желание. Возможно, не в полной мере, на десятую, а может, и сотую часть… но гораздо больше, чем кто-либо другой, присутствующий здесь. Он улыбнулся, медленно сошёл с трона. Я подошла к нему. Он встал передо мной на колени. Я повернулась к Алеку. Брат, поняв меня без слов, окутал старейшину дымкой.

— Наконец-то… — едва слышно прошептал Марк. Я взяла его за шею, а затем одним, отработанным столетиями, движением, которое знали все, когда-либо состоявшие в клане Вольтури, оторвала ему голову. Его тело безвольно упало на пол. Я бросила голову на него, затем извлекла из кармана зажигалку и, чиркнув, кинула туда же. Через мгновение оно запылало. А ещё через несколько минут Алек убрал свой туман, что означало окончательную смерть Маркуса.

Я обернулась к Джорджу. Его лицо ничего не выражало, но в глазах был эмоциональный коктейль, который я не смогла разобрать. Мне кажется, он ещё спросит, почему я это сделала… но явно не сейчас. Через несколько секунд он едва заметно кивнул, видимо, прощаясь, и покинул зал с такой скоростью, что могло показаться, будто он растворился в воздухе.

Я осмотрелась вокруг. Все, кроме Алека с Демом, стояли с совершенно ошарашенными лицами — видимо, всё никак не могли прийти в себя от всего происходившего здесь. Я направилась к выходу. Всё чего мне сейчас хотелось — побыть одной. Когда я уже удалилась на некоторое расстояние, до меня долетел возглас Деметрия: — Ну-с, хватит стоять столбом! Давайте-ка приберём здесь всё! — не смотря на моё состояние, я не смогла удержаться от усмешки — ищейка всегда любил порядок…

Мои мысли внезапно переключились на клан. Как бы то ни было, нужно подумать, что мы будем делать дальше. Очевидно, что кто-то должен будет после убийства Аро с «братьями» встать во главе Вольтури. Как правильно заметил Джордж, мы должны и дальше хранить тайну существования вампиров. Но… Всё дело в том, что смерть старейшин Вольтури вызовет переполох в нашем мире. Многие, возможно, решат, что мы ослаблены, и захотят занять наше место. Румыны, к примеру. И самое паршивое, что теоретически они это могут сделать… Может, я и Алек — самые опасные вампиры в мире, но Аро вполне удерживал главенствующую позицию клана задолго до нашего обращения. Именно он привёл Вольтури к власти. И без него, а особенно его дара, как ни прискорбно это признать, мы будем гораздо уязвимей.

Но есть кое-кто, способный сделать власть Вольтури даже более сильной и неоспоримой, чем при Аро. Потому, что для этого ему не нужны никакие ухищрения. Потому, что он неуязвим и имеет достаточно силы, чтобы подчинить либо уничтожить всех нас. Да, он не хочет ни того, ни другого, и это прекрасно, но тем не менее…

Я ухватилась за эту мысль, как утопающий за соломинку — если смогу убедить Джорджа остаться здесь, хотя бы в первое время — мы точно сможем удержать власть и не дать начаться войнам, которых он тоже не хочет.

И заодно это шанс удержать любимого рядом, а, возможно, и добиться от него ответных чувств…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38214-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Энерговампир (18.07.2019)
Просмотров: 353 | Комментарии: 9 | Теги: Альтернатива, Сумерки, Джеймс/Белла, фанфик, Вампиры


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 9
0
8 MissElen   (19.07.2019 15:15)
Показательная казнь Джорджа превратилась в фарс - Аро обломал об него зубы, а Кай кулаки... в буквальном смысле tongue Джорж же в ответ устроил им зажигательное аутодафе

0
9 Энерговампир   (19.07.2019 23:38)
Они буквально напрашивались! На самом деле, я здесь исполнил свою мечту, ибо эти индивидуумы мне глубоко несимпатичны. tongue Но я ведь обосновал такой исход, верно?

0
6 робокашка   (18.07.2019 20:51)
хххххххх.... представить страшно, если начнётся война среди вампиров wacko в первую очередь пострадают источники пропитания - люди

0
7 Энерговампир   (18.07.2019 22:48)
Что ж... кое-кто постарается этого не допустить. wink

0
4 pola_gre   (18.07.2019 16:18)
Спасибо за продолжение!

0
5 Энерговампир   (18.07.2019 20:50)
Не за что! smile Хм, простите за нескромность, а можете поделится впечатлениями об этой главе? Мне просто жутко интересно, вышло ли у меня передать эмоции Джейн, ну и поведение Аро. Просто эта глава - одна из самых сильных по накалу страстей, и я всё думаю - вышло ли у меня передать этот самый накал?..

0
3 Lepis   (18.07.2019 15:13)
Спасибо

0
1 Сапфира9873   (18.07.2019 14:00)
Круть!! Так этому психам Аро и Каю! Во главе думаю теперь будут Джейн, Алек и Деметрий

0
2 Энерговампир   (18.07.2019 14:04)
Хах! Ваша догадка верна. smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями







Материалы с подобными тегами: