Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4845]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15120]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14328]
Альтернатива [9016]
СЛЭШ и НЦ [8962]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ольесс
Скоро будет не важно, из какой семьи он или она, важнее будет, что скрывается за маской надменности, превосходства над другими; может, всё это жеманство показное, нужное лишь для того, чтобы защититься? От других, от самих себя...
Предрассудки - страшная вещь, и от них нужно избавляться, если хочешь жить свободным.

Дорога домой
«…Я хотел понять, что значит дом.
Знаешь, есть такие города!..
Но не надо, это о другом.
Ты ждала, и я пришел сюда!»

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Жертва... или хищник?
И вот, я осознал, что уже достаточно далеко. Ни одной чужой мысли не звучало в моей голове. Я быстро поставил свою драгоценную ношу на землю, ещё раз вдохнул аромат, лишаясь последних остатков здравомыслия, и наклонился туда, где под нежной кожей призывно пульсировала жилка… МИНИ, ЗАКОНЧЕНО.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Мой сумасшедший шейх
Эдвард похищает Беллу, так как она ему нравится, а она не обращает на него внимание. Сначала всё идёт слишком грубо, а потом Белла влюбляется в Каллена и они остаются вместе.

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 266
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 49
Гостей: 36
Пользователей: 13
SOL6915, эгоистенка, [F♥ck], Ksusha2370, MalinaAleksandrovna, mmmm1144, Vita-vita-vitaliya, kfgjxrf1990, polinilly, Tatoshka, sova-1010, nataly2165, nja05


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Общее

Фанфик-фест

Я родилась пятидесятилетней... Часть II. Глава 33

2019-8-19
11
0
Самые светлые моменты всегда уходят быстро и безвозвратно

— Возвращаю в целости и сохранности, мистер Свон, — церемонно кивнул Эдвард и позволил себе лишь бережно сжать мою ладонь на прощание — да, сейчас мы очень приличные.

Закрывая за ним дверь, я надеялась, что он придёт сегодня ночью. При мыслях об этом я, кажется, покраснела.

— Вы рано, — удивился Чарли, окинув меня подозрительным взглядом, но, не увидев ничего криминального, успокоился и позволил себе улыбку.

— Я никогда не задерживаюсь на танцах, пап, — тепло улыбнулась в ответ и присела рядом на диване, прислонив голову к его плечу.

Отец обнял меня. И я позволила себе расслабиться, с удовольствием вспоминая сегодняшний день.

Мы могли бы долго сидеть так, ничего не говоря друг другу. Он видел изменения, что произошли со мной в последнее время, а сегодня они были особенно заметны, но папа признавал моё право на личную жизнь и не спрашивал, почему у меня горели щёки и сияли глаза. Он доверял мне.

— Спасибо!

Улыбка папы чуть дрогнула. Его глаза были направлены на телевизор, но вряд ли он так сосредоточенно смотрел рекламу ореховой пасты.

— И тебе спокойной ночи, милая…

Я улыбнулась. Его мысли витали очень далеко…

Поднимаясь к себе, я устало снимала тяжёлые серьги. Длинный подол платья путался в босых ногах, а сложная причёска давила на голову. Я чувствовала себя Золушкой, которая сбежала с бала, потому что быть красивой долго — слишком утомительно.

Эдвард уже ждал меня в спальне. Медленно подойдя ко мне, застывшей у двери, он осторожным движением коснулся моих губ. Я вздрогнула.

— Тебе больно? — обеспокоенно спросил мой Тутти. В его глазах забота и вина.

Я покачала головой:

— Они просто стали очень чувствительными.

Вампир смотрел на меня и, кажется, не решался поверить. Положив серьги на комод, я повернулась спиной к Эдварду:

— Пожалуйста, помоги расстегнуть…

Я почувствовала, как Эдвард застыл на несколько мучительно долгих мгновений. Не было слышно даже дыхания. А потом рядом с моей шеей расстегнулась первая робкая жемчужная пуговка. Моё сердце забилось быстрее. Холодное частое дыхание пускало мурашки, касаясь разгорячённой собственной смелостью кожи. Я спиной ощущала, как взгляд Эдварда следует за каждым новым сантиметром, за каждой косточкой позвоночника… Тридцать пуговиц. До самых бёдер. Маленькое ли это испытание для мужской воли?

Вздрогнула от победы и поражения, когда холодные нежные губы коснулись спины между лопаток. Руки ослабли, не желая держать тяжёлую ткань, украшенную перламутровыми камнями. И моё платье упало к ногам, а меня подхватили сильные руки…

Он не смотрел на меня… С закрытыми глазами донёс до кровати. Укрыл одеялом. И отошёл к окну.

— Не делай так больше, Белла, — в его строгом голосе слышалась усталость.

Мне стало стыдно за свою слабость, и, наконец смутившись, я начала искать ночную рубашку под подушкой. Одевшись, я, не оборачиваясь, сбежала в ванну и долго умывалась холодной водой. Заходила в комнату робко, неуверенно, но спальня уже опустела.

Моё платье аккуратно висело на плечиках, а окно прикрыто. Подойдя к нему, я распахнула его пошире.

Сделаю вид, что не понимаю намёков и скажу парню в лоб:

«Пожалуйста, возвращайся, я не могу нормально спать без тебя», — набрала я сообщение и отправила на выученный наизусть номер.

Я хотела дождаться его, но глаза слипались. Ночь давно вступила в свои права, а я с замиранием сердца отслеживала шорохи, слышала, как папа выключил телевизор и поднялся к себе, на улице проезжали редкие машины — наверное, школьники возвращались домой… Меня сковало оцепенение. Холодный воздух вызывал неприятные ощущения, которые казались насмешкой после его прикосновений, однако я не собиралась закрывать окно.

Уже проваливаясь в объятья сна, почувствовала, как мои плечи укрывает второе одеяло.

— Глупая, — услышала я, а, может быть, мне приснилось. — Я не могу дышать без боли, когда тебя нет рядом.

Спалось мне сегодня сладко.

Эдвард

Вечер был прекрасен ровно на столько, на сколько отвратительной мне показалась ночь.

Белла звала его. Тутти. Не знаю, чего мне стоило вытерпеть это. Её сонные улыбки, её ласковый голос, который звал не меня… Но апофеозом ночи стало признание в любви! Убью… Узнаю, найду, прикопаю заживо… Нет, полуживым… Уничтожу… Щенок Квон был забыт, хотя на месте неизвестного Тутти я представлял что-то похожее. Хотя какая разница? Он всё равно труп…

Утром Беллу разбудил шум отъезжающей машины отца. Ревность с новой силой запустила свои острые когти в душу, побуждая тут же потребовать объяснений, но я хотел успокоиться, прежде чем задавать эти явно личные вопросы. Я не должен показать свои намерения. А ещё я пытался убедить себя, что не стоит портить воспоминания о вчерашнем вечере ещё и разговором о каком-то чёртовом Тутти. Белла не могла врать, когда признавалась мне в любви. Я видел вчера, она говорит это искренне…

«Но во сне тоже не врут, чёрт возьми!» — ощерилась острыми зубами ревность.

Открыв глаза, мисс Свон первым увидела меня, сидящего на её кровати. Возможно, мой пристальный мрачный взгляд слегка мешал её сну? Нацепив на лицо маску, я поприветствовал свою Белоснежку как можно ласковее:

— Доброе утро.

— Ты обиделся вчера? — мы произнесли эти фразы хором, и я слегка нахмурился, потому что ласки в моём тоне было столько же, сколько во фразе: я тебя сейчас съем…

— Вчера был самый волшебный вечер в моей жизни, Белла, — тихо и честно ответил я на её вопрос.

«А сегодняшняя ночь — одна из самых паршивых», — мне пришлось мысленно признать очевидное, однако внутренние выводы никак не затронули мой внешний вид.

Я наклонился и нежно пропустил через пальцы тёмные волосы, которые после вчерашнего до сих пор немного вились.

— Но раньше ты была куда осторожней в своих жестах.

И словах во сне…

Так… Нужно успокоиться.

Я вновь вспомнил умопомрачительно смелые поцелуи в машине и будто бы случайно сброшенное вечернее платье… В её действиях неприятно было признавать опыт…

Если она так целовала этого Тутти, то он дважды труп.

Либо моё лицо всё же потеряло своё видимое благодушие, либо в моих словах Белла услышала что-то для себя неприятное, но я вдруг заметил, как поменялось её лицо, прежде чем Белла успела спрятаться под тёплым одеялом.

— Что ты делаешь, душа моя?

Неужели она собирается снова заснуть? У нас же, вроде, были другие планы на этот день… У моей ревности — так точно.

— Именно так маленькие наивные девочки обычно прячутся от злых и хладнокровных монстров, которые не ценят порывы этих девочек! — воинственно проворчала маленькая наивная вчерашняя соблазнительница.

Накрыться с головой я ей не позволил, аккуратно закатал в рулетик, спеленав по рукам и ногам, посадил на свои колени и крепко обнял со спины. Мой тяжёлый вздох случайно сдул несколько прядок девочке прямо на лицо. Сейчас пытать или пусть позавтракает?

— Кушать хочешь?

— Нет!

Чувствую, это ответ ради отказа. Ладно, её живот не любит молча сносить голодовку. Если что, я услышу его пожелания.

— Тогда поговорим о Тутти, Белла.

Рулончик из одеяла и девушки подозрительно вздрогнул при этих словах, что подтвердило мои самые нехорошие предчувствия…

Он трижды труп.

— Вы с ним встречались раньше? Он из Финикса, верно? — вопросы вырывались из меня с нехорошим рычанием, а перед глазами так и стояло её нежное спящее лицо и признание:

«Я люблю тебя, мой Тутти!»

— Ты зря ревнуешь, Эдвард, — маленькая ладошка смело и аккуратно высвободилась из плена одеял и коснулась моей щеки. — Это такой пустяк… Не нервничай, я тебе всё объясню.

Я не видел в этой ситуации ничего пустякового. Этот Тутти периодически заходит в её сны, как к себе домой. Она несколько раз даже назвала меня вслух этим паршивым именем! Она сказала, что любит его! Она считает его своим!

— Освободи меня и я покажу тебе нашу фотографию…

Ах, у них есть даже совместные снимки! Я вскипел, грубо выпуская Беллу из объятий и скидывая со своих коленей на кровать.

Сжал зубы с такой силой, что они едва не выкрошились. Боюсь, это фото не выживет, когда я его увижу…

Белла медленно, как гусеничка из кокона, с трудом выпуталась из одеяла. Не в силах сидеть от нервного напряжения, я начал ходить по комнате. Белла хотела подойти к столу, но глядя на мои метания, боялась сделать лишний шаг. Кажется, она даже не могла заметить мои перемещения.

«Она испугалась за него, — подумал я, заглянув ей в лицо. — Белла поняла, что я хочу его убить».

Ладно, даже если она не покажет фото, я найду этого парня, который, насколько я знаю, даже ни разу не позвонил девушке за всё время, что она здесь. Сколько может быть парней в Финиксе с таким дурацким именем? Обойду всех. В конце концов я телепат, чёрт возьми! Я узнаю эту историю, даже если она мне ничего сейчас не расскажет.

Глаза Беллы внезапно похолодели:

— А ну, сел и успокоился! — гаркнула она во всю силу своего выразительного голоса.

Садиться я не собирался. Но замер и злым голосом напомнил:

— Я жду фото твоего пустяка, Белла.

И надеюсь, что там будет присутствовать надпись: «Внимание, разыскивается». Чисто ради очистки моей тёмной совести…

Подняв бровь, девушка смерила меня неприветливым взглядом, отвернулась, спокойно подошла к столу, открыла ежедневник в самом начале, отклеила фотокарточку и мрачно протянула её мне.

— Читай вслух, что написано на обороте, Каллен, — её голосом можно было навсегда заморозить Африку.

Она протягивала фотографию картинкой вниз. Взяв снимок, я вчитался в неаккуратный, немного детский, незнакомый почерк: Света+Тутти+Белла=Любовь навеки! Ниже стояла дата с пояснением: 9 октября 1995 года, младшая школа Финикса. А Боб какашка.

Определённо, это писала Света, а не Белла…

Десять лет назад… Я вспомнил, что когда мы с Элис и Беллой говорили о замужестве, девушка признавалась в детской влюблённости. С мрачной решимостью перевернув снимок, я приготовился увидеть пухлощёкое лицо сопливого соперника, но увидел нечто совершенно неожиданное… Две красивые маленькие девочки, из которых в тёмненькой я безошибочно узнал свою любимую, шутливо целовали с разных сторон… Куклу! Фарфоровую куклу-мальчика, чёрт возьми! Бледная кожа, тёмные глаза и чертовски похожего оттенка волосы куклы произвели на меня такое же впечатление, если бы Эмметт неожиданно вбил меня в землю. Вниз головой. По пятки… Разумные мысли стремительно разбежались.

Белла вздохнула:

— Тутти мне купил в Форксе папа. Была тут шестнадцать лет назад лавка старьёвщика… Я увидела его в витрине и влюбилась. Когда папа купил его, Тутти был даже выше меня. Я не любила игрушки в детстве, так что родители обрадовались, что я хотя бы с чем-то начала играть.

Я вспомнил мысли шерифа, который безуспешно пытался вспомнить, кого я ему напоминаю. Детскую игрушку Беллы, вот кого…

— Когда они развелись, единственное, что я взяла с собой в Финикс отсюда, был этот мальчик, — тихо продолжила Белла. — Я очень боялась, что не найду никого, с кем могла бы делить свои мысли и некоторые секреты. Наверное, он единственный в этом мире знает обо мне всё, хотя мне повезло встретить Свету. Мы с ней всегда росли, опережая своих сверстников, особенно мальчишек. В тот день Свете подставил подножку одноклассник, она упала и заплакала. В отместку я свалила тому парню землю из цветочного горшка за шиворот. Его до выпускного звали Гортензия… А мама в тот день, забирая нас от директора, принесла Тутти. И мы тогда поняли, что мальчишкам до нашего принца далеко.

Я улыбался, слушая её чуть грустный голос, с которым она вспоминала детство и смотрел на маленькое фото. На миниатюрную девочку с голубым рюкзачком. На её белые гольфики, туфельки с цветочком. На чёрное строгое платьице, которое наверняка выбирала она сама. Неужели я мог действительно поверить, что моя серьёзная малышка влюбилась в кого-то в младшей школе? Воистину, ревность ослепляет!

— Когда я увидела тебя впервые, то не ожидала, что ты будешь так похож на моего Тутти.

Я вспомнил её взгляд в столовой. Узнавание! Мне не показалось…

— Как-то так повелось, что я в мыслях частенько тебя так называю. Так что ревность действительно пустяк в этой ситуации. Просто недопонимание…

Выдохнув, я притянул девушку к себе. Ей снился я! Мне она призналась в любви во сне…

— Ты только из-за Тутти на меня злился или за вчера всё-таки тоже? — осторожно спросила Белла, робко дёргая верхнюю пуговку на моей белой рубашке.

Опасное воспоминание о других пуговицах заставили меня задержать дыхание и сглотнуть выступивший яд. Когда я открыл глаза, Белла смотрела на меня своими большими невинными глазами, снова выбивая из колеи.

— Ты невозможная, невероятная женщина, душа моя… — простонал я, наклоняясь к её губам. — Почему-то ты очень легко приняла мою сущность и даже заставила взглянуть на неё иначе… Но, кажется, ты не осознаёшь, что перестав быть человеком, я всё равно остаюсь мужчиной…

Её правое ушко чуть покраснело от моих прозрачных намёков.

— Ты сам разбудил во мне это, — напомнила она, имея в виду последнюю биологию.

— И я не снимаю с себя ответственности за это.

Нужно было убрать нотки самодовольства, наверное…

— И что? Теперь мне нельзя к тебе прикасаться? — надулся самый очаровательный песец.

Я вздохнул.

— Просто помни, что я не человек, душа моя. И что для тебя я вдвойне опасен.

— Ты думаешь, что всё бы упростилось, будь ты человеком? — внезапно спросила Белла. — А мне кажется, мы бы просто не встретились. Ну, или мы не обратили бы внимание друг на друга.

Я не знал, как сложилась бы наша судьба, будь я человеком, но…

— Если бы моё сердце билось, душа моя… — я многозначительно замолчал, а Белла закатила смеющиеся глаза:

— Ну, давай, скажи банальщину, что билось бы оно только для меня, — кокетливо хихикнула она, отворачиваясь от меня в притворной обиде.

Я не дал ей спрятаться под одеялом в очередной раз.

— Нет, — мой бархатный голос и холодное дыхание возле шеи заставляли бегать мурашки по её красивой гладкой коже, — оно бы остановилось на твоей шутке про курсы телепатов, душа моя…

Белла вспыхнула, фыркнула, высвободилась из моих объятий и убежала в ванную комнату, забыв свои мягкие утиные тапочки.

Мне же оставалось упасть лицом в подушку с её нереальным запахом и посыпать голову пеплом.

Подумать только, я сходил с ума от ревности к детской игрушке… Будто бы ревности к голубому стилисту недостаточно!

Всё, больше никаких секретов! Я выпытаю у девушки всю информацию! Потому что третьего такого позора моя гордость не перенесёт…

***


— Это так странно, — Белла перебирала мои волосы с самым задумчивым видом.

— Что именно? — мягко спросил я, лаская клавиши, позволяя вдохновению эксперименты над новой мелодией.

Девушка замолчала, наслаждаясь звуками, а, может быть, специально раззадоривая моё любопытство, пока я не перестал играть и не усадил её к себе на колени, требовательно заглядывая в такие говорящие глаза цвета тёмного шоколада.

— Всё это… — её сердце ускорилось, пока она неуверенно подбирала слова, кусая губы. — Ты не должен был полюбить меня, Эдвард… Точнее, мне так кажется… Тебе было суждено влюбиться в нежную, неловкую девушку, скромно краснеющую от твоих комплиментов… Ты должен был написать ей колыбельную, которая бы растрогала глупышку до слёз… Ты должен был видеть в ней милого, храброго морского котика, который бы терял сознание от твоих поцелуев и, конечно, не вынуждал тебя бегать по лесу с азартными криками: «покатай меня на своей спине, большая черепаха»… — мы улыбнулись общему воспоминанию, но потом Белла с сожалением покачала головой и спросила:

— Как пума мог спутать милого морского котика и вероломного, немного вредного песца?

Пока я с трудом пытался представить себе образ той девушки, которую мне пыталась напророчить любимая, в наш тет-а-тет вмешался вернувшийся из гаража Эмметт:

— Морские котики, черепахи, песец, пума… Дочка шерифа, ты выкурила энциклопедию животных? Имей ввиду, я не согласен на сопливую краснеющую сестричку, которая не поймёт и половины моих шуток.

Белла закатила глаза:

— Эмметт, я хотела мягко и плавно перейти от фауны к пестикам и тычинкам, ты опять всё испортил! — в громком шёпоте Свон звучало наигранное возмущение.

— Ааа, ну, да… Эдвард любит долгие прелюдии… — брат понятливо кивнул и легко подыграл ей. — Понял, принял, испарился…

Исчезая, Эмметт громко подумал о том, что благодарен мне за этот выбор. Хотя он бы простил Белле даже скромность за один тот первый снежок, который она метко метнула мне в голову вместо официального знакомства.

— Чему ты улыбаешься? — Белла опять закусила губу, кажется, что она даже не заметила этого короткого перерыва на шутки с Эмметтом.

Для неё основная тема не менялась… Мне всегда было смешно сравнивать мышление любимой со среднестатистически женским. Её невозможно было отвлечь, если тема действительно её волновала. Уловки не работали. Она их просто не замечала.

Однако самой ей были не чужды некоторые чисто женские хитрости, которые она беззастенчиво пускала в ход, если чего-то желала. Мне оставалось лишь сжимать зубы и задерживать дыхание, когда она вытворяла подобные фокусы со мной и без того готового выполнить любой её каприз.

Я представил более скромную, более неловкую версию любимой… Точнее, попытался это сделать, так как в последнее время её образ всегда ассоциировался у меня с гордой осанкой, танцующей походкой и смелым прямым взглядом, который отшивал меня почти месяц, заставляя с исступлением штурмовать эту неприступную крепость, возрождая во мне всё человеческое, мужское… Чудовищно настойчивое…

Ценил бы я свою любовь так же, если бы не было того месяца борьбы не с собой, с Ней за её сердце?

Я не хотел думать об этом. Тем более, когда держал Беллу в своих объятьях, зная: моя победа не стала легкой…

— Хочешь сказать, что я должен был влюбиться не в тебя, а в Анжелу Вебер?

Любимая покачала головой, как будто я совсем не понял её.

— По характеру, возможно… Представь, что ты не слышишь её мысли, что она пахнет, как я, выглядит, как я…

И я бы её съел…

— Но неловкая, как Бо? — уточнил я вслух, с трудом рисуя этот образ в своём воображении.

Всё, что связано с Квоном, вызывала во мне устойчивое раздражение, жажду разрушения и отторжение.

Точно бы, съел… Без помощи того злополучного кондиционера, который потом выключили по просьбе мисс Свон, чтобы я смог открыть окно и вдохнуть свежий воздух, я бы не сдержался. Да и вообще, не заговори Белла мечтательно о скальпелях в столовой, мы могли и не обратить внимание на новенькую, а, значит, Элис бы тоже не пришла спасти меня от девчонки с самой вкусной на свете кровью…

— Да! — её восторгу не было предела, кажется, я нарисовал именно тот образ, что она видела в своей голове.

Помолчав немного, я представил свой ужас и свою растерянность, когда вместо умопомрачительно смелого, страстного ответа на свой поцелуй я бы получил обморок любимой… Или сколько проблем и головной боли мне доставила бы невезучесть Квона, воплощенная в Белле, учитывая, что этот парень мог легко пораниться и упасть на ровном месте. Помножив вышеперечисленное на принимаемую даже сейчас в расчёт хрупкость человеческого тела и свои страхи о безопасности Беллы, я понял, что сошел бы с ума, если бы не контролировал каждый шаг и жест любимой. Девичьи слёзы счастья, возможно, и были трогательно милыми, но я содрогался от мысли увидеть слёзы на щеках Беллы… Я помню, как она плакала из-за отъезда этого щенка… Нет… Её сияющих восхищением глаз мне всегда будет достаточно!

— Ну… И за что ты так со мной? — спросил я спокойно, не понимая, чем навеян этот глупый образ, который любимая противопоставляла себе.

Она улыбнулась, но как-то невесело. Я бы многое отдал за то, чтобы сейчас прочесть её мысли.

— Мне кажется, что такая пара выглядела бы органичней, чем наша с тобой… — попыталась она донести свою позицию, осторожно подбирая слова. — Я постоянно куда-то бегу, что-то обсуждаю, чем-то озабочена… Ты не отдыхаешь рядом со мной…

Я рассмеялся и напомнил ей, что как вампир не нуждаюсь в отдыхе, а последние семьдесят лет я только и делал, что «наслаждался» размеренным существованием без лишних проблем, стремлений и переживаний.

— То, что я не слышу твоих мыслей, является для меня постоянной пыткой наравне с жаждой, Белла. Но благодаря твоей деятельной и открытой натуре, я хотя бы могу догадываться, что иногда творится в этой милой головке, — я поймал её лицо в ладони и с наслаждением прочертил губами линию скул.

Вдохнув божественный аромат кожи, я, словно завороженный, склонился ниже, поймав губами участившийся пульс на шее. Молочно-белая кожа порозовела, а дыхание любимой стало восхитительно хриплым… Прокладывая дорожку обжигающе-холодных поцелуев ниже, к манящим ключицам, лаская руками талию, вычерчивая узоры трепещущими пальцами, я пытался сам не застонать оттого, как сидящая на моих коленях девушка всем телом прижималась к моему… Боже… Одежда не спасала… Трение и жар сводили с ума, запах пьянил, а полувсхлип-полустон, похожий на моё имя, сорвавшийся с её дрожащих губ, уничтожил последние остатки разума.

Резкий, нестройный звук, с которым рука Беллы ударила по клавишам, отрезвил нас обоих. Мы смотрели друг на друга ошарашенными от собственного безрассудства глазами, в которых читался обоюдный голод. Справившись с внутренним зверем, который был чертовски против нашей остановки, я попытался успокоить дыхание, игнорируя пожар в горле и восхитительный румянец любимой.

Господи, только утром я обещал себе быть осторожным!

Не успел я похоронить себя под чувством вины, как мисс Свон, чуть покраснев, взяла всю вину на себя и ловко сменила тему:

— Я безнадёжна, — пробормотала она, касаясь губами, сбитым дыханием моей шеи. — Обмороки — это не моё… Научишь меня играть Бетховена «К Элизе»? Всегда хотела научиться…

Закрыв глаза на мгновение, чтобы переварить столь резкий скачок-переход, я с улыбкой и уже с почти спокойным дыханием приступил к волнительному уроку, во время которого я то и дело сбивал свою способную ученицу короткими, осторожным, будто крадеными поцелуями.

Мои личные русские горки…

Ради бога, ну какая, к чёрту, Анжела Вебер?

Белла


Пока ребята готовились к бейсболу, я поднялась в библиотеку, подозревая, что найду там доктора Каллена. Интересно, он видел привезённые мной записи?

Уже одетый для игры Карлайл тепло кивнул мне, едва я открыла двери в светлую библиотеку. Большинство книг по медицине были здесь, но часть самых ценных, кажется, находилась в личном кабинете Карлайла, до куда я всё время не успевала дойти. Стены, кроме высоких стеллажей, занимали картины. Некоторые изображали пейзажи, других людей, разнообразные сюжеты. Одну из них я даже узнала, но как картина попала сюда — оставалось загадкой.

— Разве это полотно не должно висеть в Третьяковке? — удивлённо вырвалось у меня.

А потом я сообразила, что это наверняка копия.

Мой возглас привлёк внимание Карлайла, и он улыбнулся, когда заметил, о чём я спрашиваю.

— Ты права, и это копия, но когда-то у меня была возможность купить оригинал.

Я улыбнулась, конечно же… Когда жил этот Николай Николаевич Ге? Девятнадцатый век? Я не удивлюсь, если Карлайл бывал в России в то время…

— Вы бывали в России? — спросила я на всякий случай, но доктор почему-то рассмеялся.

— Удивительно, но в отличие от Денали и Эдварда, ни разу. Только на Аляске… Однако тогда она уже принадлежала Америке, — предвосхищая мой вопрос, мужчина пояснил:

— Оригинал картины я увидел в тысяча восемьсот девяносто первом году. Её и многие другие полотна выставки привезли в Европу, где я был проездом… Мало кто назовёт эту картину прекрасной, но мне нравятся картины с религиозными сюжетами. Каждый художник по-своему видит бога и воспринимает религиозные тексты…

— Что есть истина? — я наконец точно вспомнила название и этот знаменитый евангельский сюжет, где Понтий Пилат спрашивает Христа, не видя, что ответ перед ним.

— Вы тогда тоже искали истину? — робко посмотрела на доктора, пытаясь узнать причину выбора именно этой картины.

Интуиция подсказывала, что в ней есть что-то невероятно важное для этого мужчины, основавшего целую новую философию среди себе подобных.

— В этой картине спустя годы я нашёл ответ на многие свои вопросы, — Карлайл взглянул на меня с отеческой нежностью.

Я не обидела его своим любопытством.

— Вампирское зрение совершенно, Белла. Я смог воссоздать оригинал даже лучше, чем видят его люди. Присмотрись…

Так он сам нарисовал картину?!

Я вновь внимательно вгляделась в полотно и скоро заметила странные проступающие линии. Будто призраки или лишние тени… Меня осенило:

— Ге написал эту картину поверх старой!

Карлайл кивнул.

— Бедные художники часто поступали подобным образом. Я заметил это сразу, но не знал сюжет первой. Мне стало интересно, и позже я даже попросил сделать мне копию каталога фотографий всех картин художника, — Карлайл кивком головы указал на один из выдвижных ящиков книжного шкафа.

Открыв его, я увидела потрёпанный альбом с инициалами Ге. Попросила доктора не подсказывать, подошла ближе к полотну и с азартом принялась сравнивать фотографии с еле заметными контурами, а когда нашла похожее и прочла название, ахнула:

— Милосердие… — вопрос и ответ картины очень гармонично сплелись в едином озарении. И правда… Что есть истина? — вопрошал обличённый властью казнить и миловать. Может быть, милосердие? Иисус — Спаситель истинный согласно Библии… А что есть Спасение, если не милосердие? Спасение себя и ближнего. Так просто. Милосердие…

Неужели это случайность? Даже мороз по коже от таких совпадений.

— Знаешь, в те годы я был как никогда одинок, Белла. Сомнения в том, найду ли я кого-то, кто сможет разделить мой образ жизни, мой выбор преследовали и угнетали меня. Мне надоело бродить одному. Встреченные мной соплеменники открыто выражали сочувствие, но задерживались рядом ненадолго, им становилось сложно находиться рядом со мной, и они, извинившись, признавались, что слишком привыкли охотиться иначе. Создать себе друга и насильно удерживать его от ошибок виделось мне самым большим, просто непростительным злом. Я не мог позволить себе забрать чью-то жизнь, душу, как когда-то забрали её у меня, и казалось, что единственная возможность избежать одиночества — примкнуть к какому-нибудь уже существующему клану, стараясь смириться с тем, что тебя не понимают. И вот, на распутье, я увидел эту картину. А потом и узнал, прочувствовал, увидел эту истину, особенно когда встретил сына… Я понимал, что иначе я не смогу спасти Эдварда. Его родители умерли у меня на руках. И он доживал свои последние мучительные часы. Всем сердцем я надеялся, что мой поступок продиктован милосердием, а не эгоистичным одиночеством, — он улыбнулся и внимательно посмотрел на меня. — По крайней мере сейчас этот поступок нашёл своё оправдание. Ты сделала его счастливым. Намного счастливее, чем когда он был человеком.

Я покраснела от скрытой похвалы Карлайла, понимая, что это счастье абсолютно обоюдное. Смущённо отвернувшись, я аккуратно убрала на место альбом с фотографиями. Но взгляд случайно зацепился за что-то блестящее на дне ящика. Протянув руку, я достала странное украшение:

— Какая тонкая работа… — поразилась, с интересом рассматривая старинный массивный кулон из серебра. Буква V была красиво перевита маленькими листочками и тончайшей, но прочной проволокой в виде виноградной лозы, а вместо сочных плодов маленькими каплями крови блестели тёмные заострённые рубины. Загадочное украшение…

Доктор поднял глаза от моих записей относительно новейших открытий в сфере лечения рака, которые стали известны мне в две тысячи девятом году. Когда я их передавала, я честно надеялась, что он не будет спрашивать меня об источниках. В конце концов ему известно, что я часто общаюсь со многими врачами…

— Это подарок Аро, — спокойно пояснил Карлайл. — Такие кулоны носят все члены клана Вольтури. Этим жестом он давал понять, что всегда рад видеть меня в их кругу, если я так и не найду последователей своей философии. — Его улыбка на мгновение стала горькой: — Он считал меня заблудшей овцой, которая рано или поздно примет свою сущность.

— Но в чём-то ваш старый приятель оказался прав. Вы так и не приняли свою сущность, — мягко улыбнулась я, не желая обидеть собеседника, и продолжила: — Вы думаете, что лишаетесь души, обретая бессмертие, но это бессмертие весьма условно. Помните, как у Канта? Про нравственный закон внутри нас? Разве вы что-то утеряли внутри себя, случайно превратившись в вампира или когда выбрали этот способ питания? Мне кажется, что вы так и остались тем сыном священника, что каждый день пытался сделать мир вокруг себя лучше. Пусть человеческая память немного подёрнулась дымкой, однако свои эмоции, способность мыслить, любить, сострадать вы ведь не потеряли… Ваша душа долго металась в поисках места покоя, и вы создали его сами, не нарушая ни одного духовного запрета. Вы не убивали ни Эдварда, ни Эсме, ни Роуз, ни Эмметта. Вы дали им больше времени. Из милосердия. Как и многим людям, кого вы спасаете в больнице. Тогда в чём разница? Мне вообще кажется, что вы недооцениваете свои способности, — я задумчиво крутила меж пальцев цепочку кулона с первой буквой моего настоящего имени. — Я не представляю, каким образом вы один справились с Эдвардом, если утверждаете, что все вампиры поначалу неуправляемы. Он мог предугадывать каждый ваш шаг, был слишком силён, чтобы его скрутить и слишком быстр, чтобы поймать. Но вы смогли удержать его от убийства в первые годы. Не силой, а морально. Вы привили ему не просто свои взгляды на питание, а ненависть к насилию и убийству. Ведь я знаю, когда появилась Эсме, Эдвард осознанно пошёл искать её бывшего мужа, Карлайл. Это была жажда мести за мать, которой женщина стала мальчику. Жажда крови была едва ли даже на втором месте…

— Да, он хотел отомстить мужу Эсме. Но ещё Эдвард хотел самостоятельности, в нём проснулся бунтарь, он искал себя… И я понял, что не смогу удержать его на этот раз.

— Но вы не пытались, верно? — догадалась я. — А знаете, кто кроме Элис остановил Эдварда в мой первый день в новой школе?

Я улыбнулась, вспоминая, как мы обсуждали этот день с телепатом по дороге сюда. Теперь в Эдварде проснулась жажда узнать все мелочи начала наших отношений. Мне даже пришлось рассказать, как от злости назвала его загрызайкой…

— Эдвард вспомнил вас, Карлайл. Вашего мысленного образа оказалось достаточно, чтобы удержать его в первый момент.

— Что ты имеешь ввиду, Белла?

— На вас хочется равняться, следовать вашим советам, прислушиваться, как к совести, — я подвинула кулон ближе к Карлайлу. — Вы не заблудшая овца, доктор, вы скорее Пастор, который вызывает непроизвольное доверие. Есть ли в клане Вольтури дар, способный объединять вампиров?

Карлайл задумчиво кивнул и рассказал о девушке, которая ментально привязывает вампиров друг к другу и, наоборот, рвёт старые симпатии.

— Аро не раз удивлялся, каким образом я смог выжить среди других вампиров. С моими-то пацифистскими нравами и идеями…

Мужчина погрузился в свои воспоминания, и, кажется, сейчас у него началась переоценка прошлого. У него есть дар…

А мне всё больше интересно было посмотреть на этого собирателя талантов. Ведь унюхал же этот Аро, что у Карлайла есть потенциал. Как опытный манипулятор, я не строила иллюзий. Вольтури понимал, что рано или поздно Карлайл встретит похожих на себя вампиров с совестью. Либо создаст. Опять же, клан Денали тоже следовал идеям вегетарианства. Понимал ли Аро, что такой образ жизни станет в конце концов привлекательным, благодаря удобной оседлости? Что это даже экономически выгодно? Морально приятно не чувствовать себя монстром…

Не может существо, прожившее тысячи лет, не понимать этого… Он специально посеял зёрна сомнения в вампире и дал ему осязаемый шанс вернуться. Дьявол… Собиратель диковинных талантов… Манипулятор и тонкий тактик. Почему-то у меня не получалось ненавидеть этого кровавого интригана даже после всего услышанного о нём от Эдварда. Наверное, потому что мы слишком похожи… Невольное уважение упрямо закрадывалось в мою душу.

— Я теперь хорошо понимаю Эдварда и его зависимость от твоего образа мыслей, — произнёс задумчиво Карлайл. — Тебе нравится этот кулон?

— Красивый… — я провела по гладкой цепочке пальцем.

— Возьми, если хочешь, маленькая verax*, — рассмеялся Карлайл. — Ты умеешь читать души и видеть истину, как и тот, кто вручил мне этот кулон. Так что он подходит тебе куда больше, чем мне.

Растерявшись от неожиданного подарка, я ещё раз посмотрела на странную подвеску. Успев лишь поблагодарить мужчину, я вынуждена была спуститься вниз. Началась гроза. И ребята уже собрали всё для бейсбола.

*(с латыни verax, [verus] — говорящая правду, возвещающая истину)


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/35-37765-1
Категория: Общее | Добавил: Мария_Веселая (10.12.2018) | Автор: Мария_Веселая
Просмотров: 1014 | Комментарии: 14


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 14
0
14 Саня-Босаня   (13.12.2018 18:24)
Интересное сравнение, какая Белла больше бы подошла Эдварду в данной ситуации: Майеровская или нынешняя - с пятидесятилетнем жизненным опытом, планами, талантами и с отличной координацией. biggrin Скажем так: Эдвард здесь тоже не совсем "сумеречная" копия. wink Поэтому два сапога - пара))
И чует мое сердце, что этот кулончик Аро еще сыграет свою роль. И возможно, в самое ближайшее время. tongue
Спасибо за чудесную главу!)))

0
13 Elena_moon   (13.12.2018 13:39)
спасибо за главу smile

0
12 terica   (12.12.2018 20:33)
Цитата Текст статьи ()

— Когда я увидела тебя впервые, то не ожидала, что ты будешь так похож на моего Тутти.

Ревность оказалась такой смешной и несерьезной... к кукле Тутти.
И чувства уже захлестывают и поцелуи становятся смелее...
Вся суть Эдварда в этих словах Карлайла -"Ты сделала его счастливым. Намного счастливее, чем когда он был человеком".
Готовимся к встрече с кочевниками?
Большое спасибо за потрясающее продолжение.

0
11 prokofieva   (12.12.2018 11:35)
Беседа Беллы и Карлайла - просто шедевр .
Огромное спасибо , милая Мария , за твой талант .

0
10 p_ta   (11.12.2018 21:41)
О,да!!! Началось! Белла все-таки влюбилась, или, скорее, поняла, что любит Эдварда.
Ну, зачем опять кочевники?! Какая гадось, этот ваш бейсбол... В этот раз, наверное, уже явится армия новорожденных на игру. Не даром же людей много пропадает... Бр-р-р! Что буде-е-ет!...

0
9 Аврора2151   (11.12.2018 21:34)
Большое спасибо за продолжение)

0
8 bitite_zum   (11.12.2018 19:13)
Спасибо за продолжение!

+1
7 marfei   (11.12.2018 19:04)
НУ, как всегда, на самом интересном месте)). Дальше - бейсбол, надо запастись валерианой. Чую, будет на чьей-то улице Кошмар. Ещё это сравнение с Аро, да и вообще Вольтури, брр, автор держит читателей в напряжении. Спасибо Вам за это))
Цитата Текст статьи ()
Белла звала его. Тутти

Цитата Текст статьи ()
прикопаю заживо

Цитата Текст статьи ()
Если она так целовала этого Тутти, то он дважды труп.

Цитата Текст статьи ()
Он трижды труп.

ХА Да, Эдичка, ты уже и так труп

0
6 asya_81   (11.12.2018 16:37)
Спасибо большое за отличные главы! И сколько бы их не было - мне все равно будет мало:))

0
5 kristi2009   (11.12.2018 08:07)
Спасибо за продолжение!

0
4 Svetlana♥Z   (11.12.2018 04:12)
Очень интересный разговор получился с Карлайлом у Беллы. Удивительно, что будучи мудрым и проницательным, Калайл совершенно не пытается докопаться до сущности Беллы. А ведь это смогло бы полностью изменить его взгляды по поводу утраты души при перевоплощении. Он воспринимает её, как данность, уникум.
Глава заканчивается на самом интересном месте, так встретят ли Каллены кочевников сегодня? surprised wink
Жду продолжения с нетерпением.

0
3 Svetlana♥Z   (11.12.2018 03:33)
Спасибо за продолжение и приятный вечер с героями романа: "Я родилась пятидесятилетней... " happy wink

0
2 Al_Luck   (11.12.2018 02:39)
Интересно, придут ли кочевники?

+1
1 pola_gre   (11.12.2018 00:51)
Цитата Текст статьи ()
— Это подарок Аро, — спокойно пояснил Карлайл. — Такие кулоны носят все члены клана Вольтури. Этим жестом он давал понять, что всегда рад видеть меня в их кругу,

Вампиры будут в шоке, увидев такой подарок у человека surprised
А Аро интересно, что подумает cool

Спасибо за продолжение!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]