Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2723]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [25]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4862]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15286]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14640]
Альтернатива [9123]
СЛЭШ и НЦ [9110]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4499]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Books from Forks
Колокольчик над дверью магазина пропел новую песенку, что-то типа «а во-от и о-он». Я посмотрела в сторону входа с надеждой — вот сейчас на пороге появится таинственный незнакомец, и я сразу пойму, куда двигаться в истории, которую пишу.

Неожиданный эффект
Покупая приворотное зелье, потрудись узнать заранее о его побочных эффектах, а не то они могут оказаться совсем не такими, как ожидаешь.
Мини, юмор и альтернатива.

…и зацвёл папоротник
Год в разлуке и день, нет, даже не день – несколько предрассветных мгновений вместе. Лишь тогда его воспоминания возвращаются, и зеленоватые глаза горят нежностью и любовью. Это длится столетиями, и продолжалось бы до скончания времён, но однажды всё меняется…

Dreamcatcher (Ловец снов)
Эдвард — вор, забравшийся в дом к Белле накануне Рождества. Но охотится он не за обычными ценностями…

21.12.12
Как майя писали свой знаменитый календарь и что из этого получилось.
Мини/юмор.

Бронза
Буйный новорожденный Эдвард кидается на тех, кто пытается ему помочь. В отчаянии Карлайл просит Изабеллу, которая когда-то была его наставницей, взять Эдварда под крыло, пока не остынет его жажда крови.

Теряя, обретаем…
Эдвард устал от холостяцкой жизни и ненавидит праздники, потому что проводит их в одиночестве. Но случай поможет изменить все.
Романтический мини.

Все о чем мечтал. Бонус. Бразильские рассветы
Жизни не может быть без смерти. Безоблачное счастье всегда ступает рядом с черной полосой. Последствия наших поступков еще долго отзываются в сердце, как рябь на идеальной глади озера. Эдвард и Белла выстояли в битве с Вольтури, но отголосок чьей-то скорби все еще доносится до них печальным эхом событий прошлого.
Небольшое продолжение Рассвета глазами Эдварда.



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7818
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 42
Гостей: 38
Пользователей: 4
inozemtseva, Конго, ivpolinaolegovna, FaNATKA3178
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Отдельные персонажи

Что я без тебя?

2021-9-25
15
0
Глава 9. Во сне и наяву
С тех пор как Дэниэл отлучился из моей жизни…
Да-да, именно отлучился. Я запрещала себе даже думать о словах «исчез» и «ушел» - в них было что-то фатальное, что-то прошлое, что-то пугающе законченное, а я не могла позволить себе даже в мыслях допустить «законченность» между нами. Поэтому я использовала «отлучился» - просто ненадолго вышел, но скоро снова будет рядом. Как и должно быть всегда.
Так вот, с тех пор как Дэниэл отлучился из моей жизни, мне снился один и тот же сон. Один и тот же по сути, разный – по антуражу. Суть была пугающе проста: он уходит, а я не могу догнать. Интерьеры были непостоянны.
Иногда я видела его в горах, как в ту нашу первую встречу face-to-face. На нем был сияющий лыжный костюм, в волосах блестели снежинки, щеки раскраснелись, глаза горели, улыбка ослепляла. В другой раз он мог прийти в мой сон из ночного клуба. Тогда я любовалась им, одетым в какие-нибудь дорогущие дизайнерские джинсы и рубашку или водолазку, с бокалом, наполненным искристой жидкостью. Он улыбался насмешливо и одуряющее сексуально, его волосы падали на глаза и он отбрасывал их нетерпеливым жестом... Он снился мне и дома, в своей или моей комнате, и на площадке перед поместьем, и на бейсбольном поле, и на теннисном корте… Он мог быть один или в окружении друзей, с которыми он знакомил меня в Гштааде и в Лондоне. Он мог быть даже с Калленами – чаще с Роуз и Эмметом. Только я никогда не была с ним. Я была рядом, но он смотрел словно сквозь меня, и я никак не могла достучаться до него, заставить его обратить на меня внимание, словно я была невидима и неслышима для него. Я кричала, плакала, молила, обнимала его, ругала, целовала, но все было тщетно – он игнорировал меня, ни единым жестом, ни единым взглядом не выдавая того, что он знает о моем присутствии.
Сегодня в моем сне наконец-то что-то изменилось.
Я вздохнула, не просыпаясь, и перевернулась на бок.
При всей своей необъяснимой печальности, это был лучший сон, который я видела за последнее время.
Дэниэл снова был рядом и, на этот раз, он видел меня!
Он наблюдал, как я сплю…
Мне всегда казалось, когда я просыпалась утром и видела его сидящим возле моей постели, что ему нравится смотреть на меня спящую. Сегодняшний сон подтверждал мои догадки.
Он наблюдал, как я сплю…
Он стоял рядом с моей кроватью, засунув руки в карманы незнакомых мне джинсов. Его плечи сгорбились, словно он устал тащить на себе какую-то непосильную ношу, голова была опущена, а спадающие из-под капюшона, опять же незнакомой мне толстовки, на лицо волосы скрывали от меня выражение его глаз.
Но даже без взгляда в его глаза я могла сказать, что в нем что-то поменялось. Не внешне, но внутренне. Этот Дэниэл не был Дэниэлом, которого я знала. Передо мной стоял несчастный маленький мальчик, вынужденный расставаться с любимой игрушкой, которую он боготворил. Или мальчик, которому предстоит покинуть своих друзей. Может быть все сразу.
Я так хотела прижать его к своей груди, гладить его по шелковистым волосам и шептать успокоительные глупости. Так хотела убедить его, что он не должен ничего отдавать и никого покидать. Сказать, что если он что-то хочет, я смогу найти способ дать ему это. Что я сделаю для него все на свете, возможное и невозможное.
Я так хотела протянуть руку и дотронуться до его лица, разгладить печальные складки на лбу, погладить щеки, ласково поцеловать губы, но я не двигалась, боясь спугнуть это мгновение. Нарушить его печальную прелесть, его болезненную красоту. Боясь, что если пошевелюсь, то тогда я проснусь, и Дэниэл вновь рассеется во мраке ночи или серого утра, в зависимости от того, как долго я спала.
Поэтому я наблюдала. Упивалась его красотой. Дышала одним с ним, пусть и призрачно-сонным, воздухом.
Мои глаза опустились с его лица на плечи, грудь, руки… Пусть сейчас все это было скрыто под мешковатой толстовкой, я то знала и силу рук, и размах плеч, и убаюкивающий ритм мерно вздымающейся при дыхании груди. Я знала теплоту кожи и ее холод. Я знала ее мягкость и гранитную твердость. Я знала всего Дэниэла. Во всех ипостасях. Во всех проявлениях.
Наконец, я снова взглянула ему в лицо.
Он был прекрасен. Я не устану снова и снова повторять это.
Прекрасен. Прекрасен. Прекрасен.
Я не могла найти ни единого изъяна в его чертах, ни единого несовершенства…
И все же, я заметила, что он выглядит… устало. При всей гладкости и свежести кожи, при всем блеске и шелковистости волос, было в нем что-то отчаянное, что накладывало свой отпечаток на каждую черточку его лица и тела.
Под его глазами лежали тени. Хотя, может быть, это была просто оптическая иллюзия, игра сумерек… Уголки губ были опущены. И его обычно такое выразительное лицо сейчас исказилось чем-то, напоминающим микс из злости, скорби, отвращения и печали.
Он тихо вздохнул, и в этом вздохе было столько боли, почти осязаемой боли, что я не выдержала. Даже если сон оборвется, я должна попытаться облегчить его боль, должна попытаться избавить его от страданий. Поэтому я нарушила свое безмолвное созерцание и тихо прошептала:
- Пожалуйста, не мучай себя.
Тело Дэниэла напряглось, плечи расправились, ресницы взмыли вверх, открывая мне его глаза.
Я ахнула. Они были кроваво-красными, почти как после обращения, но такие же гипнотизирующие, опасно-притягательные, как и всегда.
Какую-то долю секунды мы смотрели друг на друга. Глаза в глаза. И за это короткое мгновение я убедилась, что вся боль, все отчаяние, вся злость и ярость на самом деле были здесь, между нами. Мне это не показалось.
- Дэниэл, - выдохнула я.
Я хотела сказать ему так много, но не могла найти слов. Поток мыслей никак не желал оформляться в слова. Поэтому я только напряженно вглядывалась в его лицо, надеясь, что он поймет все и так, только по моим глазам…
- Прости, - пробормотал он, наконец, и я едва не заплакала от радости, вновь слыша его голос.
О Господи, пожалуйста, пусть этот сон не кончается… Пусть он говорит со мной подольше.
Его ладонь легонько коснулась моей щеки. Перевернулась. Костяшки пальцев погладили мой подбородок.
Я закрыла глаза, упиваясь ощущением ласковой прохлады на коже… А потом все исчезло. Я распахнула глаза и села на постели, напряженно вглядываясь в темноту, обшаривая глазами каждый сантиметр комнаты, пытаясь разглядеть знакомый силуэт.
Вокруг было пусто.
От обиды и разочарования, я всхлипнула.
Мало. Мало. Я хочу продолжения!
Моя рука прикоснулась к щеке, к тому самому месту, которого во сне касалась его ладонь. Щека была прохладной…
Мое сердце забилось как сумасшедшее.
Я коснулась подбородка.
О, БОЖЕ МОЙ!
Это не сон!
Он был здесь!
Я вскочила с кровати и подбежала к распахнутому окну.
- Дэниэл! – выкрикнула я. – Вернись!
Серебристая, вся в искрящихся капельках мелкого дождика, ночь ответила мне молчанием.
Я бросилась к двери и выбежала из комнаты. Я помчалась по коридору, потом вниз по лестнице…
Я оказалась на улице и вздрогнула. Темно. И дождь моросит. Небо затянуто облаками, бегущими с немыслимой скоростью, изредка позволяющими серебристому сиянию луны пролиться на землю. Ветер заставил меня поежится от холода. Ступнями я ощутила сырость каменного крыльца…
Босая. В одной тонкой рубашке.
- Дэниэл! – мой крик прорезал тишину ночи.
Еще до того, как я успела подумать, я поняла, что быстро бегу по направлению к лесу. Почему-то мне казалось, что он ушел именно туда.
Растаявший грязный снег, смешанный с дождем, хлюпал под ногами, ветки хлестали по лицу и цеплялись за распущенные волосы, корни вековых деревьев и холодные мокрые камни ранили босые ноги.
- Дэниэл! Вернись!
В ноздри ударил резкий запах сосновых иголок, мокрой земли и прелых листьев. Сердце молотом стучало в груди, дыхание перехватывало.
Мне казалось, что я вижу его то здесь, то там. Вот же он – за теми елями, а в следующее мгновение – у поваленного дуба. И я бросалась из стороны в сторону, в надежде догнать ускользающий силуэт, но как только я добиралась до места, оказывалось, что там никого нет, и я снова видела Дэниэла где-то в отдалении и бросалась бежать…
Я бежала сквозь глухую чащобу и ничего толком не могла рассмотреть. С усилием продиралась сквозь колючки и ветви, не обращая внимания на то, что они терзают незащищенную кожу. В боку кололо, дыхание стало судорожным и хриплым. Но я не останавливалась. Я боялась, что если остановлюсь, то уже никогда не догоню Дэниэла.
Полностью поглощенная погоней, я не заметила поваленного дерева. Я вскрикнула от боли и потеряла равновесие. Я упала. Больно. Из коленок хлынула кровь, грязь заляпала лицо, но я встала и побежала дальше.
- Дэниэл! – выкрикнула я из последних сил. - Пожалуйста… - я даже сама не знала, о чем умоляю, я просто повторяла: - Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…
Я была в состоянии близком к потере рассудка.
Я почувствовала твердое прикосновение чьих-то рук.
О боже. О боже. О боже.
Спасибо.
Кровоточащие ссадины, холод, грязь – все перестало иметь значение.
Я обернулась.
- Папа? – изумленно произнесла я, во все глаза глядя на него.
Разочарование было непередаваемым.
- Боже, Ренесми! – пробормотал Эдвард, укутывая меня в свой свитер и поднимая на руки. - Что же ты делаешь с собой?
- Он был здесь! – прошептала я, и попыталась вырваться из захвата сильных рук. – Пусти! Я должна догнать его!
Эдвард с такой силой сжал челюсти, что я услышала громкий лязгающий звук.
- Это невозможно! – твердо сказал он, беря меня за подбородок и заставляя посмотреть ему в лицо. - Он не мог быть здесь.
-Я видела! – выкрикнула я. - Я видела его! Он был рядом, он касался меня!
- Ренесми… - в голосе папы звучало неподдельное отчаяние.
- Пусти!
Эдвард не послушал меня.
Мы стали двигаться куда-то.
К дому. Туда, где не было Дэниэла. В этот момент я ненавидела это место. Я бы с радостью осталась в лесу – даже он, холодный и неприветливый в это время года, был предпочтительнее, чем тот склеп, где похоронены все мечты и желания.
Но ни мои мольбы, ни угрозы не смогли остановить папу…
У самой опушки леса нас встретили Белла, Эммет и Роуз. Все обеспокоенные и испуганно смотрящие на меня, всю в налипших комьях грязи и крови, с застрявшими в волосах листьями и иголками, в изодранной ночной рубашке, выглядывающей из-под свитера Эдварда. Но мне было откровенно наплевать, как я выгляжу, и что обо мне могут подумать. Все, что меня волновало, это Дэниэл. Только он.
- Розали! – выкрикнула я. – Он был здесь! Он был здесь!
Розали закусила губу и растерянно посмотрела на меня, а потом на Эммета.
- Отпусти меня, - прошипела я, вновь предпринимая попытку освободиться от рук Эдварда. – Отпусти! Ты делаешь мне больно, - это была ложь, ну и пусть. Если она поможет мне избавиться от папы – она оправдана.
Эдвард ослабил свою хватку, и я тут же спрыгнула на землю. Я поморщилась от боли в ногах, но не проронила ни звука.
- Розали, - умоляюще прошептала я. – Я видела его! Но он ушел. Мы должны догнать его. Помоги мне…
На ее лице отражалось сомнение, но я знала, что она хочет поверить мне. Когда дело касалось Дэниэла, она была такой же бескомпромиссной сумасшедшей, как и я…
Она должна поверить мне!
- Доченька, это невозможно, - вмешалась в разговор Белла. - Он не мог пройти мимо нас незамеченным! Просто не мог. Мы с папой были в соседней комнате. Мы бы услышали.
- Щит Беллы защищает нас всех, - поддержал ее Эммет. – Ее щит непробиваем, ты же знаешь. Даже Волтури оказались неспособны нарушить ее защиту.
- Он был здесь, - упрямо прошептала я. – Он был здесь.
Мне казалось, что если я допущу в свою голову всего одну мысль о том, что все что случилось этой ночью – просто мое воображение, то произойдет что-то страшное. Я не перенесу этого…
- Он был здесь… Я видела его…
Меня пробила дрожь. По телу пробежал озноб.
Ранки и царапины на лице, руках и ногах стали саднить. Я вновь начала чувствовать свое тело – появилась боль и слабость. Голова закружилась, в горле стало сухо…
Эдвард тут же подхватил меня на руки, и в этот раз я не вырывалась.
Я закрыла глаза и уткнулась лицом в его плечо.

В комнате все было так, как прежде… Распахнутое окно впускало прохладный воздух, занавески колыхались на ветру.
- Белла, - произнес папа. – Набери ванную. Нужно выкупать ее.
Белла кивнула.
- Опусти меня, - прошептала я.
Эдвард поставил меня на ноги, но я видела, что он готов подхватить меня в любое время. Я подняла руку, чтобы откинуть с лица слипшиеся грязные пряди, и поморщилась от боли. Кожа на костяшках и локтях была сбита. Струйки крови беспорядочно стекали по рукам. Я посмотрела на ноги, на когда-то белую, а теперь неопределенного цвета, изорванную рубашку…
- Боже мой, я схожу с ума? – выдохнула я.
- Нет, - ответил Эдвард. – Ты просто не до конца поправилась.
По его голосу я поняла, что он лжет. Он сам не верит в то, что говорит.
Вернулась Белла.
- Несси, пойдем, - ласково сказала мама. – Сейчас мы приведем тебя в порядок.
Я усмехнулась. В порядок? Разве похоже, что я могу быть в порядке?
Я кивнула.
- Я принесу аптечку, - сказал папа. - Нужно обработать ссадины.
Я снова бездумно кивнула.
- Ренесми…
Я подняла глаза на папу.
- Он не стоит этого.
Это был первый раз в жизни, когда я хотела ударить папу. Я хотела ударить его за эти слова так сильно, что если бы у меня были хоть какие-то крупицы сил, я бы не раздумывая сделала это.
Вместо этого я безразлично пожала плечами, всем видом показывая, что меня абсолютно не волнует его мнение, и отвернулась от него.
Я уже было пошла за мамой в ванную, как мой взгляд выхватил какой-то белый конверт на столике возле моей кровати. Я не видела его раньше. Определенно нет.
Я затаила дыхание и изумленно уставилась на кусочек белой бумаги.
Эдвард, видимо, проследил за моим взглядом, потому что, боковым зрением, я заметила, что он тоже не отрываясь смотрит в ту же сторону.
Я метнулась к кровати, но папа был быстрее. Прежде чем я смогла добраться до цели, конверт был зажат в его руке.
- Отдай! – завизжала я.
Эдвард сжал челюсти.
- Отдай! Ты не имеешь права!
- Эдвард, - я услышала тихий голос мамы. – Не нужно. Верни письмо.
- Как он сделал это? – прошипел папа в ответ. – Как, черт возьми, он смог пробраться сюда?
- Отдай! – выкрикнула я снова. Меня не интересовали умозаключения папы, меня не интересовали его планы действий, все что я хотела – это конверт. – Отдай!
Я не сумасшедшая, не психопатка, не лунатик!
Он был здесь! Он был здесь! Он был здесь!
- Эдвард… - снова сказала мама.
Папа посмотрел на меня снизу вверх и с каменным лицом передал мне конверт. Я прижала его к груди. О боже…
- Нам нужно усилить защиту, - зло выдохнул Эдвард, обращаясь к Белле. - Мы не можем подвергать Ренесми такой опасности. Нужно оградить ее от него.
Едва эти слова сорвались с его губ, как я вдруг почувствовала такую ярость…
- Оградить меня? – переспросила я, и сама не узнала свой голос, настолько неприязненно он прозвучал. – Оградить меня?
Я подошла к входной двери и распахнула ее.
- Уходите, - сказала я тихо.
- Ренесми…
- Пошли вон отсюда! – закричала я.
Мама и папа застыли. Розали и Эсми, идущие по коридору к моей комнате, тоже.
- Все! – повторила я, истерическим голосом – Пошли вон из моей комнаты!
Никто не двигался.
- Вы что оглохли? – спросила я. - Убирайтесь! Оставьте меня в покое!
Молчание стало гнетущим. Казалось, кроме меня все вдруг разом потеряли способность говорить и двигаться.
Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох.
- Уведи всех, - уже спокойнее сказала я, обращаясь к Белле, но избегая ее взгляда. - Пожалуйста. Я хочу побыть одной.
Белла коснулась руки Эдварда. Он отшатнулся.
- Так нужно, - прошептала она. – Так нужно. Ты сделаешь только хуже.
Прошло наверное несколько, полных драмы и скрытой борьбы, минут, прежде, чем моя комната опустела.
Я закрыла ее на ключ, зная, что это ничего не даст, если кто-то из моих родственников захочет войти. Но мне нужен был этот барьер. Призрачный и хрупкий, но все же барьер. Мне хотелось отгородиться не только от Калленов. Мне хотелось оградиться от всего мира.
Я посмотрела на конверт, зажатый в ладони. Он помялся. На нем отпечатались мои грязные пальцы.
Я надорвала корешок и вытащила простой белый лист.
Я едва не застонала, когда увидела знакомый размашистый почерк. Тот же самый, каким была написана та открытка, где Дэниэл признался мне в любви. Больше я никогда не видела, как он пишет, но те слова и их написание навсегда запали мне в душу.
В том письме была всего одна фраза, но она изменила мой мир.
В этом фраз было больше, но они, я не сомневалась, изменят мой мир еще раз.
Я вздохнула и прочитала несколько коротких предложений. Потом еще и еще раз.
Смысл не доходил до меня. Я видела перед собой буквы, складывающиеся в слова, слова, складывающиеся в предложения, но их смысл оставался для меня загадкой.
Я почувствовала, что мне стало трудно дышать. Голова вновь закружилась, только на этот раз не от слабости, а от чего-то другого…
Я оперлась о дверь и заскользила вниз, пока не оказалась на полу.
А потом я услышала какой-то странный звук. Словно эхо крика какого-то животного. Я подняла свои грязные пальцы к щекам и с удивлением обнаружила, что они мокрые.
Этот стонуще-кричащий звук послышался снова, и я вздрогнула. Всхлипы, отчаянные, хриплые, разрывающие на части, были звуками раненного животного.
Горло сжалось спазмом.
Только тогда я осознала, что эти страшные звуки издавала я…
Я легла на пол и свернулась на нем калачиком. Мои руки прижались к моему животу. Мне казалось, что внутри меня все вот-вот что-то взорвется.
Я рыдала. Я рыдала так глубоко, так нескончаемо и безутешно, что в моей голове не осталось больше ничего. Весь мир стал для меня плачем. Этим безумным, животным звуком, с болью вырывающимся из моей души.
Часы… Мне казалось, что я плакала часы.
Может быть меньше. Может быть дольше. Я была так поглощена своей болью, что перестала замечать все вокруг.
А потом, после самого долгого, самого агонистичного плача в своей жизни, я почувствовала, что из меня словно ушло что-то. Что-то нездоровое и гнилое. Что-то ненужное. Дышать вновь стало легче, и я стала жадно хватать воздух полной грудью, изредка всхлипывая, как ребенок.
Я медленно встала с пола, не отрывая глаз от белого листа на полу.
Я наклонилась и взяла его в руки, но тут же бросила обратно на пол. Казалось, он обжег мои пальцы.
Я закрыла глаза, сосчитала до десяти и снова наклонилась за листом. Я взяла его и пошла к кровати. Я легла на нее, накрыла себя одеялом и положила письмо рядом на подушку.
- Спокойной ночи, - прошептала я.
Я закрыла глаза, но перед тем как погрузилась в отрывочный беспокойный сон, я еще раз увидела написанные размашистым почерком слова:
«Все это с самого начала было ошибкой. Чересчур сложно, чтобы из этого что-нибудь вышло. Мы старались оба, где-то даже перестарались и поплатились за это. Пожалуйста, береги себя - это все, что мне нужно».
В черноте моей жизни был только один светлый луч – даже в письме Дэниэл не сказал мне прощай. А за свое «прощай», которое, при особых усилиях, может превратиться в «до свидания» и «до скорого», я сверну горы.

Категория: Отдельные персонажи | Добавил: lakomka (03.07.2009) | Автор: lakomka
Просмотров: 1362 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 8
0
8 чючи   (18.09.2010 22:33) [Материал]
интересненько

0
7 Soreyn   (13.07.2010 15:11) [Материал]
О, вот это глава, вот это эмоции.... Мне так пронзительно жаль Дэниэла и Ренесми. И Рози, конечно. А по отношению к остальным Калленам я испытываю злорадство, как не странно wacko
Я просто уверена, что конец у "ЧЯБТ" будет хороший. но пока я до него дойду, я обрыдаюсь, честно cry

0
6 Aqualis   (26.03.2010 14:27) [Материал]
обалдеть! сердце колотится, как сумасшедшее! она не отступится... она вернет его, она вернет их!

0
5 Irishka7101   (04.03.2010 05:31) [Материал]
как мне это напоминает Беллу cry может у них это наследственное?((( значит и конец должен быть хорошим....будем надеяться на это...

0
4 oneblackcat   (02.01.2010 23:39) [Материал]
Читала на одном дыхании... Потрясена до глубины души...

0
3 LyUbImKa   (10.12.2009 15:47) [Материал]
Это великолепно... cry

3
2 Wirlwind   (12.11.2009 13:18) [Материал]
супер, я аж расплакалась....но очень точно ты описала настроение Ренесми, чем то напоминает Новолунее...но очень здорово

0
1 ingrid   (14.07.2009 11:11) [Материал]
cry душераздирающая глава..... Отлично показана глубина переживаний Ренесми...... да уж, ради него она пойдёт на всё..............



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]