Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Волшебные елки
Утро после встречи Нового года. А ты все помнишь, что натворил вчера?.. Тебя ждут неожиданные открытия!

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Соперница
Спустя 20 лет после Рассвета... Ренесми и Джэйкоб вместе с Карлайлом и Эсме переезжают в маленький городок Феллс-Черч. Но теперь Несси придется бороться за свою любовь к Джейку, потому что у неё появится соперница на его сердце. Сможет ли она выиграть этот поединок? Поймет ли она, почему именно эта девушка стала ей преградой? Что скрывает она сама? И почему она выбрала именно Джэйкоба?

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Искупление
Можно ли предотвратить повторение истории многолетней давности? Спасти девушку из цепких лап смерти? Наверное можно. Особенно если любовь способна указать вам верный путь. Белла / Эдвард / Закончен / от автора Харама

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. В электронной книжке
4. Прямо в интернете
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 395
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

A Quiet Fire | Тихий огонь. Глава 31

2016-12-9
16
0
Однажды, после того как мы овладеем ветрами,
волнами и силами тяготения, мы начнем
использовать божественную энергию Любви.
И тогда, во второй раз за всю мировую историю,
человек откроет для себя огонь.


Пьер Тейяр де Шарден*


30 ноября 2010

Связка писем лежит на полу возле кровати Билли, едва видная из-под свалившихся во время его падения простыней. Я наклоняюсь и подбираю ее, пораженная почерком на конвертах. Моим. С первого взгляда ясно, что они не вскрыты. Эдвард молча стоит рядом со мной, слегка придерживая меня за поясницу.

– Изабелла? – говорит Джейкоб, выглядывая из-за открытой дверцы шкафа. – Вот.

Он подает мне еще одну пачку писем – от Эдварда и Элис. Старательно выведенные адреса вызывают у меня короткий приступ любви и боли.

Всего здесь примерно семьдесят конвертов. Бумага на ощупь кажется хрупкой, но тяжелой – отягощенной ложью и несправедливостью прошлого.

Эдвард, вздохнув, забирает у меня первую связку.
– Как много.

Я молчу, чувствуя, горячий комок в горле. Хотя какая-то часть меня жаждет разорвать конверты и наконец-то прочитать слова, которые столько лет скрывали от меня, другая часть боится. Я уже почти не помню, о чем были мои послания, но знаю, что в них хватает горечи, особенно в последних. А письма Эдварда, наверное, дадут много пищи для размышлений… нет, лучше потом.

– Ну ладно, – нарушает повисшее в комнате молчание Джейкоб.

– Думаю, нам пора уходить, – тихо отвечаю я.

Эдвард механически кивает, всё еще не отводя взгляда от моих писем, которые сжимает в руках.

Я прикасаюсь к его плечу, и он поднимает голову, оторвавшись от созерцания.

– Эдвард, – говорю я, поворачиваясь к нему, – я хочу попрощаться с Джейкобом. Можешь подождать меня в машине?

Его взгляд ненадолго задерживается на моей пачке конвертов – это письма от него и Элис.
– Конечно.

Джейкоб выходит из отцовской спальни, и мы следуем за ним по коридору к парадной двери. По пути я разглядываю висящие на стене фотографии и на пару секунд останавливаюсь перед одной из них – той, где Чарли и Билли запечатлены вместе. Я всегда любила этот снимок и сейчас стараюсь насмотреться напоследок.

Здесь так много воспоминаний. Билли всегда относился ко мне как к родной. Никогда этого не забуду.

Проходя мимо знакомых комнат, я молча прощаюсь с ними.

В прихожей Эдвард протягивает руку, и Джейкоб принимает ее. Рукопожатие короткое, но крепкое.

– Спасибо за то, что ты всегда поддерживал Беллу, – говорит Эдвард. – Боюсь, у меня было о тебе превратное мнение.

– Ну да… у меня, наверное, тоже, – в словах Джейкоба слышен оттенок неприязни, но в целом тон скорее удивленный. Мы все ошибались друг в друге в том или ином смысле.

Эдвард снова сует руки в карманы и неловко переминается с ноги на ногу:
– Тебя можно понять.

Джейкоб кивает.
– Позаботься о ней.

– Обязательно.

Я передаю письма Эдварду, а он слегка сжимает мои пальцы, прежде чем уйти.

– Джейкоб, – говорю я тихо, когда мы остаемся одни. – Прости меня, пожалуйста, за то, как я поступила с тобой. Следовало быть честной с самого начала. Я сожалею, что причинила тебе боль.

Он кивает и тяжело сглатывает, на секунду отведя взгляд.
– Я пока не готов обсуждать это.

– Понимаю.

Наконец он смотрит мне в глаза:
– Но я не хочу совсем потерять тебя. Не могу представить, что тебя не будет… в моей жизни.

– Я тоже не хочу. Совершенно.

– Мне жаль, что отец разлучил тебя с твоими друзьями. Это было неправильно. Мне казалось, что ты им больше не нужна, поэтому я считал необходимым защищать тебя. Но стал всего лишь… жалкой заменой.

– Нет, неправда, – говорю я, качая головой. – Прошу тебя, не надо так думать.

Но, даже протестуя, я с отвращением осознаю, насколько Джейкоб близок к истине. Он всегда был для меня вторым, а это несправедливо. Пора начинать отвечать за свои поступки.

Он вздыхает и бормочет что-то почти неслышное.

– Господи, Джейкоб, прости. Но, пожалуйста, поверь: мои чувства к тебе настоящие. Ты мой друг, и я люблю тебя. Ты достоин большего, чем быть вторым после кого-то.

– Это не только твоя вина. Я всегда понимал, как обстоят дела. Просто тешил себя иллюзиями… Ладно. Теперь всё в прошлом.

– Попрощаешься с Билли за меня?

– Конечно, – говорит он, склоняя голову к плечу, словно пытаясь запомнить меня получше.

– Береги его.

Мы обнимаемся – снова как старые друзья. Надеюсь, у него всё получится с Леа. Только бы она поняла, какой он отличный парень.

– И ты береги себя, – он отстраняется, голос его звучит хрипло. Очевидно, он изо всех сил старается не поддаться эмоциям.

Осталось сделать только одно. Я достаю из кармана простое золотое кольцо и кладу на загрубевшую ладонь Джейкоба:
– Прости, я никогда не была его достойна.

Джейкоб сжимает это скромное ювелирное изделие большим и указательным пальцами, глядя на него с болезненным сожалением. Потом торопливо сует в карман и ненатурально улыбается:
– До свиданья.

~QF~

Молчаливо-задумчивый Эдвард ждет меня в арендованном автомобиле с работающим двигателем. Я собираю письма с пассажирского сиденья и, забравшись внутрь, захлопываю дверцу. Мы отъезжаем, и я наблюдаю, как отдаляется и исчезает из виду маленький дом под соснами. От конвертов, лежащих у меня на коленях, исходит затхлый запах, постепенно наполняя собой воздух салона.

– Что будем с ними делать? – наконец нарушаю я молчание, когда машина выезжает на главное шоссе, по которому нам предстоит вернуться в отель, где мы проведем последнюю ночь перед отлетом.

Взгляд Эдварда неподвижен:
– Честно говоря, не знаю.

– Может быть, имеет смысл просто отложить их на время… подумать об этом?

– Неплохая мысль, по-моему, – отвечает он с явным облегчением.

– Мне кажется, сегодня было уже достаточно переживаний.

– Их было достаточно все прошедшие годы, – попытка пошутить не удается из-за слишком печального тона.

– Согласна.

Мы снова молчим.

– Но знаешь что?

– Что? – он удивленно оборачивается ко мне, прежде чем снова вернуть всё внимание дороге.

– Такое ощущение… что всё закончилось. Мы свободны. То есть ничто не стоит теперь у нас на пути, понимаешь?

Эдвард улыбается, но глаза его почему-то остаются грустными. А ведь, казалось бы, ему полагается выглядеть счастливым - я больше не помолвлена. Возможно, он чувствует себя виноватым из-за того, что его мнение о Джейкобе оказалось неправильным? Или всё еще размышляет о рассказе Билли? Бесспорно, я пока не в состоянии слишком глубоко вдумываться в эти откровения и задаюсь вопросом, не лучше ли обсудить их с кем-то беспристрастным… например, с психотерапевтом. Хотя в прошлом мое общение с такими специалистами не принесло положительных результатов, но тогда меня никак нельзя было назвать пациенткой, легко идущей на контакт. А теперь я сомневаюсь в своей способности самостоятельно разобраться с царящим в голове хаосом.

Пожалуй, вернувшись в Чикаго, следует расспросить Розали о консультанте, которого она посещает. Ведь в худшем случае всё сведется к паре неудачных сеансов.

В нашем номере в «Приюте» я сразу же убираю письма в дорожную сумку, а потом падаю без сил на ужасный комковатый матрац.

Эдвард ложится рядом и, взяв меня за руку, поглаживает пальцем ладонь. Это щекотно, но приятно и успокаивает после такого дня. Я прижимаюсь к Эдварду и вздыхаю, когда он обнимает меня.

– Белла… если ты хочешь поговорить о своей маме, я готов, хорошо?

– Хорошо, – отвечаю я, не испытывая желания обсуждать эту тему сейчас, но благодарная за поддержку. – Спасибо тебе.

Он целует меня в макушку:
– Я люблю тебя.

Последнюю ночь в Форксе я сплю крепко, без сновидений.

На следующий день Эдвард ведет себя замкнуто – и пока мы собираемся в отеле, и за рулем по дороге в Порт-Анджелес он очень молчалив, а во время полета постоянно пишет. Я пытаюсь занять себя, дочитывая то, что задала нам Пегги, но мой взгляд, как намагниченный, то и дело устремляется к блокноту Эдварда. Разумеется, это не остается незамеченным, и с легкой извиняющейся улыбкой он прикрывает от меня свою работу. Я снова пытаюсь сосредоточиться на чтении, стыдясь собственного любопытства и жалея, что Джудит Батлер** интересует меня в настоящий момент гораздо меньше, чем торопливые каракули Эдварда.

И всё же я вскоре обнаруживаю, что отвлеклась, задумавшись об инициалах «ЭИР». Элейн. Бабушка моей мамы – единственная, кто поддержал ее решение уйти из дома и выйти замуж за Чарли. Какое имя может скрываться за буквой «И»? Знала ли она о насилии? А вдруг она еще жива? Поскольку мама родила меня в очень юном возрасте, это вполне возможно, но в таком случае я, вероятно, должна была хотя бы слышать о своей прабабушке? Рене разорвала все связи со своими родственниками, но эта женщина явно что-то значила для нее, иначе мама не стала бы хранить в шкатулке с сокровищами тот красивый чайничек.

Я решаю, что хочу узнать побольше только о прабабушке. И была бы счастлива не получать больше никаких напоминаний о родителях Рене.

~QF~

Успев соскучиться по учебе, я воспринимаю занятие у Пегги во вторник как желанное возвращение к обычной жизни. Когда мы с Эдвардом входим вместе в аудиторию за пять минут до начала, Розали вскакивает и обнимает меня:
– О Господи! Я так рада тебя видеть!

– Я тоже, Роуз, – говорю я, отвечая на ее объятия. – Как хорошо оказаться здесь снова!

– Как прошло? – интересуется она, снова опускаясь на свое место и похлопывая ладонью по сиденью соседнего стула. Эдвард садится с другой стороны от меня и тут же склоняется над книгой – он не успел прочитать все необходимые сегодня произведения. Оглядевшись, вижу, что, кроме меня, Роуз и Эдварда, в комнате всего двое слушателей, которые к тому же не обращают на нас никакого внимания.

– Это было… безумие. Настоящее безумие.

– Ты выжила?

– Чудом.

Эдвард ворчит что-то сзади меня, явно подслушивая. Я толкаю его в бок, и Роуз улыбается:
– Письма были у твоего опекуна?

Я медленно киваю, не зная, что сказать. Мы всё еще не решили, как поступим с ними.

– И?

– Хм… Я не… – К счастью, именно в этот момент влетает Пегги вместе с Рю, Райли и Элисон. Вскоре все в сборе, а аудитория наполняется голосами наших одногруппников, расспрашивающих друг друга о недавнем Дне Благодарения. Я закатываю глаза, подумав о том, что они сказали бы, если бы узнали, как провели праздник мы с Эдвардом. В ответ на вежливый вопрос Рю я просто улыбаюсь: – Хорошо.

Ха.

Пегги объявляет о начале урока, и я откидываюсь на спинку стула, с усмешкой наблюдая за поднявшим голову Эдвардом. Он уже несколько дней не брился и довольно сильно зарос. Моё любимое состояние.

Этого дня я ждала весь семестр – мы обсуждаем Уильяма Блейка. Мэрджори Элмс и парень, которого я плохо знаю, умело руководят дискуссией на первой половине занятия, сосредоточившись на самых простых стихах – «Песнях Невинности и Опыта».

В детстве я считала, что понимаю эти стихотворения. Я любила их – ведь именно они были в подаренной Эдвардом книге с яркими иллюстрациями. Но становясь старше и приобретая собственный жизненный опыт, я пришла к пониманию глубины, присущей даже самым, на первый взгляд, незамысловатым строфам.

Блейк жил во времена строгих нравственных норм, основанных на религии, но, хотя и сам был верующим, ненавидел лицемерие набожных людей, которые поворачивались спиной к страданиям бедных, наживались на порабощении остальных. «Песни Невинности и Опыта» написаны просто, но содержат великие истины.

Пока все присутствующие по очереди анализируют «Сад Любви», я читаю это стихотворение снова, не особенно вслушиваясь в то, что они говорят.

Я однажды пошел в Сад Любви -
Я глядел и не верил глазам:
На лугу, где играл столько раз,
Посредине поставили Храм.

Были двери его на замке –
Прочитал я над ними: "Не смей!"
И тогда заглянул в Сад Любви
Посмотреть на цветы юных дней.

Но увидел могилы кругом
И надгробия вместо цветов…
И священники с пеньем моим наслажденьям
Из вервий терновых крепили оковы.
***

Мне не удается удержаться от толкования этих строк в свете только что пережитого. Из глубокой задумчивости меня возвращает в реальность голос Пегги:
– Изабелла, мы тебя сегодня еще не слышали. Хочешь что-нибудь добавить?

Я покашливаю, сердце колотится, как всегда бывает, когда меня вызывают. Залившись нервным румянцем, я пытаюсь собраться с мыслями.
– Хм. Что ж, полагаю, это стихотворение иносказательно повествует о разрушении естественной наивности. Заметьте, и в заглавии, и в тексте слова «Сад Любви» начинаются с прописных букв, явно символизируя Эдем. Рассказчик вспоминает идиллический Сад, где он часто играл в детстве. Но теперь над всем доминирует Храм – мрачное создание рук человеческих, не имеющее ничего общего с природной средой… – я умолкаю, не уверенная в том, что говорю понятно.

Пегги кивает:
– Продолжай.

– Блейк являлся противником подчиняюще-авторитарного воспитания детей, с помощью которого взрослые добивались от них хорошего поведения. Он считал светское и духовное образование своего времени весьма разрушительным, и здесь доносит свою мысль аллегорически: тому, что когда-то было свободным цветущим садом, противопоставлены закрытые ворота Храма с запрещающей надписью «Не смей». Этот художественный образ выражает основную идею: вместо цветов теперь надгробия. Связывание «терновыми вервиями» служит метафорой репрессивного воспитания. Иллюстрация, сделанная Блейком к этому стихотворению, тоже очень важна, – говорю я, указывая на книгу. Поэт всегда дополнял свои строфы акварельными рисунками, и они имеют большое значение для понимания его произведений.

Переведя дыхание, я продолжаю:
– Три коленопреклоненные фигуры молящихся… одна из них несомненно священник, а остальные двое – дети. Позы напряжены, лица опущены, верно? Символическое изображение контроля, под которым церковь держит их врожденную склонность к играм.

– Я понимаю, что ты имеешь в виду, – вступает в диалог Марджори. – Но как без религии можем мы научиться нравственности?

– Блейк настаивал на праве каждого делать то, что ему хочется, – со смехом добавляет Райли. – Это круто.

Я сердито вздыхаю, но Эдвард осторожно кладет ладонь мне на колено, и я продолжаю:
– Нет, он подразумевал совсем другое. По-моему, Блейк пытался сказать, что мы рождаемся свободными и по определению хорошими. С Богом в душе… а играть в саду – наше предназначение. Поэт критиковал использование организованной религии для подавления людей и ограничения природной свободы. Не в этом, по его мнению, заключается божественный замысел.

К моменту, когда я заканчиваю говорить, мое сердце бьется так громко, что его, похоже, слышат все присутствующие.

В аудитории на секунду-другую воцаряется молчание, а потом Пегги улыбается и кивает. Я понимаю, что она довольна, и дышать становится немного легче.

– Хорошо сказано, Изабелла, – говорит она. – Блейк действительно считал, что институционально оформленная религия скорее отвергает жизнь, чем утверждает.

– Я согласна с Изабеллой, – поддерживает и Розали. – Через весь этот стихотворный цикл красной нитью проходит мысль о том, что дети усваивают искаженное мировоззрение церкви и государства…

Она излагает свои соображения, а мое сердце понемногу унимается. Я сержусь на себя за то, что даже теперь так сильно нервничаю из-за необходимости выступать перед аудиторией, но старые привычки неистребимы.

– Ты потрясающая, – шепчет мне на ухо Эдвард, и я вдруг осознаю, как мне не хватает разговоров с ним. Он слишком молчалив с тех пор, как мы приехали из Форкса.

Интересно, навело ли и его это стихотворение на воспоминания о Билли.

После занятия у Эдварда какие-то дела, поэтому я иду домой с Розали и по дороге рассказываю ей всё, что мне кажется допустимым. Я чувствую острую потребность защитить прошлое мамы, вследствие чего умалчиваю о некоторых подробностях. Подругу особенно впечатляет, как держался Джейкоб во всей этой ситуации – и я признаюсь, до чего же мне стыдно за нанесенную ему обиду. Если бы у меня был шанс вернуться на несколько недель назад, я повела бы себя совсем, совсем иначе. Теперь я знаю, что он не заслужил ни капли тех страданий, которые я ему невольно причинила.

– Нельзя бесконечно заниматься самобичеванием из-за каждого допущенного промаха, Белла, – заявляет Роуз, когда мы собираемся расстаться возле моего дома. Она моя подруга – ей полагается пытаться облегчить мне муки совести, но никакие слова не изменят того, что я сделала.

– Всё это время я считала себя обманутой и преданной, поэтому и была уверена в своем праве поступать так, как поступала...

Она грустно улыбается:
– Ты хочешь сказать, что Эдвард был ошибкой?

– Нет. Эдвард не ошибка. Просто следовало изначально быть честной с Джейкобом. А теперь необходимо отвечать за собственные поступки.

– Ну что ж, ты всего лишь человек. Впредь будешь умнее, правильно? Честность – всегда лучший путь.

Я усмехаюсь над иронией ее утверждения. Ведь я должна была знать это лучше, чем кто-либо другой.
– Похоже, тебе наконец удалось привести мысли в порядок.

– Ха! Расскажи это моему психотерапевту. Но нет… на самом деле это здорово помогает. Даже сама возможность поговорить с кем-то, кто не знает меня лично и может беспристрастно указать на заблуждения, – она смеется, рассеянно поправляя синий шарф.

– Так ты порекомендовала бы своего консультанта? – спрашиваю я с нескрываемым интересом.

– Несомненно. Шивон потрясающая. Я пришлю тебе ее контактную информацию.

– Спасибо, Розали.

– Обращайся, детка.

Эдвард возвращается в мою квартиру поздно и ещё более угрюмым, чем раньше. Он сбрасывает с ног кроссовки и ставит рюкзак на пол.

– Привет, – говорю я со своего места за письменным столом. Я провела всю вторую половину дня, заново старательно вникая в своё исследование для итоговой работы.

– Привет, – откликается он и сразу сворачивает на кухню. Я чувствую где-то под ложечкой мучительное беспокойство. Что-то тревожит его, однако он ничего мне не рассказывает. Знаю, мне следует быть терпеливой и позволить ему добровольно поделиться со мной или разобраться со своими проблемами самостоятельно, но перепады его настроения не ослабевают и это начинает сводить меня с ума. Конечно, мы приехали из Форкса всего сутки назад, и тем не менее.

– Ты готовила? – спрашивает Эдвард, появляясь в комнате с тарелкой пасты, которую я оставила для него в холодильнике.

– Да. Я ждала тебя раньше.

– Извини, – тихо говорит он. – У меня были дела.

– Какие? – небрежно интересуюсь я.

Он яростно работает челюстями, уничтожая холодные макароны. Я не предлагаю разогреть их, поскольку ему явно всё равно.

– Просто дела.

– Просто дела? – переспрашиваю я, раздраженно закатывая глаза. – Здорово. Звучит забавно.

– Белла… – останавливает он меня, садясь на пол и вытягивая ноги.

– Отлично. Не рассказывай, – запальчиво отвечаю я, не в силах скрыть обиду. Не знаю, как справиться с этим отстраненным Эдвардом, ведь в последнее время он был со мной таким открытым. Внезапно кажется, что наши отношения идут на спад, и мне это совсем не нравится. Я возвращаюсь к работе и пытаюсь сосредоточиться, а он ходит по моей квартире, такой родной и одновременно незнакомый.

~QF~

Пламя слишком жаркое, но я не выпускаю книжки. Если я их уроню, они превратятся в пепел, и я тоже. Я защищающим жестом прижимаю их к груди. Но где же мама?

Ее здесь нет. Она спаслась.

– Мама?


Теплые прикосновения на моей шее, на талии. Я медленно выплываю из сна, чувствуя, как Эдвард настойчиво стаскивает с меня тонкие пижамные брюки.

– Ты нужна мне, – стонет он, прикусывая кожу над ключицей. – Пожалуйста.

– Эдвард? – я всё еще не могу побороть сон. Его эрекция прижата к моим бедрам, и внезапно мне хочется обхватить ее рукой. Но тут я вспоминаю, что сержусь на него.

Я собираюсь отвернуться, но он снова притягивает меня к себе. Несмотря на раздражение, я невольно начинаю поддаваться растущему внутри меня желанию, чувствуя движения Эдварда рядом со мной.

– Извини. Прости меня, – выдыхает он возле моего уха.

– Что с тобой творится? – спрашиваю я. – Сегодня ты был таким странным.

– Прости. Я расскажу. Только вначале дай мне это, – говорит он. Я резко вдыхаю, ощутив его ладонь уже у себя между бедер. С моих губ срывается тихое восклицание, которому полагалось бы быть протестующим. Но как можно сохранить ясность мыслей, когда он так прикасается ко мне? Когда я так сильно хочу его?

– Ты нужна мне, – повторяет он. – Не отказывай мне, пожалуйста.

Я продолжаю выгибаться под его ладонью, а он свободной рукой обхватывает мою грудь, нежно пощипывает сосок. Лихорадочно целует меня, и наши языки встречаются. Не успеваю я опомниться, как Эдвард окончательно освобождает меня от пижамы и располагается между моих разведенных коленей, прижимаясь к самому входу. Он толкается внутрь, и я чувствую – и знаю, – что он не использует презерватив. Можно остановить его, но я не хочу… мне необходимо ощущать его так – чтобы ничто нас не разделяло, чтобы меня наполняла только его теплая плоть. Я издаю стон и обнимаю его талию ногами, притягиваю его ближе, позволяю проникнуть глубже. Словно со стороны слышу собственный гортанный стон, а Эдвард врывается в меня, потом еще раз, еще…

– О Боже. Так чертовски… о Боже… – его движения ускоряются, он прижимает к себе мои бедра и буквально вдавливает меня в матрац. Никогда еще Эдвард до такой степени не терял самоконтроль, но его исступление вызывает отклик и во мне. Я приподнимаюсь, извиваюсь под ним, словно подстегивая его, хотя такое поведение трудно назвать разумным, но сейчас мне всё равно. Через пару дней у меня должны начаться месячные, так что это безопасно. Наверное. Возможно.

Его ладони скользят под меня, он шепчет что-то восторженно-неразборчивое. Я вскрикиваю, когда он задевает внутри меня какое-то местечко, о существовании которого я прежде даже не подозревала. Эдвард касается его снова и снова, не сдерживая страстных стонов. Я наполнена им до предела, но каждый раз, как он выходит, ощущаю и в теле, и в душе томительную пустоту.

– Нам… мне не следует так делать, – тяжело выдыхает он рядом с моим ртом. – Но я не могу остановиться.

– Не останавливайся, – прошу я, впиваясь пальцами в его поясницу. – Пожалуйста!

– С тобой так хорошо. Я… – он часто дышит, с нас сваливается покрывало. Я догадываюсь, что он уже очень близок к разрядке, гораздо ближе, чем я. Он поднимает мою ногу и привстает на колени, а толчки становятся всё более беспорядочными. Я отчаянно цепляюсь за него, подгоняя собственный оргазм, но не успеваю.

– Черт… – рычит он, быстро отстраняясь. Я сразу же болезненно реагирую на его отсутствие, мое тело не желает успокаиваться, и ощущения только усиливаются, когда его горячая влага изливается мне на живот.

Эдвард со вздохом падает рядом со мной.
– Ты не кончила? – спрашивает он хрипло.

Я предпочитаю ответить честно:
– Нет.

– Ох, малышка…

И, раньше, чем я успеваю запротестовать или хотя бы предугадать его намерения, он уже склоняется над моими бедрами, а его рот накрывает мою влажную изнывающую плоть. Я со стоном выгибаюсь на кровати, пока он дразняще ласкает меня пальцами и языком, возвращая к краю. Моментально позабыв о приличиях, хватаю его за волосы и теснее прижимаюсь к его лицу, а потом кричу, подхваченная волной невероятно сильного наслаждения. Когда я наконец-то опускаюсь с небес на землю, задыхаясь в изнеможении, Эдвард тихонько усмехается.

– Что? – внезапно смущаясь, спрашиваю я.

– Ты такая красивая.

– О…

– Господи, Белла, – он вдруг мрачнеет. – Извини, пожалуйста. Нам не следовало так рисковать.

Теперь, когда все закончилось, я сама не понимаю, почему так легко уступила. Но даже досадуя на свою сговорчивость, стараюсь не дать Эдварду повода обвинить себя в том, что он воспользовался моей слабостью.

– Да, знаю. Но я этого хотела.

– И всё равно… черт. Прости.

– Хватит извиняться. Но мне, пожалуй, стоит перейти на таблетки.

– Наверное, это хорошая мысль, – он вздыхает и садится, явно все еще ругая себя, хотя в темноте трудно разглядеть выражение его лица. – Я принесу тебе что-нибудь вытереться.

Еще через четверть часа мы снова в постели, и мне удается убедить Эдварда не брать на себя всю вину за нашу с ним обоюдную беспечность, тем более что вероятность забеременеть в этот день цикла минимальна. Но мы оба клятвенно обещаем друг другу больше не глупить: ребенок сейчас опрокинул бы все наши планы.

– Но когда-нибудь… ты вообще хочешь детей? – тихо спрашивает он, убирая прядь волос с моего лба.

– Когда-нибудь. Да. Я имею в виду, когда я закончу аспирантуру и, надеюсь, получу постоянную работу. То есть не очень скоро. Вероятно, не меньше чем лет через десять, – к окончанию фразы я теряю уверенность, поскольку не знаю, захочет ли Эдвард ждать так долго. Вдруг он планирует обзавестись детьми раньше?

– Ничего, – успокаивает он меня. – Я не тороплюсь.

Мне вдруг становится очень приятно: мы разговариваем о наших будущих детях… Наше будущее. Дети. Я улыбаюсь, положив голову ему на грудь.

Но это напоминает мне о том отчаянии, которое бросило ко мне Эдварда среди ночи.

– Расскажешь мне, где был сегодня?

– Заходил домой.

– У тебя же были какие-то дела?

– Да. Но потом я поехал к себе… хотел позвонить родителям.

Моё любопытство растет, я приподнимаюсь в постели, чтобы лучше видеть Эдварда. Теперь, когда глаза привыкли к темноте, мне удается рассмотреть обреченное выражение его лица.

– Не позвонил?

– Не смог найти в себе достаточно храбрости, – признаётся он. – Весь день собирался с духом, решая, что сказать им, особенно отцу.

– И что надумал?

– Столько всего. Знаешь, я ведь всё еще чертовски зол на них. Но я их не ненавижу. И не хочу, чтобы им так казалось… я имею в виду, если с ними что-то случится, а они будут полагать, что…

Эдвард снова начинает волноваться, и я успокаивающе поглаживаю его по плечу, ощущая, как напряжены его мышцы.

– В общем, поэтому я тебе и не рассказал. Нелепо было сидеть там весь день с телефонной трубкой в руке… Но извини, что я вёл себя с тобой, как убогий придурок. Каким чудом ты вообще выносишь меня, не понимаю.

– Могу представить, каково тебе сейчас... Поэтому и выношу. Хотя ты действительно вёл себя как придурок. Вот у меня и возникло ощущение, словно ты что-то скрываешь от меня. И мне это совсем не нравится. Но я не считаю тебя глупым из-за того, что с тобой происходит. Доверяй мне хоть немного.

– Я доверяю. Прости.

Наклонившись, я нежно целую его в губы.
– Возможно, тебе стоит позвонить, когда их точно не будет дома, и оставить сообщение? Так они смогут узнать о твоих чувствах и одновременно понять, что тебе всё еще нужно время.

– Неплохая идея, – задумчиво откликается Эдвард.

– Видишь? Вместе мы справляемся гораздо лучше.

Он улыбается, целуя меня в ответ, его ладонь ласково обхватывает мой подбородок.
– Пока мы не закончили, есть кое-что еще. Только, пожалуйста, не сердись.

– Не буду, –отвечаю я, надеясь, что сумею сдержать обещание.

– Я не хочу, чтобы ты читала мои письма.

Его слова удивляют меня. Я снова сажусь и включаю лампу, чтобы как следует увидеть его лицо. Мы оба моргаем, привыкая к вспыхнувшему свету.

– И почему же?

Усталый взгляд его зеленых глаз встречается с моим.
– Я не всегда отдавал себе отчет в том, что писал. Вначале это были всего лишь грустные послания, где я отчаянно умолял простить меня. Потом я практически смирился с тем, что ты никогда не простишь. И сдался. Но потом заболела Элис, и я разозлился. Просто не мог поверить, что тебя не трогает не только мое раскаяние, но даже страдания твоей умирающей подруги.

Я вздыхаю, вспоминая собственный гнев.
«Мне жаль, что я вообще встретилась с тобой».

– Я писал тогда много ужасного, Белла. И хорошего тоже. Сейчас, когда мы вместе, я совсем другой. Боюсь, прочитав мои письма, ты будешь всегда видеть во мне того мальчишку. Не хочу, чтобы ты воспринимала меня так.

Не знаю, что ему ответить… я даже не задумывалась о том, как эти письма могут повлиять на наши отношения. Но Эдвард прав.

– Я почти не помню содержание большинства из них. И там… Господи, я был в такой заднице!

– Ты читал их? – я начинаю понимать, в чем дело.

Он настороженно кивает:
– Несколько штук. Сегодня.

Мои глаза изумленно округляются.

– Не твои, клянусь. Я оставил их здесь. Но начал просматривать свои… и кое-что из прочитанного просто ужаснуло меня. Не хочу, чтобы ты думала так обо мне. Не хочу тебя обидеть, – горячо говорит он. – Конечно, они адресованы тебе, и решать будешь ты. Если захочешь узнать, что в них, я переживу это, – последние слова он произносит очень тихо, но я всё равно слышу в его тоне тревогу.

– Эдвард, – я быстро обнимаю его, и он удивленно охает. – Я люблю тебя. Мы вместе. Я не буду читать их, если тебя это расстроит. Они ничего не изменят между нами…

– Я так тебя люблю, Белла, – от волнения его голос звучит сдавленно. – Ты узнаешь всё, что хочешь знать. Но лучше уж от меня, чем из писем, которые мы писали, когда были несчастными и сердитыми детьми. Обманутыми детьми.

– Хорошо, – соглашаюсь я, целуя его в колючую щеку. – Договорились.

Мы довольно долго лежим в обнимку, нежно касаясь друг друга и шепотом заверяя в своих чувствах. Тревожное выражение понемногу уходит с его лица, и у меня на душе становится легче.

– А письма Элис? – тихо спрашиваю я. Одно дело согласиться не вскрывать наши с ним письма, но Элис – совсем другое. Ее нет с нами. Я ни за что не сумею отказаться от возможности прочитать ее последние слова, обращенные ко мне, даже если они наполнены горечью и злостью.

– Я тоже думал о них, – со вздохом бормочет Эдвард.

– И к чему пришел?

– Трудно сказать… наверное, я хотел бы узнать, что она тебе писала. Но это может быть тяжело.

– Нам не обязательно решать прямо сейчас. Но да, давай обсудим все позже. Когда будем готовы.

– Ладно. Ты права.

– Теперь тебе спокойнее?

– Гораздо.

– Я рада.

И я снова прижимаюсь к Эдварду, слушая негромкие удары его сердца.

~QF~

Я просыпаюсь в одиночестве, но не беспокоюсь, поскольку у Эдварда назначена ранняя встреча в кампусе. Сев в постели, быстро моргаю, с удивлением заметив, что уже одиннадцатый час.

Всё еще в пижаме, я готовлю себе завтрак, потягиваясь и чувствуя оставшуюся с ночи приятную боль, которая напоминает мне о необходимости запланировать визит к гинекологу.

Включаю компьютер и, пока он загружается, прихлебываю кофе и поглядываю в окно на улицу. Начинается прекрасный солнечный день, но очень холодно – морозные узоры на стекле вызывают у меня улыбку. Почему-то я жду наступления зимы.

Потом я замечаю на своем столе какое-то письмо.

«Белле с любовью, Э.»

Озадаченная, я открываю незапечатанный конверт и, достав из него листок бумаги, торопливо разворачиваю его. Послание датировано сегодняшним утром.

Белла,
Знаешь ли ты, в какой момент я понял, что люблю тебя?
Это случилось, когда Элис нарядила тебя в белое платье нашей мамы. Ты прибежала на первый этаж, расстроенная разговором с Элис, и я подумал, что никогда не встречал никого красивее тебя. Странно, ведь до этого дня ты была для меня всего лишь подругой моей младшей сестры. Если я ничего не путаю, платье было тебе сильно велико и опасно сползало с плеча. Я не хотел отпускать тебя из дома (или просто от меня) в таком наряде.
Мне хотелось поцеловать тебя.
Наверное, ты меня испугалась. Но самое главное, чего я не могу забыть о том моменте – твои широко раскрытые карие глаза. Я видел в них свое отражение.
Это одно из моих любимых воспоминаний о тебе.

Я вынужден уйти на несколько часов. С удовольствием разбудил бы тебя поцелуем, чтобы снова взглянуть в эти глаза, но не буду. Дам тебе отдохнуть.
Спасибо за то, что ты всё для меня.
Всегда,
Эдвард.
P.S. Пообедаем вместе? Я знаю замечательную маленькую закусочную прямо за углом… увидимся там в час?


С каждым прочитанным словом я улыбаюсь всё шире, и наконец мне кажется, что мое лицо уже не может вместить эту улыбку. По-прежнему держа в руке записку Эдварда, я роюсь в столе и нахожу свой любимый бледно-желтый набор канцелярских принадлежностей.

Беру авторучку и начинаю писать.



* Пьер Тейяр де Шарден – (фр. Pierre Teilhard de Chardin; 1881 – 1955) — французский католический философ и теолог, биолог, геолог, палеонтолог, археолог, антрополог.

** Джудит Батлер (англ. Judith Butler, род. 24 февраля 1956) — американский философ, представительница постструктурализма.

*** Перевод С.Степанова


________________________________________________________________

Перевод: O_Q
Редактирование: partridge

Ну вот, письма наконец-то дошли до адресатов, насколько это сейчас возможно. Но героев всё еще лихорадит, особенно Эдварда. Видимо, прикосновение к прошлому не так уж безопасно.
Ждём ваших комментариев здесь и
на
ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-16205-1
Категория: Наши переводы | Добавил: O_Q (13.02.2016) | Автор: перевод O_Q (Ольга)
Просмотров: 2141 | Комментарии: 87 | Теги: Белла, эдвард, тихий огонь, Джейкоб


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 871 2 »
0
87 Colour_dream   (28.02.2016 23:59)
Спасибо))))

0
84 ZaID   (22.02.2016 18:20)
Ну вот, Джейк разачарованный и удрученный ох, Беллу отпускает да, примеряясь с последствиями.................................................................... .
Эдвард оу, великодушно с Дж и они к себе уединится да умиротвориться и ОН обособлен хм, раздираемый вызывами изнутри.......................................................................... ..
Розали умница вся, готова Беллу приободрить побудить принять их, таким какое оно есть..................................................
Эта перекликающаяся в чем то, тема семинара с ее жизнеными перепитиями, оу дало освободиться ей...............................................................................
Ух ты, Эдвард видимо Белла для него пробуждающий источник которым, ОН заряжается для дальнейших свершений........................................................................
Ну есть, определенный риск для их отношений ох лучше, да ему позже пересказать самому.................................................
Эдвард - настоящий мужчина, да столь проникновенное и трогательное признание оу, ОН удивительный........................................................

0
86 O_Q   (22.02.2016 21:38)
Джейк уже пережил самую острую фазу разрыва, усугубленную сердечным приступом Билли, теперь будет легче, тем более что есть еще и Леа. Но настроение пока смурное, конечно, так что он прав: нужно время.
Эдвард мечется, и письма его взволновали, и ссора с родителями теперь особенно тревожит, так что он не выглядит счастливым, несмотря на то, что Белла уже не связана помолвкой с другим.
Розали всегда поддерживает Беллу, помогает разобраться с проблемами, но у специалиста это, вероятно, получится еще лучше.
Стихи Блейка Белла теперь, после разговора с Билли, воспринимает более остро, поэтому особенно проницательно видит скрытый смысл в анализируемом стихотворении.
Видимо, Эдвард прав, предлагая не читать старые письма - польза от них вряд ли будет, а вот вред могут нанести практически наверняка.
Спасибо за комментарий!

+2
83 natafanata   (21.02.2016 23:38)
Все таки мудро поступили Белла с Эдвардом пока не читать письма.
Спасибо за главу.

+1
85 O_Q   (22.02.2016 21:28)
На здоровье smile
Читать такие письма не только очень больно, но и опасно для отношений. Можно отравить всё надолго, если не навсегда.
Спасибо за комментарий!

0
81 ღSensibleღ   (18.02.2016 03:22)
самое главное то, что они все таки начали выходить из состояния обиды и начинают более трезво мыслить)) и после этой главы, уверенность в том, что Эдвард восстановит отношения с родителями - велика happy
спасибо огромное за главу happy

0
82 O_Q   (18.02.2016 16:01)
На здоровье smile
Герои еще не успокоились, во всяком случае, внутренне, но на это уже определённо есть надежда. Во всяком случае, события явно развиваются в правильную сторону.
Спасибо за комментарий!

+2
79 hope2458   (16.02.2016 20:53)
Мне тоже близка идея ритуального костра из старых писем! Прошлое пусть остается в прошлом. Безусловно, за исключением писем Элис. Их Белла должна прочитать. Они дают ей шанс попрощаться с подругой. Я очень рада, что Эдвард начинает искать пути примирения с родителями. Думаю, в последнее время он многое переосмыслил и понял, что жизнь так непредсказуема и порой трагична, что пока есть возможность, нужно быть рядом с близкими людьми, с теми кто тебя любит и еще, нужно уметь прощать.

0
80 O_Q   (16.02.2016 23:22)
Умение прощать - это то, чему Белле и Эдварду еще предстоит научиться. По таким серьёзным поводам им прощать кого-нибудь пока не доводилось. И сейчас, так много и многих потеряв, они безусловно осознали великую ценность жизни и непоправимость смерти, поэтому, я уверена, сумеют проявить великодушие к тем, кто пока рядом с ними.
А письма лучше не читать, согласна, за исключением тех, что от Элис.
Спасибо за комментарий!

+1
77 ПуФыСтИк   (16.02.2016 15:57)
Правильно, что решили не читать письма. Это было давно и ситуация была другая. Пусть это и останется там.

0
78 O_Q   (16.02.2016 16:20)
Да, было давно, а боль способно причинить сейчас, так что, действительно, пусть остается в прошлом.
Спасибо за комментарий!

0
75 Munik   (16.02.2016 00:30)
Спасибо большое за перевод)

0
76 O_Q   (16.02.2016 01:20)
На здоровье smile

+1
73 Sharon9698   (15.02.2016 22:29)
Спасибо за прекрасный перевод и редактуру))) Сложные эмоции сейчас испытывают Белла и Эдвард - вроде как все прояснилось , письма нашлись, но горечь и обида не ушли. Ни он, ни она не хотят, чтобы были прочитаны их письма, столько боли и обиды, и злости в них, что лучше оставить все как есть, главное, что они были эти письма, огромное количество, а остальное не важно. Лишь письма Элис сейчас нужно прочесть, ак бы попрощаться с сестрой и подругой(((

0
74 O_Q   (15.02.2016 22:53)
На здоровье smile
Да, письма они увидели, и лучше, наверное, этим ограничиться - вон ведь что творится с Эдвардом, а он всего-то несколько своих собственных посланий прочитал. Представляю, что с ним будет, если он прочтет письма Беллы и будет знать, что она прочитала его письма. Без срыва не обойдётся. Так что будет очень правильно, по-моему, если они хотя бы на время отложат эти письма, а вот письма Элис обязательно надо прочитать, впрочем, Белла и Эдвард сами ни за что не откажутся от такой возможности, хотя заранее можно сказать, что это будет нелегко.
Спасибо за комментарий!

+1
71 SvetlanaSRK   (15.02.2016 09:12)
Ну, вот, всё позади! Прошлое не должно им мешать в будущем, поэтому, я думаю, что не стоит им читать эти письма вообще, кроме писем от Элис. Письма Беллы, так же, как и письма Эдварда пропитаны болью, обидой, непониманием, отчаянием, злостью. Зачем это ворошить? Главное, что они знают, что они всё это время, что были в разлуке, не забывали друг о друге, что они отчаянно нуждались друг в друге. Вот это главное. И отчаяние, что затопило их обоих, прорвалось ночью. "Ты мне нужна!" Нет, не для физической разрядки, а для соединения душ, тела, чтобы почувствовать эту связь между ними. Этим было пропитано их соитие. Чувствовать здесь и сейчас, а прошлое, пусть остаётся в прошлом! Ведь в настоящем можно написать красивое письмо - воспоминание!
Как всегда, получила огромное удовольствие от прочитанного! Спасибо!
smile smile

+1
72 O_Q   (15.02.2016 12:08)
На здоровье smile
Рада, что глава понравилась.
Я согласна, что чтение этих писем не принесет ничего, кроме возвращения демонов прошлого, новых огорчений по старым поводам - в общем, совершенно нежелательного напряжения, нервозности и искажения восприятия. Эдвард совершенно прав, предлагая не читать письма, которые они посылали друг другу. Материальное подтверждение переписки получено, виновные найдены, можно считать, что письма свою роль уже сыграли. Теперь нужно создавать новую историю отношений, и Эдвард уже, похоже, положил начало красивой традиции. Ведь можно вспоминать о прошлом и так.
Ну а письма от Элис они наверняка прочитают, это совсем другое дело.
Спасибо за комментарий!

+1
69 GASA   (15.02.2016 00:09)
наверно это правильно не читать письма обиженного мальчишки....по крайней мере не в ближайшем будущем ...эх молодые и беспечные.... smile

+1
70 O_Q   (15.02.2016 00:11)
Обиженного мальчишки, отчаявшейся девчонки... Лучше им письма друг от друга не читать, это точно.
Спасибо за комментарий!

+1
67 робокашка   (14.02.2016 21:10)
совместно пережитое, чтобы то ни было, внутренне сближает

0
68 O_Q   (14.02.2016 21:13)
Может быть, и не всегда, но достаточно часто, соглашусь.

0
65 esme_kallen   (14.02.2016 20:11)
Спасибо за новою главу))

0
66 O_Q   (14.02.2016 20:30)
На здоровье smile

+1
63 Маш7386   (14.02.2016 19:48)
Большое спасибо за прекрасный перевод!

0
64 O_Q   (14.02.2016 20:05)
На здоровье smile
Рада, что перевод нравится.

+1
61 SVmama   (14.02.2016 15:59)
Что ж, поездка в Форкс - такая трудная и так много решающая, позади...Можно подводить итоги. В принципе - разрешились и выяснились многие моменты, которые столько лет мучительно мешали нормально воспринимать реальность и своё место в жизни. Радует, что с Джейкобом, по итогу, Белла осталась друзьями и даже Эдвард нашёл язык с ним. Думаю и Билли не исчезнет из жизни Беллы после всего произошедшего, просто нужно время...Вот только...почему-то облегчения не наступило. Оказалось, что те самые письма - могут стать камнем преткновения, прочитав которые, могут не справиться сегодняшние Эдвард и Белла с тем грузом обид, страхов, гнева, даже ненависти тех обиженных жизнью и близкими подростков...Стоит ли открывать ящик Пандоры? Надеюсь на их благоразумие. Только письма от Элис...их надо прочесть, вместе..это последнее, что осталось у Беллы от подруги и...у Эдварда от сестры. И помощь, им нужна помощь специалиста, чтобы справиться с тем грузом, который они оба неосознанно взвалили на себя, чтобы принять, простить своих родных и самих себя, отпустить прошлое и двигаться в будущее. Иначе, это может их раздавить...Спасибо огромное за прекрасный перевод и продолжение! Появилась надежда!

0
62 O_Q   (14.02.2016 16:23)
Цитата SVmama
Что ж, поездка в Форкс - такая трудная и так много решающая, позади...Можно подводить итоги. В принципе - разрешились и выяснились многие моменты, которые столько лет мучительно мешали нормально воспринимать реальность и своё место в жизни. Радует, что с Джейкобом, по итогу, Белла осталась друзьями и даже Эдвард нашёл язык с ним. Думаю и Билли не исчезнет из жизни Беллы после всего произошедшего, просто нужно время...

Поездка эта, можно не сомневаться, навсегда останется в памяти Беллы и Эдварда. Радостного в ней было мало, но и обойтись без нее не представлялось возможным, такие узлы нужно распутывать до конца. Разумеется, герои могли надеяться, что определённость принесёт облегчение, а уж Эдварду-то точно должно было стать легче после того, как Белла объяснилась с Джейкобом и вернула ему кольцо. Но на самом деле этого не произошло: тягостный разговор с Билли, напомнивший, кроме всего прочего, о ссоре с родителями, пачки старых нераспечатанных писем (и воспоминание о том, что в них содержится), неожиданное великодушие соперника, которого хотелось считать исчадием ада... В общем, Эдварду едва ли не тяжелее, чем прежде. Вот на душе у Беллы, возможно, немного прояснилось: Джейкоб оказался не причастным к истории с письмами, кроме того, когда всё немного улеглось, появились проблески надежды, что Белла не лишится своего лучшего друга, несмотря на разрыв помолвки. Но зато она узнала, в какой отвратительной семье росла Рене, чему она подвергалась в ранней юности, а объяснения Билли по поводу писем вряд ли могли удовлетворить хоть кого-нибудь. Так что и у Беллы есть причины хмуриться и думать.
Цитата SVmama
Вот только...почему-то облегчения не наступило. Оказалось, что те самые письма - могут стать камнем преткновения, прочитав которые, могут не справиться сегодняшние Эдвард и Белла с тем грузом обид, страхов, гнева, даже ненависти тех обиженных жизнью и близкими подростков...Стоит ли открывать ящик Пандоры? Надеюсь на их благоразумие. Только письма от Элис...их надо прочесть, вместе..это последнее, что осталось у Беллы от подруги и...у Эдварда от сестры.

Да, вот и письма - велико искушение их прочитать, но Эдвард прав: такое чтение небезобидно и может нанести вред их неокрепшим отношениям. Так что с письмами друг другу, похоже, лучше поостеречься, как минимум отложить их чтение на неопределенное время. Что касается писем Элис - разумеется, эти послания из прошлого обязательно надо прочитать, хоть это может оказаться нелегко.
Цитата SVmama
И помощь, им нужна помощь специалиста, чтобы справиться с тем грузом, который они оба неосознанно взвалили на себя, чтобы принять, простить своих родных и самих себя, отпустить прошлое и двигаться в будущее. Иначе, это может их раздавить...

Белла это уже поняла и, вероятно, осуществит свое намерение. С Эдвардом всё сложнее. Будем надеяться, что он поймет, как трудно с этим справиться без помощи специалиста, и тоже решит обратиться к психологу.
Цитата SVmama
Спасибо огромное за прекрасный перевод и продолжение! Появилась надежда!

На здоровье smile
Да, несмотря на все метания, глава в целом позитивная, оптимистичная.
Спасибо за комментарий!

+1
58 Kataru   (14.02.2016 14:19)
Спасибо за главу. Не читать письма друг друга, мне кажется мудрым решением. А вот письма Элис могут стать для них неожиданностью.

0
60 O_Q   (14.02.2016 14:25)
На здоровье smile
Мне тоже кажется, что Эдвард не зря беспокоится. Да и Белла это понимает, хотя сама, вероятно, не задумываясь начала бы читать эти письма, уж слишком долго она их ждала.
И да, кое-что из написанного Элис их поразит.
Спасибо за комментарий!

+1
57 иола   (14.02.2016 13:36)
Эдвард правильно сказал, оно были ОБМАНУТЫМИ детьми, и эти письма лучше оставить не прочитанными, так легче оставить в прошлом всю ложь, которая была.
Спасибо за главу.

0
59 O_Q   (14.02.2016 14:22)
На здоровье smile
К сожалению, это действительно так: эти письма, дойдя наконец до адресата, могут причинить немалый вред. Лучше уж потерпеть неудовлетворённое любопытство.
Спасибо за комментарий!

+1
55 terica   (14.02.2016 12:29)
Казалось бы - разобрались с письмами, отыскались виновные..., но нет душевного покоя. Билли не прощен..., но Бэлла уже на пути к этому прощению, а вот Эдвард ..., он хочет понять, принять и простить родителей, но слишком велика обида, из-за которой он начал саморазрушаться... Его молчание, самоустранение просто убивают Бэллу..., а потом этот сумасводящий, неконтролируемый секс -это лекарство для Эдварда, способ забыться и раствориться в любимой, найти силы для установления душевного равновесия... Бесподобно описана близость, в таком замечательном переводе - это что-то... Я думаю - не надо ворошить прошлое - читать эти письма...., если первые были пронизаны тоской, просьбами о прощении, то что было в последних- зло, обида и ненависть..., хотя Бэлла все бы поняла, но ни Эдвард со своей неустойчивой психикой... А вот письма Элис должны быть прочитаны - это как привет с того света, но от живой Элис...
Цитата Текст статьи
Спасибо за то, что ты всё для меня.
Всегда,
Эдвард.
Замечательное послание, слова говорят сами за себя...
Большое спасибо за прекрасный перевод и редактуру новой главы, такой накал страстей..., очень чувственно.

0
56 O_Q   (14.02.2016 13:03)
Цитата terica
Казалось бы - разобрались с письмами, отыскались виновные..., но нет душевного покоя. Билли не прощен..., но Бэлла уже на пути к этому прощению, а вот Эдвард ..., он хочет понять, принять и простить родителей, но слишком велика обида, из-за которой он начал саморазрушаться... Его молчание, самоустранение просто убивают Бэллу...,

Да, теперь по поводу писем и вообще всей истории почти десятилетней давности не осталось сомнений или вопросов, но, как и следовало, вероятно, ожидать, на душе у героев легче не стало. И всё-таки прошлое потихоньку отпустит их, теперь в этом можно не сомневаться, нужно только набраться терпения.
Эдварду тяжелее, чем Белле - в отличие от нее, у него не было времени перед разговором с родителями привыкнуть хоть немного к мысли о предательстве самых близких людей, на него это всё обрушилось неожиданно, до этого у него были лишь смутные подозрения. Как следствие - взрыв эмоций, полное отторжение... Теперь нужно с этим что-то делать, ведь в глубине души Эдвард знает, что всё равно любит родителей, во всяком случае, не может их ненавидеть и не хочет, чтобы они так думали. Вот только к спокойному разговору (особенно с отцом) он явно еще не готов, поэтому и мечется.
Цитата terica
а потом этот сумасводящий, неконтролируемый секс -это лекарство для Эдварда, способ забыться и раствориться в любимой, найти силы для установления душевного равновесия... Бесподобно описана близость, в таком замечательном переводе - это что-то...

Именно лекарство, поэтому Белла сразу отбрасывает мысль о том, что сердится на Эдварда, не пытается оттолкнуть его или хотя бы изобразить нежелание. А потом зажигается от его страсти, заведенная его внезапной потерей контроля, говорящей, помимо всего прочего, о том, каким он охвачен смятением, какой разброд у него в душе.
Очень приятно, что понравилось описание близости - в этом "виновата" в первую очередь Аня.
Цитата terica
Я думаю - не надо ворошить прошлое - читать эти письма...., если первые были пронизаны тоской, просьбами о прощении, то что было в последних- зло, обида и ненависть..., хотя Бэлла все бы поняла, но ни Эдвард со своей неустойчивой психикой... А вот письма Элис должны быть прочитаны - это как привет с того света, но от живой Элис...

Именно письма, даже больше, чем несостоявшийся звонок родителям, стали причиной такого настроения Эдварда, его странного поведения. Он перечитал несколько своих давних посланий и откровенно боится того, что может случиться, если они наконец-то дойдут до адресата. Если Белла сейчас, когда у них всё так хорошо складывается, прочитает отчаянные слова шестнадцатилетнего паренька с израненной душой. Понятно желание Эдварда уберечь от этого и Беллу, и их отношения.
Цитата terica
Цитата Текст статьи
Спасибо за то, что ты всё для меня.
Всегда,
Эдвард.

Замечательное послание, слова говорят сами за себя...

Да, этим "всегда" (always) Эдвард-подросток смущенно заменил поэтическое "Forever"(навеки, навсегда) в дарственной надписи на книге Блейка. И теперь трогательно использует это слово, уже повзрослев.
Цитата terica
Большое спасибо за прекрасный перевод и редактуру новой главы, такой накал страстей..., очень чувственно.

На здоровье smile
Очень приятно, что глава понравилась.
Спасибо за комментарий!

+1
53 malush   (14.02.2016 12:22)
Слава Богу, все по-немногу налаживается...
Спасибо за продолжение! wink

0
54 O_Q   (14.02.2016 12:24)
На здоровье smile
В некотором смысле да, налаживается. Но до спокойного счастья еще, похоже, далеко.
Спасибо за комментарий!

+1
44 Dolphin3256   (14.02.2016 01:48)
Спасибо за главу.
Так здорово читать о том, как эти двое учатся быть вместе, быть одним целым.

0
52 O_Q   (14.02.2016 02:14)
На здоровье smile
Рада, что глава понравилась. Действительно, приятнее читать о том, как они всё сильнее влюбляются, чем об их взаимной неприязни и недоверии друг к другу.
Спасибо за комментарий!

0
37 Edera   (13.02.2016 23:30)
Спасибо за главу!

0
51 O_Q   (14.02.2016 02:11)
На здоровье smile

+1
36 natik359   (13.02.2016 23:09)
Попытки начать жизнь заново не так просто, как хотелось бы! И письма явно тяжелым грузом лежат на плечах!

0
50 O_Q   (14.02.2016 02:10)
Ничего, теперь им ничто не мешает жить. А письма - словно олицетворение прошлого, их действительно стоит уничтожить в торжественной обстановке.
Спасибо за комментарий!

+1
33 gadalka80   (13.02.2016 22:14)
Спасибо за главу.Прощать всегда трудно,но это необходимо для души.

0
49 O_Q   (14.02.2016 02:06)
На здоровье smile
Да, жить с грузом на душе плохо, поэтому раны лучше не растравлять, а заживлять.
Спасибо за комментарий!

0
32 Lady_Darya   (13.02.2016 21:58)
Спасибо)))

0
48 O_Q   (14.02.2016 02:04)
На здоровье smile

0
31 digivika   (13.02.2016 21:38)
Спасибо за главу. Какие же они милые, особенно Эдвард. Романтичные, нежные. Интересно долго это продлится или опять что-то приключиться?

0
47 O_Q   (14.02.2016 02:03)
На здоровье smile
Эдвард мечется. Если бы не Белла, для которой он всё-таки сдерживается, вообще неизвестно, что сейчас с ним было бы (хотя предположить можно). Герои нацелены на длительные отношения. Будем надеяться, что им ничто не помешает.
Спасибо за комментарий!

+1
30 ilnikdim   (13.02.2016 21:36)
Спасибо за главу! Иногда прошлое должно оставаться в прошлом. На их месте я бы оставила только письма Элис.
А Эдвард умеет быть милым. Чудесное утреннее письмо! Приятно начинать так день.

0
46 O_Q   (14.02.2016 02:00)
На здоровье smile
Этому прошлому точно лучше оставаться в прошлом и не тянуть героев назад.
Письмо Эдварда - то, что нужно. Видимо, он интуитивно почувствовал, что Белле будет очень приятно получить от него письмо, словно взамен тех писем, которые не дошли до нее почти десять лет назад. И тему для письма он выбрал очень хорошую - пусть Белла помнит о прошлом не только плохое.
Спасибо за комментарий!

+1
29 Черный_кот   (13.02.2016 21:27)
Впечатление от главы - любовь прекрасна. Они открывают для себя эпоху новых, взрослых писем?
Приятно видеть, что обида начинает проходить и Эдвард хочет помириться с родителями. Ага, теперь поймет, ломать не строить. Рассорился за 5 минут, а вот наладить отношения неловко и нелегко.
Спасибо smile .

0
45 O_Q   (14.02.2016 01:55)
На здоровье smile
Вряд ли от Эдварда понадобятся какие-то усилия по налаживанию отношений с родителями. Лишь бы только перестал их отталкивать, но пока он даже к этому не вполне готов, его вполне устроит, если родители поймут, что он не испытывает к ним ненависти.
Спасибо за комментарий!

+2
28 galina_rouz   (13.02.2016 21:01)
Спасибо за продолжение истории!Считаю что не стоит читать письма!Сейчас всё хорошо,вот и не надо теребить душу!

0
43 O_Q   (14.02.2016 00:01)
На здоровье smile
Согласна. От чтения таких писем им может стать только хуже. Только письма Элис обязательно нужно прочитать - ведь это почти то же самое, что поговорить с ней.
Спасибо за комментарий!

+1
26 kristi2009   (13.02.2016 20:25)
Спасибо. Психолог нужен обоим. Но мне кажется, что Эдвард еще не готов к этому. Возможно пойдет вслед за Беллой.

0
42 O_Q   (13.02.2016 23:58)
На здоровье smile
Безусловно, психолог нужен обоим, причем Эдварду, возможно, даже больше. Но нужно, чтобы он сам захотел получить помощь профессионала, иначе всё будет бесполезно.
Спасибо за комментарий!

0
25 Филька5   (13.02.2016 19:50)
Большое спасибо ! smile

0
41 O_Q   (13.02.2016 23:57)
На здоровье smile

+1
24 Golden-daisy   (13.02.2016 19:49)
Как мы порой все считаем и в теории всегда получается отлично,а вот на практике? если они не начнут предохраняться , то на практике дети появятся значительно раньше, чем они себе предположили...хотя думаю если и будут непредвиденные обстоятельства, то у ребенка будут два любящих родителя.
Спасибочки огромное за продолжение....

0
40 O_Q   (13.02.2016 23:56)
На здоровье smile
Да уж, сколько планов порушили нежданные-негаданные дети - не сосчитать. Будем надеяться, что Белла с Эдвардом в дальнейшем будут вести себя разумнее. Но я тоже согласна, что ребёнок в любом случае стал бы любимым и желанным, пусть и несвоевременным.
Спасибо за комментарий!

1-30 31-42
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: