Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2720]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4857]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15246]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14597]
Альтернатива [9070]
СЛЭШ и НЦ [9124]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4475]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Пожалуйста, можно остаться?
Последняя проверка. Если Кеннет пройдёт её, Байер позволит ему остаться.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ
НЦ-17

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Я иду играть
С нашей последней игры прошло полгода. Я так сильно скучаю, моя Белла. В этот раз ты превзошла саму себя по сложности задания. Но я справлюсь и докажу, что достоин тебя. Я иду играть.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Запутанная ситуация
«Мистер и миссис Каллен» – как же звучит на самом деле? Противно или приятно?
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Секрет заброшенного поместья
С момента победы над Волдемортом минуло десять мирных для Англии лет. Отправленный по приговору суда в изгнание Драко Малфой возвращается домой. Однако стоило ему ступить на родную землю, как начинают происходить странные события, воскрешающие призраков далекого прошлого…

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Смотритель маяка
Я являлся смотрителем маяка уже более трех лет. Признаюсь, мне нравилось одиночество...
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ

Счастье в подарок
Физическое превосходство не принесло ей счастья. Единственное, чего она отчаянно желала, и что, разумеется, никак не могла получить – это Стива Тревора, летчика, погибшего несколько десятилетий назад. Она заплатила за свою силу и красоту слишком большую цену.
КОНКУРСНАЯ ИСТОРИЯ



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13031
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 47
Гостей: 36
Пользователей: 11
Наташа174, raptor85, Noksowl, Helena7151, panna8994, SAIDA0180, extra0207, Thsfjjuyg, Нат@ли, Sa$ha, Kuy


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

«Последняя надежда»

2021-3-9
47
0
Название: «Последняя надежда»

Категория: Другие фандомы
Заявка: 110.
Героиня (или герой) получает в наследство или находит амулет или артефакт, обладающий магической или фантастической силой, дарующей какие-то способности его обладателю.
Музыкальное сопровождение: Whitney Houston - Run to You
Бета: +
Жанр: фэнтези, романтика
Рейтинг: R
Пейринг: Драко/Гермиона
Саммари: В стародавние времена могущественные маги умели не только проклинать, но и дарить надежду. Пусть и превращали путь к спасению в одну сплошную загадку для своих далеких потомков






♥♥♥♥


Зимний день подходил к концу. Малфой-мэнор дремал, плотно укутавшись в белоснежный покров от входных ворот до самой высокой башенки с флагштоком. Морозы, пришедшие в графство Уилтшир со стороны Северного моря еще в самом начале декабря, отступать не собирались, и теперь поместье пряталось в снегах, стремясь уберечься от холода. Здесь стояла первозданная, нетронутая тишина, чистый воздух звенел в лучах декабрьского тусклого солнца, медленно опускавшегося за горизонт. Даже внутри дома нигде не раздавалось ни звука, за исключением единственного места - кабинета хозяина.

Драко Люциус, молодой лорд Малфой, сидел за огромным дубовым столом, уронив подбородок на сведенные вместе кулаки и бездумно глядя в полыхающий в камине огонь. Шторы были плотно закрыты, не пуская в скупо освещенную комнату даже отблеска уличного снежного великолепия, в толстостенном бокале с огневиски почти растаял лед, а на середине стола тускло посверкивал небольшой, плотно закрытый ларец с гербом рода на крышке.

За последние несколько часов, минувшие с момента возвращения хозяина поместья из Гринготтса, в этой картине ничего не поменялось. Казалось бы, нет ничего сложного - давным-давно известным заклинанием рассечь кожу ладони, добывая каплю крови, мазнуть по крышке и открыть шкатулку. Но Драко вот уже долгое время не мог выполнить этот простой ритуал, ненавидя себя за малодушие и проклиная за неожиданную трусость.

Согласно завещанию отца, которое в данной части повторяло дословно последнюю волю деда, ларец можно было забрать из сейфа и вскрыть только в случае реальной опасности угасания рода. Если верить дневникам предков, содержимое его может спасти семью, подарив надежду на выживание. Но именно в это верилось с трудом - теперь, после трагедии, постигшей молодого волшебника, хорошего исхода он не ждал. Каждый вздох, каждое движение, каждый танец невидимой пылинки в луче света, казалось, напоминал только об одном: ты последний. На тебе все закончится - рано или поздно. После тебя Малфоев не будет, как не стало многих старинных семей после минувшей войны.

Драко женился рано, следуя настойчивой предсмертной просьбе отца. Невеста соответствовала строгим требованиям, предъявляемым к будущей леди Малфой: была чистокровна, красива, воспитана в лучших традициях аристократии. Закончила Слизерин. Была, в конце концов, блондинкой. И главное, осознавала долг перед семьей, в которую входила с замужеством.

Молодые люди сразу после свадьбы покинули Англию, следуя за Нарциссой - той хотелось оказаться подальше от воспоминания о прошедшей войне и об умершем муже. Они поселились во Франции, неподалеку от Ниццы, где беззаботная атмосфера и великолепный климат на время вытеснили мысли о туманах родного острова. Между Драко и Асторией не было любви, но было уважение, а для подобной ситуации и это немало. В конце концов, по традиции договорных браков после появления на свет наследника каждый из супругов обретал право на собственную жизнь. Условие было одно: поведение не должно бросать тень на репутацию семьи, скандалы недопустимы.

Не прошло и года, как молодая супруга поведала о своей беременности. Все знали, что родится мальчик и только мальчик. В роду Малфоев уже много веков не появлялись на свет девочки, а наследник был всегда один. Было то следствием старинного проклятия, наложенного на род. Точных сведений не осталось, но известно, что давным-давно, еще до принятия Статута о секретности, лорд Септимус Малфой - глава семьи на тот момент - жестоко оскорбил женщину. Как именно, история не сохранила, но та оказалась ведьмой с могущественным даром и сумела за себя постоять. С истинно женским коварством она прокляла обидчика и его потомков, на долгие века подвесив судьбу семьи на тонком волоске: отныне в семье рождался только один наследник, пусть всегда и мальчик. С тех пор речь шла не об истинном могуществе рода, которое всегда определялось его многочисленностью, а лишь о выживании.

Однако сил хватало, чтобы хранить и передавать от отца к сыну накопленные знания и богатства много лет, несмотря ни на какие события и происшествия. До дня, когда на свет появился сын Драко и Астории.

Беременная женщина категорически отказалась покидать посередине зимы Францию с ее мягким климатом, пренебрегая вековой традицией рожать наследников исключительно в стенах Малфой-мэнора. Драко не стал возражать - ему самому не слишком хотелось возвращаться. Сколько раз он впоследствии проклинал себя за проявленную мягкотелость! Отсутствие ли поддержки родного очага стало причиной, либо она крылась в чем-то ином, но сразу после родов и у обоих родителей, и у младенца началась сильнейшая магическая лихорадка. Глава семьи сумел выжить, а Астория с сыном умерли, тем самым поставив точку в существовании рода Малфоев. Второго ребенка у Драко быть не могло. Значит, на нем все и закончится...

Молодому магу пришлось вернуться на родину. В семейном склепе нашли последнее место упокоения его жена и сын. А через несколько дней после похорон, проведенных в обществе содержимого погреба прадеда, он вспомнил о шкатулке, упомянутой в завещании отца...

- Драко! - Дверь в кабинет со стуком отворилась, впуская высокого молодого брюнета, одетого с иголочки. Чувствовалось, что в Малфой-мэноре он ощущает себя вольготно, будучи тут далеко не впервые. - Ты разогнал куда-то домовиков? Камин заблокирован. Если бы не давний допуск в поместье, я бы и войти не смог.

- Прости, Тео. Я не хочу никого видеть, - сморщился Малфой, показывая, что совсем не рад гостю.

- Ты решил похоронить себя? - Теодор Нотт подошел ближе и оперся руками о стол, разглядывая странный, непривычный глазу вид приятеля: строгая мантия была небрежно сброшена на спинку кресла, белая рубаха расстегнута, шейный платок висел мятой тряпкой на шее. - Или утопить горести в спиртном?

- Все много хуже, Тео, - снова уставился в огонь Драко, избегая пристального взгляда приятеля. - Всю жизнь я был предан только одной стороне - своей семье. Я готов был становиться трусом, предателем, даже убийцей. Главное - сохранить семью. Но именно ее погубил в итоге. На мне все закончится, понимаешь? Поэтому какая, к Моргане, разница, чем я занимаюсь теперь?..

- Ты просто решил сдаться? - Нотт опустился в кресло и свел шатром кончики пальцев. В светлых его глазах удивление и сочувствие читались в равной степени. - Опустить руки?

- Этому проклятию шесть или семь сотен лет, - вспыхнул Драко, приподнимаясь из кресла. - Думаешь, кто-то из нас настолько силен, что сможет его снять? Или думаешь, никто из моих предков не пытался?

- Ты шкатулку-то открой, - качнул головой друг, пропуская мимо ушей вспышку эмоций Малфоя. - Там полезная вещь.

- Откуда знаешь?

- Драко, Драко... - вздохнул Тео. - Ты слышал что-нибудь про «Последнюю надежду»? Вижу, слышал. Так вот я тебе гарантирую, что в этом ларце - именно она. У нас дома такая шкатулка есть, но с нашим гербом... пустая только, к сожалению.

Пронзительный взгляд светлых глаз заставил Драко вздрогнуть и тяжело опуститься в кресло, переваривая услышанное. «Последней надеждой» называли амулеты, которые несколько древних магов создали для своих семей, опасаясь их полного исчезновения в ходе очередной войны. Артефакты получились могущественными, но имели два существенных недостатка: никто их не смог повторить, а после единственного использования они исчезали навсегда, откуда и появилось название. Слова Тео означали, что их род уже потратил этот шанс к спасению, и если случится беда, помощи будет ждать неоткуда. А если друг прав, то у Драко как раз оставалась тонкая ниточка...

Не мешкая, он резким взмахом палочки рассек ладонь, а потом мазнул по гербу. Капли впитались с неожиданным шипением, заставив мужчину отдернуть руку. Крышка откинулась, позволяя двум магам увидеть содержимое. Небольшой медальон - он легко помещался в мужской ладони - был выполнен из светлого металла, похожего на серебро, обладающего мягким глубоким блеском. На одной стороне располагался искусно вырезанный герб Малфоев, на другой стороне - рисунок из переплетенных роз.

Медальон казался обычным, но только на первый взгляд. Одного касания хватило, чтобы ощутить жизнь, заключенную в тускло сверкающем металле, почувствовать силу волшебства, вложенную в артефакт.

- Так вот какой он... - тихо пробормотал Нотт.

- Знаешь, что надо делать? – впился в друга взглядом Драко.

- Как говорили древние, у каждого рода - свой грех, свое и искупление, - покачал головой Тео, пребывая где-то далеко в своих мыслях. - Знаю только, что его надо оставить на алтарном камне. И совершить нечто... Если деяние будет правильным, он исчезнет, а род будет спасен. Эти амулеты наделены неким псевдоразумом, принимают сами решение, достоин ли род спасения или нет.

- Погоди, что значит «совершить нечто»?

- У любой проблемы есть причина, как говорил мой дед, - пожал плечами Нотт. - И ты должен что-то сделать, чтобы показать, что пойдешь иной дорогой, чтобы ситуация не повторилась. Наши предки верили, что смерть семьи - результат наших ошибок и ничего больше.

- И что твои совершили такого?

- Разбрасывались родной кровью, - фыркнул брюнет, поднимая взгляд на друга. - Да, мой прапрадед - сын сквиба, кузен главы семьи, которого с трудом удалось отыскать. А ведь были уверены, что в них магия погибает, тем более - сила рода. Как выяснилось, все было ровно наоборот.

- Поэтому ты мягко относился к Филчу, - припомнил Драко.

- Иного поведения отец бы не одобрил, - пожал плечами друг. - Сам понимаешь, новых шансов у нас уже не будет. Сквибы - не отверженные и не изгнанники. Они - хранители. Поэтому я тщательно оберегаю семью своего дяди - тоже сквиба. И особенно старался во время войны.

- Я не знал...

- И слава Мерлину, это были исключительно мои заботы. Хорошо, что те времена минули, - махнул рукой маг. - Так что думай, Драко. Хорошо думай, в том числе о причинах всего произошедшего. Можешь поискать-поспрашивать, большинство родов уже использовало амулет, записи остались, может, найдешь подсказку.

- Откуда я их достану?

- Сразу видно, что ты давненько не был в Англии, - хмыкнул Нотт. - Министерство у нас, друг дорогой, сменило курс. Темную магию мы теперь не уничтожаем бездумно, а изучаем. Как и всю остальную. В общем, загуляй туда, спроси про большой архив. Там теперь собрано много всего из старых библиотек, в том числе и угасших родов. Я поищу тоже, но не обещаю многого - что знал, то сказал. Удачи. И действуй уже, хватит киснуть.

- Спасибо, - опустил голову Драко. - И за то, что пришел, и за то, что сказал.

- Я просто поторопил события, - отмахнулся от благодарности Тео. - Я тебе сочувствую, правда. Но горевать и заливать несчастье огневиски ты просто не имеешь права. Ты обязан использовать все возможности, пока есть время.

- Знаю.

♥♥♥♥


Нотт отправился по своим делам, Драко же, не откладывая, принялся за письма: начать он решил со знакомых, а уже потом обращаться в Министерство. Отправил записки с просьбой о помощи в получении информации бывшему тестю, отцу Пэнси Паркинсон и Маркусу Флинту, зная, что их предки входили в сообщество тех самых магов - создателей амулетов. Всего фамилий было семь: в списке еще числились Лестрейнджи и Эйвери. Ходили слухи, что Блэкам удалось тоже создать такой артефакт при помощи кого-то из Поттеров, но эти источники в данный момент доступны не были.

Малфой просидел полночи в библиотеке поместья, пытаясь выяснить подробности истории, которая привела к наложению проклятья на род, как и хоть какие-то детали о «Последней надежде». К сожалению, тщетно: тайна существования артефакта передавалась от отца к сыну, а про проклятие его предки предпочитали особо не распространяться, за многие годы смирившись с его существованием. Возможно, именно наличие артефакта несколько сглаживало остроту проблемы: всегда существовала ниточка к спасению...

Единственной записью, относящейся к интересующей Драко теме, оказался дневник одного из предков, жившего в начале девятнадцатого века и категорически отказывавшегося верить в существование проклятия. Тот провел большую часть жизни, экспериментируя с зельями, с ритуалами, меняя любовниц в попытке все-таки зачать второго ребенка. Результат оказался печален: мужчина лишился магии, - поговаривали, что за связь с грязнокровкой, - а потом и вовсе сошел с ума, успев растранжирить семейное достояние. Оставалось радоваться, что сына он успел зачать до начала всех похождений, и сын выжил, продолжив род. Повторять эту судьбу не хотелось совсем, так что пускаться во все тяжкие выходом не было.

Утром Драко получил ответы. Гринграсс лаконично сообщал, что их амулет использован не был, так как семья достаточно многочисленна и на краю никогда не оказывалась. Ответ Маркуса казался калькой с письма отца Астории, краткая же записка Ричарда Паркинсона гласила, что амулет его семьей утрачен.

Иных путей, кроме как обратиться в Министерство, не осталось. Вечером Драко планировал спуститься в родовой зал, чтобы оставить на алтаре амулет, и к тому времени хотелось иметь хотя бы примерный план действий. Ведь с момента, когда артефакт соприкоснется с алтарем, дороги назад не будет: жизнь превратится в поиск. Впрочем, выбора у Драко и не было: альтернативой могло быть только полное исчезновение рода с лица земли.

♥♥♥♥


Стоило сделать первый шаг из камина, как на нем скрестилось не меньше десятка взглядов: атриум Министерства в это время суток оказался достаточно многолюдным местом, а магам никогда не было чуждо любопытство. Выражение лиц менялось от пустого интереса до затаенного страха: война закончилась не так и давно, а того, что Малфои были на стороне Волдеморта, не забыли. Потому появление лорда Малфоя в Министерстве грозило стать событием дня.

Мысленно закатив глаза, Драко ровным шагом пересек большой зал, направляясь к служащему мракоборческого центра, проверяющему палочки посетителей. Тот оказался непробиваемо равнодушным, что не могло не радовать: липкое внимание окружающих уже несколько минут спустя начало порядком раздражать.

- Мне необходим доступ к большому архиву, - ответил Малфой на вопрос о цели визита. - Семейное дело.

- Вниз по переходу, соседнее здание. Первая дверь налево, - лаконично выдал справку мракоборец, возвращая палочку владельцу и теряя к нему какой-либо интерес.

Этого перехода не существовало до войны - он был создан в процессе восстановления Министерства, соединив основное здание с небольшим особнячком абсолютно магловского вида, расположенным через улицу и приспособленным под архив. Само собой, внутри здание было куда обширнее, чем виделось снаружи. Пройдя гулким коридором длиной в добрую сотню ярдов, Драко преодолел десятка полтора ступеней, шагнул в указанную мракоборцем дверь - она была открыта, - и замер.

Большую часть кабинета занимал большой стол, заваленный свитками пергамента и обычными бумагами. За ним же, у большого окна, обнаружилась никто иная, как Гермиона Грейнджер. Или Уизли - Драко не знал, вышла она замуж за своего рыжего или нет. Заучка, защитница домовых эльфов. Лучшая подруга Гарри Поттера. «Идеальный», Мордред побери, вариант развития ситуации для его и так порядком расшатанных нервов.

Услышав шаги, молодая женщина повернулась и тоже заcтыла, пристально разглядывая старинного школьного врага. Несколько вязких, бесконечно длинных мгновений прошли в звенящей тишине.

По привычке, подхваченной за последние годы у одного из своих учителей с континента, Драко не стал тратить время даром, внимательно разглядывая девушку, отмечая мельчайшие детали ее нового облика. Элегантную, волосок к волоску, прическу, пришедшую на смену вороньему гнезду на голове. Длинное шерстяное платье с воротником под горло, обрисовывающее соблазнительную фигуру и подчеркивающее прямую спину. И, наконец, маленькое чернильное пятно между большим и указательным пальцами опирающейся на стол руки, как привет из далекого прошлого. Обручального кольца не оказалось.

Вовремя пришла разумная мысль о том, что делить им нечего, а пользу Грейнджер могла принести немалую: в ее уме Малфой никогда не сомневался. Другое дело, роль просителя не слишком прельщала Драко. Но был ли иной выбор? Поэтому вывод очевиден: худой мир в данной ситуации был куда лучше доброй ссоры.

- Здравствуй, Грейнджер. Не ожидал встречи, - хмыкнул он, забирая инициативу в свои руки. - Давно не виделись. Думал, что ты работаешь... где-нибудь в отделе по защите прав эльфов.

- Привет, Малфой. Польщена, что ты обо мне вспоминал, - фыркнула девушка, садясь и жестом предлагая последовать ее примеру. - Что тебя сюда привело?

- Гре-е-е-ейнджер, а где слова о том, как тебе меня не доставало все это время? - не удержался от подколки Драко, устраиваясь в кресле для посетителей и вольготно закидывая ногу на ногу. - Мы не виделись... достаточно долго. Можно быть чуть поласковее.

- Прости, что разочаровываю, - уголок идеально очерченных губ дрогнул. - Только времени для пустых разговоров у меня совсем нет. Что ты хотел?

Черт, когда она успела стать столь привлекательной? Ничего подобного не было пять лет назад, он бы помнил. Или не помнил, потому что разум был занят другими вещами? А сейчас увидел, так как слишком давно был вынужден обходиться без женского общества? Драко попытался представить внешность гриффиндорки во время судов над пожирателями, когда имел возможность рассматривать ее в последний раз, но на память пришла лишь одиннадцатилетняя девчонка с копной каштановых вьющихся волос и с длинноватыми зубами. Неожиданное воспоминание вызвало невольную улыбку: насколько все-таки они были тогда юными и нелепыми!

- А я так надеялся на задушевную беседу, - состроил он нарочито разочарованную мину. - Весь план насмарку.

- Малфой, тебе не идет роль шута, - не поддержала Грейнджер тона, хотя в голосе ее и промелькнула тень улыбки. - Плохо тренировался.

- Эх, - выдохнул он. - Ты не меняешься - книги, свитки, чернильные пятна, - он красноречиво потер кисть. - Не скучно?..

Прищурившись, он прервал себя на полуслове, внимательно изучая реакцию, одновременно невольно любуясь новой Грейнджер - свободной, раскованной. Эстетически зрелище доставляло удовольствие. К тому же, былые предрассудки отошли в сторону, не мешая объективности, потому он готов был признать: хороша. Без сомнений.

- Тебе что-то надо - это очевидно, - хмыкнула Гермиона, ни капли не смутившись пристального взгляда молодого мага. - Ты не ожидал меня увидеть. Но надобность, похоже, выше отвращения к грязнокровке, поэтому ты тут сидишь и устраиваешь спектакль. Предлагаю тебе сказать прямо, что тебя привело в архив, и поскорее закончить эту встречу.

- Хорошо, Грейнджер, - сдался он, пропустив мимо ушей очевидную провокацию, однако не преминув восхититься прямотой собеседницы. - Мне нужен доступ в архив, а именно - к библиотекам Лестрейнджей и Эйвери, к части, относящейся к дневникам и мемуарам. Желательно бы еще и записи Блэков увидеть, но вряд ли их архив тут?

- Сами книги - в особняке Блэков. Копии есть.

- Ну, вот и отлично.

- Не совсем, Малфой, - покачала она головой. - Придется рассказать, зачем тебе нужны эти записи.

- Грейнджер, это семейный вопрос, - нахмурился аристократ. - Я не желаю и не буду рассказывать о делах рода каждому встречному.

- Тогда придется решать свои вопросы без доступа в архив, - равнодушно пожала плечами девушка, подтягивая к себе какой-то свиток с противоположной стороны стола, давая знать об окончании разговора. - Таковы правила.

- Наверняка есть какой-то ритуал, клятва, обет - что угодно, - устало проговорил Драко, все еще стараясь избежать необходимости выкладывать всю подноготную происходящих событий, но отлично осознавая, что просто уйти не имеет права. Цель была превыше сиюминутных эмоций. - Неужели каждый посетитель тебе излагает подробно цели? Не верю.

- Можешь не верить, но все именно так, - отмахнулась она.

- Ты не понимаешь, - начал заводиться маг. - Мне нужны мемуары и дневники. Не гримуары и сборники заклинаний, не записи о каких-то ритуалах на крови и даже не книги некромантов. Всего лишь история.

- Это ты не понимаешь, - нервно застучали пальцы по столу - девушке, похоже, тоже не нравился этот разговор. - Это не Хогвартс с плохо защищенной запретной секцией. Здесь разобрана от силы десятая часть архива, остальное - просто кучи бумаг, в том числе спасенные из завалов разрушенных зданий. Некоторые - смертельно опасны. Ни я, ни кто другой не знает, что там. Проклятия, порчи, любая гадость к нашим услугам. И в мемуарах они тоже могут быть, раз они были, например, на полях учебников.

Она красноречиво подняла бровь, Драко с трудом удержался от привычного жеста: грудь его до сих пор пересекал порядком побледневший, но еще заметный шрам от поттеровской сектусемпры - заклинания, вычитанного шрамоголовым как раз на полях школьного пособия по зельям.

- Я могу помочь с разбором, мне не впервой иметь дело с подобными артефактами, - внес предложение он, не желая доводить дело до ссоры. - Грейнджер, я не собираюсь становиться Темным Лордом, мстить за его поражение или что-то подобное. Готов поклясться в этом магией. Мне всего лишь нужна информация.

- Тогда тебе придется рассказать, зачем.

Драко, уже не стесняясь, закатил глаза. Упрямство этой женщины начинало бесить, как и приверженность правилам. Он успел забыть, что она именно такая, хотя в школьные годы был об этом неплохо осведомлен. Какой секрет, если об этом вся школа болтала!

Тайны в причине его прихода сюда никакой не было. Слухи в магическом обществе расходятся быстро, шила в мешке не утаишь, и об его положении скоро узнают все, кому не лень: ведь о проклятии рода Малфоев тоже знали многие. Просто он сам до конца не понимал, что будет искать. К тому же подробности о путях спасения рода точно желал оставить при себе.

- Мне нужны сведения об артефакте «Последняя надежда», - сдался он. - Все, что можно найти. У Лестрейнджей и Эйвери такие талисманы были. И, по слухам, у Блэков.

- И у Малфоев, - сощурила глаза Грейнджер, подбираясь. - Не так ли? Они были у всех известных аристократических семей.

Он удивленно вскинул на нее взгляд, поражаясь осведомленности. Впрочем, чему удивляться? Она еще в Хогвартсе умудрялась знать нередко больше многих чистокровных, хотя и трактовала иногда сведения крайне странно - одни эльфы чего стоили.

- И у Малфоев, - потер он двумя пальцами подбородок, собираясь с мыслями. - Но если я не найду способа его применить, больше Малфоев не будет.

В карих глазах мелькнуло недоумение пополам с попытками порыться в памяти, похоже, неудачными. То, что он женился, секретом для нее, скорее всего, не было, а об остальном девушка не знала.

- Моя жена умерла сразу после родов от лихорадки, вместе с ребенком, - произнес Драко, поднимаясь из кресла. - Соболезнования можешь оставить при себе. Если не снять проклятие с семьи, больше детей у меня не будет. Усыновить или принять в род я не рискну по той же причине. Достаточно информации?

- Я... сочувствую, - запнулась, растерявшись, девушка. - И постараюсь помочь. Пришлю сову, как только что-то узнаю.

- Не нуждаюсь в жалости, Грейнджер, - Драко не отводил взгляда. - Только в информации. И если мне не дадут ее получить официально...

Она кивнула, закусив губу, отлично его поняв. Малфой коротко поклонился, развернулся и вышел, желая поскорее оказаться подальше от этого кабинета. С детства ему внушали, что слабость недопустима. В данной ситуации откровенность была сродни именно слабости, поражению: он не смог убедить Грейнджер нарушить правила, ему пришлось рассказать больше, чем он предполагал изначально. Зато теперь она точно выполнит обещанное, понимая серьезность ситуации. Он слишком долго наблюдал за ней и Поттером, чтобы изучить их - характеры, привычки, склонности. Люди меняются, конечно, но не настолько... Не настолько.

♥♥♥♥


Сова прилетела к вечеру и помимо краткой записки принесла какой-то официальный документ. Первой Малфой развернул записку.

«Если ты действительно готов помочь, прилагаю стандартный договор, заключаемый со специалистами, привлекаемыми на работу Министерством. Не ручаюсь за скорость получения нужной информации, как и не обещаю ее наличия, но возможность перерыть большую часть архива, в том числе, находящиеся вне основного здания бумаги, у тебя будет. В ином случае доступ будет предоставлен только к открытой для посторонних секции».

Драко присвистнул: своего Грейнджер не упустила, поймав его на слове. Что ж, отказываться он не собирался. Работа была интересной, и если бы не дамоклов меч, повисший над будущим семьи, могла даже принести удовольствие. К тому же давала возможность повышения мастерства в ритуалистике и артефакторике, чем Малфой непрестанно занимался, учась последние годы у известных магов в Европе. Интересно, Грейнджер об этом успела разнюхать? Что-то подсказывало, что правильным ответом будет «да». Иначе ему не предложили бы должность консультанта при архиве.

Быстро подписавшись под договором, Драко привязал свиток к лапе поджидающей птицы, справедливо считая, что такого ответа достаточно, и покинул кабинет, бережно неся в руках шкатулку с амулетом.

Ритуальный зал Малфой-мэнора, впрочем, как и любого иного родового поместья, располагался глубоко под землей, спрятанный под темницами, лабораториями и другими помещениями, как правило, располагавшимися в подвале. Стоило Драко шагнуть внутрь, вспыхнули магические факелы, освещая большую комнату со сводчатым потолком и стенами, исписанными рунами. Посередине возвышалась неровная глыба глубокого черного цвета - сам алтарный камень.

Опустившись на колени, молодой маг отложил пока шкатулку в сторону, ладонями касаясь неровной поверхности, стараясь полностью расслабиться, потеряться во времени и пространстве. Родовой камень привычно показался чуть теплым. Внутри шевельнулась глухая боль, напоминая о тяжком долге: если Драко не сможет исправить ситуацию, алтарь неминуемо остынет навсегда, ведь некому будет поддерживать в нем магию.

Один из его учителей, смешной француз, назвал алтари старинных родов магловским словом «аккумуляторы». А потом долго объяснял любознательному Драко, что оно означает, мешая магловскую физику с артефакторикой. Чистокровный маг понял не до конца, но смысл, очевидно, был уловлен верно, ведь алтарь - это хранилище силы рода. Забирает излишки, когда надо - отдает, поддерживая жизнь и даруя защиту. Сам факт его существования давал членам рода большую магическую силу, более длинную жизнь, защиту от многих болезней. Но и налагал обязательства по сохранению как самого алтаря, так и рода.

Если никого из семьи не останется, исчезнет существовавшая много веков защита поместья, пропадут с живых портретов их обитатели, потеряют силу артефакты, в которые была вложена магия предков. Всесильное время вступит в свои права, неумолимо стирая само воспоминание о Малфоях. В других семьях было проще: можно было обнаружить боковую ветвь, родственные рода, в которые ушли дочери, сквибов, в конце концов. У Драко из-за проклятия не было никого...

Тряхнув головой в попытке отогнать плохие мысли, молодой маг бережно открыл шкатулку, достал амулет, и, глубоко вдохнув, поместил его в небольшую выемку на верхушке камня, словно предназначенную для этих целей.

Порыв теплого ветра прошелся по помещению, позволяя легче дышать. Амулет вспыхнул ослепительной сверхновой, а потом засветился неровным, слегка пульсирующим светом, разбрасывая неверные блики по стенам ритуального зала. Непроглядную чернь алтаря прорезали искры, заставляя временно отступить прочь погибельную тьму.

Длилось светопредставление недолго: вскоре остался только неяркий синеватый свет талисмана. Драко понял: условие не выполнено, но надежда еще не угасла, возможность к спасению остается. Если амулет погаснет, но не исчезнет, шансов уже не будет. При лучшем раскладе алтарь просто поглотит «Последнюю надежду». В библиотеке рода есть запись давнего предка, согласно которой когда-то, еще до наложения проклятия, этот камень постоянно пронизывали искры света. Оставалось только молиться всем неведомым силам, что ему удастся увидеть это чудо своими глазами.

♥♥♥♥


Наутро Драко был разбужен взволнованным домовиком, протягивающим очередное письмо от Грейнджер. С трудом разлепив глаза, - накануне он долго не мог заснуть после возвращения из ритуального зала, - Малфой развернул записку.

«Доброе утро. Жду в атриуме в двенадцать для оформления допуска сотрудника. Постарайся не опаздывать».

Кинув взгляд на часы, Драко помянул Мерлина, Моргану и всех родственников: до назначенного часа осталось немногим более тридцати минут, стоило поторопиться.

Он успел - Гермиона вышла из камина одновременно с Драко. Пройдя процедуру для посетителей - последний раз, по словам Грейнджер, - они опустились в недра Министерства. После войны к процессу найма сотрудников и подписания договоров подход изменился, предполагая принесение обязательных клятв.

- Надеюсь, тебя это не смущает, - хмыкнула Гермиона, стучась в какую-то дверь. - Они пытаются учиться на старых ошибках.

- Они?

- Ну, хорошо, мы, - с легким раздражением передернула плечами девушка. - Теперь все, даже временно привлекаемые сотрудники, приносят клятву магией, чтобы исключить предательство интересов страны.

Много времени формальности не заняли. Через час Малфой и Грейнджер прошли по длинному коридору, связывающему архив с Министерством, миновали дверь в кабинет и оказались в огромном зале, частично занятом длинными рядами полок.

- Здесь то, что разобрано по направлениям и каталогизировано, - махнула рукой Гермиона. - Периодически в архиве трудятся почти все сотрудники Министерства, кто имеет соответствующее образование. Привлекаем специалистов со стороны. Ниже этажом - еще такой же зал, но уже с тем, что не разобрано, на нем стоит соответствующая защита. Выше – своеобразный читальный зал, куда пускают посторонних, позволяя по запросу изучать уже разобранные материалы.

- Сюда все перенесли?

- Нет. С помощью невыразимцев и гоблинов мы постепенно перемещаем библиотеки угасших родов, но дело это хлопотное, долгое и опасное, - покачала она головой. - Поэтому работы хватит надолго.

- Ты одна тут?

- Нет, ты что? - засмеялась Грейнджер. Драко поймал себя на мысли, что такого смеха от нее раньше никогда не слышал - слишком много у них всегда было проблем, совсем не детских. - Постоянных сотрудников архива - семь человек, не считая приходящих из других отделов, плюс моя помощница, Салли. Кстати, вот и она, сейчас познакомлю.

В коридоре раздался шум, а потом в дверь зашла девушка лет двадцати, незнакомая Драко, но настолько похожая на его бывшую жену, что он даже вздрогнул. Голубоглазая блондинка невысокого роста, тоненькая, изящная. Даже мантия была на ней любимого цвета Астории - нежно-сиреневая, а не форменная министерская. Если бы их с супругой связывали более нежные чувства, подобное сходство могло стать причиной весомых проблем, но эффект и так оказался сильным, возвращая его от посторонних мыслей к насущным проблемам.

Невольно вспомнился недавний разговор с Тэо о сквибах. Традиция прогонять их прочь существовала во многих семьях, они уезжали в другие страны. Кто знает, возможно, это сходство - не просто случайность? Это в его семье не было побочных ветвей - по причине крайней ее малочисленности, - а те же Гринграссы имели немало родственников.

- Салли Перкинс, - представилась тем временем вошедшая, протягивая руку. В глазах ее светился очевидный интерес, а в голосе слышался едва слышный акцент.

- Драко Малфой, - поцеловал мужчина воздух над рукой, вызвав легкое поднятие бровей: девушка, похоже, ожидала пожатия.

- Салли - американка, - хмыкнув, пояснила Грейнджер. - Убежденная сторонница демократии. И считает нас застрявшими в прошлом, хотя и интересуется стариной. Думаю, тебе предстоит стать объектом для наблюдений - как же, глава старинной аристократической семьи. Настоящий лорд. С поместьем, алтарем и прочими атрибутами власти.

- О, это же так интересно, - голубые глаза уставились на мужчину, словно на любопытнейший музейный экспонат - результат раскопок. - Вы же расскажете мне?.. А может, даже покажете?..

- Старинные рода, мисс Перкинс, частенько хранят слишком много опасных тайн, - усмехнулся Драко, не ожидавший такого энтузиазма. Поведение столь контрастно отличалось от привычной сдержанности Астории, что всякий эффект от сходства двух девушек растаял. - Особенно для... непосвященных. Вам ли не знать, работая здесь.

- Просто вы, англичане, забиваете голову не тем, чем нужно, - фыркнула пренебрежительно девица. - Эти кастовые различия... Гермиона рассказывала мне про то, что ее кровь считают грязной. Глупости! Как раз ее кровь - чистая. От проклятий и всяческих мутаций из-за близкородственных браков, которыми маги грешат поколениями. Удивительно, что вы до сих пор не рождаетесь с двумя головами или с десятью пальцами на одной руке.

- Салли... - Грейнджер остановила поток слов. - Не стоит кидаться на мистера Малфоя со своим мировоззрением, а то он убежит, а мы останемся без помощи. У нас много работы. В моем кабинете тебя ждет целый ворох папок - их надо разобрать, чтобы продолжить составление каталога для посетителей архива.

Закатив глаза, американка, тем не менее, послушалась и отправилась прочь из зала, кивнув остающимся на прощание. В воздухе остался лишь сладковатый, навязчивый аромат ее духов.

- Прости, Малфой, - смущенно вздохнула Грейнджер, когда дверь закрылась. - Салли - натура увлекающаяся, выросла она в совершенно другом мире. И на все имеет свои взгляды. Например, вопрос о чистоте крови для нее считается неприличным, учти. И нет, я не имею отношения к приглашению ее на работу. Все вопросы к Министру.

- Представляю, как бы я среагировал несколько лет назад на ее теории, - хмыкнул Драко, невольно проводя параллели между Перкинс и Грейнджер, осознавая преимущества общения с последней.

- Я тоже представляю, - иронично пожала плечами девушка. - И рада, что ты научился держать себя в руках. Пойдем вниз. Я покажу фронт работы. Надеюсь, не испугаешься.

♥♥♥♥


Работы оказалось много. Даже очень. Гермиона, помня о его проблеме, сгрузила на Малфоя разбор нескольких ящиков мемуаров семейства Эйвери, прося оценить научную ценность, а заодно давая возможность отыскать нужную информацию.

В отличие от предков Драко, в данном семействе было не продохнуть от графоманов. Писали все, много и в основном - абсолютно не по делу. Дневники, мемуары, письма и записки занимали три огромных коробки. Молодой маг с трудом сдерживал раздражение, читая бесконечные описания приемов, балов, семейных вечеров и тому подобного, на что ушла целая неделя времени. Полезной информации было совсем мало, а для серьезных исследований эта беллетристика вовсе не несла никакой пользы.

Вечерами он часто задерживался, сидя уже в открытой части архива, но результат был пока нулевым. Несколько упоминаний в различных сборниках статей по артефактам, чей секрет изготовления утрачен – и все. Ничего, что могло помочь составить хотя бы захудалый план действий. Внутри постепенно нарастало отчаяние, временами вырывавшееся наружу раздражением.

- Куча сплетен, - с трудом удержался от ругательства Драко, отвечая на вопросительный взгляд Грейнджер, заглянувшей за полку на звук передвигаемых ящиков. - И тому подобная чушь. Скажи, артефакты из поместий забирают невыразимцы?

- Нечего там забирать, - отмахнулась ведьма. - Большая часть привязана к крови семьи и для других бесполезна, ты это лучше меня знаешь. Но что-то изучают. Что-то оказывается нужным гоблинам, те своего не упустят, но без их помощи не обойтись.

- Это понятно, - кивнул Драко, будучи действительно знакомым с этими особенностями не понаслышке. - Просто из этой макулатуры понять, чем могли грешить Эйвери, совершенно невозможно. Их было много, а потом внезапно от всей большой семьи остался один маг. И тот отправился лизать пятки Темному Лорду. Есть подозрение, что их медальон так и лежит где-нибудь в сейфе Гринготтса, но как в этом убедиться?

- Я не знаю. Ты хочешь бросить? - В глазах Грейнджер мелькнула тень разочарования.

- Нет уж, домучаю, - скорчил Драко физиономию. - Только Перкинс сюда не пускай, будь добра. Я все рассортированное сам подниму наверх.

Гермиона хмыкнула, он тоже усмехнулся, понимая комизм ситуации. Да, когда-то с Грейнджер они были врагами. Но причины для неприятия друг друга большей частью утратили значение, а непосредственная и совершенно лишенная тормозов американка стала лучшим средством для налаживания нормального общения. После любой, самой мимолетной встречи с Салли Грейнджер начинала казаться сущим ангелом: умная, сдержанная, не позволяющая себе лишнего, еще и абсолютно не похожая на его покойную жену. Любимой темой Перкинс оказались дикие теории о чистоте крови, подкрепленные длинными выкладками из магловской науки, а именно Драко оказался для нее особенно желанным слушателем - как же, живое ископаемое, настоящий глава старинного рода! Сбежать удавалось далеко не всегда.

- Грейнджер, ты специально ее на меня натравила, - прокомментировал Драко заметное веселье. - Мстишь за школьные годы, не иначе.

- Нужно больно, - фыркнула в ответ Гермиона, направляясь к выходу.

- Эта ненормальная способна Темного Лорда сделать маглолюбцем своими теориями, - пожаловался Малфой. - Как ты ее выносишь?

- А мне казалось, блондинки тебе по вкусу, - ехидством в голосе можно было закусывать крепкое вино. - Я же ей неинтересна: во-первых, пол не тот, во-вторых – маглорожденная, много знаю о мире обычных людей.

- Упаси меня Мерлин от такой блондинки, - отмахнулся Драко. - Да и откуда такая осведомленность в моих вкусах?

- Ладно, ладно, - примирительно улыбнулась Гермиона. - Я не пущу к тебе Салли, успокойся, не ворчи. Разгребай завал, совершай подвиг.

- Буду должен, - машинально кивнул Малфой, утыкаясь в очередную папку с письмами: работы действительно было много.

- Ловлю на слове, - согласилась молодая женщина, поднимаясь по лестнице.

Драко поднял голову, провожая взглядом ладную девичью фигуру. С кем-то иным в этот момент обязано было последовать приглашение на ужин. Но это Грейнджер! Да, они нормально общаются здесь, но нужны ли ему неформальные встречи вне здания архива? В его обстоятельствах? С нею?

Дверь закрылась - момент был упущен. Стало любопытно, а ждала ли она приглашения? Большинство из знакомых ему женщин - без сомнения. Но Гермиона была другой, выделяясь из массы. Наверное, поведи она себя привычным для Малфоя образом, он бы испытал чувство, сходное с разочарованием.

Молодой маг уставился взглядом в неровную, шаткую стопку коробок с бумагами, пытаясь сосредоточиться на работе, но мысли по-прежнему крутились вокруг Грейнджер. Неделя общения принесла немало открытий, подтверждая главный вывод: оба они за годы, прошедшие с конца войны, сильно изменились. Помимо очевидного - того, что из черти как одетой зазнайки с гнездом на голове Гермиона превратилась в очень привлекательную особу, - она оказалась очень интересным собеседником, начитанным и знающим.

Теперь, когда их не разделяло извечное противостояние Гриффиндор-Слизерин, он готов был признать это. Тогда ему казалось, что раздражающая девчонка просто зазубривает учебники, пытаясь выделиться, теперь он видел отчетливо - она отлично разбиралась во множестве тем, совершенно заслуженно занимая свою должность. А главное, эти темы были ей искренне интересны: она готова была их обсуждать, исследовать, глаза горели азартом, когда тема оказывалась любопытной.

Также он замечал уважение, которое питали к Гермионе многие приходящие сюда волшебники, в том числе, сделавшие себе громкое имя на ниве различных магических наук. Тут ни при чем была прошедшая война, звание героини и награды. Просто здесь Грейнджер была на своем месте.

Глупо было отрицать: она привлекала его, и не только как собеседник. Как женщина, красивая и горячая. Тем сильнее, что оставалось недоступной: вероятность, что гриффиндорка согласится на банальную интрижку, была исчезающе мала, а ничего большего он предложить не мог.

Можно было смеяться сколько угодно, слушая теории мисс Перкинс, но его мир был совершенно иным. Тем, в котором существовали родовые проклятия, алтари, магические талисманы и требования по соблюдению чистоты крови под угрозой утраты магии. К тому же, несмотря на всю увлеченность работой, он был уверен, что рано или поздно Грейнджер захочет иметь семью, а именно этого Драко дать не мог. Все из-за того же проклятия.

Малфой от души посмеялся над собой, когда поймал впервые себя за этими сожалениями. Но постепенно причин для веселья становилось все меньше. Он увлекался больше и сильнее. Пряча происходящее под сарказмом, под едкими перепалками с той же Салли...

Разломанное самопишущее перо, слишком сильно сжатое в руке, отвлекло от дурных мыслей. Выбросив обломки в ведро, Драко решительно отлевитировал на стол очередную коробку. Ему необходимо закончить работу, а потом снять накопившееся напряжение либо с помощью спиртного, либо - с помощью какой-нибудь готовой на приключение особы женского пола.

♥♥♥♥


Наутро болела голова. Антипохмельное зелье помогло, но не до конца, потому графомания семейства Эйвери вызывала раздражение куда сильнее обычного. К счастью, сегодня он заканчивал эту часть труда и мог приступить к чему-то иному, оставалось надеяться, что более интересному и полезному. Артефакторикой интересовались многие семьи, редкими амулетами – тем более. Кто знает, где найдется подсказка?

- Доброе утро, - поздоровалась Гермиона, спускаясь по лестнице. Стук ее каблуков заставил слегка поморщиться, показавшись слишком громким. - Малфой, невыразимцы закончили первую проверку замка Лестрейнджей и готовы нас пустить туда через пару дней.

- Нас? - Сонливость и остатки похмелья сразу отступили. - Меня пустят в замок родственничков?

- Ты такой же сотрудник архива, как и я, - пожала плечами девушка. - Да и разбираешься лучше остальных во всех тонкостях, будем честны. Ты, конечно, можешь отказаться...

- И остаться здесь разбирать заплесневелые сплетни? - Драко посмотрел на нее, как на сумасшедшую. - Да ни за что. Перкинс же не едет?

- Далась тебе она. Ей там делать нечего, - покачала головой Грейнджер. - Поэтому остается дежурить.

- Тогда тем более я в деле.

- Отлично, - по губам девушки скользнула улыбка. - И на, держи, - она протянула ему папку. - Награда за упорное копание в сплетнях. Здесь записи одного из Блэков про «Последнюю надежду». Немного, но вдруг есть что-то полезное? Нашла вчера.

Драко подскочил так быстро, что рядом что-то с шумом упало на пол. На такую удачу он и не надеялся: слишком хорошо зная паранойю семьи матери, он подозревал, что приличную часть библиотеки Блэк-хауса скопировать никому не удастся. И уже даже обдумывал подходы к Поттеру, дабы попытаться туда попасть.

Забрав бумаги, он кинул на Гермиону благодарный взгляд и уткнулся в них, пропав для всего мира. Папка содержала переписку Поллукса Блэка, прадеда Сириуса, с каким-то артефактором с континента, а также заметки об изучении талисмана, которые предпринимались древнейшим и благороднейшим семейством. Большую часть информации Драко знал и так, но последняя запись, сделанная острым почерком с наклоном влево, оказалась любопытной.

«Наши предки были очень прагматичны. Спасать род, чтобы он опять потащился по гибельной дорожке, никто из них не собирался, осознавая бесполезность таких трудов. По тем временам было проще основать новый – сил хватало. Поэтому для спасения существовали условия.

Талисманы привязаны к семье, потому для каждого рода условие - свое. Они обладают своеобразным псевдоразумом: будучи привязанным к родовой магии, способны понять причину угасания рода. Но не очевидную, а спрятанную, тайную. Истинную в большинстве случаев. Тут кроется подвох: созданы артефакты не высшими сущностями, не стихиями, а людьми, пусть они и были могущественными магами. Будущего они не знали, потому позднейшие события не учитывали. Отсюда следует печальный вывод: нет гарантии того, что «Последняя надежда» сработает в современности. Могущество не означает всесильность.

Секрет же изготовления артефактов давно утрачен. Можно сказать одно: изготовление их требовало прикосновения к магии смерти и, скорее всего, человеческой жертвы - иным путем не вселить в артефакт псевдоразум. Без некромантов не обошлось».


Несколько раз пробежав глазами строки, Драко невидящим взглядом уставился перед собой. Он догадывался, что может быть и так, но прочитанное прибавило неуверенности. Боязни, что все усилия окажутся тщетными. Проклятие Малфоев возникло уже после создания талисмана, много после – события разделяли добрые лет триста, за которые мир сильно изменился. И кто знает, окажется ли оно по зубам древнему артефакту? Хотя, с другой стороны, было ли оно истинной причиной происходящего?

- Малфой?

Он вздрогнул от тихого голоса Гермионы, успев позабыть о том, что в комнате находится не один.

- Ничего принципиально нового, - мотнул головой он. - И ничего хорошего, - захлопнул папку. - Все равно выбора нет, надо пытаться. Ты же прочитала?

- Да. Но... слишком много неопределенности. Профессор Флитвик как-то говорил, что чем древнее артефакт, тем сложнее современным магам понять чары, в него вложенные, - задумчиво проговорила она. – Как и мотивы его создателей. Так что остается надеяться на удачу, раз другого выхода нет. И искать информацию дальше.

- Выбор всегда есть, - пожал плечами Драко. - Просто не будет моей семьи. Этот архив пополнится еще одной библиотекой. Немаленькой, кстати.

- Я слышала, что она не уступает той, что в Блэк-хаусе, - в голосе зазвучало любопытство.

- В чем-то да, в чем-то - нет, - усмехнулся аристократ. - Направление другое. Наш род, как ни странно звучит, куда более светлый. Откровенно темных артефактов и книг мы никогда не держали у себя - не Блэки же.

- А Лестрейнджи?

- О, там много необычного. Их специализация - магия пространства, - припомнил маг. - Ловушки, секреты, защита от магии. Придется быть очень осторожными.

- Иного нам и не позволят. Мы там под присмотром будем постоянно. Даже слишком пристальным, как по мне.

- Поживем - увидим. Я был в Лестрейндж-касле только один раз, после возрождения Темного лорда. Воспоминания не лучшие, скажу тебе. Мрачно, холодно. Но очень интересно, это я понял и тогда, хотя не до того было.

- Интересно - это отлично, - согласилась Гермиона, направляясь к выходу. - Пойду в кабинет, мне надо с каталогами повозиться и проинструктировать Салли, раз мы будем отсутствовать долгое время. Закончишь разбирать, подними это добро наверх, пожалуйста. Отправим в открытую секцию.

♥♥♥♥


Лестрейндж-Касл находился в Шотландии, на гористом берегу залива Ферт-оф-Лорн, практически сливаясь с высокой скалой, как будто вырастая из нее. Часть помещений замка располагалась в глубине горной породы. Мрачное и неприступное, сооружение не было лишено изящества и, без сомнения, величественности, поражая соразмерностью, выверенностью линий, идеальными пропорциями.

Порт-ключ, переданный невыразимцами, перенес Драко и Гермиону на небольшую площадку над обрывом, от которой извилистая тропа вела уже непосредственно к замку. Зима - не самое лучшее время для пребывания в гористой области Шотландии, что оба мага сразу ощутили на себе. Пронзительно-ледяной ветер сразу забрался под одежду, никакие чары не спасали. С его завыванием соперничал звук волн, где-то далеко внизу бьющихся о скалы. Местами на серых камнях лежал снег, а тропинка оказалась порядком заледеневшей. Местность была по-своему красивой, но катастрофически неуютной. И, так как желания осматривать пейзажи дикой природы дольше десяти минут ни у кого не оказалось, они поспешили под защиту древних стен, поглубже натягивая капюшоны мантий и стараясь не поскользнуться.

- Однако, тут недружелюбно, - проворчала Гермиона, вытряхивая из-за ворота снег: внезапный порыв ветра поднял с камней целый сугроб, словно пытался закопать волшебников.

- Я предупреждал - местечко не из приятных, - согласился Драко, поддерживая девушку за локоть. - Тут рядом никого совсем из живых - ни маглов, ни магов. Замок скрыт чарами со стороны моря, а попасть сюда из долины просто невозможно – не преодолеть скалы. Да и пролив в этом месте настолько каменистый, что никто плавать не решается. В общем, Мерлином забытый угол. Безопасный зато.

- Да уж, - кивнула девушка. - Тут скрываться можно бесконечно.

- Были бы умными, так и поступили бы, - фыркнул Драко. - А так - загубили очередной старый род. Лестрейнджи, как и Малфои, в Британию пришли с Вильгельмом еще. Все мы... те еще пережитки прошлого, по словам мисс Перкинс.

- Ты удивишься, но не соглашусь, - возразила Гермиона. Они уже прошли ворота, во дворе их ждали. Здесь стояла какая-то защита: снега не было, ветра тоже.

- Неожиданно, - придержал шаг Малфой.

- Историю, Малфой, надо знать. Изучать, помнить, хранить, - грустно улыбнулась девушка, поворачиваясь к нему. - Иначе ломаный кнат нам всем цена. И очередной Волдеморт в подарок. Это истина не только для магов, но и для маглов. Общая беда, так сказать. Пойдем, у нас не так много времени, - продолжила путь она, заметив направляющегося к ним пожилого мужчину. - И море дел.

Драко лишь покачал головой, удивляясь мудрости этой молодой женщины. Она была маглорожденной, выросла в современном мире людей, вдалеке от всего того, что составляло основы его жизни. Однако суть мира магии понимала лучше многих. Да, то, что род Малфоев мог прерваться, было его личной трагедией. Но и не только. Со старыми семьями уходила память, терялись знания. И это было катастрофой, путем, ведущим к полному вырождению. Прогресс не был в состоянии компенсировать утрат.

- Поторопитесь, - невыразимец пренебрег приветствиями. - Собирается буря, лучше укрыться за стенами замка, здешнюю непогоду никакие чары не выдерживают.

Они прошли длинным каменным коридором, пустым и гулким, после чего оказались в огромном холле, каменном и пустом. Воздух здесь был сухим и холодным. Через узкие окна проникал скупой свет зимнего дня. Из зала выходило две массивных двери - направо и налево, а по центру располагалась широкая лестница. Скорее всего, когда-то, при появлении хозяев, здесь загорались магические светильники или факелы, но Лестрейнджей на свете не осталось, а незваных гостей замок приветствовать не торопился. То, что некоторые чары, как те, что защищали от ветра у ворот, еще работали, уже удивляло, ведь род угас и алтарь умирал. Сюда доступа стихии не было, однако ее завывания звучали где-то в отдалении.

- Дверь направо - библиотека, - проинструктировал их маг. - Открытая ее часть, само собой. Вы можете работать в этом помещении, соблюдая стандартную осторожность. Освещение обеспечиваете сами - там только окна, светильники не работают. Вход в закрытую часть хранилища мы пока не нашли. Если обнаружите что-то, дайте знать, сами не лезьте. Закончите на сегодня, можете уходить, порт-ключом можно пользоваться на той же площадке, с которой вы сюда попали. Сегодня вы тут будете одни, завтра к вам присоединятся двое моих сотрудников. Советую завершить работу до темноты во избежание травм при попытке выбраться из замка. И не советую бродить тут, даже по жилому второму этажу, я молчу про подземелья. Нигде кроме библиотеки я за вашу безопасность не поручусь. Надеюсь на ваше благоразумие.

Коротко поклонившись, невыразимец торопливо исчез в коридоре, ведущем наружу, а Малфой толкнул массивную дверь, ведущую в интересующее их помещение, не собираясь терять драгоценное время.

Библиотека была немаленькой, и большую часть ее заполняли стеллажи, заставленные бумагами и книгами. Справа тянулся ряд стрельчатых окон, из которых, как и в большом холле, лился сумрачный зимний свет. Левая часть комнаты терялась в темноте. В глубине зала можно было разглядеть очертания фундаментального с виду камина.

Здесь было теплее, но температура все равно вряд ли превышала градусов пятнадцать. Под окнами стояло несколько столов с удобными мягкими креслами, на одном из которых даже был оставлен поднос с тарелками и кубками. На всех поверхностях лежала клубами пыль, завершая картину заброшенности.

- А что бывает с домовиками, когда род угасает? - Грейнджер прошлась вдоль полок, разглядывая обстановку, заодно создавая несколько светящихся шаров и подвешивая их повыше, чтобы разогнать вязкий сумрак.

- Они же духи, - пожал плечами Малфой. - Поэтому просто исчезают. Их держит здесь магия рода. Если связь не разорвать, то путь один - обратно, в их мир. Уходить предпочитают побыстрее.

- Жестоко...

- Ох, Грейнджер, - не удержался от смешка Драко. - Г.А.В.Н.Э. все еще живо?

- Придурок, - беззлобно отмахнулась Гермиона. – Все вы… одинаковы.

- Ладно, не дуйся. Хотя я правда думал, что ты пойдешь в какой-нибудь отдел по связям с нечеловеческими расами - качать там права.

- А оно им нужно? - в голосе прозвучал оттенок застарелой обиды. - Знаешь, я все-таки успела усвоить, что в чужой монастырь не стоит ходить со своим уставом. Хоть и не понимаю до сих пор преданности домовиков. Просто приняла, что они другие.

- И правильно, - одобрил Малфой, закрывая тему. - Итак, с чего начнем?

- Подозреваю, что с начала, как бы банально это не выглядело, - Гермиона сняла с ближайшей к входу полки том. - Определяем возможность выноса и возможность копирования книг, ставим соответствующие метки. Если что-то находим опасное - отмечаем особо.

Очистив от пыли пару ближайших столов, они занялись делом, споро перебирая содержимое полок. Ничего представляющего угрозу жизни пока не попадалось - в основном, находились справочники и пособия разной степени редкости.

Минул почти час, когда внезапно привычный звуковой фон сменился, словно ветер нашел путь в замок и поэтому зазвучал громче, подвывая почти человеческими голосами.

- Обещанная буря? - нахмурился Малфой.

- Похоже, - передернула плечами Гермиона. На лице ее отразилась тень испуга. - Жутковато, однако.

- Будем надеяться, что замок строили на совесть не только с точки зрения магии, но и с точки зрения камня, - Малфой подтянулся, держась за подоконник, выглянул за окно. Ветер бесновался намного сильнее, кидая пригоршни снега во все стороны. - Не хотелось бы оказаться беззащитным во власти стихии, а пытаться в такую погоду добраться до площадки - чистой воды самоубийство. Сдует – и все. Никакие чары не помогут.

- Странно, что так резко изменилась слышимость.

- Очень странно, - согласился Драко, снимая очередную книгу. - Но выбора у нас нет, как понимаешь. Поэтому работаем.

Прошло еще минут десять, когда магические светильники Гермионы сначала загорелись в разы сильнее, а потом внезапно погасли.

- Мордред, что за ерунда творится? - выругался Малфой. - Люмос!

Однако привычное с первого курса заклинание не привело ни к какому эффекту - свет не пришел.

- Люмос! Люмос Максима!

Ноль реакции.

- Грейнджер, попытайся ты.

Результат оказался аналогичным. Комната тем временем погрузилась в плотный сумрак, к тому же ощутимо похолодало. За окнами стремительно темнело, и несложно было предсказать, что вскоре полумрак сменится непроглядной тьмой.

- Мда... - выдохнул белый пар Драко, попытавшись безуспешно сотворить еще какие-то заклинания. - Попали мы.

- Ты понимаешь, что происходит?

- Скорее да, чем нет, но проще от этого не станет, - хмуро ответил Малфой. – Вот в чем дело: алтарь рода Лестрейнджей мертв, он не подпитывает магию замка. Она существует... да не знаю даже как. Остатки, возможно, какие-то замурованные в стены артефакты. И сейчас активировалась система защиты, как бы стягивая остаточную магию отовсюду. Ты знаешь, что в Азкабане нельзя колдовать? - Дождавшись согласного кивка, он продолжил: - И дело тут не в дементорах, а в самой крепости. Вся сила как бы вывернута наружу, поставлена на защиту крепости. Здесь происходит, если я не ошибаюсь, то же самое. Та самая магия, на которой специализировался этот род.

- Но Сириус Блэк...

- Уникален со своим побегом, - договорил Драко. - До сих пор загадка, как он смог аккумулировать в себе магию для анимагического преобразования. Возможно, талант Блэков, кто их знает. Их не поймешь, не разберешь. Теперь об этом надо у Поттера интересоваться.

- Ты же наполовину...

- Слабейшую, - снова не позволил аристократ договорить. - Я в себе таких талантов не чую. Либо на это нужно время...

- Нам придется просто ждать? - подытожила Гермиона. - И как долго?

- Боюсь, пока буря не утихнет. И лучше не бродить по замку без причины: я рассказывал, Лестрейнджи - мастера в пространственной магии. Мало ли...

- Только сначала мы пройдемся до выхода, - решительно поднялась на ноги Грейнджер.

- Я пройдусь, - остановил девушку Драко, перехватывая ее порыв рукой.

- Нет. Мы пойдем вместе, - ее пальчики сжались на рукаве мужчины, и Малфою осталось только согласиться, хоть и закатив глаза, благо, в темноте видно не было.

Миновав гулкий пустой холл, они прошли знакомым коридором к выходу, но наружу попасть не смогли - двери оказались наглухо закрыты. Заклинания не работали и тут, а силой распахнуть створки не получалось.

- Мерлин и Моргана, - выдохнул Малфой. - Похоже, действительно придется ждать окончания бури здесь.

- Похоже... - пробормотала Гермиона. Она несколько раз махнула палочкой, но результат оказался тем же, словно инструмент резко лишился сил.

Они вернулись в библиотеку, устроившись в креслах. В сумке Грейнджер отыскался термос с какао и несколько бутербродов, которые немного скрасили существование, но время шло, а буря не унималась, по-прежнему страшно завывая за окнами.

Малфой не оставлял попыток, раз за разом пытаясь вызвать простейшее заклинание освещения, ругаясь под нос. В результате мучений на кончике палочки засветился слабенький шарик света, способный разогнать тьму в радиусе от силы пары ярдов.

Усугублял ситуацию холод: температура упала еще ниже. Маг и ведьма пытались двигаться, ходя по проходам между стеллажами, но это слабо помогало. Зубы уже отбивали чечетку у обоих, руки заледенели. Пусть оба мага были тепло одеты, они все-таки привыкли к возможности согреваться чарами, и теперь мучились, постепенно замерзая. Если бы они заранее знали о предстоящих испытаниях, то попытались бы разжечь камин. Сейчас это было невозможно: ни спичек, ни зажигалки даже в кажущейся бездонной сумочке Гермионы не обнаружилось.

♥♥♥♥


- Все, хватит, - подскочил Малфой с кресла. С начала бури минуло часа три. Дело двигалось к вечеру - зимний день короток. - Пойдем наверх. Попытаемся отыскать что-то теплое, во что сможем укутаться, иначе утром останется пара закоченевших трупов. Тем более там в принципе должно быть теплее.

Он зажег палочку и отправился к дверям, убедившись, что девушка последовала за ним. В пустом холле ветер звучал громче и намного более зловеще, поэтому они поспешили пересечь его, ступив на широкую лестницу. Старинные дубовые ступени отзывались слышным даже в какофонии звуков скрипом, чем-то напоминающим плач - дом словно чувствовал близкую гибель, оплакивая навсегда ушедших в небытие хозяев.

- При определенных стараниях я мог бы унаследовать этот дом, - хмыкнул Драко, оглядываясь внимательно. - Родственники все-таки. Но это потребовало бы множества ритуалов, большую часть которых сейчас никто не знает. Не всем везет, как Поттеру.

- Ты правда думаешь, что Гарри повезло? - в голосе Гермионы зазвучали нотки презрительного удивления, живо напомнившего о прошлом.

- В плане принятия двух родов - да, - поспешил с ответом Малфой. - Но только в этом. Просто такие вещи отнимают немало сил и времени, если ты не Поттер.

- Говорили, что это воля магии, но она же не живая? - девушка непонимающе хмурилась, это было слышно по тону.

- Закон сохранения, - пожал плечами Драко. – Магия – стихия, родовая магия – тем более. Слишком много родов погибло. Что-то стоило спасти. Смотри, видишь, в центре пустая рама? Портретов уже нет.

Действительно, по центру пролета размещался большой портрет, расположенный так, чтобы его обитатель мог видеть любого входящего в замок, одновременно возвышаясь надо всеми. Однако сейчас он был пуст и темен.

- И это не временный эффект из-за бури, - хмуро прокомментировал маг. - Это уже навсегда. Это необычный портрет – на нем всегда изображен глава рода. Сейчас такого нет.

Они миновали еще один пролет и оказались в широком коридоре, каменный пол которого был застелен ковром - когда-то роскошным, а сейчас стремительно приходящим в негодность. Здесь действительно было ощутимо теплее, чем внизу. Белый пар уже не шел облаками изо рта, а зубы прекратили выбивать неконтролируемую чечетку.

- Второй этаж - как правило, жилой в старых домах, - продолжил импровизированную экскурсию Драко, поворачивая направо. - Тут располагаются спальни хозяев, детские, гостевые комнаты. Эту часть дома специально утепляли, создавая уют. Для таких мест, как это – особое искусство.

Он приоткрыл первую дверь, но за ней оказалось абсолютно пусто - из комнаты даже мебель была вынесена, что удивляло. Следующая комната тоже пустовала. Гермиона тем временем прошла дальше и последовала его примеру.

- Грязнокровка! - неожиданно громкий вопль перекрыл все звуки, доносящиеся с улицы, ударился эхом о стены. - Как посмела ты сюда войти? Прочь из замка, убирайся, иначе умрешь, не сходя с места.

Драко сорвался с места мгновенно, быстро достигнув застывшей в проеме Гермионы. Девушка стояла, зачарованно глядя перед собой, во мрак комнаты, откуда лился непрекращающийся поток ругательств. Голос был отлично знаком им обоим.

Подскочив, мужчина оттолкнул Гермиону и захлопнул дверь. Вопли сразу затихли - звукоизоляция оказалась отличной.

- Грейнджер, это всего лишь портрет, - маг подошел к девушке, пытаясь заглянуть ей в глаза, но она, пребывая в шоке, не отреагировала, замершим взглядом смотря куда-то в одну точку. Ее била крупная нервная дрожь. - Беллатриса - Блэк в девичестве, ее род жив, потому магия еще до конца из картины не ушла. Она сама зато давно мертва, ее вопли гроша ломаного не стоят.

Поняв необходимость сделать что-то более действенное, чем слова, Малфой привлек девушку к себе, обнимая одной рукой в стремлении успокоить, и повел ее дальше по коридору. Следующая дверь вела в чью-то спальню - в слабом свете «люмоса» была видна лаконичная обстановка, похоже, мужская. Тут тоже висел портрет, но без обитателя, что полностью устраивало.

Драко подвел Гермиону к большой кровати и усадил на край. Потом потянулся к ближайшему шкафу, пытаясь среди вещей обнаружить что-либо, похожее на плед. В таких замках, несмотря на все чары, борьба с холодом была постоянной историей. Особенно для тех, кто не рос в такой обстановке. Поэтому во всех спальнях всегда лежал запас пледов, шкур и тому подобных средств утепления.

Первым под руки попалось большое шерстяное одеяло, но стоило его взять в руки, как оно расползлось на части - ткань оказалась слишком ветхой. Со вторым предметом, пушистым вязаным покрывалом, повезло больше - он оказался вполне цел и крепок. Встряхнув его, чтобы избавить от пыли, Драко устроился рядом со все еще дрожащей Гермионой и закутал их обоих в ткань, осознавая, что идти дальше сейчас она не в силах.

- Ну же, Грейнджер, - пробормотал он, мягко поглаживая девушку по вздрагивающей спине. - Это всего лишь портрет сумасшедшей ведьмы, мертвой добрых лет пять. Ты же видела в Блэк-хаусе портрет Вальбурги - та тоже орет так, что уши закладывает. Не пугалась же, я уверен.

- Не могу, - замотав головой, заговорила наконец Гермиона, все теснее прижимаясь к обнимавшему ее магу. - Я постоянно вижу ее в кошмарах. Как она стоит надо мной, выкрикивая заклинания... Не могу, понимаешь... Не могу это забыть.

Она задергалась, потом жалобно всхлипнула и затихла, уткнувшись в плечо Малфоя. Он крепче сжал объятия, позволяя ей проникнуться его теплом, стараясь передать уверенность и спокойствие.

- Она мертва давным-давно, - поглаживающая рука переместилась со спины на голову. - Ты же молода, красива, успешна. Ты - героиня войны, в конце концов, встречалась с вещами куда похуже вопящего портрета.

- Я... и тогда боялась, - всхлипнула она. - Храбрым всегда был Гарри. Просто тогда не было выбора. А сейчас… Это хуже боггарта. У меня он именно такой…

- Теперь, по сути, тоже нет выбора, - фыркнул Малфой. - Это всего лишь портрет, который пропадет вскоре, когда магия уйдет отсюда совсем.

Он за подбородок поднял ее лицо, на котором виднелись отчетливые следы слез, подумав, что, кажется, видит впервые Гермиону плачущей. В отличие от виденных им в слезах женщин, ее это даже не портило: она не раздувала истерику, но старательно сражалась с эмоциями. Она не устраивала театра. Просто чувствовала, что подкупало.

- Больше ты ее не услышишь, - пообещал Малфой. - Веришь? Так что переставай пугаться нарисованной сумасшедшей тетки. Говорят, ты даже тролля не испугалась на первом курсе.

- Врут, - робко улыбнулась она. - Меня Рон и Гарри спасли, а я могла только рыдать.

- Никому этого больше не говори, - засмеялся тихо Драко. - Развенчиваешь самые легендарные мифы. Сколько раз я повторял себе в критических ситуациях, что если Грейнджер не испугалась тролля, то я вообще ничего бояться не должен. Знаешь, помогало!

- Не буду, - улыбка стала шире.

Девушка успокаивалась, но Малфой не спешил скидывать плед - так было уютнее, да и не все ли равно, где коротать время. К тому же сидеть вот так, в обнимку, чувствуя тепло рядом, было куда приятнее, чем пытаться согреть собой кресло в промерзшей библиотеке.

- Вот и умница, - кивнул он, поправляя прядь волос, выбившейся из прически Гермионы, но не сразу убирая руку, а кончиками пальцев непроизвольно задержавшись на нежной коже щеки.

На лице Гермионы мелькнуло удивление, но Драко уже не мог остановиться, ощущая искры, вспыхивающие между ними, видя эти карие глаза, впервые смотрящие на него с чистой верой в глубине. На него никогда никто так не смотрел. Тем более, так никогда на него не смотрела она. И отреагировать по-другому было уже просто невозможно, тем более, он давно хотел этого, с тех пор как впервые вошел в ее кабинет и увидел, насколько она повзрослела и похорошела. Наклонившись, Малфой поцеловал девушку, уже двумя руками забирая в нежный плен ее лицо.

Несколько секунд она не отвечала, губы оставались плотно сомкнутыми. Потом трепыхнулась, кулачки уперлись в его грудь, пытаясь разорвать прикосновение, но Драко не поддался, еще настойчивее припадая к желанному рту.

И вдруг Грейнджер расслабилась и со стоном ответила. Приоткрывая губы, вступая в игру. Кулаки разжались, одна рука скользнула в его волосы, прижимая крепче. Драко застонал в ответ, перехватывая талию, прижимая девушку сильнее и углубляя поцелуй.

Искра вспыхнувшей между ними страсти охватила целиком обоих. Через несколько секунд Драко уже покрывал поцелуями девичье лицо, спускаясь к шее, к ключицам. Его руки сомкнулись за ее спиной, привлекая девушку все теснее, стремясь быть как можно ближе, одна за другой прокрались под одежду. Лаская нежную кожу, маг чувствовал, как дрожь страха сменяется дрожью предвкушения. Желания. Девушка отвечала, зарываясь в волосы пальцами, целуя в ответ, сладко откидываясь в его руках, позволяя соблазнять себя.

- Гермиона, - тихо простонал он. - Если ты меня не остановишь, будет поздно.

Она лишь мотнула головой, уже сама впиваясь его в губы. Со стоном неверия и радости он разорвал поцелуй, встал на ноги, помогая встать ей. Не отпуская из рук драгоценной добычи, Малфой сдернул тонкое шелковое покрывало, казавшееся особенно холодным и даже влажным, бросил на кровать ранее укутывающий их плед, а уже на него аккуратно уложил девушку, не собираясь выпускать ее из рук. Нависнув, маг с трудом перевел дыхание, разглядывая милое лицо.

- Ты согласилась, помни...

Губы их снова сошлись, словно разлученные давным-давно фрагменты головоломки, руки его вернулись к прерванному занятию - поиску путей к соблазнительному телу. Пуговица за пуговицей он расстегнул кофту, все силы тратя на то, чтобы не торопиться, не сорваться, не испугать, настолько сильным оказалось нахлынувшее желание. Он знал: оно возникло не сегодня. Далеко не сегодня, но ранее сдерживал его, запихивая в дальний угол, открещивался. Но теперь уже не мог отказаться от неожиданного подарка.

Второй слой пуговиц - на рубашке - дался сложнее, наградой стала представшая глазам нежная девичья грудь, казавшаяся особенно белой в кружеве черного белья. Целуя каждый открывающийся миллиметр кожи, маг избавлял ведьму от мешающих вещей, наслаждаясь женскими стонами, отзывчивостью и страстью.

Грейнджер спешила, освобождая его от свитера и рубашки, потом привлекла ближе, как кошка ласкаясь об его тело. Изящные пальчики пробежались по ниточке старого шрама, пересекающего грудь. Взаимное наслаждение от каждого прикосновения зашкаливало. Здесь, в пустом холодном замке, их эмоции казались раскаленной добела лавой, волной цунами, накрывающей с головой.

Поцелуи становились жарче, объятия - теснее, взаимные ласки - свободнее, раскованнее. И вскоре он уже ловил ее тихое «да» в ответ на последний вопросительный взгляд, чтобы наконец-то окончательно слиться с разгоряченным телом в одно целое…

Не стало Малфоя и Грейнджер, Драко и Гермионы, аристократа и грязнокровки. Остались только мужчина и женщина, снова и снова отдающиеся взаимной страсти. А где-то далеко в глубине почти мертвого замка вновь вспыхнуло погибшее пламя, распространяя жизнь по старым каменным стенам.

Замолчал, уходя в небытие, портрет женщины, так и не ставшей здесь полноценной хозяйкой - ей слишком не нравился этот холодный приют, зато в портретной галерее, наоборот, проявилась часть портретов умерших давным-давно магов. Тонкий ручеек волшебства полился по всему замку, наполняя его силой заново. Бородатый мужчина в латах, изображенный на одном из самых старых портретов, усмехнулся: он-то знал, что именно произошло.

♥♥♥♥


Малфой проснулся внезапно. В комнате, против ожидания, было тепло. Через окно лился свет пасмурного утра. От снежной бури, накануне бесновавшейся в окрестностях замка, не осталось и следа. Ветер утих, с неба тихо падали снежинки, неспешно кружась в замысловатом медленном танце.

Стоило Драко пошевелиться, как Гермиона открыла глаза.

- Думаю, теперь мы сможем отсюда выбраться, - тихо сообщил он, машинально взмахом палочки привлекая к себе одежду. - Магия вернулась...

- Да, вижу, - хрипло согласилась девушка. В глазах ее он заметил странное выражение - то ли страх, то ли сомнение. Между ними опять возникло расстояние.

Драко присел на кровать, наклонился ниже - так, чтобы лица их оказались совсем близко.

- Я не о чем не жалею, - мягко произнес он, понимая, что обязан что-то сказать, особенно учитывая их не самое приятное прошлое. - Надеюсь, ты тоже. Мне... очень понравилось.

- Мне тоже было хорошо, - слабо улыбнулась она, высвобождаясь. - Но нам стоит поторопиться - скоро сюда придут.

Не собираясь смущать девушку понапрасну, Драко поднялся с постели и отвернулся, позволяя ей одеться. Его не покидало странное ощущение: что-то изменилось здесь, в замке, за эту ночь. Словно он... ожил. Пропало ощущение заброшенного, погибающего дома, что было донельзя странно: на такие чудеса никакая магия способна быть не должна.

Они спустились в библиотеку, когда в холле зазвучали голоса прибывших невыразимцев. Пришлось рассказывать о произошедшем во время бури, исключая лишь личные подробности. Понимая, что вчерашних бутербродов им не хватит, чтобы продержаться до вечера, да и работать полноценно не получится после всех приключений, Гермиона сообщила коллегам, что вернутся они сюда не раньше завтрашнего дня.

- Думаю, мы можем себе позволить выходной, - с легкой улыбкой пожала плечами она, направляясь к выходу. - Я пришлю тебе сову.

Драко кивнул, соглашаясь. Хотелось домой, принять ванную, позавтракать нормально. Он пока не был готов на разговоры о том новом, что их связало, в глубине души малодушно радуясь неразговорчивости гриффиндорки. И только попав в поместье и немного переведя дух, словил себя на мысли, что его молчание она могла истолковать как угодно, а ее трансгрессия была слишком поспешной…

Странно, но самому ему до возвращения в поместье даже мысли не приходило о старых семейных запретах на связь с маглорожденными. Да и не думал уже он так о Гермионе. Она была просто привлекательной женщиной. Тем более, древние угрозы оказались чушью - магия никуда не делась. А вот как поступить теперь, он не понимал: проклятие тоже оставалось с ним. Сможет ли он теперь отказаться от Грейнджер? А нужен ли он ей?

День он провел в библиотеке поместья, занимаясь исследованиями и различными семейными делами, пытаясь не думать о произошедшем, понимая, что принять решение пока не получится. А вечером пестрая сипуха забилась в окно, неся новости. Драко поторопился пустить птицу. Записка была короткой, почерк - знакомым.

«Невыразимцы пока просили воздержаться от посещения замка. Вчерашняя буря что-то нарушила, они будут заниматься дополнительными исследованиями. Поэтому, если у тебя нет возражений, предлагаю вернуться к обычному расписанию, у нас достаточно материала для разбора».

Известие о том, что в Лестрейндж-касл он попасть не сможет, вызвало чувство потери. Отчетливое ощущение чего-то упущенного, возникшее еще утром, усугубилось. Драко просидел почти до ночи в раздумьях, когда его наконец-то осенило: чувство было сходным с испытываемым им в долгой разлуке с родным домом. Неужели?..

Отбросив в сторону том о старинных талисманах, он кинулся в зал, где на стене висел гобелен с фамильным древом Малфоев. Пробежал глазами по наизусть знакомым веточкам, нашел себя и выругался в голос. «Драко, лорд Малфой, лорд Лестрейндж», - гласила надпись. Он что-то говорил про везучесть Поттера? Похоже, тут он умудрился составить конкуренцию. Можно было радоваться… Или нет?

Произошедшее казалось глупостью несусветной, но объяснение лежало на поверхности. Умирающая, но не вполне ушедшая магия рода учуяла родственника, приняв его, как последний шанс - прабабка Драко была из Лестрейнджей. Вот только какой смысл? Теперь с его смертью уйдет в небытие два рода...

Понимая, что шила в мешке не утаишь, Драко уже утром, прибыв в Министерство, отправился не к себе в архив, а к невыразимцам, к чьей компетенции относились вымершие рода и все подобное. Пришлось огорчать коллег, сообщая о произошедших изменениях.

- Что ж, мистер Малфой, спасибо, что зашли, - ухмыльнулся глава отдела, пожилой грузный волшебник, внимательно разглядывая посетителя. - Сэкономили нам кучу времени. Хотя думаю, мы бы и без вашего предупреждения догадались, что именно случилось. Думаю, мисс Грейнджер вы сообщите сами?

- С этим справлюсь, - коротко поклонился Драко.

- Тогда могу только поздравить и посочувствовать, - протянул руку маг. - Этот род - скорее обязанности, чем прибыль, сами понимаете. Со своей стороны обещаю молчать, думаю, вам эта огласка ни к чему. Замок ваш, с остальным – к гоблинам.

Драко кивнул, благодаря за понимание, и отправился в архив. Гермионе стоило рассказать о случившемся.

Девушки на рабочем месте не оказалось. Зато была Салли Перкинс, вывалившая на Малфоя ворох информации, скопившейся за пару дней, и сокрушавшаяся о закрытии замка и слабости англичан, не способных снять такую ерундовую защиту. Он с трудом сбежал от нее, спрятавшись за полками.

До вечера Грейнджер так и не появилась. А на следующий день, хоть и заходила, упорно старалась не пересекаться с ним, тут уже трудно было не догадаться. Третий день повторил второй. Драко пока не настаивал, давая ей время, однако мысли его каждый раз оказывались все дальше от работы. Сосредоточиться не получалось. На четвертый день он плюнул на документы и осел в кабинете Грейнджер, твердо намереваясь подкараулить ее и поговорить.

Она появилась на пороге через час, бледная, на себя не похожая. Движения дерганные, под глазами – синяки.

- Ты долго будешь меня избегать? - не дав ей опомниться, задал он вопрос. - Что случилось? Мы вроде давно не дети, чтобы прятаться друг от друга по углам.

- Малфой... - выдохнула она, явно собираясь с мыслями. - Давай мы с тобой договоримся, что каждый занимается своим делом? Ты ищешь следы «Последней надежды», попутно разбирая архивы, я - тоже изучаю залежи бумаг. Остальное к делу не относится.

- Я тебя чем-то обидел? - Он обошел стол, стремясь сократить расстояние, но она вытянула вперед руки, стремясь держаться подальше. - В чем, Мерлин тебя возьми, дело?

- Ни в чем. Просто предлагаю вернуться к реальности, вот и все, - хмуро ответила ведьма. - Ты - потомственный аристократ, я - маглорожденная. Тебе нужна информация, ты ее получаешь. Все. Остальное предлагаю выбросить из головы, как события, значения не имеющие.

- Ты уверена?

- Без сомнений, - мотнула головой она.

- Хорошо, я тебя понял.

Он обогнул застывшую волшебницу по кругу, вышел из кабинета и все-таки хлопнул дверью: внутри поднималось холодное бешенство. Да что она себе вообразила? Что после секса, пусть и отличного, он начнет за ней бегать и в чем-то убеждать? Или что? За кого она его принимает?

Быстро достигнув атриума, Малфой поторопился шагнуть в камин, избегая досужих взглядов любопытствующих, понимая, что ему необходимо успокоиться, иначе за себя ручаться будет сложно, а натворить дел не хотелось.

Оказавшись дома, он отправился в дуэльный зал. Несколько манекенов, заколдованных на сильнейший уровень сопротивления в тренировочном сражении, помогли сбросить пар, но иррациональная обида осталась. Драко не понимал происходящего, да и сам факт отказа женщины - а это был именно отказ! - больно ударил по самолюбию. Да, он соглашался, что будущего у этих отношений не было, учитывая многие обстоятельства. Но это он. Или Гермиона заранее все продумала, а потому постаралась сохранить дистанцию? Правильный шаг, но менее обидным оттого он не стал. А от того, что правильный, что-то пытаться изменить тоже толку не было... Значит, оставалось одно - просто принять ситуацию. В конце концов, предложенный Грейнджер стиль поведения именно это и подразумевал.

♥♥♥♥


Потекли дни - один за другим, похожие, как две капли воды. Решив последовать примеру Грейнджер, Малфой постарался выкинуть произошедшее из головы. Он по-прежнему появлялся в архиве, разыскивая информацию и выполняя параллельно обязанности по договору, заключенному с Министерством. Временами даже пересекался с Грейнджер, излагая ей новости, обсуждая некоторые вопросы. Но теперь их общение ограничивалось делами и только. Ни шага в сторону, ничего.

Выходные маг нередко проводил Лестрейндж-касле. Замок медленно воскресал, меняясь, принимая его как хозяина, что не переставало удивлять. Никаких ритуалов не потребовалось. Просто перед ним теперь были открыты все двери, как могут быть только перед хозяином дома. Странно, но тут не возникало ощущение обреченности, которое нет-нет, да накрывало его в родном доме. Тут не было того самого проклятия!

А ведь главная проблема так и оставалась неразрешенной, и никакая информация - а какие-то крохи удавалось найти то там, то сям, - не давали ответов, как можно снять проклятие с рода. Помня записки Поллукса Блэка, Малфой нередко часами просиживал за семейными хрониками, ища истинную причину угасания рода, вот только утыкался в одно: проклятие, приведшее к крайней малочисленности семьи. Никакие описанные случаи не помогали. Намекали на связь с родовой магией, с кровью – да и только.

Про Лестрейнджей он выяснил одно: на момент принятия родом Рудольфусом амулет был цел. Что с ним сталось теперь, было неясно. Во всяком случае, в сейфе Гринготтса шкатулки не обнаружилось. Там вообще было почти пусто после войны - ни денег, ни артефактов. Небольшая стопка книг - вот и все наследство.

С памятных событий минул почти месяц, когда Гермиона вдруг вовсе перестала появляться в архиве. За это время Драко принял их новый стиль общения, хотя и бросал временами на молодую ведьму взгляды, следя за ней украдкой и пытаясь что-то понять. А иногда – ловил ответные. Она нравилась ему. Его влекло к ней. Но... но. И поэтому он ограничивался наблюдением, не имея сил лишать себя и этого.

День, второй. На третий Драко попытался вытрясти информацию из Салли, но безуспешно. Та со смешком сообщила, что Гермиона работает дома, и что раньше не раз так поступала, вот и все. Никаких трагедий, никаких происшествий. Вот только ответ не устроил: в душе нарастала необъяснимая тревога. Вечером он отправил сову. Ответ пришел быстро, но оказался крайне лаконичен:

«Все в порядке. Работаю дома, мне так комфортнее. Спасибо за беспокойство».

Стоило этим удовлетвориться, но не получалось. Промучившись еще сутки, Драко переборол себя и отправился к Поттеру. Они не общались с давних пор, но успели зарыть топор войны, так что была надежда, что Гарри сможет, а главное, захочет помочь.

Герою войны прочили место главы мракоборцев, однако он отказался, желая мирной жизни, и занялся семейным делом: стал артефактором. Год назад получил мастера. Драко слышал от знакомых, что дела у Поттера шли в гору, его искусство не подлежало сомнению – сказывалась родовая склонность.

Малфой обнаружил бывшего гриффиндорца в его лондонской мастерской - адрес раздобыть оказалось легко. Тот что-то объяснял помощникам: три головы склонились над столом, изучая какой-то предмет. Появление старинного школьного врага вызвало легкую улыбку на губах мужчины, словно он ожидал визита. Гарри приветственно кивнул и пригласил мага в кабинет, который больше походил на библиотеку.

- Давно не виделись, Малфой. Ты по делу или просто так? Мне Гермиона говорила, что ты теперь с ней работаешь в архиве.

- Ты знаешь, где ее можно найти? - не стал Драко размениваться на болтовню. - Она почему-то четвертый день сидит дома, не появляясь в Министерстве.

- Даже так... - улыбка на лице Поттера стала шире. - Что ж. Думаю, это к лучшему. И я рад, что в тебе не ошибся. Держи.

Он быстро написал пару строк на листе бумаги и протянул слизеринцу.

- Почему?..

- Иди уже. Давай мы лучше с тобой при других обстоятельствах побеседуем, тебе сейчас явно не до меня, да и мне есть чем заняться. Успеется, наболтаемся еще.

Не понимая поведения Поттера, но совершенно не желая в данный момент думать о странностях в его поведении, Малфой забрал бумажку. На ней значился адрес и координаты для трансгрессии - скорее всего, какое-то незаметное убежище неподалеку от нужного ему дома.

Через несколько минут он стоял у дверей уединенно стоящего небольшого коттеджа, пытаясь собраться с силами и понять, что будет говорить и зачем пришел. Ему требовались ответы, а не глупые отмазки. Он желал понять, что творится в голове у этой женщины, чтобы прийти в согласие с самим собой, - иначе перестать думать о ней и о том, что он сделал не так, не получалось.

Здесь, за пределами Лондона, местами еще лежал снег, и окружающий пейзаж представлял собой переплетение белого, зеленого и коричневого. Дышалось легко, но после городского шума тишина была столь оглушительной, что удары сердца казались набатом.

На стук дверь открылась почти сразу. Гермиона была несколько бледна, одета в шерстяное длинное платье. У ног девушки вился большой рыжий кот.

- Малфой? - удивленно подняла брови ведьма. - Откуда ты тут? Что-то случилось?

Драко слегка улыбнулся и, не дожидаясь приглашения, шагнул внутрь. Не размениваясь на разговоры, он привлек девушку к себе, впиваясь в губы, ожидая чего угодно, вплоть до града пощечин, зато зная по опыту, что женщин сначала надо целовать, а потом уже с ними объясняться - так проще.

Она ответила сразу. Прохладные пальчики вплелись в его волосы, привлекая ближе, а его губы скользнули по ее лицу, покрывая поцелуями нежную кожу. Руки переместились за спину, прижимая стройную фигурку.

- Драко... – пробормотала Гермиона. – Драко, подожди.

Ее голос, а затем внезапно упершиеся в грудь ладони, заставили его опустить руки. Девушка молча отшагнула подальше от входа, Драко последовал за ней, оказавшись в просторной гостиной.

- Зачем ты пришел?

Взгляд был хмурым, она отступила и сцепила руки на груди, создавая между ними расстояние, словно не доверяя себе.

- А то, что я просто захотел тебя увидеть - не причина? – помрачнел он, раздраженный упрямством гриффиндорки.

- Мне кажется, мы уже все обговорили, - не поднимала на него взгляда она. - Ты согласился. Что изменилось?

- Ничего, - пожал он плечами сердито. - Просто того разговора недостаточно.

- Вот именно, что ничего, - Гермиона смотрела куда-то вдаль, зябко держа себя за плечи. - Поэтому оставь меня в покое, пожалуйста. У нас никогда не было ничего общего и не будет.

Драко уставился на нее удивленно. Только же его целовала, радуясь встрече! Что с этой женщиной не так?

- Грейнджер, ты можешь человеческим языком объяснить, что с тобой происходит? - фыркнул он. - Внезапно заперлась дома, не приходишь на работу. В чем дело?

- Я не обязана ничего объяснять, - отвернулась она.

- Нет уж... - пробормотал он, наступая. - Тебе придется, иначе я просто не уйду. Я не привык, знаешь ли, к подобному отношению.

- Подумать только, его высочество обиделся, - задрала она подбородок. Карие глаза сверкнули гневом. - Меня не волнует, к чему ты привык, а к чему нет. Уходи. Я не желаю тебя видеть.

- Я не приму отказа, - яростно мотнул головой он, шагнув вперед. За спиной девушки оказалась стена, в которую Драко уперся руками, не позволяя ведьме ускользнуть.

- Малфой, ты давно не получал по лицу? - зашипела она разъяренной кошкой. Упершись обеими руками в его грудь, пыталась оттолкнуть. - Так могу обеспечить. Я и без палочки на что-то способна.

- Да, удар у тебя и на третьем курсе был неплохой, - усмехнулся он, легко перехватывая запястья и прижимая их к стене. - Но с тех пор, смею думать, многое поменялось...

Драко наклонился ниже, носом проводя по ее щеке, вдыхая еле слышный свежий аромат духов. Гермиона задергалась, пытаясь освободиться, вырвала руки и опять толкнула.

- И до чего ты готов дойти? - сузила глаза она, осознав бесплодность усилий. - Может, палочку достанешь? Зачем церемониться с грязнокровкой? Империо - и она у твоих ног.

От изумления он даже отступил. Рассчитывая быстро вернуть ее расположение лаской, которая раньше всегда срабатывала с другими женщинами, Малфой был поражен неожиданной неуступчивостью и словно даже обидой гриффиндорки.

- Да в чем дело, Мордред тебя подери, ты можешь сказать? - окончательно утратив надежду ее понять, вышел он из себя. - Мы нормально общались. Работали вместе. Да, переспали, но мы взрослые люди! Что произошло такого, что я вновь стал врагом номер один? Ты уже не невинная соблазненная девица, чтобы устраивать сцены после секса. Тебя никто не насиловал, насколько я помню.

- Ну да, конечно, - фыркнула Гермиона, поспешно делая шаг в сторону, чтобы за спиной оставался путь к отступлению. - Всего лишь переспали. Все правильно. Секс ни к чему нас не обязывает. Ты сам это сказал, не так ли? Поэтому прошу от меня отстать. Я не хочу больше иметь с тобой ничего общего. Ничего.

Она быстрым движением схватила с ближайшего столика палочку, явно не собираясь сдаваться, но вдруг покачнулась, с ее лица мгновенно слетели все краски.

- Что с тобой?..

Не договорив, Драко бросился вперед. И вовремя - в следующий миг Гермиона начала оседать на пол. Подхватив на руки, Малфой перенес ее на диван в просторной гостиной.

Она дышала, но была без сознания. Бледная и похудевшая - теперь он отчетливо это видел - Гермиона производила впечатление не вполне здорового человека. Тогда почему ему ничего не сказал Поттер, а лишь отправил его сюда? Что вообще с ней происходит?

Драко подошел к камину, взглядом разыскивая дымолетный порошок. Сам он в медицине не разбирался вообще, как и в обмороках, рисковать желание отсутствовало. Зато он легко мог вызвать знакомого колдомедика, чтобы разрешить всяческие сомнения. А при надобности - просто отправить упрямицу в больницу, не слушая возражений.

К счастью, доктор оказался у себя, не был сильно занят и уже через несколько минут шагнул в гостиную Грейнджер. Оглядев все еще пребывающую в бессознательном состоянии хозяйку дома, он бросил несколько диагностирующих заклинаний, а потом с улыбкой обернулся к Драко.

- Не волнуйтесь, мистер Малфой, - мягко произнес он. - Все в порядке. С женщинами... в определенном положении это случается. Закончится первый триместр - пройдет. Некоторых тошнит, некоторые капризничают. А другие - вот, в обморок падают. Тут главное - не допустить травм. И поменьше волноваться.

До Драко не сразу дошел смысл сказанного. Тошнит? Капризничают?

- Я пойду, - засмеялся медик, так и не дождавшись ответа. - Как понимаю, поздравлять нужно вас? Это же отличная новость. Все будет хорошо. Не стоит думать о плохом.

Врач уже несколько минут, как исчез в зеленом пламени камина, а Драко так и стоял посередине гостиной, бездумно глядя в одну точку, осознавая услышанное. Не может быть! У Малфоев не рождалось бастардов. Глава рода, получив наследника, грубо говоря, становился стерильным, неспособным на зачатие. А в том, что у Гермионы никого эти месяцы не было, он тоже был уверен - слишком много они общались, чтобы не заметить в ее жизни присутствия другого мужчины.

И если колдомедик не ошибся - а подобное у специалиста такого уровня исключено, - вывод напрашивался только один. Неизвестно как, Малфой умудрился снять проклятие! Проверить можно было только одним образом - оказавшись у алтаря, но оставлять девушку одну он теперь точно не собирался. Значит, к нему домой они пойдут вместе.

В этот момент Гермиона наконец-то слабо пошевелилась и открыла глаза.

- И когда ты собиралась мне сказать? - Драко присел на пол рядом с диваном так, что их глаза оказались на одном уровне. - Нет ощущения, что я имею право знать?

Поморщившись, Гермиона отвернулась, не говоря ни слова.

- Может, объяснишь?

- А что непонятного? - хмыкнула девушка. - Ты сам сказал - всего лишь секс без обязательств. Остальное тебя не касается.

- Даже мой ребенок?

- Ты так в этом уверен?

- Грейнджер, не начинай, - устало отмахнулся он. - Я уверен, что у тебя за это время не было других мужчин, кроме меня. И в любом случае, проверить это просто.

Он рывком поднялся на ноги, потом осторожно подхватил на руки девушку. На удивление, Гермиона даже сопротивляться не стала: похоже, разум взял верх над гордостью, и она осознала, что лишнее падение ей совершенно ни к чему в ее положении, а просто так Драко ее не отпустит.

Быстрым шагом подойдя к камину, молодой маг на минуту освободил одну руку, черпнул дымолетного порошка и кинул в пламя.

- Малфой-мэнор.

Они вышли в прихожей. Не желая терять понапрасну время, Драко проигнорировал бросившегося к нему сияющего домовика, чье лицо уже о многом сказало хозяину дома, и, по-прежнему держа Гермиону на руках, отправился вниз, прыгая через ступеньки. Толкнул дверь, ведущую в ритуальный зал.

Факелы привычно вспыхнули, освещая пространство. Но в них не осталось надобности - медальон «Последняя надежда» исчез, а ранее матово-черный алтарь мягко светился, заливая янтарным глубоким светом все помещение, не оставляя сомнений в случившемся. И словно возвещая гимн жизни, на камне лежала белоснежная роза, распространяя нежное благоухание по залу.

- Вот тебе мое доказательство, - усмехнулся он, бережно ставя драгоценную ношу на ноги, но продолжая поддерживать. - На алтаре рода несколько недель назад я оставил «Последнюю надежду». Похоже, талисман исполнил свое предназначение - в конце концов, именно из-за него я отправился в архив.

Гермиона огляделась, изучая помещение. Потом, словно подчиняясь какой-то неведомой, но не терпящей возражений силе, шагнула к алтарю. Цветок сам скользнул ей в руку, а острый шип сразу же вонзился в нежную кожу.

Капля крови той, в чьих руках оказалось возрождение старинного рода, упала на камень и сразу же исчезла, бесследно растворившись. Девушка смотрела, не отрываясь, в ее глазах Драко видел смесь изумления и невольного страха: похоже, в рассказы о чистоте крови на деле она верила не меньше его.

- Вот так... - усмехнулся невесело он. - Стоило догадаться сразу после рассказа Нотта, твердящего о семейных грехах, которые нужно смыть, чтобы амулет сработал. Ведь если его семья когда-то безжалостно изгоняла сквибов, то моя семья панически боялась загрязнить кровь...

- Так просто? - повернулась гриффиндорка к нему.

- Я бы не сказал, - засмеялся Драко. - Это благодаря тебе просто. С любой другой... Представь здесь Салли Перкинс, например. Она внешне при этом - копия моей покойной супруги.

Гермиона хмыкнула и обратила внимание на нежный цветок, словно только что сорванный с куста. И пусть где-то там, за окнами, все было спрятано под толстым слоем снега, сюда словно заглянуло теплое лето.

- Ты понимаешь, что тебе меня придется теперь терпеть всю жизнь? - сжал ее плечи Драко, подходя вплотную. - Я никуда тебя не отпущу. Можешь кричать, сопротивляться... Поздно. Твоя кровь уже упала на алтарь... Сама догадаешься, что это значит?..

- Это воспринимать как попытку похищения? - подняла бровь Гермиона, но в голосе ее слышалась улыбка. Наконец-то. Драко все ждал, когда же она перестанет упрямиться, и был рад услышать, что ее настроение потеплело. Возможно, теперь он сказал и сделал то, что смогло ее убедить.

- Это считать констатацией факта, что ты перед магией - уже моя жена, - развел мужчина руками в ответ. - Придется с этим смириться.

- Драко, - она развернулась, глядя в его глаза, и прищурилась, демонстрируя сильный характер. - Я... не стану примерной женой аристократа, которая сидит дома. Я буду заниматься своим делом, продолжать карьеру...

- Мне нравится, что ты начала обсуждать условия, - засмеялся Малфой, прерывая ее монолог. - Значит, уже приняла перемены. И стоило бегать?

- Стоило, - вновь отвернулась она, в голосе зазвучала надорванная струна. - Наутро, в замке Лестрейнджей, ты стал вдруг таким... отчужденным. Что я могла еще подумать, скажи, когда ты так легко отпустил меня домой, даже не обсудив случившееся?.. То, что между нами произошло, все-таки выбивалось из ряда вон…

- Ох, женщины, - Драко назад закинул голову, ероша себе волосы. - Вот проявишь тактичность, тебя тут же поймут неправильно. Да и не в себе я был - меня замок в ту ночь признал хозяином.

- Знаю, невыразимцы сказали, - передернула плечами Гермиона. - Я... не забыла тогда про заклинание, предотвращающее беременность. А о том, что ни оно, ни твое проклятие не сработали, я узнала позднее. После нашего разговора в моем кабинете бросаться к тебе с этой вестью было бы... странно.

- Согласен, - фыркнул он. - Я мог все испортить, просто не поверив, например. Тоже бываю мнителен, да и тема болезненна. Но все это в прошлом, да?

Он кончиками пальцев повернул ее лицо к себе, вглядываясь в карие глаза, выискивая в них все то, что не было произнесено вслух. А потом со стоном радости привлек девушку ближе, впиваясь в нежные губы требовательным поцелуем.

Теплый ветер снова прошелся по залу, закручиваясь вокруг двоих, принимая их в мягкие объятия. Своевольная стихия была довольна…

♥♥♥♥


Среди предков любого маглорожденного, как правило, можно отыскать кого-то, наделенного магическим даром. Иногда - рядом, иногда в очень далеком прошлом. Но всегда он был. А далекой прапрабабушкой Гермионы Грейнджер была некая могущественная ведьма, проклявшая заносчивого молодого лорда. Проклятием, которое невозможно было снять. Оно само спадало при определенных обстоятельствах. Кто же виноват, что Малфоям потребовалось почти семь сотен лет, чтобы наконец-то влюбиться вопреки обстоятельствам и семейным правилам? Никто, кроме них самих. И кровь, на самом деле, тут была абсолютно ни при чем...


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-16194-1#3128704
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Миравия (14.02.2021)
Просмотров: 697 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 8
0
8 Aminta   (27.02.2021 16:01) [Материал]
Очень понравилась история! Несмотря на то,что развязка была предсказуема,написано красиво,гармонично и эмоционально! Так увлеклась,что чуть на работу не опоздала)))Мне вообще нравится пара Драко/Гермиона,они подходят друг другу.И осознание Малфоем своих чувств,отказ от предрассудков рода,на мой взгляд,автору хорошо удалось передать. Спасибо за приятное погружение в мир магии и удачи автору в конкурсе!

0
6 робокашка   (25.02.2021 10:17) [Материал]
Визуализация в шапке истории, судя по всему, накрылась tongue
Неспешное повествование дало много информации в целом и к размышлению Понравилось читать про возмужавших бывших врагов. Магия, конечно, проявила себя, благословив их в пару, но всё случившееся, это общий выбор женщины и мужчины, зрело осмысливающих прошлое и действительное...
Спасибо и удачи в конкурсе

0
7 sova-1010   (26.02.2021 16:15) [Материал]
Цитата робокашка ()
Визуализация в шапке истории, судя по всему, накрылась

У меня все на месте. Проверила и с ноута и с телефона.

0
5 Танюш8883   (22.02.2021 09:16) [Материал]
Прекрасная история о невозможной и в тоже время закономерной любви. Спасибо за рассказ)

1
4 Валлери   (21.02.2021 19:44) [Материал]
Либо со мной что-то не так, либо авторы молодцы - вот уже второй конкурс подряд мне нравятся Драмионы, причем, почти все)))) На этот раз мне история понравилась даже не любовной линией, но интересным сюжетом и прекрасными описаниями приключений. Я словно погрузилась в волшебный мир, следовала за Драко в поисках спасения. Отдельное спасибо за понятную терминологию - в этой истории мне понятна магия мира ГП, что бывает в таких историях не всегда. Любовная линия в этой истории стала для меня фоном, просто дополнительным бонусом, гораздо больше впечатлили замки и библиотеки, в которых проходили изыскания героев, особенно понравилось описание оживающего дома и бури - классно! Спасибо, автор, мне очень понравилось!

1
3 sova-1010   (18.02.2021 15:06) [Материал]
Потрясающая история! Я уже второй день хожу под впечатлением. Полное ощущение, что прочитала не миник, а большой роман. На столько все продумано, связано и логично! Вот тут пара Драко/Гермиона не вызывает ни вопросов ни отторжения. Очень четко прописаны все события, послужившие причиной таких изменений в характере Малфоя. Смерть жены, пусть даже не любимой, и единственного возможного ребенка - это то, что может полностью перевернуть все представления человека о жизни. И то, что Драко не сдался, а упорно искал выход, делает его вдвойне привлекательнее, как персонажа. А все эти семейные тайны, заколдованные замки и кровные связи добавляют очарование самой истории.
Спасибо за потрясающую историю и удачи на конкурсе!

2
2 Concertina   (16.02.2021 17:50) [Материал]
С большим удовольствием прочитала историю! Мне она напомнила красиво раскрученную спираль. В начале - тяжелые события, переживания, боль потери; далее - цель и поиск; потом - чудо и все встало на свои места, как того заслуживают герои.
Удивило только одно - как Драко понял, что Гермиона горячая женщина, да еще в начале фанфика? Или по принципу "в тихом омуте..."? wink
Чувственно и красиво автор описал влечение, прелюдию)
Удачи в конкурсе!

1
1 leverina   (14.02.2021 13:01) [Материал]
Прекрасная визуализация - глядя на неё, ощущаешь аромат розы.

А сама история очень продуманная и гармоничная. Подробная и без нелепостей.