Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2706]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [15]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4854]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2402]
Все люди [15231]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14569]
Альтернатива [9067]
СЛЭШ и НЦ [9108]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4438]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав ноябрь

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Dark child
Что если Белла, только на половину человек...

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Сегодня мы умрём
Уже много лет Белла старается пережить потерю любимого человека. Ей нужно собраться с силами, чтобы поставить точку, перед тем как она решит связать свою жизнь с Джейкобом Блеком. А Чарли Свон мечтает об огромных деньгах, которые ему сулит сделка с загадочным Эдвардом Калленом... Так, причём здесь призраки прошлого, которые так настойчиво требуют к себе внимания?



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 488
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Пятый курс. Глава четвертая

2021-1-26
47
0
Глава 4. Ветроног, Вьюжник и Пушистая.


Новость о назначении Амбридж на должность генерального инспектора Хогвартса была не самой приятной, но и не неожиданной – в рамках политики Фаджа такой шаг был вполне предсказуем. Теперь Амбридж то и дело появлялась на уроках других учителей, либо сидя с блокнотом в углу, либо ходя за преподавателем и задавая разные вопросы. Периодически она обращалась и к ученикам, видимо, желая сопоставить их знания по предмету с работой профессора. В целом выглядело это сравнительно безобидно, но теперь Альтаир, а вслед за ним и Драко с Блейз, стали ставить защиту на все свои письма, отправляемые совиной почтой. Было ясно, что Амбридж начала расширять свою «зону влияния», а раз так, то вероятность её слежения за почтой только возросла. И, как оказалось, меры противодействия были введены очень вовремя: на следующем же уроке защиты от Тёмных Искусств Амбридж появилась с забинтованными кистями рук и до самого звонка гневно поглядывала на Блэка, который отвечал ей спокойным взглядом в духе «а нечего соваться было». Следующее письмо он отправил на всякий случай уже с новой защитой во избежание возможного нахождения Амбриджабой способа обхода старой. Хотя, конечно, всё же едва ли после того, как один конверт у неё в руках обратился в лужу кислоты, она рискнула бы на ещё одну попытку, но – мало ли…
Но на уроке ухода за магическими существами отношение Амбридж к Альтаиру явно улучшилось. Временно их интересы совпали – судя по намёкам Амбридж, той явно хотелось согнать Хагрида с его должности преподавателя и оставить на ней Граббли-Дерг. И преподавательница ЗОТИ, помимо расспросов Граббли-Дерг, поинтересовалась у учеников, были ли в классе травмы. А Блэк решил проверить, насколько сильно Жаба склонна всё извращать в свою пользу.
- Винса покусал флоббер-червь, – немедленно ухмыльнулся Альтаир, услышав вопрос Амбридж. – А ещё мы в том году проходили животных, которым нравятся женские руки.
Пенси за его спиной тихо взвизгнула от смеха.
- Вот как? – Амбридж строчила в своём блокноте, чем-то неудержимо напоминая Блэку Риту Скитер. – А было что-нибудь ещё?
- Нам показывали нюхлеров, они пытались ограбить кое-кого, – сообщил Альтаир. – Один едва с Пенси часы не стащил.
- Даже так?
- А меня пытался убить гиппогриф, – вставил Драко.
- Гиппогриф? Какой кошмар…
- Из-за его же глупости: надо было слушать Хагрида, – не выдержал Поттер. Гермиона рядом с ним испустила тихий стон.
- Ещё один вечер после уроков, – приторно улыбнулась Амбридж и повернулась к своей коллеге. – Большое спасибо, профессор Граббли-Дерг, здесь мне всё ясно. Вам сообщат результаты инспекции в течение десяти дней…
- И зачем ты это сделал? – сердито прошипела Гермиона, едва дождавшись, когда Амбридж отойдёт подальше.
- Что?
- Весь этот бред ей выдал!
- Грейнджер, в том-то и дело, что это бред! Заметь, про соплохвостов я не сказал, хотя узнай Амбридж о них – и Хагрид может не возвращаться.
- Хм, – слегка смутилась девушка, – возможно… Но зачем тогда вообще было весь этот балаган устраивать?
- Из чистой вредности, – громко буркнул Уизли.
- Из чистой вредности, Уизел, – мгновенно начал заводиться Альтаир, – я скорей бы сказал, что это ты вывел соплов, а свалил всё на бедного Хагрида!
- И кто бы тебе поверил?
- О, Уизли, можешь не сомневаться: кому надо, те поверили бы. Если ты не заметил – что, впрочем, неудивительно, – профессору Амбридж только и нужен минимально приличный повод к увольнению Хагрида, и его «непредусмотрительная доверчивость» здесь вполне бы подошла.
- И ты решил дать ей нужный повод!
- Идиот.
- Лицемер!
- Рыжий бабуин.
- Упырь бледный!
- Нищеброд.
- Упивающийся…
- А ну тихо! – рявкнула подоспевшая Граббли-Дерг. – Вы что, не на уроке? Минус двадцать баллов с каждого!
Блэк и Уизли замолчали, но продолжали кидать друг на друга ненавидящие взгляды. Гермиона снова вздохнула.
- И почему они не могут спокойно вести себя? – прошептала она так, чтобы слышал только Гарри. – Вечно как кошка с собакой!
- «Как зовут собаку Блэка?», да? – всё ещё мрачновато усмехнулся Гарри. – Что поделаешь, противостояние между факультетами…
- Оно не помешало Блэку исцелить тебе руку…
- Да, – признал Гарри. – Что ж, значит, тут и личное примешивается. Но у них, похоже, ненависть с первого взгляда.
Гермиона печально улыбнулась, краем глаза посматривая на Блэка.
В тот же день, после ужина, Блейз подловила в холле Лаванду Браун, шедшую в гриффиндорскую башню.
- Браун, можно тебя на два слова?
Лаванда остановилась, помедлила и наконец, решив, что у Стервятников в любом случае нет никаких причин желать ей недоброго, подошла к слизеринке.
- Вот сюда, – сказала Блейз, отходя в сторону, – здесь нам никто не помешает. Итак, буду кратка. У меня к тебе есть предложение, которое должно тебя заинтересовать.
- О, вот как? И что же это за предложение?
Блейз резко взглянула ей в глаза.
- Тебе нравится Рональд Уизли, не так ли?
С лица Лаванды сбежали все краски.
- О-о-откуда ты это знаешь? – пролепетала она.
- Это видно, – Блейз не стала уточнять, что была ещё и лёгкая проверка легилименцией. – Значит, я угадала?
- Да, – робко кивнула Браун, опуская глаза.
- Тогда, думаю, ты должна была заметить и то, что он явно неравнодушен к Грейнджер, – нанесла рассчитанный удар Блейз. Он достиг своей цели – лицо Лаванды дёрнулось, на мгновение исказившись от злости.
- Вижу, что заметила. Мы, девушки, такое тонко чувствуем, не так ли? Намного лучше, чем парни. И вот моё предложение. О том, что мой лучший друг влюблён в Грейнджер, знает вся школа, и ты, безусловно, тоже. Помоги мне свести вместе Альтаира и Гермиону, и Рональд достанется тебе.
Блеск в глазах Лаванды говорил сам за себя.
- Как ты это себе представляешь?
- Это не так уж сложно. Надо всего лишь помочь ей увидеть Альтаира в выгодном свете. Скажем, в кругу друзей, продемонстрировать его ей со всех сторон. Конкретные действия мы можем обговорить позже… но суть состоит в том, что, если Гермиона Грейнджер начнёт гулять с Альтаиром Блэком, все надежды Уизли рухнут. А сердце, раненное любовью – очень тонко чувствующий орган, ищущий для своего исцеления другую любовь. И тогда тебе останется лишь предложить своему Рону то, что ему нужно. Он легко станет твоим, если ты умно себя поведёшь. Ну так что? Договорились?
- Иными словами, – уточнила гриффиндорка, – ты предлагаешь мне Рона в обмен на Гермиону для Блэка?
- Да.
- Я согласна, – без промедления ответила Лаванда.

* * *

Усердные ежедневные тренировки принесли своё дело. Сверившись с тем, что было написано в «Анимагии как она есть», Стервятники в конце сентября пришли к выводу, что они готовы для попытки первого превращения. Решено было заняться этим в Визжащей хижине – и вот двадцать третьего числа, в субботу вечером, друзья проскользнули по залитому лучами заходящего солнца школьному двору к Гремучей иве, надёжно скрытые мантией-невидимкой Альтаира.
Оказавшись на месте, они поднялись на второй этаж и расселись за столом, чтобы напоследок всё проверить. Признаки и ощущения у каждого вполне соответствовали указанным в фолианте требованиям.
- Ну что ж, – вздохнул Альтаир, собираясь с духом, – думаю, пора.
Он очень этого хотел и ждал, шёл к исполнению своей мечты не первый год – и вот теперь, когда решалось, насколько успешны его труды и не напрасны старания, нервный холодок тревоги то и дело пробегал по жилам. Но Блэк встряхнулся, выкидывая из головы лишние мысли и эмоции. Они сейчас могли только навредить.
- А что, если что-то пойдёт не так? – тревожно спросила Блейз.
- Значит, отнесёте меня к Северусу, и он пустит в ход настойку из мандрагор – должно помочь. А не поможет, так Северус точно что-нибудь придумает. Ладно, нечего сейчас о плохом думать. Бессмысленно. Не для того мы так долго шли, чтобы теперь отступать.
- Точно, – поддержал друга Драко. – Давай, Альтаир. Я за тобой. Наверное, тебе лучше встать сюда, здесь просторнее. Значит, после превращения особо не шевелись, сначала привыкни к новому телу…
- Да, я помню.
- И вот ещё что, – Драко достал волшебную палочку и отлевитировал к стене напротив большое зеркало, стоявшее в углу. – Не знаю, использовалось ли оно раньше для того же… но с ним ты можешь сразу оценить результат.
- Ага, спасибо, – кивнул Альтаир, расстёгивая на себе мантию. – Блейз, можешь отворачиваться.
Девушка деликатно посмотрела в окно, а Блэк продолжил раздеваться, складывая одежду на стуле.
- Немного стриптиза, – не удержался он, шутливо раскручивая трусы на указательном пальце и отправляя их в полёт на другой стул в дальнем конце комнаты. Драко затрясся от смеха.
- Ну, пора, – Альтаир немного попереминался с ноги на ногу, подвигал плечами, машинально проверяя гибкость тела, и, сосредоточившись, начал «раскачку». Процесс был предельно знаком, но сегодня впервые он не стал его останавливать, а позволил дойти до максимума. Магия бурлила в теле, придавая странное ощущение, отдалённо смахивающее на бестелесность – Блэк почти не чувствовал ни рук, ни ног,ни туловища, только более-менее голову. Хотелось закрыть глаза, да и последний рывок так сделать было бы легче, но в книге предупреждалось, что это может привести к психологическому барьеру, который вынудит закрывать глаза при каждом превращении, что может быть неудобно. Альтаир глубоко вдохнул, помедлил и с выдохом решительно потянулся к своей звериной сущности, позволяя своей магии окончательно бросить себя в новое тело.
Ощущение было удивительнейшим, хотя и описанным в «Анимагии как она есть» как автором, так и Сириусом – в виде заметок на полях. Магия Альтаира, получив команду от его разума, разом охватила всё тело слизеринца, послушно ведя его и изменяя по давно проложенным путям, выпуская то и руководствуясь тем, что от рождения таилось глубоко в подсознании. Альтаир почувствовал, как изменяется форма и размеры его тела, как кожа покрывается шерстью, и неудержимо, само собой, тянет опуститься на все четыре конечности. Было очень сложно разом осознать всю гамму ощущений, и, прежде чем Блэку это удалось, всё закончилось.
Он обнаружил себя в той же комнате, на том же месте, где стоял до этого. Но потолок казался намного ближе, чем раньше. И поле зрения как-то странно изменилось – стало гораздо шире, но при этом та его часть, в которой можно было смотреть двумя глазами одновременно, наоборот, сузилась. Альтаир осторожно повернул голову к друзьям. Драко и Блейз смотрели на него с откровенным восторгом.
- Великолепно! – выдохнул Малфой. – Потрясающе! Бесподобно!
- Ты прекрасен, – прошептала Блейз. – Посмотри на себя!
Блэк посмотрел в зеркало, и из его груди вырвался гулкий вздох. Перед ним стоял великолепный вороной конь. Высокий – около шести футов в холке, если не выше. Безукоризненно сложенный – длинные, стройные, сухие ноги, крепко сбитое, почти поджарое тело, исключительно пропорциональные, гармоничные, голова и шея… Мощные мускулы, перекатывающиеся под блестящей чёрной шерстью шеи, плеч, обоих поясов конечностей… И, наконец, длинная пышная грива, антрацитовой волной ниспадающая с шеи.
Альтаир дрожал от восторга, глядя на себя в зеркале. Получилось! Мерлин великий, получилось! Он коротко ударил правой передней ногой об пол – словно кулаком по столу стукнул. А потом, оглядев себя ещё раз, резко опустил голову, вскинул её и по привычке хотел рассмеяться, но из груди, естественно, вырвалось звонкое ржание. Блэк сосредоточился и, снова произведя «раскачку», которая в обратном направлении прошла быстрее, превратился обратно в человека и хлопнул себя по коленям, заходясь в неудержимом хохоте.
- Нет, ну надо же! Что бы мне стоило додуматься раньше! Английский чистокровный!
- В смысле? – уточнила Блейз.
- В прямом! Разве ты не помнишь, это же порода лошадей так называется! Английская чистокровная, она же английская скаковая, она же чистокровная скаковая… Точнее и не придумаешь! И как я сразу не догадался! Упс!
Альтаир только сейчас сообразил, в каком виде стоит перед Блейз, и кинулся одеваться. Девушка шутливо махнула рукой:
- Да ладно, что я, парня без одежды не видела?
- Это ещё где?! – подпрыгнул Драко. Блейз согнулась пополам от смеха:
- А ты сам уже не считаешься?
Малфой хлопнул себя по лбу и рассмеялся вместе с сестрой.
- Так что, Альтаир, можешь не стесняться, выглядишь ты ничуть не хуже. Думаю, если бы Уизел увидел тебя голым, он бы умер от зависти.
- Да, а вот если бы я увидел его голым, я бы умер от смеха, – отозвался Альтаир, натягивая брюки, чем вызвал у друзей новый приступ хохота.
- В точку! – простонал Драко, утирая выступившие на глазах слёзы. – Ладно, теперь – я!
Он вышел к зеркалу, разделся и, сосредоточившись и прищурив глаза, на несколько секунд замер. А потом контуры его тела мгновенно смазались, и через считанные мгновения перед зеркалом оказался большой, хорошо сложенный, пушистый лис белого окраса, казавшийся слегка удивлённым. Лис пару раз моргнул и повернулся к сидевшим на диване Альтаиру и Блейз. Блэк восхищённо показал ему большой палец, девушка захлопала в ладоши. Лис осторожно развернулся к зеркалу и замер, рассматривая себя. Где-то спустя минуту он удовлетворённо тявкнул, слегка подобрался и тоже превратился обратно.
- Ну что ж, неплохо! Истинно слизеринский образ – эмблема хитрости и ловкости. Конечно, хотелось бы побольше размером, но тоже очень неплохо! А главное – какой я красавчик получился! Не шерсть, а серебро!
- Да, у вас с Альтаиром анимагические животные симпатичные получились, – широко улыбнулась Блейз. – Одного хочется погладить и обнять, а на другого усесться и… тоже обнять.
- Э-э-э… это ты меня имеешь в виду?
- Ну не Дрея же – хоть у него лис и крупный, но всё же не настолько, чтобы выдержать мою сотню фунтов. Так что тебя, конечно. И нечего краснеть, я чисто в эстетическом смысле имела в виду. Ты даже не представляешь, насколько из тебя симпатичный конь вышел.
- Увы, Грейнджер нравятся олени, – ухмыльнулся Альтаир, подмигивая Драко. Оба парня засмеялись, глядя на удивлённую Блейз.
- Какие олени? При чём тут они?
- Я тебе потом расскажу, – пообещал Блэк. – А сейчас – твоя очередь!
- Что верно, то верно, – девушка поднялась с дивана и встала на освободившееся место в середине комнаты, поднося руки к застёжке мантии. – Альтаир, так и быть, в целях справедливости можешь не отворачиваться. Во-первых, я тебя уже видела в… изначальном виде, во-вторых, ты мне уже, как и Драко, практически названым братом стал…
- И в-третьих, ему всё равно до фонаря любая девушка, если это не Гермиона Грейнджер, – засмеялся Малфой, заработав недовольный взгляд Блейз – как ни крути, не очень-то приятно услышать, что ты в любом случае безразлична.
Анимагическим обликом Блейз стала рысь – как и предсказывал Альтаир, рыжей масти. Рысь тоже оказалась крупной – три фута в высоту и больше четырёх в длину, заметно крупнее обычной. Правда, лис Драко обладал ещё большими размерами, что слегка озадачило Альтаира – дело в том, что обычные лисы, наоборот, меньше рысей.
- И как ты это объяснишь? – с любопытством поинтересовался Малфой, пока счастливо улыбавшаяся Блейз заканчивала одеваться.
- Ну… есть одна теория… В общем, предполагается, что размеры анимагического животного зависят ещё и от… ммм… честолюбия и амбициозности мага, его желания выделиться…
- А, ну тогда всё понятно, – довольно кивнул Драко. – Всё правильно, мой лис и должен быть крупным. Правда, в твоём случае всё ещё откровенней – твоё анимагическое животное мало того что оказалось конём, так ещё и крупнее обычного.
- Все анимагические животные крупнее обычных, – примирительно заметила Блейз. – Ну что ж, мальчики, могу вас только поздравить – всё было не зря. Мы – анимаги!
- Ура! – хором крикнули Альтаир и Драко, вскинув к потолку победоносно сжатые в кулаки руки, а потом от избытка чувств кинулись обнимать друг друга и свою подругу.
- Это надо отметить, – страстно выдохнул Драко, – непременно отметить по полной программе!
- Ага, – присоединился к нему Альтаир, – и я даже знаю, как! Кстати, теперь нам ещё немного потренироваться нужно – чтобы научиться превращаться вместе с одеждой и волшебной палочкой. Но это уже не очень сложно, мы должны быстро справиться. У нас ещё больше двух недель до следующего полнолуния – думаю, успеем.
- А что будет в полнолуние? – спросила Блейз.
- Сириус прибудет к Запретному лесу – с Ремусом. Крёстному сюрприз будет. Дяде, естественно, тоже – я не напишу ему, в кого мы теперь превращаемся. Пусть сам увидит! Эх, какая же будет славная ночь! Всё, как двадцать лет назад!
- Ты уверен, что это безопасно?
- Полностью. Перемещаться они будут портключом, у нас есть наша Карта и мантия-невидимка… Всё выйдет чисто.
- Ну что ж, тогда – тренируемся.
- Тренируемся так тренируемся, – Драко высвободился из объятий и поднял волшебную палочку. – Акцио огневиски! Акцио бокалы!
- Хорошо, что ты загодя всем запасся, – довольно фыркнул Альтаир, глядя на вылетающую из буфета бутылку.
- А то! Я же предусмотрительный.
- Ну а как мы назовёмся? – весело улыбнулась Блейз. Блэк и Малфой замерли и посмотрели друг на друга.
- Ты имеешь в виду… как это было у Мародёров?
- Ну конечно!
- А что… отличная идея! Так, действительно, и как же назовёмся? Эти имена должны быть связаны с нашими анимагическими обликами… Альтаир, какие там особенности у английских чистокровных лошадей?
- Они самые быстрые, – без промедления последовал ответ. – Сорок – сорок пять миль в час, быстрее из всех наземных животных только гепарды, но на небольших дистанциях.
- Значит, самые быстрые… Так-так…
- Ветроног, – произнесла Блейз. – Подходит?
- Красиво звучит, – оценил Драко. – Мне нравится, а тебе?
- Ветроног… – медленно повторил Альтаир, словно пробуя имя на вкус. – Ветроног… Я согласен!
- Отлично! Теперь – что со мной? Что-нибудь, связанное с хитростью?
- Как-то банально, – проговорил Альтаир, переглянувшись с Блейз. – Может быть, лучше по цвету? Такие чисто-белые лисы – большая редкость.
- У тебя в анимагическом облике такая дивная шерсть…– добавила девушка. – Словно вьюгой запорошило, такой чисто-снежный окрас… Постой-ка… Вьюжник!
- Вьюжник? – повторил Драко, задумчиво глядя в зеркало. – Вьюжник… Ну, звучит так… слегка загадочно, даже, пожалуй, романтично… Что ж, пусть будет так!
- Осталась я. Что скажете?
- Хм… – Малфой присел за стол и склонил голову набок. – Твоя рысь – рыжая… стройная… такая, очень ловкая даже на вид…
- А ещё пушистая, – добавил Блэк, задумчиво подпирая рукой подбородок. – Бакенбарды, кисточки на ушах, и вообще – не мех, а загляденье… Слушай, а почему бы не так! Пускай ты и будешь – Пушистая! Ты ведь и в душе такая ласковая, понимающая, мягкая…
- О-о-ой, – насмешливо-польщённо протянула Блейз. – Мягкая! Мягонькие лапки, да в лапках – цап-царапки! А если вдуматься… хм… да, пожалуй, неплохо… совсем неплохо… Хорошо, вполне подойдёт!
- Итак, друзья мои Стервятники, – Альтаир встал и высоко поднял бокал, – за нас! За Мародёров, наших славных предшественников! За нашу удачу, за наш успех! За полнолуние! Ветроног! Вьюжник! Пушистая! Выпьем же за то, чтобы очередная шалость удалась!
- Гип-гип, ура! – дружно подхватили Драко и Блейз, с горящими от восторга лицами поднимая свои бокалы и чокаясь со своим лучшим другом.

* * *

Эйфория от успешного становления анимагами растянулась у Стервятников на целую неделю. Многие – и студенты, и преподаватели – с удивлением отмечали их необычно приподнятое настроение. Конечно, грустными их и так никогда не видели, но сейчас все трое вообще летали как на крыльях.
Альтаир настрочил письмо своему дяде тем же вечером, как только друзья вернулись из Визжащей хижины.

Сириус… всё получилось! Мы стали анимагами! Приводи Ремуса на заозёрную окраину Запретного леса вечером восьмого октября и жди. Это будет дивная ночь!
Альтаир.


Послание было отослано с домовиком – такую информацию Блэк не решился доверить сове, даже наложив на пергамент проклятие, долженствующее сработать при попытке прочитать письмо кем бы то ни было, в ком не текла кровь Блэков. Оставалось только тренироваться превращаться в одежде и ждать.
А тем временем был объявлен первый в этом году поход в Хогсмид. Перед ним Блейз провела инструктаж с Лавандой, и та уговорила Гермиону составить ей компанию на этот день, сославшись на то, что ей необходима квалифицированная помощь в оценке перспектив взаимоотношений с одним парнем. Польщённая Гермиона согласилась.
Остальное было несложно – правда, свой план Блейз на всякий случай ещё обсудила с Альтаиром, с помощью которого он был окончательно доработан, и только потом в него был посвящён и Драко. Главное, что теперь нужно было сделать – это найти подходящего парня, которому можно было бы довериться настолько, чтобы поручить ему роль объекта интересов Лаванды, но при этом не слишком близкого к Стервятникам, чтобы не вызвать подозрения. Таким образом, выбор был невелик. Однокурсники Альтаира не подходили, привлекать кого-то другого было рискованно. Оставалось положиться на Майлза Блетчли, которому Блэк и объяснил задачу: сыграть на один день парня, который не прочь познакомиться с Лавандой Браун. К удивлению Альтаира, Майлз слегка покраснел и замялся.
- Что? – непонимающе спросил Стервятник. – Вроде у тебя пока подружки нет, Браун, не спорю, не идеал красоты, но на день-то сойдёт…
- Ну… – Блетчли переминался с ноги на ногу, то вскидывая взгляд на Блэка, то сразу же отводя его в сторону или опуская на свои ботинки, и мучительно морщась. – Я… в смысле… ну, я не знаю, просто…
- Майлз, кончай мямлить! Скажи прямо: у тебя есть на примете другая девушка?
- Нет, – мгновенно ответил четверокурсник.
- Тогда можешь это сделать? Ну пожалуйста, Майлз, мне это очень нужно! Крайне важная и секретная операция, буду очень тебе благодарен!
Блетчли вздохнул и кивнул.
- Хорошо, Альтаир, только… я не знаю, как с ней себя вести…
- А тебе и делать почти ничего не потребуется. Идём, Блейз всё объяснит.
Настал день похода в Хогсмид. Сразу же после завтрака Лаванда утащила Гермиону с собой, старательно поддерживая разговор о последних уроках трансфигурации и обсуждая методы преподавания Амбридж. Гермиона поначалу подозрительно косилась на необычно ведущую себя Браун, но в итоге решила, что Лаванда просто хочет оказаться на сегодня интересным собеседником. Самое интересное, что так оно и было – вот только цель при этом преследовалась совсем другая…
Зайдя в кафе мадам Паддифут, Лаванда выбрала столик недалеко от того, за которым в одиночестве сидел Блетчли, старательно делая вид, что кого-то ждёт. Впрочем, выходило у него вполне убедительно. Лаванда принялась шёпотом обсуждать слизеринца, усердно вываливая на Гермиону сведения о нём, полученные – о чём она, конечно, умолчала, – от него же.
Выслушав всю информацию, Гермиона задумалась, взвешивая все «за» и «против», и, наконец, сообщила Лаванде, что едва ли это идеал, но в качестве временного парня вполне подойдёт. Лаванда сразу же предложила пригласить Майлза за столик и поговорить с ним, чтобы имелась возможность ближе его узнать и точнее оценить. Всё равно ведь бедняга торчит здесь в одиночку.
- А если он кого-то ждёт? – засомневалась Гермиона.
- Ну, мы же не будем принуждать его садиться к нам, верно? Просто пригласим, не захочет – как хочет. А вдруг он потому и сидит здесь один, что надеется кого-нибудь себе найти? – и Лаванда, не дожидаясь ответа, замахала рукой. – Майлз! Иди к нам, посидим, поболтаем!
Блетчли немедленно расцвёл улыбкой и незамедлительно пересел за столик девушек, одновременно как бы случайно опуская руку в карман и ломая там небольшую палочку.
Точная копия этой палочки в тот же момент переломилась в руке Альтаира, вместе с друзьями прогуливавшегося недалеко от кафе.
- Отлично! – выдохнул Блэк, суя обломки в карман.
- Сработало? – спросил Малфой.
- Да. Все трое сейчас за одним столиком, нам пора. Идёмте, только неспешно. Нужно, чтобы прошло некоторое время…
Тем временем Блетчли, сидя рядом с Гермионой, поддерживал вежливую и дружественную беседу, следя за каждым своим словом. Приказ Блэка – а фактически иначе это назвать и нельзя было – однозначно требовал: ни в коем случае не вызывать в Грейнджер отрицательных чувств по отношению к Слизерину. Никаких оскорбительных выпадов в сторону Гриффиндора в целом и какого бы то ни было гриффиндорца в частности – даже Уизела. Никакого небрежного отношения к собеседницам. Поддержка в той или иной степени – на словах – любых их высказываний.
- Даже если она назовёт каждого из нас министерской подстилкой – максимум, вежливо возрази ей, ясно? И учти: произнесёшь рядом с ней слово «грязнокровка» – вылетишь из команды в тот же день и вернёшься не раньше дня моего выпуска из Хогвартса. Надеюсь, я понятно изъясняюсь?
«Куда уж понятнее… Как пожелаешь, Альтаир».
От грустных мыслей Блетчли отвлекло появление Стервятников. Они вошли в кафе и, слегка оглядевшись и намеренно как бы не замечая его и девушек, двинулись в их сторону. Подойдя поближе, Драко искусно сделал вид, что только что заметил всю компанию.
- О, Майлз! Рад тебя видеть!
- Здравствуй, Драко, – улыбнулся Блетчли. – А я вот тут… ну…
- Всё понятно, составляешь компанию двум красивым девушкам. Не против, если мы тут ненадолго присядем? У меня здесь свидание назначено с одной четверокурсницей, но она, кажется, запаздывает.
- Конечно, нет, – Майлз подвинулся, освобождая место. – Садитесь.
- Вот и отлично. Привет, Грейнджер, рад тебя видеть. Браун, отлично выглядишь.
- Спасибо, – кивнула Лаванда, краем глаза неотрывно наблюдая за Гермионой. Если сначала та напряглась при виде Альтаира, то, услышав, что и он, и его друзья здесь ненадолго и просто подсели перекинуться словечком с приятелем, явно расслабилась и даже начала спокойно поглядывать на Блэка, который, против обыкновения, не старался обратить на себя внимание, а спокойно сидел и вставлял в разговор фразы, причём всякий раз очень к месту.
«Нет, всё-таки слизеринцы – настоящие стратеги. Такие заслуживают победы… особенно, если их победа станет и моей!»
Разговор шёл спокойно и мирно, и в какой-то момент Гермиона с удивлением поняла, что её уже сложившееся мнение о Стервятниках начинает серьёзно колебаться. Сейчас, когда у них явно была какая-то другая цель, не имеющая с ней самой ничего общего, они выглядели вполне нормальной компанией, ни в чём не уступающей любой гриффиндорской. Забини, раньше казавшаяся слабовольной подпевалой своих дружков, теперь выглядела обычной, милой девушкой, просто не желающей лишний раз вступать в конфликт и к тому же очень умной. Малфой, в котором Гермиона привыкла видеть высокомерного и нахального типа, глядящего на всех подряд, кроме разве что ближайших друзей, сверху вниз, оказался вовсе не таким уж холодным и неприступным. Он весело смеялся над каждой шуткой, охотно болтал, поддерживая разговор на любую тему, и даже когда их взгляды встречались, девушка не замечала в серо-серебристых глазах никакой враждебности.
Но что, несомненно, было самым главным – это поведение Блэка. Против обыкновения, он не рисовался, не пытался поразить всех вокруг своими выходками, не смотрел на неё горделиво-приглашающим взглядом. Вместо этого он спокойно сидел на своём стуле, в основном с задумчивым видом глядя на пол или в окно, и время от времени вставлял меткие реплики. Когда – что происходило намного реже, чем ожидала Гермиона, – Блэк смотрел на неё, его лицо озарялось тёплой, приветливой улыбкой, серые глаза словно сияли мягким, лучистым светом, и спустя какое-то время девушка с изумлением обнаружила, что улыбается в ответ. Она поспешно отвернулась к окну, размышляя, что же всё это значит. Всё было абсолютно ненаигранно, и в то же время Гермиона чувствовала, что что-то здесь неспроста. Но, с другой стороны – неужели Лаванда как-то связана со слизеринцами? Зачем, что они могли ей пообещать? И Малфой опять же – всем в Хогвартсе известно, какой он ловелас. А что его друзья сопровождают – ну так решили не покидать до начала свидания, чтобы не скучал. Всё совершенно объяснимо… единственным, что заставляло задуматься по-настоящему, было поведение Блэка. Такое впечатление, что у него какие-то проблемы, требующие серьёзного подхода… настолько серьёзного, что требуется отложить все прочие дела. Но что у него могло случиться? Единственное, что приходило Гермионе в голову – это какие-то проблемы, связанные с деятельностью Волдеморта. Доселе ни одна школьная проблема не могла привести Альтаира Блэка в такое состояние, а единственным серьёзным изменением с того года являлось лишь возрождение Волдеморта и отказ старших Блэков возвращаться к нему. В голову Гермионе пришла мысль, что, по-видимому, только Волдеморт способен принудить Блэка вести себя прилично, и она тут же её устыдилась.
«Может быть, его семья в опасности, и он пытается придумать способ помочь ей, а я тут такое думаю! Может быть, его родители под угрозой гибели! Хотя нет, всё же в этом случае он вряд ли вообще бы сидел здесь. Но что-то случилось, это точно. Спросить, что ли? Нет, это будет им воспринято как интерес к себе, и всё начнётся сначала. Хотя… А ведь он вполне может держать себя в руках и быть неплохим собеседником. Как было на Святочном балу… Да и вообще он совсем неплох, когда не пытается привлечь к себе всеобщее внимание и восхищение… Даже… Тьфу, о чём я думаю!»
- Что-то она совсем пропала, – Драко посмотрел на часы. – Будем считать, что свидание отложено по независящим от меня обстоятельством. Альтаир, Блейз, может быть, прогуляемся к Визжащей хижине?
- Хорошая идея, – одобрительно кивнула Блейз. – Альтаир?
- Я не против. Кто-нибудь из вас не желает? – вопрос был обращён к Блетчли, Браун и Грейнджер.
- Я – нет, спасибо, – мгновенно отозвалась Лаванда. – Я лучше с Майлзом посижу, – Блетчли заулыбался. – Гермиона, а ты? Не хочешь прогуляться? Говорят, интереснейшее местечко.
- Ну… – Гермиона помедлила. Все смотрели на неё с ожиданием, и девушка не могла не признаться себе, что это было приятно. Что ж, Лаванда недвусмысленно дала понять, что хочет остаться наедине со своим ухажёром… Гарри и Рон неизвестно где, может, уже ушли, ищи их сейчас по всему Хогсмиду… Блэк ведёт себя на редкость спокойно… А с Визжащей хижиной так многое связано, и ведь одновременно со Стервятниками в том числе…
- Хорошо, я не против.
- Отлично! – заулыбался Малфой. – Вместе веселей.
Они вышли из кафе мадам Паддифут и двинулись в сторону хижины. Не считая этого, ничего не изменилось: оказавшись наедине с Гермионой, Стервятники ничуть не изменили своего поведения. На мгновение в голове гриффиндорки мелькнула мысль:
«А может быть, это и есть их нормальное поведение – для друзей, а не для публики?»
Но Гермиона тут же выбросила её из головы, напомнив себе, что уж кто-кто, а она-то никак не может числиться другом никого из этой компании.
«Но почему же они так себя ведут?»
«Не знаю…»
«А как насчёт того, что ты сама говорила Гарри и Рону – «Очень жаль, что мы не пытаемся создавать связи между факультетами»? Может быть, Блэк, Малфой и Забини как раз пытаются дать тебе понять, что они тоже не против этого, как и ты?»
«Но отец Малфоя – Упивающийся Смертью!»
«А отец Блэка – уже нет. Но Малфой не перестал дружить с Блэком из-за этого. Так, может быть, он сам не в таком уж восторге от идей Волдеморта? И если он ставит дружбу выше возможного неодобрения отца – не значит ли это, что он не так уж плох?»
«Но… Но…»
«А может быть, Стервятники вообще не настолько плохи, как ты о них думала? Что там тебе сказал Блэк в том году? «Я не меняюсь для балов»? А что, если это правда?»
Они добрались до Визжащей хижины и встали в ряд у ограды, глядя на мрачное, неприветливое строение.
- Надеюсь, Ремус сейчас в безопасности, – вздохнул Блэк. – В прошлую войну Дамблдор использовал его как шпиона и агента среди оборотней – из-за политики Министерства почти все они присоединились к Волдеморту… Я боюсь за него.
- Если ему снова поручили это, то он занят привычным делом, пусть и не самым приятным, – Малфой положил руку на плечо друга. – Я уверен, с ним ничего не случится.
- Спасибо, – улыбнулся Блэк, поворачиваясь к нему. И во время этого его взгляд скользнул по лицу Гермионы. Девушка, моргнув, застыла. Так вот какая она – настоящая улыбка Альтаира Блэка. Тёплая, признательная… сердечная. Не каждый день такую искреннюю улыбку и в гриффиндорской Общей гостиной увидишь.
- Какие отличные здесь листья, – послышался вкрадчивый голос Забини. Гермиона обернулась – слизеринка с хитрой улыбкой на лице попинывала большую кучу опавших листьев, лежащую рядом с оградой. – По-моему, мальчики, вам не помешает слегка отвлечься от тревог.
И с этими словами она резко нагнулась, схватила охапку листьев и запустила ею в Блэка и Малфоя. Воздух наполнился кружащимися красными, жёлтыми, оранжевыми листьями. Гермиона невольно прыснула, глядя на то, как парни со смехом прикрываются руками и сбрасывают с волос извечные символы осени.
- Ну, я тебе покажу! – задорно завопил Малфой. – Альтаир, помогай! – и с этими словами он схватился за ближайшую к нему кучу листьев – они были навалены вдоль всей ограды.
Гермиона и сама не заметила, как оказалась вовлечена в шумную и весёлую свалку, и окончательно осознала, что произошло, только когда всё закончилось и они, все четверо, вытянулись на толстом ковре гриффиндорских цветов, весело смеясь. Над головой по осеннему небу плыли облака, а куртка и приличный слой листьев надёжно предохраняли от холода земли. Гермиона улыбалась и приводила дыхание в порядок. Сейчас она могла думать только об одном.
«Неужели на самом деле между нами так мало различий? И надо просто посмотреть друг на друга не на «линии фронта»»?
- Грейнджер, – послышался голос Альтаира, – ты когда-нибудь видела Хогсмид весь, целиком? Полную панораму?
- Ну, я над ним на метле не летала, – с улыбкой отозвалась гриффиндорка.
- Я тоже. Но здесь недалеко есть отличный холм – с него только пейзажи рисовать. Хочешь, покажу?
- Давай!
Холм и вправду оказался недалеко. Гермиона восторженно ахнула. Вся деревня была как на ладони, в отдалении виднелся Хогвартс, между ним и Хогсмидом темнел – точнее, сейчас алел и желтел – Запретный лес. А дальше лежали поля и луга, перемежающиеся рощицами. От горизонта и почти до Хогсмида тянулись горы, с некоторых сбегали небольшие речки. Пейзаж был напоён алыми и жёлтыми тонами, а ещё – небесной лазурью, разрывавшейся нежной ватой облаков, суровой серостью гор, поблёскиванием воды…
- Потрясающе… Как здесь красиво! Я и не знала, что здесь есть такие… такие…
- Да, очень красиво, – согласился стоявший футах в восьми от неё Блэк. – Сюда лучше всего приходить весной и осенью. Зимой здесь не очень… зато видела бы ты, каково здесь в марте! Не пейзаж, а восточный орнамент – когда ещё повсюду островки снега, а между ними маленькие озёрца, и на закате – одни синие, другие беловатые от отражающихся облаков, третьи цветов заходящего солнца… Это потрясающе красиво.
- Надеюсь, я тоже это увижу. Большое спасибо вам всем, что показали мне это. Здесь прекрасно.
- Да не за что, Грейнджер. Обращайся, – весело усмехнулся Малфой.
- А… сколько времени? – Гермиона посмотрела на часы. – Боюсь, мне пора. До свидания, рада была провести с вами время. Нет, поверьте, действительно рада!
- Мы верим, Грейнджер, – улыбнулась Забини. – Пока. Мы скоро тоже пойдём, только ещё немного тут постоим.
Блэк просто кивнул и, улыбнувшись, обронил «До скорого, Грейнджер». Гермиона кивнула в ответ и двинулась вниз по склону к Хогсмиду.
Как только она отошла на достаточное расстояние, Блейз тревожно обернулась кругом и, на всякий случай поставив заглушающие чары и проверив окружающую местность на наличие людей, довольно улыбнулась:
- Мои поздравления, Альтаир! Пока всё идёт как надо. Она не один час провела с нами и ни разу не высказала к тебе претензий.
- Более того, – добавил Драко. – Или я не разбираюсь в девушках, или она явно смягчила своё отношение к тебе! У неё был явно задумчивый взгляд, когда она смотрела на тебя и думала, что в этот момент на неё саму никто не смотрит. Особенно после того, как ты про Люпина упомянул. Правда, не по плану, но…
- Да я же действительно беспокоюсь, так что от души сказал… Слушайте, вы точно уверены? – с надеждой в голосе спросил Альтаир. – Действительно, получается?
Блейз и Драко дружно кивнули, улыбаясь. Альтаир глубоко вздохнул, но, поняв, что пару слёз сдержать всё-таки не удастся, шагнул вперёд и крепко обнял своих друзей.
- Лучшим днём в моей жизни был день, когда я встретил вас.
Драко улыбнулся, как и Альтаир, смотря за спину друга и радуясь тому, что тот не видит выражения лица того, кто его обнимает. Потому что наследник рода Малфоев вдруг ощутил совершенно непривычное пощипывание в глазах и резкую теплоту в груди.
- Я полностью с тобой согласна, – вторя его мыслям, сбоку раздался шёпот Блейз. – День, когда я выбрала именно твоё купе из всех остальных, был счастливейшим днём для всех нас.

* * *

- Ну, как прошло свидание? – Гарри поднял глаза на севшую в соседнее кресло Гермиону. – В смысле, свидание Лаванды?
- Кажется, неплохо, – пожала плечами девушка. – Я не думаю, что этот Блетчли – подходящая пара для неё, но пока что, кажется, она вполне довольна.
- Блетчли? Тот слизеринец, что обожает восторгаться Блэком?
- Да, он самый. Кстати, теперь он в квиддичной команде Слизерина – вратарём.
- Ну что ж, – Гарри пожал плечами, – у каждого свои вкусы, если Лаванде он нравится… Хотя я не могу понять, что ей – на Гриффиндоре парней мало?
- Ты говоришь так, словно слизеринцы все поголовно плохие, – слегка обиделась Гермиона. Гарри оторвался от учебника и заинтересованно поднял на неё глаза.
- Ты это в общем смысле или имеешь в виду что-то конкретно?
- Ну… понимаешь… Сегодня, пока я сидела у мадам Паддифут вместе с Лавандой и этим Блетчли, туда зашли Стервятники. Я сначала встревожилась, но оказалось, что просто Малфой назначил свидание там какой-то девушке. Но она так и не пришла, а пока он с со своими друзьями её ожидал, он коротал время, сидя рядом с нами и разговаривая… ну, обо всём подряд – знаешь, как это обычно бывает. И знаешь, Гарри… мне показалось, что он не такой уж плохой.
- Вот как? – Гарри даже книгу отложил. – А именно?
- Понимаешь, я не совсем уверена, как это объяснить… но у меня сложилось впечатление, что они на самом деле не слишком отличаются от нас – я имею в виду, от гриффиндорцев, от нас с тобой… И даже Блэк вёл себя совсем не так, как обычно – не пытался выпендриться каждую минуту.
- Он и руку мне снова привёл в порядок, – выражение лица Гарри смягчилось, он глянул на тыльную сторону левой ладони. – Порезов как не бывало, да и боль снял…
- Я думаю, – машинально понизила голос Гермиона, – что иногда мы предвзято относимся к слизеринцам…
Гарри улыбнулся, но тут рядом плюхнулся Рон.
- Гермиона, это правда?
- Что именно?
- Тебя видели в Хогсмиде вместе со Стервятниками!
- Ну да, я там была с ними. А что? – Гермиона слегка напряглась, предчувствуя очередной взрыв негодования.
- Что им от тебя надо было?! Если что, ты только скажи, мы их от тебя живенько отвадим! Опять этот проклятый Блэк надоедал, да?
- Нет, Рон, Блэк-то как раз и не надоедал. Никто из них не надоедал, как ни странно. Просто сначала посидели в кафе у Паддифут, потом прогулялись до…
- Что?! Ты с ними в кафе была? А потом ещё гуляла?!
- Да! – раздражённо повысила голос девушка. – И нечего на меня так орать, Рон! Ничего страшного не произошло!
- Они – слизеринцы! Они – наши враги! А ты с ними гуляешь!
Гермиона резко встала. Портить хороший день скандальным вечером ей совершенно не хотелось.
- Вот из-за таких, как ты, Рон, они и становятся врагами!
И, не дожидаясь ответной реплики от ошарашенно хлопавшего губами Рона, на лице которого явственно начало проступать глубокое возмущение, она поднялась в спальню пятикурсниц. Ей впервые подумалось, что Рон из-за своей глупой ненависти и застарелых предрассудков может пойти на неразумные и, более того, попросту неприглядные поступки.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37740-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (17.04.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 457 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 1
0
1 Bella_Ysagi   (18.04.2018 08:52) [Материал]
Спасибо)))



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]