Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1624]
Мини-фанфики [2359]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4585]
Продолжение по Сумеречной саге [1240]
Стихи [2330]
Все люди [14646]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13863]
Альтернатива [8926]
СЛЭШ и НЦ [8347]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3974]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей марта
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 апреля

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

La canzone della Bella Cigna
Нелегка жизнь вампира:
В горле опять запершило.
Рысь ни во что ставит,
Олень стремглав убегает.
Родню никак не обнять,
Жажду крушить не унять.
Страсти кипят, рвётся одежда,
Осталась ли для Беллы надежда?

Добавлена 38 глава!

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?

Манящий Ад или Рай мне не нужен
Я не дрянь, я - Белла Свон. Мы, дети Верхнего Ист-Сайда, живем по своим законам... И забыла сказать: мой парень месяц занимался сексом с подстилкой - Джессикой Стенли. До того, как это узнала, я была пай-девочкой, кокс же не считается?

Криминальная любовь
Он – киллер, хладнокровный и расчетливый. Любовь для него запретный плод, чей вкус он не пробовал и вряд ли сможет познать. Кто полюбит человека, отнимающего жизни? И нужно ли ему это? Ведь полюбив, он обрекает женщину на гибель.
Она – секретарь важного лица, который перешел дорогу сильным мира сего, и его должен убить киллер.
Но она становится невольным свидетелем убийства, а он дол...

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Превратности Судьбы
Один взгляд, один танец. Это ничего, но в то же время это всё. Этого достаточно для того, чтобы изменить судьбы двух людей. Он, Эдвард Каллен, король университета, капитан футбольной команды. Она новенькая студентка, Белла Свон. Они полюбили друг друга после единственного танца, не зная ничего друг о друге. Но что изменится, когда они снимут маски?

Пульс притяжения
Белла Свон – отличница, лидер танцевального коллектива, любит проводить время в танцзале. Но в Форксе неожиданно появляется семья Калленов. Две девушки и трое парней врываются в её жизнью. Но Белла неожиданно влюбляется… В кого? Читайте и узнаете!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9805
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

Онлайн всего: 232
Гостей: 128
Пользователей: 104
Персик4439, eva--123, KleО, Alise_Sterd, Sadoshenko, Leony28, coolanonym2017, rita@)), Катюшка6288, Shizumerka, ElenaGilbert1992, EnzaSew, Svetlana♥Z, anuta126, ЛеSтнов@, julya16, Королева-бензоколонки, ♥♥devochka♥♥, aysaulezhusupova, olgaagv, LOst, Солнышко, laranvmag1, ×××, Малиночка, Nastyska, alenadorozhckina2015, bellaOlga, jk8929, Gracie_Lou, karevamaria, malik1988, хабарушка, Alicee8218, vandal, Наташа174, Саня-Босаня, natka_darsi, ♥Котёнок♥, volkav2011, айнура8383, svetlana63, mayaee, Angel_sad, Пупс9214, LANA6, Мариш, Людмила_Тарасова, Leto1991, fedorenkoyana42, [Полный список]
QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Первый курс. Глава 7

2017-4-27
47
0
Глава 7. Это время – для веселья


Глубокий снежный покров укутывал Блэк-Холл, придавая огромному особняку уютный вид. Конечно, для Альтаира родной дом всегда был уютен, и он не мог даже представить себе более привлекательное место, хотя подземелья Хогвартса, пожалуй, могли приблизиться к нему по этому показателю. Но всё же заснеженность добавляла мягкости внешнему виду Родового Гнезда.
Наследник Рода Блэк, оказавшись в своей комнате, первым делом сделал то, что в Хогвартсе ему хотелось сделать пять дней из семи. А именно – отоспался. Всё равно спешить с утра было некуда. И правильно сделал – потому что на следующий день пришлось выдержать разговор с родителями. Точнее, с мамой. Сразу же после завтрака она достала пачку писем и протянула их сыну. Альтаир немного недоумевающе взглянул на неё, но послушно стал читать. И с первых же строк по его лицу начала расползаться улыбка. Это были письма из школы за авторством МакГонагалл.
Крайне интересно было посмотреть на себя со стороны. «Возмутитель спокойствия», ну, так его ещё мама называла… «своего рода банда» – это она про них? Ну и ну. Справедливая, называется. «Банда», ага. А Мародёры были, конечно же, невинными шалунами. Что ещё? Так, «безусловно, блестящий ученик», а вот за эту характеристику спасибо… «не всегда применяет свои таланты в мирных целях». Профессор, не я первый, не я последний, эту традицию ещё моя матушка завела на пару со своим кузеном…
«Прошу уделять больше внимания нравственному воспитанию». Эта фраза оказалась последней каплей. Альтаир расхохотался, едва не выронив письма. На ум сразу пришёл двоюродный дядя, которого он видел только на школьных колдографиях, подаренных ему Ремусом, но, несмотря на это, ощущал к нему сильнейшее расположение. Чем-то ему импонировал Сириус Блэк, чем конкретно – сложно сказать, но этот родственник был Альтаиру весьма по душе. Вот и сейчас в памяти всплыли рассказы крёстного и мамы, сразу же наводящие на мысль, что с «нравственным воспитанием» проблемы в их Роду явно наследственные. Конечно, Сириус ему не по прямой вертикальной линии родственник, но ведь был же у них общий предок! Как же там, на фамильном гобелене… Альтаир любил проводить у него иной раз не один час – было потрясающе интересно воочию видеть историю своего рода, скользить взглядом по ветвям древнейшего родословного древа Магической Британии. Он помнил сведения на гобелене наизусть, и сейчас ему тоже не пришлось напрягаться. Ну конечно же, прадедушка Поллукс – Альтаир помнил древнего патриарха, как сейчас. Он умер всего лишь год назад – и умер счастливым, видя, что древний род не погибнет, как казалось в семьдесят девятом, а расцветёт вновь. А ещё – прапрапрадедушка Финеас Найджеллус, бывший в своё время директором Хогвартса. Тоже к нему восходит происхождение и Сириуса, и его, Альтаира. Можно и дальше припомнить, но это уж слишком дальнее родство получается, малозначимое…
- И что же тебя так развеселило? – голос мамы вырвал его из раздумий. Альтаир виновато улыбнулся и протянул письма обратно, подчеркнув пальцем, смело можно сказать, историческую фразу.
Вопреки его ожиданиям, мама не рассердилась, а, напротив, с некоторым даже смущением поджала губы.
- Ну… – она глянула в поисках поддержки на мужа, но Бартемиус лишь пожал плечами. – Мне тоже такое писали, – призналась она. – Так что это нестрашно, я бы даже сказала, почти нормально для Блэка… Меня смущает не этот глупый совет, а твои проделки.
- Белла, – ласково произнёс Бартемиус, – полно тебе! Ничего, позорящего имя Блэков, в его шалостях нет. Ты же знала, что так и будет.
Беллатриса вздохнула.
- Между прочим, Сириуса за такие шалости с родословного древа выжгли.
- Как раз не за шалости, – возразил Бартемиус. – Это было третьестепенной претензией. Твоего кузена выжгли за регулярное и систематическое отрицание традиций и противоречие политике Рода. Если бы он вёл себя в этом плане прилично и учился на Слизерине, Вальбурга бы и ухом не повела по поводу его забав.
- Ну, в общем… ты прав, – неохотно призналась Беллатриса. – Меня, собственно, смущает то, что наш сын может пойти по его дорожке.
- А с чего вдруг? Разве он на Гриффиндоре? Разве он дружит с грязнокровками? Любовь моя, Альтаир унаследовал от своих предков плюсы Сириуса, но никак не минусы.
- Ну да, «мы не повторим старых ошибок – зато наделаем новых». Ладно, Барти, уговорил. Забудем про эту ерунду, – и Беллатриса швырнула в огонь стопку писем. – Давайте-ка о весёлом. Альтаир, МакГонагалл написала далеко не обо всех твоих похождениях…

* * *

Дни плавно перетекали из одного в другой. Альтаир то поделывал что-нибудь из домашних заданий, то писал письма друзьям, то просто валялся на своей кровати и придумывал новые шутки, которые можно будет сыграть над гриффиндорцами в целом и Уизелом в частности в будущем году. За всеми этими приятными занятиями Рождество подошло почти незаметно.
Альтаир сонно зевнул и приоткрыл глаза. Зелёные шторы были задёрнуты, так что в комнате царил полумрак, однако разглядеть подарки у кровати он никак не мешал. Блэк сладко потянулся и слез с постели, устроившись прямо на полу.
Первый подарок был от отца – великолепный запас всяческих магических приспособлений для шуток. Альтаир восторженно перебирал и рассматривал их не меньше десяти минут. Затем – новая парадная мантия от мамы. Лионский бархат, наложенные чары сохранения комфортной температуры, грязеотталкивания и даже лёгкие щитовые. Прекрасно! От Драко – местоуказатель для метлы со встроенной картой Британии. Ха, уж не намёк ли это на то, чтобы слетать к другу в гости на каникулах? А впрочем, отчего бы и нет – «Нимбус», поди, уже запылился. Хотя, конечно, не в прямом смысле – домовики-то на что? – а вот в переносном… От Блейз – ароматизатор воздуха с набором мелодий для релаксации. Хм, похоже, это особая женская придумка – у бабушки Вальбурги тоже такой имеется. А вот и от неё, кстати – варежки из шерсти гиппогрифа. Бабушка последние пару лет увлеклась вязанием с помощью магии. Так, что у нас тут ещё?
За составлением приятного реестра Альтаир даже не сразу заметил открывающейся двери. Когда же он поднял глаза…
- Ремус!
Оборотень со смехом обнял кинувшегося к нему крестника. Альтаир крепко прижался к, пожалуй, самому родному и близкому после родителей человеку во всём мире.
- Ремус, я так по тебе скучал… – проговорил он, зарывшись носом в тёплый свитер и с радостью признавая в нём собственный рождественский подарок.
- Я тоже, Альтаир, – ласково ответил Люпин, прижимая к себе крестника. – Я тоже…
Это было чистой правдой. Ремус любил Альтаира, как родного сына. Своей собственной семьи ему до сих пор так и не удалось завести, школьных друзей он лишился, и в итоге новой семьёй для него стали Блэки. Люпин прекрасно помнил, как благодаря им он смог вести жизнь практически нормального волшебника, как по просьбе Барти Снейп стал обеспечивать его Аконитовым зельем, позволяющим сохранять разум в полнолуние, как под нажимом Беллы его согласились принять на постоянную работу. Он немногим мог отплатить своим друзьям – разве что сердечным теплом и радушием, да готовностью пойти на всё ради для них. Однако, похоже, другого Блэкам и не надо было. Ремус всегда был желанным гостем в Блэк-Холле, а с некоторых пор он иногда проводил там даже полнолуния – признак небывалого доверия. Разумеется, это было возможно в первую очередь благодаря зелью Снейпа, но и это было прекрасно. В этом случае после полнолуния он всегда имел возможность прийти в себя в наилучших из всех возможных условиях – среди любящих его людей. Для Ремуса это было практически равноценно счастью. Периодически он даже задавался вопросом, заслуживает ли он этого. Вслух он заикнулся на эту тему один-единственный раз – и больше речь об этом не заводил, получив от Барти первый и пока что единственный подзатыльник. Несколько раз Альтаир даже проводил полнолуние вместе с ним – как выяснил после первого же такого случая шокированный Люпин, крестник просто счёл, что лежать одному в комнате всю ночь напролёт и смотреть в окно на полную луну довольно скучно. И в результате, чтобы скрасить ему полнолуние, Альтаир просто зашёл к нему – и просидел в обнимку с волком до самого утра, греясь о серую шерсть и вполне полагаясь на мастерство Северуса в приготовлении зелий. Ни к каким разъяснениям о том риске, которому он себя подвергал, он и не прислушался, достаточно разумно отвечая, что в случае наличия опасности Ремус просто бы не был здесь. Барти и Белла отнеслись к этой истории на удивление спокойно – как выяснилось, они до этого лично удостоверились в действенности зелья, а присутствие рядом человека, к которому оборотень испытывает тёплые чувства, по заверениям Снейпа, только усиливало эффект. После этого такие посиделки стали почти что традицией.
- Счастливого Рождества, Альтаир, – Ремус вынырнул из своих воспоминаний и, улыбаясь, достал из кармана сложенный лист пергамента.
- Спасибо! А что это? – Блэк с интересом взял лист и развернул его. Пергамент оказался пустым.
- То, о чём ты меня просил, – улыбнулся Люпин. – Карта.
Альтаир восторженно вскрикнул и снова обнял крёстного.
- А как она работает?
Ремус мягко высвободился из объятий, подошёл к столу, развернул на нём пергамент и произнёс, коснувшись его волшебной палочкой:
- Торжественно клянусь, что замышляю пакость, только пакость и ничего, кроме пакости.
С хитрой улыбкой глядя на смеющегося Альтаира, он пояснил:
- Это я из твоего письма взял. Помнишь, там, где ты описывал, как с друзьями подлил гриффиндорцам зелье метеоризма и что у вас из этого вышло?
Всё ещё смеясь, Альтаир кивнул, тоже приблизился к столу и в восхищении посмотрел на карту. Заголовок гласил: «Карта Стервятников». Здесь был весь Хогвартс вкупе с окрестностями – теплицы, луга, озеро, вплоть до самого Запретного леса. Как и на предшественнице, о которой Альтаир столько слышал, здесь движущиеся подписанные точки обозначали всех людей, находившихся в замке. Вот Дамблдор о чём-то разговаривает с МакГонагалл у себя в кабинете, вот Хагрид сидит в своей хижине, вот Поттер и Уизли – целых четверо зараз – в гриффиндорской спальне первого курса для мальчиков.
- Потрясающе… Это бесподобно.
- Ну, а убирается карта так, – и Люпин снова коснулся пергамента палочкой. – Пакость удалась! Это, помнится, вообще твоя фирменная фраза…
Линии на карте стремительно стали блекнуть, и через несколько секунд перед ними снова лежал чистый лист пергамента.
- Ещё я зачаровал её от случайной потери, от сгорания, разрыва и намокания, – закончил Люпин, весьма довольный своей работой. – Ну как, по душе подарок?
Глаза Альтаира подозрительно блестели.
- Ремус, ты лучший крёстный в мире!
Оборотень счастливо вздохнул, снова отвечая на крепкие объятия Альтаира. Пожалуй, ради этих искренних слов он хоть снова, как когда-то, лично бы весь Хогвартс излазил.

* * *

Каникулы промелькнули на удивление стремительно – возможно, потому, что они были совершенно счастливыми, счастливыми настолько, что бег времени просто не замечался. Альтаир гостил в Малфой-Маноре и сам принимал Драко и Блейз в Блэк-Холле, часами носился вместе с ними на мётлах над заснеженными полями и лесами загородных поместий, и от души пировал по вечерам, устроившись по семейной привычке рядом с камином.
Но, увы, две недели пролетают быстро, и вскоре Альтаир со своими друзьями уже садился на Хогвартс-Экспресс. Было жаль снова покидать родной дом, но Хогвартс тоже манил к себе, а летние каникулы были неизбежны, как «превосходно» по трансфигурации. Это и помогло быстрее утешиться. На станции их встретил Северус и вместе с ними доехал до замка, как, впрочем, и остальные деканы – все они встречали учеников своих факультетов.
На следующий день вновь начались уроки. Почти сразу появилась важная новость – скоро матч Гриффиндор-Пуффендуй. В случае победы Гриффиндора впервые за семь лет появилась бы реальная угроза гегемонии Слизерина в борьбе за Кубок школы. И это было крайне тревожно. Альтаир, Драко и Блейз только что локти себе не кусали от пренеприятнейшего осознания того, что они ничем в данном случае не могут помочь своему факультету. И это провоцировало их на более серьёзные выходки, чем обычно.
Незадолго перед матчем они стояли у библиотеки и в очередной раз обсуждали шансы Пуффендуя на победу. Расклад выходил малоутешительным. Снейп сказал им, что главным судьёй будет он, но одного этого явно было мало. Альтаир уткнулся лбом в прохладное стекло и угрюмо смотрел на заснеженный двор.
- Смотрите-ка, – голос Драко выдернул его из тягостных дум, – гриффиндорский придурок Долгопупс из библиотеки тащится. Всё пытается оживить свои мозги.
Альтаир развернулся, радуясь возможности хоть немного развеяться.
- Возможно, он избрал неправильный подход к делу, – предположил он.
- Что ты имеешь в виду? – Драко поднял бровь.
- Для хорошей работы ума требуется приток свежего воздуха к голове, а бедняга Долгопупс совершенно пренебрегает физическими упражнениями.
- Может, поможем ему? – хмыкнул Драко, доставая палочку. – Эй, Долгопупс!
Гриффиндорец обернулся.
- Локомотор Мортис!
Ноги Долгопупса склеились вместе, и он зашатался, пытаясь удержать равновесие.
- Хм, неплохо. Даже очень. Ничего личного, Долгопупс, надо же мне на ком-то тренироваться? Домовики, знаешь ли, надоели…
Альтаир захохотал. Долгопупс растерянно закрутил головой, но, кроме него и троих слизеринцев, в коридоре никого не было. Гриффиндорец уныло попрыгал в сторону своей башни. Стервятники поспешили тоже уйти – на случай появления кого-нибудь из учителей, но это не помешало Драко и Альтаиру смеяться до самых подземелий. Блейз неодобрительно посматривала на них.
- А вам не кажется, что это не слишком гуманно?
- Мерлин, Блейз, да что тут такого? Его свои живо расколдуют.
- А до тех пор мозги так славно проветрятся…
Событие было, в сущности, пустяковым, но имело в итоге важные последствия. Гриффиндорцы наконец-то решили, что они достаточно насиделись в обороне. Когда через несколько дней Стервятники ранним утром направились к Большому залу, чтобы снова устроить «подливку», Альтаир решил проверить по карте, нет ли поблизости нежелательных лиц. Каково же было удивление всех троих, когда возле стола Слизерина обнаружилась точка с надписью «Рональд Уизли».
- Что этот гад там делает?! – возмущённо воскликнул Драко.
- Думаю, то же, что собрались делать мы у их стола, – предположила Блейз.
- В таком случае нам повезло, – заметил Альтаир. – Давайте посмотрим, чем именно он там занимается.
Прокравшись к самым дверям, они укрылись под мантией-невидимкой и приоткрыли их. Уизли вскинулся, заметив краем глаза открывающуюся дверь, но, не увидев ничего подозрительного, вернулся к своему занятию – добавлению на тарелки какого-то зелья, видимо, списав всё на сквозняк. Покончив с этим через несколько минут, он огляделся, прислушался и тихо двинулся к выходу. Едва за гриффиндорцем закрылась дверь, как Драко вылез из-под мантии и решительно приблизился к факультетскому столу.
- Ну и что он накапал? – спросила Блейз, вместе с Альтаиром тоже сбросившая защитную накидку.
- Насколько я понимаю, – пробормотал Драко, внимательно смотревший на тарелку, – Уизел задумал сварить Рвотное зелье.
- Задумал?
- Тем, что у него получилось, можно и отравиться, – Малфой сердито воззрился на зеленоватые капли. – Идиот! У него хоть какие-то мозги есть?!
- Что делать будем? – вопросительно склонил голову Альтаир. Драко присел на лавку и сосредоточенно потёр лоб. Прошла пара минут.
- Знаю. Уизел перебрал с горчичным корнем. Но если смешать то, что получилось у него, с нашим зельем, то избыток корня должен будет нейтрализоваться соком ягод терновника.
- И что получится?
- Сложно сказать точно, но не яд. За это ручаюсь.
- Тогда всё просто, – пожал плечами Блэк. – Добавь наш сюрприз к тому, что наложил Уизел, и просто поменяем на столах тарелки.
За завтраком у многих гриффиндорцев внезапно посинели языки, но дело тем и ограничилось – больше ничего не последовало. Правда, половина факультета весь день при разговоре начинала напоминать чау-чау. Уизел сидел с удивительно злобным выражением лица – даром что ему-то как раз повезло и зелья не досталось.
Наступил день матча. Драко и Блейз собрались болеть за Пуффендуй, Альтаир же решил воздержаться. Ему бы и в голову не пришло болеть за исконных противников, но пуффендуйцы вообще не вызывали у него ничего, кроме чувства брезгливости. Гриффиндорцев можно было хотя бы уважать как достойных врагов, а «барсуки» не тянули даже на это звание.
Друзья немного опоздали, и игра началась как раз тогда, когда они пробирались по гриффиндорской трибуне. Дальше идти не было особого смысла, тем более что судьба преподнесла им замечательный подарок. Прямо перед ними торчал Уизли с Долгопупсом, а рядом сидела Грейнджер. Упускать такой шанс было бы безумием. Драко наклонился вперёд и отвесил лёгкий подзатыльник рыжему неандертальцу.
- Ой, извини, Уизел, я тебя не заметил.
Гриффиндорец яростно засопел.
- Правильно, – покивал Альтаир, – дыхательная гимнастика очень полезна для здоровья. Ну-ка, давай: вдох глубокий, руки шире…
- Рон, не обращай на них внимания, – устало вздохнула Грейнджер, придерживая за руку приятеля. Тот неохотно отвернулся, но его спина осталась напряжённой. Драко подмигнул другу и посмотрел в небо.
- Как думаешь, – громко произнёс он, – долго Поттер продержится на метле на этот раз?
- Смотря что понимать под «долго», – Альтаир тоже не понизил голоса. – Думаю, если повезёт, он даже очень долго продержится – целых полторы минуты.
- Ты ему льстишь. Минута, не больше. Кто-нибудь хочет поспорить? Может, ты, Уизли? Ой, я и забыл – спорить-то тебе не на что…
На поле Снейп оштрафовал Гриффиндор за то, что один из близнецов Уизли чуть было не сшиб судью бладжером. Напрягшиеся было Стервятники расслабились и заулыбались друг другу. Хотелось повеселиться ещё.
- Альтаир, я понял, по какому критерию в Гриффиндоре выбирают в команду по квиддичу.
- И по какому же?
- Жалость, – хихикнул Драко. – Сам посмотри. Взять, к примеру, Поттера – он сирота, – при этих словах Альтаир слегка поморщился. Издёвки издёвками, но это, пожалуй, чересчур. Драко понял выражение лица друга и двинулся дальше: – Взять близнецов Уизли – они абсолютно нищие. Так что странно, что они не предоставили место тебе, Долгопупс – ведь у тебя начисто отсутствуют мозги.
Долгопупс повернулся к ним с таким видом, что было ясно – он сейчас хочет оказаться как можно дальше отсюда.
- Я стою десятка таких, как ты, понял? – пролепетал он. Блэк хмыкнул.
- Эту фразу тебе Грейнджер подсказала? – осведомился он.
- Н-нет, – пробормотал Долгопупс. – Гарри. А как ты догадался?
- А сам бы ты ни за что до десяти не сосчитал, – ответил Альтаир. Драко согнулся пополам от смеха.
- Это точно, Долгопупс, – выдавил, наконец, он из себя. – Знаешь, если бы мозги были из золота, ты бы всё равно был беднее Уизли, а это показатель…
- Даже диагноз, – поправил его Альтаир.
- Я предупреждаю вас, – взревел Уизли, снова оборачиваясь к ним, – Ещё одно слово…
- Рон! – вдруг воскликнула Грейнджер. – Смотри на Гарри!
Все – и гриффиндорцы, и слизеринцы – обернулись на поле, где Поттер внезапно вошёл в крутое пике.
- Уи-и-изел, радуйся, – протянул Драко. – Поттер нашёл монетку.
Гриффиндорец вскочил со скамьи и кинулся на него. От неожиданности Драко пропустил удар и свалился в проход, Уизли немедленно придавил его к полу. Альтаир размахнулся, целя ботинком в плечо, но тут, вдвойне неожиданно, в драку вступил Долгопупс, оттолкнувший его в сторону. Разъярённый Блэк занёс кулак, делая вид, что хочет ударить в лицо. Долгопупс поднял обе руки, чтобы защититься, и Альтаир тут же двинул левой в живот. Гриффиндорец схватился за пострадавшее место и оставил без прикрытия уже голову. Блэку оставалось только с размаху припечатать по ней локтем. Переступив через рухнувшего Долгопупса, он шагнул к Уизли, но, к счастью, здесь тоже не дремали – Блейз отвесила гриффиндорцу хорошего пинка, и тот повернулся к ней, дав Драко возможность высвободить левую руку и расквасить противнику нос.
Альтаир уже собирался добавить от себя, но тут трибуны взорвались восторженными и не очень криками. Подняв голосу, слизеринец увидел Поттера, выходящего из пике со снитчем в руке. Грейнджер радостно закричала, подпрыгивая на сиденье, после чего бросилась обнимать свою соседку. На мгновение у Блэка возникла мысль отравить ей торжество, но он тут же одёрнул себя – аристократы в спину женщин не бьют. Вместо этого он достал палочку и прицелился в ноги Уизела.
- Локомотор Мортис! Попрыгай-ка и ты…

* * *

Несмотря на победу в этой маленькой стычке, общее настроение этим вечером было подавленным. Гриффиндорцы снова победили, и теперь лидировали в борьбе за Кубок школы. В Общей гостиной Слизерина ощущалась настороженность и лёгкая тревога, а на излюбленном диване Стервятников – и вовсе уныние.
- Надо что-то делать, – в который раз проговорил Драко, осторожно касаясь пальцами скулы. Зелье, данное ему Снейпом, быстро убрало «фонарь» под глазом, но поражённое место всё ещё ныло.
- А что? – Блейз печально смотрела в огонь. – Мы ведь не можем снять у гриффов баллы. И даже Северус тут не помощник – МакГонагалл набавит своим вдвое больше, чем отнимет он.
- Хорошо бы они подставились – по-крупному подставились, – вздохнул Альтаир. – так, чтобы даже наша ненаглядная МакКиска ничего поделать не могла.
- Ну, гриффиндорцы всё же не совсем дураки, – фыркнул Драко. Помолчал немного и добавил: – А жаль…
- Будем надеяться на удачу, – развёл руками Альтаир. – Больше нам ничего не остаётся.
- Может, мы сможем отыграться на экзаменах, – предположила Блейз, беря со столика апельсин.
- Не уверен, что так мы сможем что-то решительно изменить, – ответил Малфой, устало прикрывая глаза. – Хотя экзамен по рукоприкладству мы, похоже, сдали успешно. Ты где так драться научился, Альтаир? Сам я не смог увидеть, но Блейз мне всё описала. Классно ты его разделал.
- Повезло, – отмахнулся Блэк. – Я читать люблю, у нас в домашней библиотеке много приключенческих романов есть, а там иной раз всё с такими подробностями описано, что приходиться читать тайком – папа бы точно не разрешил, если б знал. А когда читаешь, ты же себе всё это представляешь, – вот я и решил попробовать, как там было написано. Долгопупс, похоже, просто вообще ничего не читал, иначе бы ещё неизвестно, кто кого одолел бы. Я же всё-таки волшебник, не маггл какой-нибудь, чтобы кулаками махать. Да и сегодня пришлось их в ход пустить только потому, что на заклятие не было ни места, ни времени.
- Долгопупса в больничное крыло отвели, – хихикнул Драко, – будет знать, как с тобой связываться. Жаль, Уизел разбитым носом отделался.
- Эх, – мечтательно протянул Альтаир, – вот бы на экзамене по трансфигурации превратить его голову в ночной горшок, а потом сказать, что так и было…
- Не выйдет, – покачал головой Драко. – Трансфигурацию и чары сдают по одному.
До экзаменов оставалось не так уж много – около двух с половиной месяцев. Собственно, этого было более чем достаточно, чтобы расслабиться, но, увы, даже на пасхальных каникулах отдых оставался лишь мечтой. Преподаватели завалили их домашними заданиями с головой. Драко и Блейз помогали Альтаиру с зельеварением, а он им – с трансфигурацией. С чарами справлялись единым фронтом. На развлечения почти не оставалось сил и времени, но Стервятники всё равно находили себе отдушины. Альтаир придумал конспектировать лекции Квиррелла на слух, вместе со всеми заиканиями, в результате чего подготовка к защите от Тёмных Искусств превратилась в чтение юмористических рассказов. Драко достал профессора Стебль вопросами, как правильно выращивать североевропейскую коноплю в комнатных условиях. Блейз перед чарами прикрепила под стол Флитвика «звуковую мину», после чего приводила её в действие волшебной палочкой, не вставая со своего места. Стоило бедному профессору отвернуться к доске, как за его спиной раздавался резкий демонический хохот, да такой, что только стёкла не тряслись. В первый раз от неожиданности Флитвик даже свалился со стула, но и потом всё равно не смог определить источник звука до самого конца урока.
Но усталость всё равно брала своё. Теперь поздними вечерами друзья уже не бродили по замку, а отдыхали в своих спальнях. Альтаир часто писал письма крёстному – подбадривающие тёплые ответы Ремуса было приятно читать и перечитывать, тем более что он всегда мог ответить на любой сложный вопрос из школьной программы, а чтобы повеселить своего крестника, то и дело подробно расписывал разные весёлые истории из своих школьных времён.
Постепенно Стервятники привыкли даже и к такой жизни, и всё так бы и шло своим чередом, если бы не одно происшествие, случившееся совершенно неожиданно. Одним весенним утром, выходя из Большого зала после завтрака, Драко проходил недалеко от Поттера, Уизли и Грейнджер, и услышал, как гриффиндорская всезнайка втолковывает своим приятелям:
- Нам нельзя пропускать занятия, у нас могут быть проблемы, а когда кто-нибудь узнает про Хагрида, вообще такое начнётся… И если мы ещё там рядом окажемся, тогда всё…
Драко мгновенно притормозил, рассчитывая услышать больше, но заметивший его Поттер немедленно зашипел своим:
- Заткнитесь!
Чем окончательно убедил Драко, что затевается что-то интересное. Догнав Альтаира и Блейз, он всё им рассказал.
- Хм, – задумчиво потёр лоб Альтаир, – значит, так. Они хотят пропускать занятия – и это сейчас, с нынешней нагрузкой. Хагрид чем-то занимается или что-то натворил, что может вызвать громкий скандал в случае огласки. Особо громкий, если эти трое окажутся тоже замешаны. Итог?
- Они помогают ему в чём-то противозаконном, – ответил Малфой.
- Не знаю, насколько противозаконном, но радикально нарушающем школьные правила точно. Даже завидно. Давайте узнаем, что они там делают?
- Тем более, если мы сможем застукать их и сдать Северусу, то, пожалуй, положение с баллами удастся выправить, – предвкушающе потёр руки Драко.
На том и порешили. Альтаир пристально отслеживал все перемещения гриффиндорского трио с помощью своей карты. Ждать пришлось недолго – сразу же после первого занятия те быстро двинулись к хижине лесничего. Альтаир решил рискнуть и разок прогулять урок Флитвика, попросив друзей сказать, что он плохо себя почувствовал и отправился в больничное крыло. Выскользнув из замка под мантией-невидимкой, он добежал до Хагридовского сарая как раз вовремя, чтобы увидеть новорождённого дракончика, сидевшего на столе в окружении всех четверых заговорщиков – про себя Блэк обозначил их именно так.
- Ну разве не красавчик? – с восторженно-глупым видом прогудел лесничий и попытался погладить зверёныша, в результате чуть было не оставшись без пальца.
- Вот умный малыш! Сразу узнал свою мамочку!
Альтаир поперхнулся от смеха и сразу же об этом пожалел – Хагрид встревоженно поднял голову и быстро подошёл к окну. Стервятник присел и прижался к стене, благодаря небо за то, что так и не снял отцовскую мантию.
- Кто здесь? – Хагрид высунулся в окно прямо над ним и покрутил головой туда-сюда.
- Что там такое, Хагрид? – донёсся из хижины голос Поттера.
- Да вот, вроде кто кашлянул за окном… – недоумевающе протянул лесничий, озираясь вокруг. Альтаир решил, что пора отвести подозрения от этого места – а вдруг он решит рукой на всякий случай пошарить? Опустив руку, он нащупал у себя под ногами палку, дождался, когда Хагрид повернётся в другую сторону, и что есть силы метнул её за угол хижины кручёным броском. Лесничий дёрнулся и уставился туда же.
- Беда, – он убрал голову. – Наверно, кто-то в окно заглянул и уже убежал, а я, как назло, занавески неплотно задвинул…
«Это ты называешь занавесками? Да в моём доме домовики постеснялись бы подобное в качестве половой тряпки использовать. Впрочем, мне действительно пора. Драко и Блейз будут счастливы, узнав про твоё приобретение».

* * *

- Он завёл у себя дракона? – зелёные глаза Блейз неверяще уставились на него. – Не иначе как спятил.
- Было бы с чего пятить, – нетерпеливо отмахнулся Драко. – Это же просто замечательно. Теперь они в наших руках! Говорим крёстному?
- А смысл? – возразил Блэк. – Выгонят Хагрида, а Гриффиндор баллы не потеряет. На месте преступления-то Поттер с дружками не застигнуты.
- Так что же, ждём, когда все снова там соберутся? Но, пока мы до Северуса добираться будем, гриффиндорцы, скорей всего, успеют разбежаться. Не будем же мы вместе с ним под твоей мантией у этой пародии на дом сидеть?
- Так, может быть, просто подождём? – предложила Блейз. – Не будет же Хагрид вечность держать его у себя – ему скоро места не хватит. Я читала, что драконы быстро растут. Значит, они будут его перепрятывать, дело это долгое, мы хоть весь Хогвартс созвать успеем…
Драко и Альтаир переглянулись.
- Да, похоже, это лучший вариант, – признал Малфой.
Всю следующую неделю Стервятники развлекались тем, что при каждой встрече многозначительно улыбались Поттеру, Уизли и Грейнджер. Те сразу начинали тревожно переглядываться, а Альтаир, Драко и Блейз, едва отходя на достаточное расстояние, дружно смеялись до упаду. Карта показывала, что большую часть свободного времени трио проводит у Хагрида, так что, похоже, дракон по-прежнему никуда не делся. Тем более, что и самого лесничего стало не видать – видимо, он вообще безвылазно сидел со своим любимцем.
В следующий четверг гриффиндорцы преподнесли им ещё один сюрприз – Уизли за завтраком сидел, скособочась, и одна рука у него явно была опухшей.
- Похоже, дракон его слегка поджарил, – прищурился Драко. – Интересно, пойдёт он или нет к мадам Помфри?
- А ты думаешь, так и будет гулять вот с эдакой рукой? – удивилась Блейз. – Ведь наверняка слухи пойдут.
- Но Помфри вмиг поймёт, что с ним случилось.
- Может и не понять, – возразил Альтаир. – Вряд ли в её практике часто встречаются ожоги драконьим пламенем. Сошлётся Уизел на неожиданно вскипевшее зелье, вот и всё.
По-видимому, так оно и вышло, потому что в обед рыжего гриффиндорца вообще не было видно, а на карте он обнаружился в больничном крыле.
- Нанесу-ка я ему дружественный визит, – хмыкнул Драко, выходя из Большого зала.
- Я с тобой, – немедленно вызвался Альтаир.
- Не стоит, – покачала головой Блейз. – Увидев вас обоих сразу, Уизли мгновенно завизжит, и вас выставят. Иди один, Драко, потом нам всё расскажешь.
Малфой ворвался в гостиную спустя полчаса, держа в руках какую-то книжку.
- Вы не поверите!
- Что такое?
- Смотрите, – Драко, запыхавшись, сунул Блейз листок пергамента. – Это лежало у Уизли вот в этой книге – мне пришлось сказать мадам Помфри, что я одолжил ему её, чтобы мне позволили войти. М-да, похоже, у меня уже есть определённая репутация… Кстати, у Уизела не ожог, а укус, рука – как три моих и вся зелёная. Грязноватые зубки у Хагридова питомца. Целительнице он сказал – ну, Уизли, конечно, а не дракон, – что это его Клык укусил, собака Хагрида. Я ему понамекал, что могу и сказать, кто его на самом деле тяпнул. По-настоящему, конечно, не сказал – рано ещё. Но, уходя, я прихватил книжку, чтобы всё выглядело правдоподобно, ради интереса глянул, а там это письмо!
- Астрономическая башня, суббота, полночь, – пробормотал Блэк, сосредоточенно глядя в текст. – Великолепно.
- Несём письмо Северусу? – осведомилась Блейз.
- И немедленно, – ухмыльнулся Драко.
- Погодите, – поднял голову Альтаир. – Уизел-то тоже знает, что письмо теперь у нас и нам всё известно. Он может переменить место или время.
- Думаешь? – Блейз снова перечитала письмо. – Да нет, вряд ли. Осталось-то всего двое суток. Ты представляешь, сколько лёту сове до Румынии и обратно?
- Но даже если так, всё равно – они знают, что мы знаем.
- И что они могут сделать? – пренебрежительно пожал плечами Малфой. Блэк задумался.
- Если бы я был на их месте, – медленно проговорил он, – я бы явился с повинной к МакГонагалл и попросил помочь избавить Хогвартс от возможных неприятностей с последствиями необдуманного поступка Хагрида – примерно с такой формулировкой… Мол, глядите, как удобно, мы сами проблему решили, сами всё сделаем, вы нам только разрешеньице выпишите на Астрономическую башню залезть во внеурочное время. И всё. Но мне почему-то кажется, что так просто всё не обойдётся.
- Ты мыслишь, как слизеринец, – заметила Блейз. – Не забывай, что они – гриффиндорцы и не привыкли искать лёгких путей.
- Ну, а если бы я был гриффиндорцем, то, наверное, попросил бы кого-нибудь из своих друзей – к примеру, близнецов Уизли – постоять в дозоре и отвлечь Снейпа, когда он явится, скажем… ну, скажем, прямым попаданием навозной бомбы.
- Очень вероятно, – задумчиво склонил голову набок Драко. – Тогда давайте пошлём туда не Снейпа, а МакГонагалл.
- Если она разом поймает там хотя бы обоих близнецов, копилка Гриффиндора изрядно полегчает, – усмехнулся Альтаир. – А уж если всех пятерых…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37057-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: ღSensibleღ (15.03.2017) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 48 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 Bella_Ysagi   (16.03.2017 12:47)
спасибо

0
1 Al_Luck   (15.03.2017 20:55)
Сириуса выжгли с древа, потому что не хотел метку принимать и в Гриффиндор поступил. Это многое говорит о его матери: нормальная мать может выгнать из семьи сына за то, что поступил не на тот факультет?А здесь, пусть хулиганит сынок и издевается, главное, что на "правильном" факультете.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]