Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1687]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2739]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4822]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15337]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14567]
Альтернатива [9215]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [106]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4311]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Я иду играть
С нашей последней игры прошло полгода. Я так сильно скучаю, моя Белла. В этот раз ты превзошла саму себя по сложности задания. Но я справлюсь и докажу, что достоин тебя. Я иду играть.

Испорченный эльф
Санта верит, что плохих эльфов не бывает. Беллу уволили практически из всех игрушечных лавок на Северном полюсе. Как же Санте найти ей правильное место, если все, что срывается с ее языка, звучит так двусмысленно? Санта, эльфы, шоколадные глаза и перевоплощающиеся олени.
Мини/юмор.

Его персональный помощник
Белла Свон, помощница красивого, богатого и успешного бизнесмена Эдварда Каллена, следует совету друзей влюбить Эдварда Каллена в себя.

A Court of Beasts and Beauties
Новая версия «Красавицы и Чудовища». Отец Беллы, вторгнувшись в чужое поместье, продает ее жизнь за спасение своей собственной. Вынужденная прожить всю свою жизнь в имении Эдварда, Белла в конце концов понимает, что ее участь более чем приемлема. На земле, пропитанной магией, она скоро узнает, что все не такое, каким кажется.

Осенний блюз
Он ушел, а его слова все еще ранят меня, звуча в шелесте ветра, биении капель дождя и моей разболевшейся голове: «Не делай глупостей… Не делай глупостей…».

Чемпион
Молодой талантливый спортсмен, чемпион США по фигурному катанию Эдвард Каллен вынужден тренироваться в России. Его цель – Олимпиада в Сочи в 2014. Но сейчас ему девятнадцать лет, родители далеко за океаном, слава и внешний блеск. Наслаждайся жизнью, парень! Но одна случайная встреча в московском метро с русской провинциальной девочкой перевернет его мир.

Множество
История о том, как легко потерять тех, кого мы любим…
Будущее глазами Элис, ангст.

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. Прямо в интернете
4. В электронной книжке
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 480
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 29
Гостей: 20
Пользователей: 9
[-YuLiKa-], little_eeyore, annapolubock, zalinahalakoeva, raptor85, lytarenkoe, Ka, Надька, Тигресс
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Последнее желание

2023-2-8
4
0
0
Последнее желание
Канун сочельника в этом году, прямо скажем, не удался. Выпавший в начале декабря снег растаял через неделю, заявившие было о себе морозы куда-то делись, и зима явно запаздывала. С неба сыпалась мелкая морось, под копытами Дымка хлюпала раскисшая грязь, с шляпы капало за шиворот, и в довершение всего охота вышла неудачной: звери явно не хотели выходить в такую мерзость, и у седла болтался всего лишь один заяц. После тяжелого дня у меня оставалось одно-единственное желание – добраться скорее до дома и расслабиться в бадье с горячей водой.
Я поторопила своего любимца. Дымок, вместо того чтобы пуститься в галоп, недовольно фыркнул и встал.
- Что такое? – удивилась я и присмотрелась. Впереди, еле вытаскивая ноги из грязи, брела бабка с котомкой на плече. Я мысленно посочувствовала ей: тут на четырех ногах тяжело, а на двух, да еще и одной хромой… И тут же выругала себя за нечувствительность, спрыгнула на землю и позвала:
- Бабушка! Давайте я вас подвезу?
Старушка сначала шарахнулась в сторону, поднимая руки в защитном жесте, но потом, разглядев, кто к ней обращается, облегченно выдохнула.
- Спасибо, деточка. Стара я уже стала, по этакой-то слякоти тащиться, еле ноги передвигаю, того и гляди, увязну до весны…
Поддакивая бабушке, я с трудом вытащила ее из грязи и подсадила на Дымка. Мощный жеребец мог нести рыцаря в полном доспехе, а уж стройную девушку и почти невесомую старушку и подавно. Я без угрызения совести села позади бабки и легким ударом по бокам Дымка отправила его вперед.
Правила вежливости требовали не молчать, а вести уважительную беседу с пожилой дамой, правда, рискуя получить в ответ полное перечисление всех ее родственников до седьмого колена включительно, их семейного положения, матримониальных намерений и готовящихся пополнений в семействе. Я тихо вздохнула и с некоторой опаской спросила:
- Бабушка, вы недавно в наших местах? Я вас не помню, хотя видела всех жителей деревни.
- Недавно, деточка, - неожиданно кратко отозвалась старушка.
- Приехали к кому-то?
- Нет, милая. Не осталось у меня никого, кому нужна была бы старая бабка. Одна небо копчу да жду, когда Господь к себе заберет.
- А вам есть куда идти? – встревожилась я, наскоро прикидывая, что скажет мама, если я приведу домой незнакомую бабушку. Она, конечно, нас не объест, да и дом большой, есть где разместить…
- На окраине деревни есть избушка-развалюшка, как раз для старой бабки, - весело рассмеялась старушка. – Там я и поселилась.
Я помнила ту избушку, и на самом деле развалюшку. Стены там, вроде бы, держались, и крыша не протекала как решето, но коротать в ней зиму…
- Бабушка, а вы не хотите пожить у нас? Хотя бы до весны?
- Господь с тобой, деточка! Крыша есть, кусок хлеба найду – а что еще древней бабке нужно-то? Вот и избушка моя.
Дымок остановился возле унылого заборчика. Избушка выглядела ровно так же, как мне помнилось – покосившиеся стены, подслеповатые окна, кривая труба, из которой не шел дым. Я помогла бабке слезть и с сомнением оглядела провисшую дверь.
- Бабушка, вы точно хотите здесь остаться?
- Конечно, милая. Поезжай, и пусть благословят тебя все святые за помощь старому человеку.
Но я не могла просто так оставить старушку в нетопленой избе. Пусть и не мороз на улице, но все равно не май месяц. Под неумолчные причитания, что бабка может справиться сама, я с трудом открыла дверь, прихватила с собой дров из поленницы и походную сумку, и вслед за старушкой зашла внутрь.
Внутри изба оказалась просторнее и значительно уютнее, чем представлялось снаружи: чисто выметенный пол, пучки трав под низким потолком, запахи мяты и донника, а не мышей и пыли. Но вот с холодом я угадала – при каждом выдохе изо рта вырывался клуб пара, а окно заледенело изнутри. Воспламенять дрова в давно потухшей печи оказалось не так и просто. Пришлось добавить растопки, и через несколько минут в избе бодро пылал яркий огонь, а в котелке нагревалась вода для травяного настоя.
- Бабушка, а еда у вас есть?
- Есть, деточка, - засуетилась старушка, поднимая крышку ларя. – Вот и картофелины, и морковка, и лучок – все, что нужно.
Ага. Потому что мяса бабке добыть некому и негде. Хорошо, что мне попался заяц, а то горевала бы старушка с одинокой печеной картофелиной. А так… Бабка и не пыталась протестовать, глядя, как я свежую и разделываю добычу, а наоборот, подсказывала, где и какие травки взять для лучшего вкуса. А когда от усталости и плохого освещения нож скользнул по моей ладони, оставив кровоточащий порез, помогла мне присыпать ранку сушеной крапивой и закончила резать тушку сама.
Травы заварились, в котелке запыхтело заячье жаркое, и я, наконец, засобиралась домой.
- Чем же отплатить тебе, деточка? – посмотрела на меня бабка подслеповатыми глазами.
- Мне ничего не надо, - устало улыбнулась я. Сейчас хотелось только согреться в горячей воде и забраться под одеяло.
- Так не бывает. У всех всегда есть заветные желания. Вот, возьми-ка.
Бабка протянула мне нечто странное – вроде корешка, много раз переплетенного и перекрученного. При очень большой фантазии в этом сплетении можно было увидеть трех играющих котят – вот лапки, вот хвостики, а вот мордочки.
- Не ошибись с желаниями, деточка. Их всего три, - напутствовала меня бабка.

Отец встречал меня у замковых конюшен.
- Я так и думал, что ты подъедешь сюда, - подмигнул он, помогая мне слезть с Дымка. – Мама уже в панике. Она уже часа два как требует отправить поисковые отряды. Я едва уговорил ее подождать до заката.
Мы одновременно посмотрели на запад, где за крепостной стеной, сложенной из красного кирпича, садилось солнце.
- Что, плохая охота была?
- Да. – Я передала поводья Дымка конюху и забросила на плечо сумку. – Один заяц, и того отдала бедной старушке. Кстати, отец, отправь кого-нибудь завтра ей помочь. Там дверь с петель падает и крыша протекает.
- А где живет твоя бедная старушка?
- На окраине, в избушке-развалюшке.
- Развалюшке… - задумчиво протянул отец. – Мне казалось, в ней давно никто не живет.
- Мне тоже так казалось, - согласилась я. – Но мы оба ошибались.
- Хорошо, - кивнул отец. – Утром пошлю пару крепких мужчин, пусть починят, что смогут.
- И еды пусть захватят. У бабки, кроме зайца, осталось две картофелины и три морковки.
- Обязательно, Кэт. Ты зайдешь к маме? Или мне самому сказать, что ты вернулась?
Я многозначительно оглядела себя: мокрая, в грязи, на голове, надо полагать, вместо прически воронье гнездо.
- Я все понял, - усмехнулся отец. – Тогда иди к себе. Я распоряжусь, чтобы тебе прислали горячей воды и ужин.
- Не надо, я сама попрошу. Главное, скажи маме, что со мной все в порядке, просто я устала и уже легла спать.
- Договорились, - подмигнул отец.
- Карл! Карл, ты здесь? Кэтрин еще не вернулась! Я же говорила тебе, что нужно было отправить людей на ее поиски!
- Мне пора. – Я быстро чмокнула отца в щеку и, прячась в тени, побежала к черному ходу. Отец отправился успокаивать встревоженную маму.
- Дорогая, Кэт давно вернулась, я просто не успел тебе сообщить. Она сказала, что очень устала, поест и сразу ляжет спать.
- Боже милостивый, она заболела! Я так и знала! Кто же будет охотиться в такую погоду, когда легко простудиться!
Я тяжело вздохнула. Мама была милой, доброй и заботливой женщиной, но иногда с ней приходилось так сложно…
Отдав распоряжения первой же попавшейся служанке, я поднялась к себе и начала неторопливо раздеваться, бросая одежду на пол – она и так уже грязная, хуже ей стать не могло. Накопившаяся усталость завладевала и телом, и мыслями – они текли все медленнее и ленивее. Мне не хотелось думать ни о прошедшем дне, ни о завтрашнем – особенно о завтрашнем, предвещающим множество хлопот и суматохи. Потом. После ужина. Или перед сном.
Тихий стук привлек мое внимание. Стучала служанка, принесшая ужин? Нет, стук доносился с пола. Я присела и подняла только брошенную рубашку. Из кармана на груди выпал бабкин подарок. Хмыкнув, я поставила его на каминную полку. Пусть стоит. Никакие желания он, конечно, не исполнит, такое бывает только в сказках, но вещица симпатичная сама по себе.
А вот теперь стукнули уже в дверь, и в мою спальню принесли много горячей воды и легкий ужин. И ванна, и еда так разморили меня, что я с трудом добралась до кровати и забралась под одеяло. За окном опять начался нудный дождь, ветер раскачивал деревья и стучал каплями в стекло. Засыпала я с одной мыслью – как же мне хочется, чтобы поскорее началась настоящая зима – с белым снегом и небольшим морозцем, чтобы не приходилось больше таскаться по распутице.

- Кэтрин? Ты еще спишь? Боже милостивый, ты на самом деле заболела!
Закрылась дверь, простучали каблучки по полу, зашелестело платье, и с тихим шорохом сдвинулся полог кровати. Я натянула одеяло на голову, не желая просыпаться прямо сейчас, когда мне снился такой хороший сон – меня кружит в вальсе красивый темноволосый мужчина в маске, и мне уже кажется, что сейчас я узнаю, кто это…
Рука мамы легла мне на лоб.
- Не горячая. Надо же, а я была так уверена, что ты заболела… Кэтрин, вставай, милая. Уже давно рассвело, и мне нужна твоя помощь. Кто, как не ты, объяснит кухарке, что в рыбу не нужно сыпать много специй? Меня она не послушает, как обычно, а омуль и без того хорош. Филип наряжает елку и требует, чтобы ты посмотрела. Нужно подумать, как рассадить гостей на праздничном обеде, а Адель…
- Все, мама, я осознала и встаю.
Я подавила вздох и протерла глаза. В комнате оказалось неожиданно светло и первый же взгляд на улицу объяснил, почему. За ночь плаксивая осень удалилась, забрав с собой дожди, и на ее месте властно располагалась зима. Я откинула одеяло, не обратив внимания на недовольный писк, и с радостным предвкушением, как была, босая и в одной рубашке, кинулась к окну.
Везде: и на замерзшей земле, и на деревьях, и на крыше конюшни лежало белое пушистое покрывало. Крупные хлопья продолжали сыпаться из светло-серой тучки над замком. Даже кирпичи в крепостной стене покрылись мириадами белоснежных иголочек инея. Серо-бурая унылость за несколько часов превратилась в сказку.
- Кэтрин, а это что? – нехорошим тоном спросила мама. Мне стало не по себе, хотя я давно вышла из детского возраста, да и ругать меня вроде бы было не за что.
- Где? – обернулась я. Мама пристально рассматривала что-то на кровати. Пятна на одеяле, что ли? Но им неоткуда взяться.
- Кэтрин, я сколько раз просила – не брать животных в кровать! Конечно, очень хорошо, что ты такая добросердечная и жалостливая, но поверь мне, пожалуйста! Это сейчас он такой маленький и умилительный, но пройдет совсем немного времени, и милая крошка вырастет в наглое животное, которое будет занимать большую часть кровати, оставлять повсюду шерсть и требовать, чтобы его кормили с руки.
Абсолютно не понимая, о чем говорит мама, я вернулась к кровати и застыла. В ногах, свернувшись в комочек, спал белый котенок, чуть подергивая розовым носиком.
- Мы договорились, Кэтрин? – сурово вопросила мама.
- Да, конечно, - ответила я, не совсем соображая, с чем, собственно, соглашаюсь.
- Тогда разберись с этим зверем, одевайся и спускайся в столовую. Я распоряжусь, чтобы тебе принесли чай. Или ты хочешь шоколад?
- Чай, - назвала я первое, что пришло на ум, только бы быстрее остаться в одиночестве.
- Хорошо, Кэт, я тоже с удовольствием выпью чашечку горячего шоколада.
Мама привстала на цыпочки, поцеловала меня в лоб, как маленькую, и наконец-то ушла. Я забралась на кровать, поджав под себя замерзшие на холодном полу ноги, и осторожно дотронулась до котенка. Тот открыл невероятно зеленые глаза, замурлыкал и лизнул мой палец шершавым язычком. Он определенно существовал. Так же определенно, как и то, что вчера вечером его не было в моей комнате. Я бы заметила.
Остается одно – его кто-то принес и положил мне на кровать – сама такая кроха не смогла бы забраться. И скорее всего, это сделал Филип, девятилетний сорванец. Больше некому. Наверное, хотел сделать мне подарок к Рождеству.
Но, во-первых, Рождество только завтра. Во-вторых, нехорошо дарить живых котят, пусть даже таких хорошеньких. А в-третьих, этот подарок нужно кормить.
- Сейчас, малыш, - проворковала я, почесывая котенка за ушком. – Я сейчас оденусь, мы с тобой спустимся на кухню, и тебе нальют молочка. А попутно зайдем к моему братику и поинтересуемся, где он тебя взял, потому что последний раз в замке котилась Маркиза, и было это в августе, а тебе не больше месяца.

Брат, как и говорила мама, обнаружился в бальном зале. Стоя на высокой стремянке, он, вытягиваясь в полный рост, прилаживал игрушки на верхушку разлапистой, уходящей под потолок елки. Девушка-служанка, взгромоздившись на табуретку, по одной подавала ему стеклянные шарики и разноцветных зайчиков, лошадок и птичек. У меня защемило сердце: лестница скрипела и раскачивалась каждый раз, как Филип тянулся к находящимся слишком далеко веточкам, а служанка или слишком старалась не повредить хрупкие игрушки, или не догадывалась, что лестницу следовало бы придержать. И почему мама не отправила сыну в помощь двух, а лучше трех девушек?
В общем, я знала ответ: потому что остальные занимались уборкой, натиранием и прочим наведением порядка в доме. Когда вечером ожидается прием на сотню человек, все слуги утром будут носиться как угорелые.
Посадив котенка на плечо, я быстрым шагом направилась к елке, стараясь не поскользнуться на натертом до блеска полу. К сожалению, массивная дверь за спиной от сквозняка захлопнулась с таким грохотом, что задрожали стекла в рамах. Филип порывисто обернулся.
- Кэт!
- Стой! – вырвалось у меня. От резкого движения мальчика лестница зашаталась, скользнула по полу и накренилась. Служанка, растерявшись от того, что на нее падает стремянка, спрыгнула с табуретки и отскочила в сторону.
- Держи ее! – Я уже бежала, рискуя упасть сама, и видела, что не успеваю – зал был большим, а мой брат слишком быстро летел на каменный пол вместе с лестницей. Грохот от падения стремянки смешался с воплем служанки и вскриком Филипа.
- Нет! – Я упала рядом с ним на колени, сжимая ладони брата. – Филип, нет, нет, нет! Ты не можешь умереть!
Нога мальчика неестественно изогнулась, руки заледенели, из уголка рта бежала багровая струйка, а из-под головы вытекала такого же цвета лужица. Остекленелые глаза пустым взглядом смотрели в полоток.
- Нет, Филип! Я так хочу, чтобы ты жил! Ты еще так мал, чтобы умирать! Летти, да позови же кого-нибудь!
Слезы текли из моих глаз, а в душе никак не могло уместиться осознание того, что Филип умирает.
- Ой, а я упал, - внезапно услышала я. – Кэт, ты поэтому плачешь?
Я быстро протерла глаза. Порозовевший брат с тревогой смотрел на меня.
- Не плачь, - попросил он, сжимая мою ладонь. – Со мной все хорошо. Лучше посмотри, как я елку нарядил. Правда, красиво?
Глаза Филипа больше не пугали своей пустотой. Кровь из рта больше не бежала. Точнее, она вообще куда-то исчезла, как и та, что растекалась по полу. Филип вытянул ноги и сел.
- Нет! – спохватилась я. – Тебе нужно лежать!
- Зачем? – удивился брат. – Со мной все хорошо. Ой, а это у тебя кто?
Я уже и забыла про котенка, тихо сидевшего на плече.
- Это ты мне принесла? Правда?
- Тебе, - ошарашенно кивнула я. – Если ты обещаешь больше не падать с лестниц.
В зал вбежала испуганная мама в сопровождении Летти.
- Что случилось? Летти сказала, что Филип упал? Я же говорила, что нельзя доверять ребенку такую работу, и что? Филип, мальчик мой, скажи мамочке, что у тебя болит?
- Ничего, - честно признался мальчик, прижимая к груди котенка.
- Кэтрин? – обратила свой взор на меня мама.
- Лестница упала, и Летти испугалась, - туманно пояснила я.
- Филип, у тебя точно ничего не болит?
- Нет.
- Ну и прекрасно, - успокоилась мама, потрепав сына по светлым волосам. – Тогда отнеси это животное в конюшню и занимайся своими делами. Кэт, ты срочно нужна мне.
- Да, мама, я подойду через минутку.
Мама торопливо вышла, шурша шелковыми юбками. Филип поднял голову.
- Мне правда нужно отнести котенка в конюшню?
- Нет, - улыбнулась я. – Иди с ним на кухню, он голодный, а потом возьми к себе в комнату. Только пусть мама не видит, что он спит на твоей постели.
Счастливый брат унесся на кухню, а я, пытаясь уложить в голове происходящее, подошла к служанке, которая нервно терзала передник.
- Миледи, но я не понимаю… Молодой хозяин… Он же…
- Я тоже ничего не понимаю, Летти. Давай считать, что произошло рождественское чудо, ладно? И не болтай остальным, - добавила я, внутренне понимая, что это бесполезно – Летти расскажет всем слугам, как упал Филип, во всех подробностях, прибавив еще и от себя, и к вечеру весь дом будет знать о появлении Святого Николая.
- Конечно, миледи, - клятвенно пообещала девушка.
- Ты сможешь сама закончить с елкой?
- Миледи… - замялась Летти, с опаской глядя на лестницу.
- Хорошо, я пришлю кого-нибудь из мужчин на помощь.
- Спасибо, миледи, - присела служанка в реверансе. Я рассеянно кивнула в ответ. В голове крутилась мысль, которую никак не удавалось уловить, и связана она была со словом «чудо». Или с каким-то другим, но похожим. Мне казалось, что если удастся остаться одной и немного подумать, то все кусочки встанут на свои места – и появление котенка, и падение Филипа, и…
- Кэт! Ты мне очень нужна!
- Да, мама, я уже иду.
До самого вечера мне не удалось сесть и подумать. Мама утащила меня рассаживать гостей за столом – по всем правилам этикета, чтобы не обидеть ни одну высокопоставленную особу. Потом меня отправили на кухню, присмотреть за готовящимся омулем. Потом проверить, нужный ли фарфор и серебро раскладывают служанки. Потом…
Только когда ночь за окном скрыла зимнее великолепие, а часы в столовой своим боем напомнили, что до приезда гостей остается совсем немного времени, мама отправила меня одеваться. Я устало поплелась наверх, мечтая лечь и немного полежать с закрытыми глазами. Впереди еще длинный вечер и необходимость выслушивать льстивые комплименты, фальшивые соболезнования по поводу Адели и ненатуральные восторги о безукоризненно убранном зале и восхитительной трапезе, а в ответ улыбаться, улыбаться и улыбаться, даже тем, кого не хочется видеть не только сегодня, но и вообще никогда.
Однако усталость слетела с меня, как только я зашла в спальню. В центре кровати спал котенок – светло-палевый, в точности, как волосы Филипа. Я села на кровать и сжала голову руками. «Чудо» - единственное, что приходило мне в голову. Чудесное появление котенка. Чудесное излечение Филипа. Даже не излечение, а оживление – брат умирал у меня на руках, а я так хотела, чтобы он жил.
Хотела. А вчера вечером я хотела, чтобы наконец наступила зима вместо надоевшей осени.
Мой взгляд упал на каминную полку с корешком, полученным вчера от старушки, и по коже пробежал холодок. Подарок изменился. Теперь он представлял собой не трех играющих котят, сплетенных в клубок, а одного, свернувшегося комочком. Я зачарованно коснулась живого, спящего на кровати котика.
- Так вот откуда ты взялся, малыш… А у меня осталось только одно желание. Последнее.
- Кэт, ты не очень занята?
- Нет, милая, проходи! – позвала я сестру. Младше на год, Адель сильно отличалась от меня внешностью: тонкая, хрупкая, белокожая, с голубыми глазами и светлыми волосами – настоящая принцесса из сказки. К сожалению, грустной сказки. В раннем детстве Адель упала и повредила спину. Она не осталась парализованной, но с той поры многие развлечения стали для нее недоступны – девочка не могла бегать и ходить дольше двух-трех минут. Дальше у нее начинала неметь нога, причиняя сильную боль.
- Кэт, я хотела… Ой, какая прелесть? Это твой?
Адель, прихрамывая, зашла в комнату и села рядом со мной, не сводя глаз с котенка.
- Тебе нравится? Бери его себе.
- Но мама… - растерянно подняла на меня взгляд сестра.
- А маме мы ничего не скажем, - улыбнулась я.
Адель схватила котенка и прижала его к груди, почесывая за ухом. Малыш открыл янтарно-желтые глаза и громко замурчал. Несколько минут я любовалась умилительной картиной, но, к сожалению, наше время истекало.
- Милая, забирай котенка и иди одеваться, иначе мама…
- Ой, да! Я же и пришла к тебе, чтобы ты меня причесала. Мэри не может сделать так же, как ты.
- Конечно, садись, - выдвинула я мягкую табуреточку. Адель переместилась на нее, не спуская котенка с рук.
- Понимаешь, - виновато говорила она, пока я разделяла длинные пряди и доставала шпильки, - я хочу безупречно выглядеть, раз уж больше ничем не могу привлечь мужчину.
- Не говори глупостей, - оборвала я ее. – У тебя, кроме внешности, есть еще ангельский характер, ум и доброта.
- И все это можно увидеть только в беседе, - грустно проговорила сестра. – А на балу принято не разговаривать, а танцевать, в лучшем случае перекидываясь двумя-тремя словами.
Я промолчала, так как губы крепко сжимали шпильки. Адель восприняла молчание как подтверждение ее слов.
- Я хочу быть сегодня настолько красивой, чтобы он даже не смотрел в сторону других девушек. Ну, может быть, только в твою, - замявшись, добавила сестра. Мне стало настолько интересно, что я вытащила шпильки из рта.
- А кто такой «он»?
- Том. Томас Бретфорд.
Я понимающе кивнула, хотя сестра и не могла меня видеть. Томми, сына ближайшего друга отца лорда Бретфорда, мы знали, можно сказать, с рождения. Веселый бесшабашный мальчик вырос в красивого ветреного юношу, и по моему мнению, Адель он не подходил. Томми с детства не обращал внимания на тихую девочку, вынужденную сидеть на скамейке под липой, а не бегать вместе с ним по саду. Я и подумать не могла, что сестре снится по ночам, как она кружится с ним в танце.
- Смотри, - я развернула ее к зеркалу. – Томми или не Томми, но кому-нибудь ты сегодня обязательно приглянешься.
- Спасибо, Кэт! – поцеловала меня сестра в щеку. – Ты лучшая!
- Беги, - засмеялась я. – Мне тоже нужно причесаться и одеться.
Хлопнула дверь, простучали за стеной каблучки туфелек сестры, уносящей с собой котенка, лежало на кровати приготовленное платье. Я сидела на табуреточке и не двигалась, глядя на деревянную фигурку котенка на каминной доске. Если все это правда… Если мое последнее желание на самом деле исполнится… то есть способ сделать Адель самой счастливой в мире.
- Нет никакого риска, – проговорила я самой себе. – В худшем случае ничего не изменится. В лучшем же… она больше не будет считать себя бедняжкой-хромоножкой.
Я сжала руки и твердо произнесла, не сводя взгляда с фигурки котенка:
- Я хочу, чтобы Адель излечилась и нашла свое счастье.
Ничего не произошло. То есть ничего такого, заслуживающего упоминания – гром не грянул, земля не содрогнулась, пламя в камине не вспыхнуло. Только деревянная фигурка подернулась дымкой и… исчезла. Третьего котенка на моей кровати не появилось. Интересно, что это означало? Что мое желание невозможно исполнить? Или что мне уже не положено котенка, так как я все равно их раздаю? Ответы на все эти вопросы все равно не от кого получить, так что я выдохнула и занялась собой. Бал никто не отменял, как и мое присутствие там.

Отец остановил меня на пути в бальный зал.
- Прекрасно выглядишь, Кэтрин, - одобрительно сказал он, оглядев меня с ног до головы. – У меня к тебе просьба. Маму просить бесполезно, она все равно обратится к тебе.
- Да, отец, что ты хотел?
Он протянул мне карточку с именем.
- Лорд Бретфорд привезет с собой еще одного гостя, нужно найти ему место за столом. Я уже распорядился, чтобы поставили еще один прибор.
Я взглянула на карточку.
- Маркиз де Карабас? Отец, или ты, или граф Бретфорд шутите? Это же имя из сказки, которую читала нам мама перед сном.
- Кэтрин, я тоже удивился, но лорд уверил, что ошибки нет. Это его дальний родственник, которого он хотел бы нам представить.
- Как скажешь, - пожала я плечами. – Конечно, я все устрою.
- Да, вот еще что, Кэтрин! – буквально поймал меня отец за юбку. – Я отправил двух слуг помочь той старушке. Но они сказали, что избушка необитаема, и уже давно. Может быть, ты ошиблась?
- Или неправильно объяснила, - задумалась я. – Избушка на самой окраине…
Отец ласково похлопал меня по плечу.
- Все это может подождать до завтра. Беги. Гости уже съезжаются.
Я легко справилась с поручением отца, переложив несколько карточек, и с некоторым удивлением обнаружила, что маркиз из сказки будет сидеть рядом со мной. Возможно, он будет лучшим собеседником, чем граф Чейнджер, старый лысый зануда, умеющий говорить только о своей коллекции мотыльков. Вот и пусть рассказывает о ней Томасу Бретфорду.
Хихикнув, я еще раз проверила, все ли правильно разложено, и с чистой совестью отправилась делать вид, что развлекаюсь.
Веселая и радостно улыбающаяся Адель обнаружилась неподалеку от елки в компании подруг и сопровождающих их братьев. Я с удовлетворением заметила, что она стоит, а не сидит, и что с нее не сводят горящих глаз как минимум трое из окружающих сестру молодых людей, среди которых и Томми. Но еще больше мне понравилось наличие в этой компании графа Генри Виззелла. И именно Генри первым предложил Адель руку, приглашая ее на танец, оставляя Томми в бессильной ярости сжимать кулаки.
- Кэт?
- Да, мама? – отвлеклась я от восхитительного зрелища – танцующей Адели в объятиях приятного молодого человека.
- Хочу представить тебе маркиза де Карабаса. Это моя старшая дочь Кэтрин, маркиз.
Я выполнила все полагающиеся случаю обязанности, исподтишка разглядывая персонажа сказки. Высокий, темноволосый, с янтарно-желтыми, как у кота, глазами и приятной улыбкой.
- Кэт, тебе не кажется, что Адель увлеклась? – встревоженно коснулась моей руки мама. – Она еще никогда не находилась так долго на ногах.
- Мама, оставь ее в покое. Адель взрослая девочка и сама знает, что для нее хорошо, а что плохо.
- Но я переживаю за нее! Как можно танцевать, если у тебя болит нога?
- Значит, она не болит. Ты же помнишь, что говорили врачи: может наступить момент, когда способность ходить восстановится сама собой. Так и случилось, и не их вина, что на это потребовалось полтора десятка лет.
Врачи, разумеется, так не говорили, но мама все равно поверит мне, а не словам постороннего, тем более произнесенных столько лет назад.
- Если ты так говоришь… - с сомнением проговорила мама.
- Да, мамочка. Просто радуйся тому, что Адель может наконец вести себя как обычная девушка.
Стоило бы добавить – как радуюсь я, но мама уже убежала, шурша шелковым платьем, вопреки всем правилам этикета оставив меня в обществе незнакомого мужчины.
- Простите, маркиз, что вам пришлось узнать о семейных проблемах, - вежливо улыбнулась я.
- Ничего страшного, миледи. Мне доставило большое удовольствие присутствовать при совершении рождественских чудес, если я правильно понял ваш разговор, - мягко проговорил маркиз. Мне захотелось ущипнуть себя – настолько его голос напоминал мурлыканье кота.
- Да, это вполне можно назвать чудом. А скажите, маркиз…
- Умоляю, только не спрашивайте меня, где я оставил своего кота в сапогах? – прижал он руки к груди. Я опомнилась – нельзя же спрашивать впервые встреченного мужчину о том, не является ли он порождением волшебства древней бабки? Которой, может быть, и не существует вообще?
- Хорошо, не спрошу. Но ответьте мне, где же находится тот самый замок, из которого вы выгнали людоеда? – лукаво улыбнулась я.
- Кэтрин! – рассмеялся маркиз. – Вам смешно, но только представьте, что мне приходится выслушивать подобные вопросы каждый день в своей жизни, а все потому, что некий писатель решил наградить нашей фамилией своего персонажа?
- Сочувствую вам, - вздохнула я.
- Сейчас вы будете еще больше мне сочувствовать, - страшным шепотом проговорил маркиз. – Угадайте, как назвал меня отец?
- Не Барсик же? Или Пушок?
- Вы почти угадали, Кэт! Базиль!
- Базиль? – растерянно повторила я. Догадка сверкнула у меня в голове. – Кот Базилио?
Мы смеялись уже вместе. Немного успокоившись, маркиз хитро посмотрел на меня.
- Впрочем, вы недалеко от меня ушли, Кэт-кошка.
- Вы правы, - зачарованно проговорила я, не в силах оторвать взгляда от пылающих незнакомым огнем янтарных глаз.
- А раз мы так удивительно подходим друг другу, то не соизволит ли миледи принять мое приглашение на танец?
Миледи, разумеется, соизволила, и маркиз закружил меня в вальсе. Я пребывала в таком же экстазе, как и Адель, чувствуя, как обнимают меня сильные руки, вдыхая незнакомый, но будоражащий запах и видя, с каким интересом разглядывают меня янтарные глаза.
Маркиз не отходил от меня на протяжении всего вечера. Он оказался приятным собеседником, рассказывая о местах и странах, в которых побывал. Он сопровождал меня на обед и, остановившись под омелой, коснулся моих губ своими в не выходящем за рамки приличий, но многообещающим поцелуем. Он с интересом наблюдал, как я разламывала кусок рождественского пирога, чтобы достать из него сюрприз-предсказание, и потрясенно смотрела на колечко, обещающее замужество в грядущем году.
- У меня кольцо! – восторженно воскликнула Адель. Я быстро сжала в ладони свое.
- Но этого не может быть. Кольцо запекается только одно.
- Будем считать это еще одним рождественским чудом, - мягко проурчал Базиль, разжал мои пальцы и взял колечко. – На твоем пальце оно будет смотреться еще лучше.
Перед глазами все затянулось дымкой, и внезапно я увидела церковь, себя в белоснежном платье перед алтарем, и Базиля, надевающего мне на палец обручальное кольцо, точно как сейчас.
- Вот так, - удовлетворенно завершил маркиз, поднося к губам мою руку, на одном из пальцев которого красовалось колечко из пирога.
- А у тебя что в пироге?
- Сейчас посмотрим.
Маркиз вытащил из сдобного теста крохотную корону.
- Мне обещают будущее счастье. Но, кажется, я уже нашел его.

Остаток вечера пролетел как один миг. Я с большой неохотой расставалась с Базилем, как и он – со мной. Мы договорились, что днем поедем на прогулку – легкий морозец и солнце в голубом небе так и звали на природу. Но мне показалось, что я едва успела закрыть глаза, как в дверь постучала служанка и виновато сказала, что меня ждут внизу.
Я в рекордные сроки оделась и слетела вниз. Базиль ждал меня, похлопывая перчатками по ладони.
- Прости, но я не мог больше ждать.
- Я тоже, - призналась я, чувствуя, как внутри зарождается странное чувство – предвкушение чего-то незнакомого, но очень хорошего. Оно росло с каждой минутой, пока не окутало меня плотным коконом счастья, включив в него и Базиля, едущего рядом, и наших лошадей. Только один раз этот кокон треснул – у старой покосившейся избушки.
Я остановила лошадь. Избушка действительно выглядела нежилой. Тоскливо скрипела, покачиваясь на одной петле, дверь. Не шел из трубы дымок. Выпавший за ночь снег не пересекали ничьи следы. И – я быстро сняла перчатку и посмотрела на ладонь – ни единого следа от пореза, который не мог так быстро зажить.
- Кэт? – обернувшись, позвал Базиль. – Что случилось?
- Ничего, - отозвалась я, посылая лошадь вперед. – Все хорошо.
Просто Святой Николай не всегда приходит в образе старика в красном кафтане с мешком за плечами. Иногда он может принять образ древней бабки.
Мне показалось, что за спиной кто-то рассмеялся скрипучим старческим смехом. Но я не стала оборачиваться. Мою руку сжимал Базиль, а впереди ждало нечто новое и прекрасное.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/305-36957-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: amberit (25.01.2023) | Автор: amberit
Просмотров: 180 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 3
0
3 робокашка   (29.01.2023 18:41) [Материал]
А третий корешок чудесным образом материлизовался в янтарноглазого темноволосого Базиля biggrin
Все желания - по делу!

0
2 Ig56   (28.01.2023 08:13) [Материал]
Чудеса случаются не только с золушками, но и с добрыми, чуткими принцессами cry
Спасибо за такую сердечную сказку.

1
1 Marishelь   (27.01.2023 22:47) [Материал]
Чудесная романтическая рождественская сказка, словно сама побывала и в зимнем лесу, и в избушке, и в замке спала, когда за окнами дождь, и в танце на балу кружилась. Сказка о добре и красоте души.
Очень приятно было прочитать её вечером пятницы), настроение на все выходные - !
Спасибо!!!