Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2605]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4824]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15131]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14441]
Альтернатива [9027]
СЛЭШ и НЦ [9051]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4376]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Новости скоро появятся...


Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Король моего сердца
Юной принцессе предстоит понять, что не всегда зажегшаяся в сердце искра перерастает в пламя.
Что можно простить предательство, совершенное врагом, – но не принять руку помощи, протянутую другом. Что чаша весов между собственным счастьем и Долгом очень редко склоняется в желаемую сторону.
И что даже в простом наемнике можно отыскать своего Короля…

Итака - это ущелья (Новолуние Калленов)
После того, как Каллены оставили Форкс и переехали в штат Нью-Йорк, Карлайл борется за сохранение своей семьи - боль Эдварда угрожает разлучить их. Итака - это история о стремлениях сына, любви отца и уникальной семьи, изо всех сил пытающейся поддерживать их обоих…
Это - Новолуние Калленов

Фисташковое дерево
В период острого кризиса супружеских отношений Изабелла поспешно покидает США. Эдвард дает жене время на раздумья и восемь месяцев спустя Белла намерена дать им двоим еще один шанс. В ночь перед ее возвращением было пропавшая сестра просит Эдварда оказать ей неожиданную услугу. Его ответ может разрушить не только их с Беллой брак, но и хрупкую чужую жизнь.

Фаворитка
Он – Эдвард III Плантагенет. Самый известный и могущественный монарх Европы XIV-го столетия. Она – Изабелла Своун, любовь всей его жизни. Или же просто – фаворитка.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

CSI: Место преступления Сиэтл
Случайное открытие в лесу возле Форкса начинает серию событий, которые могут оказаться катастрофическими для всех, а не только для вовлеченных людей. Сумеречная история любви и страсти, убийства и тайны, которая, как мы надеемся, будет держать вас на краю!

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 444
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Ослепительный ангел

2020-4-1
21
0
Название: Ослепительный ангел

Категория: Авторские истории. Сумеречная Сага
Автор: Валлери
Жанр: романтика, ангст
Рейтинг: PG-13
Пейринг: канон
Саммари: - Ты отведешь меня на городской рождественский бал, - приказала я, ненавидя способность Эдварда отказывать мне во всем, чего ему делать не хочется, словно я какая-то плебейка, не стоившая его внимания.
- Нет, - с раздражающим спокойствием возразил он.







Акт первый
Пустота


Зима в Гетлинбурге выдалась бесснежной - за весь декабрь иней едва покрыл еловые ветви и траву, остающуюся на удивление зелёной. Мёрзлая земля расползлась трещинами, между которыми поблескивали кристаллы льда. Это "удовольствие" я наблюдала всякий раз, когда посещала унылый городок, в пригороде которого наша семья снимала дом.

Я предпочла бы поселиться в центре, если бы это только было возможно. Сутолока, шум и суета, вежливые соседи и интересные друзья - по всему этому я скучала нестерпимо. По живым беседам с гостями, никогда не обходившими наш дом стороной, по заботливым и деятельным отцу и матери, по лучшей подруге Элизе, пусть она и не была такой обеспеченной, как я. По примерке платьев и прогулкам в парке в окружении приятельниц, по учебе и светским приемам, да даже по парикмахеру Тэмплтону, который вечно подрезал мои волосы короче, чем того требовалось! Я скучала по самой обычной жизни, которую больше вести не могла.

Тяжко вздохнув, я перевела взгляд в окно, где редкие снежинки неторопливо падали на землю и, не успев там закрепиться, таяли, мрачно подчёркивая моё ощущение безысходности и неизбежно печального конца. Мое настроение постоянно качалась между отчаянием и гневом. И когда приходила злость на судьбу, хотелось крушить и убивать, лишь бы избавиться от этого тягостного чувства безнадёжности. А когда я исчерпывала сильные эмоции, то будто падала и падала в пустоту, и знала – если достигну дна, то никогда уже не буду прежней. Гнев и отчаяние были тем, что пока удерживали меня на безопасной поверхности. Позволяли мне оставаться собой, а не стать бездушным мертвым камнем, уже выпотрошенным изнутри и пустым, как Эдвард.

Эдвард. Он снова смотрел на меня. Он делал это всегда, когда я оказывалась на грани, готовый предотвратить любую попытку нервного срыва, и тем раздражая ещё сильнее. Ах, эта его чертова ответственность за других, – а ведь он сам несколько лет назад пустился во все тяжкие, наплевав на собственные убеждения и правила этой семьи, которые теперь блюл столь тщательно.

Эдвард отвернулся, не выдержав мой ответный осуждающий взгляд и мысленный упрек. Он не был тем, кто смел бы мне указывать, что делать или не делать.

Однако мог помочь. Склонив голову, я оценила его с головы до ног, мои мрачные мысли изменили направление. Эдвард был высок и хорошо сложен, слишком выхолен и высокомерен, на мой вкус, но воспитан и сносен. Его внешность не была отталкивающей, скорее, наоборот. Одним из его основных недостатков было равнодушие ко всему, но это было то, что я могла потерпеть, если он сделает над собой усилие и перестанет корчить лицо страдальца. Раз в год можно ведь сбросить с себя груз старых проблем и повеселиться? Сегодня сочельник, неужели ему не хочется почувствовать запах волшебства в такой день, погрузиться в атмосферу праздника и просто расслабиться? Традиционно в эти светлые дни люди развлекались, почему это должно измениться для нас сейчас?

Он снова поднял на меня глаза, и я состроила ему пренебрежительную рожицу, потому что он по-прежнему не собирался уступать моей маленькой просьбе. Нет, он собирался киснуть здесь и дальше, как все предыдущие дни, месяцы и, страшно сказать, годы!

- Ты отведешь меня на рождественский бал, - приказала я, ненавидя способность Эдварда отказывать мне во всем, чего ему делать не хочется, словно я какая-то плебейка, не стоившая его внимания.

- Нет, - с раздражающим спокойствием возразил он.

Злость вышла на первый план - я ненавидела Эдварда, этот дом и каждую минуту своей новой жизни.

- Ну же, чего тебе стоит, это же всего несколько часов. Вместо того чтобы сидеть тут в тишине, мы сможем насладиться музыкой и танцами в кругу счастливых людей, - настаивала я, возмущенная его безразличием. - Хотя бы отвезти меня туда на машине ты можешь?! Не пешком же мне добираться!

Он вздохнул и сердито потер переносицу, как будто от меня у него болела голова.

- Нам не стоит бывать в людных местах, - проговорил он устало, что лишь сильнее меня взбесило. - Мы не должны привлекать к себе внимания.

Я приготовила целую тираду для убеждения упрямца, но тут в гостиную спустился Карлайл, и я предпочла переключиться на более уступчивый объект.

Отец надел тёмно-коричневое пальто и накинул бежевый шарф, а Эсми теперь заботливо поправляла ему галстук. Эти двое выглядели до смерти влюблёнными, глядя друг на друга с таким обожанием, что любой, оказавшийся в пределах их счастья, невольно улыбался, даже если до этого ненавидел весь мир.

- Карлайл, Эсми, как вы смотрите на то, чтобы всем вместе посетить традиционный городской праздничный бал? - поднялась я, подходя к отцу, который повернулся ко мне с теплой улыбкой. Его доброта и искренняя отеческая любовь - вот что было единственной причиной, по которой я все ещё оставалась здесь, в этом доме, в этой семье, единственной причиной, дающей смысл этой жизни.

- Я не смогу, моя дорогая, - улыбнулся он, погладив меня по лицу и коротко поцеловав в лоб, как самую любимую дочь, - у меня смена в больнице. Но ты сходи, если хочешь. - Он слегка нахмурился: - Только будь осторожна.

- Как всегда, - согласилась я, скрывая горькое разочарование. Работа, работа, работа - все, о чем когда-либо думал Карлайл. Кроме своей жены Эсми, конечно же. Я была всего лишь третьей по счёту в списке его приоритетов.

- Возьми с собой Эдварда, - нашёлся он, как будто и не слышал нашего предыдущего противостояния и нежелания своего сына оказывать мне эту услугу. - Повеселились хорошенько. И присмотрите друг за другом.

Мы оба повернули головы и взглянули на сидящего в мягком кресле рыжеволосого упрямого брюзгу, выдавившего в ответ на предложение Карлайла кислую, усталую улыбку.

Акт второй
Бал


Городская библиотека была единственным достаточно просторным зданием в этом крошечном городке, где можно было собрать жителей в огромном, украшенном к Рождеству зале. Старинное сооружение с колоннами и широкими ступенями, обвитыми разноцветной мишурой, поднимающиеся к небу башни превращали старый дом в сказочный замок, а хруст свежевыпавшего снега под ногами и запах окружающего стены елового леса создавали атмосферу настоящего волшебства, заставляя гостей проверить в чудо.

Два привратника на входе, в смокингах и бабочках, приветственно улыбались гостям и жителям города. Музыка симфонического оркестра доносилась из окон до улицы, усеянной припаркованными автомобилями. Праздник был организован с размахом. Казалось, местные власти задались целью подчеркнуть, что самые тяжелые годы Великой депрессии остались позади, кризис миновал, и теперь все будет только лучше и лучше, даже если знали, что это не так.

Я оставила мрачного Эдварда в машине, аккуратно ступив лёгкими туфельками на хрупкий снег. Едва прикрывая мостовую, он продолжал таять, превращаясь в хлипкую грязную кашицу под многочисленными ногами людей. Я обернулась в надежде, что Эдвард передумает. Но он, даже не взглянув в мою сторону, укатил, как только я захлопнула за собой дверь.

Ну и ладно. Если ему нравится отсиживать задницу в тишине пустого дома, часами глядя в одну точку, это его проблема. Я собиралась повеселиться - настолько, несколько это было возможно в моем случае.

- Мисс... - кивнул мне улыбчивый привратник, протягивая руки, чтобы забрать пальто.

- Хейл, - представилась я, осознав, что он понятия не имеет, кто я такая. - Розали Хейл.

В этом городишке все соседи знали друг друга в лицо, и только наша необщительная семья оставалась для них чужой, - кроме Карлайла, работающего в больнице. Мы с Эсми слишком редко бывали в городе, только чтобы посетить различные магазины, и лишь некоторые продавцы могли узнать во мне покупателя.

- Добро пожаловать на городской праздник, мисс Хейл, - отвесил привратник глубокий поклон; его сердечный ритм увеличился, а улыбка вышла слегка шокированной, как только я подошла поближе и встретилась с ним глазами. - Счас...тливого Рождества!

Мое настроение молниеносно взлетело вверх от удовлетворения собой: вот то, чего мне не хватало в последние годы - оказаться в центре внимания, обожаемой мужчинами, кружиться в танце, впитывая комплименты и горячие обещания.

Отдав пальто и закрепив на запястье маленький блестящий клатч, я приподняла длинный подол нежно-бежевого с фиолетовым отливом платья, усыпанного кружевными цветами ручной работы, которые я собственноручно пришивала в течение нескольких месяцев, пробуя разные стили, тона и блестки, никогда не мечтая набраться мужества надеть свое великолепное творение на какой-либо приём. Держа подол выше щикотолок, чтобы не измазать его в грязных лужах, я горделиво взошла по ступеням, ловя восхищённые взоры мужчин и ревнивые взгляды их недовольных дам.

Меня окутал запах сухого теплого дерева от стен и книжных полок, взбирающихся до потолка; насыщенный парами алкоголя, еды и пота воздух помещения. Но все это было ерундой по сравнению с тем, как радовались мои глаза, как ликовало сердце. Зал был прекрасен, огромная ель возле лестницы - великолепна, музыка и танцующие пары в праздничных нарядах излучали счастье.

Мне предложили шампанское, но я вежливо отказалась. Стюард, подобострастно ищущий мои глаза, настойчиво принес мне поднос с канапе и наполненными вином бокалами. Мужчины, наперебой умоляющие о танце, облепили меня со всех сторон, даря невероятное ощущение самоудовлетворения. Я словно вознеслась на пьедестал. Стала королевой бала, на миг погрузившись в прошлое, казалось бы, безвозвратно утерянное.

- Простите, - я улыбалась всем одинаково благосклонно, ловя их обожающие, потрясенные взгляды, полные похоти и надежды, вынужденная отказать. Я наслаждалась светскими разговорами ни о чем, слушала хвалебные речи, но в глубине души грустнела. Мой первоначальный восторг разбивался о скалу несбывшихся надежд. Как бы я ни хотела вновь почувствовать себя человеком, это было невозможно теперь, когда каждый воспевающий мне оды мужчина был слишком хрупок и слаб, чтобы я могла с ним даже потанцевать.

Нельзя насладиться общением с едой. Невозможно расслабиться, когда твоё горло дерёт болью. Когда невыносимое желание облегчить эту боль означает смерть живого мыслящего существа.

В какой-то момент мой разочарованный взор выхватил из толпы знакомое лицо. Хоть я и ненавидела его полчаса назад, сейчас была благодарна: Эдвард не ушёл. Стоя средь толпы, тщетно стараясь оставаться незамеченным, Эдвард наблюдал за мной издалека, намереваясь вмешаться, если что-то пойдет не так.

"Помоги", - послала я ему отчаянный мысленный зов, всерьез опасаясь, что окружившие меня чересчур увлечённые кавалеры вскоре начнут рвать меня на части в буквальном, а не в переносном смысле.

"Иду", - тут же отделился Эдвард от пёстрой толпы и пересёк зал. Я была рада, что он не позволил выражению "я же говорил" отразиться на его сосредоточенном и мрачном лице.

Через минуту мы кружили в вальсе, презрительно отдаляясь от толпы распаленных желанием мужчин, глядящих мне вслед с восхищением и восторгом, но сожалением проигравших.

- Видишь, не так уж и сложно, - улыбнулась я скептически настроенному Эдварду, слишком всерьёз воспринимающему наше безобидное развлечение.

- Для тебя, - мрачно приподнял он бровь, когда я невольно представила, каково ему слышать сейчас мысли всех этих пьяных, разгоряченных страстями, совсем не невинных в своём большинстве людей.

- Хочешь, я помогу тебе избавиться от самых раздражающих экземпляров? - я рассмеялась над сердитым выражением лица Эдварда, запрокинув голову и по-настоящему веселясь. Шутку брат не оценил, но собой я осталась очень довольна.

Кинув короткий взгляд на брошенных кавалеров, с досадой и нетерпением не спускающих с меня жадных глаз, я снова выцепила из толпы одно-единственное лицо: новый гость, шире в плечах и выше на голову других мужчин, появился на пороге под руку с двумя полногрудыми девицами.

- И что они все думают обо мне? - задала я вопрос, желая знать, что на уме у мужчин, которых я оставила у стены, не дав никаких обещаний, и у тех, кто еще не успел поддаться моему сногсшибательному очарованию.

- А то ты не знаешь, - в голосе Эдварда явственно сквозило осуждение, и я фыркнула. И он, и я одинаково знали, что я всегда свожу мужчин с ума и наслаждаюсь этими победами, и что мое самолюбование абсолютно естественно. И заслуженно.

Потеряв к бывшим кавалерам интерес, я теперь наблюдала только за одним: новоприбывшим мужчиной с темными волосами, завивающимися как у древнегреческого бога, и очаровательно искренней улыбкой, проводившим спутниц к столу и выдавшим им по бокалу шампанского. Он смеялся, задорно задирая подбородок и показывая ямочки на щеках. Несмотря на высокий рост, он был похож на ребенка, беззаботного и шаловливого. А курчавые волосы придавали облику ангельский вид.

Местный ловелас, - фыркнула я презрительно, мысленно оценивая его привлекательную внешность, но с удивлением тут же убеждаясь, что ошиблась. Оставив женщин двум подоспевшим с приглашением потанцевать гостям, красавчик отошёл к кругу мужчин, с оживлённым смехом курящих сигары возле картежного стола. Они похлопывали друга по плечу, жали руку и всячески выражали одобрение, как будто он был приятным и желанным гостем, но слишком редким.

Его симпатичные спутницы, тем временем, вовсю танцевали с партнерами, а он едва ли обращал на них внимание. Должно быть, это были его родственницы, и он просто их сопровождал.

- Роуз, - строго осадил меня Эдвард, в танце уводя в другой конец зала, откуда я перестала видеть объект своего интереса, и я недовольно посмотрела на брата.

Он выглядел хмурым и сосредоточенным, пока я мысленно посылала ко всем чертям его навязчивую заботу о моем благоразумии.

- Ты же знаешь, что это бессмысленно, - напомнил брат о нашем отвратительном существовании, и этого было достаточно, чтобы испортить мне настроение.

К счастью, вальс сменил фокстрот, который мы не особо жаловали, и мне не пришлось дальше смотреть Эдварду в лицо. Мы отошли к столам с тортами, делая вид, что выбираем в перерыве между танцами: мы не нуждались ни в отдыхе, ни в еде, но обязаны были поддерживать видимость человеческой деятельности.

Украдкой я поглядывала в сторону картежного стола, где всё ещё продолжалась оживленная мужская беседа. Окутанные облаками табачного дыма, лучшие представители Гетлинбурга громко и заразительно хохотали над дружескими шутками, практически не обращая внимания ни на кого вокруг. Кто-то танцевал, кто-то курил и пил, кто-то играл – каждый на этом празднике развлекался так, как считал нужным.

- Знаешь, ты можешь отправиться домой, как того и хотел, - с плохо скрываемым раздражением бросила я, прервав готовящееся нравоучение, когда ощутила дыхание Эдварда кожей шеи. Он вновь намеревался напомнить мне об осторожности - чтобы понять это, мне не требовалось умение читать его мысли.

- Ты в этом уверена? - пробормотал он. Я смотрела только на одного мужчину в этом зале, и образ лица брата, настойчиво проникающий в сознание, мешал ходу моих мыслей и обдумыванию грандиозного, пусть и немного опасного и, как сказал брат, бессмысленного плана на оставшийся вечер.

- Все будет хорошо, - пообещала я, не оглядываясь. Ловко подхватив с подноса бокал с шампанским, я ускользнула по периметру зала от няньки, невзначай продвигаясь по направлению к карточным столам.

Я не знала, уйдет Эдвард или останется, - с этого момента мне стало безразлично, что он сделает. Лишь бы не вмешивался и не портил мне вечер.

С достоинством приподняв подбородок, я прогуливалась между одиночек и пар, словно королева среди крестьян, неизбежно привлекая завистливые взгляды дам и похотливые взоры мужчин. Каждому из них, кто делал порыв шагнуть ко мне с предложением, я салютовала бокалом, предупреждая о временной недоступности.

Вот и картёжный стол. Громкие разговоры о политике, высмеивание кандидатов на посты, ушедших и претендующих, - за два года с тех пор, как я покинула свой родной город, ничего не изменилось.

Один за другим мужчины спотыкались в своих речах, как только их взор касался меня, гордо дефилирующей мимо. Но только одному из них я послала ответный взгляд - слишком долгий, чтоб он был воспринят как случайный. Это было отчётливое приглашение. Хотя я и привыкла, что мужчины сами слетаются на меня, как пчёлы на мёд, я никогда не гнушалась и грязных методов сознательного соблазнения ради более быстрого достижения цели.

Я видела, как у мужчины с кудряшками приоткрылся рот. Его ошеломлённый взгляд сопровождал меня всё время, пока я шествовала мимо. Когда я остановилась у стеллажа и поставила на него бокал, ожидая приглашения, высокий темноволосый гость отвернулся...

Что ж, это была совсем не та реакция, на которую я рассчитывала.

Сначала я почувствовала растерянность: понятия не имела, что делают женщины в случае поражения. Затем ощутила гордость оттого, что мой случайный избранник оказался не таким, как все. Приятно обнаружить, что ещё существуют в мире мужчины, способные удивлять.

Однако мое разочарование оказалось недолгим. Стоило решиться на ещё один призывный взгляд, и меня ждал успех: друг толкнул моего избранника в плечо, и тот, смущённый моим откровенным вниманием, направился ко мне.

Я видела, что он заворожён мной так же, как и другие: его глаза не переставали исследовать моё идеальное тело, в них горел тот же огонь, к коже прилила кровь, а сердце стучало с бешеной скоростью. Все признаки сексуального возбуждения, которое я отлично умела распознавать, однако что-то всё же происходило немного по-другому.

- Эмметт Маккарти к вашим услугам, мэм, - представился мой спутник низким грудным голосом. Никогда не думала, что от обычного человеческого тембра по моей коже могут побежать мурашки, однако это случилось.

- Розали Хейл, - улыбнулась я, совсем позабыв, что временно ношу другую фамилию. Хотя, в этой дыре никому и в голову не придет проверять ее достоверность...

- Я... вас прежде не видел, - кратко поднося мою руку к горячим губам, что все реже происходило в развивающемся мире, Эмметт говорил с явным волнением, которое я не без самоудовлетворения связывала с собой. - Вы здесь проездом?

Что ж, опять не та реакция, которую я ждала. Похоже, приглашения на танцы не последует? А я так надеялась, хотела и боялась ощутить эти большие горячие руки на своей каменной талии. Боялась, что не справлюсь с собой или вызову массу подозрений и опасных вопросов, но хотела... хотела на миг, всего на один танец, почувствовать себя человеком...

- Мы с семьёй переехали в пригород Гетлинбурга вот уже два года назад, - разъяснила я, досадуя на наш скрытный образ жизни, который искренне ненавидела. - В сам город выбираемся нечасто, вы правы.

Я ждала, что Эмметт как-то поддержит разговор. Надеялась, что он всё-таки догадается пригласить меня на танец, когда фокстрот, а затем и танго сменились медленной мелодией. Но Эмметт молчал. Заметно нервничал, словно не мог подобрать слов для беседы, терялся от любого моего, даже самого спокойного, взгляда. Сейчас он не был похож на ангелоподобного ребенка с очаровательными ямочками на щеках, зато стал похож на огромного неуклюжего медведя, ненароком забредшего в посудную лавку. Я едва не хихикнула от мысленного сравнения, но удержалась от насмешки - бедняга Эмметт и без того чувствовал себя рядом со мной неуверенно.

- Итак, а вы?.. - вежливо подкинула я тему для беседы, и он шумно выдохнул от облегчения, стукнув себя по лбу большой ладонью.

- Простите, Роуз. Ваша красота сбивает меня с ног, - с обезоруживающей простотой заявил он и потряс головой, ещё сильнее становясь похожим на большого и растерянного гризли, впервые столкнувшегося с ошеломляющим, прежде не виденным явлением. - Обычно я не мямлю с женщинами, как недоумок.

На этот раз я искренне рассмеялась. Честность - редкое качество в наше время, которое я ценила едва ли не больше, чем любой другой.

- Я кажусь вам смешным? - нахмурился он, но в голубых глазах заплясали веселые чертенята. - Погодите, то ли ещё будет, когда я в себя приду!

Он захохотал так заразительно, что невозможно было к нему не присоединиться. Весь мир потерял значение, сконцентрировался на здесь и сейчас, на этом огромном человеке с детским выражением лица и неуклюжестью большого доброго медведя, очаровательном в своем смертном несовершенстве. Я вновь хотела почувствовать себя человеком? Эмметту удалось подарить мне это чувство за пять минут.

- Итак?.. - напомнила я свой вопрос, небрежным жестом отбросив локон на спину, чем вновь на секунду ошеломила Эмметта. Он сглотнул, рассматривая мое обнаженное плечо с удивлённым восхищением пятилетнего мальчика, увидевшего подарок под ёлкой, и я дала себе внутренний зарок контролировать свое чрезмерное обаяние и прекратить сбивать с толку мужчину, пытающегося со мной говорить.

- Простите, что?.. - дезориентировано моргнул он.

- Я тоже ни разу не встречала вас в городе. Вы здесь живёте?

Эмметт Маккарти лихорадочно провёл рукой по тёмно-каштановым, почти чёрным волосам, на секунду распрямив прекрасные кудряшки, и с трудом оторвал взгляд от моего плеча. Но не стало лучше, как только он попал в плен моих глаз.

- Мне кажется, или здесь стало слишком горячо? - хрипло пробормотал он, дёргая ворот рубашки, расстегнуть которую мешал неидеально завязанный галстук. На его висках и вправду выступил пот, учащенное дыхание стало совсем поверхностным.

Я понятия не имела, несколько тепло в помещении, но мне хотелось сделать что-нибудь, чтобы этому смущённому по моей вине мужчине стало лучше.

- Проводите меня на балкон?

- О... да, да, - торопливо развернулся он, подставляя локоть.

Мы медленно пересекли зал и стали подниматься по лестнице, провожаемые завистливыми и сердитыми взглядами отверженных мной мужчин. Разорвав контакт наших глаз, Эмметт вскоре сумел взять себя в руки. Переведя дыхание, начал рассказывать.

- Я родился в Гетлинбурге. Но наш дом тоже стоит на окраине, и я не любитель шумного центра и вот таких вечеринок, как эта... Мы с отцом работаем на лесоповале, он - всю жизнь, а я - года четыре, с тех пор как достаточно повзрослел. Как видите, - его низкий приятный тембр стал почти виноватым, - я неподходящий собеседник для столь шикарной дамы, как вы... Я самый обычный грязнорабочий, Роуз, так-то вот.

Он пожал плечами, а я широко улыбнулась. Эмметт оказался ужасно скромным и слишком могучим для такой ребяческой неуверенности в себе. Вот как он смотрел на меня? Как на высшее существо, которого не достоин? Если бы он только знал, что на самом деле все ровно наоборот! Я была недостаточно хороша для него - монстр ничего не мог противопоставить человеку.

Эта мысль вновь подпортила мне настроение, и на балкон я вышла без улыбки. Это было тёмное, безлюдное и удалённое от музыки местечко, открывающее вид на лес с одной стороны и сверкающий огнями город с другой. Рокот машин и людские голоса доносились сюда приглушённо.

Парень дёргал свой несчастный галстук, пока не сорвал его силой - верный признак того, что он не привык к парадной форме одежды, не умел с ней управляться. Мне хотелось помочь, но я боялась сделать только хуже. Вместо этого я дала Эмметту немного тишины и пространства разобраться с собой, разглядывая уединённое местечко, в котором мы оказались.

За время, проведенное на празднике, температура воздуха опустилась до минусовой, и снег теперь не таял. Равным белым слоем он покрыл всё - плиточный пол, перила с высохшими плетями вьюнов, стоящие до самого горизонта недвижимые дикие сосны и ели. Продолжая кружить, снег постепенно превращал Гетлинбург в сказочное царство - особенно библиотеку, здание в готическом стиле, похожее на старинный замок. Я словно очутилась в волшебном Зазеркалье, за пять минут до наступления чуда. И не хотела расставаться с возникшей атмосферой магии самого светлого праздника в году, с головокружительным чувством хрупкости моего мертвого сердца, пытающегося вновь вспомнить, что такое быть живым.

Эмметт все ещё говорил - продолжал рассказывать о своей простой жизни обыкновенного лесозаготовщика, об отсутствии образования и манер, о дурных привычках - пытаясь то ли оттолкнуть меня, то ли заранее извиниться за мое неизбежное разочарование. А я... я наслаждалась звуком его голоса и ускоренного сердцебиения, медленно осознавая тот печальный факт, что на этом моменте мне следует остановиться. Всё уже зашло слишком далеко, пусть мы и проговорили от силы пятнадцать минут. Но станет много хуже, если мы продолжим это бессмысленное сближение.

У меня не было права общаться с любым мужчиной на этом приёме, не было права кидать многообещающие взгляды и дарить надежду. Я не должна была уводить Эмметта на этот балкон, отрывать от друзей и выслушивать комплименты, когда ничего не могла предложить взамен. Это было с моей стороны жестоко и нечестно.

И все же я купалась в этом приятном мгновении, как ни запрещала себе. Словно энергетический вампир, я впитывала этот пронизанный волшебством миг, который никогда больше не повторится. Звук хриплого от волнения голоса и стремительно несущееся человеческое сердце, нервные жесты очарованного мужчины и полные безнадежной страсти глаза - всё это было мне необходимо, как воздух, хотя у меня уже и не было давно потребности дышать.

- Если вам не нравится ваша жизнь, почему не измените ее? - задала вопрос я, удивлённая враждебностью Эмметта к себе.

- Мне не нравится?! О, мне всё нравится! - с жаром возразил он, убеждённо выдержав мой пытливый взгляд. Он запнулся: - Я просто пытаюсь предостеречь вас - я не тот, с кем вам будет интересно проводить время, не того... уровня.

Улыбнувшись как можно спокойнее, я сократила расстояние, чтобы иметь возможность заглянуть в синие, как утреннее небо, глаза.

- Вы вправду считаете, что это повлияет на моё отношение? Вы повторяете мне это уже двадцать четыре минуты, но я всё ещё здесь.

- Да, - опешил Эмметт, потрясённо разглядывая меня с высоты своего роста. - Да, я это вижу: вы и в самом деле не убегаете.

Я улыбнулась, подбадривая мужчину, слишком широкоплечего и высокого, чтобы быть таким по-детски очаровательным и милым, и он, поражённо выдохнув, вдруг поднял руку и коснулся кончиками пальцев моего лица.

- Ослепительная красота, - пробормотал он, когда я испуганно, но неохотно, отшатнулась. Моё мёртвое сердце совершило головокружительный кульбит: из сильного бессмертного существа я на мгновение превратилась в робкую и нежную девушку, нуждающуюся в ласке. Но не могла позволить себе этого.

- Простите, - искренне расстроился Эмметт из-за моей резкой реакции, а затем торопливо снял с себя пиджак и накинул на мои плечи. - Какой же я чёрствый идиот, вытащил девушку на холод, в тонюсеньком платье!

И вовсе не чёрствый, - внутренне улыбнулась я, - раз заметил лёд моей щеки за такое короткое прикосновение.

- Хотите вернуться в зал? - предложила я, тайно вдыхая человеческий аромат, идущий от пиджака, и пытаясь представить, каким бы он казался, если бы я сейчас не была вечно голодным чудовищем. - Вы меня согреете, если пригласите потанцевать.

Это было осознанное кокетство. Но вместо ожидаемой реакции я вновь получила от Эмметта лишь смущение.

- О... нет, - отказался он с горькой досадой. - Вам придется танцевать с кем-то другим.

И когда я уже решила, что причина его отказа всё же во мне, виновато добавил:

- Я не умею.

Так вот чем объяснялось его нежелание! Всё оказалось проще некуда, и дело было вовсе не в том, что я ему неинтересна. Только представив, как этот огромный медвежонок может с детской непосредственностью растолкать все пары, невзначай раздавив кого-то насмерть, я едва не рассмеялась.

Просто удивительно, как бывает обманчив внешний фасад: за внушительными размерами скрывался взрослый ребёнок, столь притягательный для меня, что хотелось его обнять и расцеловать. Этот свет, который шёл от него помимо воли, это могучее тепло большого доброго сердца - всё это исчезнет со временем, когда он станет старше.

Сколько ему было сейчас лет? Я присмотрелась к гладким, но уже не юношеским, а заострённым чертам лица, и решила, что ему около двадцати. Но его душа всё ещё была совсем ребяческой, и внутренне я пожелала ему сохранить природную юность как можно дольше, не испорченную людским лицемерием и лживостью. Эмметт был чудом этого Рождества, брошенным в мои объятия подарком высших сил, стремящихся показать, что в этом мире всё же существуют открытые, добрые и честные мужчины, не строящие коварных планов по овладению женщиной только потому, что она красива.

Что он говорил? Что неподходящий собеседник только потому, что у него нет образования и манер? Но он обладал гораздо большим, чем этим - Эмметт не лгал, глядя мне в глаза, не расточал хитроумные комплименты ради моего завоевания и не использовал стандартные мужские схемы. Он говорил то, что думает, и делал то, чего хочет в этот момент - и с той же искренностью пугался собственной неловкости.

- Проблема только в этом? - нежно улыбнулась я и, скинув с плеч пиджак, повернулась, побуждая Эмметта действовать смелее. Положив его руку себе на талию, а свою опустив на его широкое плечо, подняла учительский взгляд. - Я вам покажу.

- О нет, - взмолился он с ужасом улепетывающего медведя, у которого горят пятки. Пытался отшатнуться, да только я не дала. Его голубые глаза стали круглыми, по-настоящему перепуганными. - Серьёзно, это закончится плохо! Я вам только ноги отдавлю! Прошу, мисс, мадам, мэм, не надо эксперимен... О, даже так?..

Мы медленно качались из стороны в сторону в такт далеко звучащей музыке, увлекаемые моей сильной рукой. Ужас на лице Эмметта сменился напряжением, удивлением, затем - надеждой. Он самозабвенно пыхтел, следя за своими ступнями, то и дело норовящими оказаться на подоле моего длинного платья, которое я в конечном итоге приподняла. Освободившуюся руку Эмметт после недолгого колебания положил мне на талию, и я немного откинулась назад, улыбкой подбадривая моего партнера, качаниями помогая ему попадать в ритм.

- Я танцую, чёрт возьми, - потрясённо бормотал он, задыхаясь от восторга, словно я сотворила невозможное волшебство, обладая магической силой, ему неведомой.

- Всего-то и нужно - немного усердия и хорошая партнёрша... - рассмеялась я, надеясь, что не слишком увлеклась с применением силы, и Эмметт не озадачится вопросами, откуда она во мне.

- Вы - самая красивая и невероятная женщина, которую я когда-либо встречал, - с жаром выдохнул Эмметт, позабыв о музыке и движениях, почти остановившись. Его восхищённый взор впился в мое лицо, а робкие и неуверенные руки на моей талии вдруг превратились в путы, из которых я должна была и могла, но не хотела выпутаться. - Вы знаете, что абсолютно, обворожительно и убийственно прекрасны, и совершенно точно понимаете, какое воздействие оказываете на меня, но кто бы возражал?! Вы ангел, спустившийся ко мне с небес. Проклятье, я заговорил как поэт!

Смущённая признаниями, на последнем неожиданном отступлении я зачарованно рассмеялась - Эмметт был неподражаем в своей чудаковатой непосредственности. А он всё ещё продолжал.

- Я знаю, что вы уйдете. Вечер закончится, и сказка развеется - так всегда бывает, когда кто-то такой примитивный, как я, встречает кого-то такого божественно великолепного, как вы. Я, может, и не хватаю звёзд с неба, но вовсе не дурак, чтобы это понять.

- О, вы не примитивный и точно не дурак, - возразила я. Эмметт был умнее всех, с кем я когда-либо флиртовала, и у него хватило критического мышления, чтобы правильно расставить фигуры на доске, пусть я и была уверена, что он себя недооценивает.

- Поэтому... - перевел дух он, принимая решительный вид, который пугал меня и очаровывал одновременно. Наши тела оказались прижаты друг к другу, и я догадалась, что сейчас произойдет, раньше, чем Эмметт это озвучил. - Поэтому я требую компенсации за мое разбитое сердце. Роуз Хейл, - прозвучало торжественно, как предложение выйти замуж, - я сейчас поцелую тебя. Я умру, если этого не сделаю!

Он быстро и решительно наклонился, и я оттолкнула его в последний момент, мгновенно оказавшись на противоположной стороне балкона. Ошарашенный Эмметт учащенно дышал, на его лице расползалось несчастное выражение обиженного ребенка, пока я лихорадочно пыталась понять, не повредила ли ему что-нибудь своим ударом.

- Как ты это сделала? - изумлённо пробормотал он, опустив недоумённый взгляд на свои пустые руки.

Как бы мне ни хотелось остаться и всё ему объяснить, и даже позволить поцеловать меня, ощутив вкус его губ - даже если мое горло при этом охватит негасимый пожар, - я не могла больше испытывать себя на прочность. Сказка закончилась. Волшебство момента рассыпалось и безвозвратно испарилось. Играть с судьбой было нельзя с самого начала, а теперь становилось и вовсе опасно. Что скажет Эдвард, твердивший о благоразумии? Насколько расстроится Карлайл, когда я сообщу ему, что совершила ошибку и нам придется переехать?

- Прости, - двинулась я к выходу, с тоской в последний раз оглядев мужчину, сумевшего за час заставить мое сердце ожить, - мне пора домой.

- Нет, ты не можешь, - затряс он головой, наступая на меня как большая сердитая скала, но в выражении глаз было больше отчаянной мольбы, чем злости. - Ты не бросишь меня вот так, в середине разговора, ничего не объяснив, не назвав своего адреса и не дав никакого обещания. Это нечестно! Роуз, - он крикнул мне вслед, когда я бросилась бежать, стремясь к лестнице обычным человеческим шагом, не вызывающим подозрений, что было очень трудно, когда хотелось исчезнуть стремительно, словно ветер, и нестись до края земного шара, пока не утихнет боль. - Роуз, подожди, постой! Хотя бы скажи, что я сделал не так?! Всего лишь маленький поцелуй - он не мог обидеть тебя, не настолько!

- Дело не в тебе, - покачала я головой, развернувшись на минуту, медленно отступая под натиском его массивной фигуры. Больше всего на свете хотелось его обнять. Поблагодарить за чудесный вечер.

Но я должна была разрушить то, что чуть было не создала. Надежду, которая заставит его искать меня. И в конечном итоге приведёт мою семью к проблемам, из-за которых придется бежать.

- Дело не во мне, а в тебе, серьёзно?! - не поверил он, протягивая руку в попытке схватить и удержать, но я, конечно, была слишком шустрой и ловкой, чтобы позволить человеку поймать вампира.

Мы оказались на самом верху лестницы, которую я преодолела быстрым шагом и пересекла нарядный зал с танцующими парами, праздничной музыкой и запахами еды, алкоголя и людей. Увы, Эдвард был прав, а я ошиблась: не стоило появляться здесь и надеяться на обычное веселье без последствий. Шепот за спиной и всяческие слухи - самое малое, что ждало теперь мою семью. Разбитое сердце замечательного мужчины - вот что беспокоило меня гораздо сильнее. И чем скорее я оставлю его в покое, тем больше шансов, что он назавтра забудет обо мне.

Я выскочила на улицу и засеменила по длинной парадной лестнице, огибающей башню.

- Роуз! - к моему удивлению, Эмметт все еще бежал за мной, не пожелав отступить. Несмотря на габариты, он оказался очень проворным мужчиной. - Остановись, пожалуйста!

- Вернись к своим друзьям! - сердито крикнула я и, подобрав платье, прибавила скорости, надеясь не стать Золушкой, потерявшей на лестнице туфлю, которая так и норовила соскочить, утопая в свежевыпавшем снегу.

На секунду я остановилась, выискивая автомобиль Эдварда, но его нигде не было. Должно быть, брат внял моим словам и уехал домой. А может, припарковался где-нибудь за углом, ожидая моего мысленного призыва, когда мне надоест человеческое общество и я решу вернуться домой. Искать его у меня не было ни времени, ни желания, и я просто бросилась вдоль библиотеки по мостовой, опрометью обогнула здание, и когда стены скрыли мою фигуру, исчезла в лесу, наверняка оставив Эмметта недоумевать на месте моих внезапно оборвавшихся следов.

Я исчезла, как умеют только вампиры, волшебная иллюзия моего присутствия на вечеринке тоже скоро иссякнет, останется лишь тенью на снегу. Выпитый алкоголь поможет обиженным кавалерам и растерянному Эмметту решить, что я была всего лишь видением, а не настоящей гостьей.

Акт третий
Охотник


Три дня. Моего терпения хватило только на три дня. Осуждающие взгляды Эдварда выводили из себя, и ещё сильнее стали бесить, когда оттенились сочувствием. Два дня спустя не выдержавший моих мыслей брат сбежал на охоту. Я была благодарна ему хотя бы за то, что он ничего не рассказал Карлайлу о причинах моего странного поведения. Что ж, надо признать, не такой уж он и раздражающий, когда не пытается таким быть.

Эсми заметила, что я непривычно тиха и задумчива, но с присущим ей тактом не стала дергать по пустякам. Знала - я поделюсь, когда придет время. Или оставлю свои терзания при себе. В нашей семье принято было уважать личное пространство друг друга.

Еще сутки спустя, когда я услышала возвращение Эдварда из леса, не дожидаясь его появления, я кинулась в противоположную сторону - на свою собственную охоту. Может, прогулка по дикому бору отвлечет меня от беспокоящих размышлений. А может, я просто трусливо бежала от всезнающего телепата, не желая признаваться в проблеме даже самой себе.

Бессмысленная трата времени и нервов, но я все же отправилась искать лесоповал. Глупый беспечный мотылёк, летящий навстречу горькому разочарованию. Я хотела только взглянуть на Эмметта украдкой, увидеть его мощную фигуру за работой, возможно, раздетого до футболки и с топором в руках, с раскрасневшейся на морозе кожей и капельками трудового пота... Издалека. Я убеждала себя, что останусь незамеченной.

Снег за прошедшие три дня плотно облепил деревья, укрыл прошлогоднюю листву и траву, превратил лес в чистый белый лист, на котором можно писать новую историю. Спеша за звук работающих бензопил, я бежала, не оставляя следов и в прыжке то и дело играючи сбивая с еловых лап снежные шапки. Солнце еле-еле светило сквозь мутную дымку, его рассеянный шар был тусклым, но делал день немного светлее обычного пасмурного.

Эмметта на лесозаготовках, густо пахнущих сосновой смолой и соляркой, не оказалось, так что я, игнорируя голос разума, отправилась искать его дом. Сколько ещё продлится мое странное и опасное увлечение человеческим мужчиной? Я надеялась, что это притяжение развеется как дым, когда я удовлетворю свое неуёмное женское любопытство.

Я знала о том, где живёт Эмметт, совсем немного - он говорил что-то о трассе на севере и протекающей рядом реке. Но мне не требовались ни точная карта, ни ориентиры. Запах - всё, что было необходимо. И этот след, помноженный на вонь десятков проехавших сверху автомобилей, вёл меня вперёд. Эмметт любил прогуляться вдоль обочины вместе со своими друзьями, и благодаря этому я могла легко его найти.

Старый дом с облупившейся красной краской был одноэтажным и очень простым - хижина для малоимущей семьи, а не солидное строение на городской площади. Повсюду вдоль стен стояли садовые инструменты, валялись припорошенные снегом тележки, лопаты и мешки с цементом. На газоне ржавел разваливающийся автомобиль, нуждающийся в капитальном ремонте либо собранный из разных частей.

Дом был тих. Но, прислушавшись, я уловила два медленных сердцебиения. Взобравшись повыше, я заглянула в окно и убедилась, что Эмметта внутри нет: на диване перед телевизором спал старый человек, должно быть, его отец. Рядом с ним мирно дремала большая черная собака, не подозревающая о бродившем неподалеку опасном хищнике.

Судя по разбросанным вещам, в этом доме требовалась женская рука. И хотя на бельевых верёвках сохли юбки и платья, их обладательница не спешила навести порядок в родовом гнезде - вместо этого она куда-то ушла.

Я почти разочаровалась в своем плане, когда увидела на снегу отчётливый свежий след, уводящий в глубину леса, оставленный чьими-то большими ногами. Эти ботинки были шире и массивнее выходных туфлей, - должно быть, Эмметт надел специальные снегоходы или что-то подобное.

Я двигалась осторожно, не зная, что понадобилось Эмметту в лесу. Но вскоре, обнаружив свежеустановленный силок и присыпанные снегом капли звериной крови, поняла, что происходит. Я широко улыбнулась: Эмметт охотился. В воздухе его человеческий аромат смешивался с запахами металла, пороха и диких животных - куницы и зайца.

Я вздрогнула, когда ветер сменил направление и на кончике языка вдруг заплясал притягательный аромат человеческой крови - свежей, горячей, густой, вызывающей головокружение. Несколько секунд я безуспешно боролась с собой, попеременно сдаваясь то инстинкту, то воле. Я должна была развернуться и бежать прочь - это был единственный выход, чтобы спасти человеческую жизнь. Но ведь это был Эмметт! Разве могла я уйти, не узнав, в чём дело? Может, он просто порезал палец собственным ножом, а может, и прострелил себе голову. Или оцарапался о камень, съезжая по скользкому склону. Или угодил в собственный капкан, и тогда нуждается в помощи. Множество "или", которые я не могла проигнорировать.

В лесу было слишком тихо, чтобы поверить в отсутствие опасности. Птицы молчали, животные попрятались, и вовсе не из-за меня. Вдобавок к запаху Эмметта примешивался тяжёлый дух медведя, который, по всему, должен был сейчас спать. То ли Эмметт случайно потревожил берлогу хищника, то ли это был гризли-шатун, - ни в том, ни в другом случае не было ничего хорошего. И я прибавила скорость, сцепив зубы и думая о чём-нибудь, только не о жажде.

Запах крови становился все отчётливей и свежей, а боль в горле - невыносимей. Я задержала дыхание, ориентируясь только по отпечаткам широких снегоходов, оставляющих неровную цепочку следов, рядом с которыми вскоре появились и медвежьи. Иронично то, как быстро охотник превращается в добычу, встретив более опасного соперника. И судя по всему, Эмметт, несмотря на ружьё, эту битву проиграл.

Я нашла его возле полузамёрзшей реки, лежащего лицом вниз с ружьём, всё ещё зажатым в руке - на снегу, изрытом и истоптанном во время ожесточенной борьбы, багровом от впитавшейся крови, смешанном с клоками медвежьей шерсти и кусками одежды. Это сражение человек проиграл, но и хищник не ушел отсюда невредимым…

На спине по кожаной дублёнке Эмметта шли глубокие борозды от звериных когтей, но не эти раны стали смертельными. Перевернув мужчину, я обнаружила рваную дыру на ключице, с медленно вытекающей кровью и торчащим острым обрубком кости. По-детски невинное лицо Эмметта уже было серым, но сильное сердце всё ещё билось, отсчитывая уходящие минуты жизни.

Где-то недалеко проревел медведь, и я зарычала ему в ответ, чувствуя испепеляющую ненависть к зверю. Вскочив, я посмела на несколько минут оставить Эмметта, чтобы расквитаться с убийцей. Так эти хищники поступают всегда - не убивают и не съедают добычу сразу, а ранят и оставляют умирать в мучениях, ждут, когда труп отлежится и начнёт вонять, ходят по округе, дни и ночи стерегут жертву. Из всех животных медведь гризли казался мне самым отвратительным, жестокостью слишком похожим на человека.

Я догнала его в считанные секунды. Растревоженный в спячке, голодный и агрессивный, раненый пулями в грудь и плечо, медведь и не думал убегать. Поднявшись на задние лапы и ревя, он наступал на меня, пока не был сбит с ног и растерзан за мгновения. Его огромную тушу я с отвращением отбросила в сторону, наслаждаясь чувством оправданной мести.

Эмметт выглядел хуже, когда я вернулась к нему. Редкое дыхание вырывалось со свистом, а руки начали подрагивать в предсмертной агонии. Чем я могла ему помочь, как спасти?.. Даже обладая достаточной силой воли для борьбы с жаждой, я не сумела б его укусить, при этом не убив. Но Карлайл... Сделает ли он это, если я попрошу? Нет, не так - сделает ли он это для меня?

Мне нужно было только потерпеть, пока я буду преодолевать несколько ужасных миль до своего дома. Миль, во время которых тёплое тело Эмметта прижималось к моему, по рукам стекала горячая кровь, зубы, стиснутые до скрежета, зудели, а голова безумно кружилась от нестерпимого голода. Несколько миль непрестанной борьбы с собой за потребность спасти чью-то жизнь. Миль, которые я не могла двигаться с подвластной мне скоростью, потому что она была смертельной для человека. Миль, наполненных отчаянной надеждой, что Карлайл - пожалуйста, пожалуйста - окажется дома.

Меня встретил Эдвард. Открыл дверь и посторонился, напряжённый и осуждающий, мрачный и испуганный. Но сейчас я была даже рада тому, что он телепат. Это сэкономило те несколько минут, которых могло не хватить для спасения Эмметта, пока я объясняла бы всем, чего хочу.

- Карлайл... - взмолилась я, бережно опустив свою ношу на диван и заглядывая в приоткрывшиеся синие глаза, уже подёрнутые поволокой предсмертия. Эмметт смотрел сквозь меня, не видя, не узнавая. Доживая последние мгновения.

- Розали... - жалобно отозвался отец, которого Эдвард уже просветил насчёт моего безумного решения. Его рука ласково сжала мое плечо, и каменное сердце защемило от неизбежности потери и смирения. - Ты же знаешь, детка, мы не можем превращать всех подряд...

- Он не "все подряд", - возмутилась я, с острым чувством горя разглядывая привлекательные темные кудряшки коротко остриженных волос и эти невероятные ямочки на щеках могучего, прекрасного большого ребенка, поверженного хищником. Поверженного не без борьбы, сумевшего смертельно ранить зверя перед тем, как пасть.

- Ты с ним знакома? Он... дорог тебе? - тихий голос сострадательной Эсми заставил меня зарыдать сухими слезами, как плачут только вампиры. Я кивнула, сжав холодеющую человеческую руку так сильно, что он со вздохом пришёл в себя и осознанно посмотрел мне в глаза.

- О, мой ангел, - пробормотал он беззвучно и чуть-чуть улыбнулся, невзирая на боль и приближающуюся смерть. Его сердце стало биться быстрее и сильнее - невероятно, но, даже истекая кровью, он продолжал бороться за свою жизнь. Он хотел жить.

- Он замечательный, - шепнула я сдавленно от страха, что не успею донести до отца своё невыносимое желание спасти человека. Да, это было, скорее, эгоистичное стремление, в нём совсем не было благородства - я хотела обратить его ради себя. Но я не собиралась испытывать за это вину - да, да, я этого хотела!

Сидя на полу перед умирающим Эмметтом, я обернулась и взглянула от отца, не скрывая боли.

- Пожалуйста, Карлайл, поторопись, - мои губы дрожали. - Ты сделал меня такой, и должен мне за эту боль... что-то. Я хочу его. Я сделала свой выбор: я хочу Эмметта.

Несколько секунд отец пытливо и с чувством вины смотрел в мои глаза. Я не смутилась, не отвернулась - выдержала, абсолютно уверенная в своем решении. И тогда он кивнул.

- Ты справишься, - тихо поддержала Карлайла Эсми, крепко обняв на секунду.

- Всегда справляюсь, - тепло улыбнулся он возлюбленной жене.

- Быстрее, - хрипло умоляла я, слушая замедляющееся человеческое сердцебиение.

- Он потерял слишком много крови, - присев рядом со мной, Карлайл с грустью осмотрел повреждения Эмметта, дав понять, что укус уже не гарантирует спасения.

- Он сильнее, чем ты думаешь, - поднялась я и отступила, освобождая отцу место, абсолютно убеждённая, что Эмметт выдержит это испытание с честью. Я знала его меньше часа – краткий миг не только по меркам вампира, но и человека. Но было чувство, будто я знаю его всю свою жизнь. Эмметт был достаточно сильным, чтобы сражаться с медведем и почти победить. Имея такие раны, он продержался дольше, чем любой другой человек, а значит, сможет перебороть даже смерть.

- Спаси его, - прошептала я, когда Карлайл, сделав глубокий сосредоточенный вздох, наклонился к моему мужчине.

Акт четвертый
Ослепительный ангел


- Тебя это совершенно не беспокоит, да? - мрачно смотрел на меня Эдвард с противоположно стоявшего кресла, на котором так любил отсиживать свою морализаторскую задницу, красную от собственных прегрешений, о которых забывал... хм, постоянно.

- Он умирал, - пожала плечами я, держа перед глазами газету, в которой битый час не могла прочесть ни единой строки. Всё моё существо стремилось на верхний этаж - в комнату, где вот уже два с половиной дня кричал, кричал и кричал Эмметт, превращающийся из могучего, огромного и доброго человека в ещё более могучего, и наверняка смертельно опасного и страшного, вампира. В того, кого я с нетерпением ожидала увидеть, от кого мне не придется бежать, не позволяя себе влюбиться. В того, кто станет всем, чего мне не хватало, чтобы быть счастливой в этой жизни, и кто заполнит мою мучительную внутреннюю пустоту.

- А что если он не ответит тебе взаимностью? - Эдвард сказал это слишком тихо, я едва его расслышала.

Мои губы тронула снисходительная улыбка. Эдвард будто не знал, как мужчины реагируют на меня. Если и существовала вероятность, что с кем-то мое обаяние не сработает, то она уже была использована - с ним, с Эдвардом. У Эмметта не было шансов.

- Заканчивается, - оповестил Карлайл, появившись в дверях, и я поднялась, спеша навстречу своей судьбе. Сказке, которая началась три дня назад и так неожиданно завершилась счастливым финалом. Судьба серьёзно задолжала мне за то, как поступила со мной в прошлый раз. За проклятого Ройса и его друзей, за мои незаслуженные страдания. И я собиралась спросить с неё сполна полагающихся мне чудес.

Эмметт всё ещё метался по кровати, как и предыдущие два с половиной дня, но теперь его пальцы были уже достаточно сильными, чтобы превратить обивку в хлам. Он кричал о нестерпимой боли, непрерывно моля прекратить его страдания. Призывал то бога, то дьявола, то отца с матерью, прося убить его.

Изменяясь, я тоже кричала, ровно до тех пор, пока не услышала спокойный голос Эдварда, обещающий скорое избавление от боли. Эдвард, по рассказам Карлайла, тоже стойко перенес обращение. Сам Карлайл и вовсе ни разу не закричал.

Эмметт, со свойственной ему простотой, горячностью и прямолинейностью грязно посылал всех советчиков катиться ко всем чертям и... продолжал орать, щедро приправляя вопли самыми низкопробными ругательствами.

- Не уверена, что он будет рад изменению, - единожды проговорилась Эсми, не в силах больше выносить стоны и яростные обещания возмездия мученика, но я посмотрела на неё в убеждении, что не позволю Эмметту пожалеть о моём решении ни на секунду.

- С ним будет много проблем, - хмурился Эдвард, лохматя челку и сжимая пальцами лоб, но я лишь скривила губы, зная, что брат сделает всё возможное, чтобы помочь новичку приспособиться.

Быстро бьющееся сердце Эмметта стало замедляться, его тело изогнулось на кровати застыло, пока биение полностью не остановилось. Сжав руками изодранную ткань, несколько секунд Эмметт провёл в полной тишине, а затем молниеносно вскочил на ноги, выглядя как огромный медведь в крохотной комнате, занимающий всё её пространство. Растопырив пальцы как когти, Эмметт зыркал глазами вокруг, ища опасность, пока его взгляд не остановился на мне, стоящей в сдерживающих объятиях Карлайла, предостерегающего не спешить.

- О, - грудное рычание Эмметта было похоже на нежный раскат грома, отдавшийся вибрацией внутри моей груди. Его лицо просветлело, взор ласкал мои черты, физически сквозь расстояние обволакивал прикосновением восхищения. - Ты здесь, мой ангел. Я знал, что именно ты заберёшь меня.

Он протянул руку, на которой заиграли искры солнечного света, льющегося из окна, и я бесстрашно шагнула вперёд, сбрасывая удерживающее объятие отца с плеча и соединяя наши с Эмметтом ладони, переплетая пальцы. Это прикосновение было самым волшебным мгновением Рождества, возвращением настоящей личной сказки, а которую я и не надеялась никогда попасть.

- Ты не умер, Эмметт, - мягко шепнула я, чувствуя, как все свидетели нашего воссоединения тихо покидают комнату, оставляя нас наедине с нашими признаниями. - И не умрёшь. Никогда теперь. Обещаю.

- Мне всё равно, кто я и где я, умер или жив, - покачал мой удивительный мужчина головой, изящно - насколько это возможно при его внушительных габаритах - спускаясь с кровати на пол, чтобы оказаться ко мне ближе. Его пальцы сомкнулись на моих в ответ, посылая внутрь моего тела дрожь, а взор не переставал скользить по моему лицу, изучая, любуясь, впитывая... - Я нашёл своё место. И оно рядом с тобой, мой ослепительный ангел.

____________________________

От автора: если вам есть, что сказать, приглашаю на Форум


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-36970-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (17.12.2019) | Автор: Валлери
Просмотров: 3423 | Комментарии: 22


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 22
0
22 katerina420   (17.02.2020 17:39) [Материал]
Прелестная история, красиво написанная, читать ее было удовольствием. На ум пришло такое сравнение: внимала истории, будто ступала на носочках по тонкому льду озера tongue wacko happy (ну вот такое вот возникло rolleyes )))

Но и небольшие шероховатости для меня обнаружились biggrin
1. Автор долго не сообщал о личности главной героини. Наверное, сделано это было ради интриги - и в чем-то это было круто, но и мучение мне доставило. Ладно, героиня, но я не могла понять, в каком времени мы находимся!!! Вместо того, чтобы наслаждаться прекрасным слогом, я судорожно выискивала контрольные слова-маркеры типа "Великая депрессия" и т.п. umnik
2. Думала, речь о Белле, раз Эдвард тут. Уже представила во всех подробностях ее прекрасный лик: карие глаза, тонкие губы, острый подбородочек и закрывающие ушки, блестящие каштановые локоны, но тут превратник библиотеки кивнул героине: "Мисс", она не смолчала, и нарисованная мной картинка развеялась пеплом по декабрьскому ветру Гетлинбурга!
3. На балконе были места, которые были скучноваты. Парочку обогнула

(в конце истории, почти в предпоследнем абзаце вместо "в" стоит "а": "Это прикосновение было самым волшебным мгновением Рождества, возвращением настоящей личной сказки, а которую я и не надеялась никогда попасть.")


0
21 Ange-lika   (15.02.2020 10:51) [Материал]
Чудесная история, написано действительно здорово, легко читалось! спасибо!
и ещё одно спасибо за каноничность героев, у меня просто ностальгия по сумеркам с этой историей, приятное чувство. Герои тут очень похожи на себя, какими их описала Майер.
все понравились очень. Спасибо за удовольствие от чтения!!!

0
20 Nikarischka   (06.02.2020 22:13) [Материал]
Никогда раньше не читала вариаций на тему обращения Эммета и его с Розали истории любви. Это удивительная история, спасибо.
Все повествование хорошо вписывается в мир Майер, как будто читаешь одну из забытых глав саги.
Очень хорошо показан образ Эдварда-моралиста, за это прям отдельное спасибо, я насладилась сполна)
Розали вся такая из себя Розпли, что тут скажешь. Именно такой я и представляю ее всегда, по-другому не могу.
Рождественское настроение, конечно, тоже удалось создать.
В общем, спасибо за историю, все красиво, складно, мило. Только финальная фраза Эммета получилась какой-то смазанной, но это я уже придираюсь wink
Удачи на конкурсе!

+1
19 Валлери   (04.02.2020 10:27) [Материал]
Вот как, значит, могло сложиться прошлое Розали и Эммета, и почему он называл ее ангелом. И как она смогла найти его в лесу, тоже стало понятно. И почему решила обратить. Мне всегда было интересно, как она могла разглядеть в раненом и помятом человеке какие-то ямочки на щеках, или ок улыбался умирая? Теперь становится ясно.
Интересно, этот бал был благотворительным? Розали просто собралась и пошла на него, пила алкоголь, люди ели, а кто его оплачивал? Не может же такое дорогое мероприятие быть бесплатным.
Спасибо за необычную альтернативу.

0
18 Dunysha   (18.01.2020 09:45) [Материал]
Какая замечательная рождественская сказка для Розали.
Правда в начале меня смутило думала это про Беллу и Эдварда, что ещё больше сбило с мысли так это холодность и высокомерие "Беллы" а оказалось вон как smile
Очень хорошо показана Розали - Снежная Королёва, пока не встретила своего Эмметт

0
17 Galactica   (17.01.2020 16:09) [Материал]
Интересная предыстория обращения Эммета. Красивая, романтичная, трогательная... настоящий Рождественский подарок для Розали, да что там говорить, и для Эммета тоже) Автору спасибо и удачи.

0
16 Olga_Malina   (16.01.2020 13:44) [Материал]
Очень классная и милая история. Спасибо за неё. Когда читала, поймала себя на мысли что давно хотела прочесть историю обращения Эммета. И финал ну очень милый.

0
15 ♥Ianomania♥   (09.01.2020 22:48) [Материал]
Очень понравилась история!
Спасибо автору!

0
14 робокашка   (04.01.2020 22:11) [Материал]
Хорошо изложенный сюжет smile плавно, грамотно, с сопереживанием. Ясно, что и у вампиров есть карма, толкающая их на импульсивные действия, помогая и воздавая за страдания
Спасибо и удачи в конкурсе!

+1
13 Танюш8883   (03.01.2020 14:32) [Материал]
Прекрасная история, для меня отвечающая на вопрос, почему Розали выбрала именно этого умирающего человека. Оказывается, её сердце выбрало его раньше и искала она в лесу именно Эммета.
Персонажи абсолютно каноничные и узнаваемые. В тот момент, когда Эммет не обиделся на Роуз за смех над собой и только воодушевился, сразу узнаешь его знакомую веселую и открытую натуру.
Любование собой и отчаяние Роуз тоже делают её персонажа узнаваемым и привычным. Хорошо описаны её взаимоотношения с Эдвардом, их совершенно несовпадающие интересы и потребности. Общение сводящиеся к вынужденному сосуществованию и безразличие.
Тема конкурса заметна отчётливо и ярко. Рождественское чудо произошло для отчаявшейся и одинокой красавицы и с этого момента в её бессмертной жизни безусловная любовь будет присутствовать всегда.
Спасибо автору и редактору за чудесную историю)

0
12 Мурлыська0319   (28.12.2019 05:47) [Материал]
Как красиво написано. Сразу захотелось узнать, как дальше развеивались из бессмертные отношения.
Очень в стиле Саги. Это безусловно подкупает.
Спасибо большое!
Удачи в конкурсе!

0
11 Котова   (25.12.2019 20:40) [Материал]
Спасибо, понравился канон.
Очень хорошо вписывается в оригинал, как предыстория отношений Розали-Эммета. smile

+1
10 MissElen   (19.12.2019 15:27) [Материал]
История замечательна и почти строго канонична - в каноне не было встречи Розали и Эммета до эпизода с медведем, но отлично описанный здесь рождественский бал и встреча Золушки с Дровосеком очень романтично дополнила историю этой канонической пары. Представляя описанное время, я сомневалась, хотя и допускала наличие у местных дровосеков бензопил, а уж телевизор в бедной избушке Эммета вряд ли имел место быть. Но это так, смутные сомнения tongue общее очарование истории они не портят.

Спасибо и удачи в конкурсе.

+2
9 Oxima   (19.12.2019 13:05) [Материал]
Удивительно подходит название истории, рассказанной от лица Розали: только эта героиня могла сказать о себе «ослепительный ангел», саму себя поставив в заголовок рассказанной истории и выделив таким образом из всех произошедших событий именно собственную ослепительную красоту и собственное же ангельское сердце (дорогой Автор, не обижайтесь, пожалуйста, это была шутка на тему фокальных персонажей).
На самом деле история замечательная во всех отношениях: свежий, не затертый до дыр пейринг, оригинальный сюжет, уважение к условиям конкурса, каноничность и красивый, плавный текст. Но больше всего меня впечатлило и покорило умение Автора создавать объемных и правдоподобных героев из второстепенных персонажей Саги: легко оттолкнувшись от скупых канонических характеристик (Розали – эгоистичная красавица, Эммет – могучий весельчак) додумать и воссоздать недостающие детали характеров, наполнив их жизнью, чувствами, силой, драматичностью. Автор, в этом вы великолепны, у вас получилась именно Розали (а не Белла с именем Розали) и именно Эммет (а не Эдвард с именем Эммет). А речь Эммета – это же просто что-то невероятное: ведь вся его простая и искренняя натура проявляется в словах, щедро сдобренных просторечиями. Великолепно, чудесно, вкусно, свежо!
Спасибо Вам огромное, уважаемый Автор! Очень хочу познакомиться поближе с Вашим творчеством и от всей души желаю победы в конкурсе

0
8 ИрисI   (19.12.2019 03:59) [Материал]
Спасибо за историю!
Отличный момент саги выбрали, показав по-своему и сочетаясь с первоисточником happy

0
6 Lidiya3397   (19.12.2019 01:40) [Материал]
Спасибо. "я поднялась, спеша навстречу своей судьбе. Сказке, которая началась три дня назад и так неожиданно завершилась счастливым финалом. Судьба серьёзно задолжала мне за то, как поступила со мной..." Всё по канону. Эмметт ёмко написан. Удачи в конкурсе.

0
4 Gracie_Lou   (19.12.2019 00:11) [Материал]
Не понимаю, почему девушку с такими правильными жизненными установками и принципами, способную искренне любить и ненавидеть открыто, в фанфиках частенько изображают надменной стервой. Ну, высокомерна чуток, раздражена и не слишком общительна, но разве у неё нет повода? Эммет же, это вообще отдельная тема. Чудеснейшее и безобиднейшее существо. Просто пуська и зайчик, как его можно не любить?
Спасибо автору за трогательную и реалистичную историю этой замечательной пары. happy happy happy
Пссс, а бета случайно не та же, что и у истории про Джеймса? biggrin biggrin biggrin biggrin

0
3 leverina   (18.12.2019 00:03) [Материал]
жаль, что мой испорченный ум воспринимает слово "самоудовлетворение" не в том же смысле, что ум автора.
всё остальное - просто прелесть.
библиотека как место действия - +100 баллов!!!

+1
5 Gracie_Lou   (19.12.2019 00:19) [Материал]
Как знать, как знать, триггеры - дело тонкое. Может как раз в этом смысле слово и употреблено. cool

0
7 leverina   (19.12.2019 02:18) [Материал]
ну, тогда - только дополнительный респект героине. ее счастье - в ее руках и в этом смысле тоже.

0
2 marykmv   (17.12.2019 23:50) [Материал]
Мне очень понравилось. Настоящая рождественская сказка для Роуз. Автору удалось уже известное событие сделать по-рождественски красочным и добрым.
Спасибо, автор. Удачи на конкурсе.

0
1 galina_rouz   (17.12.2019 16:29) [Материал]

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями