Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1646]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2461]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [14]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4649]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14844]
Отдельные персонажи [1453]
Наши переводы [14173]
Альтернатива [8949]
СЛЭШ и НЦ [8707]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4210]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 апреля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Мотылёк
Белла Свон устала чувствовать себя мертвой. Спустя десять лет она возвращается туда, где надеется почувствовать себя более живой…
Мини. Завершён.

ТОЛЬКО МОЯ / MINE ALONE
Любовь вампира вечна. Но что, если Белла выбрала Джейкоба вместо Эдварда после «Затмения»? Эдвард медленно сходит с ума, после того, как потерял Беллу и сделает всё, чтобы вернуть её.. ВСЁ.

Киберняня
Роботы были созданы для того, чтобы выполнять капризы человека. Но что случится, если робот захочет испытать запретную любовь?
Мини. Завершен.

Крик совы
Суровое, но романтичное средневековье. Проклятье, обрушившееся на семью. Благородные рыцари, готовые на отчаянные поступки ради спасения своих невест. Темная сила ведьмы против душевного света, преодолевающего самые невероятные препятствия. Мистическая история любви!
12 глава в ТРЕХ частях от 20 апреля.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8442
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Общее

Я родилась пятидесятилетней... Главы 55-58

2018-5-23
11
0
Глава 55. Сапёр ошибается лишь раз...

Сегодня я буду кутить. Весело…
Добродушно… Со всякими безобидными выходками.
Приготовьте посуду, тарелки: я буду всё это бить…
Уберите сено из овина: я подожгу овин.

— Король «Обыкновенное чудо»


Белла


По дороге домой, мы обсуждали возможность поездки в Ла-Пуш. Инициатором рейда на дикий пляж, естественно, была я… Планы на эти выходные уже относительно были расписаны, так что решили поехать на следующей неделе. Бо отказался ехать с нами в Сиэтл, аргументируя, что его координация плохо сочетается с огнестрельным оружием… Майк же не очень убедительно предлагал ему просто погулять или побыть сторонним наблюдателем, но я сказала, что лучше не рисковать, да и одному гулять по мегаполису — просто свинство, и я тоже так хочу.

Проезжая мимо местного магазина, Майк вспомнил, что миссис Ньютон просила его заехать за продуктами. Пока он искал список покупок, мы чуть не попали в аварию. Вот что значит ездить с реальным подростком за рулем! Я уже успела отвыкнуть от подобного…

Я была внешне добра и весела. Но ложку дёгтя в этот чудный день, конечно, положила ссора с Калленами, о которой я думала, пока методично бросала банки и пачки еды в свою тележку.

Если Майк подвозит, почему бы не отовариться?

Что-то случилось во время поездки Эдварда. Возможно, он встретил девушку, похожую на книжную Беллу. Влюбился в неё. И на её фоне мой маленький фокус с телефоном показался этому старомодному джентльмену грязной уловкой падшей женщины?

Я, естественно, утрирую, но…

Боже, неужели у вампира были розовые очки относительно меня?

Своего поганого характера я не сильно стеснялась, но пришлось признать, что с Калленом я невольно вела себя довольно прилично, наверное, потому что этого чёртового джентльмена если и хотелось порой треснуть, то исключительно веером в кокетливых целях.

Но не сегодня… Сегодня хотелось его отоварить чем-то смертельно опасным.

Моя бурная фантазия полетела в дальние дали, где я делала из вредного вампира суши мечом джедая…

Дожили, раньше он меня хотел схомячить, теперь я представляю его расчленёнку в гастрономическом плане.

Я даже в задумчивости приостановилась около полок, возле которых никогда не останавливалась.

— Белла?

Ладно, помечтаешь дома, а тут люди смотрят, дорогуша.

— Да, Бо, будешь чипсы? — я натянуто улыбнулась парню, хватая первую попавшуюся пачку.

— Вообще-то, ты заманивала меня шарлоткой, — напомнил Квон о нашем импровизированном бартере.

Да, точно, он мне струны, я ему — пирог с яблоками.

Кто был в несомненном плюсе? Я была в несомненном плюсе, потому что яблоки будет резать Бофорт.

Никаких суши.

Фу-фу-фу…

Услышав про шарлотку, Майк тут же напросился в гости. Бо закатил глаза и скорчил рожицу, демонстрирующую:

Да чтоб тебе яблоко поперек горла встало, Ньютон…

Я, улыбаясь, высматривала что-нибудь вкусненькое, жалея, что большинство интересных продуктов в этом магазине отсутствовало. Маленький город маленьких возможностей.

Зато какой простор для безумного доктора с задатками учёного!

Возле полок со сладким я заметила маленького мальчика в потрёпанной курточке, он с такой тоской смотрел на шоколадки известной фирмы, что у меня сжалось сердце. Диабет? Аллергия?

Бедность, — дошло до меня, когда увидела замученную мать со скромной корзинкой.

Из покупок заметила до боли знакомый набор бедного студента медицинского вуза, который знает, что лучше сварить на неделю кастрюлю супа, чем мучиться с желудком, питаясь чем попало.

Взяв с полки шоколадку, на которую положил глаз ребенок, я пошла к кассе вслед за женщиной с ребенком. Они расплатились и уже собирали пакеты, когда мне пробили сладость. Я подмигнула мальцу и подкинула им в пакет шоколадку. Этим я заслужила восхищённый взгляд, на миг почувствовав себя внесезонным Сантой. Мать ребёнка, кажется, даже не заметила манипуляции, но надеюсь, что она не будет против. Мальчик отчётливо напоминал мне сластёну Джейка… Кассирша же посмотрела на меня скептически, но растаяла, когда я обезоруживающе улыбнулась ей и расплатилась наличными.

— У него же нет аллергии или сахарного диабета, мэм? — спросила я женщину, на бейджике которой значилось цветочное имя «Дейзи».

Она пожала плечами:

— Не знаю, вроде, нет. Эта дамочка сбежала от обеспечивающего её мужа, прихватив детей, а теперь удивляется, что не может найти работу.

Я обернулась вслед хрупкой незнакомке с потухшим взглядом. Мало ли какие обстоятельства могли заставить её уехать от супруга…

— И она искала работу у вас в магазине?

Дейзи фыркнула, поправляя закатавшуюся юбку:

— Хотела устроиться продавцом на полставки, ничего в этом не понимает, а всё ходила и упрашивала Билли, моего мужа. Можно подумать, он променяет меня на неё! Да я лучше без выходных работать буду, чем буду знать, что она тут сидит и голодными глазами на него смотрит!

Я растерянно покивала, мысленно поставив диагноз ревнивой фурии.

К кассе подошли мальчики. Бо помог выгрузить Майку тележку, а потом забрал у меня не такой уж тяжёлый пакет.

В машине по радио крутили Майкла Джексона с песней «Dangerous», которую я начала с удовольствием подпевать, пока ко мне на втором припеве не присоединились мальчишки.

Эта песня убийственно подходила под сегодняшний день, но у старины Майкла достаточно других хороших песен, я сделала заметку найти диск с любимыми песнями, когда мы доберёмся до дома.

«Опасна, эта девушка так опасна. Забери мои деньги, потрать моё время, можешь даже звать меня сладким, но, чёрт побери, ты не подходишь мне…» — мурлыкала я эту песенку на английском, танцующей походкой подбираясь к собственной двери.

К чёрту проблемы!

Мой внутренний камертон с сегодняшнего дня настроен только на радость!

Тесто для шарлотки по фирменному рецепту моей русской бабушки я замешивала, самозабвенно подпевая тому же Майклу Джексону, но уже с песней Bad, которая тоже подходила для сегодняшнего дня. Стопроцентным попаданием. Не в бровь, а в глаз прям…

«Я говорю тебе: следи за своим языком. Я знаю игру, которую ты ведёшь, и чего ты стоишь, — горланила я песню, жалея, что кровосос меня сейчас не слышит. —Ты бросаешь камни, чтобы скрыть то, что ты здесь замешан».

«Если назавтра я потеряю голос и буду хрипеть, — подумала я, пританцовывая, — то буду похожа на старуху Изергиль…»

«У вас и так много общего, — хмыкнул во мне глас самоиронии. — Жизненная позиция так вообще одинаковая».

Но не всем же дано вырывать собственное сердце, освещая им путь невеждам, которые его растопчут… Хотя, я не пробовала.

— Бо, подай, пожалуйста, мельницу с перцем!

Молодой человек удивлённо посмотрел на меня, недоумевая, зачем мне чёрный перец в шарлотку, но это было как раз сродни волшебному ингредиенту. Многие добавляли корицу, но моя бабушка как-то случайно вместо этой пряности посыпала тесто обычным чёрным перцем. Результат оказался непредсказуемо шикарным, перец сделал вкус десерта невероятно пикантным.

— Не волнуйтесь, не отравлю, — подмигнула я одноклассникам, заливая смесь в готовую форму. — Этот рецепт проверен почти столетием!

Через полтора часа, дав шарлотке остыть, я попробовала первый кусочек и перенеслась в свое российское детство… Всё-таки разговоры с Грановским о советских продуктах не прошли даром. Ммм…

— Нет, ребят, получилось невкусно, расходитесь! — состроила я расстроенное лицо.

— Ну, так мы тебе и поверили, Свон, врать не умеешь совершенно! — обличил меня Ньютон, придвигая к себе тарелку.

Я даже не донесла кусочек до рта, во все глаза уставившись на него.

Так меня ещё никто не оскорблял!

Бо, никак не комментируя это, просто дважды смачно чихнул и приступил к десерту.

Пытаясь запить негодование стаканом молочка, я случайно подавилась и вынужденно покраснела, что только упрочило уверенность непрошибаемого Майка.

Так есть ли смысл отрицать, если уже всё равно не поверят?

Вопрос риторический.

Подкрепившись, мальчики помогли мне убраться на кухне, но вышло немного шумно. Стоило мне выйти за угол или отвернуться, и у них что-то непременно грохотало и шипело…

Первым домой, конечно, уехал Майк, я завернула ему кусочек шарлотки и написала подробный рецепт для миссис Ньютон. Бо проверял мою скрипку, но во время проводов одноклассника неожиданно заиграл зажигательный венгерский чардаш, который я лично просто обожала. Майк в ответ счастливому Бо и подхватившей в танце весёлый темп мне пообещал, что они поговорят о его музыкальных талантах на физкультуре, когда Квон перестанет прикрываться болезнью…

Прикрыв дверь за задирой, я подмигнула астральному близнецу и поаплодировала шикарному исполнению парня, а тот польщённо улыбнулся, чуть покраснев.

Оставшись вдвоём, мы поднялись ко мне. Бо заинтересовался коробкой старых пластинок, которую я достала из шкафа, когда искала Майкла Джексона. Сели на пол и стали рыться в этих старых воспоминаниях, как дети в песочнице. Начали перебирать их, проверяя, работают ли диски вообще. Напевали и пытались танцевать. Мне мешала левая рука, Бо мешала левая нога… На месте правой…

Вкусы в музыке у нас удивительно совпали. Дошло до того, что один брал в руки пластинку, а другой должен был угадать любимую песню из альбома. Ответы совпадали примерно в двух из трёх случаях, что невероятно веселило нас.

— О, вот этот альбом я не знаю, хоть режь, — сдался Бофорт.

— И не удивительно! — захихикала я. — Это русская группа! Купила этот альбом в Нью-Йорке пару лет назад… Мы тогда со Светой ездили к дедушке…

— Скучаешь по ней?

Бо был очень догадлив…

— Мы созваниваемся, но это всё равно не то. Она знала меня почти всю жизнь. Мы ходили с ней вместе в ясли, её бабушка была нашей общей няней, мы вместе ходили на кружки, курсы, учились в одной школе, вместе выигрывали… Ну, ты знаешь: музыка, танцы… Балетная школа невероятно сближает, скажу я тебе!

Квон покраснел. И я не стала спрашивать, ходил ли он на уроки танцев в детстве. Чуяла, что ответ мне не понравится.

— А как вы с ней познакомились? Как ты вообще умудрилась попасть в детский сад для русских детей?

Я рассмеялась и поведала парню эту весёлую историю «плеступника и желтвы». Он смеялся, а потом сказал, что я его разыгрываю. Хитро улыбнувшись, я взяла неверующего Фому за руку и повела Бо в спальню отца. Там, как святыня, на стене возле комода висела рамочка с моим срисованным значком шерифа.

Подпись: Белла, 11 месяцев…

Квон присвистнул:

— Тебе дали за эту халтуру одиннадцать месяцев? Надеюсь, условно?

Я прыснула, условней не бывает.

Открыв верхний ящик, я достала старый потрёпанный конверт, в котором хранилась моя самая любимая «фотосессия». Сделанная, к слову, тоже в участке. Тут я была и в анфас, и в профиль.

— Это тебя поставили возле стены, где фотографируют преступников?! — Бо заметил минимальную разметку роста, начинающуюся где-то у меня над головой. Личико у меня было пренаивное, ну чисто ангелочек. А на шее табличка с обвинениями…

— Чарли потом узнал об этой шутке. Посмеялся, но не сразу. Кстати, я тебе ничего не показывала.

— А Света знает?

— Знает, — я улыбнулась воспоминаниям и чуть не сказала, что Казанцева знает обо мне всё.

— Тебе повезло с подругой, — пробормотал Квон, поднимаясь в мою комнату. — У меня такого друга никогда не было…

— Уже появился, — тепло улыбнулась я.

Бо поджал губы, а потом скривился:

— Ты сейчас про Ньютона? Он обещал убить меня на физкультуре! Апчхи!

Я рассмеялась и поиграла бровями:

— Он просто ничего не понимает в музыке!

Мотор полицейской машины мы услышали заранее, так как окно по случаю тёплого дня было открытым. Синхронно посмотрели во двор, заметив, как возле гаража паркуется Чарли. Папа первым делом посмотрел в моё окно, и мы, как последние малолетки, дружно помахали ему. Кажется, шериф умилился. Следом за ним из другой машины вылез отец Бо, при виде которого друг заметно скис.

— С отцом не ладите? — попыталась угадать я.

— Нет, просто он слишком беспокоится обо мне.

— Это нормальное проявление любви, поверь на слово.

После знакомства с Чейзом я поняла, почему они с Чарли стали приятелями. Наверное, по той же причине, что и мы с Бо… Только Чарли был разговорчивей, а может, его друг просто стеснялся меня.

— Ну, что молодёжь, как провели «День сурка»?

Ах, да… Сегодня же второе февраля…

Как уроженка Сибири я всегда морщилась от этой странной традиции американцев узнавать, наступит ли весна в ближайшее время по поведению пугливого и сонного сурочка. Пару раз, когда после оптимистичных прогнозов животинки в середине февраля даже в Нью-Йорке валил снег, которого в январе порой не дождёшься, я с умным видом кивала расстроенным новым соотечественникам: мол, да-да, всемирное похолодание не за горами… Но, в основном, помалкивала.

Мне вспомнился одноимённый фильм Харольда Рэмиса.

Не дай Бог этот день будет повторяться! Хотя… Возможно, я бы в конце концов нашла причину недопонимания и исправила ситуацию с Калленом? Выпустив пар, который не позволила себе проявить публично, я уже не смотрела на ситуацию столь фатально. Было обидно, досадно, неприятно, гадко… Оу, нет, я снова начала заводиться с пол-оборота!

— Так вот, почему бы вам не сходить на этот фильм, Беллс?

Я растеряно посмотрела на отца, который, улыбаясь, ждал ответа.

Бо небольно пнул меня под столом.

— Ну… Эм… Я не против, если фильм хороший, а во сколько?

— В пятницу сразу после школы поедете в Порт-Анджелес. Бо, ты же знаешь, где этот старый кинотеатр?

Я мало поняла из разговора, но здорово изображала энтузиазм.

Выкуси, Ньютон! Где мой золотой «Оскар»?

Тебе сегодня Каллен вручил «Малину», успокойся…

Улучив момент за ужином, когда отцы отвлеклись, я поинтересовалась у Бо, что за фильм мы планируем смотреть.

— Один благотворительный комитет решил показывать в старом кинотеатре «Гордость и предубеждение» 1995 года, — шёпотом пояснил мне Квон, ничуть не удивившись моей рассеянности.

— Это же телесериал! — удивилась я.

— Но согласись, он очень близок к оригиналу, — кивнул парень, проявив неплохое знание романа Джейн Остин. — Показывают две пятницы подряд.

Мне действительно нравилась эта экранизация. Почему бы и не пересмотреть?

— Поедем на моём пикапе? — я поморщилась, предвкушая долгую поездку на этом чуть ржавом монстре.

Как-то быстро я привыкла к хорошему и дорогому транспорту.

— Я заплачу за бензин и могу сесть за руль, — аргументы Бо заставили меня смириться.

— Тогда с меня билеты и попкорн.

Спала я, как сурок, ни разу не проснувшись, подумав о том, что всё-таки хорошо спать с открытым окном. Проснёшься, а воздух свежий в комнате, чуть морозный даже…

Стоп! Морозный? Это с утра-то! А ночью, наверняка, было ещё холоднее… Как я не задубла под тонким одеялом? Сгоняв за градусником, я проверила собственную температуру, и градусник показал, что на мне пахать надо. Странно… Но ладно, может быть, я в кой-то веке не раскрывалась во сне, как бабочка, а тихо куклилась в одеяле?

Нужно будет достать старое пуховое для таких случаев… Где-то оно было в комоде. Ещё при прошлой уборке видела.

Кстати про уборку… Подняв маленькое белое пёрышко рядом с кроватью, я поняла, что не так уж хорошо прибралась в тот раз…

Пока уплетала завтрак, мне позвонил Бо и покаялся, что у него высокая температура. Он и вчера к вечеру выглядел не сильно здоровым, постоянно чихая… То есть поездка отменяется, да и в школу он не пойдёт… Я пообещала заехать к другу после уроков и принести лекарства и домашние задания, благо у нас с ним почти совпадали предметы, не считая химии и тригонометрии.

Можно даже сделать ему бульон завтра.

Морально готовясь к собственноручному вождению, о котором не вспоминала больше недели, я вышла на крыльцо, чтобы как вчера увидеть чистенький и блестящий серебряный «Вольво»… За рулём сидела Элис. Ее брата я не наблюдала.

День сурка? Не думаю…

В тот момент, когда я решила повернуться к собственной машине и проигнорировать вампиршу, та изящно выпрыгнула из машины и, скромно улыбаясь, направилась ко мне.

— Белла, не глупи, я обещала Чарли тебя подвозить. Я понимаю, что ты обижена на нас с Эдвардом, но пожалуйста, пойми, у него сейчас серьёзные проблемы. Я пыталась ему помочь, надеялась, что так будет лучше…

— А в итоге под раздачу попала я, да? — грубо перебила я предсказательницу, почувствовав, что меня накрывает ярость. — Я понимаю, что он твой брат, и он тебе ближе какой-то новенькой девчонки, но вот так использовать втёмную, втёршись мне в доверие… Зачем я должна была звонить Эдварду, скажи мне? Чтобы он подумал, что я надоедливая и не могу двух дней без него прожить? Ещё как могу! Чтобы вызвать чью-то ревность? Пф! Если бы ты объяснила, я бы сыграла на твоей стороне, Каллен, устроив цирк Дю Солей для самой взыскательной публики! Но я терпеть не могу, когда меня дёргают за ниточки.

Ага, чтоб меня, да моим же приёмом… Вот, почему так раздражает…

— Белла… Знаешь, я правда не ожидала, что так выйдет. Я сожалею… Всё должно было быть не так… Совсем… Тебе бы понравилось, эм… в конечном счёте… — в голосе предсказательницы было такое отчаяние, сожаление и растерянность, что я почти тут же остыла, мне стало жалко эту девочку, что запуталась в связках будущего.

Либо это подростковые гормоны, либо Джаспер решил снова помочь девушке.

Хотя, не пойман — не вор.

Неуверенно пожала холодную ладошку ясновидящей в знак поддержки.

— И как оно должно было быть по твоему плану, Элис? — полюбопытствовала я.

— Дай шанс Эдварду! — просияла мигом воспрявшая вампирша, не отвечая напрямую на мой вопрос.

Я подняла брови и покачала головой, отпуская её руку:

— Еще варианты есть?

Элис вздохнула:

— Есть вариант подождать, пока он сам остынет…

Ах, он у нас вчера горячим был!

Я развернулась и пошагала в сторону своего пикапа.

— Белла, пожалуйста, я не хочу уезжать из Форкса! — отчаянный голос Элис догнал меня уже у машины.

Я обернулась, чтобы посмотреть в глаза настойчивой вампирше:

— Ты блефуешь.

— Нет, пожалуйста, Белла, послушай, сейчас у нас сложная ситуация и очень многие за переезд.

Что-то в моей душе похолодело, когда другой голос слабо шептал: может быть, это и к лучшему…

— Ты блефуешь, Элис, — спокойно повторила я, хотя уже не была в этом так уверена… — В любом случае, я вряд ли являюсь столь важным лицом в вашем выборе места жительства.

Элис открыла рот, чтобы быстро мне возразить, но, подумав, явно сказала не то, что хотела вначале:

— Может быть, но желание Эдварда зависит от тебя напрямую.

Не выдержав, я каркающе расхохоталась:

— О, значит, его так обидел Шекспир, что он собрался сменить школу и город? Кто бы мог подумать, что твой брат столь чувствительный к критике! Какое совпадение — я тоже!

Со злости я так громко захлопнула дверцу пикапа, что на секунду испугалась, что мой рыжий зверь обидится и не заведётся… Кто их, рыжих, теперь поймёт? Но родной пикап приветственно рыкнул и повёз меня в школу.

Когда я доехала до школы, я была поистине спокойна. Такие резкие перепады настроения лучше толпы психологов сказали мне, что я реально озабочена отъездом Каллена. "Калленов", — поправила я себя мысленно.

В чём причина поведения телепата? Моя навязчивость? Излишний интерес? Намёки? До вчерашнего дня я могла бы с уверенностью сказать, что Эдварда ничего из этого не смущает. Господи, да я сама всячески его избегала поначалу!

И в итоге я чуть не налетела на выскочивших из-за угла Стена и Томи, последний просто сиял:

— Белла! Отпад, я тебя и ищу! Слушай, спасибо за уроки, да, Стен расказал, что это ты дала ему ту флешку! Я сделал, как ты и сказала, мне чертовски понравилось! Хочешь, сыграю тебе что-нибудь? — парень в восторге уже готов был расчехлить гитару.

Я непроизвольно сделала два шага назад, успокаивающе подняв руку.

Как мало для счастья многим нужно…

Ага, всего лишь того, чтобы всё получалось.

Похвалив ребят за усердие, я искренне пожелала им удачи с группой.

Потом меня у кабинета английского поймал Эрик, сообщив, что сегодня после уроков собрание для совета газеты, добавив:

— Белла, я жду от тебя идеи, как разнообразить февральскую почту. В Финиксе, наверняка, не всё так скучно, как у нас, проводится…

— Ты про День Всех Влюблённых?

— Да, мы обычно разносим валентинки по адресатам. Проблема в том, что наши девочки-ангелочки стесняются разносить открытки мальчикам и совсем не стесняются красть открытки соперниц.

Я представила.

— А мальчики не хотят побыть Купидонами?

— Ты костюмы наши видела? Там же бесформенная тога…

— А амуры летают только в костюмах бравого гладиатора… Ясно… У нас в школе почтой занимались пару честных человек. Но ещё мы дарили белые розы. Иногда марципановые конфеты. Но это исключительно девушкам.

— Всем поголовно? — деловито уточнил, начиная записывать.

Я посмотрела на него, как на наивного ребенка, и прямо-таки услышала хохот своего любимого дедули.

— Йорки, мы живём в капиталистическом мире, а не при коммунизме. Утром деньги, вечером стулья.

— Какие стулья? — сбился с мысли Эрик, наверняка даже не слышавший про Леонида Гайдая.

Я вздохнула и поправилась, объяснив, что сначала где-то за неделю мужчины, желающие сделать приятное своим дамам сердца, начинают сдавать ответственным за это мероприятие-безобразие деньги на цветы и подарки. Ответственные, в свою очередь, за день заказывают энное количество цветов и конфеты. В стоимость публично-романтичного подарка входит доставка, украшение лентой и, при желании, гарантированная анонимность отправителя. В итоге за оптовый заказ цветочники обычно делали неплохую скидку. Кроме учеников к нам обращались родители и учителя, которые понимали, что наша доставка получится куда дешевле курьерской, которая взвинчивает цены еще за день до праздника.

В итоге закупались мы, как оптовики, продавали в розницу, брали всегда чуть больше заказанного, чтобы иметь про запас (если что-то завянет или сломается), и непременно выходили в плюс. За счёт последнего мы, после трудов праведных, обычно в тех же костюмах ангелочков, заходили в кафе-мороженое и гуляли на оставшееся.

Да, в том году я тоже приобщилась к этому веселью, мой внутренний еврей просто не мог пройти мимо, да и разносить подарки у нас обычно подряжали девочек из группы поддержки. Дома у меня даже остался прошлогодний костюм.

Кстати, надо бы попросить маму отправить мне его по почте…

— Вот ты и будешь ответственной! — попытался напомнить мне, что делает инициатива с инициатором, Эрик, но я начала отбрыкиваться, мол… у меня лапка болит, головка к бухгалтерской деятельности относится, как к запрещенным наркотикам, пикап много бензина ест, топографический кретинизм в близлежащих городах…

— Стоп! — остановил мой вдохновенный лепет Йорки, понимая, что аргументировать я могу долго. — Ладно, ангелом будешь?

— Только на праздник, — облегчённо выдохнула я, соглашаясь и понимая, что легко отделалась…

Как я буду разносить цветы, не зная половину школы, я старалась не задумываться.

Проблемы разгребаются по мере их катастрофического накопления.

На английском меня ждал сияющий Майк и романтичный Шекспир, будь последний не ладен… Маленькие знаки? Я рассуждала о возможности примирения, пока учитель не попросил меня рассказать, что именно из творчества поэта и драматурга мне больше всего нравится. Для меня этот вопрос был сложным. Я не собиралась называть что-то из крупных произведений, хотя в каждом у меня был как минимум один любимый герой, который заставлял сопереживать, болеть за персонажа и радоваться его успехам. Но все эти истории были совсем не близки мне по духу, эпохе, мне сложно было вжиться в традиции абсолютно чужой мне страны…

— Пожалуй, мне ближе некоторые его сонеты, — ответила я наконец, но решила пояснить, чтобы мистер Мейсон не подумал, что я неуч, которому лень прочесть знаменитые книги. — Сонеты написаны на вечные темы. Они в своей краткости улавливают саму суть явлений любви, потери, ревности, мудрости, принятия, давая абсолютный простор для фантазии. Мы можем увидеть отражение своих эмоций или порассуждать, какая драма заставила написать эти строки человека, жившего четыреста лет назад.

Я открыла наугад свой томик, который учитель выдал всем на парту, и наткнулась на знакомый сонет, зачитав тот вслух скорее для себя, чем для публики:

Когда на суд безмолвных, тайных дум
Я вызываю голоса былого, —
Утраты все приходят мне на ум,
И старой болью я болею снова.

Из глаз, не знавших слёз, я слёзы лью
О тех, кого во тьме таит могила,
Ищу любовь погибшую мою
И всё, что в жизни мне казалось мило.

Веду я счёт потерянному мной
И ужасаюсь вновь потере каждой,
И вновь плачу я дорогой ценой
За то, за что платил уже однажды!

Но прошлое я нахожу в тебе
И всё готов простить своей судьбе.

Неужели мне всё-таки судьба изучать вампиризм? Пойти извиниться перед вампиром, наступив на горло собственной гордости?

Почему только меня буквально разрывает на части от подобной перспективы?

Быть или не быть?

Какой провод резать? Красный, синий…

Права на ошибку у меня нет.

Уставившись рассеянным взглядом чуть выше доски, я отчетливо слышала не звонкие ответы учеников, не вопросы преподавателя, не даже привычный посторонний шум.

Тик-так, — издевательски громко отсчитывали настенные часы. — Тик-так…

Пока оглушительным взрывом не прогремел звонок.




Глава 56. Сопротивляться любви - значит, снабжать ее новым оружием.

…Прежде чем научиться отпускать, научись удерживать.
Жизнь нельзя брать за горло — она послушна только лёгкому
касанию. Не переусердствуй: где-то нужно дать ей волю, а где-то
пойти на поводу. Считай, что сидишь в лодке. Заводи себе мотор
да сплавляйся по течению. Но как только услышишь прямо по курсу
крепнущий рёв водопада, выбрось за борт старый хлам, повяжи
лучший галстук, надень выходную шляпу, закури сигару — и полный
вперед, пока не навернёшься. Вот где настоящий триумф.
А спорить с водопадом — это пустое.

— Рэй Брэдбери. «Лето, прощай»


Несмотря на своё чуть оглушенное состояние, я помнила, что должна взять задания для Бо. Позвонила маме, договорилась по поводу костюма ангела, ибо нечего добру пропадать! Пару раз встречала в коридорах вампиров. Элис помахала мне и улыбнулась с какой-то надеждой, Эдвард сдержанно кивнул, не останавливаясь и проходя мимо, Эмметт посмотрел с любопытством, но потом фыркнул. Роуз и Джаспер меня гордо обходили по дуге, как никогда похожие сейчас на близнецов, за которых себя выдавали в этой школе.

Сомнения относительно того, блефовала ли Элис утром, набирали обороты.

Что решит моя попытка разговора?

Снова нагрубим друг другу или помиримся?

Я раздумывала над этим, подбирая слова, пока ребята в столовой бурно обсуждали тему весенних танцев. Основная концепция мероприятия оставалась под вопросом, кто-то предлагал устроить вечер в стиле «Джеймса Бонда», но Бен и Анжела настаивали, что директору может не понравиться, если мы превратим школу в казино. Предложение бала-маскарада было отклонено, как уже надоевшее. На робкое предложение Ли сделать вечер в стиле хиппи, Майк оглушительно захохотал и сказал, что его в тир не берём.

— Белла, у тебя пёрышко в волосах застряло, — Тайлер аккуратно извлёк белый пух из моих плохо-криво расчёсанных сегодня кудрей и опустил мне найденное на протянутую ладонь.

Я загрузилась ещё больше, так как отлично помнила такое же перо утром у кровати, как и то, что моё постельное было наполнено нежно любимым мной синтепоном, что исключало пух как явление…

— Белла, не молчи, ты тоже участвуешь в обсуждении, — Йорки был сама серьёзность, если дело касалось организации мероприятия или газеты. — Кстати, ребят, Белла такую идею классную подала на День Валентина…

Выкинув мысли о вампире из головы, я включилась в разговор:

— Думаю, нам стоит забыть о почте в этот день, Эрик, ты прав, с ней слишком много мороки… Кто-то будет писать от чужого имени, кто-то без личной выгоды сдаст отправителя, кто-то порвет чужие открытки, кто-то из посыльных действительно постесняется дойти до адресата. Я предлагаю поддержать идею с цветами и конфетами, но ввести ещё дополнительную услугу… — во мне проснулась деловая жилка…

— Я весь внимание, Аризона… — Йорки опять достал блокнот, что немного сбило меня.

— Для начала разделим посыльных, которые будут доставлять крупные букеты и мелкие. Тех, кто будет посылать по одной розе, выделять не выгодно, хотя они и будут составлять большинство. А вот крупные заказы нужно поощрять… С чем у вас ассоциируется любовь, друзья мои?

— С объектом любви, — не понимая, выдавил Майк, чуть краснея.

— Тоньше, Ньютон, надо быть… Душевнее… Я знаю, о чём ты подумал, пошляк! — за столиком послышались смешки и свист от Кроули. — Ладно, каждый всё равно мыслит по-разному, скажу без загадок. Лично у меня любовь ассоциируется с мелодией или песней. Она может быть разной: нежной, заботливой, трепещущей, надрывной, пронзительной или страстной, неумолимой… Столько разных оттенков, — я мечтательно улыбнулась, вспоминая уютный вечер возле камина, Лёшу, мыслями к которому возвращалась, когда зачитывала Шекспира.

— Короче, предлагаю подносить букеты под красивую мелодию или выбранную дарителем песню. Маленькая подсказка, намёк, при должной внимательности он может стать красноречивей, чем почерк на открытке.

— Да, точно! Например та музыка, под которую они танцевали первый раз вместе! — Джесс была в восторге от идеи, с надеждой взглянув на Ньютона.

— Или песня, которая точно характеризует девушку, которой дарят розы, — глядя на задумчивого Бена, который не отрывал взгляда от зардевшейся Анжелы, я поняла, кто будет первым клиентом.

— Это всё, безусловно, романтично, но получается, что тот, кто без денег дарителя, песню к своему поздравлению девушка не получит? — подвёл черту под моей идеей Тайлер.

Мда… Неужели он впервые столкнулся с этой несправедливостью?

— Ну, трубадуры вымерли давно, но если в ком-то вдруг проснётся память далёких предков, рой ангелочков нашей скромной компании не будут пинать конкурента и гнать в шею, объясняя, что это не его территория. Ещё можно предложить бартер услуг, так мы, кстати, привлечём больше помощников, — с меня сегодня так и пёр креатив. — Если чья-то мама умеет шить, а у вас неудачные костюмы, если у родителей есть знакомые флористы, если кто-то поможет завязывать ленты на розах, любит подбирать музыку или вовсе умеет петь, почему бы и не пойти навстречу, сделав вкусную скидку?

— Кажется, кто-то после Уолл-стрит не может перестроиться на банальные школьные будни, — подловила меня Джесс, улыбаясь.

— Еврейка, — подразнил ей в тон Майк.

Кто бы отрицал…

— Таки да, я считаю, что всё в этой жизни имеет свою цену.

— Даже любовь?

— Даже она.

— Даже твоя?

— Даже моя.

— Ну и сколько?

Я рассмеялась в лицо любопытствующему Майку. Какой ответ он пытается получить?

Quanto costa? — как спросили бы итальянцы…

Моя цена любви заключалась в бесконечном терпении, что проявлял Алексей к моим амбициям, к моей работе, к моей жажде знаний… Он поощрял всё это во мне, взращивал… Дразнил жемчужинкой, зная, как мне это нравится. Муж был бесконечно сильным и мудрым человеком.

Но назвать это ценой моей любви было невозможно. Всё это складывалось так постепенно, по капле, по камушку…

Первая встреча и его глаза, как будто он искал меня несколько лет подряд и вдруг нашёл. Первое свидание, после которого он церемонно поцеловал мне руку, проводив до двери, не претендуя на большее. Его постоянная забота о том, чтобы я не замёрзала, не заболела. Наши путешествия. Наш дом, в котором царил уют. Яблоня под окнами спальни… Его счастье, когда я подарила ему дочь. Его понимание, как будто он видит меня насквозь…

— Понимание, Майк, — наконец выдавила я из себя с грустью. — Цена моей любви — понимание. Его очень сложно перевести в национальную валюту.

— А я-то думала, ты сейчас бесшумно напишешь семизначную сумму в долларах на клочке бумаги, — закатила глаза Джесс.

Я рассмеялась:

— Нет, я, конечно, люблю эпатаж, но не настолько!

Все вернулись к обсуждению весенних танцев, на которые традиционно девушки приглашают парней, а я задумчиво крутила маленькое белое пёрышко…

— А тут цветут яблони весной? — спросила я, внезапно прервав спор Ли и Майка. Ли орал на Ньютона, что сначала нужно решить, какая тема мероприятия, а потом уже думать, что будет на столах.

— Ну да, как раз к танцам будет всё в цвету… Мы часто садимся под яблоней, Белла, если погода позволяет, — Эрик кивнул, указывая куда-то в сторону улицы.

Обернувшись, я лишь случайно наткнулась взглядом на напряжённую фигуру Каллена, чьё лицо было чуть обращено в мою сторону.

— Предлагаю развить тему белого танца, — отвернувшись, я вспомнила, как читала о появлении этой традиции на венских балах девятнадцатого века, объяснив концепцию друзьям.

— Можно взять что-то от Сенсейшена! — кажется, поддержала мою идею Стенли, хотя её последнее слово мне ни о чём не говорило.

— Точно! Вечеринка в белом! — вторила ей Анжела.

— Расисты, — крикнул чуть темнокожий Тайлер почти обиженно. — У меня из белого только выходная рубашка!

— Сольемся, — с сожалением отбросила я свою же идею, думая, как бы её изменить…

— Не сольемся, Белла, если дамы, как символы добра и чистоты, будут в белом, а молодые люди в чёрном, — подвёл итог, как молотком в суде тюкнул, Йорки. — Думаю, у каждой девушки найдётся белое платье… Если нет, можно будет сделать его из выходной рубашки здоровяка Кроули, верно, Тайлер?

— Тебе не дам, «Эрил»… — парень проказливо послал воздушный поцелуй опешевшему от такой наглости Эрику.

Я бросила быстрый взгляд на столик вампиров и убедилась, что они уже ушли.

После обсуждения танцев, где дамы делали первый шаг, мне стало морально легче решиться на разговор.

— Ладно, ребят, раз мы все решили, то я пойду на биологию, мне нужно ещё взять задание для Бо.

— Белла, предупреди, что я опоздаю, — крикнул мне Ньютон вдогонку и пошёл взять себе второй бургер.

«Будь безжалостным, но обаятельным, будь хитрым, но деликатным. Будь терпеливым, но активным. Будь мягким, но смертельно опасным. На это способна только женщина. Если бы так мог действовать мужчина, он был бы безупречен», — повторяла я, как мантру, полюбившуюся цитату Карлоса Кастанеды по дороге на биологию.

Убедившись, что Эдвард дислокации не поменял, я аккуратно присела на краешек своего стула рядом. В голове почему-то возникла ассоциация с первым днём в этой школе. Тогда я смотрела на Каллена, как на гранату с выдернутой чекой, сейчас тоже почти ничего не поменялось. Но если Элис сказала правду, и вампиры собираются уехать, я должна попробовать отговорить хотя бы своего соседа по парте.

Ведь по сути, столько хорошего за ту неделю произошло… Я с теплотой вспомнила, как вампир подвёз меня в больницу, как устроил мне маленький завтрак в машине, как мы говорили об искусстве, как Эдвард распутывал мне волосы, как прогнал Майка и Тайлера, как терпеливо учил меня испанскому, подбирая темы, которые мне, как будущему врачу, могут пригодиться…

— И на кого ж ты меня покинул, Эдвард? — с грустью спросила я, вспоминая, как иногда беспардонно вела себя Элис в его отсутствие.

Брови Каллена поползли вверх:

— Ты решила перечислить всех?

— Молилась ли ты на ночь, Дездемона? — кто-то на другом конце класса громко обсуждал драму Шекспира.

Я растерялась почему-то, не ожидая, что он ответит так холодно…

— Вообще-то, я хотела предложить тебе съездить в кино… В пятницу в Порт-Анджелесе показывают «Гордость и предубеждение». Мы бы успели после уроков…

Эдвард скривился, как от зубной боли. А в глазах мелькнуло почти презрение ко мне.

Мне вдруг стало тошно от собственных манипуляций. В конце концов, в чём дело? Тот звонок-шутка не стоил такого отношения!

— Зачем ты всё рушишь? — мой голос сорвался на жалкий шёпот, сглотнув и сжав зубы так, что заболела челюсть, я через минуту заставила себя твердо посмотреть в глаза вампира, продолжив ровным тоном. — Впрочем, мне плевать, Эдвард. Буду ждать тебя в пятницу, если не приедешь, я больше никогда тебя не побеспокою.

Встав, я собрала вещи, понимая, что это конец. На самом деле конец…

Каллен не приедет завтра. Он пройдётся по твоим планам и надеждам, как уже прошёлся по твоей взлелеянной гордости кирзовыми армейскими сапожищами… И этого ты ему не простишь…

Никогда.

Эдвард


Не в силах видеть, как она вновь уходит, я смотрел на белое пёрышко, что Белла оставила мне вместо себя, как заклеймила… Когда-то в годы первой мировой именно так дамы клеймили позором мужчин, что побоялись надеть военную форму…

— Ты негодяй, ты дурак, ты трус, слышишь? — мысленно кричала Элис в коридоре, с отчаянием наблюдая, как будущее меняется под гнётом моего решения.

Я не приеду за Беллой.

Прождав до последнего дома, она усмехнётся и поедет одна, чуть-чуть опоздает. Купит два билета у улыбчивой женщины в кассе, которой чуть натянуто улыбнётся в ответ. Небрежно кинет сумочку на второе место и молча, без вздохов, без ахов, даже без тени улыбки на моментах, где хохотал весь зал, будет смотреть на борьбу характеров двух разных, но в чём-то похожих людей.

Где первым уступил мужчина.

— Как ты можешь так с ней поступить?! — вопрошала Элис, поражаясь, почему на ласковый риторический вопрос Беллы я ответил грубостью.

Она не знала, что эта поездка предназначалась не мне. Белла просто решила, что голодному псу в моём лице можно кинуть и кость по старой памяти. Не было никакой симпатии у этой актрисы, привыкшей получать всё по первой просьбе, намеку. Был голый расчёт. Если Бо не сможет пойти, почему бы не пригласить Каллена, верно? Это она подумала? Что я, последний слабак, прибегу, покорный её воле?

Я и так вернулся в её проклятую спальню ночью, заметив гостеприимно распахнутое окно. Для чего? Чтобы принести ей одеяло, ведь она замёрзла… И в награду я полночи слушал, как она зовёт во сне Квона, какого-то Тутти, даже Элис! Но не меня…

Раньше в её снах хотя бы иногда появлялся я.

— Извинись! Пожалуйста, Эдвард, она правда больше никогда не заговорит с тобой!

— Изыди, Элис, — тихо, но угрожающе прошипел я сестре, зная, что она услышит.

Глазами учителя я видел гордо и упрямо вздёрнутый подбородок мисс Свон. Весь день она общалась с друзьями, приятно удивляла учителей своими ответами и заботой о заболевшем Бофорте, один раз звонила Рене, чтобы узнать, как её ушибы и спросить про какое-то платье для Святого Валентина… Про нашу ссору никто Беллу не спрашивал. И мне оставалось лишь гадать, что она думает об этом. И думает ли вообще? Поэтому я очень удивился её приглашению.

Она будто издевалась надо мной. Своим голосом, своим взглядом. Грустным, растерянным. Она на самом деле не понимала.

Как и большинство моих родных.

Семья невольно разбилась на два лагеря.

Элис возглавляла оппозицию. Она всячески пыталась подтолкнуть меня к девушке, которая по её мнению просто обязана составить мне счастье. Естественно, Эсми её поддерживала. Я не ожидал, что сестра всё расскажет родным, но к моему возвращению уже все были в курсе моих чувств. Маме не терпелось увидеть девушку, появление которой она ждала столь долго. Карлайл скупо, но с подлинной симпатией рассказывал ей о мисс Свон. Элис трещала о ней без умолку и её рассказы не были и отдалённо похожи на тот, что она вывалила на мою голову в выходные.

Джаспер, хоть и был насторожен из-за риска быть раскрытыми, доверял и поддерживал Элис в этом вопросе. Он никогда не допускал мысли, что её видения относительны. Если его предсказательница сказала, что Белла Свон будет со мной, то Джаспер принимал этот факт за почти свершившийся. Мои эмоции он тоже считывал, но в последнее время это был столь противоречивый коктейль, что он решил не вмешиваться.

Эмметт даже в моей личной драме мог заметить нечто забавное:

— Эдвард, это прекрасный вариант, сам подумай, она достаточно воспитана, чтобы не хамить тебе вслух, а как она тебя материт про себя, ты никогда не услышишь! Всё, как у людей! И вообще, я хочу, чтобы ты с ней при мне сыграл в карты! И в шахматы! Как думаешь, она умеет играть в покер? А то, как она попала в тебя снежком, помнишь? О, вот, кто сделает тебя, как мальчишку, когда станет бессмертной, ты же не сможешь видеть её мысли, да?

— Эмметт, тебя Белла тоже может сделать, в ней же будет сила новорожденной, — напомнил Джаспер брату, пока я, закипая, вёл машину, пытаясь игнорировать разговоры и мысли присутствующих.

— Ой, да брось, намекаешь, что победить её сможешь только ты? — брат не хотел верить в слова Джасса, тот же незаметно прибавил ему сомнений, пользуясь даром эмпата.

Розали была единственной, кто поддерживал меня в решении держаться от Изабеллы Свон подальше. На семейном совете она даже выносила на рассмотрение вопрос о переезде, хотя здесь ей очень нравилось.

Конечно, дело было не в симпатии ко мне. Сестра просто была против превращения в вампира. Даже после встречи Эмметта, Роуз эту жизнь едва выносила, болезненно реагируя на каждого младенца или беременную женщину. Она мечтала о детях. И если Эсми нашла детей в нас, Элис была вечным, чуть избалованным ребёнком, то Розали отчётливо представляла, чего лишает женщину вечная жизнь вампира.

Как все прошло? — мама встречала нас у дома, и её взгляд метался с моего мрачного лица на обиженную мордашку Элис и обратно.

Не получилось, — подумала она, и в её голове мелькнул образ того, как сестра подъезжает к дому шерифа Свон. Чтобы сложить два и два мне не понадобилось часа…

— Так вот, кому я обязан новому разговору с Изабеллой, — мой взгляд пронзил предсказательницу.

В её мыслях я увидел весь разговор, что случился между девушками утром.

— Она не согласилась, ты же видишь. Её решение поменялось внезапно! Почти в последний момент…

— Это не имеет значения. Не вмешивайся! Это не твоё дело!

— Она мне уже сестра!

— Только в твоих чёртовых видениях, которые врут! — заорал я, не выдержав, ей в лицо.

Эсми ахнула.

Джаспер тут же подлетел ко мне и оттолкнул от своей обожаемой крошки жены, грубо гася мою агрессию, боясь, что я могу сорваться. Моя ярость была удушающей. Я попытался перевести дыхание и успокоиться без посторонней помощи.

— Ты поэтому сохранил её перышко из волос и хранишь его во внутреннем кармане у сердца? — вопрос Элис попал чётко в цель.

Заданный при всех и вслух, он пытался официально подтвердить моё поражение.

Запустив руку под пиджак и нащупав там лёгкую белую пушинку, я с брезгливым выражением лица порвал маленький символ-талисман надвое, послав воздушным поцелуем ошмётки в замершую вампиршу.

— Ну, как? — спокойно спросила предсказательница через мгновение гнетущей тишины, где все с тревогой наблюдали за нами. — Не полегчало, верно?..

Я молчал. Мне было нечего ей сказать…




Глава 57. Не будь у человека такого терпения и выносливости, все добрые люди уже давно бы погибли и на свете остались бы злые и бездушные.


Я не женственна — это раз. Деловито рисует крест.
Изучаю её анфас, грациозно-небрежный жест —
Мол, чего уж? Сценарий прост. С Дня Шестого и на века.

{Только взгляд её ярче звёзд, только поступь её легка,
Словно крылья у позвонков задевают небесный свод.
Загрудинный её альков умещает полсотни нот}

Я не ласкова — это два. Хрипло шепчет, глотая дым.
Не умею играть в слова, ты со мною [недо]любим.
Я твой проклятый талисман, цианидовый леденец.

{Я вдыхаю её дурман, и по венам течёт свинец.
Будто в Стикс с головой нырнуть — обнимать её по ночам,
Исцеловывать Млечный Путь её родинок на плечах}

Безалаберна — это три. Что ни слово — на сердце шрам.
Ты в глаза мои не смотри, Ледовитый плескался там.
Расстреляй меня изнутри, серебром прошивай висок

{Я с собой заключал пари, но тебя позабыть не смог.
Я дышать без тебя устал, рвёт когтями меня Фенрир
Ты нисколько не идеал,

Ты — мой чёртов безумный мир…

— Ирина Лаппа


— Белла, ты не хочешь пройти мой тест? — с надеждой спросила меня Анжела.

Я не села, а почти упала на стул в изнеможении. Утро началось не с кофе, я банально проспала, так как вчера до глубокой ночи набрасывала фонтанирующие идеи по бизнес-проекту с мёдом, весенним танцам, празднику влюбленных и даже газете. Естественно, приехав в школу, я не сделала ничего умнее, чем показала идеи мероприятий вцепившемуся в меня клещом Эрику.

Почему я не отказалась? Наверное, потому что не знала, на что подписываюсь. А ещё мне казалось, что это будет интересным. Ну и ощущала некоторую ответственность за собственные идеи…

Ой, дура-а-а…

Нам пришлось бегать саврасками от кабинета к кабинету. Разговаривать с директором, с представителями администрации школы, звонить в родительский комитет, договариваться с бухгалтерией, напрягать совершенно неповинный в моих идеях народ, клеить, резать, много-много писать, звонить… Аааа!

И всё это на бегу, как будто за нами кто-то гонится!

К концу второй перемены я мечтала, чтобы преподаватели не поддавались на серьёзное лицо Йорки, который легко отпрашивал «очень нужную» меня с уроков. К концу третьей я мечтала, чтобы Эрик поделился хотя бы одной батарейкой, вставленной ему где-то в районе крестца… К четвёртому уроку я взмолилась почти матом, что мой последний приём пищи был больше тринадцати часов назад, и если будущее светило журналистики не хочет быть заживо съедено оголодавшей мной, то он остановится в столовой и даст мне, наконец, просто сесть!

Кажется, меня услышали. Видимо, в моём голосе реально слышалось что-то страшное, а лицо было ещё бледнее обычного, так как Эрик тут же с беспокойством, буквально на буксире потащил меня в столовую.

Но и там, оказывается, мы должны были договориться с поварихой о выпечке фигурного печенья для праздника!

К вечеру у меня будет тик. Руки. С ножом.

Честное слово, быть хирургом проще!

Или я просто слишком стара для этой фигни…

Когда мы с довольным плодотворной работой Йорки добрались до столика с едой, вся наша компания уже была в сборе.

Счастливые, весёлые… На уроки ходили, — подумала я завистливо. — Да что там ходили, сидели на них!

— Белла? — кажется, Анжела что-то спросила.

Я прослушала. В моей голове чирикали чеки, летали бантики из ленточек, а фигурные печеньки в форме сердечек клевали мой мозг острыми клювиками.

Но практика с Эриком показала, что безопасен лишь один вариант ответа:

— Прости, я не знаю.

Вебер нахмурилась, а потом посмотрела на живчика Эрика и на зомби меня, спросив понимающе:

— Йорки тебя совсем довел, да? Я подумала, не хочешь ли ты пройти один психологический тест: «кто ты из Библии?», — дочь местного священника чуть покраснела.

Я задумалась, вспоминая книгу книг. Вспоминалось плохо. Все эти бантики, сердечки подорвали мои интеллектуальные способности. Надеюсь, не навсегда. Я храбро глотнула содовую, зная, что мне срочно нужно повысить уровень сахара в крови. О том, как «обрадуется» желудок такому редкому для него продукту, я старалась не думать, заедая это печеньем и яблоком.

— Вариант «Лилит» есть в тесте?

Анжела в удивлении распахнула глаза, наверняка недоумевая, что меня может связывать с этой демоницей.

— А это кто такая? — поинтересовался Майк, очаровательно уплетая свой вредный обед за обе щеки.

— Первая женщина, созданная для Адама.

— Я думал, это была Ева, ну из ребра которая… — к нашей высокодуховной беседе присоединился Тайлер.

— Еву Бог создал тогда, когда от Адама сбежала Лилит, не желая подчиняться мужу, — мой мозг медленно заводился, как старый отечественный автомобиль после зимы простоя. — Она сбежала из Рая и стала женой демона Самаэля. По распространенной версии змеем выступал Дьявол, искушая Еву сорвать плод познания, но некоторые источники указывают, что это Самаэль предстал перед женщиной в образе змея, а голосом его служила Лилит. После изгнания из Рая Лилит часто являлась во сне к Адаму и насмехалась над ним. У русского поэта есть даже небольшое стихотворение, посвященное ей.

— Расскажи! — с энтузиазмом попросила Анжела.

— Эм…

Я представила реакцию скромной дочки священника, если я дословно переведу ей стихотворение, где Змей выступает в роли сговорчивого завхоза Рая, а Бог «ракеты «небо — земля» на искомый квадрат навёл…»

Потом я поняла, как ненужную и шокирующую часть можно сократить и перевела когда-то повеселившее сочинение Шефнера, получив на выходе приличное сказание. Слава цензуре!

— Что предание говорит?
Прежде Евы была Лилит.

Прежде Евы Лилит была:
Та, что яблока не рвала, —

Не женой была, не женой, —
Стороной прошла, стороной.

Не из глины, не из ребра —
Из рассветного серебра.

Улыбнулась из тростника —
И пропала на все века.

Никогда не придёт Лилит,
А забыть себя не велит.

На последний словах я задумалась, так ли мне нужно подталкивать Каллена и ждать примирения. Да я даже не знаю, получится ли их разговорить. А эксперименты? Да это уйма работы, которая может занять всю жизнь, ещё и потомкам останется. А будет ли результат? Я, вся такая научная, возомнила себя спасительницей человечества от болезней, а что я сама лично знаю о смерти? О Боге? Может, если кто-то умирает, значит, это кому-нибудь нужно? Может быть, я тут не для глобальности? Это я такая с завышенной самооценкой думаю, что в одиночку все проблемы человечества шапками выпускника Гарварда закидаю, а вдруг у вселенной на меня более скромные планы? Индейцам чуть-чуть помочь, вылечить пару хороших людей, девочку от влюбленности вампирской спасти и всё? «Вот спасибо, хорошо, положите на комод»?

— Белла?

— Ладно, Анжела, давай свой тест, буду отвечать быстро, отключив мозг. За результат не отвечаю.

Тест был несколько странным. Нужно было решить ситуации, ничего библейского не мелькало, хотя я уже хотела выбрать какого-либо узнанного злодея и намеренно слить тест под него. Не вышло. После всех вопросов, Анжела с гордым видом подсчитала ответы и со странным хмыком: «Я так и думала», — зачитала мне вердикт, от которого у меня едва не пошла носом кола…

— В смысле, Соломон? — я хрипло закашлялась.

— Мудрый и справедливый еврейский царь, чему ты удивляешься? — Анжелу забавляла моя реакция.

— Да это же… Это же богатый скопидом с огромным гаремом жён и наложниц! Приобретённых, конечно, больше по политическим соображениям… Хм, не отличался особой набожностью, в старости скосил в язычество, поговаривают, имел талант к предвидению, дипломат, торговец, прекрасное чувство юмора… — по мере своего перечисления я всё шире улыбалась. — А, знаешь, да, что-то похожее явно наблюдается…

— Совсем чуть-чуть, — заржал Тайлер. — А сколько у этого пророка в гареме женщин было?

Зря он спросил…

— Ну, допустим, тысяча.

Майк и Эрик подавились.

Плечи Ли тихо содрогались.

Тайлер медленно и молча пережевывал булочку и переваривал цифру.

— Не, ну, молодец, конечно… Силён… Кхе… Кхе… Но, может быть, это такая сказочная гипербола типо как в «Тысяча и одной ночи»?

— В Библии не сказки! — горячо возразила парню Анжела.

— А что тебе кажется таким неправдоподобным в сказании о Шехерезаде, Кроули?

— Ну, Белла, ты сама подумай, какой нормальный мужик будет слушать одни сказки три года? — Тайлер очаровательно поиграл бровями, чтобы каждый понял причины его сомнений.

— Вообще, в книге сказано, что за это время жена родила шаху трёх сыновей. Один уже ходил, другой ползал, а младший был совсем крошкой.

— В мультфильме такого не было…

— Удивительно, почему? — с иронией протянула Джесс, и мы все рассмеялись над выражением лица чуть обиженного Тайлера.

— Кстати о детстве, — Эрик встал, и я поняла, что нам снова придётся куда-то бежать. — Вы в курсе, что в понедельник в школе объявляется военное положение?

Все ребята застонали, а пара человек за соседними столиками нервно обернулись и начали шептаться с плохо скрываемым ужасом на лицах.

— Я думала, что мы отстрелялись в октябре, — грустная Анжела с надеждой посмотрела на Йорки, как будто ждала, что он скажет, будто пошутил и бояться нечего.

— Я тоже так думал, но директор…

— Народ, в чём дело? Разве плановая пожарная тревога не была в этот понедельник? Что ещё за военное положение?

На меня посмотрели с каким-то странным выражением на лицах. Сначала все молчали, взвешивая, а потом заговорили все разом:

— Белла, пропусти понедельник. Как друг советую…

— Не повезло ей, они любят свежую кровь.

— Может, она им понравится?

— Ты совсем? У неё рука больная! Ей с ними не справиться!

— Она умная, придумает что-нибудь…

— Ладно, мы на что? Прикроем, если что.

— Белла, ты главное — под ноги смотри. И куда садишься. И не ешь, что они предложат.

— И вообще смотри, что в рот берёшь. И пьёшь.

— И если они полезут под стол, шевели ногами.

— Жаль, что бить их нельзя…

— Да вы О КОМ?! — заорала я, смутно рисуя у себя в голове образ маленьких, кровожадных пришельцев.

— БДСН. Близнецы директора совершенно неуправляемые. Обожают беситься, устраивать розыгрыши, издеваться, унижать, рвать, обливать… После развода они остались с отцом, а мистер Фауч пытался найти им няню. Но несмотря на серьёзные вознаграждения, желающих остаться с ними хотя бы на час всё меньше. Когда директор находится в поиске новой няни, он иногда привозит детей на работу… И в школе начинается Ад…

Ясно… Кажется, мне нужно срочно звонить Аюше…

Прозвенел звонок, и уже я потащила Эрика в редакцию. Парень, безусловно, удивился моему возродившемуся энтузиазму, но я пояснила, что просто не хочу идти на биологию.

— А что у вас с Калленом, Белла?

Эрик стал первым человеком, который спросил меня об Эдварде.

Я излишне внимательно читала план весеннего бала, но когда пришло время ответа, я была само спокойствие и невозмутимость:

— Поспорили на религиозную тему. А ты спрашиваешь как редактор школьной газеты или сторонний наблюдатель?

Эрик внимательно посмотрел на меня и забрал из моих рук лист плана:

— Я спрашиваю тебя как друг, Белла. Ты вся светилась рядом с ним… Даже Майк с Тайлером поняли тогда, что им ничего не отколется… Ну, помнишь, когда они тебя унести пытались?

Я помнила. И, кажется, поняла, как выглядела со стороны наша короткая дружба с Эдвардом.

— Эрик, мы с Эдвардом были просто друзьями. Он подвозил меня, да… Мы часто разговаривали, пару раз он заходил на чай, но и только.

— А я видел, как вы ходили под руку, как какая-нибудь великосветская пара в Париже конца девятнадцатого века, разговаривали о живописи и музыке. Тебе не хватало зонтика и платья в пол, ему — шляпы. Видел, как он перебирал твои волосы в машине. Видел его глаза, когда парни подошли к вашей компании в столовой…

— Я поняла, Эрик, — перебила я нафантазирующего себе бог весть что журналиста. — У тебя чудесное зрение, но ты видишь и не анализируешь. Да, Эдвард очень галантный молодой человек и вёл себя со мной как с леди. Но также он ведёт себя с Элис. Не стоит путать вежливость с флиртом. Хотя первое сейчас действительно редко встретишь. А уж когда вежливость и такт перерастает в галантность… Наверное, я бы позволила потерять себе голову, если бы не знала вкусы Каллена…

Ох уж эти его гастрономические вкусы… Не дают расслабиться — посмеялась я про себя, но, кажется, Йорки не слишком убедила.

Когда мы с Эриком закончили, я вернулась в опустевший класс биологии, чтобы поговорить с преподавателем. Мистер Баннер мягко пожурил меня за пропущенный урок, но с готовностью дал тему на отработку вместе с домашним заданием. Кажется, я всё ещё числилась в любимчиках.

Вернувшись домой, я приготовила ужин папе и замариновала мясо на завтра.

Чуть не пропустила звонок от отца, который предупредил о ночном дежурстве. Я же в ответ предупредила, что поеду в кино без Бо, но навещу его сразу после Порт-Анджелеса. Папа тут же передал это Чейзу, и я услышала, как тот предлагает остаться мне, как сестре милосердия, у них с ночевкой, чтобы поздно не возвращаться в пустой дом. Я была не против, Чарли, на удивление, тоже. Думаю, ему было спокойнее, что за мной присмотрят.

Я поднялась в комнату, чтобы собрать необходимые вещи типа зубной щетки и ночной рубашки.

Попытка занять руки и голову готовкой и сборами удалась. За все время я всего лишь раза три посмотрела на часы и в окно, где ни вампира, ни его машины, конечно, не наблюдалось.

Выдохнув, я посмеялась над собой и, захватив куртку с сумкой, пошла к пикапу.

Если я хотела успеть в кино, то выезжать нужно уже сейчас. Потому что высокую скорость мой старик не потянет.

Дело было даже не в фильме.

Я, наверное, пошла на принцип.

Два билета, — решила я. Я куплю два билета и на место Каллена с чистой совестью поставлю рюкзак.

Через каких-то четыре часа я уже сидела в кинотеатре и, глядя на любимую экранизацию, вспоминала тот знаменательный день, когда могла наивно поздравить себя, как пророка, ведь Каллены переехали в Форкс. Моя личная гордость. Мое личное предубеждение.

Благодаря частым разговорам с Чарли я узнала о новой семье в городе в ту же неделю, что они приехали. Эта новость всколыхнула маленький городок так, что даже мой отец, не будучи сплетником, поделился новостью о новоприбывших.

Приближались летние каникулы, и я поняла, что к папе мне ехать нельзя категорически. Было позорное чувство, как будто меня выжили из родного города. И мне нужен был адекватный повод отсрочить возвращение в Форкс.

В течение недели я оперативно нашла нам со Светой конкурс в Калифорнии, на котором мы составили отличный дуэт. Я пригласила отца поддержать меня, и, конечно, папа взял отпуск и приехал. Ему и раньше очень нравились мои занятия на скрипке, выступление же на конкурсе и наша победа его и вовсе растрогали. Шериф очень крепко обнял меня за кулисами, и я буквально кожей чувствовала, как он любит и гордится мной. И когда я, пользуясь моментом, попросила папу показать мне Калифорнию, он не возражал.

Мы провели чудесные каникулы. Сходили на стеклянный пляж, посмотрели другие достопримечательности… Именно там я купила свой первый полароид и заболела фотографией.

Больше всего мой отказ от скрипки расстроил Чарли. Поэтому, когда он приезжал к нам в Финикс, я всегда играла ему, а на его день рождения, когда по понятной причине не могла вырваться в Форкс, я отправила ему кассету с моим домашним концертом, в котором я исполняю со Светой его любимые мотивы, а под конец, конечно же, традиционное Happy birthday to you.

На следующий год, перед поездкой в Форкс, у меня, девочки с крепчайшим здоровьем, «неожиданно» приключилась ангина. Чего мне это стоило, только мороженщику и Свете известно, но мама категорически запретила тащить меня в промозглый Форкс. Отец подумал и уступил моим слёзным просьбам поехать снова в жаркую Калифорнию, тем более, туда временно перебрался дедушка Роб к быстро забытой после моего приезда молодой любовнице.

Ой, что мы творили с дедом… Но это было уже после того, как шериф Свон вернулся из отпуска в Форкс. Роб был неподражаем. Я поняла, в кого моя мама такая безбашенная. Хотя тот и отрицал. Именно он научил меня водить машину. И начал учить меня с шикарного «Астон Мартина», на который я сначала даже дышать боялась. Но дед был терпеливым учителем, а я была способной ученицей. Да, это не трактор, который я на спор освоила в прошлой жизни. Машина была просто невероятной. Скорость я себе позволить большую не могла, но ощущение, когда сидишь в дорогом кожаном салоне, а машина несётся по трассе с хищной грацией, просто незабываемы…

Когда я мечтательно отдавала ключи деду, он усмехнулся:

— Рад, что тебе понравился подарок на восемнадцатилетие.

Помню, как в тот самый момент я просто потеряла дар речи.

— Ну не смотри так, дорогуша, пока тебе рано начинать с такой машины… — начал Роб и выглядел при этом почти смущённо.

Мне казалось, попроси я машину сейчас, он бы сдался:

— Белла, я же не против, но твоя мать взбесится.

Боже, он ещё и оправдывается.

Невозможный человек!

— Мистер Хиггинботон! — преодолела я, наконец, речевой спазм. — Мне ещё нет и шестнадцати!

День рождения был через месяц, но всё же…

— Ладно, ты права, до восемнадцати ждать слишком долго, — засмеялся и сдался Роб, махнув рукой. — Можешь взять её в Финикс, но выезжать только по праздникам и когда получишь права, страховка оплачена.

Он так и не понял, что я отказываюсь… Я ненадолго потеряла дар речи повторно.

— Дедушка! Спасибо, но я предпочту начать с машины попроще. Тем более, я, возможно, скоро перееду к Чарли в Форкс, не хотелось бы выделяться с самого приезда еще и машиной…

Роб был первым, кому я сказала о своих планах. Сказать, что он не поддержал их нельзя. Конечно, он не понимал моего стремления, но был готов оказать всяческую помощь.

— Там беднейшая библиотека, — поморщившись, вспомнил он, оплачивая нам стопку выбранных книг на неделю.

Дед был книголюбом, и в этом плане у нас была полная интеллектуальная совместимость. Которая, впрочем, не мешала нам до хрипоты спорить о разных переводах классиков! Как мы сожалели, что сейчас совсем не те переводчики, не тот уровень, что столько ошибок в книгах… Я часто советовала ему русскую литературу, а он, прочитав в переводе, спрашивал у меня некоторые непонятные моменты.

Кроме прочего, он прекрасно владел итальянским, но абсолютно игнорировал уроки испанского ещё со школы… «Позволь себе не делать того, чего не хочешь, но в том, что ты хочешь, будь лучше большинства», — этот девиз можно было считать его жизненным кредо.

— Я повзрослел лишь недавно, детка… И помню тот день куда лучше моего восемнадцатилетия. Я встал и пошёл после нескольких лет застоя и иду до сих пор. И вот теперь меня невозможно заставить быть несчастным, — часто говорил он, и я впитала, прочувствовала эту близкую сейчас мне философию.

Можно ли считать застоем те годы жизни, что я провела в ожидании встречи с вампирской семьёй?

Нет…

Я жила, как не смели, не мечтали жить миллионы людей. Я приобрела знания и команду верных, чудесных людей, каждый из которых открыл и учит до сих пор меня чему-то важному. Но главное, я научилась ценить время. И научилась его же не считать в моменты частого счастья.

Я знала, что моя жизнь сложится и без всей этой вампирской истории. Я допускала и учитывала этот вариант в своих планах.

Обидно.

Досадно.

Но не фатально.

Что заставило меня сегодня покорно ждать Эдварда? Наверное, привычка верить в лучшее. Всё так легко складывалось, что я не допускала мысли, что это может так же легко закончиться…

Как только погас экран, я улыбнулась, наверное, впервые так искренне за этот день.

Можно ставить прочерк с пометкой «не выполнимо» под графой изучение вампиризма. И если быть откровенной, то плюсов из этого вытекает намного больше, чем призрачных минусов.

Проходя мимо автомата с попкорном, я вспомнила о своих новых планах на этот вечер. Пальцы сами набрали заветный номер, а через каких-то два гудка, я услышала чуть хриплый голос парня:

— Белла?

— Нет, вас беспокоит Комитет по гуманизации общественных отношений, — бодро и чуть томно отрапортовала я. — Мы проводим небольшой опрос, у вас есть пара минут, чтобы ответить?

Бо рассмеялся и решил подыграть мне:

— Да, я как раз освободился. Весь день болел и делал «ничего». Очень устал…

Я стояла в очереди и пыталась сохранить чопорный тон, хотя губы предательски расплылись в задорной улыбке:

— Замечательно! То есть, очень сочувствую вам… Итак, первый вопрос: какой попкорн вы предпочитаете? Отвечайте быстро, не задумываясь.

— Солёный, но люблю смешивать его с карамельным, — услышав подобное, я закатила глаза.

Если Бо пошутил, я заставлю его съесть этот микс при мне из вредности.

— Любопытно, итак, а теперь не подскажете, какая у вас в данный момент температура тела?

— Это конфиденциальная информация, я не уверен, что мне стоит говорить об этом государственной организации…

— Можете и не говорить, — успокоила я его. — Если беспокоитесь о вмешательстве государства в вашу личную жизнь, просто встаньте с кровати и поднесите градусник поближе к нашей камере-жучку, встроенной в ваш телевизор.

— А что с камерой в ванной комнате? — в голосе больного слышалась притворная забота.

— Временно потеряли сигнал, — вздохнула я, оплачивая гостинец. — Группа ремонтников под видом тараканов уже выехала на место.

На том конце я услышала надсадный кашель-смех.

— Следующий вопрос, мэм.

— Ну, раз вы не против непрошенных гостей, то у меня последний вопрос, связанный с содержимым вашего холодильника. Есть ли в нем курица для домашнего бульона?

— А что, следилка в холодильнике тоже сломалась?

Нет, он невозможен! Хотя в разведку я бы с ним пошла…

— Не было у нас жучка в холодильнике! — я напустила в голос обиды. — Холодостойкие камеры очень дорогие, и как-то невежливо пассивному налогоплательщику в вашем лице намекать на наше низкое финансовое обеспечение!

— А! Так вы денег просите? — «раскусил» Комитет по гуманизации общественных отношений Бо.

Не ответив серьёзно ни на один из поставленных вопросов, он довёл меня до смешливых слёз и заодно обвинил в вымогательстве.

Обожаю!

— Ну, наконец-то! Я ждал этот смех, — с улыбкой в голосе пробормотал Квон. — Так ты правда приедешь?

— Даже останусь на ночь, — игриво мурлыкнула я, заводя пикап.

— Оу, девушка, больным противопоказаны такие нагрузки на сердце!

Посмеиваясь, я посоветовала Бо выбрать фильм. Выезжая с небольшой парковки, мне показалось, что я заметила мелькнувший за поворотом серебристый «вольво», но скорее всего, мне показалось.




Глава 58. Есть многое на свете, друг Горацио...

Дорогие читатели, как многие могут заметить, первая часть «пятидесятилетней» закончена. Я предупреждала, что события первых книг не согласуются с рамками книги Майер, в конце концов, ни детство, ни юность она так подробно не описывала.

Такая концовка кажется мне логичной, потому что Белла в последней главе ставит точку в своих планах на вампира. То, что последний готов ставить лишь многоточие — другой вопрос… Бугага… Белла действительно сделала выбор в прошлой главе. Больше попыток примирения с её стороны не будет. А вот вампир, естественно, будет пытаться. Но это можно будет прочесть в новой части, которая уже на сайте «Литнета». Ссылка на профиль автора там есть в шапке фанфика.

Надеюсь, что вы останетесь и будете следить за историей и дальше. В любом случае, спасибо за внимание!

Здесь я пока оставлю статус закончен.

Не знаю, буду ли делать новый фанф или продолжу историю в этом.

В качестве забавного бонуса, предлагаю прочитать интервью с главными героями.


***

— Итак, ребят, вы понимаете, что автор немного устал от собственной шизофрении в вашем лице?

Эмметт: Мы старались!

Бо: Ну, на самом деле, я не верю, что всё так плохо…

Эдвард (кивает согласно): Не верь, Квон. Мария, ну кому вы сказки рассказываете? Я же знаю, что вам ваш диагноз нравится…

— Вообще-то, вы припёрлись ко мне на операцию!

Карлайл: Помочь, кстати?..

Персонал операционной переглядывается, видя толпу странных персонажей, но выгнать не решается.

Так всё и начиналось, — ворчит про себя автор, оперируя пациента, который, к счастью, не видит, как фантазии хирурга вышли из-под контроля.

Белла: У тебя рука дрожит, давай, правда, поможем?

Я поджимаю губы:

— А у меня читатели примирения ждут, давай, ты скажешь Эдварду всю правду?

Белла невежливо показывает мне и заинтригованному вампиру фигу.

Бо: А мне расскажешь?

Белла, задумавшись, смотрит на Квона, но потом видит посвистывающего телепата, который специально слоняется рядом и, усмехнувшись, отрицательно качает головой.

Эдвард вздыхает и смотрит на сестру.

Элис: А я тебя предупреждала… Кстати, сейчас тоже предупреждаю, если никто не хочет смертей, то лучше помолчать и дать закончить операцию.

Все дружно кивают и замолкают, боясь сокращений.

Через полчаса:

— Ладно, зашивайте. На чём мы остановились?

Бо: На том, что во второй части обойдёмся без смертей.

Ну, совсем обойтись не получится… — я снимаю маску, халат и иду за кофе.

Эмметт спрашивает шёпотом у Эдварда: Ты всё-таки прибьешь очкарика?

— Я всё слышу! Нет, никого из вас я не трону. К вам привыкли… За тебя, — тыкаю в Квона. — Уже даже приличное количество человек болеет…

Эдвард с ужасом: Больше, чем за меня?

— А ты больше ной, Эди… И вот только попробуй на меня обидеться! Попробуй! Я махом вспомню, что можно…

Эдвард перебивает: Не надо! Я понял. Осознал. Исправлюсь.

Роб, присаживаясь поближе: Может, коньячку?

Вздохнув и облизавшись не столько на предложение, сколько на героя, я отрицательно и чуть смущённо помотала головой, отказываясь:

— Я на работе.

Белла первая смекнула, что пока автор пялится на её деда, можно узнать ближайшие планы…

Белла: А в Сиэтл мы поедем?

— Да…

Белла: А стрелять я смогу?

— Нет…

Белла: Почему?!

— Все вопросы к телепату…

Эдвард: Поговори со мной…

Бо: Ну, не постреляешь, что такого? Ты планировала по городу погулять… для магазина место посмотреть…

Мы с Робертом игнорируем всю эту детскую суету. Не знаю, о чём думает он, но мне чертовски хочется, чтобы он улыбнулся и назвал меня «дорогуша».

Роб: Мария, мою внучку окружают странные претенденты, я надеюсь, что это исправимо? Я готов даже заплатить…

Очарование момента рассеивается.

И почему все богатые мужчины считают, что всё в этом мире можно купить?

— Был блеск и богатство, могущество трона, всемирная слава, хвала и почёт. И было кольцо у царя Соломона, на нем была надпись: «И это пройдёт»!..


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/35-37503-1
Категория: Общее | Добавил: Maria6137 (03.05.2018) | Автор: Maria6137
Просмотров: 750 | Комментарии: 22


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 22
0
22 bitite_zum   (11.05.2018 20:24)
Спасибо за историю! С надеждой буду ждать вторую часть.

0
21 Alice_Ad   (07.05.2018 23:54)
Спасибо за историю) надеюсь на продолжение)

0
20 Svetlana♥Z   (07.05.2018 03:11)
Спасибо за отличный финал первой части! Жаль, что пока не видно насколько планы Беллы реализуются в жизнь.
Конечно, к хорошему быстро привыкаешь, и очень будет жаль расставаться с героями этого произведения надолго или...
Спасибо за увлекательную историю! happy wink

0
19 Svetlana♥Z   (06.05.2018 23:18)
Спасибо за продолжение! happy wink

0
18 terica   (05.05.2018 19:31)
Звонок - шутка.... а какие последствия и разногласия: Эдвард уверен, что Бэлла сделала ему одолжение, заменив им заболевшего Бо, и куда эта ревность и обида заведет...
И примирение не состоялось...,полагаю, из-за телефонного разговора Бэллы с Бо.
Большое спасибо за потрясающую историю.
С надеждой буду ждать вторую часть.

0
17 Саня-Босаня   (05.05.2018 11:11)
Эка ревность бедного Эдю прижала! wink Однако сталкерские замашки он не бросил, и, такое чувство, что он шляется к Белле по ночам, прихватив сменную обувь. tongue Перышко белое оставил, одеялком любимую укрыл, чтобы та не подхватила простуду... Заботливый! И не желает быть на вторых ролях ну никак! Еще этот Бо постоянно под ногами теперь крутится... angry Неужель все же свалит обиженный вампир из Форкса назло Белле или даст слабину?
Жду продолжения замечательной истории во второй ее части!
И спасибо автору за обращение к одному из стихотворений Шефнера - уж очень я его уважаю. smile
Maria6137 , спасибо за творчество!)))

0
16 Маш7386   (05.05.2018 00:10)
Большое спасибо за продолжение!

0
9 Tusya_Natusya   (04.05.2018 08:17)
Тут и Эдварда, и Беллу можно понять. Эдварду обидно, что ему так быстро нашли замену, и неприятно, что сначала Белла согласилась пойти на фильм с Бо, а когда парень не смог, пригласила его. Тут бы каждый расстроился. Ну а Белла... Эдвард сам принял решение уехать, так ей теперь и с другими парнями нельзя разговаривать?

0
8 Стефания   (03.05.2018 23:21)
Эдвард видать крепко шиз словил, вот пусть и побегает...а она умеет с собой договариваться, молодец! спасибо!

0
7 pola_gre   (03.05.2018 22:19)
Спасибо за продолжение!

0
12 Maria6137   (04.05.2018 16:46)
не за что)

0
6 lu4ik20   (03.05.2018 21:12)
Гадкая-гадкая Белла. На двух стульях не усидишь... Дорогой автор, спасибо за чудесную историю. Ждём-ссс продолжение....

0
11 Maria6137   (04.05.2018 12:35)
Так она наоборот стояла, бедная, не знала, стоит ли присесть вообще куда-нибудь)

0
5 marfei   (03.05.2018 20:43)
Спасибо за эту безумную историю. Надеюсь, автор всё же будет выкладывать продолжение и на этом сайте. Вдохновения вам и удачи smile

0
15 Maria6137   (04.05.2018 16:57)
Спасибо! Естественно, буду)

0
4 prokofieva   (03.05.2018 20:25)
Эдвард побоялся быть заменой Бо . Но всё же приезжал и может хотел подойти , но услышал телефонный разговор ...
Конечно жаль .
Белле нужен сильный парень и чтобы любил её , не меньше Алексея .
На меньшее Валентина не согласится .
Бо очень хороший парень , но он больше подойдёт Анжеле .
Белле с ним будет скучно , она "подомнёт " его .
Конечно это моё мнение , но я за сильного парня , во всех смыслах .

Милая Мария ! Огромное спасибо тебе , за шикарную историю .
Буду ждать ! Пусть не сразу , но всё равно буду ждать . Продолжение , или новых твоих шедевров .
Это уж как твоя Муза подскажет .
Благодарю тебя , милая Мария , от всей моей души .
Счастья и удачи тебе ! Всегда !

+1
3 kristi2009   (03.05.2018 20:09)
Спасибо за историю!!! Отдельная благодарность за эпиграфы к главам. Получаю удовольствие от каждого слова вашей книги, да именно "книги", так как просто фанфиком это произведение назвать нельзя. Надеюсь, что Вы нас не покинете и мы сможем прочитать всю книгу до конца. Вдохновения Вам и побольше свободного времени.

0
14 Maria6137   (04.05.2018 16:57)
О, благодарю) Я рада, что вам нравится) Да, безусловно, продолжение тут тоже планирую выкладывать, но пока будет перерыв, хочу подкопить главы)

+2
2 Al_Luck   (03.05.2018 13:25)
Автор, спасибо за шикарный фанф! Вы продолжите его здесь? Если новый, как будет называться, чтоб не пропустить? И когда? Потому что я уже подсела на вашу историю и расставаться не хочу. Случайно маньяк не будет преследовать Беллу? По времени совпадает. Теперь Эдварду трудно будет заслужить прощение Беллы. Теперь он сходит с ума от ревности, услышал, поди, что Белла на ночь у Бо будет. biggrin
Я не поняла, что за сайт "Литнет"?

0
13 Maria6137   (04.05.2018 16:50)
Спасибо!) Я еще не решила, будет ли это оформляться в отдельный или продолжится тут, как Я родилась пятидесятилетней, часть 2. Маньяк в штате Вашингтон, который следит за Беллой только один и конкуренции он вообще не терпит biggrin biggrin
По времени не может совпадать, так как Порт Анжелес был позже, чем через месяц после приезда Беллы в Форск. О, да... Он очень взбесился от этого)

+1
1 MissElen   (03.05.2018 12:55)
Была без радости любовь - разлука будет без печали...

Спасибо за историю

0
10 Maria6137   (04.05.2018 12:34)
Всегда пожалуйста) happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями