Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2736]
Кроссовер [703]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4853]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15295]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14660]
Альтернатива [9145]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4490]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Крик совы
Суровое, но романтичное средневековье. Проклятье, обрушившееся на семью. Благородные рыцари, готовые на отчаянные поступки ради спасения своих невест. Темная сила ведьмы против душевного света, преодолевающего самые невероятные препятствия. Мистическая история любви!

Серьезный проступок
Эдвард Каллен — горячий школьный хоккеист. Белла Свон — застенчивая старшеклассница. Они восхищались друг другом издалека, но пришло время наконец встретиться. Смогут ли они справиться с угрозой из его прошлого? Ни одно доброе дело не остается безнаказанным...

Soulmatter/ Все дело в душе
Кому ты молишься, когда ты проклят?

Скованный заклятьем
Это случилось на Хэллоуин. Если бы мне заранее рассказали, что такое может быть, ни за что бы не поверила. Магия казалась просто выдумкой, но теперь я знаю, что она существует.

Эсме. Затмение
После возвращения домой, жизнь относительно наладилась и тучи над нашим домом расступились. И стоило только поверить в то, что всё будет хорошо, как появилась новая опасность для нашей семьи. И на этот раз нам не только придется выступить против неведомого врага, но и сотрудничать с нашими извечными недругами ради общей цели. Чем закончится такой альянс для обоих сторон?

Эсме. Сумерки
В мыслях промелькнуло лишь окутанное дымкой воспоминание: я держу на руках маленький, завернутый в голубое комочек... Накатила новая лавина боли, и сердце предательски сжалось. Его больше не было и я тоже должна уйти. Вслед за ним, вслед за Мэри и моими родителями, в манящую неизвестность. Возможно, там я найду ответы. Я бессмысленно улыбнулась и шагнула. Теперь мы будем вместе. Навсегда.

Любовь слаще предательства
Эдвард не жил вместе с Карлайлом и не знает, что можно пить не только человеческую кровь. Он ведет кардинально иной образ жизни. Как же он поступит, встретив Беллу?

Башмачок
Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали.
Маленькая зарисовка о гаданиях Анны.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7819
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Цепь, клинок и крест. Глава 24

2021-12-6
4
0
0
Шум. Возгласы, злые и испуганные. Ржание лошадей. Треск — так может трещать огонь, ползущий по сухому тростнику. Нейда вслушивалась в звуки далекой битвы, снова привидевшейся ей в тревожном полубреду-полусне. Когда-то она, должно быть, сражалась в той битве. Когда у нее еще оставались силы поднять меч. Давно же это было, будто и не с ней даже.

Только попытавшись повернуться в своей тесной клетке и задев за прутья истерзанной спиной, Нейда открыла глаза и поняла, что шум ей не приснился. В воздухе тянуло запахом гари и крови. Где-то совсем близко раздавались крики, но они постепенно стихали, словно стертые лязгом стали. Земля дрожала под копытами множества лошадей.

Несколько мгновений девушка лежала неподвижно, пытаясь понять, что же происходит. Ворота со двора оставались закрыты, а над глинобитным забором уже тянулись к белесому небу клубы черного прозрачного дыма. Вот на створки обрушились один за другим несколько ударов тяжелого боевого топора — и доски разошлись щепками, пропуская двоих пеших и одного всадника. С его копья капала кровь. Кровью были покрыты и кольчуги его товарищей. А на плащах едва угадывались очертания крестов.

Нейда хотела крикнуть, позвать их, но горло еще вчера надорвалось от криков. Любому терпению наступает предел, и сносить боль в гордом молчании Нейда уже не могла. Она кричала. А потом хрипела. И сейчас с губ сорвался только еле различимый хрип. Его и в тишине-то не услышать. Что уж говорить про шум побоища. В том, что вокруг происходило, сомнений не оставалось. А глаза рыцарей блестели из-под шлемов азартом боя и жаждой крови.

Дверь дома распахнулся и на двор выбежал Нарбек с обнаженной саблей в руке. Нейда слишком хорошо помнила его лицо, чтобы не узнать. Он был готов драться до конца — это читалось по решимости во взгляде, по тому, как он держал оружие… Но вот шансов у него не было. Пешие воины не стали принимать бой, а всадник небрежно, поворачивая коня, ударил копьем. Слишком быстро, слишком искусно, чтобы удар можно было отбить саблей. Острие копья вонзилось Нарбеку в бок, стремительно окрасив алым темный шелк одеяния. Кольчуги под ним не оказалось. Пальцы сарацина разжались, сабля упала на песок, мельком сверкнув на солнце. Двое воинов креста уже шли вязать руки пленнику. Впрочем, едва ли его плен продлится долго…

Всадник между тем заметил клетку и спешился, подходя ближе. Узнать Нейду он мог бы с трудом, даже если и доводилось говорить с ней прежде. Одежда превратилась в лохмотья, едва прикрывшие рубцы от кнута. Бурая спекшаяся кровь на лице и руках…

— Остерегись, — проговорил воин, снял с седла притороченную секиру и примерился к боковой решетке. Нейда как могла сжалась в комок, чтобы не угодить под удар. Посыпались мелкие щепки, когда деревянная решетка треснула и наконец развалилась. Отставив секиру, воин наклонился и протянул руку, помогая пленнице выбраться на волю. Нейда осторожно выползла из остатков клетки и с ощутимым наслаждением распрямила спину, но тут же пошатнулась. Пришлось осторожно сесть прямо на землю. Освободитель без раздумий снял плащ и накинул ей на плечи.

Нарбек, со скрученными за спиной руками, медленно истекал кровью, привалившись боком к глиняному забору. Жалости к нему Нейда не ощущала. Впрочем, злорадства тоже. Из дома послышался грохот, возгласы, и девушка заметила, как по бледному лицу сарацина скользнула гримаса душевной муки. Вскоре те двое вновь появились на пороге, таща за собой сопротивляющуюся женщину, с головы до ног в покрывале с золотым шитьем.

— Эта чертова ведьма едва не заколола меня! — крикнул один из воинов и грубо швырнул женщину на землю, срывая полотно. Блеснули на солнце рыжие волосы. Впрочем, Нейда и так уже знала, кого увидит. И глядя, как Лиона с трудом приподнимается, опершись на руки и пряча лицо за волосами, она не почувствовала ничего, кроме усталости и равнодушия. Лиона сама выбрала свою судьбу, когда у нее появилась возможность выбирать. Теперь ее прикончат вчерашние братья по оружию. И хорошо, если сразу…

Увидев Нарбека, Лиона рванулась к нему с отчаянной силой, но конвоир ударил ее оголовьем меча между лопаток, и та рухнула в пыль. Нейда закрыла глаза. Голова медленно кружилась, так что наверное, не стоило и пытаться встать. Да и зачем — посмотреть в глаза Нарбеку, наблюдавшему изо дня в день ее страдания и раз за разом задававшему вопросы? Это уже ничего не изменит. А с Лионой говорить больше не о чем. Не видеть бы ее гибель — и того довольно.

— Идем, господин граф велел всем собраться после боя на площади, — голос рыцаря заставил Нейду вздрогнуть. Граф Волк здесь. Волей или неволей снова спас ей жизнь. Долг растет…

Нейда шла, пошатываясь и придерживаясь за стремя всадника. Следом вели пленных. Деревня полыхала, огонь растекался по тростниковым крышам. Здесь и там лежали мертвецы. Пыльную сухую землю взрыли копыта рыцарских коней, пронесшихся по этим переулкам смертоносным вихрем. Кровь забрызгала глинобитные стены. Посреди деревни открылось свободное пространство с колодцев посредине. У колодца стоял сам Гримстон, ожидая, пока паж наберет воды в длинное деревянное корыто. Кони прядали ушами и фыркали в предвкушении. Артур похлопал своего скакуна по шее и огляделся. Немощеная площадь была уже почти заполнена пешими и конными воинами, которые неотрывно смотрели на своего предводителя. На коленях в пыли стояло несколько пленников. Подвели туда и Нарбека. Сарацин уже едва мог переставлять ноги от слабости. Лиону оттащили от него в сторону за волосы.

— Эти неверные проливали кровь наших братьев по вере! — скользнув глазами по веренице пленных, громко произнес Артур, подняв руку и призывая к тишине. Впрочем, воины и так смотрели на предводителя с преданностью и надеждой. — Они должны ответить за свои преступления.

Нейда уже слышала эти слова. Как и все на площади. Но когда Гримстон обнажил меч и шагнул к первому сарацину, войско встретило это радостным гулом. Свистнул клинок — отрубленная голова скатилась на землю. Одна, вторая, третья… Это Нейда тоже уже видела. Медленно идя вдоль шеренги, оставляя за собой ручейки крови и мертвые тела, Артур неумолимо приближался к Лионе. И Нейде подумалось, что смерть от острого меча будет хотя бы быстрой.

Когда под ноги графу упала голова Нарбека, над площадью разнесся отчаянный вопль. Артур неторопливо повернулся на крик и остановил взгляд на Лионе. Та яростно рвалась в мертвой хватке державшего ее рыцаря. Губы Гримстона тронула недобрая усмешка. Затем он всмотрелся дальше и заметил Нейду.

— Моя храбрая воительница вдруг отыскалась. Вот уж не чаял… — усмешка стала жестче. А Нейда нашла в себе силы только едва поклониться. Казалось, если поклон будет глубже — он закончится ударом о землю, потому что от движения сознание снова померкнет.

— А вместе с ней и вторая, — Артур скрестил руки на груди. Хрустнуло кольчужное полотно. — Изменница, отрекшаяся от нашего дела и принявшая сторону врага. Измена карается смертью, не так ли?

Лиона не отвечала. Впрочем, Артур и не ждал ответа. Он снова пристально посмотрел на Нейду.

— Дайте ей меч.

Слова отдались в голове гулко, словно колокольный звон. И девушка не сразу поняла, что ей протягивают клинок рукоятью вперед. Пальцы коснулись эфеса и сами собой привычно сомкнулись, но дрожь в запястье стала сильнее.

— Покарай предательницу, Нейда. Ты ведь по-прежнему верна нашему делу. А значит, Господь не оставит тебя своей милостью.

Нейда подняла взгляд и встретилась глазами с Гримстоном. Покарать? Сразиться — с Лионой? Невозможно… Дело даже не в том, что они некогда были подругами — никакая дружба не выдержит заключение в клетке, одиночество, боль и страх. Дело просто в том, что Лиона не голодала, не спала урывками на решетчатом полу, под открытым небом, во власти ночного холода и дневного пекла. Ее не пытали, не допрашивали. У нее есть силы. А у Нейды — нет.

Она хотела сказать. Хотела взмолиться, чтобы Артур проявил милосердие и дал ей передышку. Потому что пальцы на рукояти меча вот-вот норовили разжаться. Но она смотрела в его глаза — и видела там холодное, почти презрительное равнодушие. Как в тот день, когда он приказал взять под свое начало отряд воинов и совершить невозможное. Его не волновало, что она едва держится на ногах. Он решил, что она должна свершить правосудие — и она должна. Несмотря ни на что. Так… так смотрел на нее Филипп…

Почему, святые угодники, почему она раньше не замечала, насколько они похожи своим пренебрежением и уверенностью, что им принадлежит вся власть на земле…

Просить было бесполезно. Филиппа — уж точно. Да и Артура тоже. Это она помнила по злосчастному разговору в Антиохии. Унизительно — и бесполезно.

— Дайте оружие отступнице. И с помощью Божьей справедливость восторжествует.

Рыцари, оруженосцы, следовавшие за своими господами пажи быстро расступались, образуя круг — словно арена. И зрители по краю — зрители, ждущие кровавого зрелища. Нейда тяжело оперлась на перекрестье меча и посмотрела на Лиону, ища ее взгляд. Это оказалось нетрудно. Глаза Лионы горели безумной яростью, растрепанные волосы выбились из кос, ладонь сжимала меч крепко и уверенно. Не обращая внимания на длинный подол платья, Лиона вошла в круг. Скользящим, легким шагом, который Нейда помнила с давних времен, когда была другая толпа и другая арена. Нейда и сама так двигалась. Еще несколько дней назад. А теперь меч казался тяжелым и пальцы норовили разжаться.

Они сошлись на середине площади, рядом с колодцем. Лиона ударила первой. Нейда отшатнулась, едва не потеряв равновесие, но вскинуть меч не решилась — казалось, это движение швырнет ее на землю, прямо в пыль. От резкого усилия по иссеченной спине разлилась боль. А Лиона уже наступала снова. Ее удары утратили убийственную точность, которой были некогда исполнены на арене, но в каждый она вкладывала всю свою ненависть и боль. Нейда видела это по искаженному лицу бывшей соратницы, видела по полным слез и злобы глазам. Уклоняться до бесконечности было бы невозможно. Голова снова начала кружиться.

Неимоверным напряжением воли Нейда заставила себя закрыться от следующей атаки клинком. Неуклюжая, слабая попытка, ноющие пальцы, а движения… за такие движения на тренировке Филипп велел бы высечь или попросту изранил до потери сознания. А теперь она пытается так защитить свою жизнь. Потому что в безумных глазах Лионы Нейда видела свой смертный приговор. И взывать к былой дружбе не стоило, даже если бы гордость позволила это сделать. Лиона не услышит. Для нее мир рухнул, осталась только смерть и жажда мести, потому что слепой Нейда не была и поняла, кем был для Лионы Нарбек.

Клинки сошлись, разлетелись в стороны и снова встретились с невыносимым лязгом. Нейду шатало от каждого взмаха меча, толкни — упадет навзничь. В глазах то и дело проплывали клочья темноты, которые она пока еще могла разогнать одним упрямством. Но надолго ли ее хватит… Плечи свело судорогой, и пришлось вновь уворачиваться. А спину будто опять терзал кнут, так остро и мучительно ощущался каждый рубец, протянувшийся через хребет по ребрам и лопаткам.

Удар за ударом, Лиона наступала. Не так уверенно, как прежде, но неотвратимо. Нейда стискивала зубы и, хрипло дыша, отбивалась. В прежние времена выиграть этот бой не составило бы труда. Но в прежние времена они бы и не сошлись здесь, посередине разоренной сарацинской деревни, под небом, затянутым дымом от пожарища. Теперь же смерть смотрела на Нейду из-за плеча Лионы. А умирать не хотелось. Несмотря на боль и слабость. Отчаянно, как никогда прежде, хотелось выжить — именно сейчас, особенно сейчас, когда волей случая или божественного промысла удалось вырваться из клетки, из мучительного плена…

А круг зрителей безмолвствовал в ожидании. Нейда не сомневалась, что если проиграет — Лионе все равно не жить. Но ей самой от этого легче уже не станет. Потому что Лиона убьет ее не задумываясь, как только сама Нейда промедлит. Угроза этого становилась все ближе. В ушах шумело, голова начинала плыть, словно отделяясь от тела и ускользая куда-то в сторону. Нейда понимала, что держится на пределе своих надорванных сил. И предел этот близок.

Лиона продолжала идти вперед, широкими взмахами меча тесня противницу к центру круга. К колодцу. Прижать спиной к преграде, чтобы не дать уклониться от последнего удара. Выместить злость и отчаяние, а потом неважно, что будет. Нейда читала это в утративших все человеческое глазах бывшей подруги. Сил вырваться за очерчиваемые клинком границы не было. Оставалось отступать — и собираться с духом. Не сдаваться до последнего вздоха, до последней целой кости. Именно это вбивал в нее Филипп на кровавых тренировках. И к стене ее тоже ставили, лишая возможности маневра, а затем нападали, по одиночке или вдвоем. Тогда приходилось изворачиваться змеей, успевая всюду, перекидывая меч из руки в другую, потому что времени повернуться к новому врагу не оставалось…

Носок сапога зацепился за опустошенное корыто, и Нейду крутануло в сторону от слабости. Если она сейчас упадет, подняться уже не выйдет. Лиона не позволит. Удержаться на ногах удалось немыслимым трудом. Оглянуться времени не было — да впрочем, Нейде это было не нужно. Низкий глинобитный парапет коснулся бедра при следующем осторожном шаге назад. Вот и всё. Теперь либо смертельный удар — либо найти в себе силы и убить самой.

Мастерство Лионы не совсем стерлось у нее из памяти за месяц спокойной семейной жизни, это Нейда уже поняла. Но поняла и то, что учителей вроде Филиппа у Лионы никогда не было. А значит, надежда еще оставалась… Клинки соприкоснулись на излете, Нейда отчаянным рывком сбросила удар Лионы в сторону, чуть не рухнув вслед за мечом, и перебросила эфес в левую руку. Лиона видела маневр, видела, как острие устремляется в обход ее собственного меча и защиты, под локоть. Но остановить удар уже не могла. Клинок вошел между нижними ребрами, пронзая печень и выходя из спины. На расшитую золотыми нитями ткань непривычного, чужестранного платья побежала темная кровь. Лиона замерла, выронила меч и потянулась рукой к ране. Она даже не вскрикнула. Нейда высвободила лезвие — кровь полилась быстрее. Лиона прижала ладонь к ране, и между пальцами тут же показались багровые капли. Нейда замерла в ожидании. Дышать удавалось с трудом, и даже мысль о чудесном избавлении не могла вдохнуть новые силы.

Лиона подняла на Нейду взгляд — безумная ярость из него внезапно исчезла, оставив только недоумение на грани растерянности. Может быть, следовало сказать подруге… бывшей подруге хоть что-то. Хоть слово. Но слов у Нейды не нашлось. И она просто смотрела, как Лиона тяжело опускается на колени. Пришла боль — и Лиона захрипела, содрогаясь всем телом и взбивая пыль подолом вышитого платья. Нейда попыталась отыскать в заволновавшейся толпе зрителей Артура. Видит ли он торжество справедливости, видит ли, что она только что по его приказу прикончила женщину, бывшую ей когда-то сестрой…

Он видел. И удовлетворенно кивнул, подзывая оруженосца с конем и садясь в седло. Но не сказал ни слова. Хотя — каких слов она ожидала? Никаких. Слова не были нужны. Нужен был покой. Лечь и забыться. Забыть, как меняется взгляд Лионы, как искажается лицо предсмертной судорогой. Хотя такое не забудешь…

Однако слова у графа все же нашлись. Да только не для победительницы. На нее он больше не взглянул.

— Сколотите виселицу повыше…

Нейда вздрогнула.

— И вздерните клятвопреступницу. Она не заслуживает христианского погребения.

Несколько человек немедленно пошли исполнять приказ. Застучали топоры, затрещали разламываемые створки ворот, из которых выдирали доски. А кто-то уже скручивал петлю на конце длинной веревки. Нейда медленно опустилась на край колодца. На сердце было пусто и гулко. Хотелось заплакать — но слез давно не осталось. А больше ничего не хотелось — ни есть, ни пить, ни спать. Ничего. Совсем. Разве что — хотелось закрыть глаза и не видеть, как уже мертвой Лионе накидывают на шею петлю и подтягивают повыше, чтобы ноги до земли не доставали. Будто и впрямь вешают…

Виселица возвышалась почти посреди площади, рядом с колодцем. Рыцари воинства Креста разошлись — кто отправился ставить лагерь, кто пошел проверять опустевшие дома — вдруг враг еще где-то затаился. Площадь опустела, Нейда даже сама не успела понять, как. С завершением поединка смотреть стало больше не на что. О Нейде не вспоминали. И лишь бледный, безжизненный труп Лионы слегка покачивался в петле на ветру. Кровь перестала течь из раны. Нейда стояла, опираясь на колодец, и не имела сил уйти. С этой смертью на душе стало совсем одиноко и тоскливо. Словно вместе с подругой погибла и часть ее самой.

Быть может, при жизни между ними и была вражда. Как не быть, особенно после того, что случилось. Но теперь от прежнего негодования и злобы остались лишь сожаление и грусть. Еще одна несчастная, короткая жизнь оборвалась в этом Богом забытом краю, оставив Нейду наедине с собой. Но теперь все оказалось не важно. Глядя на тело мертвой подруги, Нейда против воли погрузилась в размышления о днях совсем далеких. О временах, когда они были вместе, когда не могли и помыслить, что судьба с ними так обойдется. Когда-то давно, будто бы и не в этой жизни вовсе. Верные соратницы, горячий песок арены, звон мечей и брызги крови на потеху толпе. Теперь песок лишь раздражает, а рев толпы и шум битвы вызывают мысли только об ужасе и смерти, а не о прежнем азарте честного поединка. Да и подруга, что была ей ближе всех людей на свете, теперь качается на ветру, павшая от ее собственной руки. И порывы сухого дыхания пустыни треплют подол расшитого золотой нитью платья. Роскошного одеяния чужого народа из чужого мира.

Душевные терзания прервали тяжелые шаги за спиной. Нейда обернулась — и узнала в идущем через площадь рыцаре Ричарда. Он медленно ступал по пыли, камням и песку, потом поднял голову и пустым безразличным взглядом окинул повисшее на перекладине тело.

У Нейды отчаянно застучало сердце. С тех самых пор, как Алира с Ричардом объяснились в чувствах, они были неразлучны днем и ночью, всегда и везде. Да только по взгляду рыцаря Нейда сразу поняла — случилось нечто непоправимое, но все же не спросить не могла, цепляясь за мнимую надежду. Надежда никогда не умирает…

— Что случилось? Где Алира? Она ранена? — Нейда торопливо шагнула Ричарду навстречу, протягивая руки и останавливая его. Голос уже дрожал. В предчувствии…

— Под стенами был бой, слишком многие погибли, — обреченно произнес рыцарь. — Теперь она с Господом. Она была и твоей хорошей подругой, я знаю. Соболезную.

— Алира… — горло перетянуло словно невидимой петлей. — Этого просто не может быть…

— Вижу, не только она отдала жизнь в этом походе, — еще глуше произнес Ричард, снова взглянув на тело Лионы.

— Что… Что же теперь делать… — Нейда сдавленно всхлипнула.

— Я отправлюсь дальше. Быть может, еще найду смерть в битве, ведь иной судьбы для себя я уже не вижу. Так можешь поступить и ты, если больше терять нечего.

— Вот и все? У тебя больше нет слов для них? Для Лионы? Для Алиры? — заговорила Нейда торопливо, срываясь с хрипа почти на крик. — Ты хоть любил ее?!

— Больше жизни, — тяжело вздохнул рыцарь и наконец повернулся к виселице спиной. К виселице и солнцу, чтоб оно не освещало его лицо. — А теперь прощай. Вероятно, мы уже не свидимся.

Он едва заметно поклонился девушке, отдавая последний знак уважения, и пошел прочь, не оглядываясь. Лагерь для ночлега после боя граф Гримстон велел на скорую руку разбить неподалеку от деревни.

А Нейда осталась совсем одна. Посреди разоренной деревни, утомленная, израненная, брошенная в этом мире на произвол жестокой судьбы. Сделав несколько неверных, шатких шагов, она в приступе отчаяния упала на колени перед виселицей, склонила голову к земле и просто тихо заплакала.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-38044-9
Категория: Свободное творчество | Добавил: Ester_Lin (28.10.2021)
Просмотров: 134 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 4
0
3 Дюдюка   (04.11.2021 12:56) [Материал]
Большое спасибо за главу... Очень жаль всех... cry

0
4 Ester_Lin   (28.11.2021 13:14) [Материал]
Прямо всех-всех? И Лиону, и Нарбека? И Ричарда?

0
1 робокашка   (29.10.2021 21:42) [Материал]
cry души фанатиков отравлены, веют они по белу свеу собственную ересь, а те из них, кто наделён властью, путь устилают чужими жизнями

0
2 Ester_Lin   (29.10.2021 22:32) [Материал]
О да, фанатики несут беды. Причем по обе стороны линии боя.