Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [25]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15132]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14333]
Альтернатива [9024]
СЛЭШ и НЦ [8972]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за август

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Полые вены
Смерть. Потерянная половина жизни. Когда прошлое - кровь, текущая по твоим венам, как выжить в настоящем?

Moonrise/Лунный восход
Сумерки с точки зрения Элис Каллен.

Мой сумасшедший шейх
Эдвард похищает Беллу, так как она ему нравится, а она не обращает на него внимание. Сначала всё идёт слишком грубо, а потом Белла влюбляется в Каллена и они остаются вместе.

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Украденная невеста
Конец 18 века. Изабелла Свон – невеста на выданье. Многие просили ее руки, но суровый барон Свон не собирается выдавать замуж единственную дочь. Что же предпримет Изабелла, чтобы обрести счастье? И на что готовы отвергнутые поклонники?

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 480
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Аксель в три с половиной оборота

2019-9-22
21
0
Название: Аксель в три с половиной оборота
Вид спорта: фигурное катание
Жанр: Romance
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Элис/Джаспер
Саммари: Элис – подающая надежды молодая фигуристка. Из-за личных обстоятельств она пропустила почти год, но тут ее бывший тренер, в которого она давно была влюблена, приглашает ее переехать в Нью-Йорк, чтобы заниматься в его группе для подготовки к чемпионату США. Под давлением матери Элис едет в Нью-Йорк, но там ее ждет по-настоящему ледяной прием…




***

– Я не поеду! Миллион раз уже это повторила. Хочешь, повторю еще? – Элис старательно пыталась придать голосу веса, но получалось плохо.
– Можешь повторять сколько угодно. А я опять отвечу – это просто эмоции, не более того. И ты не погубишь из-за дурацкой детской влюбленности свое будущее!
Аделаида Брендон смотрела на дочь, как на маленькую неразумную девочку, которой приходится объяснять прописные истины. Это была высокая женщина лет сорока пяти, с гордой посадкой головы и несколько надменным выражением лица. Уверенность в себе, в правильности своего мнения сквозила в каждом ее взгляде и жесте.
– Это не дурацкая влюбленность, – в голосе девушки поневоле зазвучала обида. – И совсем не детская!
– Когда девочка влюбляется в мужчину на десять лет старше? В великого чемпиона? – с явной насмешкой спросила миссис Брендон. – Конечно, дурацкая. Иначе не скажешь. Так что ты пакуешь чемоданы, и послезавтра мы вылетаем в Нью-Йорк. Это приглашение – твой шанс попасть на Чемпионат мира или даже на Олимпиаду, пойми!
– Мама… Какой шанс? Это глупость! – Последняя попытка возразить получилась вялой, Элис устала биться головой о стенку в надежде достучаться до матери.
– Всё, разговор окончен. Ты поедешь!

На этих словах миссис Брендон развернулась и вышла из комнаты. Разговор повторялся за последние три дня уже раз двадцатый. За восемнадцать лет Элис решилась на вторую попытку переупрямить мать, но на этот раз миссис Брендон оказалась непреклонна.

Первая попытка дочери поступить по-своему состоялась несколько месяцев назад. Тогда, после сильной простуды, Элис провалила квалификацию на конкурсе представителей северо-западной части тихоокеанского побережья, заняв пятое место, и категорически отказалась заниматься дальше фигурным катанием. «Нечего мне там больше делать, я уже слишком стара для этих игр» – эта фраза стала основным ее аргументом. Действительно, уже на тот момент семнадцатилетнюю Элис окружали девочки четырнадцати-пятнадцати лет, и довод казался достаточно веским даже для мечтающей о великом будущем дочки миссис Брендон.

Но возраст не был единственным мотивом оказанного матери решительного отпора. Вторую причину звали Джаспер Хейл, который тренировал Элис последние полтора года. В недавнем прошлом надежда и опора американской школы фигурного катания, он вынужден был прервать карьеру на самом подъеме из-за травмы колена. Полученная на тренировке после падения, поначалу травма казалась несерьезной, но боль не проходила. Обследование выявило повреждение крестообразной связки, причем застарелое. Лучшие врачи ничем не смогли помочь – боль ушла, но карьера – о ней молодому фигуристу пришлось забыть.

Тогда он чуть не бросил спорт окончательно, но один из известных тренеров пригласил его ассистентом в свою школу фигурного катания, и Джаспер увлекся, понимая, что вдали ото льда существовать не сможет. Теперь он вот уже несколько лет тренировал молодых спортсменов, со временем став совладельцем школы. Успешный спортсмен, он научился передавать следующим поколениям свою любовь к спорту, жажду достижений и побед.

Хейл был гением не только в фигурном катании. Где бы он ни появлялся, внимание женского пола было ему обеспечено. Высокий, голубоглазый блондин, обладающий бездной обаяния и яркой харизмой, богатый, успешный – какая девица устоит? Ученицы, едва выбравшись из пеленок, бегали за ним толпами. При этом никто не мог сказать, что был свидетелем каких-либо отношений, разве что слухи ходили. Да и слухи не рассказывали о чем-то более серьезном, чем недолговременные романы. Как правило, Джаспер обращался с женщинами вежливо, прохладно и отстраненно.

Многие предполагали, что причина крылась в бывшей жене Джаспера. Хейл был женат, женат крайне неудачно на собственной партнерше, которая бросила его после травмы и вынужденного завершения карьеры. Но подробностей истории не знал почти никто.

Совершенно случайно, засидевшись в раздевалке после тренировки, Элис невольно подслушала разговор Хейла с его сестрой-близнецом, Розали. Разговор шел на повышенных тонах, Розали ругала бывшую миссис Хейл, пытаясь вразумить брата и поменять его взгляд на жизнь.

– Джас, нельзя вести себя как маленький обиженный мальчик! – пыталась уговаривать она брата. – То, что ты наткнулся на девицу, которой нужна была лишь твоя слава, не означает, что все женщины такие!
– Угу. Ты не такая, верю, – со смешком ответил Джаспер и уже более мрачно добавил: – А остальное – сказки, из которых я уже вырос!

Элис не могла видеть разговаривающих, но могла нарисовать в воображении происходящую за стеной сцену. Скорее всего, во время разговора Джаспер стоял, прислонившись к косяку двери, а его сестра бросала на него короткие, колючие взгляды, проносясь мимо него из стороны в сторону; Элис слышала звук ее каблуков, когда голоса смолкали. Розали очень походила на брата – и упрямством, и красотой. Когда она появлялась где-либо, окружающие сворачивали головы в попытках разглядеть, привлечь внимание, удостоиться взгляда.

– Черт! Ты такой твердолобый, что у меня терпения не хватает на спокойный разговор с тобой. В чем провинилась та же Падма? – Шаги опять стихли, судя по всему, Розали очередной раз остановилась напротив брата. – Она к спорту не имеет никакого отношения и не глупа. Деньги твои ей точно не сдались: она отлично зарабатывает и к тому же не из бедной семьи!
– Да ни в чем она не провинилась, – устало заметил Джаспер. – Я ничего ей не обещал. И я ей не нужен – она замуж хочет и детей. А с этим точно не ко мне.
– Джас, но откуда?.. – Розали, не желая сдаваться, пыталась возражать дальше, но была прервана сардоническим ответом Хейла:
– Она сама мне сказала об этом, Роуз! – засмеялся он. – И я, правда, не хочу обсуждать с тобой мои отношения с женщинами.
– Но… – замешкалась с ответом изумленная Розали.
– Сестра, я тебя очень люблю, – Джаспер не дал ей опомниться, – но это не повод лезть в мою личную жизнь.
Он пытался остановить словоизлияния сестры, не желая доводить дело до ссоры. Однако Розали не так просто было заставить замолчать.
– Джас, я тоже тебя люблю. И не могу допустить, чтобы та девчонка продолжала портить твою жизнь! – в голосе появилась умоляющая интонация. – Мне она никогда не нравилась – ты это знаешь. Обычная молодая вертихвостка, гнавшаяся за славой и богатством. Ты тащил ее к известности на себе, а она, свесив ножки, ехала! Являясь форменной бездарностью. Я подумывала, что если бы не она, то истории с травмой-то не было бы…
Стук каблуков опять прекратился, похоже, Джаспер поймал сестру на лету:
– Роуз. Хватит! – повысил он голос. – Мы не будем обсуждать мою бывшую жену. Я не раз просил тебя об этом, но ты раз за разом заводишь этот разговор!
– И буду заводить, пока ты не усвоишь, что вести себя так, как ты – нельзя! – упрямо продолжила Розали. – Я слишком хорошо помню, каким ты был. И вижу, каким ты стал! Для нормальных женщин ты воплощенная опасность. Я удивляюсь, что при этом ты работаешь с молодыми фигуристками… И, судя по результатам, хорошо работаешь!
Она явно начинала злиться, не привыкнув, чтобы ей противоречили, пусть даже и родной брат.
– Нормальные женщины? Это что за зверь такой? – сыронизировал Хейл. – А для молоденьких, восторженных девушек я совершенно безопасен – в том смысле, котором ты подозреваешь, я с ними не связываюсь!
– А может, стоит? – задумчиво произнесла Розали. Но Джаспер не был расположен к рассуждениям на эту тему, намереваясь твердо стоять на своем.
– Повторюсь: я не верю в сказки! – отрезал он.
В какой-то момент Элис поняла, что разговор становится слишком личным, и, тихо постучавшись, зашла в гимнастический зал, где спорили брат с сестрой. При виде ее они оба резко замолкли.
– Вы что-то хотели, мисс Брендон?
Ледяные глаза смотрели на девушку строго и учтиво – Хейл отлично владел эмоциями и не любил демонстрировать их посторонним.
– Простите... Я не могу открыть дверь, опять что-то с замком.
Элис придумала самый простой предлог вмешаться – дверь, и правда, заедала, и девочки частенько не могли с ней справиться. Тренер молча вышел вслед за ней в коридор и одним сильным движением плеча открыл дверь.
– Вы свободны. Как я понимаю, мой разговор с сестрой мимо ваших ушей не прошел?
Элис ощутила, что краска заливает щеки, но отрицать очевидное в этой ситуации было бесполезно. Все знали, что слышимость в здании школы отличная. И разговор в зале, особенно на повышенных тонах, не услышать в раздевалке невозможно.
– Я не хотела подслушивать… – робко пробормотала Элис.
– Но подслушали же! – Хейл не спрашивал, он утверждал.
– Да…
Он вдруг зло усмехнулся прямо ей в лицо:
– Мисс Брендон, вы же не маленькая девочка, вам уже не четырнадцать! Надеюсь, вы сделаете правильные выводы из услышанного! Прощайте!

Развернулся и ушел, оставив Элис стоять в проеме приоткрытой двери. Застыв на миг от ужаса, понимая, что ее чувства не остались для него тайной, она рванула на улицу – незастегнутая, без шапки, разгоряченная. И схватила сильнейшую простуду, которая потом переросла в тяжелейший бронхит.

С тех пор она Хейла не видела. Послужил ли этот разговор причиной или нет, но через две недели он объявил всем, что уезжает в Нью-Йорк. Насовсем.

Элис выздоровела, но, не тренируясь более месяца, к тому же после смены тренера шансов на то, чтобы пройти квалификацию у нее почти не оставалось. Пятое место, по мнению многих, было уже достижением.

Потом разразился скандал с матерью, и как результат маленькой победы Элис получила несколько месяцев спокойной жизни – учеба, чтение книг, прогулки с друзьями и никаких тренировок. И никакого Джаспера Хейла.

И вот три дня назад из почтового ящика выпало письмо. Официальное приглашение в известнейшую школу фигурного катания в Нью-Йорке. В команду Джаспера Хейла для подготовки к чемпионату США.

К несчастью, когда пришло письмо, Элис дома не было, и мать спокойно вскрыла послание. К возвращению Элис она мало того что прочитала, так еще и успела созвониться с мистером Хейлом, обсудить тот факт, что Элис не тренировалась более полугода, получить заверения в том, что у ее дочери талант и не всё потеряно… И принять решение.

Три дня дома шла война. Отца традиционно не было – он чаще был в командировках, чем в Сиэтле. Да и он всегда соглашался с женой, никогда не споря с ней. А миссис Брендон отступать не собиралась, говоря, что один раз уже пошла на поводу у Элис и больше этого не допустит.

– Дочка, пойми, – увещевала она, – ты тренируешься с малых лет, ты достигла таких успехов! Нельзя сейчас бросать! Забудь ты о былой влюбленности в Хейла. Он талантливый спортсмен и гениальный тренер, и он берет тебя в свою группу – вот и всё, что тебе надо знать!

О влюбленности мать узнала, когда Элис лежала в бреду с высокой температурой. И, конечно же, запомнила – Аделаида Брендон никогда ни о чем не забывала.

В итоге она еще раз позвонила Хейлу и радостно сообщила, что они, разумеется, согласны, и прибудут в Нью-Йорк на следующей неделе, дабы приступить к тренировкам. Попытка Элис настоять на своем с треском провалилась. Можно было бы вытворить что-то несусветное – уйти из дома или еще что-нибудь. Но Элис была не так воспитана… К сожалению.

Поэтому через два дня Элис сидела в кресле самолета, подлетающего к аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке. Самолет начал снижение. Девушка подняла спинку кресла, пристегнула ремень и отвернулась, смотря сквозь иллюминатор на садящееся над океаном солнце. Хотелось спать: сказывались три часа разницы во времени. А завтра придется вставать в шесть утра – это по местному времени! А до Форест-Хиллс, где они будут жить, ехать немало, а еще пробки…

Половину дороги Элис слушала рассуждения миссис Брендон о предстоящих тренировках, ее радость, что до января, когда будет проходить чемпионат США, еще достаточно времени, что она верит, что увидит в следующем году свою девочку в Омахе… И так по кругу – до бесконечности.

Единственное, что не могло не радовать Элис – мать пробудет с ней всего лишь неделю, а потом вернется в Сиэтл, оставив Элис на попечение старшей кузины. А зная ту, Элис будет практически предоставлена сама себе. Правда, учитывая планы занятий и тренировок, свободного времени практически не предвиделось. Особенно поначалу, когда надо будет наверстывать упущенное.

Тем не менее для постоянно находящейся под присмотром строгой матери девушки такие перспективы показались фантастическими. Надо же было хоть что-то положительное найти во всей этой истории!

***


На следующее утро Элис стояла в холле ледового дворца и ждала появления человека, видеть которого одновременно и очень хотелось, и не хотелось совсем. Она настояла на том, чтобы мать, проводив ее до входа в школу, поехала домой, и в этой мелочи миссис Брендон всё-таки уступила.

Войдя в здание, девушка остановилась у стенда, рассматривая фотографии. Многие лица были узнаваемы – чемпионы, чемпионки. Было видно, что школа процветала, в ее стенах вырастали поколения выдающихся спортсменов.

– Вы Элис Брендон, правильно?
За ее спиной раздался низкий женский голос – вкрадчивый, с легкой хрипотцой. Незнакомый. Элис обернулась:
– Да, это я.
Перед ней стояла высокая брюнетка лет двадцати пяти. Черты лица выдавали уроженку юга. Высокие скулы, темно-карие глаза. Узкое, ярко-алое платье чуть выше колена. Любезная улыбка – правда, Элис показалось, что в ней всё-таки больше деланности, чем искренности.
– Пойдемте. Я провожу вас, – молодая женщина направилась в сторону лестницы, жестом приглашая Элис следовать за собой. – Вы же здесь впервые? У мистера Хейла сейчас тренировка, он встретится с вами сразу после ее окончания, через пятнадцать минут.
– А вы? – На языке Элис вертелось немало вопросов, но для начала надо было хотя бы выяснить, с кем она беседует!
– О, простите, я не представилась! – чуть смутилась ее собеседница, протягивая руку в приветствии. – Мария Домингес. Я коллега мистера Хейла, специалист по хореографии. Он попросил меня встретить вас и проводить к нему в кабинет.

Элис вышла из холла вслед за Марией. Кабинет, судя по всему, находился в противоположном конце здания школы, и путь лежал через длинный коридор с множеством дверей. Мария шла чуть впереди, показывая дорогу и одновременно проводя обзорную экскурсию. Раздевалки, тренажерный зал, гимнастический зал, коридор, ведущий в сердце школы – на ледовую арену. Наконец Мария плавным движением открыла дверь кабинета, пропуская Элис внутрь небольшого помещения, довольно строго обставленного, но не лишенного некоторого уюта.

– Посидите здесь, мистер Хейл скоро будет. Хотите чего-нибудь?
– Зеленого чаю, если можно! – Элис внезапно ощутила, как пересохло горло. Раз ей дали время на подготовку, надо его использовать с максимальной пользой и попытаться успокоиться.
– Без проблем! – кивнула Мария и вышла из кабинета.

Элис осталась одна. Ей пришлось ждать около получаса, чай был давно выпит, когда открылась дверь и Джаспер Хейл зашел в кабинет. Сел за стол, достал из стопки какой-то листок и уставился на него невидящим взглядом.

Он мало изменился, только в облике появилось чуть больше властности и отчужденности. Если раньше в нем чувствовался молодой задор, азарт, то теперь ощущался лишь холод. Минимум эмоций и максимум расчета. Разве что толика расстройства промелькнула на красивом лице, когда он внимательно изучал листок.

Прошло еще несколько минут, прежде чем он поднял глаза. Еще минута прошла в молчании – они просто смотрели друг на друга. У него появилось очень странное выражение в глазах, как будто он увидел привидение, а не девушку, приехавшую по его же приглашению заниматься фигурным катанием.

– Ох, простите, мисс Брендон! Я вас не заметил. Здравствуйте!
Тон был сухой, официальный, но в глазах мелькнула насмешка.
– Добрый день…
– Я, честно говоря, подумал, что в споре со своей матерью вы одержите победу… И я не буду иметь удовольствия увидеть вас.
Ничего не понятно! Он же сам звал ее, а теперь как будто сожалеет! Он рассчитывал, что Элис упрется и откажется от приглашения? Зачем тогда приглашал? Она улыбнулась через силу:
– Моя мама бывает очень убедительна.
– Она с вами?
Джаспер обвел глазами кабинет, как будто ожидая, что миссис Брендон слилась со стенкой, и он ее не заметил, как не заметил несколько минут назад Элис.
– Нет, – покачала головой девушка. – Я одна.
– Что ж… Раз вы тут, то давайте документы и отправляйтесь в раздевалку. Я хочу увидеть вас на катке.
С этими словами он опять вынул из пачки листок и начал его изучать, давая знать, что разговор окончен.
– Но…
– Какие-то возражения? – он поднял взгляд, полный искреннего недоумения.
– Если честно, то да. Зачем меня привели к вам в кабинет? Я тут сижу уже полчаса!

Элис чувствовала, что еще немного, и она взорвется. Его ледяной, с нотками превосходства тон убивал. Да, они не виделись год. Да, она была просто влюбленной в него школьницей. Но почему он позволяет себе так с ней разговаривать?

Хейл поднял голову от бумаг и, живо напоминая тоном и манерой изложения речи, которые любила выдавать миссис Брендон, произнес:

– Дорогая Элис, усвойте вот что: если вы хотите чего-то достичь в этой школе, придется делать то, что я велю. И не задавать лишних вопросов. Решите сразу: или вы принимаете это условие – и тогда мы встречаемся на катке через пятнадцать минут. Или нет – тогда вы знаете, где выход.

Она медленно, стараясь сохранить лицо, поднялась из глубокого кресла, в котором сидела всё это время, кинула на него полный достоинства взгляд, развернулась и вышла из кабинета, нарочито мягко закрыв за собой дверь. Где раздевалка, она уже знала – какой смысл тратить время на слова? Элис всё же изменилась: год назад она бы пулей вылетела из здания школы и потом рыдала бы в укромном углу. Сейчас же она просто пошла в раздевалку.

Через десять минут она была у бортика катка. Зал был пуст. Стояла гулкая тишина. Он вышел еще через пять минут, смерил ее слегка удивленным взглядом:

– Хм… А у вас есть характер. Не ожидал. Раз так, то выходите на лед. Пять кругов в хорошем темпе, потом базовую дорожку от бортика до бортика: туда и обратно. Просто покажите шаги. Потом подойдете ко мне.

Пока Элис снимала чехлы с лезвий, руки слегка дрожали: она осознавала, что после долгого перерыва пребывает не в лучшей форме. А церемониться мистер Хейл, похоже, не настроен…

Но как только она ступила на лед, Элис вспомнила, как же она любила катание. И поняла, насколько сильно она тосковала по этим ощущениям весь последний год. Шаг, другой – и вот она уже несется, огибая каток. Упругий ветер в лицо, звук лезвий, рассекающих гладь безупречного льда, нарастающая с каждой минутой скорость – что может быть лучше?

Насладиться ей не дали. Раздался грозный окрик:

– Мисс Брендон, вы считать разучились? Или за год забыли, что такое дорожка шагов?

Она проглотила подступивший к горлу комок, закончила круг и начала пересекать лед по диагонали, выполняя шаги. Дуга, еще одна. Тройка. Крюк. Еще несколько шагов. Спираль. Потом вращения.

На последнем элементе она слегка сбила дыхание, поэтому, подъехав к тренеру, дышала достаточно неровно, что он не преминул заметить:

– Да-а-а-а-а… Форму, конечно, придется восстанавливать. Не знаю, хватит ли у вас силы воли, или опять побежите раздетая на улицу от одного резкого слова?
Элис закусила губу и отвернулась. Черт! А он всё помнит! Впрочем, странно подозревать склероз у двадцативосьмилетнего мужчины.
– Не побегу! – Она постаралась придать голосу максимум уверенности, но избегая смотреть на него.
– Уверены? Смотрите, пожалуйста, на меня!
– Да!

Элис высоко задрала подбородок и наградила Хейла самым гордым взглядом из своего арсенала. Год назад она мечтала посмотреть на него именно так – что ж, ей выпал шанс!

И тут он сделал то, что всегда получалось у него лучше всего. Просто улыбнулся. Широко и от души. Насколько редким было это зрелище! И как хорошо Элис помнила, что влюбилась именно в эту чудесную, открытую улыбку. И в эти улыбающиеся глаза.

– С характером… – повторил он. В голосе прозвучала странная нотка, как будто среди лютой зимы настала оттепель.
– Это плохо? – робко спросила Элис.
– Нет. Впрочем, время покажет, – пожал плечами он. – На сегодня вы свободны. Завтра приезжаете в семь. Мария выдаст расписание, следовать неукоснительно. Радует, что вы хоть веса не набрали.
Поняв, что он вот-вот уйдет, Элис, пересилив себя, решилась задать давно мучающий ее вопрос:
– Мистер Хейл?
Он обернулся, и она опять замерла, как кролик перед удавом, растеряв решительность и заодно дар речи.
– Что-то еще, мисс Брендон?
Голубые глаза смотрели внимательно, но в глубине их затаилась смешинка. От Джаспера явно не укрылось замешательство Элис, и оно ему нравилось!
Элис попыталась вдохнуть и чуть севшим голосом всё-таки спросила:
– А почему вы уехали из Сиэтла?
Он вздрогнул. Веселье как рукой сняло, взгляд посуровел, оттепель сменилась крепким морозом.
– Здесь лучше платят. До завтра!

Стук шагов. Хлопок двери.

***

Следующие три месяца превратились для Элис в пытку. Тренировки, тренировки – бесконечные! Тренажерный зал, бассейн, каток. С раннего утра и до позднего вечера. Она приезжала домой и валилась в постель, сил не хватало ни на что.

Лед был холоден, Джаспер Хейл – еще холоднее. Кажется, своим вопросом о причинах переезда в Нью-Йорк Элис возвела между ними стену. Даже не изо льда. Из стали или еще более прочного материала. Только работа. Только фигурное катание. Ледяной голос, ледяные приказы. Ни шагу в сторону. Элис держалась на зубах. Но держалась.

Мария Домингес постоянно присутствовала на занятиях, стоя рядом с Джаспером и мило с ним беседуя. И вот для нее стены не существовало. Элис разрывало на части, когда она слышала теплый, ласковый тон, которым говорил он с Марией, и когда слышала те холодные, резкие слова, которые предназначались ей.

Поначалу Мария относилась к Элис отстраненно и настороженно. Но по мере того, как Джаспер продолжал демонстрировать примерное поведение тренера по отношению к ученице, Мария становилась к ней ровнее и теплее. Когда возник спор о выборе музыки для произвольной программы, Мария даже внезапно поддержала выбор Элис. Хейл только пожал плечами, соглашаясь. Если Элис он мог приказать, то Марии – нет. Всё-таки хореография и музыка были ее стихией. Она была профессионалом, ею дорожили, ее мнение всегда имело вес.

Элис же оставалось только одно – сжать зубы и заниматься, доказывая, доказывая… Хотя она сильно сомневалась в том, что ее результаты хотя бы каплю радуют тренера. Ни слова поощрения. Никакой похвалы. Сухая констатация достигнутого результата. Стоило решить задачу, как тут же выдавалась следующая.

Время неумолимо шло, приближались региональные отборочные соревнования. График занятий еще больше уплотнился, Элис проводила теперь уже почти всё время на льду, откатывая программы, работая над прыжками, вращениями, дорожками и другими элементами короткой и произвольной программ. Расписание становилось очень насыщенным, и она регулярно встречала других фигуристов на катке во время занятий. Один раз она пришла чуть раньше срока и увидела прокат произвольной программы Джеймсом Эллиотом, молодым фигуристом из группы Джаспера. Сам тренер вместе с мисс Домингес стоял у бортика, внимательно наблюдая за исполнением.

Джеймс закончил программу эффектным вращением, подкатил к бортику, выслушал несколько добрых слов от Хейла – Элис не сомневалась, что там прозвучали именно добрые слова! – и остановился в стороне. Хейл поднял на нее взгляд и махнул рукой.

Элис шагнула на лед, зазвучала музыка. Она заставила себя забыть обо всем – о коллеге, который катается намного лучше. Об угрюмо-непроницаемом взгляде Джаспера. О его руке, которая лежала на плече Марии и обнимала ее. Обо всем. Были только музыка – и лед. И она сама…

Четыре с половиной минуты – это мало или много? В этот раз для Элис они были и мгновеньем – и вечностью. Но даже эта вечность закончилась. Музыка стихла. Она стояла, не открывая глаз, пытаясь отодвинуть миг, когда она неминуемо услышит холодный тон и равнодушную оценку.

В гулкой тишине раздались аплодисменты. Неужели? Элис распахнула глаза и обернулась. Нет. В ладони хлопал Джеймс.

– Мисс Брендон, вы чудо как хороши! – он стоял у выхода со льда, смотря на нее глазами, полными неподдельного восторга. – Вы так слились с этой мелодией… Я в восхищении, правда! Красивые линии, переходы из элемента в элемент… Слов не нахожу, насколько мне понравилось!
Хлоп! Сейчас от Хейла Элис не досталось и слова. Только звук закрываемой двери.
– Джаспер сказал, что вы на сегодня свободны. Выпьем по чашечке кофе? Пожалуйста? – Джеймс смотрел на нее открыто, чуть дерзко и очень тепло. Как будто противопоставлял себя Джасперу.
Элис не хотелось обижать его, но и настроение для разговоров, а уж тем более для флирта, отсутствовало. Она покачала головой:
– Мистер Эллиот, простите. У меня дела, сразу после тренировки я должна уехать.
– Зовите меня по имени, пожалуйста. Меня зовут Джеймс.
Его добродушная улыбка располагала к открытости и общению. Не улыбнуться в ответ было практически невозможно. Как и продолжать обращаться друг к другу официально. Она протянула руку, отвечая на приветствие:
– Элис.
– Да, я знаю! – в ответ улыбка фигуриста стала еще шире. – Вы уверены, что заняты? Я не собираюсь увозить вас на край света и пугать – всего лишь кофе! – Джеймс смотрел на нее глазами кота из мультика, получалось мило и забавно. И он совершенно не собирался отпускать ее руку.
– Простите. Я действительно занята. Может, в другой раз?
– Ох, знаю я ваше женское «в другой раз»! – от души рассмеялся Джеймс, отпуская Элис. – Но я упрямый. И обещание я запомню!

Элис рассмеялась в ответ и отправилась в раздевалку. Джеймс очень сильно отличался от Джаспера, был мил и любезен. Почему она отказалась? Дел у нее никаких не было…

Следующие дни она не раз сталкивалась с Джеймсом или на катке, или где-нибудь в здании школы. Тот, смеясь, напоминал ей об обещании, осыпал комплиментами. Один раз притащил букет цветов и вручил после проката программы, во второй – принес большого белого плюшевого медведя, заявив, что это пример того, кем не стоит быть на льду.

Элис внимательно наблюдала за Джаспером, в надежде увидеть хоть какую-то реакцию на происходящее, но тот старательно выказывал полное равнодушие.

Накануне региональных соревнований, после тяжелой тренировки, на которой у Элис, наконец, начало всё получаться, а Хейл опять не удостоил ее и словом, Элис взорвалась:

– Мистер Хейл, если вам настолько не нравится то, что я делаю, может, мне все-таки стоит удалиться раз и навсегда? – ей приходилось высоко задирать голову, чтобы смотреть ему прямо в лицо, безразличное и спокойное. – Я стараюсь, тренируюсь, а вы никак не реагируете! Чем я так провинилась? Как я наблюдала, тот же Джеймс удостаивается похвалы…
– Истерика? – Красивые брови поднялись вверх, но никаких других эмоций не последовало, голос был ровным и бесстрастным. – Не стоит. Идите, отоспитесь. Завтра в семь я жду вас на катке.
Лицо Джаспера выражало лишь легкое недоумение и тень усталости. Договорив, он уже обернулся, чтобы уйти, но Элис схватила его за рукав:
– Это не истерика, это вопрос! Можно хотя бы один раз меня не игнорировать?
– Милая Элис, я вас не игнорирую, – Джаспер смотрел на нее как на ребенка, совершившего безобидную глупость, отчитанного родителями и решившего обидеться в ответ. – Я занимаюсь с вами больше, чем со всеми своими учениками вместе взятыми! А остальное – это просто слова. К чему они?
– Черт, вы не человек, вы – глыба льда! – в голосе уже звучали слезы, но Элис держала себя изо всех сил в руках.
– Ну что вы. До глыбы льда мне, к сожалению, далеко! – усмешка стала злой. – А у нас с вами просто есть задачи. И первая – пройти дальше регионального отбора. Если завтра мы ее решим, то следующий этап – секционный отбор.

Элис развернулась и первой вышла из зала, не видя, что Джаспер провожал ее долгим взглядом, в котором очередной раз застыло странное выражение: то ли сожаление, то ли досада. Но чего точно в этом взгляде было много, так это борьбы с самим собой…

На следующий день все удалось как нельзя лучше. Может быть, год назад соперники оказались сильнее, или всё-таки изменившиеся методики тренировок принесли свои плоды, но результат был на лицо: Элис выиграла с легкостью, с большим запасом по баллам.

Еще до отбора она обещала себе в случае выигрыша сделать подарок. У Элис давно крутилась в голове одна задумка, но до этого момента не было возможности ее реализовать. А тут всё совпало как нельзя лучше, не говоря о том, что обещания, данные самой себе, стоит выполнять…

Ее путь лежал в Нижний Манхэттен, на Стантон-стрит, в один из известных тату-салонов Нью-Йорка. Мать узнала бы – в обморок бы грохнулась, но ее нет рядом. Раз решила – надо делать. Всего лишь буковка на предплечье. Одна-единственная. Зато сделанная мастером. Он один умеет настолько красиво оставлять следы на теле. Так что пусть будет. На память о собственной глупости, наверное.

***


Секционные отборочные соревнования месяц спустя Элис тоже выиграла. Тут итоговый разрыв был уже минимален – малейшая оплошность или просто антипатия кого-нибудь из судей – и прощай надежды участие в чемпионате континента. После короткой программы Хейл не сказал ей ни слова – она шла четвертой. Перед произвольной она услышала только тихое «ты можешь». И она, действительно, смогла! Но добрых слов опять не дождалась. «Тренировка послезавтра в семь» – вместо поздравлений. А она же только что отобралась для участия в чемпионате США!

Элис вылетела на улицу, мысленно уговаривая себя не думать о Джаспере. Поведение тренера говорило о том, что его главная задача – вырастить чемпионку. Как человек она нисколько его не волнует. Но почему-то верить в очевидное не хотелось. А вот натворить каких-нибудь глупостей, выбросив из головы Джаспера хотя бы на время, – с удовольствием.

Она стояла перед зданием спортивного центра и смотрела в высокую синеву неба, когда знакомый мужской голос с шутливыми интонациями выдернул ее из раздумий:

– Элис, я же говорил, что ты умница!

Джеймс, как и всегда при виде Элис, сиял улыбкой и источал неисчерпаемый оптимизм. После арктического льда в общении с тренером беседы с Джеймсом доставляли истинное удовольствие. За последние недели они успели перейти на «ты», хотя выпить кофе в компании друг друга так и не удавалось. Краткие встречи на тренировках не всегда давали возможность даже толком поговорить, но между молодыми людьми возникло некое подобие симпатии.

– Тебя ведь тоже можно поздравить? – Элис вопросительно посмотрела на Джеймса. Она выступала позднее него и только мельком слышала, что молодого фигуриста тоже отобрали на чемпионат континента.
– Второй… – в голосе молодого человека скользнуло разочарование: он очень не любил проигрывать.
– Главное – не тут! – покачала головой Элис. – Главное – прошел, и впереди у нас чемпионат!
– Поедешь праздновать? – Джеймс не умел долго грустить. – Или опять дела? Помнишь, ты обещала! И уже добрых два месяца не можешь этого обещания сдержать!
– А поеду! Но куда?
Кажется, творить глупости не придется. Они будут твориться сами. Или не будут?
– Есть одно интересное место… Посидим, кофе попьем, – взгляд Джеймса стал хитрым. – Или, может, что-нибудь покрепче?
– Может. Поехали. Показывай свое место, ты меня заинтриговал!

Им оказался небольшой бар в нескольких кварталах от центра, где они занимались фигурным катанием. Темное, полуподвальное помещение, обшитое деревом. Длинная деревянная стойка бара. Несколько столиков. Малолюдный зал – двое в углу и какой-то парень у дальнего конца стойки бара не в счет.

Джеймс поздоровался с барменом, заказал кофе. Пройдя в дальний угол, они уютно расположились за столиком, освещенным лампой под зеленым абажуром. Играла негромкая музыка – Элис явно нравилось это место! Джеймс не преминул это заметить:

– Вижу по улыбке, что угодил.
– Да-а-а! Мне здесь нравится! – Элис ощутила, как напряжение соревнований отпускает ее, что хотя бы один вечер она может побыть обычной девушкой, которая с другом сидит в уютном баре.
– А раз нравится, – Джеймс выдал одну из своих фирменных улыбок, – то я буду поить тебя кофе, а ты будешь рассказывать.
Он подпер подбородок руками и уставился на нее внимательным взглядом.
– Рассказывать?
– Ага! – кивнул он головой в ответ на удивление Элис. – Обо всем. Как ты дошла до жизни такой. И особенно – что у вас такое с моим другом.
– Другом?
– Ну да, – кивнул Джеймс. – И по совместительству тренером. С Джаспером!
Элис вздрогнула и подняла на него глаза:
– Ничего у меня с ним. Кроме его дурного характера!
– Эли-и-и-и-ис! – протянул Джеймс, качая головой. – Он мне хоть и друг, но рассказывать я к нему не побегу, а тебе высказаться надо!
В его голосе звучала насмешка, но добрая. Но зачем ему это? Да и думать о Джаспере не хотелось совсем – от этого портилось настроение.
– Джеймс! – нахмурилась она.
– Что? Думаешь, я слепой? Он пытается строить из себя расчетливого тренера, ты – примерную ученицу, но это же спектакль чистой воды.
– Джеймс, пожалуйста.
Элис ощущала, что слезы подступают к глазам, а плакать при Джеймсе ну совсем не хотелось.
– Душечка! – успокаивающе проговорил он. – В том, что ты влюблена в своего тренера, нет никакого криминала.
– Я не влюблена в него! – со злостью отрезала Элис. – Любить айсберг невозможно!
Она почти плакала. Сознаваться себе в еще живущих чувствах упорно не хотелось, особенно на фоне отношений, которые между ней и Джаспером установились здесь, в Нью-Йорке.
– Джаспер? Ты его айсбергом обозвала? Да ты смеешься, дорогуша! – в голосе Джеймса вдруг послышалось настоящее удивление. – Он, скорее, огонь, чем лед...
– Джеймс, если не хочешь видеть девичий плач…
– Я не боюсь!
– Я боюсь, – Элис сдалась, и слезы прорезались в голосе. – Я Джаспера не понимаю, чем я провинилась, что он так со мной?..
Джеймс протянул руку в успокаивающем жесте и погладил сжатые пальцы Элис, лежащие на столе:
– Думаю, тем, что существуешь на свете… – задумчиво сказал он. – Ладно. Поступим по-другому. Давай, сначала расскажу я?
– А кофе тогда с меня?
Элис пыталась сменить тему, но Джеймс явно не собирался поддерживать ее в этом стремлении.
– Нет уж. Кофе, как я уже сказал, с меня. Зато потом рассказывать будешь ты. А я тебе так, прелюдию поведаю.
– Ох. Может, не надо? – осуществила последнюю робкую попытку Элис.
– Надо, дорогая. Надо. Слушай!
Пальцы Джеймса опять начали гладить сжатые пальцы рук Элис, лежащие на столе, а тем временем он спокойно и размеренно начал рассказывать:
– Джаспера я знаю очень давно. Хотя он и старше меня на восемь лет, между нами всегда существовали достаточно близкие отношения. Мой отец был детским тренером по фигурному катанию. У него сначала занимался Джас, потом и я. Так мы и познакомились много лет назад. Джас очень быстро достиг успеха – его талант признавали все, вскоре он уже занимался у самых известных тренеров. Чемпион США, победитель многих этапов Гран-при – он был надеждой нашей страны на Олимпиаду в Ванкувере, но досадная травма поставила на этих надеждах крест. Джас не смог продолжать карьеру. Тогда же он расстался с женой – она была его партнершей. Скажу тебе честно, я не видел Джаспера несколько лет перед тем, как его принесло в Солт-Лейк-Сити – в наш с ним родной город. И я просто не узнал его, настолько он поменялся. Из восторженного мальчика, вдохновенно любящего фигурное катание, улыбчивого, безумно обаятельного он превратился во взрослого мужчину. По-прежнему обаятельного, но обаяние стало каким-то… недобрым, что ли. Темным. Я знаю, женщинам нередко такое нравится, но я-то помнил совсем другого Джаса!
Рассказ явно был слишком личным, и Элис сделала последнюю попытку прервать монолог:
– Джеймс, стой. Зачем ты мне это все рассказываешь?
– Слушай! – приложил он палец к ее губам, прекращая дальнейшие возражения. – Тайн я тебе никаких не выдам. А если и выдам – на пользу.
– М-м-м…
– Пей кофе и слушай, – Джеймс сделал небольшую паузу, как будто подбирая слова, и заговорил вновь: – Так вот. Приехал он тогда и сказал, что с одним из своих тренеров будет работать в школе фигурного катания в Сиэтле. Я пытался его как-то расшевелить, узнать, что его сделало таким, но он молчал и лишь смотрел на меня ледяным взглядом – думаю, ты знаешь, о каком взгляде я говорю?
Джеймс вопросительно поднял бровь. Элис поежилась. Еще бы она не знала! Кивнув, он продолжил:
– Именно. В общем, ничего у меня не получилось, он уехал. И не было его дома года два, наверное. В Сиэтле у него всё шло на лад, но мы не виделись, лишь иногда перезванивались. Потом он приехал на свадьбу сестры. В тот вечер он напился, и я многое узнал. В основном рассказанное им тогда уже абсолютно не важно. Но в числе прочих вещей он мне и Розали поведал о молоденькой фигуристке, с которой занимался на тот момент в Сиэтле. С чудесными карими глазами, открытой душой, верой в мечту и необыкновенными способностями к фигурному катанию. И тогда мне показалось, что карие глаза его интересуют несколько больше, чем способности к спорту.

Элис слушала, замерев и практически не дыша. Теперь она понимала, что Джеймс был знаком совсем с другим Джаспером: открытым, улыбчивым, мечтательным, любящим семью. Оставался вопрос о том, каков настоящий Джаспер? Слова же о кареглазой фигуристке заинтересовали ее больше, чем какие-либо слова до того.

– Да… – задумчиво произнес Джеймс. – Девушка в самом деле произвела на него впечатление. Мы с его сестрой уж понадеялись, что в его жизни что-то изменится – ну не нравился нам его образ жизни на тот момент! В подробности, прости уж, вдаваться не буду.
Джеймс усмехнулся, кинул на сидящую напротив Элис внимательный взгляд, сделал большой глоток кофе, и его рассказ потек дальше.
– Но нашим с Розали надеждам не суждено было оправдаться. Джас решил, что девушка слишком молода – во-первых. А во-вторых, он вспомнил о данном после развода обещании не заводить серьезных отношений. Он обозвал всю эту историю глупой сказкой и продолжил вести обычный образ жизни. Розали даже каталась потом в Сиэтл в попытках его вразумить – он обидел какую-то из ее многочисленных подруг… Но бесполезно. Следующая наша встреча состоялась полгода назад. Я тогда как раз планировал перебираться в Нью-Йорк и попробовать всё-таки еще раз пройти дальше, чем секционные отборочные, когда он свалился буквально как снег на голову и предложил себя в качестве тренера. Меня это устраивало, и даже очень. Мы приехали в Нью-Йорк…
Молодой человек замолчал, достал мобильный телефон. Набрал сообщение, отправил. Судя по звукам – дождался ответа.
– Прости, чуть не забыл отправить важное сообщение, – его голос чуть дрогнул, похоже, сообщение, и правда, было важным. – Так вот… Когда мы приехали в Нью-Йорк, мне показалось, что он опять поменялся – стал задумчив, мрачен. Девиц рядом не наблюдалось. Мария не в счет – она знает его лет сто, всегда на него вешалась и всегда без толку. У нас удачно шли тренировки. И вот в один из летних вечеров он звонит мне с просьбой чуть поменять наше расписание – у него в группе появилась еще одна ученица…
– Джеймс! – утомленной событиями дня Элис не нравились его намеки.
– Слушай, дорогая, слушай! – повторил Джеймс, в который раз за вечер прекрасно осознавая состояние Элис. – Полезно. Кажется, ты поняла, о ком я. Я, собственно, тоже быстро многое смекнул. Девушка приехала из Сиэтла – раз. Имела потрясающие карие глаза – два. Имела отличные способности к фигурному катанию – три. Я бываю идиотом, временами даже клиническим, особенно перед лицом прекрасного пола. Но сложить один плюс один и плюс еще один я смог без труда. Джаспер год назад решил, а вот принять решение забыл, похоже. Дальше ты историю знаешь и рассказала бы лучше меня. Скажу одно: наблюдая за той самой девушкой, я пришел к выводу, что там с обеих сторон далеко не всё гладко. Маловероятно, что это увлечение известным спортсменом и тренером из-за стремления к деньгам и славе. Я прав?
– Джеймс, зачем ты это затеял? Зачем всё это мне рассказал?
Элис совсем растерялась и от рассказа, и от вопроса. Она понимала, что отрицать глупо, но сказать вслух очевидное не решалась.
– Прав?
Джеймс протянул руку и взял ее за подбородок, поднимая голову и заставляя смотреть в глаза.
– Да прав ты, прав! – сдалась она, пытаясь вырваться из цепких пальцев и спрятаться от не менее цепкого взгляда.
– Отлично!
Он явно удовлетворился полученным ответом, что только усилило растерянность Элис.
– Только зачем тебе это? – спросила она, опять отворачиваясь в сторону. – Ты красиво рассказываешь, но мне всё равно кажется, что ты ошибаешься. Его если и волнует, то только одно – мои возможные успехи в спорте.
– Элис, я не думаю, что ошибаюсь… Впрочем, у меня есть еще один аргумент. Рассказывать?
– Да! – она уже сама перевела взгляд на Джеймса, желая скорее закончить тяготивший ее разговор.
– Тогда слушай. У меня хороший друг работает в Нижнем Манхеттене, в тату-салоне. Он художник, виртуоз и профессионал. Я знал, что Джаспер побывал у него – сам давал адрес. Правда, не знаю зачем, – последнее время Джас и со мной не особо разговорчив. Но знаешь, что удивительно? Я тут заглядывал к своему другу в салон на огонек. И он поведал мне о красивой молоденькой девушке с потрясающими карими глазами. Которой он сделал ма-а-аленькую татуировку. И о том, как стоически она перенесла процесс…
– Хейл был у него? – Элис ухватила лишь самое важное. Джаспер зачем-то был в том же тату-салоне. Зачем? Татуировки и Джаспер Хейл в ее голове были несовместимы.
– Элис? Покажешь тату?
– Черт. Поймал.
Глаза Джеймса вновь наполнились смехом, он явно забавлялся ситуацией.
– Пожалуйста! – умоляюще протянул он.

Элис сняла свитер и подняла рукав футболки. На тонком девичьем предплечье красовалась буква «J», украшенная завитушками и черточками. И в этот момент к предплечью Элис прислонилась другая рука. Мужская, чуть тронутая загаром. На которой виднелась татуировка, явно выполненная рукой того же самого мастера. Но буква была другая.

Элис подняла голову. Ощущения были сродни тем, когда вдруг получается очень сложный прыжок, который раньше никак не желал выполняться как надо. На нее смотрели ярко-голубые глаза. Только почему-то теперь они перестали быть холодными.

– Я вдруг подумал, что глупости интереснее совершать вдвоем, а не в одиночку. Что скажешь?


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-14705-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Миравия (20.02.2014)
Просмотров: 3932 | Комментарии: 43


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 431 2 »
0
43 -Piratka-   (16.03.2018 12:17)
Спасибо

0
39 Vivett   (21.11.2016 13:52)
Какая яркая и искренняя история!

0
42 Миравия   (21.11.2016 18:01)
Спасибо за такие добрые слова. История для меня - особенная. Потому и реакция на похвалу ей - особенная. СПАСИБО!

0
38 LoveVolturi   (11.09.2015 22:08)
Мини супер, жаль что мини wink
Вначале вобще Джаспера, прибить хотела smile , а потоп поняла его. И Джеймс хороший, а то обычно его гадом делают. Все супер, спасибо за такай маленький интересный мини. Радует что Джас не безразличен был к ней.

0
41 Миравия   (21.11.2016 18:00)
Да, я уже потом поняла, насколько мой Джеймс здесь оказался разрывом шаблона) Однако в итоге сама довольна тем, что получилось!

0
37 Olga_Malina   (01.09.2015 09:18)
Безумно шикарная история. Но почему так мало! dry

0
40 Миравия   (21.11.2016 17:59)
Того, что вкусно, всегда мало. Потому сочту за комплимент)

0
35 Chekhova_Anna   (20.08.2015 12:27)
предплечье - это от кисти до локтя.
Плечо - это от локтя и до плеча. Так что я не совсем поняла где татуировка то была

0
36 Миравия   (20.08.2015 13:17)
Какая прелесть! Вы действительно открыли мне глаза! Я всегда пребывала в полной уверенности, что предплечье - это выше локтя biggrin Однако, автор лопух...))) Спасибо за комментарий и ценное замечание

0
32 seed   (15.06.2015 18:11)
Как это все-таки мило happy

0
33 Миравия   (07.07.2015 15:09)
Как здорово такое читать о своем дебюте!

0
31 ♥Sweet_Caramel♥   (01.06.2015 22:41)
Эта история никогда не надоест! happy

0
34 Миравия   (07.07.2015 15:09)
Спасибо-спасибо-спасибо!

0
28 Dunysha   (06.01.2015 20:13)
Просто потрясающе smile спасибо

0
30 Миравия   (06.01.2015 20:50)
Муррр! Благодарю за похвалу!

0
27 чиж7764   (02.01.2015 05:04)
Очередная сказка, почти похожая на правду? Браво. Спасибо всем, кто над ней работал.

0
29 Миравия   (06.01.2015 20:50)
Рада, что вам пришлось по душе. Да, люблю сказки, грешна. И даже в реальной жизни, я уверена, им может быть место.

0
26 ElisKALEN220887   (10.05.2014 17:39)
ой как мило tongue wink

+1
25 ЕЛЕНА123   (27.04.2014 22:32)
Очень понравилось! Спасибо!

+1
24 MaryKent   (19.03.2014 18:36)
Спасибо большое за историю smile Очень милая, очень добрая история. И я безумно рада, что мои подозрения насчет Джеймса не подтвердились, и он оказался купидончиком, а не дьяволом smile
Скоро приду на форум и оставлю подробный комментарий smile

0
23 SoLNcse   (02.03.2014 21:21)
Мне ооочень понравилось!

+1
22 Ange-lika   (01.03.2014 21:31)
Какой "вкусный" слог. Да и спорт достоверен. Спасибо за историю, читать было одно удовольствие.

+3
21 Fleur_De_Lys   (28.02.2014 23:55)
Прекрасная история любви, но мне не хватило взгляда на события и переживаний Джаспера. Его скованное поведение и способы, которыми он пытался отгородиться от своих чувств к Элис иногда вызывали недоуменные ощущения. Тоже задаюсь вопросом: если бы не Джеймс, произошло бы это сближение Элис и Джаспера? Сама по себе история понравилась, влюбленность талантливой девочки в не менее талантливого тренера - это такое огромное поле для фантазий... Так что продолжение и даже углубление этой истории просто напрашивается само по себе.
Спасибо и удачи.

+1
20 Диметра   (28.02.2014 10:55)
Спасибо автору за приятный слог изложения и если была бета, то и ей спасибо за чистоту текста. Читалось легко - это безоговорочно. Благодарю за пару Джас-Элис, приятное разнообразие среди эдобеликов.
Хотя сама идея классическая - гениальная спортсменка и такой же гениальный тренер (кстати вот это обычно вызывает вздох - ну почему все такие гениальны?), получивший травму и поэтому не катающийся, предсказуемый результат - ну Джас же с Элис, как они могут оказаться в итоге не вместе? Но исполнение приятное и Джеймс-купидон оказался неожиданностью smile Честно ждала от него подвоха (все-таки негативный герой у Майер) и наверно поэтому еще более непредсказуема его положительность в этот раз.
Смысл названия кстати не поняла, пока не прочитала комменты - не помешало бы внести это в рассказ хоть как-то.
Но общее впечатление, от легкой и незамороченной истории осталось приятное. Спасибо и удачи на конкурсе.

0
19 MissElen   (27.02.2014 17:53)
Я, конечно, не разбираюсь в спортивной терминологии и названиях заковыристых спортивных трюков, но возможно именно из-за этого и не поняла почему рассказ называется "Аксель в три с половиной оборота" , может это иносказание, хотя, звучит очень красиво. А сама история. где большое внимание уделено именно душевным переживаниям героев, а не целеустремленному достижению спортивных пьедесталов, оказалась довольно интересной. Очень непривычен был Джеймс в роли амура и соединителя судеб. В конце истории спорт вообще отошел куда-то в тень и очень неожиданной оказалась встреча героев в тату салоне. Наверное это поветрие какое-то: практически в каждом фике фигуригует какая-нибудь татуировка - различие только в её размере - от целой фразы или даже двух, до одной буквы.

Спасибо и удачи в конкурсе.

+1
18 Nady   (27.02.2014 15:37)
Спасибо за историю!
Сама идея - влюбленность начинающей фигуристки в старшего по возрасту спортсмены/тренера - совсем не нова, но для себя лично здесь я усмотрела некий свежий порыв, легкое, почти незаметное дуновение оригинальной авторской мысли. Может, благодаря легкости чтения текста. Может, благодаря достоверности описаний характеров. Разве что в самом конце на внезапном появлении Джаспера в том кафе этот свежий ветерок пропал. Остался непонятным момент перемены его (Джаспера) отношения к Элис. Подумалось даже, что Джеймс как добрая фея-крестная взмахнул волшебной палочкой и на улице Элис наступил праздник.
Тем не менее, история хорошая, и я искренне желаю автору удачи на конкурсе!

0
17 Sunny   (26.02.2014 18:43)
спасибо за историю,мне понравилось smile

+1
16 luluka   (26.02.2014 13:02)
Спасибо за историю)
У меня двоякое впечатление осталось. С одной стороны, сразу после прочтения, на эмоциях - здорово! В плане написания. Текст вроде плавный, каких-то косяков я не заметила особо. Опять же пейринг Элис/Джаспер и Джеймс в непривычной для себя роли положительного героя.
А с другой стороны...ну Элис понятно, молодая девчонка, влюбилась, порывистая... Но Джаспер...не поняла я его эмоций. Любил, но прогнал. Любил, но загонял до седьмого пота. Любил, но искать не стал. Не смогла я определиться. Интересно, если бы не Джеймс. он бы так и ходил вокруг да около.
Просто... ну у этой истории, думаю, тоже, по идее, должно быть продолжение. Потому что, по сути, ни Элис, ни Джаспер толком друг друга не знают...И узнать еще только предстоит
Тем не менее удачи в конкурсе)

0
15 leverina   (23.02.2014 15:22)
Ах да, и теперь, благодаря олимпиаде, мы знаем, что аксель в три с половиной оборота - это то, что удается нескольким десяткам мужчин и одной (много - двум) женщинам на планете. Так что можем начинать строить предположения, какой смысл вложил в название автор.

0
14 leverina   (23.02.2014 15:16)
Для меня кульминацией всего рассказа ощущается именно нанесение татушки, а не спортивная жизнь (да, вот такая я ограниченная). Однако, увы, о тату рассказано будто бы мельком, парой абзацев, словно об обычной подростковой глупости. А ведь эта "мелочь" станет такой красивой развязкой!
Вообще с этого места в рассказе начинается скороговорка - про все отборочные этапы рассказывается как про какие-то пустяки... а основным содержанием рассказа - как было, так и остается - внешнее равнодушие красавца-тренера. Вот и весь рассказ такой в итоге (в моих глазах) получился - блистательный красавец, скрывший от меня почти все свои истинные эмоции. А я, собственно, ради них фанфикшн и читаю...

Так вот, про тату. Мне показалось, что Элис - абсолютно не "тату-девушка", которая расписывает себя, чтобы заявить о себе миру. По всему показалось, в том числе, по размеру татушки (но не только). Она вообще не станет без нужды, ради того лишь, чтобы покрасоваться (или взбодриться, или как-то пометиться и т.п.), "улучшать" данную богом шкурку. Она очень сдержанная и скрытная, и для нее это непростой поступок - нанести на тело особый знак, несмываемое признание в любви, несчастливой и безнадежной любви (как она считает). "Обещала себе в случае выигрыша" - этого мало для нее! "На память о собственной глупости" - этого мало для меня! Это не украшение, не финтифлюшка, не заява "я крутая, расступись, грязь...". Это шрам на больном любовью сердце. Это окончательное признание самой себе.
"Я люблю его, даже если он меня - нет".
"Я живу и побеждаю ради него".
"Если ему нужна не я, а только мои победы - пусть возьмет только это, я отдам".
"Я готова 'пройти, не поднимая глаз, пройти, оставив легкие следы, пройти хотя бы раз по краешку твоей судьбы'(с)".

Так что я прониклась именно этой татушкой, которая так всесторонне вплетена в ее жизнь - ведь она одновременно и имеет, и не имеет ничего общего со спортивными занятиями героини. Имеет - потому что сделана в память о победе и приведшем к ней тренере, ну, а не имеет - потому что не является никаким девизом чемпиона-победителя-альфы и т.п., а является скорее одинокой слезинкой в океане из слёз несчастливо влюбленных женщин...

0
13 leverina   (23.02.2014 15:15)
Основное ощущение от рассказа - всё-таки не сам рассказ, хотя он хорош несомненно... а то, с кем мы имеем дело в лице его автора - с талантливым, безупречно подготовленным и умелым профессионалом: ни ошибок в речи, ни упрощений в характерах; тщательность и точность описаний без избыточности, продуманность сюжета... и т.д., и т.п.
Для меня этот факт об авторе - очевидно высокий уровень и природной речевой одаренности, и формального мастерства - совсем ЧУТЬ-ЧУТЬ перевесил интерес к самому рассказу. Просто не ждёшь (да, собственно говоря, особо и не требуешь) этого в сфере фф.
Так что я больше не буду на этом застревать и вернусь к самому рассказу.

Для меня (с моим совершенно НЕразвитым воображением) тут определенно есть недосказанность и незаконченность. Я не в состоянии самостоятельно сочинить часть "POV Jasper" и с наслаждением прочла бы ее в исполнении автора. С тем же наслаждением, что читала когда-то "Солнце полуночи", узнавая о событиях саги с точки зрения Эдварда.
Такая "вторая половинка яблока" сделала бы рассказ совершенством в моих глазах. Уверена, там нашлись бы оправдания и объяснения всему тому, что мне сейчас кажется сомнительным или просто непонятным.
Вот только не очень верю я в свое счастье...

Я не профессионал в фигурном, но мне показалось, что автор верно, без ляпов, описал профессиональную часть.
Сами герои, несомненно, вызвали мой интерес. Хотелось узнать о них побольше. Сколько именно лет Элис, в каком классе она учится, как у нее сложилось с новой школой в Нью-Йорке, на какие деньги она живет и оплачивает работу тренера, была ли "старшая кузина" ее официальным попечителем или ей уже есть 18 лет? А то прямо выглядит все почти как в СССР - привезли в город покрупнее, определили в интернат олимпийского резерва на полное гособеспечение, кормят на убой и т.п.

Честно говоря, во всей этой безупречной форме мне все время хотелось немного иного содержания.
Пожалуйста, не считайте это "претензиями к автору", я просто честно делюсь тем, о чем сама думала, читая этот рассказ. Иногда я что-то читаю и понимаю, что это всё "чужое", "не моё" ни разу - тогда я могу и порассуждать более объективно. А вот тут - было ощущение, что это "моё", или точнее "могло бы стать 'моим', если бы..."

На мой абсолютно субъективный вкус - мне немного не хватило драматизма. И все же я несомненно предпочту его недостаток тут - тому "избытку", который предлагается в некоторых рассказах этого конкурса (это когда ГГ - совершенства по определению, а их спортивные соперники/тренеры соперников/друзья соперников/судьи - либо мегазлодеи, либо просто тупые негодяи, мерзавцы и идиоты).

+1
12 Маргарэтта   (23.02.2014 01:32)
Спасибо большое автору за труд! Очень люблю Джаса и Элис, так что наличие данных персонажей в работе уже вызывает мой восторг! Красивая история с захватывающим сюжетом!

+1
11 Crazy_ChipmunK   (21.02.2014 21:02)
Большое спасибо, мне понравилось)
Здесь поверилось и во влюбленность Элис, и в холодную отчужденность Джаспера, и в жизнерадостность Джеймса.
История прямо не отпускала, честно) Кстати, отдельное спасибо за приятный образ Джеймса, который здесь выступил прямо-таки сводником. Интересно, а без его вмешательства долго еще эти двое ходили бы вокруг да около?
И татуировки интересно вписали, надо же, какое совпадение - в одном салоне)) И концовка такая тоже хорошо смотрится, как по мне.
В общем, спасибо, порадовали.

+1
10 Эlиs   (21.02.2014 20:40)
Надо же, а я даже не мечтала об истории с этими героями! Работ кот наплакал, а тут столь приятный сюрприз happy
Мне понравился стиль, понравились герои и особенно - концовка! С верой в их общее будущее happy
Спасибо!

+1
9 робокашка   (21.02.2014 19:18)
Холодный сдержанный Джаспер, а столько эмоций! Завершив собственную карьеру, этот парень целеустремленно будет заниматься своей протеже. Быть Элис чемпионкой и прочее, прочее, прочее. А может быть, и миссис Хейл wink
Спасибо за увлекательную историю!

0
8 Ver_off   (21.02.2014 18:53)
Потрясающая история, только вот соглашусь с некоторыми комментариями - как-то непонятно почему Джас так резко оттаял wacko

0
7 Pinenuts   (21.02.2014 13:43)
Красивая история smile
Хоть это и не Э/Б, но мне очень даже понравилось! Написано очень хорошо!
Джаспера можно понять, после очень большой неудачи в спорте, его бросила любимая жена....Ну как после таких ударов можно быстро оправится?! И тем более он решил подавить все чувства к Элис, которые у него возникли, хоть он всё и списал на её молодой возраст.....
Элис конечно молодчинка, она старалась даже с его безумной холодностью по отношению к ней, с его отстранённостью....прежде всего мне кажется она каталась для Джаспера, она конечно любит катание, любит лёд! Но ведь всё это она делала, чтобы прежде всего доказать ему на что она способна smile
Ей это удалось! Да и Джеймс им очень помог! Замечательный парень happy

Надеюсь уже дальше у них всё получится, и всё будет хорошо smile
Только вот этот аксель мы не увидели, который стоит в названии biggrin
Спасибо за историю! Удачи на конкурсе wink

0
6 GASA   (21.02.2014 13:29)
Красивая история!Только как это айсберг растаял в одну секунду?Все отталкивал и отталкивал,а из за тату решился?

1-30 31-35
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]