Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1637]
Мини-фанфики [2723]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4860]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15281]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14631]
Альтернатива [9102]
СЛЭШ и НЦ [9106]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4498]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

После звонка
Развитие событий в "Новолунии" глазами Эдварда, начиная с телефонного звонка, после которого он узнает о "смерти" Беллы.

Знакомый незнакомец
История о нем, о ней и ее любовнике… Она любит двоих, не в силах отказаться ни от одного из мужчин. Что если эти мужчины - один и тот же человек, любящий девушку много лет?

Ядовитый цветок
Король Чарльз решается отдать самое драгоценное, что у него есть, ради прекращения войны, - свою единственную дочь, обладающую редким магическим даром. Согласится ли на щедрое предложение принц Эдвард, прозванный в народе «монстром» за жестокость и беспощадность к врагам?
Мини, сказка.

Доброе сердце
- Так он жив, значит, - заявила Изабелла, видела же его своими глазами.
- Молодой, говоришь, - с сомнением покачала жена пекаря головой. - А минуло с тех пор без малого пятнадцать лет, под сорок должно быть твоему графу. Мёртвый тебе явился, Изабелла!

Великая скорбь
Новый день мы встречали с радостью: яркий диск зондера медленно всходил над полями и дарил тепло. Дружной толпой мы плелись обрабатывать грядки гри и ропши, кукура и подзондерника. Мы не жаловались на тяжёлую долю.
Фантастика, мини.

Двуличные
Она думала, что он её спаситель, супергерой, появившийся в трудное время. Для него она стала ангелом, спустившимся с небес. Но первое впечатление обманчиво. Так кто же извлечёт большую выгоду из этого знакомства?

Выбор есть всегда
К курортному роману нельзя относиться серьезно? Чувства не могут стать сильными за пару недель? Мужчину, скрасившего отдых, следует поскорее забыть, вернувшись в реальный мир? Чаще всего так и есть… но наше будущее зависит от решений, которые мы принимаем.

Рождественский подарок
Эдвард твердит, что Белле будет лучше без него. Он держится от нее подальше, спасая девушку. Но судьба непредсказуема и дает ему шанс узнать, что же на самом деле будет, если он не вернется...
Рождественский мини-фанфик.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15588
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Отдельные персонажи

Парад Планет. Планета четвертая (часть 1)

2021-8-5
15
0
ПАРАД ПЛАНЕТ


Планета четвертая: под звездным небом (часть 1)


В половине восьмого – Рене обещала вернуться к восьми – я, не спеша, начал наводить в гостиной порядок, установленный ее хозяйкой: составил книги и посуду точно так, как они располагались до моего вмешательства. Инструмент в гараже подумал было оставить по-своему, рассудив, что если им не пользуются, то и вряд ли обратят внимание на изменения в местоположении. Но потом все же вернул все на прежние места. Вот только не стал портить пианино. Решил, что Рене не заметит разницы. Во-первых, онo былo расстроенo не так уж сильно, а во-вторых, если она до сих пор не починила инструмент, видимо, его неисправность не слишком беспокоила ее. И пусть этот жест будет моим маленьким подарком Рене, который – я знал это от Беллы – тоже любила музыку и даже музицировала немного. Иногда.
Сходил наверх за предусмотрительно захваченными учебниками и тетрадью. За пару минут расправился с выдуманной курсовой – на случай, если мама Беллы проявит интерес к моей учебе. А это было отнюдь не исключено, учитывая ее обоснованное любопытство к моей персоне. Ровно в восемь раскидав книги по обеденному столу в хаотичном порядке, для создания необходимых декораций к своей легенде, я снова приготовился ждать.
Я не сомневался, что они опоздают – уж слишком неорганизованной была Рене – но очень надеялся, что мое ожидание не будет бесконечно долгим.

Сиплое равномерное урчание мотора "Опеля" я расслышал задолго до его приближения к дому – с самого начала улицы Сан-Диего. Двигатель каждой машины работает по-разному, их звучание можно различать точно так же, как и человеческие голоса. Поэтому я легко его узнал, да и с той стороны машины проезжали нечасто. Я внезапно заволновался, окинул беглым взглядом обстановку в комнате, инспектируя, все ли на месте, правдоподобно ли смотрятся учебники, и, увидев в окно, что они подъехали к автоматическим дверям в гараж, занял свое место за столом и принялся писать.

Дверь в кухню отворилась, и она степенно вошла, мгновенно пленив меня своим ароматом и прожигающим взглядом шоколадных глаз. Я даже не заметил проскользнувшей следом за ней Рене. Все мое существо сосредоточилось на любимом лице. Я истосковался, измучился. Я, наконец, дождался ее. Слегка смущенную и… такую родную.

- Ты чего застыла-то? – бесцеремонно прервала Рене наш обмен жадными взглядами.
И как я мог ее не заметить?!
Он что, на самом деле весь день занимался? Подозрительно глядя на меня, думала Рене. Когда он пожелал остаться дома, я решила, что он проявил благородство и захотел оставить нас с Беллой вдвоем, и мне даже в голову не приходило, что он действительно будет писать какую-то курсовую! Этот парень ненастоящий!
Я непроизвольно сглотнул. Вот так вот, произнеся незначительную, на первый взгляд, фразу, Рене дала мне совершенно точное определение – я ненастоящий. Она и сама не поняла, насколько она права.
- Ты уже закончил свою курсовую, Эдвард? – недоверчиво спросила Рене, разглядывая листочки, исписанные моим почерком.
- Почти закончил. Немного осталось, - кивнул я и улыбнулся ей как можно шире.
Боже, как он очарователен. Уверена, преподаватели женского пола не могут устоять перед такой улыбочкой. И вряд ли эта – как ее?.. Медина – исключение. С такой внешностью и обаянием учиться, должно быть, в разы легче… Я бы тоже в школе не отказалась от этого бонуса.
- Сложная тема? – продолжала она проявлять интерес к моей учебе.
- Интересная, - отвечал я.
- Хм, - неопределенно хмыкнула Рене и спросила: - Не можешь оторваться ненадолго?
- Конечно, - с готовностью встал я.
- Помоги мне принести сумки из машины. Мы купили кое-что.
Она загадочно улыбнулась и отправилась обратно в гараж. Взглянув на с осуждением вздохнувшую Беллу, я проследовал за ее матерью.
Кое-что оказалось семью разнокалиберными пакетами, доверху набитыми "тряпьем" – так мои сестры называли вещи не от именитых – или молодых, но талантливых - дизайнеров, а продаваемые в супермаркетах. Я взял пять из них и вслед за Рене поднялся в ее спальню, где мне было велено положить их на пол возле окна. Что я и сделал.

Спустившись вниз – пользуясь тем, что Рене осталась в своей комнате, я пренебрег осторожностью и невероятно быстро слетел по ступенькам, - я подошел к Белле и, заключив ее в кольцо своих ледяных рук, близко-близко наклонился к ее губам и прошептал: - Эсме велела поцеловать тебя…
Она тихо застонала и закрыла глаза, а я придвинулся еще ближе.

Я не опасался, что Рене может нас увидеть. Во-первых, мы не делали ничего предосудительного, даже в глазах ревнивой матери. Во-вторых, застать врасплох вампира крайне затруднительно для человека, а уж вампира, умеющего читать мысли… Хм, это было невозможно. Поэтому мы не разрывали наш поцелуй до тех пор, пока я не услышал, что Рене намеревается спуститься.

Она вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Мягко отстранившись от Беллы, я на несколько секунд прижал к ее пылающим щекам ледяные руки в попытке остудить их. Не отрывая от меня глаз с расширенными зрачками, она жадно вдыхала воздух, восполняя возникший за время нашего продолжительного поцелуя недостаток кислорода. Я улыбнулся ей.

Рене шагнула на первую ступень лестницы, ведущей вниз. Пригладив слегка растрепавшиеся волосы, я отскочил в другой конец комнаты, к пианино и сунул руки, согревшиеся после прикосновений к теплой коже, в карманы. Белла усмехнулась и качнула головой, но не укоряюще. Еще в самолете мы договорились о том, что в присутствии Рене будем соблюдать дистанцию.
К чему такая предосторожность?
Белла не хотела привлекать излишнего внимания своей и так чересчур цепкой до всяких мелочей матери к нашим отношениям. И я полностью поддерживал это ее решение. Всему виной издержки воспитания, полученного в начале прошлого века. Нравы того времени не позволяли публично целовать девушку, даже ту, с которой мужчина был обручен. Это считалось если не преступлением, то чем-то крайне недопустимым. Обычно я не придавал значения таким вещам, и совсем даже не стеснялся демонстрировать на людях свое отношение к Белле, но присутствие ее мамы как-то сковывало и заставляло вспомнить о приличиях, о некогда прописных истинах.

Моя правая рука нашарила в кармане не подающий признаков жизни мобильный. И теперь, когда мой разум не был занят ожиданием возвращения любимой, не был сосредоточен на том, чтобы занять себя чем угодно, лишь бы приблизить мгновение встречи с ней, в голове осталась лишь одна зудящая мысль. Виктория.
Звонка от родных не было до сих пор, значит, она еще не объявлялась. А если она не там, то, скорее всего, где-то здесь. В штате, в округе, в городе… под окном…
А между мной и той, что является целью огненноволосой вампирши, целая пропасть: прихожая, гостиная и кухня. Расстояние, более чем достаточное для жаждущего мести хищника, чтобы успеть нанести ей вред, и я ничего не успею сделать.
Решение я принял мгновенно – я ни на шаг не отойду от Беллы, пока кто-нибудь из Калленов не позвонит и не скажет, что все улажено. И к черту конспирацию! Я дернулся к ней, но не успел.

Рене сбежала по ступеням, быстро-быстро перебирая ногами в такт какой-то мелодии. Чуть задержавшись на последнем лестничном пролете, она окинула гостиную внимательным взглядом.
Надо же, какая целомудренная картина!.. В ее внутреннем голосе отчетливо слышался сарказм. Быстро они разбежались. Или это я дала им слишком много времени по-нормальному поприветствовать друг друга?.. Хм, выглядит правдоподобно. Даже слишком правдоподобно. Но я этой паре юных бойскаутов ни за что не поверю. Пусть Чарли дурят!
Несмотря на горечь своих недавних размышлений, я не мог не улыбнуться ее мыслям. И был рад, что она не видела моего лица.

Рене подошла ко мне, широко – и, казалось бы, беспричинно – улыбаясь. А я хотел лишь одного – оказаться у противоположной стены дома, рядом с Беллой.
- Изучаешь пианино? – спросила Рене.
Я неопределенно дернул головой, то ли кивая, то ли пожимая плечами, и стал двигаться через всю гостиную к кухне, где Белла присела на высокий крутящийся стул.
- Да оно уже старое, и далеко не из лучших, - поворачиваясь вслед за мной, продолжала рассказывать Рене, а я неуклюже пятился, стараясь не быть невежливым и не поворачиваться к ней спиной. - Я балуюсь иногда. Раз уж не вышло из меня пианистки. Надеялась, что Беллу сумею к музыке приобщить, - она перевела взгляд на дочь, - но и эта моя затея потерпела фиаско. Помнится мне, Белла говорила, что ты играешь и даже сам сочиняешь этюды, - после паузы перевела она разговор на меня.
- Да, немного, - я почувствовал, что смутился, и застыл в шаге от барной стойки.
Они все же говорили обо мне.

Да и разве могло быть иначе? Миссис Дуайер, несмотря на свою кажущуюся недалекость и поверхностность, обладала очень зорким внутренним зрением. Она подмечала то, что недоступно другим, то, что никому даже не покажется необычным или заслуживающим внимания. Ее подростковое сознание цеплялось за каждую мелочь и – совершенно неожиданно – делало невероятные, но зачастую очень точные выводы. Летев во Флориду, я боялся приема, который мне окажет Рене, теперь я понял, что опасаться стоило не этого, а что она поймет, шестым своим чувством догадается, кто – или вернее будет сказать что – я. Так же, как поняла и ее дочь больше года назад.
Люди с нормальной – по крайней мере, с той, что принято считать нормальной – психикой и отрицанием существования мифологических персонажей в реальном мире, заметив непохожесть нашей семьи, чаще всего списывали это на желание выделиться. Или находили всему какие-нибудь - казавшиеся им разумными – объяснения: логические или медицинские – уж у кого на что хватало познаний. Бледный цвет кожи приписывали наследственности, а при особой неприязни – кровосмешению. Холодности конечностей ставили диагноз: анемия. Непостоянство цвета радужки замечали лишь самые наблюдательные из самых настойчивых – тех, кто активно желал сблизиться с нами, но их, к счастью, было немного, и они объясняли эту странность модой на ношение цветных контактных линз. Все эти предположения были безобидными и не вызывали у нас опасений.
Разумеется, Белла оказалась не первой, кто сложил все звенья в единую цепочку и потянул ее в правильном направлении. Такие люди встречались и раньше: любители литературы или фильмов о вампирах, люди с паранормальными способностями, религиозные фанатики (я так и не понял, какая взаимосвязь у верующих с мифологией), даже уфологи. Последние, конечно же, видели в нас не вампиров. Но эти редкие люди, видевшие нашу нечеловечность - или иначе сказать: ненормальность, - сами слыли не вполне нормальными, поэтому либо не спешили делиться своими догадками с окружающими, либо им никто не верил, либо… мы по-быстрому исчезали.
Сейчас у меня не было возможности испариться. Я должен был до конца сыграть свою роль – самую важную в моей жизни – серьезного респектабельного молодого человека, который достоин звания бойфренда и – я забежал вперед – будущего мужа любимой дочери. Я по-прежнему надеялся услышать от Беллы заветное "да", и возлагал на одобрение Рене большие надежды.
И, кажется, я нашел первый ключик к этой дверце…

Но сам я не стал предлагать сыграть для нее. Это выглядело бы бахвальством, да и было ни к чему - очевидно, что она попросит об этом. И я быстро соображал, что буду играть ей. Это должна быть и красивая мелодия, и малоизвестная – так я произведу большее впечатление, чем исполнив, например, Лунную Сонату, которая нравится, безусловно, всей женской половине человечества, но является уже чем-то вроде заезженного клише. И прежде, чем Рене озвучила свою просьбу, я выбрал.
- Сыграй что-нибудь, пожалуйста, - она смотрела прямо на меня.
- Все равно что? – уточнил я на всякий случай, делая этот последний шаг и оказываясь в непосредственной близости от Беллы.
Ее мама лукаво улыбнулась. – Если можно, то что-нибудь из собственного. Пожалуйста, - повторила она.

Мысленно извинившись перед родителями, я кивнул. И порадовался тому, что заранее отрегулировал пианино, иначе их мелодия была бы испорчена. Я взял Беллу за руку и повел ее к пианино, по дороге захватив второй стульчик, на который и усадил ее, чтобы она была рядом. И взял первый аккорд композиции, написанной мной для юбилейной годовщины свадьбы Карлайла и Эсме. За несколько лет, проведенных с этой влюбленной парой, я дарил им множество разной нужной и не очень ерунды, а в тот день моим подарком стала их собственная песня. Она сложилась у меня очень быстро, просто вытекала из-под пальцев. И получилась лиричной, умиротворяющей, надежной и… бесконечной. Как связывающее их чувство.

Я был свидетелем его зарождения, и старался выразить в музыке все те эмоции, что исходили от них, всю любовь и заботу, всю нежность, что они дарили друг другу и окружающим. И, наверное, у меня это получилось. Когда я закончил играть ее для них, глаза Эсме блестели от несуществующих слез, а Карлайл… Отец никогда не был излишне эмоциональным и не умел выражать свои чувства, но его задумчивое молчание и хриплое мысленное: Спасибо, были красноречивее любых громких слов. Как и крепкие объятия мамы. Хотя тогда они еще не были для меня родителями. Ни по нашей легенде, ни по жизни. Слишком молодые для того, чтобы иметь столь взрослого сына. Лишь годами позже, уже с появлением в семье Розали и Эммета, деление на "отцов и детей" произошло как-то само собой, незаметно. И это казалось естественным.

Доиграв свое сочинение, я посмотрел на притихшую справа от меня Беллу и обернулся на расположившуюся в строгой формы плюшевом кресле Рене. Они обе были растроганы, и тоже молчали. Я понял, что и их эта музыка не оставила равнодушными. Глаза Беллы были влажными от подступающих слез, а по лицу ее мамы они текли в открытую и уже успели проложить четкие дорожки - из уголков глаз вниз - и, сбежав по шее, прятались за воротом лиловой рубашки.
- Очень красивая мелодия, - прошептала Рене. – И такая… взрослая… Нет. Даже старинная… Будто была написана много лет назад человеком, много пожившим и еще больше повидавшим.
Она говорила в пустоту, глубоким отстраненным голосом. Белла резко подняла голову, и от этого движения одна слезинка сорвалась и упала ей на руку. Я промокнул ее большим пальцем и попытался успокоить тревогу в глазах любимой беззаботной улыбкой. Но она наверняка получилась кислой, ведь проницательность ее мамы пугала меня не меньше. Стремясь отвлечь ее от опасных раздумий, я попытался свести все к шутке.
- Я не так уж и стар, мне лишь через пару месяцев исполнится девятнадцать, - посмеиваясь, напомнил ей о том, что эта вещица написана мальчишкой.
- Да, да… - извиняющиеся нотки в голосе, сконфуженная улыбка на лице, и вот уже она и думать забыла о только что беспокоивших ее странных догадках. – Ты отлично играешь, Эдвард, - тут же похвалила она. – Лучше всех, кого мне доводилось слышать. Нельзя сказать, что я профессионал, но как опытный слушатель, могу сказать с уверенностью: у тебя талант к музыке.
Она улыбалась уже открыто, с нескрываемым восхищением.
- Хотите, сыграем в четыре руки? – неожиданно даже для самого себя предложил я.
- Со мной? – ее удивление было искренним, с легкой примесью непонятного страха.
Но мне не пришлось гадать, чем он был вызван, потому что она незамедлительно подумала: Я опозорюсь.
Но ее замешательство было мимолетным, и она, резко вскочив с кресла, подбежала к нам с Беллой. Я уступил ей свой стул и, подтащив пуфик, сел справа от Беллы, таким образом, мы с Рене ее окружили. Она засмеялась.
- Хорошо хоть, что в музыкальной школе я так и не научилась играть. Шесть рук этот почтенный инструмент не выдержал бы.
- Зря ты в нем сомневаешься, - возразила ей мама и привела неоспоримый аргумент: - Он же выдерживает мою несносную игру и совсем даже не расстроен! Хотя это-то как раз и странно… - уже тише добавила она.
Белла снова кинула на меня встревоженный взгляд. Кивнув, я одновременно пожал плечами. Такой прозорливости от рассеянной и перманентно забывчивой Рене я не ожидал. И снова пообещал себе быть осторожней, отчаянно желая, чтобы эти выходные, проходящие под знаком моих ошибок и оплошностей, скорее закончились.

Рене предложила исполнить Лунную реку Манчини. Она удавалось ей лучше других, хотя вслух несостоявшаяся пианистка об этом не упомянула. Я был крайне удивлен ее выбором. Ожидая услышать что-нибудь стандартное, вроде того же Бетховена или Шопена - Мелодию рая, например, или одну из его прелюдий. Но Рене оказалась поклонницей фильмов Одри Хепберн, и, судя по ее обрывочным воспоминаниям, я понял, что именно желание разучить Moon River и побудило ее заняться игрой на пианино. Частые репетиции, постоянные наигрыши сделали свое дело. Да и произведение было довольно несложным, не требовавшим особого мастерства в перемещении по клавиатуре. Поэтому с этой композицией Рене справлялась умело и без колебаний выбрала именно ее. Спохватившись, она поинтересовалась, знакома ли она мне. Я подтвердил, что знаю ее, и мы начали играть. Синхронно. В двух тональностях.
Время от времени моя партнерша все-таки сбивалась, но быстро находила правильную ноту и нужный ритм – сказывались годы практики, - а при условии, что я продолжал играть, ее ошибки были практически незаметны. Песня эта очень коротенькая, поэтому мы быстро управились с ней. Я чуть задержался на последней ноте и завершил игру легким перебором пальцев до последней клавиши – для эффектности. Белла радостно зааплодировала музыкантам, мы подхватили ее порыв, и устроили себе продолжительные овации. Рене даже пару раз взвизгнула – так она была довольна тем, что ее пророчество не сбылось, и она исполнила свою партию вполне на уровне. Я поражался умению матери Беллы столь бурно радоваться таким пустякам.

- Мы молодцы! – воскликнула миссис Дуайер и внезапно предложила: - А, может, вы потанцуете? Я еще недурственно умею играть Венский вальс, дети из моей группы разучивали его для выступления на городском конкурсе. Я тщательно готовилась, даже нанимала педагога.
Она подняла вверх указательный палец и весело засмеялась.
- Но мама!..
В темно-карих глазах моей девушки плескалось недоумение и сопротивление. Предложение матери ставило ее в тупик, ведь ей было хорошо известны неумение и нелюбовь дочери к танцам. Поэтому просьба экс-миссис Свон казалась весьма странной. Даже для меня. Но я молча ждал, сильно сомневаясь в ее положительном ответе.

Мне хотелось танцевать с Беллой, ведь я, в противовес ей, занятие это очень любил и даже вполне прилично умел двигаться. Да и в танце она окажется в моих руках, а если вынести за скобки то, что мне ужасно хотелось ее обнять, то чем ближе она ко мне, тем спокойнее. Но я ни в коем случае не желал на нее давить. Если идея вальса со мной под аккомпанемент своей мамы для нее не увлекательна, то я ее поддержу. У нас еще будет возможность станцевать. Я надеюсь. Сейчас же важнее были ее желания.

Не дав дочери продолжить и высказать свои возражения, Рене обратилась ко мне: - Эдвард, ты ведь умеешь танцевать вальс?
Это был вопрос человека, уверенного, что в ответ он услышит согласие.
- Да, немного, - во второй раз за вечер кивнул я.
Видела я твое "немного". Мысленно съязвила Рене, а я с трудом удержал усмешку.

Внутренний голос громко шептал мне, что я веду себя неосмотрительно, что рискую задавить своей кажущейся "идеальностью", но броня моей годами возводимой и регулярно укрепляемой осторожности под воздействием непреодолимой беззаботности и беспечности Рене Дуайер рухнула, и мне захотелось просто расслабиться и побыть тем, кем давно уже не был. Витающая вокруг нее атмосфера окутала меня и предложила отдаться ее простоте и ненавязчивому веселью. Хоть на пару минут. И я позволил себе подыграть ей.

И, не обращая внимания на Беллу, Рене заявила: - Вот и чудненько. Вставайте, детки.
Но не на ту напали… Одной лишь уверенностью в своих действиях и напористостью невозможно было заставить Изабеллу Мари Свон подчиниться чьим-либо желаниям. Я не сомневался, что она будет против, и ничуть не удивился, когда услышал возмущенное: - А меня кто-нибудь собирается спросить?
Ее мама, которая уже зачем-то выбежала в центр комнаты, остановилась на полпути и - подумав: Вот черт! - ответила вопросом на вопрос: - А ты разве возражаешь?
- Да, мама, представь себе: я возражаю. Послушай, мам, мы давно не виделись, я, правда, очень соскучилась по тебе и была рада провести с тобой весь день. И ради тебя выдержала эту пытку магазинами, даже ни разу – почти – не высказав своего недовольства. Я наслаждалась временем в спа, где мы разговаривали, как раньше… Но, мама, с тех пор, как я в последний раз танцевала, на празднике Дня благодарения в начальной школе, прошло доброе десятилетие! Но я по-прежнему так же плохо танцую! – по слогам, по восходящей интонации, произнесла она последнюю фразу.
- Но, Белла, доченька, вальс совсем не такой сложный танец, - Рене говорила быстро, убежденно, стараясь передать свой позитивный настрой и Белле, - это не танго, и не мазурка, и даже не риверданс! С хорошим партнером тебе и делать ничего не нужно – просто позволь ему вести себя. Уверена, Эдвард станцует за вас обоих…
- Мама, я просто не хочу танцевать, - перебила ее Белла не грубо, но жестко.
Рене насупилась. Я не успел понять, всерьез или в качестве манипуляции, как она тут же сделала умоляющее выражение лица и, склонив голову набок, попросила: - Ну потанцуй…
- Пожалуйста, - тихо сказал я, сжав ее теплые пальцы в своей ладони.
Она подняла на меня сердитый взгляд, потом снова повернулась к матери. Опять посмотрела на меня, и… согласилась!
Я видел по ее глазам, что она согласилась!
- Хорошо, я станцую. Точнее, попытаюсь, - она явно не была в восторге от этой затеи, но почему-то не стала противостоять нам и дальше. - Но если ты, Эдвард Каллен, будешь ныть, что я оттоптала тебе правую ногу, или левую, или обе… Хотя тебе, конечно, ничего нельзя оттоптать, - уже гораздо тише, неслышно для своей матери, но отчетливо для меня, бурчала она, - а мне бы так хотелось!

Я подал любимой руку, и мы, выйдя в центр гостиной - где реактивная хозяйка дома уже отбуксировала в сторону стол и оставшиеся три стула - встали в исходную позицию. Точнее, я встал и, развернув к себе безучастную Беллу, поставил правую ногу между ее коленей, попросив: - Привстань на цыпочки. Так тебе будет проще, чем на всей стопе.
Она приподнялась. - Так? - спросила хмуро.
Кивнув, я обхватил ладонью ее руку, другой обнял за талию.
- Вальс танцуется на три счета, Белла. Это даже я знаю, - хихикала рядом с нами довольная Рене. – На счет "раз" шагаешь назад … левой ногой? – она вопросительно посмотрела на меня, и, дождавшись моего кивка, продолжила: - На счет "два" – подставить правую ногу к левой, на "три" – разворот.
Я подавил улыбку, слушая наставления Рене – Роуз и нашего учителя по танцам мистера Реджента хватил бы удар от таких наивных объяснений.
- Начинать поворачиваться нужно сразу же, на первый счет. В правую сторону. Это называется упрощенный правый поворот… - я старался объяснить более доходчиво, чем Рене, но, похоже, из меня учитель тоже был никудышным.
Белла непонимающе хлопала ресницами, очевидно, уже раз десять пожалев, что уступила нашим уговорам. Я понял, что нужно исправляться.
- Забудь! – твердо сказал я. – Я поведу тебя.
Взяв ее за талию и оторвав девушку от пола, я поставил ее ноги на свои – мне уже приходилось делать это ранее – и снова нашел левой рукой ее вспотевшую от напряжения ладонь.
Понаблюдав за нашими приготовлениями, Рене удовлетворенно хмыкнула и заняла свое место за музыкальным инструментом, развернувшись вполоборота, чтобы не пропустить наш танец.
- Просто расслабься. Я не уроню тебя, - убеждал я взволнованную Беллу.
- Мне кажется, мы выглядим смешно, - мило проворчала она.
Я был не согласен с этим. - А я считаю, что мы прекрасная пара. Верно, Рене? – не отводя пристального взгляда от Беллы обратился я за поддержкой.
- Подтверждаю, - серьезно отозвалась она.
Тогда Белла скорчила смешную гримасу и хмыкнула: - Эдвард, нам еще повезло, что мы с тобой не на конкурсном отборе.
Разве я когда-нибудь упоминал о конкурсе? Точно нет. Я внимательно посмотрел на свою девушку, пытаясь прочесть по глазам, была ли ее фраза всего лишь случайностью? И только потом понял, что она имела в виду конкурс, к которому готовилась Рене вместе с детьми. Миссис Дуайер тем временем начала играть, а я сделал первый шаг вперед.

Мы кружились по комнате, а Рене смотрела на нас со смешанным выражением тоски и радости во взгляде. Я прислушался к ее мыслям.
Этот мальчик очень глубоко в ее сердце, а он… у него… кажется, что в моей дочери заключена вся его жизнь.
Я сделал разворот, повернувшись к ней спиной, чтобы нечаянно не выдать своей реакции на ее молчаливые рассуждения.
Они такие юные, но уже такие… вросшие друг в друга. Это так заметно, и так непостижимо. Я люблю Фила, но мои чувства не столь безусловны. А мои дети… Они будто растворены один в другом. Они даже не дополнение, а продолжение друг друга.
На этих словах Рене промахнулась мимо нужной ей клавиши и отвернулась к пианино, чтобы восстановить утерянный контакт с ним.
О таком пишут разве что в книгах. Вернулась она к анализу взаимоотношений своей дочери с незнакомым молодым человеком, и сама у себя спросила: Это беспокоит меня? … Да, конечно. Это плохо?..
Я весь подобрался и, вытянувшись в струнку, ожидал ее вердикт.
Совсем нет. Непонятно и странно. Но в чем я уверена, так что мне пора готовиться к свадьбе. Эти двое не станут тянуть и откладывать. По-моему, все уже предрешено.
И, улыбнувшись этому предсказанию, я чуть крепче сжал Беллу, а она обожгла меня сиянием глаз.

С последним тактом музыки я выпустил Беллу из своих рук. И улыбнулся ей, благодаря за подаренное удовольствие. Она, привстав на цыпочки, чмокнула меня в щеку. И тут воцарившуюся на последние несколько секунд в комнате тишину вспугнули громкие хлопки, топанье ног и крики "Браво". Было трудно поверить, что одна маленькая женщина способна организовать такой шум. Я церемонно поклонился, а Белла присела в неглубоком реверансе. Глядя на наши счастливые лица можно было с уверенностью сказать, что вечер удался.
Белла подбежала к маме, чтобы обнять, я незамедлительно последовал за ней, автоматически озираясь по сторонам. Покой момента был разрушен. Я снова был сосредоточен и натянут, как тетива взведенного лука. Во взгляде Рене снова промелькнуло беспокойство, но быстро погасло.
- Эдвард, танцуешь ты не хуже, чем играешь.
- Спасибо, - сдержанно ответил я.
- Да не спасибо, а божественно, - не унималась она.
Я улыбнулся, не желая продолжать бессмысленный обмен любезностями.
- Чем вы занимались в городе? – перевел я беседу в безопасное русло.
Рене будто только этого и ждала. – Мы прошвырнулись по магазинам. Жаль, у нас их не очень много, поэтому купили не все, что хотели, - с увлечением начала она расписывать их день без меня, опустившись на тот же стул возле пианино.
Тяжелый вздох Беллы опроверг сожаления ее мамы по поводу количества посещенных ими магазинов и накупленных вещей. Поняв, что рассказ предстоит долгий, Белла отошла к креслу напротив пианино, а я занял позицию рядом с ней. Боком к входной двери и спиной к кухне, где находился второй вход в дом. Передо мной располагалось окно. И в него я тоже поглядывал, продолжая слушать рассказ Рене.
Если бы кто-то мог прочитать мои мысли, то наверняка бы решил, что я страдаю психическим расстройством на почве маниакального страха преследования, в народе именуемого паранойей.
- … в салон красоты, к моему парикмахеру, - прорвался ко мне в голову голос Рене. – Могу поспорить, что с тех пор как Белла уехала от меня, она ни разу не стригла волосы.
Никто из нас никак не отреагировал на это замечание, да Рене и не требовалось согласие. Она продолжала говорить, вставляя по ходу какие-то ремарки.
- Нам делали массаж горячими камнями по какой-то тайской методике…
- Тибетской, мам. Стоун-терапия, - поправила ее Белла.
Но Рене ее оговорка ничуть не смутила. – Такая классная штука, я тебе скажу. Я даже не ожидала. Правда, Белла?
Чуть дернув уголками губ, она медленно кивнула.
- Еще мы прошлись по одному из мостов через Сент-Джонс, ну и обедали в ресторане. Белла не изменила себе и заказала малосъедобный салат с…
Она так внезапно прервала свою речь, что Белла вздрогнула. А я, услышав мысленный возглас: О, Боже! вмиг насторожился и сканирующим взглядом окинул холл в поисках того, что заставило миссис Дуайер замолчать. Но ничего подозрительного не обнаружил.
- Эдвард, прости нерадивую хозяйку. Я оставила тебя без обеда и ужина, а теперь в красках расписываю тебе, как шикарно мы посидели в ресторане.
Она вскочила с места и рванула в сторону кухни. Я едва успел ее остановить.
- Не беспокойтесь. Я поел. Сделал себе омлет с тостами.
Я точно знал, что эти продукты в холодильнике Рене имеются – видел их ее глазами, когда она открывала его утром. Своей неудачной попыткой она извела их не все, поэтому я врал уверенно.
- Ну хорошо. Тогда нужно помыть посуду. Пойду, включу машину.
- Я уже помыл, - снова нарушил я ее планы.
Белла спрятала улыбку, а Рене выглядела слегка растерянной.
- А…
- Вынул и убрал в шкаф, - опередил ее следующий вопрос.
- А зачем? – недоумевала она сначала мысленно, но все же озвучила свой вопрос.
- Делал перерыв в учебе. Чтобы отвлечься и размяться.
И чтобы не скиснуть от скуки, добавил мысленно.
- Ааа, - озадаченно протянула она.
Ну надо же. "Вымой окна, натри полы, выбели кухню, выполи грядки, посади под окнами семь розовых кустов, разбери"… фасоль, кажется… или чечевицу? Дальше не помню! И как только он все успел?!
- Никто не звонил? – вдруг спросила она.
- Только мои родные. Они передавали вам с Беллой привет, - отчитался я.
Белла встрепенулась, но не успела ничего сказать из-за перебившей ее Рене.
- Да? Очень мило с их стороны. Я помню твоего отца и сестру. Вы с ней совершенно не похожи. И папа… Карлайл? – подняла она брови, я кивнул. - Слишком молодо выглядит. Сколько ему лет? – проявила она любопытство.
Я удивился, что она ничего про нас не знает. Разве она раньше не задавала этих вопросов Белле? Видимо, нет. Или моей девушке удавалось уходить от ответов. А значит, теперь мне придется держать ответ. Но эта тема не была такой уж неприятной или опасной.
- Они мне не родные. Родители усыновили нас. Давно. Элис даже не помнит настоящих родителей. Карлайлу сейчас тридцать четыре.
- Удивительно! Все приемные? Вас же не двое? – Рене была несколько ошарашена полученной информацией.
- Нас пятеро. Еще Эмметт, он старший. И близнецы Розали и Джаспер. Они - дети погибшей кузины Эсме, это наша приемная мама, - проговаривал я в сотый раз давно заученный текст.
Врать Рене не хотелось, но сказать ей правду я точно не мог. Поэтому выбора у меня не было. Я бы предпочел, чтобы она не спрашивала. Но в ситуации, когда мое поведение кажется ей странным и ее явно что-то беспокоит, было бы глупо рассчитывать, что она не захочет узнать обо мне побольше.
Пятеро! Ничего себе! Хотя если они все хоть наполовину такие же одаренные как Эдвард и такие милые как его сестра, то их родителям очень повезло. Ну а мне достаточно моей неуклюжей и такой взрослой Беллы.
Она перевела задумчивый взгляд на дочь. Та неожиданно встала.
- Мам, ты не возражаешь, если мы с Эдвардом прогуляемся? – спросила она.
- Белла, уже темнеет, - неуверенно ответила ей Рене.
- Мы недолго, - вмешался я, ухватившись за перспективу побыть со своей девушкой наедине и избежать дальнейших расспросов ее матери.
И на случай нападения Виктории будет лучше, если мы в этот момент окажется за пределами дома. Отсутствие звонка из дома настораживало меня все больше.
- А как же контрольная примерка обновок? Это же обязательный ритуал! Белла, мы столько всего накупили. Нужно же померить и показать Эдварду, - с энтузиазмом предложила миссис Дуайер, не желая оставаться одна в пустом доме.
- Ой, нет! Примеряй без меня, - взмолилась ее дочь. - Ты заставила меня померить все еще в магазине. Не желаю делать это снова.
- Но, Белла, это же совсем другое дело. Тебе может что-нибудь не понравиться, и это можно будет вернуть. Но когда ты уедешь в Форкс…
- Мне все нравится, мама. Ты выбрала отличные вещи. Большое спасибо за подарок. Но мерить я сейчас ничего не буду. Мы лучше пойдем, а то действительно стемнеет.
- Ну тогда, конечно, идите, - отпустила она нас, не придумав достойной причины для отказа. – Но оденьтесь потеплее. Вечером на море может быть ветрено. Еще ведь не лето.
Согласно кивнув, мы направились к лестнице.
На первой же ступеньке Белла споткнулась, я бережно ее поддержал. И снова поймал на себе внимательный взгляд Рене. Она продолжала изучать меня. Она продолжала изучать НАС.

(часть 2)


Источник: http://www.twilightrussia.ru/forum/36-2858-1
Категория: Отдельные персонажи | Добавил: gazelle (29.09.2010)
Просмотров: 3819 | Комментарии: 39 | Теги: Затмение, Парад планеТ, эдвард каллен


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 391 2 »
1
39 чиж7764   (23.03.2013 23:08) [Материал]
Юлечка, спасибо огромное! Это была феерия! Рене меня просто добивает своей реактивностью, совершенно верное определение её подвижности... А как к месту Золушка процитирована!... Я до слёз хохотала! Непередаваемо прекрасно!!! Вальсирование мне понравилось, прозорливость Рене - ещё больше... wink

1
38 HюсЯ   (19.04.2012 00:20) [Материал]
большое спасибо! smile

1
37 Лапулька   (20.11.2011 22:13) [Материал]
Спасибо за главу!

1
36 Анжи   (26.06.2011 00:21) [Материал]
Сижу и улыбаюсь!
Спасибо!

1
35 RAV   (18.12.2010 22:50) [Материал]
СПАСИБО!!! biggrin

2
34 liberty   (28.10.2010 19:21) [Материал]
Вот молодец все-таки!Классно!
Вообще,"парад планет"очень отличается от подобных произведений,он как бы более насыщенный,наполненный событиями,почти самостоятельная книга smile
Мама Беллы в очередной раз рассмешила своими мыслями,она очаровательна своей детской непосредственностью.Бедный Эдвард наверное чувствует себя как на рентгене. biggrin
Игра на фортепиано,вальс;чудесное времяпрепровождение,в духе 19 века happy
Жаль у меня времени мало на чтение и комментирование.
Спасибо огромное,удовольствие читать wink

1
33 Meritseger   (04.10.2010 20:21) [Материал]
Действительно, более чем интересно. Даже и не думала, что у них было такое насыщенное времяпрепровождение в Флориде... Спасибо!

1
32 drednoyts   (03.10.2010 11:34) [Материал]
Мама Беллы ну прям точно, как ребенок wink Смешная...

1
31 Constanta   (02.10.2010 19:04) [Материал]
happy Какая милая и потрясающая глава...
Юля,спасибо огромное,снова словила такой кайф(ссори за таакое не красивое слово),когда ее читала wink
Ты-Умничка!!!

1
30 lenars   (01.10.2010 13:01) [Материал]
Большое спасибо за потрясающую главу! С большим интересом жду рассказ о прогулке Эдварда и Беллы!

2
29 Vera2012   (01.10.2010 12:12) [Материал]
Дааа, повезло Калленам, что Рене живет далеко от Форкса, иначе она разобачила бы их в два счета! biggrin А, уж если бы Рене обратили, она точно стала бы одаренной, ведь ее прозорливость и умение разбираться в людях, это от природы, так что она могла составить конкуренцию дару Элис или Эдварда. Юным бойскаутам придется быть начеку! cool Эдвард, как всегда молодец! Тонкий психолог, поймал таки будущую тещу на крючок своими талантами. Она и растаяла, уже и о свадьбе задумалась. biggrin biggrin biggrin Юля, спасибо за продолжение, как всегда замечательно! wink

1
27 Taisya   (30.09.2010 21:46) [Материал]
Спасибо огромное! Мне безумно нравится, это даже лучше, чем у Майер, все так точно, четко, скрупулезно выверено, и в то же время -тонко по эмоциям, трогательно и мило. Супер! Причем самый суперский супер!

1
28 gazelle   (30.09.2010 21:50) [Материал]
спасибо! спасибо!! спасибо!!!

1
26 kiti-sit   (30.09.2010 21:19) [Материал]
автору огромнейшее спасибо за главу!!!!!!!!!!!

1
25 dornroeschen   (30.09.2010 19:03) [Материал]
Великолепно!!! Спасибо!

1
24 Yulisan   (30.09.2010 18:57) [Материал]
Спасибо автору за продолжение!! Спасибо за труд!

1
23 Ktulhu   (30.09.2010 18:21) [Материал]
да крутяк!! не чего дольше сказать!! изюмительно!! biggrin

1
22 -=EDWARD=-   (30.09.2010 17:37) [Материал]
Спасибо большое за главу smile smile Она супер smile smile

1
21 DariaVamp   (30.09.2010 16:05) [Материал]
Рене действительно очень многое замечает!!! biggrin и делает выводы....
Спасибо за увлекательную и интересную главу! wink
С нетерпением жду следующую!

1
20 Espasya   (30.09.2010 14:45) [Материал]
Огромное спасибо за проду, она великолепна!

1
19 anutka5202   (30.09.2010 13:48) [Материал]
Наконец-то дождалась smile Большое спасибо за главу smile

1
18 Evgenia:)   (30.09.2010 13:15) [Материал]
Спасибо за главу! А Рене достойный противник biggrin

1
17 Катюлка   (30.09.2010 12:58) [Материал]
Спасибо-спасибо-спасибо-спасибо!!!!!! Я так рада, что появилась новая глава. И так грустно, что я её прочитала на одном дыхании за 5минут. И теперь ждать следующую так доооолго. cry

Не устану повторять это самая лучшая на мой взгляд интерпретация мыслей Эдварда. Настолько тонко все ньюансы описаны, все взгляды, движения рук, мысли. Ааааа...не могу передать как мне нравится всё, что Вы пишете!! уважаемая gazelle
Спасибо мульён раз!


1
16 Elewen   (30.09.2010 11:52) [Материал]
Спасибо огромное за новую, как всегда потрясающую главу!

1
15 cat7496   (30.09.2010 01:01) [Материал]
Спасибо большое за главу!!!!!!Она потресающия smile Рене такая милая и наблюдательная wink

1
14 Нэт   (30.09.2010 00:17) [Материал]
Описание этой поездки было незаслуженно опущено в книге. а ведь Рене, несмотря на свою поверхностность весьма колоритный персонаж, и тем более интересно все это читать через призму повествования Эдварда, а еще более от такого талантливого автора!)))

1
13 Maverick   (29.09.2010 23:41) [Материал]
Спасибочки за новую главку! мы все так долго ее ждали и не напрасно!!!
Полный восторг, что Рене заставила Эда играть на пианино! Очень мило получилось. Хотя я думала, что он съиграет колыбельную tongue ну, может еще все впереди smile Они же пока в гостях)))
да и мало ли какие приключения их ждут на ночном пляже с талантом Беллы вляпываться во всякие неприятности!
Очень интерсно узначть, что их ждет!

1
12 Жабенятко   (29.09.2010 23:08) [Материал]
прогулка непременно будет - в следующей части. happy happy happy

не умел выражать свои чувтва dry

ладно это я уж придираюсь.. у каждого свой взгляд tongue


1
11 Primerose   (29.09.2010 23:05) [Материал]
МММмм какая главка, особенно мноообещающий конец понравился, спасибо за это чуденсное творение

1
10 Хельга3905   (29.09.2010 23:02) [Материал]
ну я же говорила-сногсшибательно!
иду на форум)

1
8 Жабенятко   (29.09.2010 22:54) [Материал]
на форум не получилось зайти..страница подвисает angry

На первой же ступеньке Белла споткнулась, я бережно ее поддержал. biggrin biggrin

Отец никогда не был излишне эмоциональным и не умел выражать свои чувства, но его задумчивое молчание и хриплое мысленное: Спасибо, были красноречивее любых громких слов. ---- не согла с этим
wink

Я уже помыл, - снова нарушил я ее планы.

Вынул и убрал в шкаф

какой молодец happy

нашарила---как-то не очень слышать от Эдварда такое слово

Если бы кто-то мог прочитать мои мысли, то наверняка бы решил, что я страдаю психическим расстройством на почве маниакального страха преследования, в народе именуемого паранойей.

так и есть
biggrin biggrin biggrin biggrin

Понравились мысли Рене...хорошая главка получилась wink

а их прогулка будет описана?


1
9 gazelle   (29.09.2010 23:02) [Материал]
прогулка непременно будет - в следующей части.

про отца - не согласны с "красноречивее" или с неэмоциональностью карлайла? smile

про "нашарил" - рука нащупала телефон непроизвольно. поэтому нашарила - самое точное определение. может, не по-эдвардовски чуток, но он же о себе говорит, поэтому без излишней "поэтики"


1-30 31-36


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]



Материалы с подобными тегами: