Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1665]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2499]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4732]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2387]
Все люди [15008]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14233]
Альтернатива [8969]
СЛЭШ и НЦ [8799]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4337]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Да, моя королева
Среди представителей моего рода были распространены одиночки. Кара настигала тех, кто осмеливался любить. Ходили легенды, что влюбленный вампир полностью подпадает под власть своей королевы и уже не способен на выживание и борьбу. Любовь – это болезнь, способная уничтожить бессмертного.
Мини, завершен.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Кошка в маске серой мыши
Из серой мышки в охотницу - вот какая метаморфоза произойдет с Эмили Левел, над которой хотел подшутить любимчик школы Боб Хорей.
-Хотел влюбить в себя серую мышку, поспорил? А вот и не выйдет!
История о том, как может измениться человек под действием злости.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Ледяное сердце
В далеком королевстве, сотканном из сверкающего льда, жила семья, никогда не знавшая любви. Раз в году, когда дыхание зимы достигало человеческих королевств, ледяной король мог ненадолго покинуть свою страну, чтобы взглянуть, как живут люди. Но у каждого желания есть цена…
Рождественская сказка от Валлери и Миравия.
Номинация "Лучшее воплощение видео" в зимнем конкурсе мини-фи...

Письма из прошлого
Белла Свон поселяется в старом доме в Чикаго. Одинокие вечера она скрашивает, читая письма давно умершего владельца.
Мистическая история от Валлери и Миравия.
1 место в конкурсе мини-фиков "Снежная соната" 2018.

Иной взгляд
Устав ждать, когда сын найдет пару, Эсми берет дело в свои руки и знакомит Эдварда с дочерью подруги. И есть только одна небольшая проблема. У Беллы Свон магазинчик для взрослых, а у Эдварда очень устаревшие взгляды на отношения между мужчинами и женщинами. В его представлении подобные вещи недопустимы.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. Прямо в интернете
4. В электронной книжке
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 451
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Всё, что есть, и даже больше. Глава пятьдесят вторая

2018-12-16
14
0
Нас всегда тянуло друг к другу, и нам неизменно хотелось быть вместе.
Это и есть проверка, когда тебе нужно, чтобы человек был рядом.
Эдвард Каллен


«Возможно, что он больше никогда её не увидит. Вечность это очень длинный срок, если речь идёт о том, кого любишь, и о том, что за всю оставшуюся жизнь ты, быть может, ни разу его не обнимешь и не поцелуешь, и не прижмёшь к сердцу, и не почувствуешь кожа к коже, без всяких барьеров и ограничений. Но он сможет с этим жить, ведь она останется жива, а для него больше нет ничего важнее этого. Пусть его сердце и разбито, но она выживет и однажды вдохнёт воздух полной грудью, и снова улыбнётся, даже если и не ему, а значит, цель определённо оправдывает средства».

Я ставлю точку в конце завершающего повествование предложения, сохраняю документ и, закрыв крышку ноутбука, ставлю его на прикроватную тумбочку. Внутри него наша с Беллой история, точнее та её часть, что осталась в прошлом и ни в коей степени не затрагивает наши с ней нынешние отношения, и я только что её завершил. Скоро будет уже год со дня издания сборника моих стихотворений, пусть и не разошедшегося необходимым для заключения полноценного контракта тиражом и потому уже не способного принести доход, но теперь я и не собираюсь ничего публиковать. Это только для Беллы, мирно спящей рядом, в то время как ветер развевает занавески у ведущей на балкон двери, а за окном шумит то и дело смачивающее прибрежный песок море, и для меня. Хотя эта история и определённо не из лёгких в силу своей имевшей место быть реалистичности и того, что рассказывает о личностном падении и людях, достигающих дна, я знаю, что по возвращении домой непременно распечатаю всю её целиком и дам жене прочитать.

Но сейчас я просто смотрю Беллу, на её спокойное лицо и на расслабленное тело, лежащее на боку и, начиная с живота, прикрытое обычной простынёй кремового цвета, и, когда в небе занимается рассвет, а над горизонтом поднимается тёплое итальянское солнце, моя рука сама по себе тянется к телефону. Помимо наших общих фото, в нём уже полным-полно изображений Беллы, преимущественно сделанных тогда, когда она не видела, что её фотографируют, но она невероятно прекрасна, чтобы удержаться, и я делаю очередной такой снимок, но первый за эти четыре дня, где она спит. До сих пор я запечатлевал её лишь в те моменты, когда, расположившись на какой-либо площади, улочке или пешеходной дорожке Рима, она находила своё вдохновение в фонтане, статуе, скульптуре или здании и, тут же достав необходимые принадлежности, начинала творить. Или просто созерцала достопримечательности, которые рассматривал вместе с ней и я, или бродила у кромки ласкающей ноги воды, или же, лёжа на животе, загорала в шезлонге. Но сейчас мы пока ещё в нашем гостиничном номере, чьи окна как раз и выходят на бассейн и на бесконечное голубое море Анцио (прим.: город в Италии, в часе езды от Рима), в одном из отелей которого мы и остановились. Вот так память моего телефона и пополняется с первого взгляда обыденным и повседневным снимком, ведь я нашёл ту, с кем хочу просыпаться и делаю это каждое утро, но для меня он совсем не такой.

Нам не дано знать наверняка, и я не врач, но, возможно, здесь и сейчас Белла уже беременна и носит под сердцем моего ребёнка, и таким образом в этой предназначенной для двоих кровати нас уже больше не столько, а трое. Такое ведь далеко не редкость, что люди, пытающиеся зачать малыша дома, но сталкивающиеся в этом вопросе с неудачей, добивались цели и успеха именно вдали от привычной и порой стрессовой атмосферы, окружающей их в родном городе и в собственных четырёх стенах. Но даже если это и не про нас, ничто, связанное с Беллой, не может войти в привычку и стать скучным, неинтересным и недооценённым. И когда Белла пробуждается ото сна двумя часами позже, я, не встретив совершенно никакого сопротивления, прикасаюсь к ней, полусонной и ещё толком и не проснувшейся, и в первых по-настоящему ярких солнечных лучах этого дня почти забываю своё имя, и растворяюсь в ней и её объятиях. Но самое примечательное во всём этом это то, что всё происходящее так же волнующе, прекрасно и нежно, как и в наш самый первый раз.

Так было вчера, и так будет завтра, и я ощущаю это всей душой, хотя до Беллы толком и не догадывался, что другой человек может её коснуться. После же, прижимая жену к своему бьющемуся быстрее обычного сердцу, я вижу у одной из стен наброски Колизея, испанской лестницы, фонтана Треви и улицы виа Джулия, известной своими арками и круглый год увитыми плющом и цветами стенами зданий, и уже далеко не в первый раз мысленно говорю себе одну вещь. А именно то, что моя Белла потрясающе красивая, умная и талантливая женщина. Да, мне пришлось постараться, чтобы уговорить её на эту поездку, но у меня такое чувство, что теперь она ни о чём не жалеет, и это делает меня счастливее, чем я бы был, если бы она согласилась на всё это, скрепя сердце, и при этом по-прежнему бы оставалась в напряжённом состоянии. Но Белла расслабленная, и во многом благодаря ей я и сам такой же, и потому-то я и не питаю в отношении себя добрых чувств, когда к вечеру определённо заболеваю. Мы частенько ели мороженое и совсем не утеплялись даже тогда, когда вечерами становилось прохладнее, а у нас возникало желание прогуляться вдоль берега, но я и понятия не имею, из-за чего конкретно простудился.

Но это и неважно. Имеет значение лишь то, что меньше, чем за три дня до отъезда вместо того, чтобы продолжать наслаждаться своеобразным медовым месяцем и составлять компанию Белле всюду, куда бы она ни захотела пойти или поехать, я слёг с заложенным носом, больным горлом и температурой. Но даже то, что мы многое пропускаем, ещё не самое плохое. Хуже всего то, что Белла, даже не желая слушать о том, чтобы отдалиться во избежание последствий для себя самой, остаётся рядом со мной и кормит меня чуть ли не с ложечки бульоном, заказанным в номер прямо из ресторана, и тем самым рискует заразиться и тоже заболеть. Неважно, что я говорю, моя жена как будто не слышит, но я всё равно не сдаюсь.

- Это, и правда, так необходимо?

- Да...

- Я уверен, что всё не так уж и плохо, но всё равно, милая, пожалуйста, не сиди так близко. Давай я доем сам, а ты просто принесёшь мне нашу аптечку, и всё, - прошу осипшим голосом я Беллу. Но она, выглядя удивительно и невероятно напуганной в той степени, в какой я никогда её не видел, лишь качает головой в отрицании и даже не думает о том, чтобы послушаться и отсесть в другой конец комнаты. Мне кажется вполне достаточным лечения подручными жаропонижающими и противовирусными средствами, которые мы привезли с собой, хотя от горячего супа и становится немного лучше, но Белла всерьёз напряжена и обеспокоена. Эти её чувства пробираются и в её наполненный тревогой голос, когда, возвращаясь с тем, что я просил, она решительно и твёрдо говорит:

- Нет. Я никуда не уйду, и даже не пытайся меня прогнать. Максимум, что я могу, это принять витамины. Но это всё. В болезни и во здравии, помнишь? - спрашивает Белла, и даже в тусклом свете прикроватной лампы я вижу то, что мне совсем не нравится. Я чувствую себя задыхающимся, измотанным и уставшим, но при взгляде на жену моё сердце и вовсе кровью обливается. Белла пристально смотрит на меня, и моё собственное отражение в её глазах подсказывает мне, что со стороны я произвожу довольно-таки ужасающее и пугающее впечатление, и осознание этого многое меняет.

- Помню... Даже если бы захотел, не забыл, - в поражении вздыхаю я, в то время как Белла относит опустевшую тарелку, а по возвращении укрывает меня одеялом со всех сторон и щупает мой лоб. Я по-прежнему словно горю, и тонкая, любящая и нежная рука кажется буквально ледяной. Но гораздо больше этого меня занимает ощущение заботы, что я чувствую в этом прикосновении. Несмотря на возникший контраст между температурами наших тел, она более чем очевидна. Мой организм подпортил сегодняшний день и совсем необязательно придёт в норму и завтра, но, когда чуть позже мы с Беллой смотрим фильмы прямо в кровати и перелистываем наши итальянские фотографии, я понимаю, что, независимо ни от чего, мне с ней всегда уютно и хорошо. То, что сон настигает меня в её объятиях, кажется мне само собой разумеющимся явлением, и на следующее утро я просыпаюсь так же рядом с уже приведшей себя в порядок Беллой и от ощущения того, что её ласковая ладонь касается моего лица. Без сомнения, я счастливчик, и, хотя за одну ночь и невозможно поправиться полностью, и болезненные ощущения, несмотря на апельсиновые леденцы, призванные заставить их пройти, никуда не делись, когда губы Беллы растягиваются в улыбке, я отвечаю своей жене тем же. Она уже не так взволнована, как прошлой ночью, но я всё равно не откажусь ни от чего, что поможет мне заставить её чувствовать себя лучше. Быть может, это и глупо, учитывая, что болен и создаю здесь неудобства никто иной, как я, но такие уж мы, порой забываем о себе ради благополучия любимого человека и переживаем о нём гораздо сильнее, чем требуется.

- Ну, как ты, родной? Выглядишь уже лучше.

- Так и есть. Это всё твой чудесный суп.

- Не такой уж он и мой, ведь позвонить по телефону было не так уж и сложно, - вздыхая, поправляет меня Белла, но мне всё равно и даже откровенно плевать, что она не приобретала продукты и не готовила его лично. Она вообще не должна была сталкиваться с моей простудой, по крайней мере, не в эту неделю, но вместе того, чтобы гулять или танцевать в одном из местных клубов, или спуститься к бассейну, лишь тратит и без того строго ограниченное время на моё лечение. И я определённо чувствую вину, от которой никуда не деться:

- Но я считаю его твоим, и прости, пожалуйста, что испортил наш медовый месяц.

- Это не так. Я же рядом с тобой, а больше мне ничего и не нужно. Только чтобы ты был здоров, - непререкаемым тоном возражает Белла, и это одна из тех вещей, за которые я её люблю. Не то чтобы в моей голове действительно существует подобный список, но сила — это определённо одно из тех качеств, что я ценю в Белле. Даже в самом начале нашего знакомства она никогда не терялась в моём присутствии и не боялась мне возражать. И не стеснялась спорить или отстаивать свою точку зрения, по какому бы то ни было вопросу, в то время как мне случалось встречать девушек, чуть ли не заикающихся и не забывающих, как говорить, лишь после одного моего взгляда. Теперь уже моя жена совершенно другая, стойкая, выносливая, упрямая и упорная, если этого требуют обстоятельства, и я понял это в ту же секунду, как только её увидел. Годы показали, что я не ошибся и был прав, когда после первой же встречи фактически решил, что Белла та самая, единственная и неповторимая. Лучше её никого нет, и, учитывая всё то, что она сделала для меня этой ночью, вряд ли найдя способ успокоиться и перестать следить за моим состоянием, и полноценно поспать, я не могу не пообещать:

- Я скоро окончательно поправлюсь.

- Ну, температура вроде спала. Надеюсь, что завтрашний перелёт ты перенесёшь нормально.

- Белла? - садясь, спрашиваю я, когда она, подогрев имеющийся в номере чайник, наливает мне горячий чай и приносит его прямо в кровать. Это уже немного слишком, ведь я не настолько обессилел, что не могу встать и заняться этим сам, но знаю, что говорить что-либо на эту тему совершенно бесполезно, да и сказать я хочу совсем другие вещи.

- Да?

- Ты будешь замечательной мамой... - смотря в по-прежнему немного обеспокоенные, но, бесспорно, красивые глаза напротив, произношу я то, что и было у меня на уме, и эти слова не преувеличение. Именно так я и думаю, ведь сейчас Белла обращается со мной, как с ребёнком, и я, не раз, видевший то, как она взаимодействует со своим племянником, более чем уверен, что и по отношению к нашим детям она будет так же заботлива, внимательна и добра.

- Наверное... - тихим голосом отвечает она, явно сомневаясь, и скорее всего в том, что мы вообще обретём ребёнка, хотя, возможно, и в том, что ей удастся делать для него всё правильно, тоже, но ей не нужно переживать ни по поводу ничего из этого. У нас будут дети, столько, сколько мы пожелаем, и для всех из них Белла будет без преувеличения лучшей матерью на свете, а я ей непременно в этом помогу.

- Не наверное, а точно. Будь уверена. Сегодня наш последний вечер здесь, и я хочу пройтись по городу.

- Нет, ты ещё очень слаб.

- Ты делаешь меня сильным, - лишь отвечаю я, ведь, что бы она ни сказала в данное мгновение, нам скоро уезжать, и я не собираюсь проводить весь этот день в кровати, поедая суп и никуда не выходя. Это не вариант, но я всё равно соглашаюсь на него в обед, а после полудня, собравшись, мы с Беллой покидаем номер и выходим на свежий воздух. Я хочу и на пляж, но она считает, что будет лучше, если мы пойдём туда, когда жара немного спадёт, и, видя, что Белла беспокоится о том, как бы я не перегрелся, я просто беру и соглашаюсь, и следую за ней в выбранном ею направлении.

Сегодня четверг, и, пользуясь тем, что он как раз открыт, мы отправляемся в природный заповедник «Тор Кальдара», основанный в 1988 году, то есть тридцать лет назад, и раскинувшийся на площади в сорок четыре гектара. Не так давно он получил статус одной из самых важных в Европе охраняемых территорий и славится своими руинами античной береговой крепостной линии, и мы бродим среди зарослей вечнозелёного средиземноморского леса, в котором доминируют два вида деревьев – каменный и пробковый дубы. А ещё заглядываем в центр помощи диким животным, в котором находятся вольеры для птиц и укрытия для черепах, и посещаем специальную обсерваторию, оборудованную для наблюдений за крылатыми созданиями. Белла даже зарисовывает обитающих в местных прудах разнообразных рыб и водные виды растений, а ещё серых и рыжих цапель, живущих на берегах небольшого озера, питаемого дождевой водой, в то время как я терпеливо жду свою жену. В общей сложности на территории мы проводим никак не меньше двух часов, но к половине четвёртого всё равно возвращаемся в отель и, оставив в номере наброски Беллы, спускаемся вниз, и оказываемся на пляже.

Она уходит плавать, но не раньше, чем убеждается, что я более-менее в порядке, а я остаюсь на суше, чувствуя воду лишь кончиками пальцев на ногах, когда она накатывает на берег, и наблюдаю за Беллой на расстоянии. Мне хочется быть в море вместе с ней, но это не лучшая идея, учитывая, что завтра утром нас ожидает почти десятичасовый перелёт, а я и так не в порядке и потому вижу лишь плюсы в том, что по возвращении домой у меня будет почти три дня, чтобы прийти в норму. Потому-то и единственное, что я делаю, это подставляю лицо солнцу и присматриваю за женой. В любом случае она выходит раньше, чем я ожидал, и, опускаясь на тёплый песок рядом со мной, обнимает моё тело, и длинные влажные волосы приятно ощущаются на моей левой руке, когда Белла прислоняется к моему соответствующему боку. Нас всегда тянуло друг к другу, и нам неизменно хотелось быть вместе, и это и есть проверка, когда тебе всё время нужно, чтобы человек был рядом. Это сильнее, чем банальная преданность, восхищение и страсть. Это любовь, и от того, чтобы поцеловать Беллу, меня удерживает совсем не количество людей вокруг, а то, что я болен, а она здорова и должна таковой и оставаться.

- Ты в порядке?

- Да, в целом всё хорошо. Просто не хочу, чтобы ты заразилась, - мгновенно отвечаю я, не желая, чтобы Белла даже хотя бы на одно мгновение задумалась, что отталкиваю я её абсолютно без всякой на то причины. Мои доводы кажутся мне очень и очень весомыми, и моя жена лишь одним кивком также соглашается с ними.

В то же самое время она не перестаёт прикасаться ко мне, но я и не просил об этом и совсем не хочу, чтобы она действительно отстранилась. Несмотря на то, что люди, живущие с нами в одном отеле, спустя некоторое время начинают расходиться, мы с ней будто приросли к песку и никуда не спешим, рискуя пропустить ужин, и встречаем наш заключительный закат в этом изумительном месте. На часах почти половина седьмого, и я счастлив, что могу разделить этот момент с Беллой. Лучи заходящего солнца, отражающегося в воде, окрашивают морскую гладь в золотой цвет, а когда, исчезая за горизонтом, оно словно погружается в голубизну не имеющего конца и края водоёма, мне кажется, что я буквально слышу шипение от соприкосновения горячей поверхности сияющего днём и багряного сейчас диска с изумрудной прохладой. Это мгновение слишком прекрасно, чтобы не увидеть его хотя бы раз в жизни и не стать ему свидетелем в компании любимого человека, с которым ты совершенно искренне хочешь и собираешься провести всю свою жизнь. Мы с Беллой одинаково долго смотрим вперёд и вдаль, и так до тех пор, пока небесное светило окончательно и бесповоротно не скрывается за линией, за которой нам уже не дано его увидеть.

Я бы хотел проводить так каждый без преувеличения день, чтобы никаких планов, телефонов, ограничений по времени и остального мира, и, хотя завтра мы и возвращаемся в реальность, прямо сейчас я совсем не думаю об этом. Вчера уже закончилось, а следующие двадцать четыре ещё не наступили, и таким образом в эту самую минуту у нас есть лишь сегодня. Об остальном же размышлять пока просто ни к чему, и даже тогда, когда после ужина, на который мы всё-таки успели, Белла начинает собирать вещи, следующий день по-прежнему кажется мне чем-то далёким. Но всё-таки он неминуемо приближается, и уже в кровати я понимаю, что, как ни старайся, не все вещи можно игнорировать. Если у нас нет желания видеть какие-то явления, события или людей, нам достаточно просто закрыть глаза, но от чувств, вызываемых реальностью, нынешним положением дел и тем, что происходит вокруг, никуда не спрятаться и не деться.

От себя и от испытываемых эмоций ещё никому убежать не удавалось, так же, как и от истины, заключающейся для нас с Беллой в том, что наше время в Италии почти подошло к концу и к своему логическому завершению. Но при этом мне нисколько не грустно, разве что совсем немного. Да, завтра первым же утренним рейсом мы вылетаем домой, и кто знает, побываем ли здесь ещё хотя бы раз, но и это далеко не главное. В конце концов, мы изначально знали, что не останемся за границей навсегда, и что эта поездка не продлится дольше недели, но имеет значение лишь то, что всё это было. Мы не можем забрать с собой ни Рим, ни Анцио, ни конкретные места и улочки, которые нам довелось увидеть и посетить, но эмоции и воспоминания навечно останутся в наших сердцах, душах и на фотографиях и уедут в нашу родную страну и в Нью-Йорк вместе с нами.

Однозначно отдохнули продуктивно, несмотря на то, что Эдвард немного приболел. Зато всё остальное было точно так, как он и хотел. Долгие прогулки, новые впечатления, пляж и море, и, конечно же, Белла, рисующая свои картины. Он замечательный муж, да и она, как жена, по этому показателю ему не уступает.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-37794-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (06.12.2018) | Автор: vsthem
Просмотров: 372 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 terica   (09.12.2018 17:53)
Замечательный отдых вдвоем, и даже болезнь Эдварда его не испортила, он только лишний раз убедился - какая она преданная, заботливая и милосердная
Цитата Текст статьи ()
Ты будешь замечательной мамой... более чем уверен, что и по отношению к нашим детям ты будешь так же заботлива, внимательна и добра.

Скорее бы желания Эдварда претворились в жизнь...
Большое спасибо.

0
1 prokofieva   (06.12.2018 15:59)
Огромное спасибо .

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями