Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1692]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2609]
Кроссовер [691]
Конкурсные работы [11]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4815]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15160]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14463]
Альтернатива [9031]
СЛЭШ и НЦ [9074]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4389]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за апрель

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

В сетях судьбы
У каждого имеется желание, которое хочется осуществить сильнее всего. Представьте, что есть тайное место, куда вы могли бы пойти, чтобы это желание исполнилось. Вы бы рискнули жизнью, чтобы найти его? Три человека готовы сделать все, что потребуется, следуя за своим проводником в опасном путешествии в Зоун, где смогут найти Портал Желаний.

Мужчина слова
Собираешься на свадьбу друга – накануне тебя кидает парень.
Знакомишься с горячим красавцем – он затевает опасную игру.
Эдвард однажды поймет, во что вляпался. Ведь Белла намеренно сводит его с ума своим поведением. И ее мучает один вопрос: действительно ли Эдвард мужчина своего слова? Или все можно переиграть и прийти к своему хэппи-энду?
Два человека. Одна цель. Кто сдастся ...

Вампир в подвале / The Vampire in The Basement
Во время охоты, Каллены натыкаются на то, что сначала принимают за труп. Когда они выясняют, что это серьёзно повреждённый вампир, то относят его к себе домой, чтобы оказать посильную помощь. Но, конечно же, у судьбы есть свои планы на этого мужчину.

По-разному, но об одном (сборник)
Сборник мини-переводов по разным фандомам

Итака - это ущелья (Новолуние Калленов)
После того, как Каллены оставили Форкс и переехали в штат Нью-Йорк, Карлайл борется за сохранение своей семьи - боль Эдварда угрожает разлучить их. Итака - это история о стремлениях сына, любви отца и уникальной семьи, изо всех сил пытающейся поддерживать их обоих…

Одиночка
Эдвард Каллен – одиночка, изгой. Он ненавидит всех, включая самого себя. Он не является хорошим человеком. Так почему же меня так тянет к нему? И откуда это сумасшедшее чувство, что он чувствует то же самое?

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11730
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 50
Гостей: 41
Пользователей: 9
Полукровочка))), aksya38, tiger2641, Ялло, Kenzi, vandal, Аида2942, Honeymoon, Надюшка2350


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Всё, что есть, и даже больше. Глава пятьдесят четвёртая

2020-6-7
14
0
Всё это не из-за того, что мы связаны действительно долгом.
Это просто потому, что я люблю свою жену.
Эдвард Каллен


Вам знакома ситуация, когда вы находитесь там, где есть с кем поговорить и на что посмотреть, но поскольку вы пришли в конкретное место не одни, то всё ваше внимание поглощает тот, кто является вашим спутником? Лично я прямо сейчас именно такими обстоятельствами и окружён, и мой взор предельно сосредоточен на одной лишь Белле. Хотя я и знаю, что она не нуждается в контроле с моей стороны и сама отлично понимает, чем можно и нужно питаться, а какие вещи следует вычеркнуть из рациона, и не сделает ничего, что представляет опасность, внутри я чувствую исключительно одобрение. Оно охватывает меня, когда я вижу, как моя употребляющая исключительно полезные продукты, соблюдающая оптимальный распорядок питания, заботящаяся о себе и своём здоровье и контролирующая свой вес жена отказывается от фужера шампанского, которое совершенно не без повода предлагает ей Виктория. В то время как в ближайшее время она никак не узнает причину, по которой даже заслуженно нам больше нельзя алкоголь и всё то, что таит в себе вред и способно принести ущерб, Белла о таких вещах никогда не забывает.

Она, несомненно, вложила всю себя в свою вторую выставку и достойна того, чтобы выпить за свой успех, возможно, даже больше, чем в первый раз, ведь в последние полтора месяца из-за токсикоза и просто повышенной утомляемости, и вытекающей отсюда сонливости, пришедших ему на смену, с картинами ей приходилось непросто. Но мы наконец-то беременны, и это всё кардинально меняет. Я видел каждый составной элемент экспозиции ещё на этапе создания и задолго до этого дня, поэтому ничто и не мешает мне смотреть на свою сияющую по многим причинам жену и мать моего ребёнка и думать о происходящих в нашей жизни переменах. Больше ничего такого, что негативно влияет на организм и два сердца, одновременно бьющиеся внутри него, никаких серьёзных переживаний и поводов для тревог, сковывающих и стесняющих движения вещей и туфель, и отныне только положительные эмоции, приятные впечатления, свободная одежда и комфортная обувь без каблуков. Исключением является сегодняшний вечер, ведь на подобные мероприятия не придёшь в спортивном костюме и кроссовках, и, хотя Белла и выбрала довольно-таки подчёркивающее платье, почти не скрывающее её положение, оно всё же не облегает фигуру, как вторая кожа, и не демонстрирует уже прилично округлившийся животик так уж явно.

Я знаю, что при второй беременности и на сроке в шестнадцать недель, к которому мы, благополучно преодолев мрачную отметку первого раза, собственно, и приблизились, то, что женщина в положении, становится уже отчётливо видно всем окружающим, но тогда у нас всё закончилось очень даже преждевременно. Поэтому связки живота и мышцы у Беллы по-прежнему находятся в довольно упругом состоянии, что и позволяет нам сохранять наше новое положение в тайне, соответствующее желание чего она и выразила, как только мы вообще узнали о беременности и положительном тесте. В какой-то степени мне хотелось рассказать об этом всем и каждому, в ту же секунду позвонить родителям и поделиться с ними долгожданными новостями, и прокричать на весь мир о многократно усилившемся счастье, но я не могу не признавать, что некоторые вещи правильнее держать при себе. По крайней мере, до тех пор, пока ты не обретёшь истинную уверенность в том, что всё, и правда, хорошо, а это как раз-таки наш случай и есть. Учитывая прошлое и оставшуюся там потерю, потребность перестраховаться не лишена смысла и мне более чем понятна, и, хотя наступившая ситуация и однозначно желанна, и мы сделаем всё и даже больше, чтобы эта беременность закончилось успешно, риски есть всегда. Мы не говорим об этом сутки напролёт, но знаем, что в силу множества причин она может просто и внезапно замереть, и с этой точки зрения нынешний период и ближайшие две недели как раз-таки и считаются наиболее опасными.

Белла пытается этого не показывать, но я вижу, как временами это безумно сильно её тяготит и беспокоит, и тот факт, что она прислушивается к себе, но пока не может ощутить шевелений малыша, хотя и необязательно уже должна чувствовать его движения, утешению ни в малейшей степени, конечно же, не способствует. В ожидании завтрашней встречи с доктором и приближающегося осмотра, который и расставит многие вещи по своим местам, мы оба одинаково на взводе, но в целом во второй триместр мы вступили в однозначно позитивном настроении. До этого Беллу часто мучила тошнота, и общее недомогание также не давало покоя, но теперь она вновь выглядит оживлённой, и к ней возвращаются силы и аппетит, и в совокупности всё это не может меня не радовать. Да, периодически у неё побаливает поясница, и я буквально уверен, что, когда позже вечером мы вернёмся домой, в связи с каблуками неприятные ощущения в спине Белле определённо гарантированы, но с ними и даже в обычной обуви рано или поздно сталкивается наверняка каждая беременная женщина. Это не должно внушать опасений, но я всё равно стремительно приближаюсь к своей жене, едва мой взгляд цепляется за то, как, слегка покачнувшись, она опирается о близлежащую стену, ведь, принимая во внимание трагичный опыт, в нашем положении нет ничего не играющего особой роли.

- Зефирка? Ты как? – спрашиваю я, достигнув цели и даже не пытаясь замаскировать граничащее со страхом переживание, которое ясно различаю в собственном же голосе. Моя рука, скользнув по ткани платья, поглаживает Беллу по спине, и я знаю, что, быть может, мои действия привлекают внимание тех, кто решил посетить выставку сразу же в день открытия, но, если честно, мне абсолютно всё равно. Для Беллы все эти люди, безусловно, имеют некоторое значение, но ни с кем из них мы незнакомы, и сейчас, собственно, как и на протяжении всего этого вечера, я думаю исключительно о ней одной. Она не лишена волнения, учитывая всё происходящее, и это совершенно естественно, но она должна быть в порядке, и, если потребуется, я немедленно отвезу её к врачу, чтобы убедиться, что всё так и есть. Плевать на картины и на то, что, скорее всего, у Виктории на мою жену большие планы, с завтрашнего утра мы, так скажем, в декретном отпуске. Это то, о чём мы с Беллой договорились, и, хотя она, разумеется, пока и не собирается сообщать об этом своему агенту, мы уже всё решили. Приоритеты расставлены, и, конечно же, на данном жизненном этапе для нас ничего важнее ребёнка и его благополучного появления на свет. Даже то, кем он является, мальчиком или девочкой, сейчас второстепенно. Главное заключается в том, чтобы он родился и был совершенно здоров. А для этого, прежде всего, должна быть окружена соответствующими условиями и его мать.

- Всё хорошо. Просто немного закружилась голова, но беспокоиться здесь не о чем. Я уже в порядке, - уверенно отвечает Белла, не выглядя ни бледной, ни уставшей, ни собирающейся падать в обморок, но мне всё равно не по себе. Возможно, так будет и на протяжении всей оставшейся беременности, но я был бы только рад, если бы можно было нервничать сразу за двоих, а Беллу от этого оградить. Но по тому, как она смотрит на меня, я понимаю, что даже если все поводы переживать о ребёнке резко исчезнут, то она по-прежнему будет беспокоиться обо мне. В этом отношении мы нескончаемо ходим по кругу, а у него, как известно, нет ни конца, ни края, и в то время, как это Белла заслуживает быть всецело окружённой заботой, вниманием и любовью, я вижу, как моя жена поднимает слегка дрожащую правую руку, чтобы коснуться моего лица. Для меня не секрет, что именно ей не по душе, но я ничего не могу поделать с тем, что под моими глазами залегли мешки из-за недосыпа, по которым она и проводит сейчас пальцами. Я всегда любил смотреть, как она спит, и охранять её сон, но в последнее время мой стал даже ещё более чутким, чем когда-либо прежде, и, проснувшись среди ночи из-за какого-либо шороха, я потом вполне могу не спать часами из-за мгновенно включающегося мозга и разных мыслей, невольно возникающих в голове.

- Точно?

- Абсолютно. Есть много вещей, которые могут пойти не так, но, знаешь, я думаю, что почувствовала бы, если бы с ним что-то произошло. Тогда я ничего не ощутила, пока не стало слишком поздно, но, кажется, сейчас всё иначе.

- Конечно, иначе, родная. Даже не сомневайся. Но будет лучше, если мы всё-таки поедем домой. Я понимаю, что тебе нужно находиться здесь, но мне волнительно за тебя.

- Дашь мне десять минут, хорошо? Я только найду Викторию и скажу, что мы уходим, - просит Белла, и я, конечно же, киваю. В большей степени всё дело в том, что с моей стороны отказы ей не грозят, но ещё я понимаю и то, что невежливо уходить, молча и ничего не сказав, потому и провожаю жену взглядом до тех пор, пока она не скрывается в толпе. Быть может, мне и стоило пойти вместе с ней на всякий случай, но Белла не маленькая девочка, нуждающаяся в опеке и неспособная постоять за себя. Она беременная, но не слабая и не беспомощная, и в ожидании её возвращения, мысленно напоминая себе именно об этом, я стараюсь расслабиться и не дёргаться так уж сильно. Но всё равно начинаю дышать спокойнее лишь в тот момент, когда Белла, совершенно невредимая и эмоционально стабильная, а не расстроенная чем-либо, появляется в зале и подходит ко мне.

Эта её выставка проходит в другой галерее, и пусть и незначительно, но количество картин не столь велико, как при дебюте, но, тем не менее, я невольно вспоминаю тот сентябрьский день и то, как далеко мы продвинулись с тех пор. Быть может, это лишь благодаря тому, что тогда я передумал, а не уехал, как изначально и намеревался, сразу же после того, как оставил цветы, но в любом случае разница очевидна. Сегодня мне не приходится маячить где-то снаружи, держаться на расстоянии и караулить Беллу на улице в надежде, что она не пройдёт мимо, как будто мы совершенно незнакомы, а снизойдёт до общения со мной и хоть когда-нибудь простит. Теперь я её на веки вечные, и мне ни в коем случае не грозит оставаться за порогом её квартиры и за периметром здания, где таковая находится. Отныне и навсегда мы семья, и когда мы возвращаемся в наш общий дом, я и без просьбы Беллы расстёгиваю её сапоги и помогаю ей их снять.

Мы выгуляли Пита ещё до отъезда на выставку, но он всё равно крутится рядом, виляя хвостом, и ему достаётся ласка от нас обоих прежде, чем мы проходим в комнату. Белла отправляется в душ, и вскоре до меня доносится шум воды. В былые дни я бы к ней, не задумываясь, присоединился, но мы уже некоторое время не близки физически, и за последние почти восемь недель это уже второй такой перерыв, вызванный преимущественно скверным самочувствием, но сейчас есть вещи гораздо важнее отсутствующего секса, и это не только ребёнок. Это и душевное равновесие Беллы, и её внутренний покой, и когда она, выйдя из ванной, ложится рядом со мной поверх одеяла, я тянусь к ней и дотрагиваюсь до живота прямо через полотенце, которым она себя обернула, чтобы из ощущения её тела под своей ладонью почерпнуть те же самые вещи. Я вдыхаю запах клубничного геля для душа и в некотором смысле касаюсь не просто ткани, но и своего ребёнка, будучи не в силах убрать руку или хотя бы перестать перемещать её по растущей поверхности, но Белла сама останавливает мою ладонь, хотя и не отстраняет её прочь, со следующими словами:

- А знаешь, я ведь наконец-то прочла твою книгу.

- Правда? – обратившись в слух, спрашиваю я, ведь, по правде говоря, у меня уже неоднократно возникали мысли, что Белле совсем не понравилось, но она просто не знает, как сказать мне об этом. Теперь же оказывается, что чтение банально затянулось, то ли из-за выставки, до которой оставалось всё меньше времени, то ли из-за вызванных беременностью сложностей, то ли из-за всего этого вместе, но необходимость в ожидании лучше неодобрения, хотя и от него я пока ещё не застрахован.

- Да.

- И что ты думаешь? Как она тебе?

Белла переворачивается на правый бок, и поскольку всё это время я смотрел на неё, то, как только это происходит, наши взгляды автоматически встречаются. В её глазах я вижу некоторое недоумение, будто она считает мой вопрос пустым, нелепым и бессмысленным в силу того, что я и так должен понимать, что ей понравилось, но откуда мне это знать? Что бы я ни писал, в ней это всегда находило отклик, но это вовсе не означает, что чисто в теории я не способен разочаровать.

- Ты, и правда, меня любишь…

- Разве для тебя это новость?

- Вовсе нет. Но когда я дочитала до точки последнее предложение, моя первая мысль была именно такой. Это наверняка иррационально и глупо, и, тем не менее, я почти заплакала.

- Прости, если расстроил. Я не хотел.

- Ты и не сделал этого, Эдвард. Просто мне стало жаль, что тогда я была слепа. Что, думая о своей боли, я даже не подозревала, как, уходя, на самом деле страдал ты.

- Я бы ничего не изменил. По крайней мере, не в том, что касается того момента. Я бы ушёл снова…

- Я знаю. Знаю. Ради моего спасения.

- Именно так, Зефирка, - соглашаюсь я, но всё остальное сообщаю Белле совершенно безмолвно и без единого слова. За меня говорят одни лишь глаза, которыми я, надеюсь, напоминаю ей, даже если она и вряд ли забыла, что уходить мне больше некуда и незачем. Мы женаты, мы ждём ребёнка, но совсем не эти обязательства удерживают меня рядом, и когда на следующий день, не без труда разобравшись с делами и всё же освободив время, я встречаю Беллу в той клинике, где мы наблюдаемся, всё это не из-за того, что мы связаны действительно долгом. Это просто потому, что я люблю свою жену, и это будет длиться столько же, сколько мы с ней проживём, и именно в силу этих причин я и держу её за руку, пока наш врач подготавливает аппарат для ультразвукового исследования.

Есть много причин для беспокойства, и хотя на мониторе мы с Беллой и без пояснений Джессики ясно видим, как ребёнок двигается, шевелится и очень даже активно реагирует на внешний мир, пусть его мама и не чувствует ничего из этого, она всё равно кажется мне слегка напряжённой и взвинченной. Малыш уже способен держать шейку, поворачивать голову, его глазки и ушки находятся практически на месте, а кости всё более укрепляются, и он в полном порядке и нисколько не отстаёт в развитии, но я и сам состою из одних лишь образующих комок нервов. Беременность протекает благополучно, и ничто не внушает опасений, но, когда мы неожиданно узнаём, что вот прямо сейчас можем узнать пол, Белла даже прежде, чем мне удаётся собраться с мыслями, отрицательно качает головой. Думать в негативном ключе не лучшая идея, когда мы и так достаточно на взводе, но это меня не удивляет, и это весьма предсказуемо, ведь в ближайшие две недели может произойти всё, что угодно, и лишь после восемнадцатой появится больше уверенности и оптимизма, а пока я всё более чем понимаю. Я люблю своего ребёнка в любом случае, кем бы он ни был, и, хотя какая-то часть меня уже и хочет узнать, чьё именно сердце бьётся внутри Беллы, я вполне могу подождать ещё некоторое время, чтобы потом ждать мальчика или девочку уже без страха, переживаний и тревоги лишиться долгожданного счастья.

- Можно отложить это до следующего раза? – спрашивает Белла, и при этом её губы слегка дрожат, будто она едва сдерживает эмоции и вот-вот заплачет, что остаётся мною совершенно незамеченным и побуждает меня лишь сильнее стиснуть её левую руку в своей ладони. Сегодня необходимо сдать ещё больше анализов, чем в предыдущие недели, в то время как давление и вес были измерены, как только нас пригласили в кабинет и на осмотр, и сердце ребёнка мы уже так же прослушали, но исследования крови для определения наличия дефектов в развитии никто не отменял. Белла же пока точно к этому никак не готова, и я благодарен, что Джессика видит, насколько остро нам необходимо побыть вдвоём, а с прочими вещами пока повременить, и, тихо выйдя из кабинета, оставляет нас наедине. Я уверен, это не продлится долго, ведь у неё есть и другие пациенты, наверняка уже сидящие в очереди, и потому я неминуемо и без промедления склоняюсь к Белле, приближая своё лицо к её плечу.

- Ну, что ты, родная? С ним же всё же хорошо, - шёпотом говорю я, одновременно поглаживая шелковистые и пышные волосы, впитывающие в себя слёзы. Сейчас не самое подходящее время, чтобы плакать, но она в принципе впервые за всю беременность расстроилась до такой степени сильно, что говорит об очевидной эмоциональной нестабильности, и я не могу от этого просто взять и отмахнуться, как от чего-то незначительного. Это ведь важно и серьёзно, и в прикосновении, которое, надеюсь, ощущается утешающе, я целую Беллу в кожу около виска, желая всё наладить, и чтобы ситуация улучшилась по сравнению с тем, как всё обстоит прямо в это мгновение.

- Прости, - в ответ шепчет Белла, проводя своей особенно нежной сейчас правой рукой по моей левой, мирно покоящейся на выпуклом животе. Он весь в геле, необходимом для проведения ультразвукового исследования, который мы ещё не успели стереть, хотя оно уже, вероятно, и закончилось, если только по возвращении Джессика не решит вернуться к тому этапу, на котором осмотр оказался прерванным, или мы не передумаем, но меня это не волнует. Моя ладонь так же оказывается перемазанной нанесённым веществом, но мне откровенно плевать, и я лишь успокаивающими и медленными движениями перемещаю её по коже, усиливая контакт, когда слышу то, чего совсем не ожидал, и слова, делающие довольно-таки больно своей неоправданностью: - Я сейчас не самый лучший человек.

- Чтобы я больше никогда этого не слышал, - на эмоциях, вероятно, слишком громко и импульсивно фактически требую я. Возможно, излишне и неподобающе строгое звучание моего голоса, что, быть может, и не являлось необходимым, заставляет Беллу вздрогнуть и попытаться отстраниться, но пространство кушетки, на которой она лежит, ограничено, и ей некуда отодвигаться. К тому же я обнимаю жену и, осознавая свою оплошность, произношу беспорядочные слова извинений, и не позволяю ей действительно дистанцироваться, безусловно, сожалея о своей вспышке, но я ведь люблю её, и мне неприятно, что в этот момент Белла как будто считает себя, не заслуживающей моих чувств и их проявлений. Но для меня это угнетающе и просто неприемлемо, ведь, когда любишь кого-то, считаешь, что этот человек самый лучший в мире, разве не так? Если же он не думает подобным образом, ты должен сделать всё от себя зависящее и даже больше, чтобы заставить его поверить, что он во всех смыслах прекрасен.

- Но я вся расклеилась и, что самое ужасное, сама толком не знаю, почему. Ты всё верно сказал, мы в порядке, и, быть может, нам всё-таки стоит узнать пол? – глубоко вдыхает Белла, восстанавливая нарушенное душевное равновесие, но, помня о том, как она отреагировала изначально, глубоко внутри я не чувствую одобрения в отношении этой мысли. Я хотел, но теперь это желание бесследно ушло, и я качаю головой:

- Давай лучше, и правда, подождём.

- Точно?

- Да.

- Если ты уверен…

- Даже не сомневайся, Зефирка, - одновременно с разговором мы с Беллой вместе вытираем гель с её живота, и, хотя он и остаётся немного липким, после она одёргивает свитер вниз, и в этот момент как раз возвращается Джессика. Ситуация и так ясна, но она всё равно уточняет, что наше мнение не изменилось, а убедившись, направляет Беллу в процедурный кабинет, где у неё и возьмут кровь, чтобы провести все необходимые на нашем сроке анализы. Я жду жену чуть ли не под дверью, и время тянется, кажется, вечность, пока она находится внутри, там, куда не допускают посторонних, а вокруг беспрерывно и нескончаемо снуют пациенты и сотрудники в больничной униформе. Пытка ожиданием это, вероятно, худшая её форма в силу того, что единственное, что ты можешь, это запастись терпением и постараться не сойти с ума, и, ощущая беспокойство, ставшее моим почти постоянным спутником, я чувствую и дрожь в пальцах. Мы ни за что не узнаем результаты в ближайшие дни, но, быть может, в этом и проблема, и причина, обуславливающая моё определённо нервное и граничащее с паникой состояние. Сейчас я напряжён ввиду того, что Белла долго не выходит, но, когда мы будем ждать ясности в отношении ребёнка, мне, вероятно, станет ещё хуже. Но в момент её возвращения я вздыхаю гораздо свободнее, и успокаивает меня однозначно то, что выглядит она не бледной, а здоровой, уравновешенной и благополучной. Всё не так страшно, всё хорошо, и, хотя я и ощущаю не поддающийся проглатыванию комок в горле, когда подвожу Беллу до дома, и пока она ещё сидит на соседнем пассажирском сидении, задыхаться меня ничто не заставляет. Я расстёгиваю свой ремень безопасности, чтобы проводить её наверх и убедиться, что ей ничего не нужно, и она будет в порядке до моего возвращения с работы, но прежде, чем я успеваю открыть дверцу, Белла кладёт руку на моё подрагивающее у рычага переключения передач колено. Я смотрю на её кисть и на обручальное кольцо, сияющее даже при мрачной погоде и, как сейчас, в отсутствие солнца, а потом перевожу взгляд на любимое лицо ровно в тот же миг, как носящая мою фамилию женщина нарушает затянувшееся молчание:

- Ты, надеюсь, не со мной собираешься? Ты уже опаздываешь на работу.

- Вообще-то собираюсь.

- Я и сама могу преодолеть несколько ступенек и подняться на лифте на пятый этаж.

- Я знаю-знаю, но мне будет спокойнее, если я всё-таки тебя провожу.

- Хорошо, - к моему огромному облегчению, без всяких споров и возражений принимает это Белла, и, выбравшись наружу, я встречаю её с другой стороны машины и беру за облачённую в перчатку левую руку. Не давая замёрзнуть и сохраняя тепло, она оберегает кожу от обветривания, но, даже не имея возможности почувствовать то, как нежно прикосновение Беллы, я знаю, что без разделяющей мягкой и пушистой ткани оно было бы именно таким. В эмоциональном смысле увеличение семьи вполне может меня опустошить и вымотать ещё до того, как оно действительно свершится, но я совсем не против ничего из того, чем сопровождается сейчас наша жизнь, ведь, как бы ни было нелегко, с каждым днём я становлюсь всё счастливее, и это непреложная истина.

Нервничает Белла, конечно, прилично, но в то же самое время и её, и Эдварда, безусловно, можно понять. Позади трагичный опыт, и это всё-таки сказывается.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-37794-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (11.12.2018) | Автор: vsthem
Просмотров: 810 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 2
0
2 terica   (14.12.2018 18:26) [Материал]
Волнения, переживания, страх..., это все так объяснимо после произошедшей с ними драмы...
Но теперь - то все благополучно, осталось только узнать пол ребенка.
Большое спасибо за эмоциональное продолжение.

0
1 оля1977   (12.12.2018 19:32) [Материал]
Очень много волнений. Это конечно неизбежно после печального опыта. Спасибо за продолжение.



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]