Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2574]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4847]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2393]
Все люди [15148]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14357]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [8983]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4355]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей сентября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за октябрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

После звонка
Развитие событий в «Новолунии» глазами Эдварда, начиная с телефонного звонка, после которого он узнает о «смерти» Беллы.

Четверть века спустя...
Четверть века спустя их жизни вновь пересеклись...

Роман с призраком
Маленькая Лисса нередко чувствовала себя потерянной и одинокой в огромном доме, в котором Уинстоны жили на протяжении столетий, но природное любопытство заставляло исследовать старинный особняк, и вот однажды она обнаружила Тайну...

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Заключенный. Inside Man
С быстрым приближением условно-досрочного освобождения заключенный Эдвард Мейсен ищет друга. Студентка колледжа Изабелла Свон натыкается на его профиль на сайте для тюремной переписки. Их дружба зарождается благодаря написанным словам, но что будет, когда он вернется в ее мир?



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 440
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Три месяца, две недели и один день. Глава пятнадцатая

2019-11-13
14
0
- Да, алло. 
 
- Привет. Я тебя разбудил? 
 
- Который час? 
 
-  Половина девятого, но это у меня, а у тебя половина седьмого, - разница в часовых поясах не так уж и значительна, но что по времени штата Иллинойс, что по времени Лос-Анджелеса ложиться спать ещё рано. Белла не отвечала на мой звонок достаточно долго, а теперь, всё-таки подняв трубку, звучит сонной и уставшей, и это мне не сильно нравится. Иногда мы ложимся спать посреди дня, когда чувствуем себя не лучшим образом, неважно, физически или морально, и надеемся проснуться уже в более собранном состоянии. - Ты в порядке? 
 
- Да, всё... хорошо, - я слышу шуршание постельного белья, пока Белла, вероятно, садится в кровати или как-то иначе меняет положение своего тела, а на фоне странный писк, но он едва различимый и может быть чем угодно, так что я почти сразу же забываю о нём, - я просто уснула. Ты подумал верно. Всё... уже закончилось, да? 
 
- Да. Мы победили, - и таким образом я бы сказал, что во все эти дни мы были на высоте. Первая выездная серия игр прошла довольно удачно. Две из трёх встреч остались за нами, субботняя в Далласе и сегодняшняя в Чикаго, и, несмотря на поражение в Сан-Антонио в понедельник, тренерский штаб вполне удовлетворён полученным результатом и рассчитывает на закрепление результата меньше, чем через три дня, уже на домашней арене. - 107:123. 
 
- Что ж, это здорово. Спасибо... спасибо, что сообщил. Так вы уже в отеле? 
 
- Да, приехали где-то минут двадцать назад. 
 
- Ну, что ж. Полагаю, скоро вы пойдёте отмечать. Или все сильно устали? 
 
- Вообще-то не совсем. Не так, как позавчера. Но я, наверное, останусь... 
 
- Почему? - потому что теперь, когда напряжение спало, всё время не нужно распределять между географическими перемещениями, приёмами пищи, сном, тренировками и матчами, и мне некуда спешить, я впервые за эти дни могу поговорить с ней нормально и без всяких ограничений. 
 
- Потому что это не так важно. Может, в другой раз, - победы ещё будут и не раз, а вот ребёнок вполне может оказаться первым и единственным. Не хочу ничего как бы пропустить. - Так ты точно в порядке? 
 
- Да. Меня просто... сморило, только и всего, - никогда не вздыхая и уж тем более столь как-то опустошённо и устало, Изабелла делает шумный вдох рядом с микрофоном, резкий и дрожащий, и в ответ на это внутри меня пробуждается желание неминуемо оказаться рядом, протянуть руку и участливо коснуться. Но я слушком далеко и могу лишь только слушать и, если что, отвечать: - А так я… всё ещё на спортивном канале. Тут как раз начинаются новости. 
 
- То есть всё было настолько скучно? 
 
- Конечно же, нет, - она резко переходит в состояние обороны и защиты, и мысленно я принимаюсь ожесточённо себя ругать. Стоило... стоило быть осторожнее с её чувствами. Невзирая на всю ту холодную неприступность, так часто излучаемую Беллой, и ввиду её во многом уязвимого и шаткого положения, даже если она никогда не сознается, что оно является таковым.  
 
- Это была просто шутка... Я не хотел тебя обидеть. 
 
- Она не удалась. Ты как не умел шутить, так по-прежнему и не научился. 
 
- Белла. 
 
- Оставь меня в покое, - и тут она бросает трубку. Вот и пообщались... Хотя я не очень представляю, о чём бы мы говорили на протяжении получаса или дольше, как мне бы того хотелось, сейчас мою душу основательно сжимают стальные тиски. 
 
Желания выходить куда-то в свет и так не наблюдалось, а теперь от него вовсе не остаётся ни следа, и я наотрез отказываюсь покидать номер и не даю выхода эмоциям за просмотром телевизора, когда спустя неизвестное количество времени после ухода пытающихся вытащить меня друзей мой относительный покой нарушает стук в дверь. 
 
- Чарли? Разве ты не ушёл в боулинг вместе с остальными? - открывая её после серии повторяющихся звуков, когда становится ясно, что невидимый гость никуда не уйдёт, я никак не ожидаю увидеть в коридоре своего бывшего тестя, честно полагая, что парни позвали его с собой, и что, в отличие от меня, он не стал отказываться и уже давно запускает мячи по кеглям, но его нахождение по ту сторону порога как нельзя лучше свидетельствует об обратном. 
 
- Я уходил, но вернулся. Чтобы узнать, как ты вообще можешь и смеешь так поступать. Ты не волнуешься о Белле, и я это если и не принимаю, то в чём-то понимаю, но я был уверен, что о ребёнке, уже фактически отобранном у моей дочери, ты уж точно будешь переживать, но что я вижу? 
 
- Могу поступать как? Что ты имеешь в виду? - что за несусветный и высосанный из пальца бред я тут только что услышал? Разве я не забочусь о своём собственном дитя? Да я даже к его матери отношусь лучше, чем она того, возможно, заслуживает. И у меня нет и не было намерений лишать её малыша. Белла выбрала это сама. Приняла решение в одностороннем порядке. Определила его судьбу за нас двоих. Стала будто другим человеком, которого, на правах супруга я, выходит, только думал, что знаю. И всё это даже прежде, чем у неё начал расти живот. В нормальных семьях так не бывает. - Тебя что, муха укусила? Или пчела? - злой, ожесточённый и строгий, такой, каким я не всегда вижу его даже после разгромных поражений, Чарли проходит внутрь, и я автоматически закрываю за ним дверь, ненавидя то, что он отвлёк меня от просмотра спортивного репортажа, посвящённого нашему матчу, когда я был весь сосредоточен на мнении экспертов, разбирающих и другие сегодняшние игры, и почти забыл о том, как эгоистично Изабелла отключила меня. - О чём вообще речь? 

- О Белле и о тебе. Или, может, о вас двоих по отдельности. Я уже и не знаю. 

- Можешь объяснить нормально и толково? 

- Объяснить? Это ты объясни, почему я узнаю о том, что моя дочь в больнице, от своей жены? Ты в курсе или как? 

- Что? В какой ещё больнице? Я говорил с ней всего полчаса назад и клянусь, она спала... Это то, что она сказала, - она в своей спальне, сонная и устроившая традиционное столкновение характеров, и если бы ей реально нездоровилось, наверное, она... Наверное, этого бы не случилось. Белла у себя дома. Она здорова, и физически ей ничего не угрожает. Да, я её потревожил, но всё хорошо. Хорошо. Должно быть так... 

- Даже не хочу ничего слышать. У моей девочки была собственная семья, а теперь тебя нет. 
 
- Разве это моя вина? 
 
- Я этого не говорил, но у неё сейчас трудный период. 
 
- Не она ли поставила себя в такую ситуацию? 
 
- Эдвард. 
 
- Ты считаешь, что мне легко? Мне, будущему родителю-одиночке? 
 
- Мы с Рене... 
 
- Мне не нужна ваша помощь, если это ты её намерен предложить, - я нуждаюсь лишь в своих родителях и сестре, не в бывших родственниках, чтобы те иногда сидели с моим малышом и заботились о нём, пока меня нет рядом, и если мама или Элис заняты. 
 
- Ты слишком жесток. Я не такого тебя знаю. Рене этого не переживёт. Неважно, что у вас с Беллой, да и это больше ваше, чем моё дело, Эдвард, но этот ребёнок наш внук или внучка, так что даже не мечтай, что мы забудем об этом. 

- Я и не собирался вам препятствовать. В том случае если вы двое захотите видеть и знать его или её. 

- Не если, а когда. 

- Ладно, когда, - это не упростит мою жизнь, но я ведь не чудовище, верно же? 

- А теперь надо найти хоть один билет на ближайший рейс. Собирай свои вещи, Эдвард. Я пока свяжусь с Рене. Может, уже хоть что-то стало известно. 

***

 
01:30
03:00
04:15
05:07
06:10
07:13
08:09
09:12

 
Затёкшая шея, сведённые судорогой мышцы, ноющие ноги... Кажется, просыпаясь в среднем каждый час, а сейчас страдая из-за итогов сна в машине, я видел все оттенки этой ночи и то, как небо из чёрного постепенно всё светлело и прояснялось и превращалось в синее, приближая наступление нового дня и часов посещения пациентов в Медицинском центре Рональда Рейгана. Время эта такая штука, которая будто специально длится словно вечность, когда ты больше всего мечтаешь об её ускорении, но это всё напрасные надежды. Теперь ночной рейс, на который мне с трудом удалось успеть незадолго до окончания регистрации около одиннадцати часов вечера вчерашнего дня с билетом лишь в хвосте лайнера, кажется пролетевшим, словно одно мгновение. Следующие же восемь часов с момента соприкосновения шасси с посадочной полосой в аэропорту Лос-Анджелеса до нынешнего момента, когда я снова просыпаюсь за рулём собственного внедорожника на парковке близ современного здания с отделением скорой помощи на втором этаже, ощущаются и воспринимаются не иначе, как ад на земле. С точки зрения нарастания выматывающих эмоций и депрессивных чувств они просто кошмар наяву. И домашние стены мне бы даже не помогли. Вот почему я фактически на улице. Провёл здесь целую ночь после того, как скинул чемодан и пересел в свою машину из такси. 
 
Но скоро десять, и думать о чём-то другом, кроме этого, времени нет, и я привожу себя в относительный порядок, пытаюсь морально собраться и подготовиться к тому, что увижу и в каком состоянии обнаружу Изабеллу, проглатываю тошноту, снова и снова подкатывающую к горлу из-за, возможно, голода, но скорее липкого страха потери, и в первые же минуты долгожданного нового часа захожу в отведённую ей палату. Наверное, пить горячее кофе из автомата, да ещё и практически залпом, было не лучшей идеей. Уже оно одно даже без всякой еды просится обратно наружу ввиду болезненного и скручивающего желудок зрелища, сочетающего в себе провода, капельницу, попискивающее оборудование, измеряющее жизненно важные показатели, и белые стены. Это всё не по-мужски... реагировать так. А как быть сильным, я и сам теперь не знаю. Но я, быть может, нужен, а Изабелла по-прежнему нужна мне, так что выбор здесь невелик. 
 
Она лежит на правом боку спиной к двери и, вероятно, спит, ну, по крайней мере, не оборачивается, чтобы проверить, кто пришёл, а я не заглядываю свысока в её скрытое со стороны лицо и просто опускаюсь на стул слева от больничной кровати. Пытаюсь унять, сдержать некую конвульсивность дыхания и утыкаюсь головой и в значительной степени лбом в застеленную постель рядом с живым тёплым телом в больничной сорочке. Грудная клетка поднимается и опускается, пульс и давление отображаются на мониторе, лекарственный препарат поступает в организм, и за вычетом всех причин и боли я просто рад быть рядом с Изабеллой. Возможно, даже все ощущения и ужасные минуты, что я продолжаю переживать, стоят того. Может, только так, пока она физически слаба и истощена, мы сможем побыть вместе, как прежде...
 
- Тебя не должно быть здесь. Ты говорил, что больше никогда не бросишь свою команду. 

- Сейчас не они во мне нуждаются, Белла.  

- А кто? Я что ли? 

- Если бы ты хоть на минуту заглянула вглубь себя, поумерила свой пыл, то... 

- То что? - я выпрямляюсь, как по команде, когда, пошевелившись, Белла переворачивается на спину и, немного посмотрев в такой же светлый, как и всё вокруг, потолок, прикусив нижнюю губу, наконец, обращает свои глаза на меня. Глаза без следа макияжа, реально утомлённые, слипающиеся через раз и после открывающиеся с немыслимым трудом, совершенно тусклые и с ещё более очевидными кругами вокруг. Сколько она уже не спит нормально, что у неё, должно быть, окончательно развалился весь распорядок дня? Я видел её насквозь, но сомнений нет, это больше не так. Мне комфортнее не обращать внимания. Закрыться в своей скорлупе. Но результат всего этого... вот он, буквально перед глазами. 
 
- Не знаю я, что, но только посмотри, к чему мы пришли. И что с тобой случилось... 

- Это просто железодефицитная анемия, и всё. Такое случается. 

- Ты... знаешь? - я слушал Чарли после его телефонного разговора с Рене, звонил уже лично ей по пути в аэропорт, а потом и за считанные мгновения до полёта, узнав от неё всё о предпринимаемых медицинским персоналом мерах по исправлению ситуации, и несколько минут назад также отыскал врача для обнадёжившей, пусть и краткой беседы, но не думал, что Изабелла в курсе. Что она основательно восприняла собственный опасный диагноз, когда ей, разумеется, его сообщили, ведь официально она мать и должна быть поставлена в известность в первую очередь, и не выкинула тот из головы тут же, как нечто пустое и незначительное, едва за врачом и установившей капельницу с необходимыми лекарственными средствами и витаминами медсестрой закрылась дверь палаты. 

- Я не глухая. 

- Тогда ты знаешь, что это далеко не всё... - с наступлением беременности запасы железа имеют обыкновение истощаться, пока ребёнок забирает необходимое ему количество полезных веществ у матери, и когда в результате уровень гемоглобина также снижается, при тяжёлой степени всё это может привести к жалобам на одышку, учащённое сердцебиение, боли в грудине и голове и слабость в ногах. Именно это и произошло с Беллой, да, в лёгкой форме, без катастрофических последствий, но всё-таки теперь я знаю, почему иногда она выглядела слишком уставшей и утомлённой и, по крайней мере, однажды столкнулась с головокружением, и чем могут объясняться вероятные проблемы со сном, и во что бы это вылилось при неблагоприятном развитии ситуации. Если бы Белла не почувствовала себя плохо... Не сообщила своей матери и не потеряла сознание уже при ней, что окончательно сделано невозможным сокрытие данного факта... Нет, даже не хочу об этом думать. Мой ребёнок жив. Вот что главное. Это и то, что он гарантированно не остановится в развитии, не умрёт в утробе, и что мы его не потеряем. 

- Но она вовремя диагностированная. Так что с твоим ребёнком всё в порядке, как я и гарантировала. 

- Да ты его даже не хочешь. Вот почему всё это случилось. Он чувствует, что является нежеланным. Ты совсем ничего не понимаешь? 

- И что конкретно, Каллен, я должна понять? 

- Что я думал, что этой ночью сойду с ума, Белла... Ещё в самолёте. Она... пожалуй, она была самой страшной в моей жизни. 

- Да, из-за ребёнка. Я уже поняла. 

- И поэтому тоже, но не только, - я беру её левую руку и мягко сжимаю ту между своими ладонями, смотря в карие глаза и частично удивляясь, что Изабелла будто бы застыла, окаменела и не отдёргивает свою кисть, как от огня. Не знаю, может, всё дело в некой пассивности, вызванной лекарствами, но я не возражаю. Нам обоим надо отдохнуть и набраться сил. А ей так особенно. - Это и из-за тебя. Мне... мне хотелось как можно скорее оказаться рядом. Эти часы... они тянулись словно вечность, и я... я всё ещё не верю, что утро уже настало, понимаешь? Будто всё это сон, который вот-вот закончится, и, открыв глаза, я осознаю, что вокруг по-прежнему темнота, а рассвет, такое чувство, не наступит никогда. 

- Папа тоже здесь? 
 
- Нет, там был лишь один билет. Но он вылетит, как только получится. В самом крайнем случае с ребятами, - качаю головой я. Этот билет... Может, надо было уступить его Чарли, возразить ему, что я могу и подождать, и отодвинуть себя в сторону, раз, видимо, она хочет своего отца больше меня, но так я бы окончательно свихнулся. - Но ты слышала, что я сказал? 

- А я должна была это слушать? Ты этого хотел? 

- Зачем же мне ещё, по-твоему, это говорить? - но она ничего не отвечает, и единственными звуками становятся наши вдохи и выдохи, писк приборов и незначительный шум улицы и больницы, и я... Наверное, всё это бесполезная трата времени. То, как я держусь за уже ушедшие вещи. За неё и за себя вдвоём. За нас. - То есть ты ничего не слышала? - и снова молчание, будто только что я и не вывернул свою душу наизнанку, ну, по крайней мере, частично. Ладно, просто выйди отсюда. Побудь снаружи хоть пять минут. Возьми перерыв. Нужно уметь отступать. Но голос, будто телесная хватка, сжимает моё сердце в кулак, когда я уже у двери и хватаюсь за ручку, и одновременно жестоко и ласково не пускает меня через порог. Жестоко, потому что от него моё тело отделял лишь один шаг, а ласково, потому что ответы, которые мы так сильно ждём, не всегда поступают в правильный момент и в красивой обёртке, но от этого они не становятся менее желанными и необходимыми. 

- Каллен? 

- Ну, что ещё? 

- У нас... - Белла прочищает горло прежде, чем продолжить, - то есть у тебя будет сын.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-38260-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (19.10.2019) | Автор: vsthem
Просмотров: 634 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 оля1977   (24.10.2019 11:03)
О чем вообще был этот разговор? Беллы полностью отстраненная. Не хочет или, по какой-то причине не может слышать, что ей говорит бывший муж. Самоустраняется и открещивается всевозможными способами от своего малыша. Почему? Неужели только из-за собственного эгоизма или есть другие причины?

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями