Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1665]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2516]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [3]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4748]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2390]
Все люди [15061]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14241]
Альтернатива [8971]
СЛЭШ и НЦ [8817]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4342]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (10.18-11.18)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Зимний фото-конкурс "Winter is here"
Мы начинаем наш традиционный сезонный фото-конкурс.
И, да, вы правы, он посвящен зиме.
Новый год закончился, но зима продолжает набирать обороты, давайте посмотрим на наших зимних красавиц и на фотографии сделанные ими. Читайте внимательно правила и скорее присылайте фотографии, мы всех ждем.

TR поздравляет!
Снежок порхает, кружится,
На улице бело.
И превратились лужицы
В прозрачное стекло.
Где летом пели зяблики,
Сегодня – посмотри! –
Как розовые яблоки,
На ветках снегири.

С Новым годом!
Жгуч мороз трескучий,
На дворе темно;
Серебристый иней
Запушил окно.


TR поздравляет!
На картине у зимы
Все бело от снега:
Поле, дальние холмы,
Изгородь, телега.

Но порой блеснут на ней
Средь поляны ватной
Красногрудых снегирей
Солнечные пятна.

С Новым годом!
Вот мороз так мороз!
Месяц к облаку примёрз!

Дым примёрз к печной трубе,
Чьи-то санки к речке,
Даже валенки в избе
Греются у печки.

TR поздравляет!
Замерзали все озера, все ручьи,
Становились быстры реки широки.
Выпадали белые снега:
Ой, сугробы – глубоки.
По дорогам –
Не проехать, не пройти!

Вампир в подвале/The Vampire in The Basement
Во время охоты, Каллены натыкаются на то, что сначала принимают за труп. Когда они выясняют, что это серьёзно повреждённый вампир, то относят его к себе домой, чтобы оказать посильную помощь. Но, конечно же, у судьбы есть свои планы на этого мужчину.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 493
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Письмо из прошлого. Часть 2. Глава 24. Вера

2019-1-16
14
0
•Вокзалы видели больше искренних поцелуев, чем ЗАГС. А больницы слышали больше искренних молитв, чем церкви

От Беллы

Я теперь понимаю, что больницы – это обители для мира. Здесь можно помириться, найти общий язык, дойти к пониманию. А с другой стороны, больницы – это лишние слезы, проводы людей в иной мир, расстройства.
Пока что мы боремся.
Сражаемся.
И сдаваться не собираемся.

Прошло уже три недели после пожара.
Особняк Кэрмин-Браунов начали реконструировать, ведь это очень старинное здание. Насчет самого возгорания дело замяли, свернув все на неисправную проводку.
Элис и Джаспер регулярно приезжают в больницу. Мы познакомили Ксавьера с ними, он очень рад этому. Эмм и Роуз приходят только к Эду, которого, собственно, четыре дня, как выписали. Мы просто решили эту безумную парочку не подпускать к Ксаву, потому что ему нужен покой.

Что насчет Альястро?
Она похудела, осунулась, приобрела болезненный цвет кожи и огромные мешки под глазами, пока уговаривала брата начать бороться за жизнь, но на последней неделе начинает возвращаться к прежнему виду.
Они с Эдвардом все окончательно обсудили и решили оставить в прошлом все обиды, недоразумения и некоторые чувства, которые назвали нелепой случайностью. Я их долго убеждала не ставить на этом всем жирный крест, а просто вспоминать, как что-то очень хорошее и светлое. Я добилась своего: Эдвард и Альястро прекрасные друзья; как я и... Эм, к примеру.
Господи...
Мы все объединились. В одной борьбе, на одной стороне. И никто нам не помешает победить смерть, черт побери! Но как же мы бессильны перед ураганом судеб. Как жестока игра у нашей дорогой Фортуны! Какая у неё кривая и безобразная улыбка, больше похожая на звериный оскал!
Страшно.

Я сидела в кресле, подобрав под себя ноги и зажав в руке ручку.
Не знаю, что еще писать. Да-да, поверьте, я, такая дура, решила начать вести дневник, дабы свою чертову философию можно было записать куда-то. Иногда ведь такое выдам вслух, что аж страшно самой становится. А дневник – неплохой способ выразить все, что наболело, с помощью маленьких каракулей.
Я отложила свою бумажную душу в сторону и задумалась. Сейчас час ночи. А мне не спится... Не спится, хоть ты убей!

Утром мне необходимо быть в больнице.

Туда, по договору Эдварда с какой-то компанией, должны доставить лекарство для Ксавьера.
Да, кстати, я не удивлюсь уже ничему, после того, как поняла, что Ксавьер и Эдвард сдружились. Лучшими друзьями их вряд ли назовешь, но приятелями можно. Ксав смирился с тем, что я люблю Эда, и постоянно подкалывает последнего насчет меня. А Эдвард смеется над ним в ответ, припоминая то, как мы его тащили по лестнице дома. Да, сейчас это почему-то смешно, несмотря на то, что на пороге палаты изо дня на день может появиться леди в черном и забрать душу Ксавьера.

Раздался телефонный звонок. Я схватила мобильник, на дисплее высветилось имя «Альястро». Я нажала на кнопку приема вызова.

- Да, милая.
- Лекарство доставили поздно вечером, - произнесла Ал. – Два часа назад начали терапию. Пока что состояние стабильно.

Молчание.

- Ты прости, если я тебя разбудила, но я думаю, что ты бы хотела об этом узнать и... Мне надо было кому-то выговориться.

Я покачала головой:
- Ал... Ты всегда можешь на меня положиться. В любое время суток. Поверь.
- Спасибо, - прошептала она и отключилась.

Я вздохнула и снова принялась за писанину.

«Зачем людям даются испытания? Возможно ли их все преодолеть? Зависит от того, какой человек, настолько он силен в духовном плане. Иногда хочется сдохнуть, иногда – просто плыть по течению, а иногда ты встаешь и идешь против ветра, который нещадно бьет тебя в лицо, пытается сломать... Чувствуешь себя тогда, черт побери, тоненьким стебельком в какой-то завядшей композиции. Но единственное отличие – ты жив!»

Да уж... С такими рассуждениями я потихоньку начала засыпать. Скоро стану дремлющим философом. Но, в принципе, я не хочу спать. В последнее время я боюсь данного состояния собственного организма. Меня пугает прерогатива уснуть. Две недели подряд мне снится один и тот же сон: моя бабушка и я ругаемся за фотографию Ксавьера. Ничего такого вроде, и старшим надо уступать, скажете вы. Но... Моя бабушка уже лет шесть, как ушла в мир иной, а теперь требует фото Ксавьера себе. В один из вечеров, когда я задремала возле камина, она почти победила в нашей борьбе. Ночью меня разбудил звонок, что у Ксава чуть не случился сердечный приступ. Его спасла медсестра, вовремя заметившая нестабильное состояние больного. Поэтому я боюсь засыпать, чтобы иногда ненароком не проиграть бабушке.
Не буду спать, не буду... Не буду.

Пока я обдумывала следующее предложение, дневник выскользнул из рук, а сон тихонько наступил на голову своей мягкой кошачьей лапой.
И все же я упрямо раскрыла глаза, который слипались самовольно. Я не буду спать! Не буду!

«Бодрствование – одно из лучших состояний человека. Ты живешь, общаешься, показываешь свои способности, можешь надеть маску безразличия и не показывать другим своих слабостей, из-за которых можешь потом пострадать. А во сне ты беззащитный. И вот поэтому я боюсь спать. Не хочу показаться безвольной. Я сильная...»

Я вышла из больницы. Неужели Ксавьера уже выписали? Не могу поверить! Мы так долго этого ждали! Я так рада, что с ним уже все хорошо. Вот, собственно, и он.

- Как ты себя чувствуешь, Ксав? – спросила я его, легонько обняв.

Он не ответил на мое объятие, как обычно, а отстранился.

- Не подходи ко мне слишком близко, - ответил он мне. Как-то холодно, непонятно...

Собственно, а на что я рассчитывала? Сохранить прежние отношения, переведя их в дружеские?

- Что стряслось? – удивленно спросила я, соблюдая дистанцию между нами.
- Я ухожу.
- Уезжаешь? Надолго?
- Навсегда.

Он потупил взгляд и продолжил:
- Я больше не могу здесь оставаться, в этом городе – месте, где я познал самую сладкую любовь, вкус горькой мести и самых ярких разочарований. Ты меня только прости за все...

Мои слезные рецепторы начали поддаваться плотине из слез, но я пока что держалась:
- За что тебя хоть простить? Ты уезжаешь из-за меня! Я принесла тебе огромное количество испытаний. Если бы не я, если бы я тогда утонула, если бы не встала на твоем жизненном пути, то ты был бы сейчас счастлив с кем-то другим, радовался бы жизни, восходящему каждый день солнцу, улыбкам родных, а так... Ты несчастлив. Я это знаю.
- Я был счастлив. Я сейчас счастлив. И, поверь, память о тебе и всех остальных делает меня счастливым и в будущем. Меня не будет здесь, но ты будь уверена, что я радостен.

Я опустила голову и тихо прошептала:
- А как же я? Конченая эгоистка...
- А я останусь у тебя в памяти если не навсегда, то на долгое время. Просто поверь мне.
- Не уходи, - прошептала я, пытаясь снова его обнять.

Ксавьер покачал головой, а затем отвернулся и устремился прочь.
Меня словно парализовало, и я не смогла броситься ему вдогонку, не смогла отвернуться, а просто наблюдала, как он уходит. Вот он завернул за угол, даже не обернувшись, и в следующий миг я упала на колени. Страшная боль пронзила все тело. Больше всего страдала голова, живот и лодыжки. Я закричала. Ощущение было сродни проходу электрического заряда сквозь тело. Я вспомнила, что моя мама, закончившая медицинские курсы, говорила, что иногда от эмоционального шока может произойти максимально ощутимая судорога по телу. Юлианская судорога*.
Вот и мое время пришло. Боль сводила внутренности. Я желала броситься за Ксавом, остановить его, но вместо этого просто извивалась на земле и кричала.

Собственно говоря, от этого душераздирающего крика я и проснулась.
На часах было три.
Тело отходило от боли. Оказывается, что судорога меня действительно схватила во сне. Это, вероятней всего, так повлиял сон. Черт, писала же в дневнике, что боюсь спать! Ну, не зря, значит!

Три часа ночи. Боже, ну, и приснится же такой кошмар.
Вдруг, словно в фильме ужасов, как раз в то время, когда главная героиня пытается снять с себя чары сна, затрезвонил телефон. Меня передернуло, но я схватила трубку сразу же.
- Слушаю.
Одно слово заставило меня рвануть с места, кинув телефон под кресло.
- Кризис...

Я остановилась в гараже. Что делать, что делать? На машине Элис я не поеду, потому что её хозяйка забрала ключи с собой и отправилась ночевать к Джасперу, такси вызывать - пустая трата времени. На глаза мне попался мой мотоцикл. Черт, я не ездила на нем с четырнадцати лет. Меня когда-то учил кататься на нем Джейкоб. Помню ли я что-либо из той науки? Слабо и смутно, но времени на что-то другое нет вообще.

Именно поэтому я схватила этого железного коня и выкатила его из гаража.
Предусмотрительно закрыв гараж, я села на мотоцикл.
Так, сцепление вот, газ вот... Педали под ноги... А, черт, боюсь!
Пофиг! Раз, два, три...
Рванули!

Хорошо, что никто мне не попался на пути, потому что я бы сбила и не оглянулась!
Я мчалась по необычайно пустынным улицам, слышала, как в сумочке, что где-то болталась за плечом, трезвонил телефон. Звонил Эд, я его по мелодии звонка узнала, но мне было не до разговоров.

Я влетела в больницу на такой скорости, что охранник даже не понял, что произошло. В полминуты я уже взобралась на третий этаж. Мое сердце отчаянно билось об ребра, грозясь выскочить к чертовой матери наружу. Дыхание сбилось, мне не хватало воздуха... Ноги сводило от напряжения, но я летела на всех парах.
Знакомая обстановка. Черт, так нельзя говорить о больнице! Это же не дом! Это просто жизненная необходимость.

Где хоть кто-то живой? Все словно вымерли! А может, это кошмар продолжается? Но ущипнуть себя я не успела, так как заметила Альястро.

Она стояла словно в ступоре. На ней лица не было, она похожа была на мертвеца.

- Что? Что стряслось? – схватила я её за плечи и затрясла.

Она, словно робот, уставившись в стенку, словно там была Мона Лиза, начала отвечать:
- Ксавьер. Ему же начали лекарство вводить. Сначала все было хорошо, показатели улучшились, - пауза. – А затем... Когда поняли, что ему все хуже и хуже, кинулись к лекарству, а там... Хах...

У неё начался нервный смех, а затем она внезапно взглянула на меня полностью серьезно:
- Они там, в Канаде... Откуда лекарство привезли... Перепутали названия. И коробки. И Ксаву кололи не то, что надо. У него был инфаркт.

Я зажала рукой рот и сползла по стене. У меня отказали все органы ощущения, я тупо ощущала себя пустой игрушкой. Спустя пару минут я сумела выдавить из себя:
- Как он?
- Никак. С ним сейчас врачи. Но... Я чувствую, это бесполезно.
- Они в палате?
- Да...

Я кое-как поднялась и рванула в палату, схватив с собой безучастную Ал.
Мы в дверях столкнулись с доктором.

- Ой, а я к вам шел.
- Что с ним? - выдохнула я.
- Пустите сестру первую, - мягко отдирая мою руку от запястья Ал, сказал доктор.
- Что с ним? – повторила я свой вопрос, повышая голос.

В этот момент Альястро кинулась в палату, а я за ней.

А больше я почти ничего не помню, все отрывками плывет в памяти.

Помню Альястро, которая закрывала Ксавьеру глаза.

Помню, как я упала на колени возле входа в палату.

Помню, как меня звал Эдвард.

Помню, как обезумевшую Ал пытались вывести из палаты.

Помню, как медсестра делала мне укол.

Помню отчетливо въевшуюся мне фразу в мозг: «Мы гости тут. А Ксавьер уже дома», которую произнес этот врач.

Помню хруст стекла. Навсегда это запомню. Этот был звук моей разбитой мечты в лучшее будущее. Это рухнула моя вера. Чистая, хрустальная, настоящая... Такая искренняя...

Веры нет. Меня неё лишили. Жестоко, безжалостно.

И Ксавьера больше нет. Ничего нет. Сердца моего нет, разбилось. Души нет – вся кровоточит.
И только чертово размеренное тиканье часов в палате, куда меня положили.

Тик-так... Тик-так...

Я не забуду тебя... Никогда!

Примечания:
* Юлианская судорга - подобного заболевания не существует в мире, автору захотелось повыделываться, простите wink


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-9888-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (12.01.2019) | Автор: Иннокентия
Просмотров: 137 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 робокашка   (13.01.2019 18:07)
безумно жаль парня cry но Белла даже по потерянному ребёнку так не убивалась...

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями