Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2706]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [12]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4854]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2401]
Все люди [15229]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14568]
Альтернатива [9066]
СЛЭШ и НЦ [9106]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4438]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав ноябрь

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Осенний джаз
История о том, что невозможное иногда становится возможным. Надо только дождаться...

Мы сами меняем будущее
- И что мы будем делать? – спросила со вздохом Элис, дочитав последние строчки «Рассвета».

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Победа
В голове ни одной мысли о Эдварде, или Калленах... В голове Беллы звучит только одно имя - Виктория.
Соулмейт! AU, в котором соулмейты есть только у вампиров и оборотней.

Фанфик-фест «Зимняя рапсодия»
Дорогие друзья!
Зима заглянула на порог, принесла с собой колючий морозец и припорошила белым снежком улицы. А это значит, что пришло время для Традиционного зимнего конкурса на Twilightrussia! И на этот раз это будет фанфик-фест, в котором смогут поучаствовать все желающие – авторы, переводчики и читатели.

Прием работ продлится до 31 января.

Слёзы Сиэтла
Преподаватель психологии предлагает студентам-первокурсникам написать мотивационное письмо с планами на будущее. Письмо нужно оправить по почте в заранее забронированный почтовый ящик. Конверт можно распечатать, а письмо прочитать через пять лет. Сбудутся ли жизненные планы Беллы Свон?

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 513
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


ФАНФИК-ФЕСТ «ЗИМНЯЯ РАПСОДИЯ»



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Приглашаем принять участие в зимнем фанфик-фесте!
Ждем заявки!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Список. Глава 50. Конец

2021-1-22
16
0
В конце концов
Ты получаешь столько любви,
Сколько отдаёшь.

«The End», «The Beatles»


Кашлянув разок, Драко Малфой хорошенько прочистил горло и посмотрел в серое небо.

— Подходящая сегодня погодка, не находишь? — спросил он собеседника.

Человек, сидящий на крыльце рядом с ним, не смотрел на небо. Вместо этого он наблюдал за небольшой армией муравьёв, деловито спешивших к трещине в тротуаре возле его ног. Муравьи шли по кривой, ломаной линии, но тем не менее шеренгой, ни один из них не ломал строй и не покидал его по собственному желанию. Человек вспомнил, что раньше, давным-давно, змеёныши тоже были такими сплочёнными.

Драко пихнул его локтём, привлекая внимание.

— Ты меня слышишь?

— Я не глухой. И слышал тебя, просто не знал, что ответить. Но если бы решил как-то прокомментировать, то спросил бы: подходяшая для чего?

Драко усмехнулся:

— Для чего? Не глухой, но тупой, да? Для мероприятия, на котором мы собираемся присутствовать! Клянусь, последние дни ты витаешь в облаках, хотя нет, должен признать, что сегодня ты приземлён как никогда: на что так уставился, старина?

— Я наблюдал за вон теми муравьями, — собеседник указал на насекомых ногой, которая стояла к ним ближе.

Драко посмотрел вниз, и носком ботинка отправил большую часть муравьев в небытие.

«Муравьи… Чёрт побери. Он наблюдает за муравьями. Ну, теперь это мёртвые муравьи», — сказал он сам себе (поскольку его друг, видимо, не был склонен говорить о чём-то кроме сущей ерунды) и признался:

— Знаешь, я отправил приглашение Поттеру и Уизли.

— И что теперь? — спросил мужчина, лениво откинувшись на жёсткие цементные ступени крыльца и вытянув длинные ноги. — Они обещали прийти?

— Поттер — да, — Драко легонько подтолкнул его локтем и указал на большое, грозного вида облако в небе. — Посмотри на это. Похоже, пойдёт дождь, который будет как нельзя кстати. Да, отличный день для того, что я задумал.

— Ты мало того что извращенец так ещё и слегка с приветом, — констатировал собеседник. — Кстати, говоря об извращенцах с приветом, как твой отец воспринял известие о беременности Дафны?

Драко расцвёл.

— Очень доволен, просто страшно доволен. Мать тоже, даже несмотря на то, что беременность обнаружилась практически сразу после свадьбы. Отец сказал, если будет мальчик, назовёт наследником его, а я останусь в пролёте. Если родится девочка, собирается сделать то же самое.

Мужчина рассмеялся.

— Другими словами, бедный малыш Драко вычеркнут из завещания.

Малфой подхватил его смешок.

— Да хоть другими, хоть простыми… вычеркнули меня.

— Возможно, если родится девочка, она когда-нибудь выйдет замуж за Уильяма, — мечтательно произнёс друг. — Разве не здорово? Это связало бы нас всех. На самом деле.

— Да, это было бы неплохо, хотя мы уже связаны, — согласился Драко. — Он замечательный парнишка. Глядя на него, копошащегося рядом, я однажды подумал, что… да… наверное, я смог бы… смог бы завести себе такого же.

— Он хорошо ладит с ним, — заметил собеседник, кивком указывая на мужчину, который катал маленького Уильяма на коляске неподалёку от них, сидящих на крыльце большого четырёхэтажного таунхауса в шикарном маггловском районе.

Драко несколько секунд наблюдал за мужчиной и ребёнком, гулявшими через несколько домов от них.

— Точно. Он в нём просто души не чает, — с минуту помолчал и добавил: — Трудно поверить, что этот вот здоровяк родился таким маленьким и болезненным, да к тому же гораздо раньше срока, правда?

— Ну, теперь он крепкий парень, — вставил его собеседник с улыбкой на красивом лице и, не вставая с места, развернулся к Драко. — Почему бы тебе просто не отпраздновать сегодня день его рождения, пусть даже до него ещё несколько дней? Этого было бы достаточно, Малфой. Почему мы должны участвовать в мероприятии, посвящённом такого рода вещам? Это бред какой-то. Кто-то, может быть, просто хочет забыть обо всём.

Драко исподлобья взглянул на друга.

— Говори за себя. Большинство из нас хотят помнить события прошедшего года, — он встал. — Пойдём. Время пришло, — сложив руки рупором, Драко окликнул мужчину, толкавшего перед собой коляску по тротуару: — Заканчивай! Вези ребёнка в сад! Пора! Поттер скоро будет здесь!

Его собеседник снова отрицательно качнул головой. Он не считал, что время пришло. По его мнению, это никогда не случится. Малфой вместе с их другом повезли малыша Уильяма на задний дворик, а он остался сидеть на крыльце. Его не волновало, что сказал Драко Малфой. Не все хотели вспоминать то, что случилось год назад. Не все хотели участвовать в связанной с этим чёртовой церемонии.

Он знал, что ему не нужна какая-то церемония для того, чтобы воскресить в памяти события прошлого года. Потому что помнил всё так, словно это случилось вчера. Как он мог забыть? Если он забудет об этом, тогда ему придётся предать забвению чувствах к ней и потерять самого себя.

Он посмотрел на большое, серое облако над головой и пожелал, чтобы прогнозы Малфоя насчёт дождя оправдались.

«Может быть, дождь на самом деле пойдёт. Может быть, сильный ливень могучим потопом омоет нас, словно в святом обряде крещения, смывая всю боль, которую мы испытывали, все грехи, которые совершили, и все страстные желания, которых добивались любыми путями. Возможно, все мучительные, тяжёлые воспоминания, висящие на наших шеях неподъёмными якорями, всё же смоет потокам дождевой воды, и они не успеют утопить нас в океане горя.

Тогда, возможно, надорванная, истончившаяся, как кружево, ткань того, что когда-то было крепкой дружбой пятерых мужчин, от которой теперь осталась лишь хрупкая связь четырёх, вновь начнёт заживлять раны прошлого и восстанавливаться.

А может быть, и нет».

Год назад.

— Неужели ты на самом деле думал, когда собирался вытворить этот трюк с маховиком времени, что никто об этом не узнает? — покачивая бокалом в руке, лениво спросил Драко, прислонившийся к камину в гостиной дома, который делил с Тео Ноттом. — Грейнджер сейчас наверху раздаёт люлей Поттеру и Уизли, а я должен сказать, что никогда в жизни не был зол так, как сейчас. Так что не позволяйте этому моему внешнему спокойствию обмануть кого-нибудь из вас.

Блейз выглядел виноватым, Маркус — раздосадованным, Эдриан был явно расстроен, в то время как эмоции Тео считать оказалось труднее всего.

— Ладно, ты злишься, и наша кроха тоже. Я это отлично понимаю. Чего я не понимаю, так это то, как ты вообще узнал обо всём? — спросил Блейз. — Я был потрясён, когда Тео сказал, что ты уже какое-то время был в курсе.

Дёрнув плечом, Драко ответил:

— Быть сыном Люциуса Малфоя, по большому счёту, выгодно. Чаще всего это подразумевает наличие богатства, красивое лицо, солидного размера «достоинство» и генетическую предрасположенность к шикарным густым волосам. Но время от времени в игру вступают и другие позиции. Это была как раз одна из них.

— Не понимаю, почему я об этом не узнал до сих пор, — недовольно надулся Эдриан. — Я же грёбаный невыразимец! Хранитель Тайн! Министр магии должен был мне всё рассказать, даже если самые близкие друзья не доверяют! Кроме того, я — тот, кто втянул Грейнджер в эту история, так что именно я и обязан вытащить её!

Ему никто не ответил. Наконец, Тео произнёс:

— Как я уже говорил Блейзу, нет ни малейшей возможности того, что Гермиона позволит ему воспользоваться маховиком времени.

— И как я уже говорил Тео, Гермиона ни за что не допустит, чтобы он отдал свою жизнь за неё, так что, думаю, мы по-старинке зашли в тупик, — объявил Блейз, откинувшись на спинку дивана и свирепо уставившись на сидящего рядом Нотта.

Тео даже не взглянул на него, зато уставился на сидящего напротив Маркуса.

 — Ты ведь не собирался помогать мне, Флинт? Зачем тогда притворялся? Зачем пошёл со мной к Слагхорну? Ты лгал мне несколько месяцев. Хотя мог остаться честным. Я ненавижу обман.

— Правда? Ненавидишь обман так же сильно, как я? — спросил Маркус, подаваясь со своего дивана вперёд и нависая над разделявшим их журнальным столиком. — А хочешь знать, что я ненавижу больше, чем друзей-обманщиков? Я ненавижу мёртвых друзей. Можешь назвать меня сумасшедшим, но я не изменюсь, — произнёс Маркус почти спокойно, изо всех сил сдерживая чувства.

— Ну, джентльмены, по мне ясно, что я использую это слово весьма легкомысленно, — начал Драко. — Ненавижу прерывать ваш весёлый дружеский стёб, но вы же понимаете, что ответ ясен и прозрачен, не так ли? — и поставил бокал на каминную полку.

— Подставку, будь добр, — пробурчал Тео, даже не взглянув в его сторону.

— Да отстань ты от него, — недобро усмехнулся Блейз. — Кому какое дело до колец, оставленных бокалами на мебели или где-то ещё, если через две недели ты будешь мёртв? Лучше поговорим о лжи и притворстве. Ты лгал всё лето, планируя свадьбу и заранее зная, что всё зря! Расписывал совместную жизнь и счастливое будущее, понимая, что тебя не будет рядом с Гермионой, чтобы разделить всё это! Но хуже всего то, что действуя вроде бы из любви к ней и ко мне, ты отдавал себе отчёт, что оставишь нас навсегда и готовился к смерти. Притворялся, что собираешься и дальше помогать ей закончить список, хотя в действительности тебе было похрену на него… Так что повторюсь: кому какое дело до этих долбаных колец на каминной полке?!

Тео отреагировал тем, что поднял взгляд и вздрогнул, но потом собрался с силами, встал, взял со стола мраморную подставку и направился к Драко, по пути бросив злобный взгляд на Блейза.

— Возможно, следующему владельцу квартиры будет не всё равно! Этим летом я и в самом деле спланировал многое. Моё завещание в том числе. Видишь ли, я оставил этот дом тебе и Гермионе.

— Да не нужен мне твой грёбаный дом вместе с твоими грёбаными подставками! — заорал Блейз, вскочил на ноги и швырнул подушку, стукнув Тео по затылку. Удар был сильным, но, по мнению Блейза, недостаточно.

Тео, замерший с подставкой в руке прямо перед стоящим возле камина Малфоем, развернулся.

— Отлично! Раз тебе всё равно, то и мне тогда тоже! — и швырнул мраморный круг через всю комнату, так что подставка, прежде чем грохнуться на пол, разбила вазу на книжной полке.

— Ради всего святого! — завопил Драко. — Буду я, буду пользоваться этими грёбаными подставками! — вытащив из кармана брюк палочку, он взмахом починил разбитую вазу, а затем… — Акцио подставка, — процедил презрительно.

Она послушно влетела ему в ладонь.

Драко подложил её под свой бокал, стоявший на каминной полке, и рявкнул:

— Сели оба, живо, иначе свяжу! Только помогите мне, и я с удовольствием сделаю это!

Маркус утянул Тео за собой и заставил сесть рядом на диване, Эдриан встал со своего места возле бара и усадил Блейза на прежнее место на диване напротив, сев поблизости.

— Как я уже говорил, когда меня так грубо прервали, — начал Драко, — дальнейший наш курс ясен. Мы должны оставить всё так, как было задумано в начале. Продолжим выполнять пункты списка-контрзаклятья. Грейнджер сейчас, пока мы разговариваем тут, наверху выкручивает руки Поттеру-тугодуму и Уизелу-остолопу, подводя их к тому же самому. Мы оба считаем, что это самый перспективный курс действий. Тео и Грейнджер поженятся завтра, в конце следующей недели (рано, конечно), в госпитале Святого Мунго, у неё появится малыш. А ровно через неделю наступит её день рождения.

В комнате было очень тихо, но Драко продолжил:

— Мы договорились с её целителями, у них уже всё спланировано. Они даже связались с некоторыми из лучших маггловский неонатологов. Так что с помощью магии и достижений маггловской медицины у малыша появился хороший шанс выжить.

Тео тяжело выдохнул.

— Но почему она должна рожать ребёнка раньше, если вы считаете, что контрзаклятье списка сработает? Ей не придётся идти на такой риск, если вы позволите мне выполнить моё контрзаклятье. Ведь тогда и она, и малыш Уильям гарантированно будут жить.

Блейз снова схватил подушку, собираясь бросить её в голову Тео, но не выдержал, практически перелетел через журнальный столик и, напрыгнув сверху, принялся изо всех сил дубасить ею Тео, чем изрядно потряс всех змеёнышей.

— Но ты-то тогда умрешь, тупица несчастный! — закричал он.

В конце концов Блейз всё же отбросил подушку и обессиленно уселся на журнальный столик, лицом к дивану.

Тео всё ещё прикрывал руками голову, словно защищаясь от атаки, но когда опустил их, тихо сказал:

— Умру я или нет — шансы одинаковы. Но это неважно, потому что я делаю то, что должен. Для неё и даже для тебя, и вашего ребёнка… — он встал и, обойдя диван, остановился в дверях. — Но, видимо, в данный момент это спорный вопрос, так что разговор закончен. Кажется, я оказался в меньшинстве, что ж, да будет так. Маркус отказывается помогать мне, ну и ладно, значит, мы должны делать то, что должны… Но только если Блейз и Маркус пообещают, что сами не станут исполнять заклинание маховика времени.

— Он слишком легко уступил, — подозрительно заметил Эдриан.

— Я тоже так думаю, — согласился Маркус.

— Тем не менее, в одиночку заклинание он сотворить не сможет, — добавил Блейз с ноткой язвительной радости в голосе, — а значит, полагаю, мы должны доверять ему.

— Тогда я считаю, что вы оба согласны, и давайте отправимся хоть немного поспать. Завтра важный день, вы же в курсе, — провозгласил Драко.

Тео покачал головой и, ссутулившись, прислонился к стене.

— Все ведут себя так, словно меня нет здесь. Остаётся только смириться, джентльмены, бла-бла-бла, используя термин вольно. Я иду спать, потому что завтра женюсь.

Он медленно поднялся по лестнице, но, оказавшись в комнате, первым делом отправил сову Грегори Гойлу.

Настоящее время

Грег Гойл присоединился к Драко в садике на заднем дворе большого дома, где Малфой жил с Тео Ноттом.

— Где все? — спросил Грег.

Драко с отвращением вздохнул.

— Большинство приглашенных здесь, но слоняются без дела внутри дома. Дафна меняет подгузники малышу Уильяму. Он испачкал их прямо перед церемонией, избалованный маленький засранец.

Грэг засмеялся.

— Змеиный клуб в сборе?

Драко резко втянул воздух носом.

— То, что от него осталось. Они прогуливаются где-то рядом. Смогу ли я заполучить их сюда, это другой вопрос.

— Может быть, для них этот сад хранит слишком много плохих воспоминаний, — проницательно заметил здоровяк. — Тут всего лишь год назад поженились Грейнджер и Тео… ну и… ты же сам знаешь… вспомни, что здесь случилось с Асторией и Тео много лет назад.

Драко дал Грегу подзатыльник и рявкнул:

 — Спасибо за урок истории, Гойл. Я-то обо всём этом совсем забыл.

Грег поморщился.

— Нет никаких причин быть таким обидчивым.

— Знаешь, — гавкнул отрывисто Драко. — Некоторые даже не хотели тебя приглашать! — и отошёл к сосновой рощице, редким частоколом окружавшей выложенное камнем патио и поставил на стоявшую там каменную скамью небольшой деревянный ящик.

— Почему? — спросил Гойл, на его лице была написана растерянность.

Драко обернулся к нему.

— Почему? Действительно, почему? Тебя могут обвинить, ты же понимаешь.

Грег сложил руки на груди и заявил:

— Он попросил меня о помощи, и я ему помог. Никто из вас не захотел бы, и я сделал это. Я не видел ничего плохого в этом тогда, и не вижу сейчас. Это всё для Грейнджер, Малфой. Для Грейнджер. Если бы мне представился такой шанс, я сделал бы это снова. Никто и ничто не заставит меня жалеть о сделанном выборе и чувствовать себя виноватым. Если ты хочешь, чтобы я ушёл, я уйду.

Драко смотрел на него несколько секунд.

— Что случилось с мальчиком, которого я задирал, когда мы были детьми?

— Каким-то образом он вырос в достойного человека, — ответил Грег. — Мне хочется думать, что Грейнджер тоже хоть немного, но повлияла на меня.

— Чудо из чудес, — улыбнулся Малфой и похлопал Грега по руке. — Ну-ка, помоги мне с этим ящиком. Подготовим всё, пока ждём, когда появятся остальные.

Год назад, незадолго до свадьбы

Змеёныши собрались в спальне Тео, помогая ему подготовиться к свадьбе, они смеялись над тем, как он нервничал, и отвешивали шуточки о предстоящей церемонии.

Лично он предпочел бы, чтобы его оставили в покое. Но понимал, что даже в этом случае они всегда будут частью его самого. Даже когда он оставался в одиночестве, они незримо присутствовали рядом. Через все страдания и муки, через любую боль и конфликт они прошли вместе с ним, плечом к плечу.

Даже когда он умрёт, они, вероятно, будут следовать за ним до самой могилы.

То же самое относилось и к Гермионе Грейнджер. Теперь она была частью его самого. Он не мог позволить ей покинуть его, ведь это разорвало бы сердце на части. Он не хотел умирать и покидать её, но ещё больше не хотел, чтобы умерла она.

Почему жизнь была так несправедлива к нему? Почему он так долго не мог найти любовь, а когда нашёл, не смог сохранить её? Как будто был приговорён к пожизненному аду здесь, на земле; к жизни, состоящей из половинок; к жизни, полной фальстартов. Словно сам дьявол вечно искушал Тео: показывал любовь, дарил чувство покоя только затем, чтобы в который раз его отнять и рассмеяться в лицо. Издевался, говоря, что никогда ему не суждено узнать, какова настоящая любовь.

Но на этот раз Тео не мог позволить, чтобы её отняли. Если кому-то и удастся её отнять, то это будет он сам. Кто бы что ни говорил, он знал, что надо делать. И уже одно это заставляло его нервничать сильней, чем любая свадебная церемония.

— Где твой галстук? — Спросил Маркус.

— Где-то, — заторможено ответил Тео, чувствуя себя словно в тумане.

— Хороший ответ, — рассмеялся Драко. — Он нервничает, парни!

— Оставьте его в покое. У него сегодня свадьба, — попытался урезонить их Маркус и отсалютовал Драко двумя пальцами*.

Эдриан шлёпнул Драко по бедру, а затем и вовсе столкнул его с кровати.

— Малфой сидел на этой грёбаной удавке! — сдал он друга. — Ну-ка, Тео, встань и позволь повязать тебе галстук.

Тео послушно встал, по-прежнему находясь словно в тумане.

Блейз плюхнулся в кресло в углу комнаты, наблюдая за этой суетой.

— Эдриан, подожди минутку, — попросил он. — Тео ещё не побрился.

— Да? — спросил Драко. — Ну, Грейнджер же магглорождённая. Ей, наверное, нравится, когда парень выглядит слегка бомжевато.

Эдриан рассмеялся.

— Бессмысленный бред! — и перебросил галстук Маркусу, который сказал:

— Это обычное состояние мозга, если он находится в голове Драко Малфоя.

— Оставьте меня на минутку одного, пожалуйста, — негромко попросил Тео.

Блейз был единственным, кто услышал его.

Эдриан, Драко и Маркус продолжали смеяться и кидаться друг в друга галстуком, пока наконец Тео не закричал:

— Оставьте! Меня! Все!

— Какие мы чувствительные! — поддразнил его Драко. — Он нервничает из-за первой брачной ночи, точно. Позволь мне дать пару советов. Во-первых, не волнуйся, потому что я из достоверных источников знаю, что она не девственница.

— Пожалуйста, — простонал Тео, снова рухнув на край кровати и крепко зажмуриваясь.

Положив ему руку на плечо, Драко наклонился и, прошептав что-то на ухо, сказал:

— Пьюси, вон! Флин, ты тоже.

Они направились к двери, за ними потянулся Забини, но Драко остановил его:

— Думаю, он хочет, чтобы ты остался, старина Блейз.

— Да? — спросил тот.

Тео лишь заторможенно кивнул.

Когда все вышли из комнаты Блейз спросил его:

— Что тебе прошептал Драко?

Тео улыбнулся.

— Сказал, чтобы я не волновался, потому что в качестве свадебного подарка вручит мне книгу о том, как заниматься сексом с магглорождёнными.

— Заботливый старина Малфой, — Блейз придвинулся, встал между ног Тео и, запустив пальцы в его волосы, прочесал их несколько раз туда-сюда. — Тебе следовало подстричься перед свадьбой.

— Знаю, — согласился Тео. — Но последние несколько недель у меня голова болела совсем о другом.

— Точно. Ты же пытался выяснить, как убить себя ради Гермионы, — кончики пальцев Блейза скользнули по его щекам. — И тебе действительно не мешало бы побриться.

— Я слишком нервничал. И, вероятней всего, перерезал бы себе горло, — в качестве демонстрации Тео показал ему дрожащую руку.

— Снимай рубашку, — приказал Блез, доставая палочку. — Сделаем так, как меня учила мама. Процесс наполовину магический, наполовину маггловский. Нам нужна будет пышная пена. Где твой гель для бритья?

Тео указал в сторону ванной. Блейз отправился туда, вернулся с гелем, полотенцем и другими нужными вещами. Он нанёс небольшую порцию геля на руку, взбил в пену и приложил ладони к щекам Тео, после чего приказал:

— Выше голову.

— Да я не расстроен, — заверил его Тео.

— Я имел в виду буквально: выше голову. Подними подбородок, иначе я могу порезать тебя. Моя палочка сейчас — это орудие и ухода, и уничтожения… Большое спасибо…

Он несколькими взмахами прошёлся по его лицу палочкой, после каждого вытирая её о полотенце, накинутое на бедро Тео. Как только тот оказался чисто выбрит, Блейз похлопал его по щекам ладонями, накрытыми ещё одним, влажным и горячим полотенцем. Затем поднял Тео на ноги, помог ему надеть рубашку и, застегнув все пуговицы, заправил её в брюки, после чего отступил на шаг и дал оценку собственным трудам:

— Ну вот, теперь неплохо смотришься.

— Мне нравится, когда ты хлопочешь вокруг меня, — признался Тео.

— Прошли те дни, — с легкомысленным видом сказал Блейз. — Теперь всеми хлопотами займётся твоя жена.

У Тео перехватило горло. Он крепко сжал Блейза в объятьях.

— Простишь за то, что оставил тебя одного?

— Тебе нужно было выполнить условия её списка, вот для чего вся эта свадьба, — сказала Блейз, поглаживая его спину короткими прерывистыми похлопываниями. — И насколько понимаю, я не одинок. Потому что всё равно останусь рядом. У тебя будет мой ребёнок, ты же знаешь.

— Простишь за мысли о том, чтобы оставить тебя? — спросил Тео. — Пожалуйста, прости.

— На самом деле ты не собирался оставлять меня, — произнёс Блейз, хотя и понимал, что, да, Тео действительно хотел оставить его… планировал оставить их всех… думал, что поступает правильно, но у Тео было странное, извращённое чувство правильного и неправильного. Он не познал любовь. Пока не познал. Настоящую, абсолютную и безоговорочную. — Ты думал, что оставляешь меня с ней, я понимаю, но мне подобный расклад не нравится. И не жди от меня этого. Ты можешь навсегда вычеркнуть меня из своей жизни, Тео Нотт, только никогда не «оставляй меня», понял?

Тот молча кивнул.

Эдриан некоторое время стоял в дверях, держа в руках записку от Грега Гойла, адресованную Тео, и наблюдал за стоящими в обнимку друзьями. Прочитав записку и скомкав её в кулаке, он откашлялся и сказал:

— Меня послали за вами. Драко велел поторопиться. Иначе нарушим расписание.

— Можно подумать, это он женится, — рассмеялся Блейз, взял Теодора за руку и повёл его по лестнице вниз, на улицу, к месту свадебной церемонии.

Эдриан похлопал их по спинам, когда они проходили мимо, а затем вынул из кармана записку Грега Гойла, которую всего лишь пять минут назад принесла сова. В ней говорилось, что Грег будет рад занять место Маркуса, чтобы выполнить заклинание и спасти Грейнджер, и что вместе со Слагхорном ждёт Тео сразу после свадьбы.

Эдриан знал: теперь Тео наверняка решил, что Грег уже не появится. Всё складывалось к лучшему. На самом деле. Он спрятал записку поглубже в карман и сбежал по лестнице вниз, отправившись в сад.

Сразу после свадьбы

Тео понемногу впадал в отчаяние.

Он уже полчаса искал Гермиону и негде не мог её найти. Всё шло не по плану!..

Во-первых, его замысел спасти Гермиону, пожертвовав ради неё собственной жизнью, был раскрыт друзьями. Во-вторых, его план выполнить это заклинание без Маркуса, но с Грегом Гойлом тоже разваливался буквально на глазах, из-за того что Грег не только не появился на свадьбе, но даже не удосужился хотя бы сообщить совой или каким-либо другим способом, будет ли вообще помогать ему или нет.

Кроме того, он знал, что маховик времени надёжно спрятан, в чём его заверил лично Люциус Малфой прямо перед началом церемонии. Следовательно, у него не осталось подстраховки, что Гермиона будет жить после своего дня рождения, если «контрзаклятье списка» не сработает.

И вот теперь он точно потерял её, не в переносном, а в буквальном смысле.

Тео начал мыть руки в её маленькой ванной комнате, где прятался кот, когда заметил приоткрытое окно.

«Ага. Может быть, она там, как и в прошлый раз?»

Высунув голову наружу, чтобы проверить скат крыши, которая спускалась рядом с карнизом ванной комнаты, он заметил Гермиону, забившуюся в угол и свернувшуюся в клубок, хотя теперь она была круглей любого мяча.

— Ты, храбрая маленькая гриффиндорка, снова прячешься здесь, на крыше? — спросил Тео.

Она улыбнулась, протянула руку и кивнула.

— Да. Не говори никому, где я. Присоединишься ко мне?

— Что, если мне станет страшно? — спросил он, приподняв бровь, на его красивом лице появилась кривая улыбка.

— Я тебя подстрахую, — пообещала Гермиона. — Здесь здорово. И можно шпионить за теми, кто внизу.

Едва успев выбраться сквозь узкий проём, он взял её за руку. Оказавшись рядом, сказал:

— В последний раз, когда я нашёл тебя здесь, ты плакала. Кажется, я и сейчас вижу слёзы. Ты рада или огорчена, что мы поженились здесь, в саду за домом, а не в клубе Блейза? — Тео присел рядом, прижался к ней всем телом и положил их сцепленные ладони себе на колени.

— Даже не сомневайся, это слёзы счастья. И хотя я уверена, что вы очень красиво оформили клуб, превратив его в настоящую осеннюю страну чудес, здесь тоже всё получилось замечательно, — она лучезарно улыбнулась. — Гарри и Рон великолепно украсили этот садик, поменяв оттенки листвы на красный, жёлтый и оранжевый. Я слышала, что Блейз, узнав о твоих планах, покинул клуб, оставив после себя руины. Так что нет, здесь всё получилось превосходно. Мои мальчишки очень хорошо разбираются в трансфигурации, — она довольно улыбнулась.

Тео рассмеялся.

— Ты говоришь, как гордая мать.

Гермиона положила голову ему на плечо, а он обнял её.

— Я научила их всему, что они знают, — она потянулась к пуговицам на его рубашке и немного поиграла с ними. — Я была так одинока, пока не нашла их.

— Они тоже чувствовали себя потерянно? — спросил он мягко, с наигранной несерьёзностью, кладя подбородок на её макушку.

— Нет, но, думаю, я уже тогда чувствовала что-то подобное, пока не нашла тебя. Забавно даже, — она взяла его за руку. — Знаешь, мне не следовало так легко отпускать тебя. Я не должна быть так счастлива сейчас. Следовало рассердиться, — её волосы щекотали ему нос. — Накричать за то, что ты хотел оставить меня прежде, чем началась наша совместная жизнь… Но я слишком устала прошлой ночью, а сегодня день моей свадьбы, и кажется, я где-то читала, что в день свадьбы невеста точно не должна посылать жениха на хрен, ты ничего такого не слышал? К тому же, ты читал мне во время церемонии такие прекрасные клятвы… И я посчитала, что это не самое подходящее время для того, чтобы ругаться.

— Тут ты, конечно, права, — вслух подумал Тео, прижимая её к сердцу, и подушечкой большого пальца стёр влагу под другим глазом. — Но давайте вернёмся к этим слезам. Помнишь, когда ты только переехала сюда, я нашёл тебя здесь же, на крыше, плачущую? В тот день моё сердце чуть не разорвалось из-за тебя… на самом деле, в тот день я понял, что у меня всё ещё есть сердце.

— А я в тот день поняла, что люблю тебя, — сказала Гермиона тихо и закрыла глаза. — Не хочу менять тему, но я так устала, что вот-вот могу уснуть, — лёгкий ветерок всколыхнул её волосы и заставил приподнять веки, но лишь на долю секунды, после чего она снова их сомкнула. — Не возражаешь, если мы пропустим наше маленькое свадебное путешествие в шале Драко? Я так устала.

— Спи, любимая, — успокоил Тео и увидел высунувшегося из маленького окошка ванной комнаты Блейза, который спросил:

— Если хочешь, я аппарирую Гермиону внутрь квартиры. Забрать её у тебя?

Тео мог бы многое ответить на этот вопрос. Но просто кивнул, нежно и аккуратно передвинув её поближе к открытому окну. Блейз аппарировал на крышу, бережно принял Гермиону из объятий Тео и вернулся внутрь, оставив друга одного на крыше.

Настоящее время

В сад вошёл Гарри Поттер, затем Дафна Гринграсс-Малфой, Маркус Флинт и Блейз Забини с сыном, Уильямом Теодором на руках. Когда они появились, Драко отвлёкся от своего нелёгкого занятия и недовольно рявкнул:

— Помним о чёртовом времени. Поторопитесь. Кроме вас, что, никого не будет?

— Я бы сказал — да, раз здесь только мы, — ответил Маркус. — Я мог бы принести моих друзей-муравьёв, но ты раздавил на дорожке перед домом.

— Снова он об этих муравьях, — огорчился Драко, скорбно качая головой. — Ладно, давайте начнём.

Он взял небольшой деревянный ящик, который ранее поставил на каменную скамью. Тот был сделан из красного дерева насыщенного тёмного цвета, крышка и бока были украшены изящными инкрустациями.

— Я нашел этот ящик в Косом переулке вместе с Грейнджер, прямо перед её свадьбой. Она купила его на тот случай, если он нам понадобится именно для этого, — чётко и громко произнёс МАлфой и оглядел всех присутствующих.

Только ясные зелёные глаза Гарри Поттера столкнулись с его холодным серебряным взглядом. Члены змеиного клуба, вернее, те, что остались, старательно пялились каждый в свою сторону, только Грег не отрывал взгляда от деревянного ящика. Дафна тихонько ворковала над Уильямом, который тоже лепетал ей что-то в ответ.

— Я также пообещал, что проведу этот обряд несмотря ни на что, а Гермиона сказала, что лучше сделать это в какой-нибудь памятный день. Она взяла с меня обещание не делать этого на годовщину свадьбы, которая была на прошлой неделе. Она попросила не делать этого на день рождения маленького Уильяма, который наступит через пару дней. Она сказала, что если что-нибудь случится с ней или кем-либо ещё, не делать этого в дни памяти. Ладно, у меня не осталось выбора, так ведь? Её день рождения для этого не подходит, следующий вторник тоже, потому что это годовщина <i>его</i> смерти. Так что я выбрал сегодняшний день.

Драко повернулся к Грэгу и распорядился:

— Приступай.

Грег взял в руки небольшую лопату и начал расчищать от мусора площадку возле рощицы. Он копал до тех пор, пока яма под сенью деревьев не стала достаточно большой, чтобы туда поместился ящик.

Драко, а за ним и остальные подошли ближе.

— Я не буду произносить длинную речь, хотя это любимое занятие Грейнджер, просто скажу: покойся с миром... пепел к пеплу, прах к праху. Да, наконец-то, покойся с миром, — он опустился на колени, благоговейно поставил ящик в яму, а затем присыпал сверху горстью земли вперемешку с мусором, взятой из невысокого холмика рядом.

Блейз передал ребёнка Дафне, опустился на колени, высыпал на ящик кучку земли и повторил:

— Покойся с миром.

Гарри просто молча заглянул в яму, развернулся и пошагал в сторону дома, где и скрылся с глаз.

Маркус, не говоря ни слова, подпихнул ногой небольшую кучку земли и мусора в яму, посмотрел на Драко и спросил:

— Зачем было ждать целый год?

— Я обещал, — ответил Драко. — Почему-то ей было важно это ожидание. Так было нужно, видимо.

Маркус притянул Драко к себе, крепко обнял и прошептал на ухо:

— Ты хороший друг, Малфой. Я никогда не ценил этот факт, — оттолкнул его, подошел к Дафне, взял у неё Уильяма и вместе с Блейзом отправился в таунхаус.

Драко улыбнулся и протянул руку своей молодой жене.

— Как думаешь, я хороший человек, дорогая?

— Ты самый лучший, — уверенно ответила Дафна, и они тоже направились в дом, задержавшись лишь для того, чтобы обернувшийся Малфой спросил:

— Ты идешь, Гойл?

Грег поднялся с земли, бросился к Драко и Дафне и, радостно засмеявшись, спросил:

— Я рассказывал вам о тех временах, когда Грейнджер била меня за то, что я называл её грязнокровкой?

— Нет, давай жги, — ехидно поддел его Драко.

Год Назад

Ребёнок родился слишком маленьким и хрупким. Напуганная и измученная Гермиона чуть не заболела сама, переживая за него.

В конце концов Поттер убедил её покинут госпиталь Святого Мунго и нормально отдохнуть дома. Она двигалась, как зомби, начала подниматься в старую квартиру, но потом вспомнила, что перенесла вещи в комнату Тео. Направилась было в его большую спальню, но, словно запнувшись, застыла на пороге.

Какая-то невидимая сила удерживала её, не давая войти туда. Дрожа, она осталась стоять в дверях. К ней сзади подошёл мужчина и положил руки на плечи.

— Замёрзла?

— Нет, просто устала. Очень сильно устала, — прошептала Гермиона.

Он почувствовал под ладонями изношенную, мягкую ткань её любимого свитера и в лёгком недоумении спросил, поворачивая Гермиону лицом к себе:

— Разве ты не обещала Малфою, что выбросишь это старьё?

— Я не могу сейчас. Мне он нужен. В нём как будто легче становится. Я его выброшу, когда больше не буду в нём нуждаться, — она прижалась к нему, уткнувшись носом в грудь, и он невольно сжал челюсти от бессилия, заглянул в спальню, внутренне выругался и убрал прядь волос с её щеки, отметив, что под глазами залегли тёмные круги.

— Уильям будет в порядке, — пообещал он, потому что не знал, что ещё сказать в утешение.

— Никто из нас больше не будет в порядке, — пробормотала она.

Он понимал, что имела в виду Гермиона. Все они чувствовали себя так, словно дикий зверь с острыми зазубренными клыками свирепо ворвался в их тесный круг и вырвал у каждого сердце. А с таким, как у неё, чувствительным и нежным сердцем, которое очень легко разбить, Гермиона пострадала от их недавней потери сильнее всего.

— Почему он сделал это? — тихо, почти про себя прорычал мужчина и крепче сжал её в объятьях. — Почему не подождал? Разве все мы не договорились, что позволим контрзаклятию списка подействовать?

Теперь не осталось ни единого шанса, чтобы наверняка защитить Гермиону и Уильяма. Никакой возможности защитить всех.

Он умер. Мёртв. Привёл короткое контрзаклятие Слагхорна в действие. Ему помог Грейг Гойл, и уже нельзя было узнать, прошло ли всё, как надо, сработало ли, а до дня рождения Гермионы оставалось всего двое суток. Так что помимо тревоги о крошечном больном ребёнке и сожалении о смерти того, кого они все любили, Гермионе до сих пор приходилось беспокоиться о возможной скорой смерти.

«Но он ведь не подумал об этом, так ведь? Интересно, сделал ли он это из любви или из корыстных соображений?»

Опустив взгляд на притихшую в его объятьях Гермиону, мужчина заметил, что она спит стоя, поднял её на руки, вошёл в спальню и положил на кровать. А затем аппарировал в госпиталь Святого Мунго.

Ребенок оказался таким маленьким. Он увидел его впервые: копна тёмных волос на макушке, нежная кожа, темнее, чем у матери, но светлее, чем у отца.

«Он станет по-настоящему красивым маленьким мальчиком, который со временем вырастет и превратится в по-настоящему красивого мужчину».

Он протянул руку и коснулся щёчки ребёнка пальцем. Подошёл целитель и сказал:

— Можете взять его на руки.

— С ним всё в порядке?

— Да, он достаточно здоров.

Он взял ребёнка из кроватки. Тот весил не больше пёрышка и не издавал ни звука. С закрытыми глазами и собранными словно для поцелуя губами он был невероятно красив. Мужчина поднёс малыша к лицу, поцеловал в щёчку, а затем снова осторожно уложил в кроватку.

— Я люблю тебя, Уильям. Мы все всегда будем рядом, — пообещал он.

Он аппарировал обратно в спальню, в которой оставил Гермиону. Даже совершенно измученная и полная печали она выглядела красивой.

«Останется ли она с нами послезавтра? Сможет ли видеть, как растёт её ребёнок?»

Как эгоистично поступил его друг, под предлогом любви исполнив это заклинание. Его поступок не был продиктован любовью. Оставить её было безумием.

Он отвернулся от неё и погладил чёрное полированное пианино, стоящее в углу просторной комнаты. Уселся за него и негромко начал играть.

Настоящее время

Гермиона стояла у окна спальни, наблюдая за происходящим внизу, пока Тео играл на рояле. Она оглянулась, когда он запел, и залюбовалась им. Тео действительно пел, как ангел, а играл со страстью и силой талантливого артиста. Наблюдая за ним, Гермиона чувствовала благоговейный трепет и вдохновение. Чувствовала себя так, словно стояла на пороге великолепного огромного собора, войти в который недостойна.

— Битлз, — констатировала она, подходя ближе.

Тео закончил петь и развернулся, чтобы взглянуть ей в глаза.

— Песня называется «Конец». Они там закончили с небольшой церемонии Малфоя?

— Да, похоже на то. Чувствую себя виноватой, что мы не спустились к ним, но я на самом деле не готова присутствовать там. Присутствовали только Блейз, Маркус, Грег, Дафна , Гарри и да, Уильям, — перечислила она, туже затягивая рукава нового кремового свитера на талии.

— Милый свитер, — улыбнулся Тео.

— Кашемир. Год назад Малфой пообещал мне, что если я разрешу ему похоронить «моё страшное коричневое старьё» в саду за домом, он купит мне множество кашемировых свитеров всех мыслимых цветов и оттенков. И сдержал своё обещание, притащив более сорока двух штук. И сегодня, когда я наконец отказалась от моего старого коричневого свитера, я выполнила свою часть сделки, — Гермиона снова повернулась к окну. — Я почти ненавижу Малфоя, тяжело смотреть, как вещь, к которой настолько привык, закапывают в землю, но… время пришло, надо это признать.

— Насколько я помню, ты пообещала, что он может его заполучить сразу после нашей свадьбы.

— Да, так и сказала. Но учитывая то, что случилось после свадьбы и первые пару дней, когда ребёнок находился в критическом состоянии, мне просто необходимы были покой и утешение, которые дарил этот старый коричневый свитер, — Гермиона приблизилась к нему. — Ну, вот я и взяла с него обещание подождать, пока не буду готова. И, честно сказать, не готова до сих пор. Мне казалось, прошедший год всё же поможет нам всем залечить раны.

Тео протянул руку. Гермиона вложила в неё ладонь и села к нему на колени.

— Понимаю. Ты нуждались в нём. Я помню, какой усталой, истощённой и хрупкой ты была после рождения ребёнка и смерти Эдриана. Всё случилось слишком быстро, почти сразу после нашей свадьбы, что особенно потрясало. Помню, как перенёс тебя сюда из госпиталя Святого Мунго, и ты сразу надела этот старый свитер. Я положил тебя на кровать, а ты закуталась в него так, словно он был единственным, что ещё связывало вас, — признался Тео почти шёпотом.

Он знал, что может не продолжать: Гермиона без лишних слов поймёт, о ком идёт речь. Никому из их компании не нужно было напоминать, что совершил Эдриан ради них всех.

Она кивнула.

— Я до сих пор задаюсь вопросом: какое именно контрзаклятье спасло меня. Выполненного списка или то, о котором рассказал тебе Слагхорн, и которое выполнил Эдриан. Но мы никогда этого не узнаем.

Тео стиснул зубы, сглотнул застрявший в горле ком и согласился:

— Да. Мы никогда этого не узнаем. Но, его целью было отдать жизнь за тех, кого он любит, за тебя и меня, поэтому мне нравится думать, что он умер не напрасно. Мне нравится думать, что Эдриан и есть причина тому, что все мы живы… ты, я, Уильям.

Она коснулась пальцами его щеки и улыбнулась.

— Хорошая мысль, Тео.

— Давай спустимся и присоединимся к остальным, а после отправимся домой. Мне трудно находиться здесь в эти дни, — Тео в последний раз провел рукой по своему старому пианино, громко вздохнул, и они поднялись со скамеечки. — Удивительно. Маркус оставил пианино, хотя теперь это его спальня, но даже не пытается играть на нём.

Гермиона задумчиво произнесла:

— Может быть, оно нравится ему, как напоминание о тебе.

Тео ухмыльнулся.

— Блейз занял комнату Драко. Интересно, он сохранил зеркала на потолке как напоминание о старом хозяине или по другим причинам?

На лице Гермионы отразилось отвращение.

— У Драко в спальне зеркальный потолок? Зачем?

— А ты как думаешь? — ухмылка Тео стала шире. — Хочешь пойти посмотреть?

— Конечно, хочу! — воскликнула она, схватила его за руку и со смехом потащила за собой по коридору, перегнулась через перила и крикнула тем, кто находился двумя этажами ниже: — внимание, внимание! Экстренное совещание змеёнышей в бывшей спальне Драко! Следует разобраться в назначении зеркального потолка! Я вынесу решение, действительно ли Блейз такой же испорченный, каким оказался Малфой!

Блейз и Маркус стояли в фойе первого этажа дома, который теперь принадлежал им. Малыш Уильям сидел в коляске между ними. Блейз взглянул на Маркуса, ухмыльнулся и приподнял бровь.

— Я такой же. Хотя, может быть, даже более испорченный, или какое там ещё есть слово… <i>порочный</i>, вот! Похоже Тео и кроха уже в моей спальне. Пойти, что ли, присоединиться к ним и продемонстрировать все грани своей порочности?

Маркус вздохнул.

— Не мог бы ты попытаться не быть испорченным, или какое там ещё есть слово… <i>порочным</i>, ага, на глазах у собственного сына?

— Сейчас как раз подходящее время, чтобы немножко его испортить. Он же вырастет почти святым с такими родителями как Тео и правильная гриффиндорская кроха. Кто-то должен показать ему плохой пример! Ну же, давай пойдём и развратим их вместе, в нашем змеином стиле, в честь Эдриана, — Блейз улыбнулся и побежал вверх по лестнице.

Маркус неторопливо начал подниматься вслед за ним, когда в дом вошёл Малфой, а из-за его спины показался Гойл.

— Ты куда? — спросил Драко.

— Грейнджер созвала экстренное совещание змеёнышей в твоей бывшей комнате, — с улыбкой просветил его Маркус. —Хочет выяснить, зачем тебе понадобились зеркала на потолке, а потом обсудить, кто из вас больший извращенец, ты или Блейз.

— Неужели… — протянул Драко. — Ну, могу ответить прямо сейчас. Я, конечно, но… змеёныши не проводили совещаний со дня смерти Эдриана… Ну, ладно, хорошо… — он подтолкнул детскую коляску в противоположный угол фойе со словами: — Поттер, присмотри за ребёнком, мы быстро. Постарайся не превратить его в самодовольного придурка, если тебя это не затруднит, — поднимаясь по лестнице следом за Маркусом, он обернулся и задал тот же вопрос, что и в саду: — Ты идешь, Гойл?

— Но я же не змеёныщ, — смущённо возразил Грег.

— Теперь да. Клуб снова действует, и в нём есть свободное место, — ухмыльнулся Драко.

И счастливый здоровяк изо всех сил припустил вверх по лестнице.
_____________________________________________________________________
* В американском английском есть выражение "the finger salute", когда оппоненту показывают оттопыренный средний палец. В британском английском есть "the two finger salute" — та же самая "фигура", только к оттопыренному среднему добавляется указательный — смысл примерно тот же)))

Некоторые вполне приличные и не очень жесты разных стран:

http://www.pichome.ru/fUq

http://img1.reactor.cc/pics/comment/картинки-язык-...


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/205-36972-1#3405194
Категория: Наши переводы | Добавил: irinka-chudo (23.11.2020) | Автор: irinka-chudo
Просмотров: 137 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 2
0
2 irinka-chudo   (29.11.2020 10:24) [Материал]
Да, автор поставил героев в необычные условия))
Спасибо вам!

0
1 Svetlana♥Z   (29.11.2020 00:17) [Материал]
Спасибо за историю! Она у Авора получилась забавной! wink