Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2543]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [9]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4819]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15106]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14317]
Альтернатива [8993]
СЛЭШ и НЦ [8941]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4349]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

KleО
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?

Наваждение Мериды
Что делать, если лэрды и принцы не милы, а при виде кузнеца заходится сердце?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9621
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

La canzone della Bella Cigna. Глава 9.2. Я накладываю на тебя чары

2019-6-19
16
0
Глава 9.2 Я накладываю на тебя чары


~oЖo~

Мы спускаемся по дороге вниз, проходим пару кварталов по направлению к причалу, останавливаясь только для того, чтобы оставить книги в машинах. Из-за холодного воздуха мне приходится застегнуть воротник пальто.

- Тебе достаточно тепло? – спрашивает Эдвард с обеспокоенным видом.

Он начинает сбрасывать свое пальто, и мне приходится остановить его.

- Я в порядке, - говорю я, его рыцарство вызывает у меня улыбку. – Но спасибо, Эдвард.

Я ловлю улыбку парня при звуке его имени.

- Ты уже позаботился о той проблеме, что удерживала тебя от поездки к родителям? - спрашиваю я с любопытством.

- Пока все хорошо, - ухмыляется он в ответ, будто бы радуясь какой-то скрытой шутке.

- Расскажи мне о своей семье, - прошу я снова. – Когда они переехали во Францию?

- Около четырех лет назад, - говорит он, хмурясь. – Я брал уроки по классу фортепиано в консерватории в Париже, а мама изучала искусство. Она всегда мечтала научиться разным техникам живописи. Мой отец, я говорил тебе о нем, он – хирург и получил специальное приглашение для преподавания инновационных оперативных методик в Парижском университете имени Декарта.

- А твой брат? – спрашиваю я, засовывая руки в карманы своего пальто.

- Эммет? – открыто улыбается Эдвард. – У него есть Розали, и теперь он готов почти на все. Она любит Францию, и на самом деле, она была зачинщицей переезда семьи. Как только Розали узнала о том, что отцу предлагают преподавать в Париже, она без промедления уговорила Эсме, мою маму, последовать за своей мечтой – изучать искусство на берегах Сены.

- И тебя потащили за собой? – спрашиваю я, размышляя над тем, какими все-таки странными кажутся имена членов его семьи.

- Да, но я не очень-то и возражал. А ты была во Франции или действительно просто хорошо знаешь французский со школы? – спрашивает он с интересом в то время, как мы двигаемся на восток.

Я замечаю одну яркую планету и одну слабосветящуюся звезду над водой. Закрываю глаза и загадываю желание.

- Я просто принимала участие в программе летнего обмена учениками, - говорю я, и нахлынувшие воспоминания вызывают у меня улыбку. – Мы начали с Парижа, где я брала уроки с ребятами со всего мира. Потом мы вместе с принимающей семьей отправились в Монтпелье. У них была девочка моего возраста, и мы попытались подружиться. На самом же деле у нас было мало общего: она не любила читать, а я не очень сильно заботилась о моде.

- А мне ты казалась всегда хорошо одетой, - сказал Эдвард, хотя, как я заметила, не без маленького озорного огонька в глазах.

- Спасибо, но на самом деле это не моя заслуга. Уверена, ты знаешь о правилах доктора Джорджа, да? – спрашиваю я, и он кивает в ответ. – По правде говоря, я не слежу за модой, но знаю, что мне нравится. А Элис знает парочку магазинов эконом-класса, имея при этом дар выбирать вещи, которые хорошо на мне смотрятся. Я не трачу на это времени больше, чем необходимо. Если бы все зависело от меня, то, возможно, ты не увидел бы на мне ничего, кроме джинсов и толстовок.

- Разве Элис одевала тебя этим утром? – спрашивает он с улыбкой, смотря на развевающийся подол моей юбки и элегантные, коричневые туфли на небольшом каблуке.

Да. И, разумеется, я не стану рассказывать ему о панической телеконференции сегодняшним утром.

Ступая по дорожке, очерчивающей края водной глади, в скором времени мы подходим к небольшой роще. По привычке я устремляюсь в самую ее гущу и замечаю птиц, которые улетают от нас в разные стороны, оставляя после себя пугающую тишину. Я не особо обращаю внимание куда иду, вследствие чего натыкаюсь на что-то, что, сильно надеюсь, является неровным выступом на дорожке. Мои руки слишком глубоко зажаты в карманах, чтобы можно было ими эффективно защититься во время падения, и в один миг я вижу землю, которая стремительно приближается к моему лицу. Остается только малейшая надежда на то, что в этот раз мне не надо будет накладывать швы, когда меня обхватывают сильные руки - и весь процесс поворачивается вспять.

- Спасибо, – морщусь я от неловкой ситуации. – Ты поверишь мне, если я скажу тебе, что сейчас намного более грациозна, чем обычно?

- Поверю, - задумчиво произносит Эдвард, удерживая меня в своих объятиях на пару секунд дольше, чем необходимо, и наклоняется немного ближе ко мне, перед тем как отвести взгляд в сторону. - Это, похоже, хорошее место, чтобы наблюдать за звездами.

Мы останавливаемся на траве между тротуаром и водой. Каллен снимает свое толстое шерстяное пальто, расстилает его на земле и садится, а я ложусь рядом с ним, чтобы смотреть на небо.

- Я люблю звук бьющейся о скалы воды, - бормочу я, но Эдвард ничего не говорит в ответ. Он просто смотрит на меня, из-за чего я себя чувствую неловко. – Эй, Эдвард, ты смотришь не туда. Звезды вверху, - показываю я.

Он просто усмехается и продолжает смотреть на меня, из-за чего я чувствую себя не в своей тарелке. Просто поцелуй меня уже, если собираешься. Расстояние между нами кажется невыносимым.

- Ложись рядом, - предлагаю я, дергая за рукав его свитера. – Ты заставляешь меня нервничать.

- Да ты властная женщина, - ухмыляется он. - Заставь меня.

Я ахаю от изумления и тыкаю пальцем ему под бок. Всякий раз, когда я проделываю такое с Джейком, он визжит забавным высоким голосом. Эдвард же просто закатывает глаза и нежно ловит мою руку. Я не вижу причин сразу отступать, и через секунду он удерживает и вторую мою руку. Со стороны это, должно быть, выглядит так, будто мы мило обнимаемся, но я полностью захвачена в его плен.

- Сдаешься? – лукаво ухмыляется он.

Я дрожу от вида его блестящих зубов и глаз, но по странному стечению обстоятельств, это неимоверно заводит. Я знаю, что он не причинит мне вреда.

- Ты сильнее, чем кажешься, - уступаю я без фактического признания своего поражения.

- Факт, которому я бесконечно благодарен, - говорит он тихо, освобождая хватку и прижимая свои губы к моим рукам.

О Боже.

- Я – тоже, - вспоминаю я, стараясь взять себя в руки. – Если бы ты тогда не появился в том переулке…

- Кстати об этом: я хочу кое-что спросить, но если это доставит тебе неудобство, пожалуйста, просто скажи мне, - говорит он осторожно. – О чем ты думала, когда я появился? Ты шептала какие-то слова, которые показались мне бессмысленными.

- Они и мне показались бессмысленными, - признаюсь я. – Не помню, что говорила, но то, о чем я думала, – это было сочетание поэмы Блейка и какой-то предсмертной молитвы. Я была абсолютно уверена в том, что он собирается убить меня, если ты не появишься.

- «Тигр»? – спрашивает он. – Немного странно думать о таком. Ты много молишься?

- Нет, если честно.

- Ты веришь в Бога? – спрашивает он серьезно.

Я снова думаю о его музыкальной «исповеди» и о том, действительно ли он считает себя проклятым. Вопрос кажется важным, и я решительно настроена добиться на него ответа..

- Зависит от того, что я делаю, – наконец-то отвечаю я.

Он смотрит на меня в удивлении.

- Ну, это так.

- Это не один из ответов, которые я ожидал, - говорит он, качая головой. – Объяснишь, что ты имела в виду?

- Ну, - начинаю я, шаря в кармане пальто в поисках своего айпода. – Большую часть времени я уверена, что все является закономерным. Рациональным. Научные методы – чудесны. Посмотри, на что способны люди. У нас есть интернет, полеты в космос, мы можем прочитать наш генную структуру, определить возраст Земли и расстояние к звездам. Я смотрю вокруг и вижу, что почти во всем есть смысл, если основная наша цель – смотреть на вещи трезво.

- А что насчет остального времени? – спрашивает он, беря наушник, который я предлагаю ему.

Он вытягивает руку позади меня и опирается на землю, чтобы поддержать нас. Я инстинктивно прижимаюсь к его телу, продолжая искать нужную мне хоральную пьесу Мортена Лауридсена O magnum mysterium.(Прим. пер. – В переводе с латинского языка - Великая тайна – это григорианский хорал, традиционное литургическое пение римско-католической церкви, в переработке композитора Лауридсена) Мы немного отклоняемся назад, слушая музыку и наблюдая, как самый высокий, самый темный участок неба над нами становится насыщенным иссиня-черным, с проявляющими на нем проблесками слабого мерцания. Изысканные голоса без музыкального сопровождения как будто бы вторят выступающим новым звездам. Глубокая, искрящаяся тьма напоминает зрачок гигантского голубого и всевидящего ока. Звезды, музыка, легкий плеск воды о камни рядом – это все утонченное, нестареющее, неустанное и почти бесконечное. Я нахожу руку Эдварда за собой и кончиками пальцев легонько вывожу восьмерки на его коже.

- У меня нет слов, чтобы описать происходящее, - говорю я тихонько, когда заканчивается песня. – Но это не заставляет меня чувствовать себя незначимой. Это заставляет чувствовать себя… словно возвышенной, ведь я могу даже стать свидетелем такой красоты. Не знаю, что значит, когда другие люди говорят, что они верят в Бога, но могу понять, почему они так делают, когда чувствую себя как сейчас.

Айпод перебрасывает нас на Бразильскую бахиану Вилла-Лобоса*, и мы продолжаем наслаждаться музыкой. Эдвард молчит, и я жду несколько минут, чтобы снова начать разговор.

- Эдвард? – спрашиваю я.

- Белла.

- Ты думаешь… - Я не могу заставить себя задать целиком вопрос, вертящийся у меня в голове. Это слишком личное, слишком экспансивное, поэтому я меняю направление на полуслове. – Что ты чувствуешь, когда играешь? Это похоже на то, что ты чувствуешь сейчас?

- В некоторой степени, - говорит он. - Правда, на данный момент я – пассивен и беспомощен против этого. А во время игры все больше под моим контролем.

Похоже, кому-то нравится управлять.

- Вот что я чувствую, находясь под фортепиано, когда ты играешь, - сознаюсь я, - и когда перемещаюсь в твою колонну.

Он улыбается, смотря на меня сверху вниз. – Колонну?

- Я называю это так, - говорю я, чувствуя себя идиоткой. – Но это все равно, что та поэма Генри Вогана: «словно кольцо из чистого и бесконечного света». Когда создаются нужные условия и с музыкой происходит что-то особенное, все становится почти архитектурным, и еще это напоминает несущуюся воду. Не могу правильно это объяснить.

- Нет, я понимаю, что ты подразумеваешь под этим, – он мягко вмешивается, когда я начинаю волноваться. – Думаю, это как «поток». Затрагивающая эту тему книга** с таким же названием вышла около двадцати лет назад. На самом деле, ты скорее поэтична на этот счет. Не надо себя недооценивать. Ты пишешь стихи или тебе просто нравится читать их?

- О, нет, я не пишу стихи – просто люблю читать их. А вот я никогда даже не спрашивала , нравятся ли они тебе, - шепчу я, чувствуя себя снова уязвимой.

- Безусловно, сейчас – да, - утверждает он, опуская голову вниз, чтобы говорить мне прямо на ухо. – Чрезвычайно потрясающий сборник стихов, которые ты подобрала, Белла. Давай-ка подумаем, каков мой самый любимый и наименее ожидаемый выбор? Ах, да, Пабло Неруда – сонет номер восемьдесят один. Как же он начинается?

Я задерживаю дыхание, думая о том, как долго сомневалась: вырывать эту страницу или нет, когда решила подарить книгу Эдварду. Я по-прежнему сохраняю молчание, и он опять начинает разговор.

- Ах да, сейчас вспомнил. - Его голос становится глубже и шелковистее.

- «А теперь ты моя», - цитирует Эдвард.

Я закатываю глаза от ощущения его голоса, которым он шепчет мне на ухо. Я вынуждена закусить губу, чтобы не застонать, когда он продолжает повторять слова, заставляющие меня вспоминать каждый сон о нем, ночь за ночью.

Теперь, когда всё миновало, лишь в мечтах мы вместе.
Пусть спят любовь и боль, усталость, труд, и голод страсти,
Ночь возвращает на невидимых колёсах время,
И ты являешься ко мне в янтарной колыбели.

Никто другой, любовь, в наш общий сон войти не сможет.
Рука в руке, пойдем в потоках времени, едины.
Мы всё и всех оставим позади, не обернёмся,
Мы вместе и вдвоём, мы станем как Луна и Солнце.


Несмотря на холод, я чувствую, как моя кровь заменяется расплавленной лавой. Эдвард берет мою руку и мягко проводит ею по своей прохладной щеке, продолжая мучить меня. Я протягиваю руку выше и запускаю пальцы в его непослушные волосы, мое дыхание становится рваным и учащенным.

Уже твоя ладонь доверчиво разжала пальцы,
Пускай их дождь свободными потоками омоет.
Твои глаза как серых два крыла моим мечтаньям,
Которые несут меня через поток на Землю,
Где ночь и ветер ткут судьбу тебе и мне и Миру…
И вновь я без тебя, я – утренний твой сон туманный.

Эдвард наклоняется и целует меня в шею, как раз под ухом, и я поворачиваю голову в его сторону. Наши лбы соприкасаются, его нос еле ощутимо задевает мой, а губы так близко находятся около моих губ, что я чувствую вибрацию, когда он начинает говорить.

- Знаешь, какие стихи всегда заставляют меня думать о тебе? – спрашивает Эдвард вместо того, чтобы поцеловать меня, тогда как я была абсолютно уверена, что он так и сделает. Да я бы сделала это сама, вот только, видимо, была полностью загипнотизирована.

Я качаю головой, удивляясь тому факту, что оказываюсь способной на это, а на сближение расстояние между нами – нет.

- Одно из творений Э.Э. Каммингса, - говорит он и наклоняет голову назад к моему уху.

Интересно, у каждого уши – это главная эрогенная зона, или, возможно, только Эдвард может соединить нервные окончание шеи и уха со всеми остальными нервами в моем теле. Я подобно вибрирующей струне, и каждая клеточка пульсирует, распевая имя «Эдвард».

Он начинает:

Где-то, где никогда не бывал, даже сверх охотно
любого познания, твои глаза обладают безмолвием:
в жесте легчайшем твоём - всё, что меня заточает,
чего невозможно коснуться, ибо слишком близко оно.

Твой малейший взгляд отворяет меня без труда,
хоть и как пальцы, я сжал себя,
за лепестком лепесток, раскрываешь меня, как раскрывает Весна
(касаясь умело, загадочно) свою первую розу,

А пожелаешь закрыть меня, я и
жизнь моя - мы красиво захлопнемся вдруг.
Как когда сердцевина цветка представляет
снег, сверху падающий осторожно.

Из постижимого, в нашем мире несравнимо ничто
с мощью хрупкости твоей колоссальной: чьё сложение


Здесь он делает паузу, чтобы оставить нежный поцелуй на моей шее, снова и снова прикасаясь губами к моей коже, как раз в том месте, где ощущается пульсация. Я не могу удержаться от стона, когда его губы легонько задевают мое ухо с каждым последующим словом.

подчиняет цветом своих государств меня,
смерть и вечность с каждым вздохом рисуя.

(не пойму, что такое в тебе, что тебя закрывает
и раскрывает; только что-то во мне понимает -
голос глаз твоих глубже всех роз вокруг)
Ни у кого, и даже у дождя, нет таких крохотных рук.


- Ты упоминал последнее предложение в книжном магазине, - припоминаю я после долгой и напряженной тишины.

Губы Эдварда находят мой лоб, затем нос, - и снова он колеблется, вместо того, чтобы просто поцеловать меня в губы.

- Что это, Эдвард? – в отчаянье спрашиваю я, когда он отдаляется от меня снова. – Ты сводишь меня с ума. Что-то не так с моим дыханием? – Мне любопытно: не указывает ли сладость его дыхания на некоторую несвежесть моего?

- Нет, милая, - уверяет он, отдаляясь от меня на еще большее расстояние. – Нет, твое дыхание – идеально, пахнет подобно корице.

Ну да, конечно, я чертовски сильно хочу убедиться, что так оно и есть.

- Тогда что? Что я делаю не так?

Эдвард кажется таким грустным.

- Я не… - он запинается, мрачно смотря на воду. - Я – не достаточно хорош для тебя, Белла. В некотором смысле я – ужасная личность; мне приходилось делать вещи, которых уже никогда не исправить. Возможно, ты пострадаешь только от пребывания рядом со мной. Понимаю, что должен все объяснить, но не могу сделать этого даже самому себе. Правильнее было бы держать между нами дистанцию.

- Мне не нужны объяснения, и я не хочу никуда уходить, - доказываю я, становясь вне себя от его эмо-наклонностей. Наконец-то я чувствую себя достаточно взбесившейся для того, чтобы выложить все начистоту. – Я просто хочу тебя. Пожалуйста, прекрати говорить мне, чего бы ты хотел и расскажи мне, чего ты хочешь? Сейчас это действительно поможет мне не сойти с ума.

- Белла, я хочу того, что хочешь ты, и даже более, чем ты себе представляешь, - произносит он, отчего мое сердце бешено колотится в груди. – Но все сложнее. Хотел бы я найти какой-то способ оправдаться, чтобы не сделать ситуацию еще хуже, чем уже есть. Позволь мне поговорить со своим отцом. Мне просто необходимо мнение Карлайла.

Щёлк.

- Оу, – бормочу я неубедительно, опуская три очень неженственных слова, которые затем мысленно следуют в моей голове.

- Ну хорошо, нам лучше поторопиться. Уже поздно.

Эдвард поднимается и предлагает мне руку. Я принимаю ее, потому что, честно говоря, ни хрена не соображаю, что еще можно предпринять на данный момент.

~oЖo~


Наблюдая за удаляющейся фигурой Эдварда, я беспорядочно нажимаю кнопки на своем Айподе. На прощанье я поцеловала парня в щеку, машинально отмечая его гладкую, прохладную кожу, сладкий запах и нежную улыбку. Да я и раньше замечала эти вещи. По пути домой «genius» на Айподе решает, что мне просто необходимо послушать какую-то ужасную hung-drum музыку. Молодец, «genius»!

Я останавливаюсь на заправке, чтобы пополнить бак и купить в придорожном кафе стаканчик горячего приторного капуччино из разбавленного кофе без кофеина и обезжиренного молока. Мерзкая смесь, но если я и засну сегодняшней ночью, то это в любом случае будет чудом, а так вполне возможно, что не потеряю бдительность на дороге.

Я опять возвращаюсь к своему смартфону - и восхваляю его за надежность. По мере того как звучит композиция Eisley «Удивительные вещи» я понемногу прихожу в себя и слышу едва различимый звук маленьких кусочков пазла, которые собираются в одну картинку в моем мозгу благодаря неожиданному, совершенно случайному появлению последнего фрагмента.

Карлайл.

Черт возьми, да это лишено всякого смысла. Это ведь просто легенда, так?

Боковым зрением я автоматически отмечаю оранжево-желтую дорожную разметку посредине дороги и в то же время пересматриваю свою коллекцию моментов с Эдвардом, только с учетом того, что я теперь знаю, кем он может быть. Мой здравый смысл сгибается под тяжестью всех этих собирающихся вместе фрагментов: то, как Эдвард спас меня в переулке, и то, что я узнала из своих наблюдений. Несмотря на факт, что сейчас каждый кусочек идеально вписывается в общую картину, она все еще кажется бессмысленной.

Это лишено всякого смысла. Но это неоспоримая истина.

И, черт возьми, это ничего не меняет.

~oЖo~

Я наконец-то добираюсь домой, и Чарли смотрит на меня с удивлением. Когда я выехала в Порт-Анжелес, он уже давно был на рыбалке.

- Нашла, что искала? – спрашивает он, бросая взгляд на мой пакет из книжного магазина.

- И даже больше, - честно отвечаю я. – Я очень вымотана. Спокойной ночи, пап.

- Спокойной ночи, Белла, - вторит он мне.

Я тащусь по лестнице так, словно к моим ступням привязаны гири. Принимаю душ, чтобы попытаться расслабиться, а заодно дважды мою голову и брею ноги. Наконец горячая вода заканчивается, и я сдаюсь. Войдя в свою комнату, я снова окунаюсь в свою повседневную рутину.

Все еще в халате, я подключаю динамики и нахожу то, что мне хочется послушать. Только Нина Симон (Прим. пер. - Нина Симо́н, настоящее имя Юнис Кэтлин Уэймон — американская певица, пианистка, композитор, аранжировщица. Придерживалась джазовой традиции, однако использовала самый разный исполняемый материал, сочетала джаз, соул, поп-музыку, госпел и блюз, записывала песни с большим оркестром) может помочь мне понять все происходящее дерьмо.

- Каждый летал на Луну, Нина, - думаю я и ухитряюсь даже выдавить из себя улыбку, а потом ловлю себя на том, что улыбаюсь своему отражению в зеркале - очень похоже на то, как я выгляжу на фото с вечеринки. Оно лежит у меня в комоде, откуда я вытаскиваю его и принимаюсь разглядывать, касаясь изображения Эдварда. Он все еще тот самый мужчина, который играл для меня Дебюсси, когда я читала под фортепиано. Он все еще тот самый мужчина, который спас меня от того… другого.

Того другого вампира… Я заставляю себя мысленно произнести это слово.

Он - тот самый Эдвард, который заботился обо мне, массируя мою ушибленную голову, будил меня каждый час, чтобы удостовериться, что я не умерла. Он – тот самый Эдвард, который целовал меня и говорил, что недостаточно хорош для меня. Я закрываю глаза, вспоминая, какими странными считала его охотничьи пристрастия. Внезапно его охота на оленей стала наименее ужасной в нем вещью. Теперь это чистое благородство.

- Да, ты плохой, очень плохой мальчик, Эдвард, - шепчу я. – Но ты пытаешься быть хорошим. Это ведь чего-то стоит, не так ли?

Нина Симон заканчивает стенания на душераздирающем французском, и ее голос приобретает удивительную уверенность в следующей песне. Я завидую ей. Смогу ли я когда-нибудь так? Как Нина, как Рене, как каждая женщина-француженка, с которой я когда-либо встречалась? Интересно, есть ли во мне что-то от Рене вообще? Смотрю в зеркало: серьезные глаза Чарли и полные губы Рене; темно-каштановые волосы Чарли и скулы Рене. Фигура Рене. В этом мне повезло. Я всегда замечала, как мужчины смотрят на мою маму. Внимание Эдварда добавило еще что-то моей внешности, но я не могу сказать, что именно. Несмотря на душ, мое тело все еще охвачено огнем из-за его голоса, его поцелуев и его касаний. Моя обычная тенниска и пижамные шорты, по-видимому, сегодня ночью будут совершенно неуместны.

«Особый» подарок от Рене, все еще не распакованный, лежит в моем чемодане. Я срываю блестящую упаковку и ахаю от изумления, когда поднимаю верхнюю крышку коробки. Это не то, что я ожидала. Время от времени мне приходилось видеть некую часть белья Рене в прачечной, и оно всегда меня смущало. Но нет, эта ночная рубашка определенно была за пределами моих рамок. Я вынимаю ее из коробки и не могу удержаться от восхищения при виде винтажного шелка и кружева. Она напоминает мне ту, которая была надета на Рите Хэйворт в эпоху «pin-up» фото*** в 1940-х. Она – элегантна. Я просто не могу удержаться, чтобы не надеть ее, после чего опять смотрю в зеркало. Мои волосы свисают влажными, слегка закрученными локонами, и я почти вижу ту женщину, которая могла бы повторить слова из песни Нины.

Я накладываю на тебя чары, ведь ты принадлежишь мне.

Получай, Эдвард. Ты, может быть, и вампир, но я все равно – твоя.

И снова: пан или пропал.

Либо это правда, либо я сошла с ума.

Я меняю музыку на колыбельную Эдварда, ложусь обратно в кровать, позволяя его песне убаюкать меня, и засыпаю, несмотря на все пережитое ранее.

~oЖo~

Я спускаюсь вниз по длинному пути, который разветвляется на две проторенных дорожки.

На указателе надпись: каждый, кто отправляется в путь, встречает незнакомца, направляющегося в город.

Я – та самая незнакомка, направляющая в город.

Я встречаю саму себя.

Я смотрю вниз на обе дороги и вижу много своих копий, которые то уходят, то возвращаются.

Сотни Белл.

Эдвард.

Эдвард приближается ко мне, и мое сердце ускоряется. Он подходит ближе и проходит прямо сквозь меня. Я поворачиваюсь к нему, чтобы увидеть, как он приветствует другую Беллу и бережно берет ее за руку.

Ко мне приближается еще один Эдвард – с желтыми, тигриными глазами. Но и этот не мой. Он замечает очередную Беллу – еще одну мою версию, но немного моложе – и убегает. А она неуклонно двигается в его направлении. Могу сказать, что она его обязательно поймает. Я знаю этот взгляд.

Ко мне бежит другой Эдвард, стремительно бросается сквозь меня, и я чувствую, как он сразу позади меня находит свою Беллу. Он поднимает ее на руки и разворачивается, проходя снова сквозь меня. И я успеваю вступить в их наполненный счастьем вихрь. Они – истинная любовь, яркое блаженство, глубокий поцелуй.

Он раздевает ее, постепенно срывая с нее ненужную ткань.

И я – обнаженная.

- Ты принадлежишь мне, - говорит он ей через меня.

- Да, - отвечает она. - Твоя, навсегда.

Наконец-то - этого для него достаточно. Я должна запомнить эти слова.

Его губы, терзающие ее рот – мягкие и теплые.

- Да, - говорит она, - да. Я так долго ждала тебя.

- Больше не могу ждать, - говорит он, встречая бледно-розовую плоть с ликованием.

Я подставляю лицо, чтобы встретить их поцелуй,

И когда он сжимает ее бедра, опускаюсь вниз и, дрожа, тянусь к его рукам, чтобы он коснулся ими и меня; его язык скользит вниз, чтобы попробовать ее, и я изгибаюсь так же как она.

- Да, Эдвард, да.

Я чувствую неразборчивый шепот их призрачного торнадо, когда он двигается внутри нее. Мне этого мало. Для нее – это целый мир. Она снова кричит, и я чувствую эхо ее содроганий.

Она стонет. Я дрожу.

Я не могу достаточно прочувствовать, но и остановиться не сумею.

Я завидую им.

Они кружат вокруг меня - они теперь одно целое; они двигаются быстрее – теперь невидимые, теперь внутри меня; четкие как память; щекочущие мой разум.

Мимо меня проходят все больше и больше Эдвардов.

Красные глаза, черные глаза, кошачьи глаза.

Борьба, погоня, убийство: сцены меняются так быстро, что я почти пропускаю его появление.

Наконец-то он здесь. Я узнаю его по тому, как быстро он двигается.

Я узнаю его, потому что звук становится громким, мои ощущения - острыми,

его запах – насыщенным, солнечно-сладким, похожим на тот, которым лиловые цветки кливера манят пчел.

Это тот Эдвард, который предназначен мне.

Я узнаю его по черным глазам, которые врезаются горящим взглядом прямо в мои, не смотря ни на какую другую Беллу.

С его приближением все другие Беллы и Эдварды исчезают, но в моей памяти все еще свежи воспоминания о призраках, завладевших моим телом.

Они дрожат. Я стону.

- «Голос твоих глаз глубже всех роз вокруг»,- говорю я ему.

Мой Эдвард останавливается на расстоянии вытянутой руки – его руки, не моей.

- «Ни у кого, и даже у дождя, нет таких крохотных рук». - Даже издалека в его словах слышно благоговение.

Я должна сократить расстояние. Мои конечности тяжелее, чем должны быть – у этих призрачных Белл они, наверное, легкие – для того, чтобы так проворно двигаться в этом густом воздухе.

С помощью силы воли я делаю шаг вперед. Разорванная одежда прежней Беллы спадает с меня, и мой Эдвард потрясенно выдыхает.

Я стремлюсь в его прохладные объятия, но мои ноги, словно медленные морские существа.

Его руки смыкаются, скользя вокруг меня, будто шелестящие крылья.

Я изгибаюсь в плавных движениях, коварно захватывая его - и он скользит в самый эпицентр моего собственного землетрясения; медленные толчки низки по шкале Рихтера, но глубокие в других измерениях.

- Эдвард, любимый. Позволь мне коснуться тебя.

- Белла, - полустонет-полушепчет он. Его угольно-черные глаза горят. Теперь он мой.

- «Сейчас ты принадлежишь мне», - говорю я ему, но думаю, он и так это знает.

Он убегает.

И я точно знаю, что поймаю его.







*- Эйтор Вилла-Лобос (порт. Heitor Villa-Lobos; 1887 — 1959) — бразильский композитор, самый известный представитель классической музыки из уроженцев Латинской Америки. Автор множества произведений для оркестра, камерного, инструментального и вокального исполнения. В своих произведениях соединял традиции бразильской народной музыки с мотивами европейской классики и джаза. Он очень любил Баха, в чьих творениях слышал универсальное музыкальное начало — то же самое, что звучало и в народных песнях его любимой родины. Соединить в творчестве классику и бразильский фольклор — такой была мечта Вила Лобоса, и он воплотил ее в «Бразильских бахианах». Их девять, и у каждой свой характер, в каждой слышны народные напевы Бразилии — то лирические, то шуточные. В оригинале «Бразильская бахиана №5» была написана для сопрано и 8 виолончелей. Здесь – ноты для голоса и гитары.

**- Поток. Психология оптимального переживания
В своей культовой книге выдающийся ученый Михай Чиксентмихайи представляет совершенно новый подход к теме счастья. Счастье для него сродни вдохновению, а состояние, когда человек полностью поглощен интересным делом, в котором максимально реализует свой потенциал, Чиксентмихайи называет потоком.
Автор анализирует это плодотворное состояние на примере представителей самых разных профессий и обнаруживает, что эмоциональный подъем, который испытывают художники, артисты, музыканты, доступен в любом деле. Более того, к нему надо стремиться - и не только в целенаправленной деятельности, но и в отношениях, в дружбе, в любви. На вопрос, как этому научиться, и отвечает книга.

***- Pin Up-стиль приобрел свою популярность в ХХ веке, когда в многочисленных журналах публиковались картинки элегантных жизнерадостных девушек, часто в развевающихся платьях, с обнаженными ногами до бедер. Страницы с девушками выдирались из журналов, прикалывались (pin up) на стены холостяцких жилищ, вот поэтому смеющиеся милашки и получили прозвище Pin-Up Girls.

Огромная благодарность LoraGrey за редакцию текста.

Тех, кому приглянулась эта история, ждём с нетерпением на форуме


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/112-8822-12#1594521
Категория: Наши переводы | Добавил: Scully (04.12.2011) | Автор: перевела Scully
Просмотров: 2513 | Комментарии: 34


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 341 2 »
0
34 MissElen   (06.07.2018 00:50)
Цитата Текст статьи ()
- ... Мне просто необходимо мнение Карлайла.

Щёлк.

- Оу, – бормочу я неубедительно, опуская три очень неженственных слова, которые затем мысленно следуют в моей голове.


Ну, вот и сложилась картинка и все, что раньше казалось непонятным, теперь обрело смысл. Даже то что Эдвард считает себя недостойным её, но Белла его уже ни за что не отпустит, вампир он или нет...

Цитата Текст статьи ()
Он убегает.

И я точно знаю, что поймаю его.

0
33 agat   (25.05.2017 21:07)
Какие замечательные стихи читает он Белле !!!

0
32 ZaID   (12.09.2016 18:05)
"- Знаешь, какие стихи всегда заставляют меня думать о тебе? – спрашивает Эдвард вместо того, чтобы поцеловать меня, тогда как я была абсолютно уверена, что он так и сделает. Да я бы сделала это сама, вот только, видимо, была полностью загипнотизирована.

Я качаю головой, удивляясь тому факту, что оказываюсь способной на это, а на сближение расстояние между нами – нет.

- Одно из творений Э.Э. Каммингса, - говорит он и наклоняет голову назад к моему уху.

Интересно, у каждого уши – это главная эрогенная зона, или, возможно, только Эдвард может соединить нервные окончание шеи и уха со всеми остальными нервами в моем теле. Я подобно вибрирующей струне, и каждая клеточка пульсирует, распевая имя «Эдвард».

Он начинает:

Где-то, где никогда не бывал, даже сверх охотно
любого познания, твои глаза обладают безмолвием:
в жесте легчайшем твоём - всё, что меня заточает,
чего невозможно коснуться, ибо слишком близко оно.

Твой малейший взгляд отворяет меня без труда,
хоть и как пальцы, я сжал себя,
за лепестком лепесток, раскрываешь меня, как раскрывает Весна
(касаясь умело, загадочно) свою первую розу,

А пожелаешь закрыть меня, я и
жизнь моя - мы красиво захлопнемся вдруг.
Как когда сердцевина цветка представляет
снег, сверху падающий осторожно.

Из постижимого, в нашем мире несравнимо ничто
с мощью хрупкости твоей колоссальной: чьё сложение

Здесь он делает паузу, чтобы оставить нежный поцелуй на моей шее, снова и снова прикасаясь губами к моей коже, как раз в том месте, где ощущается пульсация. Я не могу удержаться от стона, когда его губы легонько задевают мое ухо с каждым последующим словом.

подчиняет цветом своих государств меня,
смерть и вечность с каждым вздохом рисуя.

(не пойму, что такое в тебе, что тебя закрывает
и раскрывает; только что-то во мне понимает -
голос глаз твоих глубже всех роз вокруг)
Ни у кого, и даже у дождя, нет таких крохотных рук.

- Ты упоминал последнее предложение в книжном магазине, - припоминаю я после долгой и напряженной тишины.

Губы Эдварда находят мой лоб, затем нос, - и снова он колеблется, вместо того, чтобы просто поцеловать меня в губы.

- Что это, Эдвард? – в отчаянье спрашиваю я, когда он отдаляется от меня снова. – Ты сводишь меня с ума. Что-то не так с моим дыханием? – Мне любопытно: не указывает ли сладость его дыхания на некоторую несвежесть моего?

- Нет, милая, - уверяет он, отдаляясь от меня на еще большее расстояние. – Нет, твое дыхание – идеально, пахнет подобно корице.

Ну да, конечно, я чертовски сильно хочу убедиться, что так оно и есть.

- Тогда что? Что я делаю не так?

Эдвард кажется таким грустным.

- Я не… - он запинается, мрачно смотря на воду. - Я – не достаточно хорош для тебя, Белла. В некотором смысле я – ужасная личность; мне приходилось делать вещи, которых уже никогда не исправить. Возможно, ты пострадаешь только от пребывания рядом со мной. Понимаю, что должен все объяснить, но не могу сделать этого даже самому себе. Правильнее было бы держать между нами дистанцию.

- Мне не нужны объяснения, и я не хочу никуда уходить, - доказываю я, становясь вне себя от его эмо-наклонностей. Наконец-то я чувствую себя достаточно взбесившейся для того, чтобы выложить все начистоту. – Я просто хочу тебя. Пожалуйста, прекрати говорить мне, чего бы ты хотел и расскажи мне, чего ты хочешь? Сейчас это действительно поможет мне не сойти с ума.

- Белла, я хочу того, что хочешь ты, и даже более, чем ты себе представляешь, - произносит он, отчего мое сердце бешено колотится в груди. – Но все сложнее. Хотел бы я найти какой-то способ оправдаться, чтобы не сделать ситуацию еще хуже, чем уже есть."

именно ОН и столь, проникновенно ох весь ею, воодушевляясь в ЛЮБВИ открылся
- единственной................................................. cry cry

0
31 prokofieva   (20.12.2015 16:02)
Спасибо за перевод и главу , за музыку и красоту .

0
30 tanya0836   (05.03.2013 23:22)
Очень красивая концовка! Спасибо за перевод!

0
29 natafanata   (11.08.2012 20:24)
Просто изумительно!

0
28 Tanya21   (24.06.2012 15:19)
Спасибо за главу.

0
27 ღSolarღ   (09.01.2012 17:24)
Спасибо за перевод. Странный сон...

+1
26 valbury   (25.12.2011 03:02)
Интересный сон... или не сон... Подоткнутое одеяло мы уже проходили, так что, все возможно!!! tongue
Но, гадать не хочется, хочется наслаждаться красотой текста!!! Огромное спасибо!

0
25 [Sleeping_Beauty]   (14.12.2011 10:15)
Обалдеть- не встать!
Спасибо за главу))

0
24 yalllo   (14.12.2011 07:52)
omg! этa cлaдкaя пыткa кoгдa нибyдь чeм нибyдь зaкoнчитcя?

+1
23 Лерочка-Валерочка   (14.12.2011 03:42)
Этот фанф просто супер я за всю жизнь столько замечательной музыки не слышала,по мне бегают мурашки,СПАСИБО вам за то что познакомили с ним))

0
22 Cheshka   (13.12.2011 13:15)
Белла - молодец=))

0
21 Eva32409   (11.12.2011 18:32)
это просто потрясающе...

0
20 lillipop   (10.12.2011 22:02)
Интересный сон happy happy happy

0
19 Lucinda   (10.12.2011 01:23)
спасибо-теперь продолжения хочется ещё сильнее!

0
17 geolena   (06.12.2011 00:45)
Спасибо! Потрясающая глава, да и вся история!

0
16 freeiz   (05.12.2011 12:56)
эх, Эдвард...

0
15 Summer_17   (05.12.2011 01:35)
потрясающая история

0
14 Valenochek   (04.12.2011 18:13)
Вау! Такой необычный сон smile Очень интересная глава))

+1
13 slyly   (04.12.2011 17:01)
потрясающе

+2
11 Galina   (04.12.2011 14:39)
Не Ну сколько он будет уже над Беллой издеваться ? smile

+2
12 Ранис_Атрис   (04.12.2011 14:57)
пока папа не даст разрешение wink

+1
18 Mashunya   (09.12.2011 09:54)
Так она вечно в старых девах сидеть будет.... изуверг.. чесслово... biggrin

+1
10 Lazar   (04.12.2011 12:38)
Cпасибо за перевод!

+1
9 Launisch   (04.12.2011 12:25)
Эти стихи, музыка... они создают невероятную атмосферу. Наконец-то в голове Беллы сложилась мозаика, теперь осталось только поделиться результатами с самим Эдвардом. А сон ей интересный приснился. happy
П.С.: С этой историей мой культурный уровень точно повысится.

+1
8 Чипка   (04.12.2011 11:53)
Спасибо за чудесное продолжение))) очень затягивает)

+1
7 wikiwolf   (04.12.2011 11:51)
ох, а по мойму все усложнилось!.. оюа ходят вокруг да около.. путают только..))

0
6 Caramella   (04.12.2011 10:35)
Ох какой сон wacko с ума сводит просто smile

+1
5 chusha   (04.12.2011 09:32)
Как..необычно! В этой истории и правда есть что-то.. волшебное, раз каждая глава так действует (на меня, по крайней мере)..

0
4 Eva32409   (04.12.2011 06:57)
Спасибо

+2
3 Mashunya   (04.12.2011 01:40)
ох..... ну и перевела.... круто... прямо вах... спасибо, сотальное в комментарии)

1-30 31-32
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]