Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2606]
Кроссовер [685]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4829]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15135]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14446]
Альтернатива [9030]
СЛЭШ и НЦ [9055]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4379]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за март

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Снежный плен
Алесса не собиралась искать ни принца, ни белого коня в канун Нового года, как планировали ее подруги. Судьба прислушалась к ее желаниям и выдала, что нашлось.

Мышиные сумерки
Если бы Белла Свон была мышью, а Эдвард Каллен котом…

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Заключенный. Inside Man
С быстрым приближением условно-досрочного освобождения заключенный Эдвард Мейсен ищет друга. Студентка колледжа Изабелла Свон натыкается на его профиль на сайте для тюремной переписки. Их дружба зарождается благодаря написанным словам, но что будет, когда он вернется в ее мир?

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13026
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Чего она заслуживает. Главы 13-14

2020-4-10
16
0
Раскрыть глаза


Эдвард

Этим утром Белле предстояло отдать мочу на анализ, и её доктор позволила ей пойти в агентство по усыновлению встретиться с Дианой и провести консультацию. Ей не позволено посещать занятия или работать, и она по-прежнему сходит с ума.
Не то чтобы я её виню. Если её состояние не улучшится, ей придётся согласиться с незачётами в этом семестре и отстать. Очередная жертва, но я знаю, что она никогда не пожалеет об этом шансе для лучшей жизни этого ребёнка. Она будет сильной и храброй, как и всегда.
Я бросаю свой восхищённый взгляд на Беллу, когда она присаживается на стул напротив стола Дианы. Противясь позыву заправить выбившуюся прядку волос ей за ушко, я поворачиваюсь к Диане, когда она сама усаживается.
- Итак, мы приняли решение?
Мы с Беллой обмениваемся взглядами и поворачиваемся к Диане, кивая.
- Да, мы бы хотели остановиться на Карлайле и Эсми Платт.
Диана улыбается.
- Прекрасно. Сейчас давайте обговорим некоторые детали.
Она продолжает снабжать нас нужной информацией о будущей встрече с Карлайлом и Эсми. Если всё пойдёт хорошо, они сами дадут нам контактные данные. Диана также даёт нам знать, что Платты покроют все медицинские расходы, которые не охватила страховка. Кроме того, они предложили покрыть другие расходы беременности.
Мы с Беллой потрясены.
- Почти всё из этого стандартно, но не все усыновители способны покрыть расходы на бытовые нужды.
- Ох, Боже мой, – произносит Белла со слезами на глазах. Она смахивает их, а они продолжают литься. – Извините. Такое облегчение. Я же не знала, что делать, как жить, не работая.
Я сжимаю её руку, и она мне улыбается.
Я люблю её снова улыбающуюся.

***


Сейчас у Беллы групповой сеанс психотерапии с остальными биологическими матерями, поэтому я ухожу на занятия по гражданским правонарушениям.
Когда я возвращаюсь забрать её, она очаровательно ковыляет к машине. Тяжело видеть её такую, вынашивающую ребёнка, которого сотворили мы оба, зная, что мы не вырастим её вместе. Я знаю, что лёгкий исход и не предполагался. Я ведь действительно не задумывался о совместном будущем с Беллой, когда мы были вместе. Уж точно не о далёком будущем с браком и детьми. Я всегда думал о том, что мы будем делать на следующий день, или в какой позиции я трахну её в следующий раз.
Вся эта ситуация оказалось для меня такой… раскрывающей глаза. Теперь я думаю о том, что однажды женюсь на ней. О том, что мы сделаем другого ребёнка. Или двух. О том, чтобы подарить этим детям прекрасное детство, наполненное любовью и смехом.
Однажды.
Я не знаю, будем ли мы когда-нибудь вместе, но понимаю, что хочу по-прежнему. Чувствую, что сейчас мы знаем друг друга лучше. Мы оба вынужденно повзрослели и принимаем тяжёлые решения, но вместе с тем мы, наконец, пришли к комфорту и дружбе – хороший фундамент для крепких отношений.
Как только Белла усаживается на место и тянет ремень безопасности, я смотрю на неё и вижу, что её глаза опухшие, а кожа вокруг красная.
- Ты в порядке? Тяжёлый сеанс?
Она всхлипывает и смотрит на колени.
- Да. Мы разговаривали о собственных матерях, и я… – она на мгновение выглядывает в окно и вытирает слёзы. – Извини. Можем ехать. Я расскажу по пути.
- Хорошо, – я осознаю, что мы до сих пор на парковке. Ненавижу, когда она плачет.
Проехав несколько минут в абсолютной тишине, она, наконец, выдыхает.
- Думаю, всё это помогло мне раскрыть глаза.
Я ухмыляюсь.
Белла поворачивается ко мне.
- Что?
- Ничего. Не бери в голову. Раскрыть глаза?
Она поглаживает свой животик и смотрит в лобовое стекло.
- Да. Я действительно никогда не задумывалась над тем, как моя мать может повлиять на будущую меня. Разговоры об этом заставили меня понять, как я до смерти боюсь стать матерью, потому что я не хочу быть, как она. В ней напрочь отсутствует материнский инстинкт, а что, если я такая же?
- Ты не такая же, Белла, – я кладу руку на её колено, но убираю спустя секунду.
Колено, до которого я дотрагиваюсь, дёргается, когда она продолжает.
- Её никогда не было рядом. Понимаешь? Она ушла, когда мне было три, она присылала глупые открытки, но этого недостаточно. Я едва ли виделась с ней, а сейчас даже не знаю, где она. Это… хреново. Да?
- Да, это так. Но это её вина, не твоя. Это не значит, что ты будешь такой же, как она.
Белла нервно грызёт ногти, по-прежнему всматриваясь в лобовое стекло.
- Да, конечно, ты прав. Это всё заставило меня подумать.
- Подумать о чём?
Краем глаза я вижу, как она поворачивается ко мне.
- Смогу ли я когда-нибудь справиться с этим.
Коротко взглянув на неё, я отвечаю.
- Справишься, Белла. Однажды. Просто сейчас неподходящее для этого время. Это не имеет ничего общего с твоими возможностями материнства. Ты должна понимать.
- Возможно. Что, если подсознательно часть меня, заставившая принять решение в пользу усыновления, знала, как неадекватно это будет?
Качая головой, я тянусь к ней, беря её за руку.
- Но это не так. Ты уже сделала много хорошего для этого ребёнка. И ты всегда хорошо заботилась обо мне, когда мы были вместе, – на моём лице проскальзывает улыбка, и я еле сдерживаю себя, когда её пальцы хватаются за мои.
Белла тихо смеётся.
- Это немного другое, но спасибо, – она вздыхает. – В любом случае это то, над чем я не задумывалась до этого.
- Уверен, об этом тяжело говорить.
- Ага, – она убирает свою руку, а я незаметно сжимаю пальцы прежде, чем вернуть их на руль.
- Ты не против, если мы остановимся около дома прежде, чем я отвезу тебя в квартиру? Я забыл положить в сумку папку для следующего занятия.
Ей требуется несколько секунд, чтобы ответить.
- Ох. Да, конечно.
Она отвлечена, потеряна в своих мыслях. Оно и понятно.
- Я ненадолго. Хочешь остаться в машине?
- Да.
Как только я оказываюсь на пороге, хмурюсь. На диване сидит Лорен, почти висит на Райли, практически насилуя его. По всей видимости они «встречаются». Неважно, как назвать этих двух кретинов, публично лапающих друг друга при любой возможности.
- Уберите это дерьмо с глаз моих ради всего святого.
- Да пошёл ты, Каллен, – говорит Райли.
Показав ему средний палец, я направляюсь в комнату, чтобы найти папку. Не хочу заставлять Беллу ждать.
- Дерьмо. И где она? Где она? Где она? – я бормочу под нос, ища среди горы бумаг и папок на своём столе. Лихорадочно открываю ящики и не могу найти. Знаю, что она не в сумке. – Дерьмо, - руками я касаюсь головы в замешательстве и недовольстве. Оборачиваюсь, окидывая взором бардак в комнате.
С недавних пор я очень неорганизованный. Учёба надирает мне задницу, не говоря уже о чём-то другом. В конце концов сдавшись и поняв, что должен найти её позже, я иду в гостиную.
- … неудивительно, что ты не смогла удержать его, толстожопая.
Мои ноздри раздуваются от звука сучьего голоса Лорен. Я сжимаю кулаки так сильно, что ногти впиваются в ладони, и злость заполняет всё тело. Я догадываюсь, с кем она говорит, и ускоряю шаги. Вижу Беллу с руками на животе, а также глаза, полные слёз.
- Убирайся нахрен, Лорен, – я даже не смотрю на неё.
- Ты не вышвырнешь меня отсюда, – она отбивается. – Райли хочет, чтобы я осталась, а он здесь тоже живёт.
- Ох… – взгляд Райли мечется между мной и Лорен. Выглядит так, словно он хочет не согласиться, но всё ещё колеблется.
Даже если она права, мне насрать. Я подхожу и смотрю прямо ей в лицо, моё тело вибрирует от злости, когда я наблюдаю за её бездушием.
- Пошла. Отсюда. Вон. Или ты хочешь, чтобы я рассказал твоей игрушке, как ты пыталась меня трахнуть, пока вы были вместе? – я издеваюсь, вздохнув. – Упс. Кажется, уже разболтал.
Райли вскакивает так быстро, скидывая её задницу с себя, что я не могу удержать смешок.
- Это дерьмо правда? – спрашивает он.
- Нет, детка. Я бы ни…
Наплевав на них, я подхожу к Белле и притягиваю её к себе.
- Извини, что задержался. Не смог найти папку. Ты в порядке?
Она кивает и всхлипывает напротив моей груди.
- Я в порядке. Мне не стоило заходить. Мне нужно было в туалет, было некомфортно.
- Дерьмо. Прости, – я пропускаю пальцы сквозь её мягкие волосы, успокаиваясь от того, что она в моих объятиях, несмотря на её грусть.
- Прекрати извиняться. Ты не виноват.
На заднем фоне визжит Лорен, я слышу, как Райли говорит ей убираться куда подальше. В её мозгу, наконец, начинает работать единственная клетка мозга, и Лорен проходит мимо нас, цокая своими шлюшечьими шпильками.
- Отлично! Я могу видеть, когда меня не хотят.
Я не выдерживаю и начинаю смеяться.
- Ага. Да. И я тут папа римский.
Она сужает глаза.
- Неважно, Каллен. Ты даже не смог достать свой чёртов член. Да даже если бы и достал, то ты наверняка не знаешь, как им пользоваться, – мотнув волосами, она разворачивается и собирается уходить.
- Ох, он знает. Поверь мне, – произносит Белла, пугая меня. Мои глаза стреляют в её сторону, а она усмехается Лорен. – Он не смог достать его, потому что ты ему отвратительна, дорогуша. А сейчас почему бы тебе не взять свои искусственные волосы, свои проблемы с папочкой и не подцепить кого другого? – она делает то же самое движение рукой, что и Роуз вчера, когда указывала мне на дверь, но в этот раз я горжусь.
- Сука, – шипит Лорен, делая шаг к Белле.
Я быстро встаю перед Беллой, блокируя её от Лорен.
- Даже, блять, не думай об этом. И к твоему сведению это я не смог удержать её, так что не болтай о том, про что ни черта не знаешь, – я дышу так сильно, что чувствую, как мои лёгкие готовы взорваться. – Выметайся.
Лорен кривится, и она издаёт ужасный звук, нечто между рычанием и воплем. Она спотыкается и в конце концов уходит.
Я почти уверен, что моя машина будет поцарапана, когда мы выйдем, но в любом случае она и так кусок мусора. Белла куда важнее.
Её потряхивает, поэтому я отвожу её к дивану.
- Ты в порядке? Что тебе принести?
Райли поднимается.
- Я принесу воды.
В шоке я поднимаю голову.
- Спасибо, чувак. Мы в расчёте?
- Да, чувак. Мы в расчёте. Извини за неё, – он смотрит на Беллу. – Она не должна была так разговаривать с тобой, Белла. Мне, правда, жаль.
Она коротко улыбается.
- Ты не виноват, но спасибо.
- Ладно, – отвечает Райли, всё ещё раскаиваясь, прежде чем удалиться на кухню за водой для Беллы.
- По крайней мере, хоть некоторые люди знают, как оставаться достойными людьми, особенно по отношению к беременным женщинам, – бормочу я, хотя бешусь от этой мерзкой Лорен. Я обеспокоенно смотрю на Беллу, когда она закрывает глаза. – Ты как? Голова кружится?
- Немного, – возвращается Райли и даёт ей воды. – Спасибо, – она отпивает, но затем ставит стакан на кофейный столик и поднимается. Я моментально вскакиваю, придерживая её, а она смеётся. – Всё хорошо, Эдвард. Мне всё ещё нужен туалет.
- Ох. Да. Ладно. Давай помогу.
Белла фыркает.
- Я не имею в виду помочь в туалете, – отвечаю я, закатывая глаза, – а помочь дойти туда. Боже, женщина.
Она дразняще ухмыляется и позволяет отвести себя к туалету.
- Хочешь немного отдохнуть здесь, или поедем к тебе? – спрашиваю я, как только Белла выходит из туалета.
Она смотрит на дверь моей комнаты, а затем прикрывает глаза, отрицательно качая головой.
- Нет, думаю, надо вернуться домой.
- Хорошо, – и я понимаю. В той комнате у нас было столько хороших воспоминаний, но это прошлое. Может, она не готова копаться в этом снова.
В машине Белла выключает радио и смотрит на меня.
- Это была правда?
- Что именно?
- Что ты сказал про Лорен. Она всё ещё преследует тебя.
Я морщусь.
- Да. Она была непреклонна, когда ты перестала тут появляться, – пристально смотря на Беллу, я вижу сужающиеся глаза. – Я не прикасался к ней. Ты прямо в точку сказала, что я нахожу её отвратительной, – я содрогаюсь, и Белла хихикает. Чувствую тепло.
Она снова смотрит на меня, а затем смотрит в окно, складывая руки на животе. Знаю, она хочет спросить или что-то сказать, но сомневается.
- Белла, ты можешь спросить меня о чём угодно.
Она оборачивается.
- Нет, всё в порядке. Это не моё дело.
Я кладу руки поверх её рук, прекращая её мысленные терзания.
- Если тебе интересно, был ли у меня кто-то ещё, то ответ нет. Я же говорил тебе. Я хочу только тебя. Ничего не изменилось.
Белла косо смотрит на меня.
- Это не… То есть это не было… – она вздыхает. – Ладно, именно это меня интересовало, но это по-прежнему не моё дело.
Я сжимаю её руки.
- Дело в том, Белла, что я хочу, чтобы это стало твоим делом.
- Знаю, – шепчет она, двинув руками, и переплетает свои пальцы с моими. Моё сердце в очередной раз готово выпрыгнуть из груди. – Я знаю.

***


Несколько дней спустя Диана назначает видео встречу по скайпу с Платтами в агентстве. Мы сидим в крошечной комнатке с компьютером на столе и нервно ставим два стула напротив.
Карлайл и Эсми невероятно милые и сразу же заставляют нас чувствовать себя непринуждённо. Их искренние улыбки дарят нам комфорт, и Белла крепко держит меня за руку, пока мы пытаемся узнать их лучше.
Они рассказывают о своём районе. У них есть общий бассейн, красивый парк с пешеходными тропами и детская площадка. Район спокойный, они живут в четырёхэтажном доме в конце переулка.
Звучит идеально.
Эсми рассказывает про свою работу, и то, как она рассказывает про своих детей в классе, показывает, как сильно и искренне она их любит.
Мы с Беллой немного рассказываем про учёбу и ежедневную рутину, но больше, конечно же, Белла рассказывает про активность малыша, как чувствует её толчки дважды на день, и про то, что кажется, будто она путает день и ночь.
- Ох, дорогая, я думаю, это нормально. Даже когда она родится, она несколько месяцев будет их путать.
Белла смотрит на меня, а затем возвращается к экрану.
- Звучит изнурительно.
Эсми расплывается в улыбке.
- Да. Так и будет, – она кидает взгляд на Карлайла, который улыбается в ответ. – Но мы готовы.
Белла смотрит вниз и кивает.
- Хорошо. Это хорошо.
Карлайл прочищает горло.
- Извините, что сую свой нос, но вы же пара? Диана сказала, что вы не вместе, но вы кажетесь…
Белла качает головой.
- Нет. Мы только друзья, – её маленькая улыбка неестественна, моя такая же. Её слова ранят, как осколки стекла, хоть это и правда.
Только. Друзья.
- Мы оба хотели быть вовлечёнными в процесс выбора лучших родителей для ребёнка, – продолжает Белла, поглаживая свой животик. – Эдвард очень помогает во всём.
Перемещая взгляд на наши сложенные руки, свободной рукой я дотрагиваюсь до груди, где, как мне кажется, засела вечная боль.
- Ох, божечки, – говорит Эсми, возвращая тем самым моё внимание, – вы оба такие милые. Не можем дождаться личной встречи с вами.
Её попытка сбавить напряжение срабатывает, хотя бы на мгновение, и я посылаю ей ещё одну улыбку, благодарную.
- Спасибо вам, – отвечает Белла, пригнув голову. – Эмм, мне интересно… Вы раньше встречались с биологическими родителями?
Карлайл откашливается и ёрзает на своём месте.
- Да, дважды. И оба… провальные, – он говорит тихо. Аккуратно и с заботой по отношению к жене. Так успокаивает.
- Ох, извините, – Белла смотрит на меня и сжимает мою руку.
Эсми любовно поглаживает плечо Карлайла.
- Это сложно, но то, что вы оба делаете, сложнее в миллион раз. Пожалуйста, не беспокойтесь о нас. Мы знали, что всё это может изменить решение биологических родителей. Вам необходимо делать то, что правильно для вас и сладкой малышки.
Бескорыстные.
Так бы я описал Платтов. И вот так я понимаю, что они правильные люди, чтобы вырастить этого ребёнка.

Папаша


Проснуться в своей кровати с шелковистыми коричневыми волосами на моём лице и тёплым телом напротив меня – это то, по чему я так соскучился. До фига времени.
Я утыкаюсь носом в её пряди и глубоко вдыхаю… Кокосы.
Поглаживая её волосы и убирая их с моего лица, я пытаюсь вспомнить, как она оказалась здесь. Прошлым вечером у нас был небольшой ужин в честь дня Благодарения в квартире девчонок. Белла вызвалась готовить, но не смогла стоять на ногах так долго, поэтому по дороге я прихватил с собой еды. Элис и Роуз уже уехали домой на праздник, поэтому остались только мы вдвоём. Белла не могла ездить на большие расстояния, я и не хотел. К счастью, мама поняла.
Белла оставалась под строгим постельным режимом и по-прежнему принимала лекарства, помогающие регулировать её кровяное давление. Она была вынуждена уволиться с работы в книжном магазине и заняться незачётами по предметам, которые грозились прибить её. Всё усердие, которое она прилагала…
Поужинав прошлым вечером, мы посмотрели фильм, удобно расположившись на диване. Возможно, я был слишком сфокусирован на тёплой руке и ноге, прижимающейся ко мне, не упоминая каждое телодвижение, совершаемое Беллой, чтобы уделить внимание какому-то фильму про цирк, выбранному ею. Что-то про слонов и воду.
Я принял факт того, что мы «только друзья», но это не значит, что мои чувства к ней исчезли или хоть как-то уменьшились.
Иногда я почти желаю этого. Естественно, это избавило бы меня от постоянного давления в груди, которое только возрастает, когда она рядом, растёт и растёт.
После фильма мы обсуждали последний разговор по скайпу с Эсми и Карлайлом. Они планируют приехать сюда в начале следующего месяца и остаться до рождения ребёнка. Срок Беллы заканчивается девятнадцатого числа, они приедут пятого. Будет замечательно встретиться с ними лично и узнать друг друга ещё лучше.
Я помню, как спросил Беллу о её желании оставить меня на ночь, и она… она шевельнулась рядом со мной, и все мои мысли улетучились, мой член ожил и упёрся в ширинку рядом с её задницей - её очень обнажённой задницей.
Она обнажённая и в моей постели. Этого не случалось… вечность. Её руки скользят вниз по моему предплечью, разжигая огонь, и мой стон отражается эхом по всей комнате. Никто не может заставить меня чувствовать всё это лишь одним простым прикосновением.
- Эдвард…
Моя рука скользит по её животу и ниже, чтобы почувствовать её сильное желание. Был ли у нас секс прошлым вечером? Должно быть. Мы оба обнажены. Почему я не могу вспомнить?
Я напрягаюсь с желанием вытащить воспоминания наружу и использую пальцы, крадя её всхлип, потираясь членом о её задницу.
- Эдвард…
Мои глаза закрываются, когда она начинает извиваться.
- Ммм… Белла.
- Эдвард?
Когда я снова открываю глаза, комната погружена в темноту. Никакого утреннего солнечного света из-за штор. Я на спине, не на боку, но до сих пор улавливаю слабый запах кокосов.
- Белла? – аккуратно спрашиваю я.
Её рука покоится на моей около запястья.
- Ты всегда крепко спишь, – в её голосе слышна радость.
Прочистив горло, я понимаю, что мои ощупывания очень обнажённой и мокрой Беллы всего лишь сон. Стараюсь успокоить себя под одеялом так, чтобы она не заметила.
- Ты в порядке?
- Эмм…
Я мгновенно просыпаюсь и подпрыгиваю, а она ахает.
Моя ладонь прикасается к её животику.
- Что? Что такое?
- Прости. Моя головная боль немного усиливается, и я немного сама не своя. Не знаю. Ты хорошо себя чувствуешь? Может, мы съели что-то не то?
Ворча, я начинаю выпутываться из скомканных простыней.
- Я знал, что должен остаться с тобой. Как ты добралась сюда? Водила машину? Дерьмо, – моя нога цепляется за простыню, и я спотыкаюсь, падая. Опираясь о комод, качаю головой, всё ещё старясь проснуться.
Комод?
Белла хихикает.
- Ты ночевал у меня, Эдвард. Ты в комнате Элис.
- Ох.
Она стонет от боли, и при тусклом свете я вижу, как она хватается за голову.
- Одевайся, - меня переклинивает прежде, чем я понимаю, что веду себя, как полная задница, потому что меня вырвали из лучшего сна за всю мою жизнь. А ещё потому, что безумно переживаю за неё. – Пожалуйста?
- Зачем?
- Я отвезу тебя в больницу.
Она протестует, но устало тащится в комнату, чтобы одеться. Надеюсь.
Я нахожу свою одежду и одеваюсь, доставая ключи из карманов джинсов, подмечая, что сейчас перевалило за пять утра.
Встав на пороге комнаты Беллы, я вижу её сидящей на краю кровати лишь в лифчике, с одной ногой в леггинсах, раздвинутые колени. Игнорирую все увиденные участки кожи и трусики с маленькими синими звёздочками, присаживаюсь рядом, поглаживая её спину.
- Позволь помочь. Нам нужно ехать.
- Мой свитер… – она указывает на стул напротив с лежащей на нём одеждой.
Обнаруживаю фиолетовый свитер, длинный и предполагаю, что нужен этот. Надеюсь, я прав, потому что не собираюсь терять время на подбор идеального образа, чтобы поехать в больницу.
Да. Всё ещё раздражённый.
Белла опирается на меня, пока я помогаю ей одеться, и я по-прежнему игнорирую определённую часть себя, которая пытается вернуть меня в мысли о сне. Не время.

***


Хватая её за руку в машине, я веду машину и поворачиваюсь к ней так часто, что, кажется, я перестану следить за дорогой, а буду наблюдать только за ней. За всю жизнь я никогда не был так напуган.
Она прижимается лбом к холодному стеклу, говорит, это помогает справиться с болью.
Когда мы заходим в больницу и рассказываем, что случилось, происходит поток активности. Они переодевают её в больничное, укладывают на койку и подключают к миллиарду аппаратов за несколько минут. Знакомый звук раздаётся от монитора около её живота, и я никогда не отпущу её руку, пока мне не прикажут.
Медсестра, проверяющая давление Беллы, говорит, что оно резко подскочило, и с большой вероятностью ей лучше родить как можно быстрее.
Моё колено в очередной раз начинает трястись.
- Позвони Карлайлу и Эсми, – говорит мне Белла с глазами, в которых плещется паника, – и Диане. Пожалуйста. Ох, и моему отцу. И своей маме, – она смотрит на меня. – Ты взял с собой телефон, да?
- Ох! Да. Извини, – я достаю его из кармана и набираю номер. Соберись, Каллен. – Можно использовать его здесь? – я спрашиваю у одной из медсестёр, хлопочущих над Беллой.
- Да, здесь можно.
- Хорошо.
Проверив время, я вижу, что ещё рано, но в этом и заключается суть срочности. Звоню Диане и прошу её позвонить Карлайлу и Эсми, убив тем самым двух зайцев одним выстрелом. Затем своей матери, которая истерит, потому что не знает, как скоро сможет сюда добраться. Потом Чарли, который не рад слышать меня на другом конце провода. Но чёрт. Я обязан уведомить его. Ему нужно работать, поэтому я обещаю часто обновлять информацию. Наш звонок резко обрывается.
Хотя бы я сейчас могу вернуться к Белле… которая плачет. Дерьмо. Лёжа на левом боку, она смахивает слёзы, что скатываются по её носу, и сжимает в другой руке больничную простынь.
- Что я могу сделать? – я ловлю одну слезинку, и она смотрит на меня своими глубокими коричневыми глазами, что всегда что-то шевелит глубоко в моей груди.
Она шмыгает носом и говорит, что я уже делаю. Просто быть рядом достаточно.
- А где ещё я мог бы быть? – целую её висок, наклоняясь и вдыхая… Кокосы.
Белла сквозь слёзы улыбается, когда я отстраняюсь и присаживаюсь на стул около её кровати. Беру её за руку и прижимаюсь лбом. Знакомый сценарий.
Моё колено сходит с ума и дёргается, когда громко открывается дверь, и я выпрямляюсь, видя, как заходят сразу несколько людей. Обычно они аккуратно стучат в дверь и заходят, один или два человека.
Глаза мечутся между людьми, пока не останавливаются на том, кто кажется доктором. Нам уже сказали, что доктор Беллы в отпуске, поэтому этот человек новый для нас и нашей ситуации.
- Белла, я доктор Коуп, – она добродушно улыбается. – Я позабочусь о тебе и твоём ребёнке. Всё развивается стремительно. Ребёнок в опасности, а твоё давление не снижается, – она смотрит на меня, а потом снова на Беллу. – Так как схваток нет, думаю, что лучшим решением будет достать ребёнка как можно скорее. Мы отвезём тебя в операционную и сделаем кесарево сечение, как только всё подготовят.
До этого Белла немного успокоилась, но от этих новостей её лицо морщится, мучительный всхлип вырывается из горла. Положив ладонь ей на голову, я смотрю пристально на Беллу.
- Всё будет хорошо, Белла. Ты будешь в порядке. Они делают это постоянно. Всё очень просто. Да, доктор? – я кидаю беглый взгляд в сторону доктора Коуп, и она кивает.
- Точно. Но нам нужно её подготовить. Папаша, вы хотите присутствовать в операционной?
Я выпрямляюсь, и Белла смотрит на меня и лихорадочно кивает, сжимая мою руку.
- Да. Я буду с ней.
Вероятно, я грохнусь в обморок, но я должен быть рядом. Она уже через столько прошла, а теперь добавим операцию ко всему.
Я целую её в висок ещё раз, и они увозят её на кресле. Я остаюсь стоять здесь в этом стерильном костюме, который меня обязали надеть, и стараюсь осмыслить всю ситуацию.
Девушку, которую я люблю, собираются разрезать, и нашего ребёнка достанут из неё. А потом… что? Мы просто отдадим её? И что… заживём счастливо?
Я знал, что всё из этого случится – кроме разрезания – но внезапно начинаю злиться и пугаться, что не могу мыслить здраво, поэтому… хожу кругами. И тяну свои волосы. Беллу готовят в операционной, а я не могу зайти. Когда я смогу взять её за руку, я успокоюсь.
Я знаю, что у нас будет время для ребёнка, если мы захотим. Мы говорили про плюсы и минусы видеть или не видеть малышку и оба хотим провести с ней немного времени прежде, чем подписать бумаги. Конечно, всё станет сложнее, но, если мы вообще не увидим её сразу после рождения, мы оба будем сожалеть. Без вариантов.
Белла также хочет кормить грудью хотя бы пару дней, чтобы ребёнок получил… неважно, как это называется. Первые несколько дней с материнским молоком будут полезными для ребёнка, и Эсми с Карлайлом согласились, если Белла согласится.
Слава Богу, многие подобные детали уже обговорены. В сотни раз было бы сложнее, если наоборот.
Карлайл и Эсми, и правда, были посланы нам небесами. Они очень понимающие и постоянно напоминают, как они ценят тот подарок, который мы им отдаём. Мы чувствуем правильность своего решения, насколько это возможно в данной ситуации.
Если бы всё могло сложиться иначе…
- Эдвард? – из двери выглядывает голова медсестры. – Мы ждём вас.
Кивок. Рука в волосах. Глубокий вдох.
И вот… это случится.

***


Белла не отпускает мою руку всю операцию. Я могу сидеть позади неё и вытирать слёзы, которые скатываются прямо в её волосы.
Доктор хороша в описании ситуации на данный момент, поэтому, когда она говорит, что ребёнок здесь, а мы ничего не слышим, в моей груди нарастает паника. Белла смотрит на меня, наши взгляды встречаются.
- Она в порядке? – спрашивает она.
- Мы только уберём жидкость из её лёгких. Давай, крошка.
Я чуть поднимаюсь и вижу крошечные ручки и ножки, трясущиеся в разных направлениях. Доктор что-то достаёт из её носика и рта, и затем малышка издаёт булькающий звук прежде, чем начинает кричать.
- Порядок, – воркует доктор и передаёт её медсестре. – У неё хорошие лёгкие, – говорит она, улыбаясь.
Я ей улыбаюсь и затем сажусь обратно. Мне не нужно видеть, что происходит сейчас, когда ребёнка достали.
- Как она выглядит? – спрашивает Белла дрожащим голосом.
- Крошечная.
- Очень крошечная?
- Нет. Просто крошечная. Выглядит хорошо. Розовенькая. Это же нормально, да?
- Да. Розовая – это хорошо, – её улыбка такая искренняя, я чувствую облегчение.
- Ты сделала это, Белла.
Она фыркает.
- Я ничего не сделала, просто лежала. Мы даже не дошли до самой сложной части.
- Знаю, – шепчу я, сжимая её руку.
Медсестра приносит свёрток в полосатой пелёнке, и я боюсь даже взглянуть. Если она похожа на Беллу, я знаю, что моментально влюблюсь в неё.
Чёрт, да я же в любом случае буду любить её.
Сопротивление бесполезно, потому что сейчас я пристально вглядываюсь в её маленькое кругленькое личико, когда медсестра укладывает её рядышком с лицом Беллы. Нечто наполняет мою грудь и грозит переполнить меня. Оно блестит в моих глазах, и слёзы стекают вниз по моим щекам.
Белла и не переставала плакать, но сейчас она действительно теряется в этом моменте, когда ребёнок рядышком с ней, около её щеки.
Медсестра смотрит на меня.
- Хотите подержать её, папаша?
Мне становится труднее, когда каждый здесь называет меня папашей.
Прочищаю горло и смахиваю слёзы.
- Нет. Не сейчас. Спасибо.
Она не уверена, как отреагировать на подобное, но говорит, что всё в порядке, и девочку нужно забрать, чтобы дать полную оценку.
Белла кивает и шепчет быстрое «Я люблю тебя», когда малышку увозят.

***


Мы обосновываемся в отдельной палате, когда Белле накладывают швы. Я предлагаю принести ей всё необходимое. Шоколадный пудинг, Кит каты, булочки с корицей, черничный пирог. Всё, что угодно, лишь бы немного счастья для неё.
- Просто… приходи сюда. Пожалуйста, – она жестом показывает сесть к ней на кровать, и я не медлю.
Я сижу рядом и чуть поднимаю руку вверх, чтобы обхватить её лицо, моё тело автоматически наклоняется, пока лоб не прижимается к её, наши руки переплетены.
И мы плачем.
Вместе.
Мы знаем – вот оно. Обратный отсчёт начался.
Я слышу стук в дверь, и она открывается, но кто бы это ни был, он должен понимать, что нам нужно немного уединения, и тихо уходит.
Мы трясёмся друг напротив друга, и я прижимаю губы к её лбу. Затем к её виску, после к её волосам, в общем, везде, куда могу дотянуться.
Слушая, как её всхлипы немного утихают, я всё равно близко, поглаживаю пальцами костяшки её рук.
- Пицца, – наконец, говорит она, её голос дрожит. – Я хочу пиццу.
Усмехаясь, я снова прижимаюсь губами к её лбу.
- Всё, что захочешь.
Заходит медсестра и говорит, что пицца подождёт. Белла должна быть на магнии ещё двенадцать часов, может, дольше, в зависимости от того, как пойдут дела.
- Извини, дорогая, но у некоторых мамочек бывает рвота. Посмотрим, как ты будешь справляться, а потом поговорим о еде, хорошо? – Белла кивает. – Твоя малышка в полном порядке. Мы ей немного помогаем с дыханием, но скоро её принесём.
Белла шмыгает носом и благодарит её, а я стараюсь не злиться, потому что не в силах сделать хоть что-то, чтобы развеселить её.
- Она может хотя бы выпить что-нибудь, кроме воды? Хоть что-нибудь?
Медсестра проверяет катетер и после говорит, что в коридоре есть маленький холодильник, в котором есть напитки.
- Ты хоть сам поешь, Эдвард, – говорит мне Белла с беспокойством. – Ты утром ничего не съел.
- Не переживай за меня. Тебе удобно?
Она осматривается.
- Удобно, насколько это сейчас возможно.
После очередного мимолётного поцелуя в лоб я выхожу из палаты в поисках маленького холодильника. В коридоре натыкаюсь на Диану, и она говорит, что малышка в порядке, Карлайл и Эсми приедут сегодня вечером.
С полными руками я возвращаюсь в палату и выкладываю всё, что у меня есть. Желе различных цветов и вкусов.
- Знаю, что не пицца, но… – почёсываю затылок.
- Спасибо, Эдвард, – она дарит мне вымученную улыбку и берёт желе с яблочным вкусом в руки. Я убираю остальное в сторону.
Она доедает, когда в палату закатывают маленькую кроватку. В её глазах застывают слёзы, но она сдерживает их.
- Как она?
Медсестра достаёт малышку и подходит к Белле.
- Она в порядке. Такая крошечная, но её лёгкие в порядке. Сначала мы ей чуть помогли, – она улыбается, глядя на свёрток. – Да, крошка? Вот, держите её, – говорит она, кладя её на руки Белле.
Белла взглядом стреляет в мою сторону, я вижу, как одна слезинка скатывается по её щеке, а за ней ещё одна. В моих глазах снова щиплет, я ищу очередную коробку с платками, так как первую мы уже использовали. Я не плакал настолько много со времён смерти отца.
Медсестра помогает Белле с началом кормления малышки прежде, чем покидает нас в компании совершенно нового человека на этой планете.
- Как ощущения? – спрашиваю я.
- Очень странно, – она слегка хихикает и смотрит вниз на малышку, а моё сердце уже готово взорваться.
- Вы выглядите так естественно.
Она улыбается мне, а я в ответ. Наше решение принято, но я хочу, чтобы она знала, что является хорошей матерью независимо от того, вырастит она этого ребёнка или нет.
После кормления малышка засыпает. Я сажусь рядом с Беллой, и мы оба рассматриваем детское личико. Белла кончиком пальца очерчивает черты её личика и дотрагивается до её крошечного носика.
- Она такая…такая… – она вздыхает и улыбается.
- Чертовски идеальная.


Перевод - Лиза-love-Сумерки
Редакция - vsthem

Должна предупредить, что после этих глав начнётся самое...хм...душераздирающее, а пока можно смахнуть слезинки на форуме.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/111-15817-6
Категория: Наши переводы | Добавил: Лиза-love-Сумерки (16.02.2020)
Просмотров: 483 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
+1
1 Maу   (17.02.2020 21:30) [Материал]
Спасибо за перевод!

0
Ответное спасибо wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями