Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2606]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4829]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15134]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14442]
Альтернатива [9029]
СЛЭШ и НЦ [9055]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4379]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 4
Фотография 3
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Амулет
Видения, духи, новое расследование и долгожданная встреча медиума и следователя.
от автора нежданый марафон родил новую историю.

Чужое лицо
Я теперь другой - другое лицо, другое имя. Имею ли я право вмешиваться в ее жизнь? Ведь я для неё умер.

Украденный мир
Однажды кто-то просто украл их мир.

Неспящий в ночи
Блейз сыт по горло постоянными перепихонами Драко и Гермионы.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Танцуй со мной
Белла приехала к своему отцу Форкс, чтобы мама больше времени проводила со своим новым мужем. Классический сюжет. Но что если по приезде она не встретила Калленов? Что если она - другая? Любимая история, но с новой начинкой.



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15744
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Волшебство на троих. Глава 23

2020-4-7
47
0
Глава 23

Меня ощутимо пошатывало. Кружилась голова, подкашивались ноги, в животе поселилась пустота – все признаки энергетического истощения, к которому явно прибавилось еще и физическое. Раны на спине и предплечье жгли огнем. Я еле могла пошевелить рукой и с тоской вспоминала время беременности, когда дети в животе давали мне способность вампирской регенерации. Ален поддерживал меня, прижимая к себе и, кажется, попутно подпитывал. По крайней мере, с каждым шагом я чувствовала себя все лучше и лучше.
- Ален, ты сам еле стоишь на ногах.
- Неправда.
- Ты бы видел себя со стороны.
- Alliarr, я уже говорил, что просто выгляжу хуже, чем есть на самом деле. Кроме того, энергия нужна тебе больше, чем мне. Нас ждет Ксана, которую еще нужно убедить поехать с нами.
- Ксане я просто прикажу, - усмехнулась я. – Если она не вышла из-под контроля за время моего отсутствия, то вряд ли сумеет это сделать за последние пятнадцать минут. Зато тебе предстоит объяснить Великому Герцогу, какого гхыра происходит в его родовом замке.
- Как что? Злокозненное нападение врагов Великой Полдании, конечно, - хмыкнул муж. – Ему уже наверняка доложили и про монстра в лесу, и про злобного волка, и про то, что только неимоверными усилиями гостей из дружеского Белогорья этот чудовищный план потерпел неудачу.
Ален с некоторым трудом открыл тяжелую дверь псарни. Я вздохнула. Как бы он ни хорохорился, его состояние находилось очень далеко от отметки «нормальное».
- Элька, все хорошо. Или будет хорошо, в скором времени.
- Которого у нас нет, ты же понимаешь это? Велен убит. Ксана… хотя гхыр с ней, ее поведение не очень отличается от образа влюбленной Великой Герцогини, который она носила последние месяцы. Но Велен приезжал лично к Сапеку, и я не могу предсказать, когда Глава Ковена поймет, что его гость, от встречи с которым зависит процветание и благосостояние Полдании, мертв и поднятию не подлежит. Тем более что магическое поле мы тряхнули достаточно сильно.
- Спокойно, alliarr, не нервничай так. Вряд ли Велен ставил Сапека в известность о своих намерениях заполучить тебя. Насколько я понимаю, твое появление стало для него приятной неожиданностью, и план строился наспех. Следов мы после себя не оставили, и нужно еще понять, куда и как исчез слуга Мрака, а встряска магического поля объясняется убийством зверушки Ксаны. Время у нас есть. Учитывая твое состояние, лучше бы еще одну ночь переночевать здесь.
- Ты же несерьезно, да? – Я даже остановилась и посмотрела ему в глаза. – Ален?
- Элька, у тебя на спине нехорошая глубокая рана, которую, по-хорошему, надо зашить. Если бы можно было телепортироваться – я не остался бы здесь ни единой лишней секунды. Но из-за старого хмрына Сапека нам ехать до границы полтора дня, и тебе придется очень нелегко.
- Справлюсь, - коротко сообщила я.
- Не сомневаюсь, - вздохнул муж. – Я сделаю что смогу, но до возвращения в Белогорье тебе лучше не вступать в разного рода битвы.
- Как будто это от меня зависит, - проворчала я.

У входа в замок нас ждал Шмель.
- Господин Ариэн, там… Гард… он…
Ален негромко выругался.
- Что такое? – встревожилась я.
- Госпожа Элиара, он… - замялся охранник.
- Пытался покончить с собой, - процедил муж. – Где он, Шмель?
- На конюшне. Его удерживает Филин, а я побежал доложить вам. Мне показалось, что вы должны знать.
«Ален, он был под контролем».
«Знаю. И только поэтому он еще жив».
- Элька, иди в кабинет Великого Герцога. Я приду буквально через несколько минут, - вслух проговорил муж.
- Я отправила Ксану в столовую.
- Значит, туда. Ты сама знаешь, что делать.
«Ты уверен, что мне не нужно идти с тобой?»
«Абсолютно. Гард больше не приблизится к тебе на расстояние вытянутой руки».
- Идем, Шмель, - бросил Ален охраннику, с неохотой отпуская меня, и быстрым шагом отправился к конюшне. Проводив его взглядом, я вошла в широко распахнутую для меня слугой дверь замка.
Ксана, исправно выполняющая мое приказание, с наскоро залеченнной раной на щеке, ждала в столовой. Не одна. Впрочем, присутствие Великого Герцога меня не удивило. Время близилось к полудню, и Забелиус, судя по его покрасневшему носу и осоловелым глазам, явно отдавший должное содержимому винного погреба, продолжал наслаждаться вином из запыленной бутылки и запеченной курицей, кидая кусочки под стол простившей его (или он – ее) Кайре. Но кроме него, за столом сидел еще один незнакомый мне мужчина. Со значком мага-травника на рубашке, полноватый, приблизительно возраста Алена, может быть, немного старше, с волосами цвета темного янтаря, голубыми глазами и мягкими чертами лица. Чем-то он напомнил мне пухлых младенцев, в изобилии встречающихся в интерьере замка. Мужчина кивал Великому Герцогу, который заплетающимся языком рассказывал что-то про своих несравненных собак, и улыбался Ксане, значительно больше внимания уделяя наполненной тарелке перед собой. Впрочем, как только я появилась на пороге, маг оживился, встал и направился ко мне.
Я растерянно прислонилась к дверному косяку, оценивая ситуацию. Так быстро? За то, в общем-то, небольшое время, пока мы с Аленом уничтожали монстрятник, Сапек узнал о смерти Велена? Тогда почему травника, а не десяток боевых магов? Или это тот самый обещанный нам маг из Ковена, который должен рассказать о заболевших растениях?
Агрессии в поведении незнакомца не чувствовалось. Он чарующе улыбался, прикипев ко мне жарким взглядом, и приветственно развел руки в стороны.
- Ксана, как же так? У тебя в доме скрывается такое очаровательное видение, а ты мне не намекнула ни полсловом? Кто вы, очаровательная незнакомка?
- Это Элиара, Кайз… ик, - вспомнил об обязанностях хозяина Великий Герцог. – Элиара одд… ик! Шаэннар. Наша… ик! Гостья… ик!
- Очень приятно, - расплылся в улыбке некто Кайзек, если я правильно расслышала изрядно принявшего на грудь герцога, и приложился к моей руке влажными губами, задержав ее у себя намного дольше, чем требовали приличия. – Магистр Кайзек, к вашим услугам, милая госпожа. Весьма рад знакомству. А скажите, если это не тайна, вы имеете какое-нибудь родственное отношение к старому одд Шаэннару, мир его праху?
- Она его… ик! жена, - радушно сообщил Забелиус, явно расслышав вопрос лишь частично.
- Вдова? – удивился маг. – Одд Шаэннар же несколько лет как умер? И вроде бы его жена была значительно старше?
- Как умер? – всполошился Великий Герцог. - Ксана, разве Ариэн погиб? Мне же сказали, что он успешно справился с чудовищем, напавшим на замок? Элиара, девочка моя, какое горе!
Герцог рванулся ко мне, запнулся о собственную ногу, упал, уронив на себя стул, сдвинул тяжеленный стол, с которого, в довершение всего, с грохотом упал кувшин с шэлем. Несколько минут ушло на то, чтобы убрать беспорядок, поднять донельзя расстроенного правителя, усадить его на стул и объяснить, что произошла чудовищная ошибка. Ариэн жив и с минуты на минуту появится в столовой, чтобы окончательно разуверить Великого Герцога в собственной кончине, а мертв его отец, родственницей которого я, безусловно, являюсь. По завершении процесса Магистр Кайзек украдкой выдохнул, галантно пододвинул мне стул, не спрашивая, налил в хрустальный бокал вина – это утром-то! – и умоляюще вопросил:
- Элиара, скажите мне, что Великий Герцог все-таки еще раз ошибся, и вы не замужем?
- Я замужем. А что в этом плохого? – отстраненно поинтересовалась я в ответ, озабоченная поведением Ксаны. Во время переполоха с ее нежно любимым мужем Великая Герцогиня не поднялась со стула и вообще не приняла участия в устранении суматохи, только робко поглядывая на меня. У меня появилось нехорошее подозрение, что, если я не прикажу ей встать, Ксана так до конца жизни и будет сидеть в этой гхыровой столовой. Эту проблему нужно срочно решать, но не в присутствии же гхырового Магистра из Ковена, которого мракобес сюда принес в самое неподходящее время! А вышеупомянутый Магистр, пользуясь тем, что моя усталая голова была занята другим, нежно сжал мою руку, которую, между прочим, украшало обручальное кольцо! И нес какую-то романтическую чушь.
- Потому что такая красота не должна увядать в мрачных застенках брачных обязательств! Вас, милая Элиара, должно носить на руках, засыпать лепестками роз, посвящать сонеты, читая их лунной ночью на берегу озера, и восторгаться вашим совершенством!
Я невольно хмыкнула, представив, как сейчас выгляжу: растрепанная после безумной скачки, бледная, с кругами под глазами, в продранной окровавленной рубашке… Весьма оригинальные представления о возвышенной красоте у Магистра Кайзека, нечего сказать…
- Не смейтесь, Элиара, прошу вас! – взмолился маг. – Хотя вы не представляете, как я рад видеть даже тень улыбки на ваших прелестных губках, сравнимых разве что с лепестками пионов!
Ну да, розы уже были. Магистр не повторяется…
- Магистр Кайзек, а почему вы решили, что мой муж не носит меня на руках и не посвящает сонеты? – поинтересовалась я, осторожно выдергивая руку из крепкой хватки кавалера. Он тут же вновь сжал ее, запечатлевая поцелуй на каждом пальце по отдельности, исключая безымянный, с кольцом. Меня начала раздражать его назойливость и показная любезность.
- Потому что мне в свое время приходилось общаться с покойным гхыром одд Шаэннаром, и не скажу, что он оставил после себя приятное впечатление. Его сыновья мне незнакомы, но, полагаю, они недалеко ушли от папеньки в области приятных манер. Стоит только посмотреть на вас, дорогая Элиара! Не поймите меня превратно, вы очаровательны и восхитительны! Но, если бы на вас не лежали многочисленные обязанности хозяйки семейного очага, ваша красота стала бы просто божественной! Этот хмр… простите, дорогая, ваш муж буквально измотал вас!
Я резко выдернула руку.
- Магистр Кайзек, вы говорите о моем муже, с которым даже не знакомы. Не забывайтесь.
- Простите, моя госпожа! – умоляюще прижал он руки к груди. – Да, я никогда не встречался с вашим мужем. Но в этом нет необходимости, поскольку сейчас вижу вас, и ваш внешний вид, простите великодушно, служит подтверждением моим словам. Великая Герцогиня тоже готова согласиться со мной, правда же, Ксана? – Кайзек обернулся, но Ксана ничего не сказала, не кивнула и вообще никак не показала, что слышит его. Ее взгляд был устремлен на меня, а на губах играла легкая отстраненная улыбка. Кайзек воспринял ее как согласие.
- Вот видите, Элиара, Ксана думает точно так же. Не сердитесь! – взмолился он, в буквальном смысле падая передо мной на колени и протягивая руки, чтобы приложиться к подолу платья. Проблема состояла в том, что оно отсутствовало, а нижний край брюк целовать не так удобно. Кроме того, я инстинктивно отодвинулась подальше. Такое навязчивое внимание со стороны едва представленного мне мужчины я испытывала только однажды, на балу в Картхейне, но тогда для этого хотя бы имелся повод. А сейчас-то что происходит?
- А что тут, собственно, происходит? – воспроизвел мои мысли знакомый мужской голос, в котором отчетливо слышалось неудовольствие.
- Ален, - облегченно выдохнула я. Муж, успевший смыть с себя кровь и переодеться, наверное, чтобы не пугать Забелиуса своим видом, стоял в дверном проеме, хмуро взирая на сцену перед ним.
- Ариэн! – очнулся и Великий Герцог, приветственно воздевая руки. – Представляешь, мне только что сказали, что ты… ик! Умер!
- Я жив, Забелиус. Но, кажется, не всем про это известно, - нахмурился Ален, пристально глядя на стоящего на коленях Кайзека. – Могу я поинтересоваться, Магистр, кто вы и что здесь делаете?
Кайзек поднялся на ноги, отряхнув брюки.
- Я имею честь разговаривать с мужем этой очаровательной дамы, госпожи Элиары?
- Магистра Элиары, - поправил Ален.
- Даже так? – удивился маг. – Прошу прощения. Мне никто не сообщил, что, помимо восхитительной внешности, ваша жена еще и талантлива.
- Вы даже не представляете, насколько, - буркнул мой муж. – Так что вы здесь делаете, Магистр…
- Кайзек. Магистр Кайзек, из Ковена Полдании. Магистр Сапек отправил меня сюда с поручением.
- Так почему же, Магистр Кайзек из Ковена Полдании, вы не выполняете его, а стоите на коленях перед моей женой?
В глазах Алена горела такая ярость, что даже мне стало не по себе. Магистра Кайзека это не смутило. Он выпрямился и с гордо поднятой головой заявил:
- Гос… Магистр Элиара достойна самого благоговейного преклонения. А поручение выполнить не смог, поскольку ни от Великого Герцога, ни от Магистра Ксаны так и не смог узнать, кто интересовался болезнью растений в горах.
- Я, - проинформировал его Ален. – И готов выслушать вас. Рассказывайте.
«Ален, только забери его отсюда! – быстро попросила я. – И герцога тоже, по возможности. Мне нужно привести Ксану в нормальное состояние».
Одного взгляда на Великую Герцогиню хватило Алену, чтобы оценить ситуацию.
- Но лучше, Магистр Кайзек, говорить в деловой обстановке, а не здесь, где нас могут отвлечь красивые женщины. Вы согласны со мной?
- Да, разумеется, - неохотно кивнул полданский маг.
- Тогда предлагаю вместе с Великим Герцогом переместиться в его кабинет. Помогите мне, Магистр.
Кайзек хотел что-то сказать, но Ален не стал дожидаться его ответа, подошел к правителю и взял его за плечи, помогая встать со стула. Ошалевший Забелиус все же успел прихватить со стола бутылку вина и свой кубок, прежде чем мой муж с помощью полданского мага, подхватившего Великого Герцога с другой стороны, бережно вывел его в коридор. Кайра лениво поплелась за ними. Мы с Ксаной остались вдвоем. Я закрыла дверь, бросив на нее чары от подслушивания – все же Ален вновь оказался прав, подпитав меня – и присела на стул перед герцогиней.
- Ксана, посмотри на меня.
Дама резко повернула ко мне голову, и в ее глазах высветилось напряженное внимание.
- Конечно, Элиара, я тебя слушаю.
По моей спине прошел холодок. Кажется, я опять немного перестаралась и получила не совсем тот результат, который ожидала. Но хотя бы не выжгла сознание Ксаны целиком, уже неплохо…
- Ксана, ты будешь вести себя как обычно, не основываясь только на моих приказаниях, но при этом обязана выполнять все, что я тебе скажу.
- Да, Элиара.
- Ты сейчас пойдешь и объяснишь Забелиусу, что должна поехать с нами, ненадолго, на несколько дней, помочь Ремару разобраться с болезнью растений. После этого соберешь вещи, отдашь распоряжение оседлать лошадь и будешь ждать нас. Ты все поняла?
Ксана моргнула.
- Да, конечно, Элиара, все будет сделано. Когда мы отправляемся?
- Не позже чем через час. Возможно, и раньше, как только соберемся.
- Да, дорогая, я все поняла. Нам, наверное, и еды в дорогу собрать?
Я незаметно выдохнула. Великая Герцогиня больше не смотрела на меня стеклянным взглядом марионетки, а вела себя как та суетливая влюбленная домохозяйка, встретившая нас два дня назад в кабинете хозяина замка.
- Да, собери. Переночуем мы, наверное, на постоялом дворе, но перекусить по дороге не помешает.
- Я все сделаю, Элиара. И вот еще что… - Она замялась.
- Что такое?
- Прости, дорогая, но я заметила у тебя на спине нехорошую рану. Монстр, наверное, задел, да?
- Да. – Разумеется, я не стала вдаваться в подробности того, как и кто именно нанес мне рану.
- Ее нужно зашить. Ты позволишь мне?
- Нет, - не раздумывая отказалась я.
- Но Элиара…
Я не сомневалась, что Ксана тоже сможет зашить мне рану и нанести какой-нибудь бальзам, но все внутри меня восставало при мысли отдаться ей в руки. И неважно, что она полностью подчиняется мне. Это только ухудшало ситуацию.
- Спасибо, Ксана, но мы справимся сами. Просто попроси, чтобы в нашу спальню сейчас принесли горячей воды и все необходимое.
- Но мужчины не могут справиться с такой типично женской работой, - резонно заметила она.
- Мы справимся сами, Ксана, - более жестко повторила я.
- Верю, - улыбнулась Великая Герцогиня. – Все? Или ты еще что-то хочешь?
- Не то чтобы хочу… Ксана, а ты знаешь этого Магистра Кайзека?
- Да, мы встречались в Ковене. А что?
- Почему он так… - я замолчала, пытаясь подобрать нужное слово.
- Липнет к тебе?
- Да, - согласилась я. – Невзирая на мое замужество и наличие мужа рядом.
- А он всегда такой, - заливисто расхохоталась Ксана. – Осыпает любезностями каждую встреченную им женщину, надеясь на то, что она клюнет на романтичное обхождение и ответит взаимностью. Причем жизненный опыт его ничему не учит. Кайзек уже неоднократно нарывался на возмущенных его нахальством женщин и их разъяренных мужей. Пару раз он даже серьезно пострадал, но тем не менее продолжает свои поползновения в поисках мягкосердечной наивности.
- Так ни одна и не попалась? – заинтересовалась я.
- Ну почему… Находятся и такие. Но, как только девушка отвечает ему взаимностью, все нежные чувства Кайзека пропадают, и он ищет новую жертву. Так что не поддавайся его фальшивому очарованию, Элиара.
- И не думала, - с отвращением передернулась я. – Ему крупно повезло, что Ален застал только самый финал нашего общения, иначе в списке повреждений Кайзека появилась бы еще одна серьезная травма.
- Боюсь, у него еще есть возможность ее заполучить, - с сочувствием посмотрела на меня Ксана.
- О чем ты?
- Кайзек едет с вами. То есть с нами. В Ковене пришли к выводу, что лучше отправить в Белогорье Магистра по фитопатологии, чем пытаться объяснить специалисту по неестествознанию все тонкости.
- И лучше Кайзека они никого не нашли, - язвительно заметила я, мысленно ужаснувшись. Ехать в Белогорье вместе с осыпающим меня любезностями ловеласом, еле сдерживающим ярость Аленом и в дополнение к ним с Ксаной?! Одна надежда, что Кайзек в присутствии моего мужа слегка притушит свой темперамент.
- Ну… У Кайзека есть некоторые особенности характера, но они не мешают ему быть хорошим специалистом, - заступилась за коллегу Ксана.
- Гхыр с ним. Но странно, что ради спасения Белогорья Сапек готов пожертвовать таким ценным специалистом, а на юг Полдании помощь он отказывается посылать.
- А что случилось на юге? – встрепенулась Ксана.
- Ты не знаешь? Плохо на юге, если верить вашему же магу. Неумирающие мертвецы. Ксана, тебе еще одно поручение: напиши Сапеку сообщение с приказом от Великого Герцога отправить на южные рубежи помощь. Немедленно. Потому что если сейчас не остановить то, что там происходит, то вскоре зараза распространится по всей стране.
- Да. Я сейчас же займусь этим, Элиара. Спасибо тебе, что ты так заботишься о Великой Полдании.
- Не за что, - пробормотала я. – Иди, Ксана. Через час мы встречаемся во дворе замка.
- Я буду вас ждать, - твердо пообещала она, вставая. Я, оставшись одна, устало потерла виски, поморщившись от резкой боли.
Мне очень хотелось есть. И пить. И взять на руки детей, предварительно заколов волосы, чтобы они тут же не вцепились в длинные пряди, и нежно поцеловать их в макушку. И просто прижаться к мужу, желательно где-нибудь в уединенном безопасном месте, где над нами не будет висеть угроза жизни. Но из всего этого прямо сейчас выполнимы только первые два пункта.
Я наскоро перекусила, благо стол был обильно сервирован для второго завтрака, и взяла с собой еды для Алена. Вряд ли у него будет возможность вернуться в столовую, а поесть ему нужно не меньше, чем мне. А может, и больше. Главное, чтобы его переговоры с Великим Герцогом и местным магом не затянулись надолго.
Не затянулись. Мужчины, кажется, вообще ограничились только коротким разговором. Ален уже ждал меня в нашей спальне. Точнее, стоял, отвернувшись к окну и скрестив руки на груди, и его окружала отчетливая аура мрачности и раздражения. Я тяжело вздохнула, ставя тарелку на тумбочку, и подошла к мужу.
«Ell lientienn, Arienn. Люблю тебя и только тебя, и тебе известно об этом лучше, чем кому-либо в мире. Почему ты так реагируешь на гхырова кардразга?»
- Прости. – Он повернулся ко мне и обнял, прижимая к себе. – Ты, наверное, еще не знаешь…
- Что шеттов Кайзек едет с нами? Знаю, Ксана сообщила. Гхыр с ним, с Магистром, пусть едет. Будет прикрывать нас от гнева местных жителей, если вдруг Ксану не посчитают достаточно авторитетной.
- Если он сможет отвлечься от мыслей о тебе, - со злостью пробурчал Ален.
- Мне казалось, ты уже привык к тому, что я притягиваю к себе мужское внимание.
- Мне тоже так казалось, - вздохнул он. – Не сердись, alliarr. Есть вещи, которые сильнее меня. Когда кто-то с такой жадностью смотрит на тебя, мысленно раздевает, представляет, как ты извиваешься под ним…
- Стоп. – Я накрыла его губы своими. – «Мне нужен только ты. Никто и ничто не изменит этого. Ты мой муж, мой karrienell, и наши дети ждут нас в Белогорье. Чем скорее мы уедем отсюда, тем быстрее вернемся к ним и распрощаемся с гхыровым Кайзеком. Просто не обращай на него внимания. По словам Ксаны, его не изменит даже могила».
Ален, неожиданно… хотя, наверное, как раз ожидаемо горячо ответивший на поцелуй, неохотно отстранился.
- Я люблю тебя, Элька. Больше, чем ты можешь представить. Я очень постараюсь не убить этого… травника по дороге, тем более что не понимаю, зачем он нам вообще нужен. Что-то принципиально новое мы от него вряд ли узнаем.
- Магистр Сапек считает, что специалист по нежити не сможет понять всех тонкостей растениеводства, - ехидно сообщила я. Ален сдержался и не высказал все, что думает по этому поводу, ограничившись банальным:
- Гхыр с ними обоими. Элька…
В дверь постучали. Ален практически рефлекторно задвинул меня за свою спину и только после этого спросил:
- Кто?
- Госпожа Ксана приказала принести вам горячей воды, господин Ариэн.
- Заходите.
Он продолжал прикрывать меня, пока слуги вносили ведра с горячей водой, расставляя их перед камином. Девушка-служанка положила на кровать большую шкатулку.
- Что в ней?
- Зелья и шелковая нить. Госпожа Ксана сказала, что вы просили их принести.
«Элька?»
«Ксана предложила обработать мою рану, но я посчитала, что ты сделаешь это лучше».
- Да, - ответил он одновременно и мне, и девушке. – Вы можете идти.
Служанка не уходила.
- Госпожа Элиара?
- Да? – Я вышла из-за спины мужа. – Что такое, Лайма?
- Госпожа Ксана просила вам передать, что все сделала и через сорок пять минут будет ждать вас во дворе.
- Отлично, - улыбнулась я. – Спасибо, Лайма. Иди.
На этот раз девушка быстро выскочила в коридор.
- Ален, что ты хотел мне сказать?
- Когда?
- Перед приходом слуг.
- Что ты права и нам стоит поторопиться. Давай я помогу тебе раздеться.
Я осторожно стянула рубашку, стараясь не слишком морщиться и сдержав стон, при этом понимая, что все мои старания бессмысленны. Муж молча помог смыть кровь, оценил мое состояние и нахмурился.
- Все так плохо?
- Могло быть и хуже, - уклонился он от ответа и наложил обезболивающее заклинание. - Если ты не возражаешь, обойдемся без зелий Ксаны.
- Я и не собиралась их принимать. Вот если бы Ремар дал нам с собой что-нибудь регенерирующее… И то еще бы подумала, - фыркнула я. Жжение в руке и спине ослабело.
- Элька, почти все, что лежит в моей аптечке, получено от Ремара. В том числе и твой любимый бальзам.
Я даже не очень удивилась.
- Напомни мне потом, скажу ему спасибо. Такое средство эффективное и на удивление не вонючее, как большая часть продукции травников.
- Приедем – скажешь, - отстраненно проговорил Ален. – Так, alliarr, садись… куда-нибудь и постарайся не дергаться. Я сделаю что смогу, но все равно будет больно. Гхыров Гард слишком старался выполнить приказ, - сквозь зубы процедил он. Я села на край кровати и замерла. Заклинание уже оказало свое действие, да еще и Ален чем-то осторожно смазал края раны, и эта часть тела словно бы онемела. Тем не менее, когда муж начал чем-то очищать рану, у меня начала кружиться голова, а по телу пополз неприятный холодок. Может быть, и стоило согласиться на предложение Ксаны, постоянно контролируя ее. Она, по крайней мере, не чувствует мою боль как свою.
- Нет.
- Что «нет»?
- Я чувствую твою боль не как свою. Как твою. Я все равно не отдал бы тебя в руки Ксаны лечить то, причиной чего стала она же. Постараюсь побыстрее, alliarr.
Неприятные ощущения и головокружение, сочетающееся с щекочущими искрами, создавали непередаваемые ощущения. Я постаралась отвлечься от них.
- А тебе приходилось уже зашивать раны? Ксана пребывает в полной уверенности, что мужчины не способны выполнять женскую работу.
- Приходилось, - коротко ответил Ален. – И, насколько я помню, дорогая, как раз ты не очень-то дружишь с иголкой.
Я попыталась не дернуться и только максимально мягко заметила:
- Раньше ты не считал художественную вышивку необходимым навыком для боевого мага.
- И сейчас не считаю. Это я к тому, что нельзя делить умения на исключительно женские и мужские. Я несколько лет жил один и вынужден был сам и чинить себе одежду, и зашивать раны.
- А как же твоя регенерация?
- В тот раз мне показалось, что одной регенерации будет недостаточно, - неохотно ответил Ален.
- Это кто до тебя дотянулся? – заинтересовалась я, даже забыв об иголке, протыкающей мою кожу. – Нежить? И ты ее к себе подпустил на расстояние удара лапой?
- Шпажник. Я не учел, что дело происходило весной, в период спаривания, и, пока разбирался с самцом, самка подобралась со спины. Мне удалось увернуться, и удар пришелся по бедру, едва не задев артерию.
Я мысленно представила себе шпажника – крупную жабообразную тварь с острыми выростами на передних лапах, из-за чего ее, собственно, так и назвали. Внешне неуклюжая, но способная быстро передвигаться и еще быстрее – наносить мощные удары своими шпагами. С одной особью справиться можно довольно просто, если не приближаться к ней, а вот с двумя, да еще и если они могут нанизать тебя на шпагу, как бабочку на иголку… При мысли о том, что мой муж мог и не стать таковым, бесславно погибнув где-то в затерянных среди лесов болотах, по спине пробежала дрожь.
- Элька, не дергайся, - проворчал Ален. – Я же не погиб. С двумя шпажниками тоже можно справиться. Но моих ошибок лучше не повторять. И, кстати, даже самое милое и безобидное животное может стать причиной серьезных повреждений. Например, обычный котенок, который залез на дерево и отказался оттуда слезать. Его хозяйка, десятилетняя девочка, плакала и очень просила его снять. Я пытался ей объяснить, что ее любимец слезет сам, когда ему надоест там сидеть, потому что мне еще ни разу не доводилось видеть скелетов котов в кронах деревьев. Но любые доводы разбивались о горючие слезы и хриплые вопли этого паршивца.
- Ты его притянул, и он оцарапал тебя? – предположила я.
- Не оцарапал, а располосовал руку почти до кости. И рубашку порвал. Дело было летом, куртку бы он, наверное, не проткнул. Хотя кто знает…
- Поэтому ты так не любил Кыса? – усмехнулась я.
- Это он меня не любил, а не я его, - ровно напомнил Ален. - Все, alliarr. Завтра посмотрит Ремар, но, думаю, все и так будет в порядке. Ты только постарайся не напрягаться.
Он смазал рану бальзамом и перевязал полосой ткани, традиционно оторванной от моей и так продранной рубашки. С глубокой, но все же царапиной на плече все обошлось еще проще. Ален просто перебинтовал ее и помог мне одеться.
- Надеюсь, с час обезболивание продержится, - предупредил он. – Потом придется возобновить. Но от тряски боль может стать сильнее.
- Час – это еще хорошо, - задумчиво проговорила я. – Помнится, на сломанную ногу мне приходилось накладывать заклинание чуть ли не каждую четверть часа.
- Мое продержится подольше.
- Что не может не радовать, - приободрилась я. - А теперь я хочу посмотреть, не нужно ли зашивать тебя.
- Элька, в этом нет необходимости.
- Вот я и хочу убедиться сама. Расстегивай рубашку.
Я потянулась к мужу с явным намерением помочь ему, но онемевшая рука поднималась плохо и невысоко. Ален, вздохнув, расстегнул пуговицы сам и развел полы в стороны.
- Видишь? Не стоит так волноваться за меня. Жизненно важных органов не задето, а остальное быстро заживает.
Я, прикусив губу, рассматривала сеть мелких и не очень мелких порезов. Три наиболее серьезных Ален закрыл повязками, и посмотреть на них он мне сейчас точно не даст. В лучшем случае вечером, когда остановимся на ночлег.
- Мне уже можно одеваться?
Я молча кивнула и, повинуясь внезапному желанию, прижалась к мужу.
- Может быть, мне тоже стоит взять с тебя обещание далеко от меня не отходить.
- Ничего не имею против, - мягко проговорил Ален и вновь помрачнел. – Особенно если вокруг тебя будет вертеться этот…
Я быстро поцеловала его.
- Об этом мы уже говорили. Поешь, я соберу вещи, и мы поедем нагхыр из этой Полдании.
- Я тебе помогу.
- Ален! – укоризненно посмотрела я на него. – Тебе нужно поесть, иначе ты сам свалишься на половине дороги от потери сил. Кайзек станет безвозбранно приставать ко мне при полном попустительстве Ксаны, мне придется его убить или как минимум нанести тяжкие телесные повреждения, что испортит тесные дружеские связи между Белогорьем и Полданией.
По лицу Алена скользнула тень, губы слегка искривились, но он промолчал. Я проследила, что он положил себе что-то в рот, и занялась делами. Требовалось не только собрать вещи – не так много их у нас и было при себе – сколько уничтожить все, что связано с нами. Остатки рубашек полетели в камин. Туда же – губка, которой Ален смывал с меня кровь. Привычное заклинание – и в камине запылало пламя. Еще одно, тщательно рассчитанное, чтобы не спалить весь замок – в таз, и вся ставшая розовой вода испарилась из него.
Я присела возле камина, протягивая руки к огню, и прикрыла глаза в ожидании того, что сейчас каждую частичку моего тела наполнит тепло, унося с собой слабость, пустоту и усталость.
- Элька, не стоит этого делать.
Ален осторожно обнял меня за плечи и поднял, отводя в сторону.
- Почему? – удивилась я. – Это же лучший способ восстановить энергию перед дорогой.
- А еще твой Огонь, не терпящий чужой магии, снимет действие обезболивающего заклинания, и его придется накладывать заново. А еще…
Ален замялся.
- Что? – нехорошо прищурившись, поинтересовалась я.
- Это первозданная стихийная сила, alliarr. Я боюсь, что ты сейчас не сможешь совладать с ней, и она выйдет из-под контроля. А мне не хотелось бы одновременно держать в руках себя и следить за тобой.
Я вспомнила ощущение кипящей и могущественной силы, возникающее после общения со стихией, бурлящее во мне пламя, Лежека, который после возвращения с острова Теодгарда тоже просил меня подпитаться через источник, и вынужденно согласилась с Аленом.
- Сам тогда меня подпитай. Не могу же я отправляться в дорогу совсем с нулевым запасом.
Муж облегченно выдохнул и отправил мне комок энергии из воздуха.
- Пока хватит. Остальное в дороге. Я пока еще сам не до конца восстановился, - виновато проговорил он. – Ты готова?
- Да. Можно идти.
Я забросила за спину меч, недовольно поморщившись, когда ножны задели рану, и в последний раз огляделась. Огонь в камине догорал, пухлые младенцы на всех возможных поверхностях глупо улыбались, а в окно просачивались солнечные лучи. По крайней мере, не придется тратить силу на защиту от дождя.
Ален взял обе наших сумки, обнял меня за плечи и вывел в коридор.
Ксана ждала нас во дворе. Точнее, на широкой мраморной лестнице, ведущей к парадным дверям замка, потому что Великий Герцог едва держался на ногах и мог стоять, только опираясь на балюстраду.
- Забелиус, дорогой, - ласково щебетала Ксана, поглаживая тонкими пальчиками его перевязанную руку. – Мы же уже договорились.
- Но я все равно не понимаю, солнце мое, почему именно ты должна ехать? Магистр Сапек отправляет в Белогорье своего лучшего специалиста!
- Потому что я хочу убедиться, что Магистр Кайзек безупречно выполнит свою миссию. Это меньшее, что мы можем сделать для Ариэна и Элиары.
- Да, но… - Великий Герцог от избытка чувств пошатнулся и с трудом восстановил равновесие. – Но как же Кайра? Ты обещала, что примешь у нее роды, а это уже совсем скоро!
- Осталось целых три недели, дорогой, - заворковала Ксана, - а я вернусь гораздо быстрее. Примерно через неделю. Ведь правда же, Элиара?
- Конечно, - с улыбкой отозвалась я, хотя понятия не имела, сколько Ксана пробудет в Белогорье. И вообще меня гораздо больше тревожила любимица Забелиуса, лежавшая у ее ног. Если ее на самом деле скрестили с мантикорой, то…
«То неизвестно, что в итоге получится. Элька, забудь пока про Кайру. В конце концов, внушишь Ксане, что в случае потенциальной опасности она должна уничтожить щенков. А сейчас мы все равно ничего не можем сделать. Не убивать же собаку на глазах ее владельца».
Вслух Ален добавил:
- Со своей стороны, Забелиус, обещаю приложить все усилия, чтобы поездка Ксаны превратилась в легкое увлекательное путешествие к старым друзьям.
- И я уверена, что так и будет, - улыбнулась Ксана. – А где Кайзек? Он уже давно должен быть здесь.
- А вот и я, - ответил ей полданский маг из-за наших спин. – Любуюсь прекрасным видом, открывающимся отсюда.
Судя по тому, что ладонь Алена непроизвольно сжалась, гхыров Магистр имел в виду не только двор замка и крепостную стену. Кайзек ловко подхватил меня под руку и повлек вперед, игнорируя мое протестующее восклицание, и повысил голос, чтобы его слова донеслись до провожающего нас гневным взглядом Алена.
- Госпожа… прошу прощения, Магистр Элиара, позвольте, я помогу вам сесть на лошадь. Не будем утруждать вашего мужа, тем более что ему и так часто приходится это делать, а я не хочу упускать возможность оказать любезность прелестной даме. А где ваша милая лошадка? Я вижу только кобылку Великой Герцогини. Господин Ариэн должен наказать ваших слуг за нерадивость.
- Не нужно никого наказывать, - удалось мне вставить слово в монолог полданца. – У меня не кобыла, а жеребец.
Кайзек перевел взгляд вправо и содрогнулся при виде свирепо храпящего и нервно поводящего ушами Кулона. Гард еле удерживал его. Янт, всего лишь злобно косящийся на Кайзека, выглядел по сравнению с к’ярдом Алена образцом благовоспитанности.
- Элиара, только не говорите, что черный – ваш. Он может принадлежать только вашему мужу.
Меня очень подмывало огорчить Кайзека и относительно легко, учитывая скованность движений из-за ранения, вспорхнуть на спину Кулона. Он, несомненно, позволил бы мне, вот только у Алена возникли бы возражения. А жаль.
- Мой гнедой.
- Я так и думал, - просиял полданец. – Но все равно крупный мощный жеребец не подходит вам, Элиара. Вам нужна стройная грациозная кобылка, как у Великой Герцогини.
Неслышно подошедший Ален властно обнял меня за талию.
- Что нужно Элиаре, будет решать только она и я. Магистр Кайзек, вам следует поторопиться. Мы ждем только вас.
- Разумеется, Магистр Ариэн, - недовольно отпустил меня полданский маг. – Элиара, одна минута – и я вновь у ваших ног.
- Под копытами Янта? – не сдержалась я.
- Если на то будет ваше желание, дорогая, - патетически воскликнул Кайзек, прижимая руку к сердцу. – Я готов броситься под копыта этого черного чудовища, лишь бы вы улыбнулись мне, о красавица!
Кулон пронзительно заржал, встав на дыбы. Гард почти повис на его поводьях. Кайзек, опасливо покосившийся на к’ярда, поспешил отойти в сторону, явно потеряв желание покончить с жизнью таким специфическим образом. И надо сказать, вовремя, поскольку мне все больше хотелось проверить истинность его высказывания.
Гард, утихомирив Кулона, молча протянул поводья Алену, старательно глядя мимо меня.
- Госпожа Элиара, - тусклым голосом проговорил он. – Я должен…
- Ничего не должен, - мягко перебила его я. – Все нормально. Лучше, чем могло бы быть. Намного лучше, поверь мне. Считай, что я все забыла и простила.
- Но я ничего не забыл и не простил, госпожа. – Гард на мгновение встретился со мной взглядом. Я даже пошатнулась – такая в нем горела мука и ненависть к себе.
- Иди, Гард, - рефлекторно заслонил меня своим телом Ален. – Вы с Филином едете впереди, Шмель – прикрывает нас сзади.
- Я помню, господин Ариэн, - склонил голову Гард. – И выполню свое обещание.
«О чем он говорит?» - поинтересовалась я, с помощью Алена садясь в седло. Рана причиняла небольшой дискомфорт, но это можно пережить. Во весь опор скакать нам не придется, надеюсь, а в обычном режиме Янт меня не сбросит.
«Что выполнит свой долг и доведет нас до Белогорья, - равнодушно отозвался муж, отходя к Кулону. – А там Гард волен делать со своей жизнью что хочет».
«Ален!»
«Что? Я сделал что мог. В Белогорье это уже станет проблемой Ремара. Его гвардеец, пусть сам и разбирается».
Я временно удовлетворилась этим решением. В конце концов, вызову Аленара и с его помощью втолкую шеттову вампиру, что его вина в случившемся минимальна.
Ален только скептически хмыкнул и дал сигнал к отъезду.

Мохнатые тучи, утром нависавшие над горами, посветлели и расползлись, приоткрывая кое-где темно-голубое небо. Сквозь легкий облачный покров просвечивало солнце. Вязкая глина на дороге подсохла, копыта не застревали в ней, и я надеялась, что часов через пять мы доберемся до деревни, где оставили своих отравившихся охранников. Тогда до темноты еще успеем проехать с полсотни верст, завтра к полудню доберемся до Каменска, а от границы уйдем телепортом. По крайней мере, уйдут маги, гвардейцы Ремара прекрасно доедут сами. Мне очень нравилось думать, что пройдет чуть больше суток – и я обниму своих детей. К сожалению, Кайзек не давал мне сосредоточиться на этой приятной мысли.
С самого начала я намеревалась ехать рядом с Аленом, пропустив полданских магов вперед. Кайзек решил иначе и, поскольку ширина дороги вмещала троих всадников, воспользовался этим обстоятельством и придержал лошадь, оказавшись рядом со мной. Ален немедленно перестроился, разделив нас. В ответ полданец громко и не стесняясь в выражениях посочувствовал несчастным женщинам, томящимся под диктатом мужа-тирана.
Я пропустила его речь мимо ушей. Ален выразительно поправил рукоять меча за спиной. Кайзек с видом оскорбленного достоинства выехал вперед, а потом повторил прежний трюк, вновь вставая бок о бок со мной. Правда, ему пришлось сойти с дороги и направить лошадь по обочине, но, кажется, полданца это совсем не смущало. Я сжала руку Алена.
«Не обращай внимания, иначе вы так и будете кружить вокруг меня. Рано или поздно ему придется отстать».
- Элиара, вы удивительная женщина, - горячо проговорил Кайзек, наклоняясь ко мне. – Ни одна знакомая мне полданка, особенно обладающая магическими способностями, не носит при себе оружия.
- Жизнь показала, что это очень полезная привычка, - вежливо ответила я.
- Но ваш муж, Элиара? Разве не он должен охранять вас?
- Ален отдаст за меня свою жизнь, - сухо сообщила я. – Но, поскольку понимает, что не может находиться рядом со мной двадцать четыре часа в сутки, научил меня защищаться.
- Защищаться мечом? - поразился Кайзек. – Простите, но я не поверю. Ваша хрупкая красота никак не вяжется с жестоким кровопусканием и убийствами.
Ален подавил смешок. Я внутренне вздохнула.
- С мечом против сильного соперника я действительно не выстою, вы правы, Кайзек. Но Ариэн научил меня нескольким смертельным заклинаниям.
Полданец с недоверием посмотрел на меня.
- Вы шутите, Элиара. Я был уверен, что ваша магия близка моей, и вы только по случайности не пошли по стезе травников, занимаясь разведением цветов или выращиванием котят.
- Одного кота мне и вправду доводилось растить, - задумчиво проговорила я.
- Вот видите! – возрадовался Кайзек.
- Но я специализировалась как боевой маг. – В подтверждение я привычно щелкнула пальцами, и ледяная звезда разбила в щепки росшее неподалеку сухое дерево. Ален вовремя выставил щит, и до нас не долетела ни одна деревяшка.
«Ну и зачем?» - с укором поинтересовался он.
«Мне надоело, что все принимают меня за безобидную и слабую девочку. Может быть, после этого Кайзек перестанет ко мне лезть».
«Пока ты добилась только того, что энергию придется восполнять заново».
Он взял меня за руку, посылая легкое приятное тепло. Кайзек потрясенно смотрел на меня.
- Я не мог даже представить, Элиара… Беру в свидетели все стихии, я еще никогда не встречал такую женщину! Ну почему же вы замужем?
Вопрос был явно риторическим, но я ответила, чтобы попытаться пресечь дальнейшие разговоры на эту тему:
- Потому что я люблю своего мужа.
- Конечно, любите! – с горечью воскликнул полданец, бросив взгляд на Алена. – А мне остается только слагать песни в вашу честь, о прекрасная Элиара.
Кайзек… запел. Если только так можно назвать те звуки, которые он производил, не обладая ни слухом, ни голосом. Окрестные щебечущие птахи испуганно замолкли и разлетелись. Филин вздрогнул и обернулся, негромко выругавшись. Гард что-то сказал ему, получил кивок и подстегнул свою лошадь, быстро скрываясь за поворотом. Ксана хихикнула и заняла его место рядом с десятником. Мне очень хотелось закрыть уши, но одну руку держал Ален, а вторая сжимала поводья, и поэтому приходилось слушать романс в исполнении автора.
Художественная ценность сего произведения мало чем отличалась от творений госпожи Арвис, а смысл балансировал на грани приличия. Кайзек призывал неизвестную красавицу, видимо, подразумевая меня, «отринуть любые условности» и выйти ночью на берег пруда, дабы «сбросить с себя покровы и предаться бурной страсти».
«Ален, он не уточняет, с кем именно предаться», - быстро передала я мужу, чувствуя его растущую с каждой секундой ярость. Но в следующем романсе, последовавшем сразу же после окончания первого, автор исправил эту неточность, воспев в буквальном смысле те ласки, которые он хотел бы дарить королеве его сердца, правда, все еще оставаясь в рамках пристойности. Но и они не устояли под напором бурной страсти. В третьем песнопении Кайзек предлагал соблазнительной прелестнице «возлечь на шелковые простыни и раскрыться жаждущему копью». Я уже не боялась, что Ален придушит исполнителя, а жалела, что зря растратила энергию на ледяную звезду и теперь не могу сама силой заставить полданца замолчать. Придется действовать другим путем.
- Скажите, Магистр, это на самом деле сочинили вы? – успела я вставить в тот момент, когда Кайзек переводил дух и готовился начать очередную песнь.
- Да, Элиара, - подбоченился он. – Вам нравится?
- Нет, - максимально искренно, чтобы мои слова нельзя было принять за женское кокетство, ответила я. Кайзек ничуть не расстроился.
- Бедная девочка, - сочувственно проговорил он и чуть было не потянулся погладить меня по голове, но вовремя отдернул руку. – Вы не привыкли к тому, чтобы ваш слух услаждали романтическими страданиями, переданными в виде напевов. Ведь правда же, ваш муж никогда не пел вам романсов и не читал сонетов?
- Ариэн – нет, - согласилась я, и не пытаясь скрыть ехидство в голосе. – Вот другой поклонник, действительно, читал мне стихи, очень похожие на ваши романсы, Магистр.
- И вы, конечно же, вознаградили его поцелуем? – приободрился Кайзек.
- Конечно же, нет, - фыркнула я. – На память о нашем свидании ему остались ожоги на лице и половине тела.
Магистр нервно сглотнул и приотстал. Меня это устраивало ровно до тех пор, пока я спиной не ощутила прилипчивый ощупывающий взгляд. И по странному совпадению именно в это время распалось обезболивающее заклинание. Я прикусила губу.
«Ален!»
- Шмель, поезжай вперед, мы вас догоним! - предупредил муж, останавливая Кулона. – Элька, ты сможешь придержать Янта, чтобы он постоял спокойно?
- Смогу, он хороший мальчик, - я похлопала к’ярда по шее и тут же поняла, что зря это сделала. Спину жгло, кажется, даже сильнее, чем раньше, и на этот раз стон сдержать мне не удалось.
- Подожди, alliarr, сейчас боль уйдет, - пообещал муж и сосредоточился.
- Магистр Ариэн!
К чести Алена, он сначала закончил начатое – то есть сплел заклинание, и я вновь могла спокойно дышать, не вздрагивая от боли, а только потом повернулся к Кайзеку.
- Я вас слушаю.
- Магистр Ален, при всем моем уважении к вашим знаниям, не лучше ли поручать такие дела специалисту?
- Простите, не понял вас, Магистр. – Ален резко дернул поводья Кулона, которому не понравилось близкое соседство подъехавшего к нам Кайзека.
- Насколько мне известно, у вас степень по неестествознанию, которая предполагает только базовые умения лечить. Однако я в свое время выбрал стезю травника и, вооруженный всеми полученными знаниями, готов применить их.
- Магистр, я по-прежнему не понимаю вас.
Ален говорил вроде бы спокойно, но холод в его голосе вызвал дрожь даже у меня.
- Я готов помочь госпоже Элиаре справиться с болью от ранения. Это меньшее, чем может отблагодарить ее Великая Полдания, - воодушевленно проговорил Кайзек.
- А, вот в чем дело. Кулон, стоять! – Ален перехватил поводья одной рукой, приподнимая вторую. – Магистр Кайзек, вы многого не знаете обо мне. В частности, то, что у меня есть вторая степень – по некромантии. А это подразумевает умение как убивать, так и залечивать последствия своих или же чужих заклинаний. – Ладонь Алена окутало нежно-голубое прозрачное сияние. – Хотите проверить?
- Н-нет, - Кайзек опасливо отъехал в сторону.
- Как скажете. – Ален встряхнул рукой, убирая пламя. – И, раз у нас зашел разговор, хочу предупредить, что вы злоупотребляете моим нежеланием портить тесные отношения наших стран. В какой-то момент я могу забыть, что вы – представитель Ковена Великой Полдании, и поступить с вами как с обычным имздрюком, не дающим прохода моей жене. Мы поняли друг друга?
- Д-да, - неуверенно отозвался Кайзек.
- Прекрасно. Кстати, госпожа Ксана скучает в одиночестве. Не сомневаюсь, у вас найдется что обсудить. Не смею больше задерживать, нам и так придется догонять.
Кайзек нервно кивнул, старательно не глядя в мою сторону, и пустил свою лошадь в галоп, стремясь поскорее догнать Филина и Ксану. Мы спокойной рысью последовали за ним.
«Странно, что Ксану он обходит своим вниманием», - задумалась я, глядя, как полданец, присоединившись к герцогине, молча едет рядом, не пытаясь завести разговор.
«Ничего удивительного. Насколько я понял, Ксана – пройденный этап. Когда-то, на заре карьеры этого гхыра, у них завязался небольшой роман, закончившийся вполне удачно для обоих. По крайней мере, отношения они не испортили».
«Это ты из его памяти вынул?» - поразилась я.
«Нет, - усмехнулся Ален. – Забелиус рассказал, когда после коротких переговоров мы остались вдвоем, и я спросил, кто этот гхыр. Ну и да, немного вытянул из памяти обоих».
Муж взял меня за руку, но я выдернула ее.
«Ален, ты слишком бледный. Я пока сама справлюсь. Как почувствуешь, что полностью восстановился, поможешь. Тебе еще заклинания возобновлять, между прочим».
Ему это не очень понравилось, но настаивать он не стал. Я ободряюще улыбнулась мужу и полуприкрыла глаза, сосредоточенно впитывая в себя энергию из воздуха и наслаждаясь благословенной тишиной.

До деревни мы добрались позже, чем я рассчитывала. Каждый час приходилось возобновлять обезболивающее заклинание. Пусть это занимало совсем немного времени, но тем не менее снижало скорость передвижения. Пару раз Ксана жаловалась, что устала и хочет размять ноги. Приходилось съезжать в сторону, искать какую-нибудь полянку и отдыхать около часа.
Кайзек, к слову сказать, предупреждениям Алена внял и старательно обходил меня стороной. Так что по крайней мере с этой стороны на меня ничего не давило. Муж, правда, периодически сжимал губы и мрачнел, из чего я делала вывод, что направление мыслей полданского мага не изменилось.
Тяжелый день, начавшийся, кажется, вечность назад, бой с Ксаной и Веленом, переживания за Алена, собственное ранение, затягивающаяся поездка истощили меня и физически, и морально. Энергия до конца так и не восстановилась, а от Алена брать не хотелось – у него много сил уходило на регенерацию. В общем, когда за деревьями наконец мелькнули красные черепичные крыши, у меня осталось одно желание – сесть, а еще лучше – лечь, закрыть глаза и провалиться в глубокий сон.
- Элька, Гард должен был предупредить оставшихся в деревне гвардейцев. Они будут готовы к отъезду. Но если хочешь, можно переночевать здесь.
- Наверное, хочу, - призналась я. – До заката часа два, не больше. Ксана наверняка захочет поесть и отдохнуть на постоялом дворе, потому что больше негде. На это уйдет не меньше часа, и далеко уехать мы все равно не успеем. А я на самом деле устала.
- Осталось совсем немного, - с сочувствием попытался ободрить меня муж. Разумеется, именно в это самое время закончилось действие заклинания, и я невольно ойкнула. Ален перехватил поводья Янта, направляя его к обочине.
- Не надо, - воспротивилась я. – Минут десять-пятнадцать я потерплю.
- А зачем терпеть, если можно избавиться от боли и спокойно ехать дальше? Шмель, - полуобернулся Ален, - мы ненадолго задержимся. Передай Филину, что ночевать будем здесь.
Охранник кивнул, показывая, что все понял. Мы остались вдвоем. Последовала уже привычная процедура. Боль вновь ушла куда-то вглубь тела, затаившись до поры до времени.
- Спасибо, - поцеловала его я. – Тебе тоже совсем не помешает отдохнуть.
- Да, наверное, - недовольно поморщился он. – Денек выдался не из легких. Но, с другой стороны, очень хочется поскорее покинуть эту гхырову страну.
- Выедем пораньше. Только надо предупредить всех, чтобы не ели приготовленную хозяйкой еду. Ограничимся хлебом и сыром.
Ален хмыкнул, что я расценила как согласие, и подсадил меня на Янта.
Деревня встретила нас… неприветливо. Собственно, учитывая настроения в стране, мы и не ожидали, что к нам кинутся с хлебом-солью на вышитом полотенце. Немногие жители, встречающиеся по дороге, окидывали нас неприязненными взглядами и возвращались к своим делам, или же просто не обращали никакого внимания. Правда, что-то мне казалось странным, и я никак не могла понять, что именно. Мысли в усталой голове ползли со скоростью улитки и вообще норовили свернуться колечком и замереть до утра.
Может быть, я бы и сама задремала в седле, если бы не к’ярды. Нервничал не только Кулон, для которого это было, в общем, привычное состояние, но и Янт. Обычно спокойный, он беспокойно прядал ушами, высоко задирал голову и все время норовил перейти с рыси на галоп. Мне приходилось прикладывать большие усилия, чтобы удержать его.
- Ален, ты понимаешь, в чем дело?
Муж не ответил, поскольку в этот самый момент старался удержаться на спине вставшего на дыбы Кулона. А когда укротил буйного жеребца, то сказал совсем не то, что я ожидала.
- Элька, ты в состоянии проехать еще немного и ночевать не здесь?
Усталость немедленно слетела с меня.
- Да.
- Хорошо. Тогда поторопимся.
Янт, которому я дала волю, понесся вперед со скоростью стрелы, и остановить его у ограды постоялого двора удалось с большим трудом.
- Оставь его здесь, - бросил соскочивший с Кулона Ален. – Не заводи в конюшню. Мы уедем, как только мне удастся вытащить из-за стола Филина и его десяток. Шетт, как же жаль, что я сказал Шмелю про ночевку в этой гхыровой деревне.
Я намотала повод на ограду. Напряжение мужа передалось и мне, хотя пока нигде не было видно причин для беспокойства. Та же лужа перед постоялым двором, может, чуть менее широкая и глубокая. Те же – или очень на них похожие - возки, прикрытые мешковиной. Нестройное пение, слышное даже за плотно закрытой дверью и окнами. Длинные тени от яблонь и одуряюще пахнущие кусты сирени у забора. Явно встревоженные чем-то лошади в конюшне. Кулон, норовящий вырвать из земли толстый столб ограды, и Янт, нервно переступающий с ноги на ногу.
- Ален, ты понимаешь, что с ними?
- Надеюсь, что нет, - уклончиво ответил он. - Подождешь меня здесь?
- Нет, - не раздумывая ответила я. Мне не хотелось оставаться одной. Равно как и отпускать Алена одного.
- Тогда держись поближе ко мне.
- Кажется, это уже мои слова, - негромко пробормотала я только для того, чтобы хоть немного рассеять неприятные ощущения. Ален хмыкнул, но, кажется, больше для того, чтобы не пугать меня еще сильнее.
Громко заржал Кулон. В предвечерних сумерках его ржание слышалось особенно громким. Внезапно я осознала, что именно мне не нравилось в деревне. Тишина.
В прошлый раз здесь оглушительно лаяли собаки. Сейчас – ни одна. Кроме того, в наконец-то наступившую после затяжных дождей хорошую погоду вся деревня должна вылезти на улицу. Дети – бегать и играть, взрослое население – копать, сажать, сеять или что там еще полагается делать сельским жителям весной. Но мы встретили от силы пять человек, угрюмых, неразговорчивых и с топорами вместо лопат в руках.
По спине пробежала дрожь. Нет, на вымерший хутор полданская деревня не походила, живые тут явно имелись, но мне все равно стало не по себе и очень захотелось поскорее убраться отсюда.
- На тебе Ксана. Выводи ее, берите лошадь и уезжайте.
- Я без тебя…
Ален не дал мне договорить.
- Я тоже не отпущу тебя одну. Пока вы седлаете кобылу Ксаны, я успею поговорить с Филином. Они догонят нас сами.
- А Кайзек?
- Пусть сам решает, что делать, - равнодушно бросил муж и открыл дверь постоялого двора.
Запах капусты уже не сбивал с ног, но все равно оставался одним из главных компонентов тяжелой удушливой атмосферы в помещении. Странно, что в такую хорошую погоду никто не открыл окна и не проветрил. Хотя, может быть, завсегдатаи трактира уже свыклись с этой вонью, а Ксана по каким-то причинам не стала просить Филина. Гхыр с ним.
Ален быстро провел меня к тому же столу, за которым мы сидели в прошлый раз. Людей в зале, кажется, даже прибавилось. Кроме непременной группки местных мужиков, как-то чересчур уныло кидающих кости в центре зала, обозников, накачивающихся шэлем, и нашей компании – Ксана, Кайзек, Филин и Шмель - я насчитала еще три группы мужчин. Гвардейцы Ремара почему-то заняли стол в углу, практически скрывшись за распахнутой дверью. Еще четверо граждан Великой Полдании устроились за столом направо от входа и без особого азарта играли в карты. И трое сидели у барной стойки. Как раз они и распевали нестройным хором не самую приличную полданскую народную песню «Шла девица по воду, а нашла молодца».
Один из них, молодой темноволосый парень, впился в меня взглядом и усмехнулся. Второй, пожилой, с козлиной бородкой и аккуратно подстриженными усами, упоенно выводил: «Губы рдеют, груди зреют, и девица не робеет». Третий сидел ко мне спиной. Мельком мазнув взглядом по приезжим, я отметила, что он кого-то напоминает мне, и тут же выкинула его из головы. На знакомство - или его возобновление - и совместное распитие шэля нет ни времени, ни желания. Да и кто знакомый может оказаться здесь, в глубинке Великой Полдании, с учетом того, что иностранцев тут не любят и препятствуют их въезду?
Ален вообще не обратил внимания на певцов.
- Где Гард? – первое, что спросил он у Филина.
- Не знаю, - озабоченно развел руками десятник. – Парни тоже его не видели. Сом говорит, что он здесь не появлялся.
- Гхыр с ним. Филин, мы немедленно уезжаем.
- Но Шмель сказал…
- Планы поменялись. Филин, собирай своих парней. Шмель, седлай лошадей. Я не хочу ждать ни минуты.
Десятник, с недовольной миной на лице, выбрался из-за стола и вразвалочку направился к угловому столу. Шмель тоже не выражал энтузиазма, и, оправдывая свое прозвище, что-то басовито бубнил себе под нос, идя к двери.
- Ксана, вставай. Мы уходим. – Я легко коснулась ее сознания, чтобы преодолеть возможные затруднения. – Быстрее.
- Элиара, - она озадаченно посмотрела на меня, но послушно встала, - почему…
- Но Магистр Ален! – возопил Кайзек, перебивая ее. – Мы только настроились отдыхать! Сделали заказ, хозяйка сейчас принесет шэль…
- Вы можете оставаться и добираться самостоятельно. Что за..?
Ален резко развернулся, выбрасывая вперед руку. Я обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как отлетает назад Сом, держащий в руках окровавленный кинжал, и отшатывается Филин, зажимающий рану в боку.
- Ты что, с ума… - Десятник не успел договорить. Он захрипел, захлебываясь кровью, и мешком свалился на пол. В его горле подрагивал метательный нож. Буквально мгновением позже один из охранников, седой крепкий Бугор, еще не успевший опустить руку, расплылся в мерзкого вида лужу.
Истерично завизжала Ксана. Кайзека за моей спиной, судя по звукам, рвало. Вскочили на ноги игроки в карты, заслоняя нам проход к двери. Поднялись обозники и местные жители, и неестественная краснота их глаз не давала усомниться в их видовой принадлежности.
Теперь в моей голове полностью сложилась картинка. Я замечала все то, что раньше ускользнуло от моего взгляда. Тишина в деревне. Нервозность к’ярдов. Бледность сидящих в трактире, правда, плохо заметная в тусклом освещении. Неестественные, словно запаздывающие движения. Пустые кружки у обозников. Механически бросаемые кости и карты. Опущенные головы, не дающие возможность увидеть глаза.
Нежить. Поднятые мертвецы. Десятка два, на первый взгляд, на второй считать некогда. Возможно, еще и люди, потому что невозможно рассмотреть, кто в зале кто, но сами по себе зомби не способны на осмысленные действия. Должен быть маг, а то и не один, чтобы зачаровать их, а не просто поднять. Слишком много для нас двоих.
Ближайшего ко мне зомби разрывает ледяная звезда, пущенная на чистых рефлексах, и только после этого я соображаю, что силы у меня практически нет. Меня хватит на три, максимум четыре звезды, а после этого Алену придется сражаться одному. Огонь? Я не успею его вызвать, и опять же, мне нечем его подпитывать.
«Элька, быстро на выход!»
- Ксана, за мной! – мгновенно реагирую я, кидая более простое и менее надежное заклинание в стоящего у нас на пути мертвеца.
Поздно. Я ударяюсь в силовую клетку, выставленную вокруг нас. Кайзек, кажется, в нее не попадает, потому что он, кашляя и отплевываясь, задом отползает в угол, безумным взглядом глядя на все происходящее. Зомби обступают клетку, не обращая на него никакого внимания. Им нужны мы. Только мы. Оскаленные зубы, ярость в багровых глазах, скрюченные руки с отросшими когтями – все это только для меня и Алена.
Взвизгивает и резко замолкает Ксана. Истошно ржет за окном Кулон, к нему присоединяется Янт. Я бросаю туда быстрый взгляд – и выдыхаю ругательство. По дороге к нам тащатся, волоча ноги, жители деревни. Нет ни детей, ни стариков. Только взрослые. Мужчины и женщины. Когда-то. Сейчас от них осталась только телесная оболочка и жажда крови.
- Магистр Ален, вы же понимаете, что еще живете только благодаря мне, - слышится насмешливый голос. Очень знакомый голос. Рука сама собой выставляет щит, отправляя в него всю имеющуюся у меня энергию. От Тея можно ожидать чего угодно.
«Элька, снимай клетку. Как будешь готова, скажи, я выставлю стену».
- И тебе добрый день, Тей, - невозмутимо произносит Ален вслух. – Вот уж где не ожидал с тобой встретиться.
Снять несложно, даже одновременно поддерживая щит, вот только где энергию брать? У того, кто ее отдаст, пусть и недобровольно.
Заклинание – и от Ксаны ко мне начинает течь струйка силы. Еще одно – и меня подпитывает Кайзек, уползающий по стеночке к двери. Воодушевившись, я осторожно направляю заклинание на… нет, не на Тея. Я не помню, научился ли он у Алена чувствовать, что из него вытягивают энергию. Я пробую взять силу у молодого мага, который сейчас пустым взглядом смотрит в пространство. Кем-то управляет? Неважно. Сила у него есть, и, если получится, я ее вытяну.
Получается. К пожилому я лезть пока не рискую. Время идет, Тей в любой момент может решить, что уже достаточно налюбовался на нас, и уберет клетку. А мне бы хотелось, чтобы игра перешла на нашу сторону.
- Да, я тоже удивлен, - презрительно усмехается Тей. – Мне казалось, что вы запретесь и не будете вылезать из своего фамильного замка после того, как вас вышвырнули из Картхейна.
Очевидно, он ждет какой-то реакции на свои слова, но не получает ее. Мы и так догадывались, что Мрак знает о нас все. Или почти все.
- Или в Белогорье вас тоже не ждут?
- Тей, - недовольно говорит его пожилой спутник. – Заканчивай и пошли отсюда. Мне остогхырела эта забегаловка.
- Подожди, - небрежно кидает мой бывший сокурсник. – Я не могу так быстро расстаться с любимым преподавателем и его любовницей.
- Рад тебе сообщить, Тей, что Элька вышла за меня замуж, - невозмутимо говорит Ален.
«Готово!»
«Отлично. А теперь отвлеки Тея еще немного. Мне нужно время».
- Замуж! – взрывается Тей. – Можешь рассказывать эту сказку кому угодно, только не мне! Хотя никто не поверит, что брат белогорского князя взял в жены безродную краццу, умеющую только согревать ему постель!
- Элиара, о чем он? - осторожно спрашивает Ксана. – И кто он такой? И что вообще…
Я не слушаю ее.
- Тей, ты что? – изображаю я удивление и непонимание. – Ты разве не помнишь, что Магистр Ален еще в Школе обручился со мной?
- В Школе! – рявкает он. – Конечно, помню! Он таскал тебя за собой, как собачонку на веревочке!
Велен. Это его слова. Это он вложил их в голову когда-то хорошего парня.
- А ты забыла все на свете и предала меня!
- Как? – совершенно искренне удивляюсь я.
- Ты отказалась от предложения Велена! Трижды! Ты могла пойти по верному пути, рядом со мной, и мы свернули бы горы и высушили моря! Но этот… - Тей машет в сторону Алена, и о щит разбивается заклинание. Я торопливо подпитываю нашу защиту. – Этот вардак совратил тебя! Ты презрела идеалы, ушла на темную сторону и убила Стена!
Я невольно фыркаю. По крайней мере, на этот раз Ален совратил меня, а не я – его.
- Тебе еще смешно! – взвивается Тей и с совершенно безумным видом делает странный жест. С потолка на меня падает ослепительно-зеленая молния. Ален каким-то чудом отводит ее в сторону. Массивный стол раскалывается пополам и начинает тлеть. По залу ползет дымок и запах паленого.
- Тей, достаточно! – вмешивается пожилой. – Это уже выходит за все рамки. Убирай клетку и уходим.
- Не сразу, - пакостно ухмыляется Тей. – Я год ждал, чтобы увидеть смерть этого гхыра в зубах и когтях живых мертвецов, и ни за что не пропущу этого зрелища.
Щелчок пальцами. Ничего не происходит. Невидимая стена, выставленная Аленом, надежно защищает нас от зомби. Но, боюсь, ненадолго. Как только Тей – или тот, пожилой маг, во что мне верится больше – осознает, что происходит, стену они уберут. Совместными усилиями, если потребуется. Ален не сможет бесконечно ее удерживать.
«Элька, как только стена рухнет, бери Ксану, и уходите. Я следом».
«Я не оставлю…»
«Поверь мне, им будет не до меня». – Слова Алена пропитаны холодной яростью. Даже у меня по спине пробегает дрожь.
Тей и оба его спутника, как я и предполагала, пытаются снять стену. Кулон уже не просто ржет – он практически ревет. Кто-то, кажется, рычит. Кто-то душераздирающе кричит. Другие нечленораздельные звуки, доносящиеся снаружи, лучше не слышать – я слишком хорошо знаю, что они означают.
«Элька, давай!»
Стена исчезает. «Радужный вихрь», сплетенный на серой магии, сшибает дверь с петель вместе с двумя стоявшими перед ней зомби. Еще троих, рванувшихся на нас со стороны выхода, я сметаю огненной стеной. Пламя сжигает их дотла и жадно нападает на стену постоялого двора.
- Ксана, уходим! – Я хватаю ее за руку и тащу наружу. Нам никто не мешает. Тей и оба его спутника заняты хаосом, устроенным Аленом. Насколько я успеваю понять, он взял под свой контроль нескольких зомби и натравил их на сородичей и прислужников Мрака. Рев, рычание, грохот, вспышки заклинаний, выкрикиваемые ругательства, лязг и треск – все это остается за спиной. А перед нами…
- Гхырово бздырище, - выдыхаю я.
- Элиара? – в ужасе хватает меня за рукав Ксана. – Что это?
Нежить.
К’ярды сломали ограду и куда-то удрали. По крайней мере, в поле зрения их не видно. Постоялый двор окружили жители деревни – бывшие жители. Сейчас они превратились в нежить, и остается только догадываться – специально их подняли или же просто убили, а ожили они за счет темной магии Тея и его спутников. Кажется, более правильно первое – не зря же молодой маг так сосредоточенно смотрел в стену.
Сколько их? Все население деревни? Несколько сотен? Или же кого-то все же оставили в живых? Или убили так, что поднять его уже невозможно? Но навскидку зомби действительно много. Очень много. Гораздо больше, чем могут уничтожить два и так уставших мага.
Часть мертвецов успела пролезть в пролом в ограде и окружить конюшню, пытаясь проломить дверь. Часть двигается к самому постоялому двору, уже практически подобравшись к нам. Остальные или медленно бредут по дороге, или же напирают на впереди стоящих, стремясь добраться до такого вкусного, такого горячего, того, что может утолить их дикий голод – крови живых существ. Нашей крови.
Ален мгновенно оценивает ситуацию и пронзительно свистит, призывая к себе к’ярдов.
- Элька, не знаю, придет ли твой Янт. Но Кулон выдержит нас обоих.
- Придет, - уверенно заявляю я.
- Тогда выжигай дорогу до конюшни и выламывай дверь. Я прикрою вас со спины. Там Шмель, он должен сообразить, что делать. Энергии хватит?
Я осознаю, что до сих пор соединена тонким энергетическим потоком с молодым магом.
- Хватит, - злорадно сообщаю я и резким рывком тяну к себе все, что осталось у неведомого мне Магистра. Возмущенный вопль сообщает, что мои действия увенчались успехом. Силу я отобрала. Теперь маг перестал контролировать зомби.
Поведение живых мертвецов меняется. Они словно бы стряхивают с себя заторможенность. Их агрессия и жажда резко возрастают, и они со свежеобретенными силами проламывают ограду в нескольких местах. Судя по звукам, магам внутри дома тоже приходится несладко. Кто-то из наших бывших охранников вываливается из дверного проема, ринувшись на Ксану. Ален останавливает его заклинанием.
- Некромант гхыров, я убью тебя! – орет изнутри Тей. Мой муж выставляет щит, закрываясь от летящей в него зеленой молнии, и отвечает чем-то таким, что вызывает только новый всплеск черных ругательств.
Три деревенских жительницы, в цветастых блузках и подоткнутых за пояс юбках подобрались к нам настолько близко, что я чувствую вонь разложения, исходящую от них, и вижу рану на виске у каждой. Сначала разобраться с ними. Ален успевает первым, и они рассыпаются в пыль.
- Элька, поторопись!
- Firenn!
Огненная волна прокатывается по двору, пожирая все, что попадается ей на пути: траву, какие-то цветы, старую колоду и группу сохранившей человеческой облик нежити. Тех, кто избежал уничтожающего пламени, но может помешать нам добраться до конюшни, я расстреливаю точечными заклинаниями.
- Ксана, держись за мной!
Мы бросаемся к конюшне. Нужно пробежать всего-то сотни полторы шагов, совсем немного, но движимые яростью и голодом зомби лезут буквально по головам своих сородичей, и самые прыткие из них уже опасно близко.
- Шмель! – кричу я на бегу! – Открывай!
Ален советовал выломать дверь, но я не хочу тратить силу. Она еще пригодится, когда нам придется прорываться через деревню.
Дверь сначала осторожно приоткрывается, а потом распахивается полностью.
- Госпожа Элиара?!
- Уходим! Выводи лошадь для Ксаны и себя!
- А остальные? – неуверенно спрашивает он.
- Их больше нет.
- Как? – вскидывается он, но бросив взгляд за мою спину, откладывает вопросы на потом.
- Элиара? А как же я? – возмущенно спрашивает Кайзек. Он-то здесь откуда? Последний раз я видела его вжавшимся в стену постоялого двора. Как ему удалось выбраться так, что никто из нас не заметил?
- Кайзек, конечно, ты тоже, только быстрее!
Шмель уже выводит наружу нервно взбрыкивающую кобылку Ксаны и помогает Великой Герцогине забраться на нее. Кайзек и не думает торопиться, гневно глядя на меня.
- Элиара, я требую, чтобы мне объяснили…
- Элиара! – отчаянно кричит Ксана. Ее голос заглушает исступленное ржание лошади, и, разворачиваясь к ней, я уже готовлю заклинание.
Не зря. Молодой парень, почти мальчик, рвет зубами шею кобылы и жадно глотает хлещущую из нее кровь. Еще двое подростков тащат Ксану вниз, вцепившись в ее ногу скрюченными пальцами. Щелчок, второй, третий – и они растекаются лужей. Ксана чудом успевает спрыгнуть с падающей лошади. Ей уже ничем не помочь – шея разорвана в клочья, и бедное животное умирает у нас на глазах.
По конюшне проходит волна безумия. Лошади, почуяв еще и запах крови, буквально сходят с ума. Запертые стойла не дают им вырваться на свободу, иначе они снесли бы все на своем пути, включая меня и Кайзека.
- Элиара! – гневно повторяет полданец и вынужденно отшатывается в сторону, пропуская Шмеля на жеребце Филина.
- Шмель, бери Ксану и уезжайте! Я расчищу вам дорогу!
Охранник ловко подхватывает Великую Герцогиню и сажает ее перед собой. Я быстро прикидываю, где сейчас меньше всего нежити. Выясняется, что нигде. Везде одно и то же – почти живые мужчины и женщины, с багровыми глазами, раззявленными ртами и желанием нас сожрать.
- Шмель, ждите нас вон в том перелеске! Firenn!
Огненная волна выжигает узкий проход. У меня уже не осталось сил на более широкий, но Шмелю хватит. Ему достаточно выехать за границу деревни. Все население здесь, даже если кто и потащится за ними, быстрый жеребец Филина, светлая ему память, оставит их далеко позади.
Охранник не теряет даром времени. Он не ждет, пока огонь погаснет сам собой, срываясь с места, как только стена пламени отойдет от нас на пару десятков шагов. Я еще пару секунд слежу за ним, убеждаясь, что они будут в безопасности, и возвращаюсь к своим проблемам. Главная из которых сейчас, как ни странно, Кайзек, схвативший меня за рукав и требующий ответов.
- Элиара, какого гхыра происходит, может мне кто-нибудь объяснить?
Я не выдерживаю и в очень красочных выражениях требую оставить меня в покое, пока мы не выберемся отсюда, и добавляю, что, если сам полданский маг желает остаться в живых, ему следует немедленно валить отсюда ко всем гхырам.
От удивления он замолкает, глядя на меня ошалелыми глазами. А может, и не на меня, потому что в этот самый момент я чувствую вонь разложения и гнили и резкую боль в плече.
- Да гхыр все побери!
Но в меня вцепился не стройный подросток, а здоровенный крепкий мужик выше меня на голову, и даже в обычных условиях мне не удалось бы свалить его с ног. Тем более теперь, когда он обладает нечеловеческой силой. От потери… ну, не жизни, но как минимум руки, спасает прочная кожаная куртка, не позволившая вырвать из меня кусок плоти, и крупный серый волк, в прыжке опрокидывающий зомби на землю. С рычанием и ревом они катятся по земле, сбивают с ног еще кого-то, куча мала увеличивается, и я ничего не могу сделать. И не только потому, что боюсь повредить Гарду. Еще с десяток оживших мертвецов вот-вот набросится на меня, и приходится, собрав уже последние силы, сжигать их.
- Элька!
Я отшатываюсь. Янт сносит своим телом двух последних наседающих на меня зомби, и, всхрапнув, останавливается передо мной. Никогда еще я не взлетала ему на спину с такой скоростью. Примчавшийся следом муж добивает пытающихся приподняться зомби.
- Ален, там Гард!
Муж еле заметно скрипит зубами, но посылает заклинание в рычащую на разные лады кучу. Из облака пыли, хромая, выбирается волк, ставший не серым, а бурым от крови из многочисленных ран.
- Элька, ты сможешь пробить нам проход?
Я оцениваю свои силы. Ален понимает все еще до того, как получает от меня ответ.
- Тогда справимся без магии.
- Магистр Ариэн! – вмешивается Кайзек, который все-таки внял моим словам, вывел из конюшни свою брыкающуюся и нервничающую лошадь и даже сел на нее верхом. – Ваша жена…
Кажется, я впервые вижу, как теряет самообладание мой муж.
- Заткнись! – рявкает Ален. – Хочешь жить?
- Э… Да…
- Тогда держи. – Он вытягивает топор Филина из петли у себя на поясе и кидает его полданцу. Кайзек не очень умело, но ловит его.
- Мы пробиваем нам дорогу, Элиара едет следом. Не нравится – оставайся здесь. Элька, сдай назад, попробуем немного облегчить себе задачу…
Не дожидаясь ответа Кайзека, резким движением руки Ален открывает задвижки на стойлах. Обезумевшие лошади с исступленным ржанием вырываются на волю, и часть из них стремится ускакать как раз в нужном нам направлении.
- За ними!
Я выхватываю собственный меч. Магической энергии у меня осталось ровно столько, чтобы не упасть с Янта от головокружения и истощения, и придется действовать грубой физической силой, вспоминая уроки Оррика и Алена и надеясь на то, что мужчины все же прикроют меня.
Нам нужно проехать совсем немного – треть версты, может, чуть больше, чтобы выбраться в безопасное место. Вырвавшиеся из конюшни лошади расчистили нам первый десяток саженей. Но потом одна из них спотыкается - или ее валят на землю накинувшиеся зомби, сложно сказать. Образуется непроходимый затор, который приходится объезжать, самим прокладывая себе путь.
Кажется, на треть версты уходит вечность вместо нескольких минут. Мы прорубаем себе путь через тянущиеся когтистые руки, оскаленные зубы, искаженные безумием лица и глухое рычание, исходящее из мертвых тел. Нам приходится перестроиться: Ален едет, если это можно так назвать, первым, и ему помогает Кулон, сшибая копытами зомби. Кайзек - последним, отчаянно размахивая топором и с треском разбивая головы нежити. Я – в середине между ними, и, несмотря на дикую усталость и далеко не блестящее умение владеть оружием, благодаря серебру в сплаве, из которого сделан меч, удается прикрыть себя справа. А слева от меня, хромая, бежит волк, не позволяя никому приблизиться ко мне.
Алое садящееся солнце окрашивает небо в багрово-фиолетовые оттенки. От постоялого двора несет дымом и гарью – похоже, дом загорелся, то ли от моего заклинания, то ли от молнии Тея, то ли постарался Ален. Болит плечо и спина, немеет рука, пустота в животе вызывает мучительную тошноту, кружится голова… Ржание, стоны, рычание и хрипы – все смешивается в один непрерывный гул, застревающий в ушах.
Но все когда-нибудь заканчивается. Последний взмах мечом, прикушенная от боли губа, рычание Гарда, хруст костей под копытами Кулона – и мы вырываемся на чистое пространство. К’ярды, почувствовав свободу, галопом несутся по дороге, Кайзек едва поспевает за нами. Каких сил стоит Гарду не отстать – и думать не хочу.

Шмель и Ксана встретили нас на опушке перелеска. Ксана, к моему удивлению, сидела на Акке, и охранник в ответ на мой вопросительный взгляд пояснил:
- Мы нашли ее в лесу. Или она сама нашла нас. Седло окровавлено, так что…
Он замолчал, видя тяжело дышащего, вывалившего язык волка.
- Хорошо, что ты жив, приятель. – Шмель спрыгнул на землю и потрепал волка по холке. – Я боялся, что остался один. Господин Ариэн, так что случилось? Госпожа Элиара сказала, что Филин и все парни…
- Да, Магистр Ариэн! – встрял Кайзек. – Объясните мне, что происходит? Почему на нас напали?
- Одну минуту, Магистр. Ксана, что у тебя с ногой?
- У меня? – переспросила она. – Ничего.
- На ней кровь.
- Да? И правда. Наверное, задели. Ничего страшного.
- Шмель, помоги госпоже спуститься, я посмотрю.
Ален спешился сам и помог мне.
- Тебя тоже задели?
- Плечо прокусили, это точно. А еще…
Внимательный осмотр выявил еще три длинных глубоких царапины на моем правом бедре. Шмель почти не ранен – порванную рубашку и след от когтя на предплечье можно не считать. Ксана пострадала больше – ее задели еще у конюшни. На боку у Кайзека нашлась нехорошая рваная рана. Кроме того, у него была задета голень и прокушена рука. Себя Ален осмотреть не дал.
- Вот теперь, господин Кайзек, вам предоставлена прекрасная возможность применить свои способности к лечению. Можете приступать.
Кайзек, сильно побледнев, не слушал или не слышал его.
- Ариэн… Меня укусили, и укусил живой мертвец! Это означает, что теперь я тоже превращусь в зомби?
- Нет, - Ален нашел в себе силы усмехнуться. – Это мифы. Чтобы превратиться в зомби, для начала нужно умереть. Хотя вы отчасти правы. Мертвецы не чистят зубы, как вы понимаете, рана от их укуса может загноиться, что, без должного лечения, приведет к смерти. А там, если найдется опытный маг-некромант…
- Да-да! Вот об этом я и хочу узнать! Откуда в Великой Полдании взялись люди, умеющие управлять зомби? И, если я правильно понял ваш диалог с тем юношей, вы лично учили его?
- Магистр Кайзек, вас успокоит, если я скажу, что ни к Полдании, ни к вам лично эта история не имеет никакого отношения?
- Как это не имеет? – возмутился Кайзек. – Если я получил тяжкое ранение после нее, которое угрожает моей жизни? И ни вы, ни ваша жена, которая, к слову сказать, совершенно возмутительно повела себя, не собирались спасать мою жизнь!
«Элька, о чем он?»
«Я объяснила, что ему следует сделать, чтобы остаться в живых. Правда, в выражениях, совершенно не подходящих высокопоставленной даме».
«Боюсь даже представить себе такое».
«Захочешь, сам потом увидишь».
- Можете не отвечать! – гордо заявил Кайзек. – Я и сам уже все понял. Великий Герцог и Магистр Сапек были совершенно правы, когда объявили Великую Полданию зоной, свободной от иностранцев! Вы, Магистр Ариэн, и ваш ученик, не поделив между собой женщину, решили свести между собой счеты. И ареной для поединка почему-то стала полданская деревня, а орудием – ни в чем неповинные местные жители! Это возмутительно! Я не понимаю, почему Магистр Сапек смотрит сквозь пальцы на это вопиющее безобразие!
- Кайзек, Магистр Сапек вряд ли вообще знает о произошедшем, - попыталась успокоить его Ксана.
- Так узнает! – вскипел полданец. – Я ни минуты не останусь в вашем обществе. Ксана, тебе я тоже советую поехать со мной. Кто знает, до чего еще доведет пребывание в обществе этих… этих…
- Магистр Кайзек, не забывайтесь, - ровно напомнил ему Ален. – Вы разговариваете со вторым лицом Белогорья.
- Этих… некромантов, - выплюнул полданец, явно проглотивший в последний момент вертевшееся на языке слово. – Ксана, ты едешь со мной?
Герцогиня робко посмотрела на меня. Я мысленно дала ей приказ остаться с нами.
- Нет, Кайзек, я поеду с Элиарой. И ты неправ по отношению к ней и Ариэну. Это прекрасные люди.
- Как знаешь, - фыркнул Кайзек и повернул лошадь. Шмель ловко поймал ее поводья.
- Топор отдай, - буркнул он полданцу.
- Что? А, да, конечно. – Кайзек с брезгливой миной бросил топор Шмелю и вытер руку о штаны. – Теперь я могу ехать?
- Скатертью дорожка, - презрительно буркнул охранник.
- Ксана, ты еще пожалеешь о своем решении! Сапек узнает все!
Кайзек пришпорил лошадь, и вскоре только пыль на дороге напоминала о его существовании в этом мире.
- Надеюсь, ему хватит ума обойти деревню стороной, - хмыкнул Ален. – Без оружия, без боевых заклинаний в арсенале…
- Без энергии, - в тон ему добавила я. – Что ты так смотришь? Я вытянула у него все, что смогла. И не только у него. Только у Тея не стала брать и у того, пожилого.
- Пожилой бы тебе, скорее всего, и не позволил… - задумчиво протянул Ален. – Гхыр пока с ним. Элька, у меня плохие новости.
Я похолодела. Ален сильно пострадал, поэтому и не дал себя осмотреть? Тей восстановил власть над мертвецами, и нам сейчас предстоит новое сражение?
- Нет, не в этом дело. Тей, надеюсь, будет занят еще долго, если вообще уже не телепортировался куда подальше, хотя и его не стоит сбрасывать со счетов. Меня вообще не задели, не переживай. Но вот вас с Ксаной - да, а я не могу сейчас ничего с этим сделать, разве что примотать бальзам. Я не просто пугал Кайзека возможным воспалением раны. А у тебя, кажется, разошлись швы. В общем, нам срочно нужен травник.
- Здесь неподалеку городок, Верхняя Заимка, - подала голос Ксана. – В нем наверняка есть травник. Правда, поздно уже… Солнце почти село, мы доберемся до него в полной темноте, и не знаю, согласится ли он работать. Хотя, если сказать, что его просит Великая Герцогиня…
- Ксана, я не хочу оставаться в вашей гостеприимной стране больше необходимого, - оборвал ее Ален. – А необходимое – это со всей возможной скоростью доехать до Каменска и границы.
«Если Тей решит нагнать нас, то я хочу встретить его на своей территории», - добавил он мысленно.
- Но это часов пять езды! Или даже шесть! – взбунтовалась Ксана. – По темноте! Я устала! Я ранена! Я хочу есть, в конце концов! Меня вытащили из-за стола, даже не дав отдохнуть!
- Ксана, - мягко проговорила я, собирая силы, чтобы в случае необходимости надавить на ее сознание. – Мы едем в Белогорье. Сейчас же.
- Хорошо, Элиара, - жалобно вздохнув, согласилась она. – Но есть я все равно хочу.
- Шмель, посмотри в сумке Филина, там еще что-то оставалось, - попросил Ален и отвел меня в сторону. – Элька, ты сама-то выдержишь?
Я устало уткнулась лбом ему в плечо.
- Выдержу.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/201-7366-192#3544551
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: amberit (23.03.2020) | Автор: amberit
Просмотров: 101 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
1 o3eruli4ka   (27.03.2020 10:30) [Материал]
Ох, очередная битва... Конечно, женщина - спасительница мира, это уже привычный сценарий в наши дни, но почему же так тяжко-то ей приходится... Богатая у автора и суровая фантазия… Но мне нравится, и читаю каждую главу не отрываясь и затаив дыхание. А это дорогого стоит! Спасибо огромное, вдохновения, весны и котиков (если нет аллергии)))

0
2 amberit   (28.03.2020 11:52) [Материал]
По крайней мере, Элька не одна.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями