Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1654]
Из жизни актеров [1617]
Мини-фанфики [2495]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [22]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4708]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14939]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14205]
Альтернатива [8958]
СЛЭШ и НЦ [8757]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4332]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 августа)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Там, где ты
Я никогда не бросал тебя. Они сказали мне, чтобы я ничего не говорил тебе, что быть вместе - опасно для тебя. Но я никогда не уходил, никогда. Я бегал вокруг твоего дома, так же, как и сейчас бегаю. Просто чтобы быть спокойным, что ты в целости и сохранности.

Моя судьба
Возможно, во мне была сумасшедшинка, иначе не объяснишь это желание постоянно находиться рядом с теми, от кого следовало держаться подальше. Но я, оказалось, любила риск. И те, кто мог лишить жизни в мгновение ока, стали лучшими друзьями и единственными защитниками: Элис, Джаспер, Эммет, Розали и Джеймс.
Белла/Эдвард.
Мини от Валлери, завершен.

Moonrise/Лунный восход
Сумерки с точки зрения Элис Каллен.

Хищники
Вампир – а если ты не единственный Хищник во вселенной? Что ты будешь делать, столкнувшись с сильной и могущественной расой? Сможешь спасти любимую, оказавшись на территории врага, растеряв преимущества своей сущности?
Завершен.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13012
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 65
Гостей: 54
Пользователей: 11
КАТ5268, mari1131981, Tusya_Natusya, 5talismanov, alisha94_94, shinkareva-2013, Nysna, LANA6, eezhova1982, Oxima, AlenaA
QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 28. Похождения бравой слизеринки

2018-9-22
47
0
Pov Блейз Забини.

Покидая Гарри в подземелье, я вообще-то собиралась увести основную часть нападавших за собой, но Поттер оказался в своём репертуаре: он сделал всё, чтобы хотя бы парочка Упивающихся всё-таки увязалась за ним. Впрочем, в том, что Гарри справится с ними, я не сомневалась, в особенности после того, что видела сегодня. Да уж, если и вправду бывают на свете люди, просто рождённые для какой-либо профессии, то Поттер, несомненно, рождён, чтобы быть аврором. Хотя с другой стороны, когда он верхом на метле, точно так же вряд ли у кого-то возникнет хоть тень сомнения, что Гарри – прирождённый ловец… Ну, впрочем, бывают же многогранные таланты!
Наложив на преследовавшего меня Упивающегося Конфундус, я отправила его в тупиковый проход подземелья, внушив ему, что за стеной скрыта потайная дверь. Пока он ощупывал и осматривал каждый камушек в поисках спрятанного замка или механизма, я под шумок смылась. Теперь передо мной встала дилемма: выбираться из подземелья и ввязываться в заварушку наверху, или поплутать тут ещё и по мере сил помочь Гарри?
Я тяжело вздохнула, мысленно отвешивая себе ещё один подзатыльник. Ну на кой мне понадобилось его целовать, а? Проще было открытым текстом заявить: «Эй, Поттер, разуй глаза (в смысле, «протри очки»)! Ты что, меня не узнал? Это же я, Блейз!»
Мне вообще-то и так было опасно находиться рядом с ним – но тут маскировка ещё худо-бедно работала. Ну, конечно, я не могла удержаться от того, чтобы мысленно не подпустить парочку ехидных замечаний, вроде «Что, милый, не узнаёшь?» или «Ну что уставился, на мне что, узор под Хохлому?» (доводилось мне как-то видеть эту самую «Хохлому» в каком-то альбоме по искусству – оказывается, это редкостно красивая роспись по дереву, кажется, русская). Впрочем, то и дело мне становилось не по себе от его взглядов. Парадоксально, но я до дрожи боялась, что он может понять, о чём я думаю – даром что точно знала, что Гарри не владеет легилименцией. И всё-таки он так странно меня рассматривал… Словно всерьёз собирался поцеловать! Я даже злиться начала. Нет, ну скажите на милость, каков ходок по дамам! Образцовый лев, блин! Какого Гриндевальда, спрашивается, он так пялится на незнакомую девушку, если не узнал меня? А если всё-таки узнал, то почему не подаёт вида? Да нет, это не в его характере. Если бы Гарри понял, кто я такая на самом деле, он бы поднял такой крик, что мне бы мало не показалось. Так что он, совершенно точно, меня не узнал. По крайней мере, до тех пор, пока мне не взбрело в голову его поцеловать! Наверное, на эту мысль меня и натолкнул-то его взгляд, который то и дело весьма откровенно останавливался на моих губах. Ну и ещё тот факт, что я не могла быть на сто процентов уверена, что увижу его снова. Битва есть битва…
Но уж после поцелуя-то шансов на то, что до Гарри не дойдёт истинное положение вещей, не оставалось. Хотя в первый момент, надо признаться, меня больше беспокоило странное – и на редкость неприятное, надо заметить, – ощущение ревности к… самой себе. Ну, точнее, я, в качестве Блейз, ревновала Гарри к себе-мулатке. На поцелуй-то он ответил весьма охотно, хотя даже в тот момент, могу поручиться, ещё не понял, кто я такая – иначе не позволил бы мне уйти. Вот и гадай теперь, то ли его сердце оказалось зорче глаз, то ли парню просто приглянулась симпатичная девчонка, и он вовсе даже и не соотносил её со мной настоящей? По крайней мере, не соотносил поначалу. Я не настолько плохого мнения об умственных способностях Поттера, чтобы полагать, что он не раскусил меня после поцелуя. Может, не сразу, но… Ну не мог он этого не понять. Узнал же он меня в прошлый раз!
Как бы там ни было, снова сталкиваться с ним для меня теперь опасно – Гарри в гневе и не посмотрит, что я его девушка. Да за такую выходку он меня в порошок сотрёт! Лучше дать ему время немного переварить информацию и успокоиться, и только потом показываться на глаза. Объяснение предстоит не из приятных, это уж как пить дать… Впрочем, у меня тоже найдётся, что ему сказать – особенно если вспомнить, сколько раз он подставлялся только за сегодняшний день!

Как показало время, вернуться в дом было правильным решением. Ввязавшись во всеобщую заварушку, я с некоторой долей гордости думала, что кажется, у меня тоже есть задатки аврора. По всем правилам книжных романов, нежной и романтичной девушке главного героя полагалось быть в ужасе от кровавой бойни, интересоваться исключительно целительством, а в случае нападения быть совершенно беспомощной и уповать только на то, что её любимый успеет вовремя её спасти. Ну или же ей позволялось трагически погибнуть в случае неудачи данной миссии, оставив беднягу-любовника обездоленным и безутешным. Лично меня подобный образ всегда лишь смешил. Никакого «сковывающего и леденящего душу страха» я не испытывала, хотя и особого восторга тоже не было. Я знала, что не должна позволить врагам поймать себя, и что, по возможности, не следует подставляться. Никогда не думала, что это возможно, но я вдруг обнаружила, что, на самом деле, в битве в ход пустить можно всё что угодно – начиная от сложных атакующих чар, которым учил нас в этом году Дамблдор, и заканчивая шуточными, практически детскими заклятиями, вроде какой-нибудь Риктусемпры или заклятия Ватных ног. Они не наносили практически никакого урона, зато здорово помогали отвлечь внимание врага и выиграть время.
Приходилось признать, что сражаться в доме, где для укрытия можно было использовать предметы интерьера и мебель, было намного легче, чем в прошлый раз в чистом поле. Хотя, наверное, играло свою роль и то, что тогда мне приходилось ковылять на сломанной ноге. Я уже перебралась снова на третий этаж, когда откуда-то снизу послышались тревожные крики, в которых всё чаще повторялось слово «пожар». Я ругнулась, как раз расправившись с очередным противником (он провалился в наколдованную мною дыру в полу). Наверняка какой-нибудь идиот из молодёжи решил подпалить шторы, чтобы выкурить оттуда Упивающихся. Хотя, может быть, и нет – при безостановочно сыплющихся столько времени с двух сторон заклятиях пожар в любом случае был лишь вопросом времени. Да и какая разница, кто его устроил? Ясно одно: из дома надо сматываться. Интересно, Гарри уже сделал, что хотел? А Дрей и Джинни? Их уже вывели или ещё нет? Пожалуй, надо выбираться из дома и отыскать кого-нибудь из своих, кто может знать ответы…
Коридор привёл меня в ту самую лабораторию, где мы обнаружили Хвоста. Сейчас там было пусто – исчезли даже какие-то книги и пара котлов, батарея пузырьков на столе частью валялась в разбитом виде на полу, частью отсутствовала вовсе. А кроме того, отсутствовала и опорная часть наружной стены! Одного угла в лаборатории больше не было, словно камни просто рассыпались прахом! Не было и окна, и опорного столба возле него, который должен был поддерживать потолок. Конец потолочной балки сильно кренился вниз, сверху доносился опасный скрежет, да и пол ходил ходуном. Снова треск, с потолка посыпалась белесая пыль…
Я попятилась. Что-то у меня не было желания отступать через эту комнату, хотя путь к знакомой лестнице пролегал именно тут. Впрочем, с тем, как переплетаются ходы-выходы в этом доме, не сомневаюсь, можно отыскать и другую дорогу…
И тут внезапно что-то ударило меня в спину – не с такой силой, чтобы ранить, но достаточно для того, чтобы как раз втолкнуть в полуразрушенную комнату. По инерции я пробежала несколько шагов вперёд, уже на ходу разворачиваясь и вскидывая палочку. Как раз вовремя!
- Экспеллиармус!
- Протего! – я едва успела поставить блок и удержать свою палочку. Оставаться безоружной мне вовсе не улыбалось. Тем более когда я увидела свою противницу.
Никогда ещё, даже принимая во внимание шесть лет проживания в одной общей спальне, я не видела Дафну Гринграсс такой взъерошенной, потерянной и озлоблённой одновременно. Ну разве что в тот раз, когда подсунула капсулы изменчивости в её шампунь, но тот случай был экстраординарным. Сейчас же внешность Дафны оставляла желать лучшего и безо всяких зелий: волосы растрёпаны, глаза покраснели то ли от слёз, то ли ещё от чего, тёмная мантия Упивающейся измазана пылью и копотью. На щеках Гринграсс красовались грязные полосы – словно угля или копоти, а горящий взгляд напоминал взгляд загнанного в клетку животного.
Впрочем, мне было не до сочувствия или злорадства. При виде этой дряни, которая подвергла Дрея ТАКОМУ испытанию и ТАКОЙ опасности, мне захотелось броситься на неё и разорвать на мелкие кусочки безо всякого волшебства. Не знаю, что меня удержало – может, остатки слизеринского здравомыслия, ещё не окончательно сметённые новоприобретённой гриффиндорской безрассудностью? Усилием воли я нацепила на лицо высокомерную маску Слизеринской Принцессы и окинула Дафну нахальным и чуть брезгливым взглядом.
- Ты что-то плохо выглядишь, Гринграсс, – заметила я. – Похоже, работа на Волдеморта не идёт тебе на пользу, а? – и вздёрнула брови. Дафна нахмурилась, и только тут я запоздало сообразила, что нахожусь не в своём привычном облике, а значит, она вряд ли меня узнала. И тем не менее в какой-то момент на её лице появилось странное выражение… словно одним своим видом я невольно подсказала ей какой-то выход из положения.
- Не знаю, кто ты такая и какое тебе дело до моего вида, – выпалила она чуть дрогнувшим голосом, – но отсюда ты не выйдешь! Ступефай!
- Протего, – фыркнула я, без труда отбив её неуклюжую атаку с претензией на внезапность. – И кто же мне помешает, не ты ли? Петрификус Тоталус!
- Протего! – взвизгнула Дафна. В защите она никогда не блистала, однако училась вполне на уровне со всеми остальными. Я, со своей стороны, тоже не могла похвастаться большими талантами в этом деле, и «выезжала» больше за счёт более обильной практики под руководством Гарри и дополнительных уроков, которые Люциус раньше давал нам с Драко на каникулах.
Несколько минут мы обменивались заклятиями – без особого успеха и результата, надо сказать. Мне не удавалось ни обездвижить её, ни оглушить, ни хотя бы просто убрать со своего пути, а Дафне не под силу было пробить мою защиту – что бы она там ни замышляла.
- Ладно, – сказала я наконец, переводя дух после одного особенно сильного заклятия, от которого даже пол затрясся, да и сама Дафна рухнула на колени. Тут бы её и взять, но я не успела вовремя сориентироваться, а потом она уже подняла палочку, готовясь к защите. – Ладно, брейк. А ты, кстати… Ты вообще, объясни, на кой ляд я тебе сдалась? – поинтересовалась я, надеясь немного отвлечь свою противницу. Ага, как же! Не тут-то было!
- Обойдёшься! – взвизгнула Дафна. – Редукто!
Удар оказался направлен не на меня, а потому я неправильно построила защиту. Я готовилась отразить чужие чары – но они, без всякого вреда лично мне, ударили в потолок. И тут я поняла свою ошибку – когда по потолку от удара Дафны зазмеились трещины, а потолочная балка с треском накренилась. Сверху посыпались мелкие камушки. Я вскрикнула, пригибаясь и инстинктивно заслоняя голову руками.
- Ты спятила, что ты творишь?! – крикнула я.
- Редукто! – снова выкрикнула Дафна, не слушая меня, и тут же вдогонку наложила что-то вроде воздушного щита, закрывая саму себя от падающих обломков. Я не владела этими чарами, а Протего моего уровня от града обломков самой разной массы попросту не защитит. Решение пришло само, буквально за секунду до того, как от третьего «Редукто» Дафны потолочная балка с ужасающим грохотом обрушилась вниз. Чудом успев, я одним рывком перемахнула через низкую подставку, где раньше стояли котлы, и юркнула под большой тяжёлый стол из чёрного дерева.
От грохота заложило уши. Пол затрясся, на пол дождём посыпались более мелкие обломки, и я не сдержала крик (ну хорошо, хорошо, буду называть вещи своими именами – это был визг!), когда сама балка рухнула вниз, вдребезги разнеся край стола, под которым я пряталась. На моё счастье, сломавшаяся столешница встала под углом, ломая ножки, так что внизу всё ещё было достаточно свободного места, чтобы я могла поместиться. Я вскрикнула ещё раз, когда пара каменных обломков, отскочив от пола, весьма чувствительно попали по мне. Сломать вроде бы ничего не сломали, но синяки останутся точно… Пол со стороны пролома тоже пришёл в движение – а ещё откуда-то снова явственно потянуло дымом.
Дафна снова появилась в поле зрения – и очень неожиданно. Ловко уворачиваясь от мелких камней, всё ещё сыплющихся сверху, и перешагивая через груды мусора, Гринграсс приблизилась. Поразительно, но, кажется, к ней вполне вернулось самообладание! Однако сейчас, кажется, не я была её целью? Она бросила на меня, барахтающуюся под столом, равнодушный взгляд. Столешница трещала, грозя вот-вот сломаться, и я торопилась выбраться оттуда, чтобы не оказаться погребенной под обломками. Не обращая на меня внимания, Дафна подошла к чудом уцелевшему небольшому шкафчику в углу и открыла его невербальной Алохоморой. Внутри оказались пузырьки с зельями. Очевидно, тут хранили более опасные или сложные вещества, или же просто те, что нужно было держать в темноте. Но в шкафчике, как раньше и на столе, кто-то уже успел похозяйничать. Большей части пузырьков просто не было, остальные валялись в полном беспорядке, кое-какие были разбиты. Дафна негромко выругалась сквозь зубы, когда, пошарив по полкам, не обнаружила ничего стоящего.
Тем временем я успела выкарабкаться из-под стола на более-менее свободный от обломков участок. Со злостью захлопнув дверцу шкафа, Дафна обернулась ко мне и резко вскинула палочку. На ноги мы с ней вскочили одновременно, но, как ни печально, я оказалась в гораздо менее выгодном положении – я даже не могла как следует выпрямиться, потому что пол ощутимо дрожал под ногами. А вот Дафне это, казалось, совсем не мешало…
- Понимаешь, всё просто, – сказала она, наставляя на меня палочку. Теперь уже она пыталась проделать со мной то, что только что делала я – отвлечь от схватки разговором. Я попыталась поднять свою палочку, чтобы защититься, но Дафна ткнула кончиком палочки вперёд и покачала головой, предупреждая. Я сглотнула – когда тебя «держат на мушке» дёргаться бесполезно. Лучше попытаться подыграть ей.
- Что ты имеешь в виду? – спросила я. Гринграсс хмыкнула.
- Я слишком сильно засветилась здесь, – пояснила она. – Обратно, в Хогвартс, мне хода нет, но и здесь оставаться я не могу. Снейп предатель, Малфой и Уизли сбежали с его помощью, так что Лорд будет не очень-то мною доволен, ведь он оставлял меня охранять их. Однако у меня здесь есть пара… хм, незаконченных дел. Беда в том, что они могут вызвать подозрения у моих… эээ… коллег, и они могут в этом случае попытаться помешать мне. Да и мою вину перед Лордом некоторые из них уже знают… С другой стороны, кто ты такая – не знает никто. Твой облик – вот что мне от тебя нужно. Но ты ведь понимаешь, что две одинаковые девушки – это нехорошо, не так ли? Так что просто оставить тебя на свободе я не могу. Как не могу и позволить тебе сбежать и выдать меня.
- Бросала бы ты свои дела и давала бы дёру, пока могла, – фыркнула я. – Неужели ты думаешь, что я так просто подставлюсь и сделаю то, что ты хочешь? Да даже будь я простой аврорской стажёркой…
- А ты, значит, не стажёрка? Или не простая? – мигом прищурилась Дафна, и я прикусила язык. Не думаю, что ей надо знать, что перед нею – Блейз Забини…
- Каждый человек считает себя особенным, – неловко попыталась исправить положение я, но мои слова Дафну, кажется, не убедили. – А у меня есть кое-какие таланты… – совсем уж безнадёжно добавила я.
- Да уж, это видно… – фыркнула она, на секунду отвлёкшись, чтобы отвести челку со лба.
- Экспеллиармус! – выкрикнула я в тот же момент, вскидывая палочку, и заранее морщась, так как сразу поняла, что слишком поторопилась – заклятие не попало в цель, ударив в стену и лишь сильнее шевельнув один из готовых вывалиться камней.
- Так, мне это надоело, – фыркнула Дафна. – Империо!
Я охнула, и в следующее мгновение Непростительное заклятие настигло меня. И тело, и сознание охватила неожиданная приятная лёгкость. Все мои тревоги и заботы куда-то улетучились, я ощущала себя просто великолепно – спокойно и надёжно, и как-то… защищённо от всего. Ну, правда, где-то в глубине души осталось лёгким осадком что-то вроде досады или разочарования, однако ощущение было тающим, мимолётным, и почти не мешало. Девушка передо мной внезапно превратилась чуть ли не в центр вселенной. Она, склонив голову, внимательно посмотрела на меня.
- Вот так-то лучше, – сказала Дафна. – А то твои потуги на сражение начали меня утомлять. Так, а сейчас постой пару минут спокойно, мне надо подумать. Похоже, все мало-мальски ценные зелья отсюда Хвост успел прихапать. Жадная скотина… Интересно, как насчёт хранилища? – последнюю пару фраз она произнесла пониженным тоном, словно говорила сама с собой. Я стояла молча, как мне и велели, и едва ли осознавала в тот момент, важно ли было то, что я слышу. Пожевав губами в раздумье, Дафна тряхнула головой и снова обратилась ко мне.
- Ладно, идём отсюда. Ты разве не слышала, в доме пожар. Вот что, будешь меня прикрывать, ясно? Нам надо попасть в боковой флигель, а для этого придётся сначала выйти на улицу. А там сейчас… – она бросила беспокойный взгляд в сторону пролома в стене и прикусила губу.
- Ладно, пошли, – она ткнула рукой в ту сторону, откуда мы вошли в комнату. – Спустимся по дальней лестнице, что возле чёрного хода.
Кажется, дом мы покинули в числе последних. Конечно, не то чтобы я была действительно в состоянии обратить на это внимание… А впрочем, на моё счастье, Дафна всё-таки никак не была мастером по части Империуса. Я помнила, как в своё время Люциус подвергал нас с Драко Непростительным для получения нами опыта. Вот ему в мастерстве не откажешь, что и говорить. Наложенный им Империус держался без изменений – было всё равно, только что он его наложил, или же прошло какое-то время… Чарам Дафны до этого было очень далеко. Ещё по пути вниз, по лестнице, я начала ощущать, что заклятие словно бы «выветривается», теряет свою силу. Ко мне постепенно возвращались сознание и воля, правда, я не торопилась позволить Гринграсс понять это. Ненамного опередив группку молодых авроров, смутно знакомых мне по предыдущей заварушке, мы выскочили через одну из боковых дверей, и Дафна, схватив меня за руку, потащила к отдельно стоящему флигелю, поминутно пригибаясь к земле, чтобы уклониться от случайных заклятий. Я поспешила за ней, по пути оглянувшись через плечо. Пламени ещё не было видно, но из окон и дверей первого этажа уже вовсю валил дым. В основном он исходил с той стороны, где была первая лестница, та, по которой мы с Гарри спускались в подземелья. Сердце кольнуло нехорошее предчувствие. Подземелья. Вход ведь там. Успел ли Гарри выбраться – или он задохнулся в дыму, или оказался отрезан от выхода стеной пламени? И что там с семьёй Блэков? А как насчёт Дрея и Джинни? Хотя стоп, Дафна, вроде, говорила, что Снейп их уже вывел? Фух, какое счастье, если это действительно так! И всё-таки за Поттера на душе было неспокойно. Какая-то часть меня хотела вырваться от Дафны и вернуться в горящее здание, чтобы проверить, убедиться своими глазами, что Гарри выбрался! Правда, здравый смысл подсказывал, что со времени нашего расставания прошло много времени, и он мог за это время оказаться где угодно – как в доме, так и на улице. Возвращаться и искать его было бы верхом глупости… В конце концов, Поттер не младенец! Должен же он хоть как-то о себе сам позаботиться! Он ведь мне обещал, в конце концов!
Империус Дафны постепенно совсем ослабел, и, хотя пока он кое-как ещё держался, окончательное падение чар было уже вопросом нескольких минут. Едва оказавшись на улице, я уже вполне адекватно соображала. Жаль, что на то, чтобы как следует осмотреться по сторонам, времени у меня не было. Вокруг нас продолжалось сражение, прервавшееся было на время всеобщего бегства из здания. Стараясь держаться незаметно, я следом за Дафной пробралась к флигелю и скользнула внутрь, когда Гринграсс, прошептав какой-то пароль, приоткрыла дверь. Покрепче сжав палочку, я повела плечами. Гнёт чужих чар наконец окончательно улетучился, и я снова могла контролировать себя и свои действия. Впрочем, я пока не собиралась ставить Дафну в известность об этом. Её действия разожгли во мне любопытство. Что такое замыслила эта интриганка? В то, что она собралась просто сбежать подальше и оставить нас всех в покое, я не верила. Её никто не заставлял присоединяться к Лорду, Дафна сама выбрала такую судьбу – а значит, просто так пойти на попятный ей было не с руки. Скорее уж, у неё созрел новый план, с помощью которого она рассчитывала вернуть себе расположение Волдеморта. И я собиралась выяснить, что же конкретно она затеяла.
- Проклятье, ну и темень! – воскликнула она, заходя во флигель следом за мной и прикрывая дверь. – Ты что, видишь тут что-нибудь?! Здесь же хоть глаз выколи!
Я недоуменно нахмурилась. Вообще-то у большинства чистокровных магов прекрасное ночное зрение, так что заявление Дафны было, по меньшей мере, странным. Сама я превосходно видела небольшой холл, в котором мы оказались, и узкую, изгибающуюся лестницу, ведущую на второй этаж. Похоже, флигель использовался как что-то вроде склада, подумала я, припомнив, что Дафна говорила о каком-то хранилище. Ну, конечно, стоит учесть ещё и то, что я – анимаг-рысь, и кошачья способность видеть в темноте у меня в какой-то степени сохраняется и в человеческом обличье…
- Люмос! – приказала Дафна, и кончик её палочки засветился, так остро и резко полоснув этим светом мне по глазам, что у меня даже слёзы выступили и пришлось зажмуриться. Когда я снова открыла глаза и заморгала, удивлённо оглядываясь, меня ждало своего рода потрясение. Было полное ощущение, что света в помещении стало гораздо меньше. Я уже не могла различить дальнюю стену с дверью в ней, которую прекрасно видела, когда только вошла. Да и верхний конец лестницы терялся во мраке. Казалось, что за пределами светового круга от палочки Дафны тени сами собой сгустились. Я поёжилась. Вот что значит – эффект привыкания к темноте… Я читала об этом, когда вместе с Драко и Альтаиром училась анимагии и собирала информацию о своём животном. Сведения об остроте кошачьего зрения меня заинтересовали, и я решила выяснить об этих тонкостях побольше…
Впрочем, раздумывать было некогда. Сбоку, прямо оттуда, где я видела дверь, донеслись звуки какой-то возни, а потом и шагов. Дафна, вздрогнув, поспешно направила туда палочку и бросила на меня нервный взгляд.
- Ну что застыла? – прошипела она. – Я же сказала тебе, защищай меня! И зажги тоже свет уже наконец!
«Ты сказала прикрывать тебя, а не защищать, дура», – чуть было не огрызнулась я, но вовремя вспомнила, что жертвам Империуса не полагается пререкаться с хозяевами. «Кротко» склонив голову, я послушно зажгла ещё один Люмос и направила палочку в сторону, откуда раздавался шум.
- А ну, давай-ка вперёд. Проверим, что там, – сказала Дафна, сделав приглашающий жест. Я метнула на неё быстрый взгляд, однако послушно двинулась вперёд, на всякий случай приготовившись залепить Ступефаем в любого, кто попытается напасть.
Больше всего комната за дверью напоминала подсобку в кабинете Снейпа, где хранились сложные ингредиенты и готовые зелья. Только здесь помещение было гораздо больше, просторнее и светлее. Ну, по крайней мере, должно было быть светлее днём – я заметила несколько высоких окон. Наверное, когда этот флигель ещё только строили, здесь планировалось устроить что-нибудь вроде парадной гостиной или столовой. Однако теперь всё пространство комнаты занимали три длинных массивных стола, уставленные колбами с готовыми зельями (хотя, возможно, это были какие-нибудь чистые ингредиенты вроде драконьей крови, желчи и тому подобного). По стенам стояли высокие стеллажи, заполненные коробками и свёртками. И тут я наконец увидела того, кто был источником шума.
Возле одного из столов, лихорадочно перебирая пузырьки, копошился невысокий полноватый человечек. Его движения были дёргаными и торопливыми, он поминутно оглядывался и что-то неразборчиво бормотал. Кое-какие пузырьки он, воровато прикрывая ладонью, прятал в объёмистый мешок, лежащий на полу у его ног. Другие отставлял обратно – правда, совершенно не заботясь о том, что с ними произойдёт. От того, как он бесцеремонно рылся среди пузырьков, на столе образовался настоящий разгром. Часть колбочек от его манипуляций опрокидывались, разбивались и разливали содержимое. То и дело что-то взрывалось, смешиваясь – правда, взрывы были крохотные, не способные причинить никакого вреда, так что незнакомец только вздрагивал и сердито отмахивался от них. Моих шагов он, кажется, и вовсе не расслышал, и обернулся только тогда, когда я окончательно вошла в комнату.
- Не подходи! – взвизгнул он, выхватывая палочку. И тут я узнала его – узнала даже до того, как увидела его руку, сверкающую расплавленным серебром. Питер Петтигрю, он же Хвост! Можно было бы догадаться. Он вечно вертится вокруг зелий и лабораторий. И как только Волдеморт вообще терпит эту мерзость возле своих зелий? Ведь эта крыса тащит всё, что плохо лежит! Я хорошо помнила, с какой злостью Драко рассказывал мне о своей разграбленной Хвостом лаборатории в Маноре, и теперь понимала брата лучше, чем когда бы то ни было. При виде того варварства, что Хвост творил, набивая свои «закрома»…
- Экспеллиармус! – воскликнула я, не желая увеличивать разгром среди зелий, свалив на них эту тушку. Хотя какое мне было до них дело, – не знаю. Наверное, я просто понимала, что крохотные взрывчики – результат того, что смешиваются лишь небольшие дозы зелий. Если разом разобьётся побольше пузырьков – и взрыв будет совсем другой… А с другой стороны, может, я просто хотела таким образом создать максимальный контраст между собой и этим вандалом… Как бы там ни было – палочка незадачливого грабителя взмыла в воздух и исчезла, а сам он стал затравленно озираться в поисках пути к отступлению.
- Опять ты! – воскликнул он, видимо, узнав меня по стычке в лаборатории в доме. – И чего тебе опять от меня надо, неугомонная девчонка?!
На языке у меня вертелись сотни возможных ответов – от гневно-презрительных до смертельно-ехидных. Но спину сверлил напряжённый взгляд Дафны, а я ещё не считала, что пора отказаться от своей роли порабощённой. А жертвам Империуса не свойственно ни ехидствовать, ни гневаться без приказа хозяина.
- Свяжи его, – дрожащим голосом приказала Гринграсс, входя в помещение следом за мной. – Хвост, ты зашёл слишком далеко. Грабить запасы Повелителя?
- Они всё равно сейчас попадут в руки аврорам! – взвизгнул он.
Я, взмахнув палочкой, наколдовала невербальное Инкарцеро. По правде-то говоря, это заклинание в лаборатории уже доказало свою несостоятельность против его серебряной руки, но я не собиралась ставить Дафну в известность об этом. Хотя, с другой стороны, помня о том, какие счёты к этому предателю были и у Гарри, и у Альтаира, и у Сириуса, я подумала, что отпускать его тоже не годится. К счастью, у меня всё-таки оставалась некоторая свобода манёвра. Я слегка повернула палочку, и, повинуясь этому жесту, одна из верёвок туго обвилась вокруг его горла. Петтигрю дёрнулся и взвизгнул, но петля лишь туже затянулась. Он замер, нервно облизываясь, а я пожалела, что не могу объяснить ему принцип, по которому зачаровала путы. Если он попытается порвать верёвку или превратиться в крысу, петля задушит его прежде, чем у него получится сделать что то, что другое. Впрочем, кажется, Хвост и сам всё понял.
- Не знал, что ты водишь компанию с аврорскими стажёрками, Дафни, – проговорил он высоким напряжённым голосом, нервно стреляя глазёнками с меня на Дафну и обратно. Гринграсс дёрнулась, как от удара, и, шагнув вперёд, со всей дури влепила Хвосту кулаком в нос.
- Не смей называть меня «Дафни», ты, мерзкое пресмыкающееся! – взвизгнула она. Я еле сдержалась, чтобы не хмыкнуть: Дафна явно не в ладах с фауной. Крыса – никак не пресмыкающееся. Хотя, если иметь в виду образ жизни и мышления, – пожалуй, можно поспорить…
- А ты не строй из себя пай-девочку! – окрысился Хвост. – У самой-то рыльце в пушку! Тебе доверили охранять пленных, а они сбежали, – что, нет?! Я слышал, как Кэрроу и Макнейр говорили, что тебе не справиться! Так и вышло, а?
- Заткнись, урод! – завопила Гринграсс, набросившись на него с кулаками. Впрочем, после нескольких ударов, от которых Петтигрю жалобно захныкал, она несколько остыла и отступила, потирая разбитые костяшки пальцев. – Неудачу потерпела не только я! Там был и сам Долохов! Но никто не ожидал, что Снейп так быстро оправится от Круциатуса!
- А я говори-и-ил Лорду, что Снейп – предатель! – захныкал Хвост.
- Заткнись! – повторила Дафна, тяжело дыша и облизывая губы. Только тут я заметила, что, кажется, она вообще сегодня этим то и дело занимается: её губы были обветренными и воспалёнными. Опустив глаза, Гринграсс, кажется, несколько минут размышляла, а потом снова повернулась ко мне.
- Так, лишний свидетель мне ни к чему. Ты, убей его.
Я ошеломлённо застыла, не веря своим ушам. Она это серьёзно? Дафна нахмурилась.
- Я сказала – УБЕЙ ЕГО! – с нажимом повторила она. Я поняла, что моя игра окончена и время притворяться вышло. Убить связанного человека – даже такую мразь, как Хвост, – я не могу. Да и вообще, до сих пор мне лишь однажды пришлось применить Аваду – да и то на Грейбэке, спасая свою жизнь, к тому же я тогда знала, что его это в тот момент всё равно не убьёт. А сейчас мне предлагалось прикончить связанного? Я мгновение поколебалась, пытаясь придумать, не смогу ли как-нибудь вывернуться, но ничего путного в голову не пришло. И я со вздохом демонстративно опустила палочку и вызывающе вскинула подбородок.
- Извини, – с ноткой издёвки сказала я Дафне. – Но отделаться от него моими руками не выйдет. Хочешь его смерти – давай сама. Альтаир, думаю, будет очень доволен.
- Что? Да как ты… Тьфу! Империо! – воскликнула она, собираясь возобновить заклятие, но на сей раз я была готова к этому и просто сделала шаг в сторону, уклоняясь от заклятия.
- Кажется, Непростительные тебе не очень-то удаются, а? – издевательски хмыкнула я. – Маловато практики, верно?
- Ах ты… тварь! – выкрикнула Гринграсс, доведённая уже, кажется, до предела. – Круц-цио!
Голос её дрогнул, палочка тряслась в руке – мне даже уклоняться не пришлось, чары просто не сработали. Я с преувеличенным сочувствием покачала головой.
- Дафна, Дафна, ну разве можно так себя истязать, – проговорила я издевательски-сочувствующим тоном. – Тебе, определённо, нужен отдых, дорогая. Долгий-долгий отдых… Ступефай!
На сей раз защититься она не успела – да даже и не пыталась. Глаза Дафны закатились, и она без чувств рухнула на пол. Надеюсь, она набила себе шишку где-нибудь в чувствительном месте, – мстительно подумала я. Наложив на всякий случай ещё одно Инкарцеро, чтобы бывшей сокурснице не вздумалось сбежать, я оттёрла со лба выступивший пот. Ну что ж, со своими пленными я, кажется, справилась. Осталось только придумать, как переправить их в Хогсмид. Аппарировать с ними обоими я, пожалуй, не смогу. Не после битвы, во всяком случае. Мои магические силы пока ещё не очень истощены, но одно дело – одиночная аппарация, а другое – тащить за собой два бесчувственных тела. Особенно если одно из них не такое уж бесчувственное и, к тому же, вырывается. Правда, пока Хвост связан моей петлёй, бояться нечего, но кто его знает…
Моё внимание привлекла вспышка странного, золотистого свечения за окном, не похожего на свечение ни одного из известных мне заклятий. Что за…? Я колебалась долю секунды, бросив взгляд на своих пленников, но любопытство победило. И потом, что с ними сделается? Дафна без сознания, Хвост надёжно связан…
Я подскочила к окну. Флигель располагался на небольшом холме – ну, по крайней мере, на возвышении относительно блестевшего в свете магических вспышек небольшого озера. Вид отсюда открывался просто потрясающий – а точнее, потрясающей была сцена, разыгравшаяся на берегу. На фоне светившейся каким-то странным, голубовато-белым светом воды стояли друг против друга две фигуры – настолько непохожие одна на другую, насколько это вообще возможно. Одна – высокая, с блестящей, зеленовато-белой в этом странном свете кожей, с головой, начисто лишённой волос. «Тёмный Лорд», – подумала я, прикусив губу и почему-то не решаясь даже мысленно назвать его по имени сейчас, когда видела перед собой воочию. Словно он мог меня услышать! Хотя ему явно было не до того, чтобы кого-то подслушивать… Золотой луч вырывался из его палочки, и другим концом касался… да нет, стоп, всё совсем не так! Никакой это не луч, вырывающийся из палочки! Это было что-то вроде магической нити, унизанной крупными бусинами! И нить эта соединяла палочку Тёмного Лорда с палочкой его противника...
Фигуру этого противника Лорда я узнала бы из миллиона. Сравнительно невысокая (по крайней мере, по отношению к самому Лорду), по-юношески изящная и хрупкая, она, тем не менее, казалась исполненной какой-то неведомой, несгибаемой силы, не имеющей ничего общего с обычными магическими возможностями или даже Родовой Магией.
- Гарри!… – прошептала я, невольно всем телом подавшись вперёд.
Поза юноши была напряжённой, он удерживал палочку обеими руками, и было понятно, что это требует от него немалых усилий. Мне живо припомнились его рассказы о возрождении Тёмного Лорда и том, что ему самому пришлось пережить в тот день. Значит, вот как всё выглядело тогда? Мерлин Великий, а ведь Гарри тогда было всего четырнадцать! Хотя, вроде он рассказывал, что в тот раз их словно бы заключило в подобие клетки из световых нитей, которая не позволяла приближаться Упивающимся… Ну, кто его знает, от чего это зависит. Насколько я могла судить, Упивающихся поблизости и так что-то не наблюдалось…
Вот Гарри повернул голову, очевидно, крикнув что-то кому-то, кто находился поблизости. Я не осознавала того, что практически прилипла к стеклу, стремясь не упустить ни одной детали. Вот поблизости что-то шевельнулось – а потом на почему-то белый участок почвы рядом выскочил здоровенный чёрный пес – весьма знакомый, надо добавить. Сириус! Да что там, в конце концов, происходит?!
Блэк в несколько прыжков скатился по склону, в последнем движении перекинувшись снова в человека, и рухнул на колени у самой кромки воды, возле странной груды, которую я приняла было за какую-то белесую породу камня. Но когда Блэк ухватился за это бесформенное «нечто» и потянул к себе, до меня дошло, что это, очевидно… человек? Наверное, кто-то из раненых, но кто? Кто-то из авроров? Или наших? Я до крови прикусила губу, силясь разглядеть всё подробней. Сириус вскинул голову, бросив взгляд на Гарри, и… исчез. На таком расстоянии я не могла слышать хлопок аппарации, но моё воображение услужливо нарисовало мне его.
Я с трудом сдержала вскрик. Как Сириус мог бросить Гарри наедине с Тёмным Лордом?! О чём он думал?! Конечно, он спасал раненого, но неужели больше было некому?! И где, кстати, ещё хоть кто-нибудь?! Моим первым порывом было броситься на помощь самой – остановило только то, что действие разворачивалось слишком быстро, и я всё равно бы не успела добраться вовремя.
Гарри, снова обернувшись к своему врагу, подался вперёд, словно желая усилить напор. И в тот же момент Лорд резким движением дёрнул свою палочку вверх. Золотистая нить изогнулась дугой и лопнула – моё воображение тут же нарисовало резкий щелчок, как от удара хлыстом. Гарри, пошатнувшись, отступил на шаг, Лорд ткнул палочкой в его сторону и что-то выкрикнул. Поттер заметно вздрогнул, а потом сделал и вовсе невероятно глупую вещь: перекинул палочку в левую руку!
- Да что же ты творишь?! – крикнула я, забыв обо всем. – Он же сейчас убьёт тебя! Дерись, Гарри!
Но, конечно же, он меня не слышал. Впрочем, как оказалось, драться дальше ему и не потребовалось. Парень поднял правую руку, тряхнув кистью, словно стряхивал что-то с неё. Лорд снова поднял палочку, то ли готовясь наложить, то ли уже накладывая какое-то проклятие. Я снова до крови впилась зубами в нижнюю губу, почти готовая зажмуриться от страха – но и не в силах оторвать глаза от происходящего… А потом, прежде чем Лорд успел закончить своё заклятие, полыхнула короткая вспышка – и Гарри словно испарился.
Я удивлённо заморгала, подавляя желание протереть глаза. Поттер исчез. Его не было. Но это не могло быть результатом действий Лорда, ведь луч его проклятия пронзил пустоту там, где только что стоял гриффиндорец, лишь пару мгновений спустя! И Гарри не мог воспользоваться мантией-невидимкой: она бы тоже не защитила его от проклятия. Я медленно отодвинулась от окна, облизывая губы и глубоко дыша, чтобы успокоиться и переосмыслить то, что увидела. От облегчения у меня задрожали коленки. Гарри сбежал. Он в безопасности. Вряд ли он аппарировал – не с палочкой в левой руке, он колдует правой, – но определённо как-то переместился. Скорее всего, портключом. Да какая разница! Главное – он в безопасности!

Ну что ж, одной проблемой меньше. Если Поттер ушёл, то сюда он уже не вернётся, да ему и незачем. Вообще-то, если так, то и мне хорошо бы подумать уже о возвращении. Страшно подумать, какой будет его реакция, если, вернувшись в Хогвартс, Гарри обнаружит, что я не просто сбежала следом за ним в логово Лорда, но ещё и не вернулась оттуда! И потом, если верить Дафне, Драко и Джинни в безопасности… Почему же мне казалось, что просто уйти будет как-то… неправильно? Ну, может, не то чтобы неправильно, но как-то даже глупо было не воспользоваться представившейся возможностью, уже смутно вырисовывающейся в моей голове.
- Ты думаешь, ты умнее всех, девочка? – проскрипел сзади хриплый голос Хвоста. Я обернулась – он, по-прежнему связанный, смотрел на меня прищуренными злобными глазками и по-крысиному щерил зубы. Я насторожилась: что-то слишком уверенный вид был у этого мерзавца…
Раздался негромкий хлопок – как при аппарации, только тише. Пустая верёвочная сеть с тихим шорохом осела на пол, и из неё, тонко пискнув, стремглав бросилась прочь крупная серая крыса. Я мысленно выругалась: пока я наблюдала поединок Гарри и Волдеморта, моё внимание к чарам на веревках ослабло, и треклятый крыс сумел каким-то образом успеть вывернуться из петли при превращении. Но так просто это не могло закончиться. Если он рассчитывал скрыться от меня – напрасно. Тем более что для меня в комнате было достаточно света даже теперь, когда Люмос на обеих палочек погас, и освещал её теперь только тусклый свет из окна.
Я буквально прыгнула вперёд, следом за Хвостом. Первым моим стремлением было превратиться в рысь и в два прыжка нагнать мерзкую тварь. Удержало меня лишь, как это ни смешно, вспыхнувшее желание всадить в него когти – вспышкой в сознании мелькнуло осознание того, что разгорячённые эмоциями инстинкты звериной ипостаси могут сыграть со мной дурную шутку. Петтигрю надо захватить живьём, а не убивать… По крайней мере, сейчас.
- Вингардиум Левиоса! – приказала я, указывая палочкой вдогонку мелкой твари, которая уже, наверное, полагала себя в безопасности.
Крыса, отчаянно пища, взмыла в воздух и зависла футах в пяти над полом. Отлевитировав Хвоста на стол, я, довольно ухмыльнувшись, обездвижила его, чтобы освободить палочку. Потом подняла с пола распотрошенную коробку с сушёными мандрагоровыми листьями, вытряхнула их и трансфигурировала её в объёмную стеклянную банку, наложив на неё чары неразбиваемости. Затем я бесцеремонно бросила свой «трофей» в полученную тару, а потом, наколдовав плотную крышку, сняла своё Парализующее и сразу же завинтила её. Едва я это сделала, крыса внутри будто обезумела: она кидалась на стенки, дико верещала, тщетно царапала стекло… Я посильнее тряхнула банку и свирепо посмотрела на пленника.
- А ну тихо! – рявкнула я так, что, даже ничего не услышав, Хвост должен был догадаться, что от него хотят.
- Что, задохнуться боишься, тварь мелкая? Пра-а-авильно боишься! Ну да ладно, радуйся, что я добрая, – проворчала я, проводя палочкой над крышкой и наколдовывая отверстия для воздуха. Заодно теперь и Хвост мог легко меня слышать. А мне было что ему объяснить.
- Значит так, друг ситный, – сказала я ему, ещё раз встряхивая банку. – Превратиться внутри этой банки ты не сможешь. Ты это и сам, думаю, понял. Надеюсь, ты также понял, что ничего хорошего тебя не ждёт? Впрочем, у тебя есть выбор. Ты либо перестаёшь верещать и ведёшь себя тихо, и тогда я, может быть, возьму тебя с собой и отнесу в Орден Феникса, где ты получишь по заслугам. Или ты можешь продолжить свою истерику, и тогда я просто засуну эту банку в дальний угол какого-нибудь из здешних шкафов! И ты сдохнешь с голоду гораздо раньше, чем тебя найдут! И не надо уповать на мою жалость. Я тебе не «добрый мальчик» – Гарри. Я тебя щадить не собираюсь.
Крыса в ужасе замерла, свернувшись в комочек на дне банки. Кивнув самой себе, я водрузила банку на стол и, вздохнув, обернулась к Дафне. Мысль о том, что вокруг, наверное, уже не осталось членов Ордена, была тревожной, и вместе с тем пробуждала во мне что-то вроде любопытства или даже азарта. Вот бы найти способ спрятаться среди Упивающихся так, чтобы подслушать планы Волдеморта! Интересно, а что он теперь, и правда, будет делать? Ставка его полностью разрушена благодаря пожару. Насколько я могла судить, потери обе стороны понесли не слишком значительные – члены Ордена намеренно затягивали бой, чтобы дать пленникам побольше времени сбежать, а Упивающиеся оказались застигнуты врасплох и особенно активного сопротивления оказать просто не успели.
И тем не менее надо было быть наивным младенцем, чтобы не понимать, что дерзкая атака Ордена не пройдёт даром. Волдеморт наверняка разозлился по-настоящему. Его планы в очередной раз пошли прахом – это раз. У него прямо из-под носа увели пару ценных пленников – ценных даже без оглядки на запланированный ритуал! – это два. Один из его приближённых и самых доверенных слуг на поверку оказался шпионом вражеской стороны – это три! Его штаб уничтожен до основания, а вместе с ним, надо надеяться, и по крайней мере ещё один крестраж – чаша. Ну и наконец – Лорд и сам, если и не потерпел поражение, то, по крайней мере, опять остался ни с чем, не сумев одолеть Гарри – это пять. И какой напрашивается вывод? Только один – Лорд захочет отомстить. И, зная его, можно сказать с уверенностью – месть будет каверзной и жестокой.
Мне стало не по себе, когда я подумала о том, что тайна Снейпа раскрыта. Если раньше с его помощью была надежда узнать хотя бы о передвижениях Упивающихся, то теперь Орден практически слеп. Нам непременно нужен агент в рядах Упивающихся. Но откуда его взять?
Я задумалась, рассматривая свою пленницу, всё ещё лежащую без сознания. А может, наложить на неё Империус и заставить следить за Лордом? Однако я тут же горько усмехнулась. Откровенно говоря, на законы, грозящие за использование Империуса пожизненным заключением, мне было плевать с Астрономической башни. Во-первых, его использование надо ещё доказать, а во-вторых… Во-вторых, закон, разрешающий применение Непростительных заклятий по отношению к Упивающимся Смертью, никто не отменял. Но были и другие «но», казавшиеся куда более весомыми.
Мне до сих пор приходилось употреблять первое Непростительное всего лишь пару раз, и я не была уверена, что смогу удерживать его лучше и надёжнее, чем сама Дафна. Дрей или Алси – другое дело, но вот Империус в моём исполнении… А если он ослабнет и спадёт? Тогда всё окажется бесполезно, и даже хуже того! К тому же уж Лорд-то наверняка легко сможет отличить порабощённого человека от нормального, а уж снять мой дилетантский Империус для такого мастера, как он – наверняка проще простого. В общем, этот план чем дальше, тем больше казался чересчур ненадёжным.
Я снова оценивающе оглядела свою пленницу. Что она там говорила в самом начале? Что ей может пригодиться моя внешность? Хм, а что, план не так уж плох. Вот только персонажей надо переставить местами. Конечно, Дафна провинилась, но всё-таки есть надежда, что Волдеморту будет сейчас не до того, чтобы наказывать какую-то девчонку. Может, удастся затеряться в толпе Упивающихся? Дафна всем успела примелькаться, так что её присутствие вопросов не вызовет. Да и нежелание попадаться на глаза Лорду будет понятным из-за совершённой оплошности.
Я окинула взглядом хранилище. Интересно, найдётся тут Оборотное зелье? По идее, должно бы – ведь Дафна, как я понимаю, как раз за ним и пришла. Вот только при таком количестве пузырьков я его тут могу до утра искать. Хвоста, что ли, спросить? Я даже негромко хихикнула от этой мысли. Ладно, есть другой способ. Сейчас посмотрим. Я подняла палочку.
- Акцио Оборотное зелье!
Сначала ничего не происходило, но потом с дальнего стола послышался тихий звон, словно пузырьки на нём задвигались, стукаясь друг об друга. В воздух поднялись несколько небольших бутылочек и неторопливо поплыли ко мне. Я подхватила первую, остальные аккуратно опустив на стол, затем зажгла свет на кончике палочки и посмотрела на просвет пузырёк. Внутри бултыхалась густая буроватая жидкость, напоминающая грязь. Оборотное, без сомнения…
Подойдя к Дафне, я наклонилась и рывком вырвала у неё несколько волос. Даже не приходя в себя, она поморщилась от боли. Конечно, сочувствия к ней это не вызвало – но наличие реакции показывало, что она постепенно приходит в себя. Я нахмурилась. После штучек Хвоста заклятию Инкарцеро я не доверяла. Да и вообще, мало ли как способна извернуться эта змеюка? А меня абсолютно не устраивал вариант с её появлением на сцене действия.
Что ж, остаётся только одно – обездвижить её и спрятать где-нибудь здесь. Конечно, это было немного жестоко, ведь мало ли что может со мной произойти. Если я за ней не вернусь, Дафна может и погибнуть. Хотя, с другой стороны, после моей смерти чары потеряют силу и она сможет освободиться. Вот только я не могла быть уверена, что непременно погибну, а не попаду в плен, или, например, буду вынуждена срочно ретироваться.
Я тряхнула головой. Ну что за идиотизм, в конце концов! Можно подумать, мне посередине военных действий заняться больше нечем, как беспокоиться о самочувствии врага! Тем более что всё равно времени придумывать другой план у меня уже не было.
Впрочем… Задерживаться надолго я в любом случае не собиралась. Час, максимум два, если успею незаметно сделать ещё глоток Оборотного Зелья. А значит, тут могут помочь так называемые «условные чары» – иначе говоря, я просто «закодирую» свои заклятия на время. До утра Дафне ничего грозить не будет, а с первыми лучами солнца мои заклятия ослабнут и она сможет освободиться. Покрепче связав и тем самым совершенно её обездвижив, я затолкала Гринграсс под стол, после чего опустила пониже край грубой холщовой скатерти, вдобавок наложив отвлекающие внимание чары. Даже если сюда придут Упивающиеся, чтобы взять какие-нибудь зелья, они не заметят пленницу.
Я вернусь, сказала я себе. Должна вернуться. Не оставлю я её просто так. Эта дрянь ещё ответит за то, что сделала с моим братом! Я должна успеть вернуться и доставить её в Хогсмид, чтобы передать с рук на руки аврорам! Ночью под столом она не отделается – да по Дафне Азкабан плачет! Прямо рыдает…
Подумав, я решила, что оставлять на волю случая оба свои трофея мне не улыбается вовсе. К тому же, как ни крути, Хвост – пленник куда более ценный, чем мелочишка вроде Дафны, которая и посвящение-то, наверное, толком не прошла. Конечно, я зла на неё, но всё равно должна мыслить объективно. Вернувшись к банке, я немного поколдовала над ней, превратив её во что-то вроде маленького, сплюснутого с боков стеклянного ящика, словно отлитого из стекла целиком, лишь с несколькими крохотными отверстиями в верхней части. В таком виде он занимал меньше места, чем округлая банка, хотя и крысе тоже оставалось куда меньше пространства. Петтигрю заскрёб когтями по стеклу, всем своим видом выражая протест против такого обращения, но я лишь снова от души тряхнула ёмкость, так, чтобы мерзкое животное почувствительнее приложилось головой о верхнюю плоскость ящика.
- Ты чего-то не понял, ты, мерзость? – с отвращением процедила я сквозь зубы. – Скажи спасибо, что я не пытаюсь уменьшить банку вместе с тобой! Чары уменьшения мне, знаешь ли, не очень хорошо даются. Особенно на таких сложных существах, как анимаги. Могу случайно смешать тару и содержимое в процессе. Так что сиди тихо, если не хочешь превратиться в стеклянную крыску!
«Крыска», я могла бы поклясться, от ужаса издала звук, весьма напоминающий хрюканье. После чего, обиженно надувшись, свернулась на дне ящика, словно говоря, что принимает условия. Я хмыкнула. Этому деланому смирению я ни на грош не доверяла. Не сомневаюсь, стоит Хвосту улучить момент, чтобы подставить меня – и он это сделает. Значит, надо лишить его такой возможности. Усилив чары неразбиваемости, я добавила к ним Силенцио и чары отвлечения внимания, после чего запихнула укомплектованный «аквариум» в небольшую сумку, найденную в одном из шкафов. Кажется, в ней лежали какие-то пустые мензурки, которые я без сожалений вытряхнула на пол. Позаботившись о том, чтобы к отверстиям в крышке крысиной «темницы» поступало достаточно воздуха, я застегнула сумку и повесила её на ремне через плечо.
Теперь можно было приступать к основной части плана – и, признаться, мне было слегка не по себе. Я не очень хорошо представляла себе, что буду делать, оказавшись в толпе Упивающихся, и смогу ли не выдать себя неосторожным словом или жестом. А кроме того… Была и ещё одна проблема. Я не могла дать стопроцентной гарантии, что смешивание моей капсулы изменчивости и Оборотного зелья не даст никаких побочных эффектов. Впрочем, попробовать всё равно стоило. Если результат окажется не таким, как нужно, просто придётся вернуться в Хогвартс. Ну и надеяться, что Снейп не так сильно разозлится на меня, чтобы не помочь справиться с этими побочными эффектами…
Оттягивать момент было бессмысленно и даже опасно, так что я кинула в бутылочку волосы Дафны и немного подождала, пока зелье с шипением изменило цвет и консистенцию. На моё удивление, «сущность» Гринграсс оказалась не такой уж противной – прозрачная, тёмно-малинового цвета, а по вкусу напоминала клюквенный морс, кислый и терпкий.
- Могло быть и хуже, – пробормотала я, опуская опустевший стакан на стол, – и тут меня скрутило судорогой, свидетельствующей о превращении. Ощущения были не из приятных – моя кожа словно плавилась, а волосы, казалось, шевелились сами по себе. Однако всё закончилось довольно быстро и я, кусая губы, поднялась на ноги. Я не могла видеть своего лица, однако кожа на руках снова стала белой, и – вот счастье! – на ней не наблюдалось никаких разводов и полос, как было с Дафной после передозировки капсул. Я провела ладонью по волосам и ощутила тяжёлые гладкие локоны, не такие длинные, как у меня самой, но это и понятно – с недавних пор Гринграсс носила стрижку по плечи.
Наконец, решившись, я снова зажгла Люмос и наложила зеркальные чары на ближайшую стену. Потом глубоко вздохнула – и, словно кидаясь в омут головой, подняла взгляд.
Фух! От облегчения меня сначала бросило в жар, а потом тут же в холод. В зеркале отразилась Дафна – вполне такая же, как и та, то лежала связанная под столом. К счастью, Оборотное зелье всё-таки возобладало над капсулой. Чтобы довершить маскировку, я позаимствовала Дафнину мантию (пришлось повозиться, чтобы сначала вытащить её из-под верёвок, а потом ещё и возобновить Инкарцеро на всякий случай).
Оставалась сущая безделица: затесаться в толпу Упивающихся и подслушать, о чём они будут говорить между собой и что скажет Лорд. Ах да, и при этом постараться не попасться ему на глаза и избежать положенной Дафне взбучки. На какой-то момент я даже пожалела, что у меня нет при себе аварийного портключа, как у Гарри. Всё-таки нет гарантии, что получится быстро аппарировать из толпы волшебников в случае необходимости. Однако выбора у меня не было – если не считать варианта пойти на попятный.

Выбравшись из флигеля, я осторожно направилась к тому месту, где происходило сражение Гарри и Волдеморта, которое я видела из окна, справедливо рассудив, что поиски надо начинать оттуда. Впрочем, подойти туда поближе оказалось не так-то просто: земля была изрыта следами заклятий, часть её превратилась в топкое болото, другая бурлила огненной лавой, третья поблескивала искристой гладкостью льда, словно каток в парке. Однако, на моё счастье, приближаться и не потребовалось.
Тёмный Лорд обнаружился не так уж далеко – стоило всего лишь подняться на пригорок. Он стоял посреди парка, точно памятник самому себе. Очевидно, первый и основной приступ его гнева я пропустила, и теперь Волдеморт уже взял себя в руки. Он с холодной яростью взирал на догорающие останки того, что ещё несколько часов назад было его Ставкой. От особняка остались лишь голые и прокопчённые чуть ли не насквозь каменные стены, да и те местами осыпались. Крыша полностью провалилась внутрь, в окнах не осталось ни единой рамы. Внизу, на первом этаже кое-где ещё виднелись языки пламени, однако по большей части пожар уже закончился. В воздухе висело удушливое облако дыма, однако здесь, на открытом воздухе оно не причиняло ощутимых неудобств, кроме неприятного запаха гари. Хотя, пожалуй, он был не таким уж и неприятным – стоило лишь взглянуть на выжженную каменную коробку Ставки, напоминающую обгорелый скелет какого-то причудливого животного.
Моё внимание привлекли чьи-то стоны, и только теперь я заметила, что у ног Лорда корчились от боли несколько тёмных фигур – очевидно, Волдеморт то ли нашёл, на кого возложить вину за всё, то ли попросту спустил пар на тех, кто имел несчастье подвернуться под горячую руку. Остальные Упивающиеся (которые, к слову сказать, всё прибывали – очевидно, Лорд «протрубил» общий сбор) расположились полукругом на почтительном расстоянии от него и со смесью страха и уважения взирали на своего повелителя. Я надвинула поглубже капюшон Дафниной мантии и осторожненько пристроилась с краю толпы, подальше от Лорда. Несмотря на многочисленность, Упивающиеся, все как один, хранили гробовое молчание: никому не хотелось привлечь внимание Волдеморта и разделить Круциатус с тем, кто уже удостоился этой сомнительной чести.
Наконец Лорд, брезгливо пнув одно из скорчившихся на земле тел, обернулся к собравшимся, убрал палочку и нарочито громко захрустел костяшками пальцев. По его змееподобному лицу нельзя было прочесть, что он в данный момент чувствовал, по крайней мере, нельзя было ничего сказать с уверенностью. Я впервые видела его вживую, да ещё так близко. Даже как-то не думала раньше, что это настолько жуткое зрелище. Мне не доводилось видеть фотографий или других изображений молодого Тома Реддла, но Гарри и Джинни говорили, что тот был на редкость привлекательным молодым человеком. Что же нужно было сделать с собой, чтобы превратиться в это чудовище? Неудивительно, что Лорд хочет создать себе новое тело. Закусив губу, я осторожно отодвинулась подальше за спины остальных Упивающихся, стараясь, впрочем, чтобы моё движение не было очень уж очевидным. Впрочем, меня спасло ещё и то, что на фоне всех произошедших событий Волдеморту было совершенно не до меня и даже не до Дафны, как бы виновата она ни была. Он обвёл толпу суровым взглядом, ни на ком конкретно не останавливаясь.
- Нас снова обошли, – холодно сказал Лорд, и я поразилась тому, что его голос, вопреки всем ожиданиям, был совсем не похож на сиплое полузмеиное шипение. Он был странно высоким для мужчины, почти мальчишеским, и таким же звонким.
- Но в этом, – он помолчал минуту, выдерживая паузу, – в этом нет вашей вины, мои соратники.
Я изо всех сил старалась сдержать недоверчивое хмыканье. «Соратники»? Такое тёплое обращение в его исполнении звучало, по меньшей мере, странно. Хотя, опять же, вспоминая рассказы Гарри о том, чему он был свидетелем на кладбище… Вроде тогда Лорд тоже обращался к Упивающимся как к «друзьям», а не как к рабам, несмотря на то, что фактически они ими и были.
- Нас предали, – продолжал тем временем Волдеморт. – В наши ряды затесался хитрый и коварный враг, которого, к стыду своему, даже я не успел разоблачить вовремя. Однако теперь я исправлю эту ошибку. Внемлите!
Я снова поморщилась. От высокопарности Тёмного Лорда становилось противно вдвойне. Дрей как-то упоминал, что Волдеморт не чужд театральности, но, признаться, я видела за этим скорее свойственное брату ехидство, чем действительно недостаток Лорда. Сейчас страх несколько притупил во мне свойственные всем слизеринцам насмешливость и скептицизм, однако улетучиться полностью они не могли.
- Предатель, скрывавшийся среди нас, был хитёр и расчётлив, – продолжал Волдеморт. – Ему до последнего удавалось скрывать свою сущность, однако последние события вынудили его скинуть маску, и более ему не скрыться от моего гнева. Знайте, друзья…
Он помедлил, и я подумала – одной ли мне послышалась в последнем слове скрытая издёвка?
- Знайте, что отныне Северус Снейп лишён мною всех привилегий и милостей, равно как и права на саму жизнь. Тому из вас, кому посчастливится убить предателя, я обещаю свою милость – и высокую награду.
После этих слов в толпе поднялся галдёж. Кто-то выкрикивал проклятия и оскорбления в адрес профессора, кто-то бахвалился, что будет первым, кто исполнит волю Повелителя. Меньшинство (полагаю, это были в основном те, кто смог в свое время отвертеться от Азкабана, по примеру Малфоев, а теперь служили Лорду скорее вынужденно, чем от всего сердца) ограничивалось короткими комментариями, что предательство Снейпа – вещь невероятная, но что с них взятки гладки, раз уж он сумел провести и самого Лорда. По счастью, на меня всё ещё никто не обращал внимания.
А мне становилось чем дальше, тем страшнее. Я почувствовала, как холодеют ладони. Всеобщий гомон не стихал, и я со страхом думала, что отпущенные мне минуты утекают, как вода сквозь пальцы, а обсуждение планов Лорда с мёртвой точки сдвигаться не спешит. И зачем только я всё это затеяла? Как теперь выбраться из этой толпы? Попытку уйти непременно заметят, а после «предательства» Снейпа здесь все всех подозревают. Два шага в сторону – и рискуешь получить Аваду между глаз. А что будет, когда пройдёт час и действие Оборотного зелья закончится? Нельзя допустить обратного превращения, пока я здесь! Но как незаметно сделать глоток посреди толпы? Это же всё равно что открыто заявить: «Я не та, за кого себя выдаю». А ведь я даже ничего особенно нового не узнала! То, что Волдеморт приговорит Снейпа к смерти и назначит награду за его голову, как только разоблачит его предательство, было и так понятно.
Но, на моё счастье, Лорд не отличался терпеливостью, особенно теперь, после того как очередной его план потерпел фиаско. Впрочем, почему-то он не казался таким уж расстроенным, словно произошло что-то, что могло несколько скрасить разочарование. Он поднял руку, призывая Упивающихся к молчанию – и уже через несколько мгновений вокруг снова воцарилась тишина, прерываемая только дыханием не меньше чем сотни людей, с жадностью ловивших каждое слово своего повелителя.
- Сегодня мы потерпели крупную неудачу из-за предательства Снейпа, – сказал Волдеморт, снова обводя взглядом присутствующих. – Однако удача всё же не совсем отвернулась от Лорда Волдеморта! Благодаря моей дорогой Нагайне, конечно…
Лорд с оттенком нежности, делавшей его нечеловеческое лицо только ещё более жутким, чем обычно, посмотрел вниз, где, очевидно, и находилась змея.
Я покачала головой. Интересно, почему это его любимица вдруг заскромничала? По рассказам Гарри и Драко выходило, что обычно она бывала довольно активна, ползала вокруг или висла на плечах у Волдеморта, наводя благоговейный ужас на окружающих. Почему же теперь её что-то почти совсем не видно? Я вытянула шею, вглядываясь в просвет между плечами Упивающихся, стоявших впереди, и наконец разглядела свернувшуюся у ног Тёмного Лорда змею. Мне пришлось приложить массу усилий, чтобы не расхохотаться в голос от того, что я увидела. Даже с моего места было видно, что змеиная чешуя будто выкрашена светящейся краской разных цветов, переливающейся и красиво переходящей от одного оттенка к другому. Цвета были яркие, жизнерадостные – от голубого до розового, с вкраплениями оранжевого и желтого. Я изо всех сил прикусила губу, чтобы не захохотать в голос, и задержала дыхание, дабы не выдать себя даже приглушённым смешком. Не знаю, каким чудом мне удалось сдержаться – видно, помог леденящий страх перед Тёмным Лордом.
Судя по всему, Волдеморту новый окрас его любимицы был не по вкусу. Он неодобрительно поджал свои тонкие губы и нахмурил брови (а точнее, то место, где они должны быть), однако ничего не сказал по этому поводу. Наверное, просто прибавил ещё один пункт к списку причин для мести, – поёжившись, подумала я. В свете этого новая окраска его «зверюшки» переставала казаться такой уж забавной…
- Из-за этого нападения мы понесли потери, – сурово произнёс Лорд совсем другим, изменившимся тоном. Даже голос его, казалось, зазвучал чуть ниже тембром, чем раньше. – Но не только мы, ибо нанесён удар, от которого противник нескоро оправится. Радуйтесь, друзья – Нагайна вывела из строя самого Дамблдора!
Снова поднялся гвалт. На сей раз отовсюду доносились радостные, восторженные вопли. А я застыла, не веря своим ушам. Дамблдора? Они убили Дамблдора? Нет, нет, нет, этого просто не может быть! Это абсолютно немыслимо! Директор казался не просто неуязвимым – мы привыкли считать его чем-то вечным и незыблемым! И вдруг… Хотя, стоп, Лорд сказал – «вывела из строя», а не убила! Значит… значит, проклятая змея его укусила! Ох, Мерлин… знать бы, насколько опасен её яд и выживет ли Дамблдор? Я вспомнила, что Джинни рассказывала мне, как видения Гарри на пятом курсе спасли жизнь её отцу, которого тоже покусала Нагайна. Кажется, мистер Уизли вполне поправился, это внушает надежду. Хотя, конечно, всё зависит от силы яда, дозы, да и самого мага. Всё-таки Дамблдор раза в три старше Артура Уизли. Сила духа директора, конечно, не вызывала сомнений. Но справится ли его тело?
- Мы должны воспользоваться тем, что наш главный враг повержен, – продолжал тем временем Волдеморт, вновь одним жестом утихомирив толпу. Интересно, смог бы он добиться такого эффекта, если б не внушал всем, даже своим самым преданным последователям, вроде Антонина, такой жуткий страх?
- Готовьтесь, друзья мои! Этой ночью, едва только минует её середина, мы атакуем Хогвартс! – почти выкрикнул Лорд. Я, не сдержавшись, ахнула от ужаса – впрочем, не я одна, так что мой вскрик потонул в шуме одобрительных возгласов.
- Мы нанесём удар сейчас, когда наши враги не ждут этого! – продолжил Волдеморт, обводя горящими глазами толпу. – Эти чванливые недоумки из Ордена Феникса думают, что сломили и ослабили нас, но мы докажем, что они жестоко заблуждаются! Мы атакуем их сейчас, когда они считают себя в безопасности! Защита Хогвартса основана на силе и самой жизни его директора, так что мы должны воспользоваться тем, что Дамблдор ранен, и, возможно, уже при смерти! Но с его смертью Узы перейдут к его преёмнику, поэтому нам нужно поспешить. Ещё до рассвета Хогвартс станет новой Ставкой Лорда Волдеморта!
Я осторожно отступила на полшага назад, стараясь незаметно оглядеться по сторонам. К несчастью, вокруг толпились, наверное, уже все Упивающиеся, сколько их ни есть. Не было никакой надежды отступить незаметно. Сколько времени прошло с тех пор, как я выпила зелье? Полчаса? Больше? От страха мои пальцы казались мне ледышками.
Если Упивающиеся захватят школу, это будет означать далеко не только новую Ставку для Волдеморта, и это наверняка понимали здесь все. Во-первых, удар по Хогвартсу, который традиционно и по праву считался самым безопасным местом во всей Магической Британии, – это удар по самым основам мироздания для многих волшебников. Школа всегда была чем-то… особенным, чуть ли не святыней! И битва в её стенах, захват её самым страшным Тёмным Лордом за всю историю – я и представить себе не могла ничего, что могло бы повергнуть Магический Мир в больший шок и отчаяние. А во-вторых, не стоит забывать о детях! В школе сейчас несколько сотен учеников, а дети – это будущее Магического Мира, это, в конце концов, безотказное средство воздействия на их родителей. Если студенты окажутся в руках Лорда – он, считай, победил. Кто осмелится возразить ему или его нелюдям, если в его руках будут жизни детей?
Лорд продолжал что-то вещать о том, что Орден Феникса и Гарри Поттер ещё дорого ему заплатят за всё, но ничего важного, кроме того, что атаку он действительно хочет начать в полночь, я не услышала. Наконец Волдеморт приказал Упивающимся подобрать раненых, привести в чувство тех, кого можно, а для остальных организовать временный лазарет. По его словам, позже их можно будет с удобством разместить в больничных палатах Хогвартса, ну а пока хватит и наколдованного наспех навеса.
А вот последовавшее за этим действие повергло меня в настоящий ступор. У меня поджилки затряслись от ужаса и отчаяния, когда, собрав нескольких Упивающихся, Лорд установил антиаппарационный барьер вокруг всего поместья. Нет, с его точки зрения всё было правильно и даже более чем понятно. Он не мог рисковать тем, что ещё какой-нибудь предатель выдаст его планы Ордену. Весь смысл атаки строился на внезапности, Лорду нужно было застать школу врасплох, чтобы почти не встретить сопротивления. Чем больше учеников попало бы к нему в лапы невредимыми, тем больше возросли бы его возможности влиять на их родных. Но – Мерлин великий! – для меня-то это было настоящей катастрофой! Как мне теперь выбраться отсюда и предупредить своих о готовящемся нападении?
Я готова была заплакать от страха и отчаяния. Отпущенный мне час истекал, мне казалось, что я уже ощущаю лёгкое покалывание в пальцах от прекращения действия зелья. Нет, конечно, это было не более, чем игрой воображения, но от этого мне легче почему-то не становилось. Чёрной завистью я сейчас завидовала Гарри с его способностью быстро соображать в минуты опасности. Сама я, в отличие от него, будто выпадала из реальности, будучи не в состоянии ничего придумать. По крайней мере, так бывало обычно.
- «А ну, не смей раскисать!» – твёрдо сказала я себе. – «Так, посмотрим. Что у меня есть, какие варианты? Портключа у меня нет, аппарировать отсюда я уже не могу. Что остаётся? Была бы метла, можно было бы попробовать улететь… Хотя нет. Это было бы глупо. Улететь незамеченной всё равно не получится, а в одиночку в воздухе я буду превосходной мишенью. Впорчем, если держаться пониже, поближе к земле… А, да какая, к дементорам, разница – метлы всё равно нет. Что ещё? На своих двоих я далеко не уйду – тоже заметят и тут же прикончат без суда и следствия. А как бы сделать так, чтобы не заметили?
- Эй, ты, что стоишь! – прервал мои размышления здоровенный Упивающийся в явно тесной ему мантии, которая некрасивыми складками топорщилась на его массивной фигуре.
- Я? – испугалась я.
- Нет, я! – гоготнул он. – Это ведь ты – малявка Гринграсс? А ну марш помогать в лазарете! Или думаешь, ты стала такой важной птицей, что можешь отлынивать? Даже и не думай, дорогуша… Для больших дел ты не годишься, посмотрим, какова на побегушках! Марш, я сказал!
- Да-да, конечно-конечно, – быстро залепетала я, «виновато» потупив взгляд, и заторопилась в сторону наколдованного Упивающимися навеса. Там, прямо на голой земле, всё ещё холодной после зимы, уже лежали несколько человек. У одного из них нос и уши были таких невероятных размеров, что тут явно не обошлось без заклятия Роста. Впрочем, это легко поправимо с помощью Уменьшающего зелья. Другой пострадал серьёзнее – на лице и груди у него виднелись глубокие раны. Над ним уже склонялся кто-то, залечивая порезы, однако я не сомневалась, что пострадавший потерял много крови.
Подобный лазарет я видела впервые. До сих пор мне приходилось бывать только в школьном больничном крыле. Конечно, я вместе с Гермионой помогала мадам Помфри с раненными после «Хогсмидской потасовки», но это было настолько по-другому, что сейчас мне вообще не приходилось тот опыт принимать в расчёт.
- Ну чего застыла! – набросилась на меня вездесущая Алекто Кэрроу, растрёпанная сверх всякой меры и злая, как три тысячи соплоховостов. Лицо её было измазано сажей, и, как я успела заметить, волосы с правой стороны обгорели так, что были втрое короче тех, что оставались слева. – А, никакой от тебя пользы, клуша бесполезная! – выругалась она. – Ты хоть какие-нибудь целительные чары знаешь?
- Я… я… я нннне… – залепетала я, силясь вспомнить, выказывала ли Дафна когда-нибудь умение лечить хотя бы мелкие порезы. Алекто в раздражении не стала дожидаться более вразумительного ответа.
- Так, всё понятно, – фыркнула она. – Значит так: вот тебе зелье, вот тряпка, – она нетерпеливо всучила мне объёмистый пузырек и кусок ткани. – Будешь протирать раны тем, кому нужно. У кого рана глубокая – зови на помощь. На синяки попусту не растрачивай. Это понятно?
- Д-д-да, – кивнула я.
- Неужели! – скривилась Упивающаяся. – Ну тогда чего встала – вперёд! За работу и с песней! Закончится зелье – скажешь мне. Понятно?
- Да, – поспешно кивнула я и устремилась к новым пострадавшим, которых стаскивали сюда с поля битвы Упивающиеся. Отчаянно надеясь, что члены Ордена успели подобрать своих при отступлении, я склонилась над тщедушным мужчиной лет сорока, горло которого пересекала тонкая царапина, а из-под рубашки тоже сочилась кровь. Как следует пропитав свою тряпку зельем, я осторожно начала протирать порезы, которых у него оказалось множество.
Не знаю, как долго я работала, стараясь не особенно вникать в то, что делаю. Всё-таки целительство – это не моё. Я могу сварить зелье, залечить не слишком большой порез, наколдовать несложное заклинание вроде пресловутого Асклепио, которому научил меня Гарри. Нет, я, конечно, могла ухаживать за больным или раненым, но за близким человеком, который мне небезразличен! Но чтобы всерьёз и целеустремленно посвятить себя этому? Да ещё вот так – облегчая страдания Упивающихся Смертью, некоторым из которых сама же и накостыляла в битве?! Просто исцеление ради исцеления? Нет уж, увольте…
Зелье, на моё счастье, расходовалось быстро. Да и вообще я не очень стремилась его экономить, что бы там ни говорила Алекто. За работой я совсем забыла об отпущенном мне времени, а когда спохватилась, испугалась ещё больше, потому что, по моим внутренним ощущениям, прошло гораздо больше часа! Я в ужасе посмотрела на свои руки. Странно… Кожа была по-прежнему бледной, значит, облик мулатки ко мне не вернулся. И кисть руки была совсем другая, не такая, как моя – шире в кости, да и крупнее. Более того, я вообще никакого перевоплощения не чувствовала. Что же, получается – я осталась в облике Дафны? Но… Неужели ощущения меня подводят, и час ещё не кончился?
Выплеснув остатки зелья на землю, я подняла пузырёк и поискала глазам Алекто. Она ругалась с кем-то в углу навеса – кажется, со своим братом и ещё парой невероятно высоких Упивающихся. Может, это Крэбб- и Гойл-старшие? Хотя, какая, к Салазару, разница! Я бесцеремонно подошла к ним и дёрнула Алекто за рукав.
- Зелье закончилось, – сказала я, демонстрируя пустой пузырек, когда сердитая Кэрроу повернулась, явно собираясь наорать на меня. Алекто со стуком захлопнула рот и нахмурилась.
- Ну так сходи и принеси ещё из хранилища! – рявкнула она. – И без тебя дел по горло!
- Уже бегу, – отозвалась я, с трудом сдерживая победную ухмылку. Это именно то, что мне сейчас нужно! Попасть в Хранилище, добраться до Дафны, а там…
А что «там?» Я и сама-то выбраться отсюда не могу, где мне ещё Дафну тащить! М-да уж, положеньице…

Впрочем, все мои расчеты и нереальные планы того, как мне смыться отсюда вместе с Дафной, потерпели крах, когда я добралась до флигеля. Ну, вообще-то, глупо было рассчитывать, что там по-прежнему никого нет. Естественно, когда и ещё использовать разрушительные зелья, как не в битве? В Хранилище деловито хозяйничали несколько Упивающихся Смертью, перебирая пузырьки и сортируя зелья. Часть они оставляли в сторону – но всё же аккуратно, а не так, как Хвост, – а остальные раскладывали по нескольким объёмным сумкам. Судя по всему, Дафну они ещё не нашли, но рассчитывать, что мне и дальше будет так везти, не стоило. У отвлекающих чар есть свой предел, и они не остановят того, кто наткнётся на спрятанный объект при целенаправленных поисках. Я остановилась в тёмной прихожей, где они не могли меня видеть, и в душе благословила своё рысиное ночное зрение. В любом случае возвращаться в лагерь опасно. Я не знаю, сколько ещё продержится эффект Оборотного зелья. Может быть, задержка обратного превращения – это побочный эффект от смешивания с капсулой изменчивости? Скорее всего, так и есть, но в любом случае я не могу сказать, насколько ещё этого хватит. Пить ещё Оборотное опасно, мало ли как теперь может сказаться увеличение дозы? Остаться Дафной навсегда мне ну совсем не улыбалось…
Отступив вглубь прихожей, я осмотрелась. Узкая лесенка, ведущая на второй этаж, привлекла моё внимание. Окна, из которых я видела схватку Волдеморта и Гарри, выходили на ту же сторону, с которой была входная дверь. А что, если с другой стороны окажется ещё один выход? Ну или хотя бы найдётся способ вылезти из окна и спуститься со второго этажа, не свернув себе при этом шею и ничего не сломав… Хотя, о чём я думаю – конечно, найдётся! Надо только превратиться в рысь, и я без проблем смогу спрыгнуть хоть с крыши этого флигеля! А дальше – под прикрытием флигеля добежать до стены, перепрыгнуть через неё, для рыси это вообще вопрос одного прыжка… Вот и, собственно, всё. Главное – выбраться за пределы антиаппарационного барьера, а там я уже, считай, в Хогсмиде. Правда, Дафну всё-таки придется бросить здесь. Во-первых, нет никакой возможности забрать её из комнаты склада, пока там орудуют Упивающиеся, а во-вторых, нет ни единого шанса, что я смогу дотащить её до стены и перетащить через неё, да ещё и проделать это незаметно. Вздохнув, я осторожно поднялась на первую ступеньку лестницы. И тут мне пришла в голову ещё одна мысль. Шпионаж – это хорошо, но… А что, если устроить им на прощание диверсию?
Я вернулась к двери и снова заглянула в щёлку, примериваясь. Тщательно сосредоточилась…
«Редукто Максима!»
Невербальное разбивающее заклятие получилось достаточно мощным, чтобы обрушить стеллажи и расколотить большую часть стеклянной посуды, имеющейся в комнате. Зелья хлынули рекой, Упивающиеся, не понимая, как это могло произойти, чуть ли не в ступор впали. Я стрелой метнулась к лестнице и опрометью взлетела на второй этаж, воспользовавшись тем, что за грохотом и звоном разбившейся посуды враги не услышат моих шагов. У меня в запасе пара секунд – как только они опомнятся и поймут, что сами по себе пузырьки разбиться не могли, они кинутся искать и запросто найдут меня! Дом ощутимо тряхануло – это очередные зелья при смешивании взорвались. Я толчком распахнула первую попавшуюся дверь и ввалилась в узкую комнатку с большим окном от пола до потолка.
Бинго!
Я не могла бы найти место удачнее, даже если бы обшаривала флигель целенаправленно! Мало того, что окно выходило на противоположную от расположения Упивающихся сторону и было достаточно большим, чтобы в него вылезти! У боковой стены стояли несколько вполне сносных мётел!
Я подхватила первую попавшуюся, заклинанием открыла окно и через мгновение уже парила в воздухе. Сумка с «аквариумом», где сидел Хвост, в первый момент перевесила меня и потянула на бок, но я быстро поправила её, восстанавливая баланс. До стены не так чтобы рукой подать, но, если я буду держать курс правильно, флигель будет скрывать меня от пепелища, где сосредоточилась основная масса Упивающихся и сам Лорд. Надо просто не набирать большую высоту, и всё будет в порядке.
Метла, конечно, была не «Молния», и даже не мой «Нимбус», но летела вполне себе резво, так что до стены я добралась без помех. На границе у меня мелькнула мысль об охранных чарах – но, к счастью, те, которые здесь были установлены, рассчитаны были на то, чтобы помешать проникнуть внутрь, а не наружу, и перенастроить их ещё не успели. Отлетев на порядочное расстояние, чтобы уж точно вылететь за антиаппарационный барьер, я снизилась, соскочила с метлы и, не медля ни минуты, переместилась в Хогсмид.

Улочка, на которой я очутилась, в первый момент показалась мне незнакомой. Умом я не позволяла себе отчаиваться, однако сердце на какой-то момент замерло. Меня совершенно по-настоящему прошиб холодный пот. Неужели я ошиблась при аппарации? Или это козни Волдеморта, какие-нибудь неведомые защитные чары, которые я не смогла обнаружить? Может, это они перенаправили меня, и я оказалась… где Годрик гиппогрифов не гонял? И что мне делать, как отсюда выбираться? Как вообще хотя бы узнать, где я?!
Мне потребовалось некоторое время, чтобы собраться с мыслями. Наконец, более-менее успокоившись, я заставила себя встряхнуться и попытаться хоть что-то предпринять. Время не терпит, до полуночи оставалось не больше трех часов! Я откинула капюшон (хотя, если подумать, это было не самым мудрым решением: всё-таки, если меня просто занесло куда-нибудь на задворки Хогсмида, разгуливать тут в облике Дафны на данный момент как минимум неразумно). Мне всё ещё было не по себе, бросало то в жар, то в холод, и прохладный ветерок, задувающий между домами, то приятно обдувал разгорячённую кожу, то через секунду вдруг начинал пробирать до костей. Но я не могла позволить себе медлить, поэтому быстрым шагом устремилась вдоль по улице, рассудив, что, коль скоро я всё равно не знаю, где нахожусь, то одно направление ничем не хуже другого.
Наконец впереди, в проходе между домами, показалась освещённая улица, и, к своей радости, по мере приближения я узнала в ней главную улицу Хогсмида. От облегчения у меня словно крылья выросли. Я заторопилась, совершенно позабыв о том, что всё ещё выгляжу как Дафна, и что на тёплый приём в таком виде мне рассчитывать нечего. Однако судьба была ко мне благосклонна – хотя её благосклонность не лишена была лёгкой иронии. Выскочив из-за угла, я со всего маху впечаталась в кого-то очень знакомого, кто, как и я, куда-то, видно, очень торопился. Его превосходящая инерция опрокинула нас, сбивая с ног, и – дежа вю! – не успела я и глазом моргнуть, как оказалась распростёрта на земле и придавлена сверху чужим телом. Не успела я опомниться, как ощутила аромат знакомого одеколона, смешанный с его собственным запахом, от которого защемило сердце. Нет, ну это просто невероятно! Гарри?
- Ох! – в первый момент у меня даже вздохнуть толком не получилось, так что с губ сорвался только сдавленный стон. Парень зашевелился, приподнимаясь, и, ещё не глядя на меня, забормотал извинения.
- Мисс, вы куда так торопитесь? – недовольно спросил ещё один более чем знакомый голос. Я счастливо улыбнулась – живой! И, судя по голосу, даже невредимый…
- Тебе не кажется, что это уже входит в привычку? – спросила я, обращаясь к Гарри, когда смогла наконец вздохнуть, подразумевая такое «бутербродное» приземление. – Привет, Ветроног, рада тебя видеть.
Поттер поднял на меня потрясённый взгляд – и подскочил, как подброшенный, с проклятием выхватывая палочку. Из-за его спины одним прыжком выскочил Альтаир, тоже целясь в меня.
- ТЫ! – зарычал Гарри.
- Тебе мало было? – оскалился Блэк.
Только тут я запоздало припомнила, в чьём облике нахожусь, и поспешно подняла руки, выставляя вперёд пустые ладони.
- Эй, эй, стойте! – крикнула я. – Не надо! Я не Дафна!
- Что? – парни ошарашенно переглянулись между собой. Гарри явно опешил от такого заявления. Альтаир, кажется, тоже – но не столько от него, сколько от кажущейся наглости. Во всяком случае, если судить по язвительной усмешке на его лице…
- Да ну? – саркастично осведомился он, продолжая держать меня на прицеле палочки. – Милочка, ты давно в зеркало смотрелась?
- Вечером, несколько часов назад, – разозлённо прошипела я. – Я НЕ Дафна! Это – всего лишь Оборотное зелье! Я…
Я запнулась на мгновение, однако понимала, что драгоценное время утекает, а значит, плевать, насколько глупо я буду выглядеть.
- Я – Блейз!
- Ну да, – хохотнул Поттер, но глаза его от гнева потемнели. – А я – Мерлин, вернувшийся с Авалона в час нужды! Гринграсс, не вешай мне лапшу на уши!
- Проклятье, Гарри, я могу это доказать! – зарычала я, кое-как поднимаясь на ноги.
- М-да? И как, интересно? – скептически хмыкнул он, как и Альтаир, ни на дюйм не опуская палочки. Я тряхнула головой, отбрасывая с лица растрепавшиеся пряди.
- Два дня назад мы с тобой занимались любовью в одиночной палате в больничном крыле, – выпалила я, плюнув на то, как, возможно, отреагирует на такое признание Алси. В конце концов, вряд ли он всерьёз считал, что у нас до сих пор ничего не было… Конечно, были у нас с Гарри и другие моменты, о которых (по крайней мере, как я надеялась) не знал никто, кроме нас двоих, но этот в данный момент казался гораздо важнее остальных. Глаза Гарри удивлённо расширились, палочка в его руке дрогнула.
- Откуда ты… – выдохнул он. Я покачала головой и продолжала:
- Ты забрал с собой покрывало с кровати, со следами моей крови. Я ещё предположила, что ты хочешь вывесить его из окна гриффиндорской башни, как простыню после первой брачной ночи. А ты сказал, что сохранишь его и будешь показывать внукам, а ещё рассказывать им, как всё было. Хотя, честно говоря, не думаю, что это подходящая история для детей.
Альтаир внезапно покатился со смеху. Ржущие нотки слышались в его хохоте как никогда отчётливо.
- Ой, не могу! Ну, занимались вы любовью – это ладно, но чтобы такое? Гарри, знаешь, я ей верю. Такую историю придумать просто невозможно! Во всяком случае, с трезвых глаз!
Уверенность Поттера в моём обмане тоже явно поколебалась. Гарри немного опустил палочку и нахмурился, бросив взгляд на друга, который свою уже засунул в карман.
- Ты… Ты могла пытать её и выяснить это, – неуверенно проговорил он. Я закатила глаза.
- Ага, самая ценная информация для выпытывания…
Альтаир снова засмеялся своим ржущим смехом.
- Ладно! – резко подняла я руки перед собой, неотрывно глядя на Гарри. – При таком подходе ты не поверишь ничему, что бы я ни сказала! Давай по-другому. Спроси меня сам о чём-нибудь. О чём-нибудь таком, не очевидном. Чтобы выяснить всё о жизни человека, даже без пыток, нужно потратить дня два, не меньше, так что, сам понимаешь – на это просто не хватило бы времени.
- Ладно… – без особенного энтузиазма протянул он. – Тогда… Тогда скажи мне, как и когда Блейз мне объясняла, почему отказывается от наследства, которое ей оставила бабушка, а её тётка оспорила это завещание.
- Что? – я не знала, смеяться или плакать. Из всех наших общих воспоминаний он спросил об этом? Хотя… С другой стороны, в этом была крупица здравого смысла. Если бы меня действительно пытали, чтобы кто-то мог попытаться выдать себя за меня, логично было бы разузнать про несколько важных романтических моментов, вроде первого поцелуя или признания в любви. Но спросить о чём-то столь бытовом, как отказ от наследства, вряд ли кто-то бы догадался.
- Ну? – Поттер снова чуть поднял палочку. Я вздохнула, лихорадочно соображая. Что я там ему тогда говорила?
- Ну, если я правильно помню, это было в доме Сириуса, – ответила я. – После того, как мы с Драко и Альтаиром вернулись от МакКиннона, после первой встречи с ним, а вы – из Мунго, от близнецов. Кажется, я тогда сказала, что сам по себе тот факт, что меня не забыли и упомянули в завещании – это даже приятно, но бороться за это наследство – всё равно что выпрашивать подачку. И что это вопрос не корысти, а гордости. Как-то так.
- Угу, – кивнул он, окончательно опуская палочку, и вдруг как-то сгорбился, закрывая лицо руками. – Мерлин! Блейз, что же ты со мной делаешь? Ты меня с ума сведёшь…
- Гарри… Прости, я… – я неуверенно шагнула к нему, протягивая руку, чтобы погладить по плечу, но он вдруг вскинулся, отнимая ладони от лица и устремляя на меня пылающий гневом взгляд. Я невольно отшатнулась.
- Простить?! – выкрикнул он. – Простить?! Ты что, серьёзно думаешь, что всё так просто? Сказала «прости» – и всё? Да ты хоть понимаешь…
- Понимаю! – рявкнула я, в корне пресекая истерику. – Всё я понимаю, но у нас, Мордред подери, нет времени выяснять отношения! У нас времени вообще нет, чтоб на тебе Ветроног джигу сплясал! – видимо, все сегодняшние события окончательно измотали мне нервы, раз я начала выражаться подобным образом, ведь обычно такая грубость мне никак не свойственна.
- Что случилось? – резко вмешался Блэк, до этого разумно не вмешивавшийся в нашу «разборку».
- Волдеморт собирается атаковать Хогвартс! – отозвалась я, чуть понизив голос. Как ни крути, а верещать об этом на всю округу –только сеять панику.
- Что?! – потрясённо выдохнул Ветроног.
- Когда? – присоединился к нему Поттер.
- В полночь! – коротко ответила я.
- Откуда ты это знаешь? – тревожно спросил Гарри.
- А почему, ты думаешь, я в таком виде?! – возмутилась я. – Я подслушивала его и Упивающихся! Нужно же было как-то узнать их планы, раз Снейпа разоблачили!
- И ты решила, что кроме тебя некому этим заняться? – снова начал заводиться Поттер, но я взглядом осадила его.
- Ну, раз уж кроме меня вокруг никого не оставалось, то – действительно некому! –язвительно ответила я. – И потом, мне подвернулась возможность, вот и всё. Ты… Ты ведь узнал меня там, в подземелье?
Вообще-то в тот момент меня интересовало всего лишь то, с чего мне начать объяснение – и вдруг я поймала себя на том, что у меня перехватило дыхание в ожидании его ответа. Узнал ли Гарри меня – или поцелуй «мулатки» был для него всего лишь приятным развлечением, способом на секунду отвлечься от битвы? Поттер сердито фыркнул.
- По-твоему, я могу не узнать твой поцелуй? – буркнул он.
- Вы ещё и целоваться успевали? – поднял бровь Альтаир.
- Один раз, – буркнул Гарри и снова повернулся ко мне. – Скажем, битва меня немного отвлекла, но я всё равно разобрался, что к чему. Честное слово, Блейз, твоя выходка…
- Гарри, родной, я всё понимаю, правда, но прошу тебя, давай не сейчас! – почти взмолилась я. – У нас осталась всего пара часов, и время не ждёт!
- Хорошо, – согласился Гарри после секундной паузы. – Но учти, так просто я это не спущу.
- Ладно, – кивнула я. – Так. Скажите мне, прежде всего, что с Драко? И с Джинни?
- В полном порядке, – сразу же ответил Альтаир. – Ну, насколько возможно после того, что им пришлось перенести. Северус говорит, что всё будет хорошо.
Я перевела взгляд на Гарри – конечно, я доверяла Алси, но мне хотелось услышать подтверждение ещё и от него. Мой парень успокаивающе кивнул мне.
- Всё так, – подтвердил он. – Конечно, их обоих накачали всевозможными зельями по самые уши, но Снейп говорит, что с этим несложно справиться. Он напоил обоих очищающими средствами, так что теперь им нужен только отдых. Ну, правда, у Джинни дела чуть похуже, чем у Дрея, но мадам Помфри тоже уверяет, что угрозы для жизни нет.
- Ну, хоть это хорошо, – с огромным облегчением вздохнула я. – А что с Дамблдором?
- Он… Он очень плох, – отозвался Поттер, и голос его чуть дрогнул. – Его укусила Нагайна, а её яд…
- Но ведь мистера Уизли от него вылечили! – возразила я, понимая, тем не менее, что это разные вещи. Дамблдор слишком стар для таких ран…
- Мистер Уизли гораздо моложе. Да и укусы у него пришлись в основном на руки и бок – отозвался Гарри, вторя моим мыслям. – Дамблдор же получил укус в грудь, да и яда ему досталось значительно больше. Снейп и мадам Помфри делают, что могут, но… – голос его снова дрогнул, и парень замолчал.
- Волдеморт сказал, что защита школы основывается на силе и жизни директора, – сказала я. – Поэтому он и хочет напасть поскорее, пока Дамблдор ещё жив, но очень плох. Если он умрёт… – я сглотнула. Мысль казалась невероятной, но от неё было никуда не деться…
- Если он умрёт, Узы перейдут к его преёмнику, и тогда защита снова будет сильна. А сейчас – она ослаблена, и они хотят ударить по школе. Пока этого никто не ждёт…
- Гады. Так, ладно, нет смысла стоять здесь, – сказал Гарри, тряхнув головой и беря себя в руки. – Пойдём в «Три метлы», там сейчас основной… и штаб, и лазарет, и Мерлин знает что ещё. Короче, центр. И там сейчас все, кого нам надо предупредить.
- Хорошо, идём, – согласилась я. Странное дело – шагая рядом с ним, я почему-то больше не чувствовала того удивительного единения, которое было между нами раньше. Словно мы вдруг перестали быть парой. Вроде бы никто не высказывал претензий – ну, Гарри, конечно, уже пытался, но пока что безрезультатно, – и тем не менее между нами словно бы выросла невидимая стена. От этого было странно, обидно и немного неловко, но я изо всех сил постаралась не думать об этом и сосредоточиться на более важных вещах.
- Кстати, – поинтересовался Поттер через несколько десятков шагов, – а долго ты ещё будешь в таком виде? В облике Дафны тут небезопасно.
- Знаю, что небезопасно. Но сколько ещё я буду в её теле – понятия не имею.
- Это как? – Гарри весь словно бы подобрался, и я почти ощутила, как в нём снова поднимается недоверие.
- Оборотное зелье смешалось с действием капсулы изменчивости, – пояснила я. – Я выпила его уже гораздо больше часа назад, а эффект всё не проходит. Вот, видишь? – я вытащила из кармана пузырёк с остатками Оборотного зелья и, поболтав, показала его Гарри. Тот нахмурился.
- Никогда бы не подумал, что сущность Дафны – тёмно-красного цвета, – фыркнул он.
- Это её любимый цвет, – отозвалась я. – У неё даже пижамы такого оттенка.
- Понятно. Но ты можешь хотя бы предположить, сколько продлится эффект?
- Ох, Гарри, я же сказала – понятия не имею! Если повезёт, то всего лишь до конца действия капсулы, значит, в данном случае… ещё часа три-четыре. А если не повезёт, то дольше. Ну, правда, думаю, что противоядие приготовить будет не так уж сложно, если понадобится.
- Ох уж эти мне твои капсулы, – проворчал Гарри себе под нос, но я всё же расслышала. – Придется мне озаботиться их конфисковать. А тебя, будь уверена, я найду куда запереть, чтобы ты больше не выкинула чего-нибудь подобного…
И тут самообладание мне изменило. Я резко остановилась, изо всех сил сжимая кулаки и глубоко дыша, чтобы успокоиться – хоть и тщетно, надо признать. Моя решимость отложить все объяснения и выяснение отношений на потом стремительно таяла. Я чувствовала, что просто не справлюсь, если на мне будет лежать гнёт этих недомолвок и отчуждённости Гарри.
Поттер и Блэк по инерции прошли несколько шагов, прежде чем поняли, что я за ними не следую. Парни остановились и обернулись.
- Что с тобой? – спросил Гарри.
- Я больше так не могу, – глухо проговорила я, борясь одновременно и с гневом, и с желанием разреветься, как дитя. – Почему ты так себя ведёшь? В чём ты обвиняешь меня? В том, что я не дала тебе погибнуть?!
- Что? – его глаза сузились. – Ты и правда не понимаешь? Я ведь просил тебя остаться в замке! Я десять раз объяснял, почему не хочу, чтобы ты участвовала в битве! Но для тебя мои слова и все мои причины оказались просто пустым звуком! И как я должен теперь реагировать?! Получается, тебе плевать и на мои просьбы, и на мои чувства?!
- Почему бы и нет, тебе же плевать на мои! – в запале выкрикнула я в ответ. Гарри потрясённо отшатнулся.
- Что?! Мне плевать на твои чувства? Да как ты можешь…
- Именно что могу! О да, ты десять раз озвучивал свои причины – и все они сводились к тому, как плохо будет ТЕБЕ, если меня схватят или убьют! Ты только и талдычил о том, что ТЫ этого не переживёшь, что ТЫ сойдёшь с ума, ТЫ станешь хуже Волдеморта! А ты хоть раз побеспокоился о том, как буду себя чувствовать Я, если схватят или убьют ТЕБЯ?! Ты не подумал, что у меня тоже есть право сражаться за то, что мне дорого, и защищать того, кого я люблю?! Или о том, что я раз двести просила взять меня с собой! Хоть одна просьба возымела эффект? Да ни малейшего!
- Э… Я лучше пойду, предупрежу остальных, – осторожно пробормотал Альтаир, отступая назад, затем быстро разворачиваясь и с явным облегчением ускоряя шаг. Я его вполне понимала – сама бы не захотела влезать в чужую ссору на любовной почве – но сейчас мне так или иначе всё равно было не до него.
- Я… Но… – Гарри казался обескураженным, словно вмиг потерял почву под ногами, и отчаянно цеплялся за остатки своего праведного гнева. – Я думал о СЕБЕ? Да мне плевать, что бы со мной ни было – я просто пытался сделать так, чтобы ты осталась жива! И невредима! Да, я говорил, что мне будет плохо, но я не думал о том, чтобы облегчить свою участь! Я просто не хотел, чтобы ТЫ пострадала! Если бы с тобой что-то случилось, я бы или умер, или сошёл с ума – но это не причина защищать тебя, это всего лишь следствие! Я… Я, конечно, не умею говорить так, чтобы одним словом всё объяснить, но…
Я закрыла глаза, однако безнадёжно сдавала позиции в борьбе со слезами. По щеке побежала солёная капля, я всхлипнула и, открыв глаза, шагнула к нему вплотную.
- Гарри, ну неужели ты не понимаешь, что я чувствовала всё то же самое? Что мне неважно, что со мной будет, если что-то случится с тобой! Ну… Ну поставь себя на моё место, в конце концов! Неужели ты отпустил бы меня в битву одну, как бы я ни просила тебя остаться?
- Но это совсем другое! – возразил Гарри, но он уже не казался таким разгневанным и оскорблённо-недоступным, как раньше. Он судорожно сглотнул и прикусил губу на мгновение. – Ты же… Ты же девушка, в конце концов! Это я должен защищать тебя, а не наоборот!
- А мне казалось, ты не подвержен штампам, – вздохнула я. – Ты же не сможешь охранять меня вечно, Гарри. А это… эта война не кончится, пока ты не победишь Волдеморта. Ведь только ты можешь это сделать. А пока он жив – битвы не кончатся. И что ты будешь делать, когда настанет та, в которой будут вынуждены участвовать все, и не останется безопасного угла, где ты мог бы спрятать меня?! Да что там «когда» – вот прямо сейчас, если он нападёт на школу, – участвовать должны будут все, кто хоть как-то держит в руках палочки!
- Да, но… Это другое дело, – покачал головой парень. – Когда битва вынужденная – это одно, а допустить тебя в сражение по собственной воле – это совсем другое! Я…Ну как ты не понимаешь, я не могу подвергать тебя опасности!
Я вздохнула и осторожно коснулась его груди раскрытой ладонью, склонив голову и почти коснувшись лбом его плеча. Мерлин, как же это трудно!
- Я понимаю тебя, – медленно проговорила я. – Но… Дело ведь сейчас не только в нас самих. Кто может чувствовать себя в безопасности, когда всему Магическому Миру – да даже и не только Магическому! – угрожает этот красноглазый психопат? Но… Если ты…
Я сглотнула. Каждое слово давалось с огромным трудом, и решиться на это было невероятно трудно и больно – но другого выхода не было…
- Гарри, если ты хочешь девушку, которая будет тихо отсиживаться в углу, пока ты рискуешь головой… которая будет ждать тебя и только гадать, повезёт ли тебе выжить в очередной раз и справишься ли ты со своей задачей, то… То это не я.
Казалось, мир замер вокруг нас. Ночная тишина, окутавшая деревню, вдруг показалась полной и абсолютной. Минуту, показавшуюся вечностью, Гарри молча смотрел мне в лицо – проклятье, лицо Дафны! – осознавая, что означали мои слова.
- Ты… Ты хочешь сказать, что ты… бросаешь меня? – наконец выдавил он, словно сам не веря своему голосу. Я, сглотнув, снова на миг прикрыла глаза, борясь со слезами – и снова проиграла борьбу.
- Ты мне скажи, – отозвалась я, и голос прозвучал хрипло от сдерживаемых рыданий. – Если ты всё ещё настаиваешь, что не можешь позволить мне быть рядом с тобой в сражении, то… Я не могу принять этого. Я… Пойми, я всё равно не останусь в стороне. Но если тебе будет легче, что при этом я не буду больше твоей девушкой, то я… Я пойду на это. Только ты можешь убить Волдеморта – но нигде не сказано, что только он может убить тебя. В отличие от него, ты уязвим и смертен. И, хочешь ты этого или нет, я буду защищать тебя. Любой ценой. Даже ценой своего счастья.
Может, речь и прозвучала излишне пафосно – но в тот момент это меня не интересовало. Я чувствовала сердцем каждое слово, и я действительно была готова к тому, чтобы оборвать наши отношения, как бы больно мне ни было. Жизнь Гарри куда важнее моей боли. Слёзы уже беспрепятственно катились по моим щекам, и я то и дело смаргивала их, чтобы видеть его лицо. Растерянный и обескураженный, Гарри смотрел на меня полным боли взглядом, и по его лицу, как по открытой книге, можно было прочесть все терзающие его противоречия.
- Разрыв не поможет, – хрипло, как и я сама, проговорил он наконец. – Ты сама говорила это тогда, в «Трёх мётлах». Ты ведь помнишь это?
- Когда вернулась из «Норы», после нападения на «Ночной Рыцарь», – кивнула я. – Но сейчас ситуация другая.
- Нет, – помотал головой Гарри. – Не другая. Твой парень или нет – я всё равно люблю тебя. Разрыв, не разрыв… Ничего это не изменит. Но… Блейз, я умоляю тебя, не проси меня спокойно смотреть на то, как ты подвергаешься опасности! Я этого не вынесу!
- Гарри, сейчас мы все в опасности, – печально возразила я. – Любого за углом может подстерегать очередная Дафна с портключом. Не проси меня оставаться в стороне, когда я могу помочь. И кстати, по-моему, я сегодня доказала, что могу постоять за себя, разве нет? Дамблдор первый понял это…
- Он ведь знал, что ты была в группе, да? – тихо спросил он. Я, не находя слов, кивнула.
Гарри помолчал, а потом, протянув руку, медленно привлёк меня к себе.
- Мерлин, Блейз, я чуть с ума не сошёл, когда понял, кто эта мулатка, которая мне помогала! Я ведь всё бросил и кинулся искать тебя!
- Могу себе представить… – пробормотала я, уткнувшись лицом в его плечо. Однако, к моему неудовольствию, Гарри скоро отстранился.
- Не могу, – пробормотал он. – Прости, но мне не по себе, пока ты в облике Дафны. Это глупо, но мне всё время кажется, что ты вот-вот выхватишь палочку или активируешь портключ. Извини, это на уровне подсознания… Ну, то есть… Я верю, что это ты – нет, я знаю, что это ты, но… пока глаза видят её, на сердце неспокойно.
- Ничего, это нормально, – утешила я его, хотя и снова ощутила неловкость. От таких ощущений до новых подозрений и недоверия – один шаг. И как мне ещё доказать, что я – это я? Глупо, но почему-то очевидное доказывать труднее всего…
- Ладно, пошли дальше. Времени в обрез, а мы тут со своими чувствами и так его потеряли немало, – сказала я, так ничего толком и не придумав.
- Ладно, – кивнул Гарри. Однако, не успела я отвернуться, как он, удержав меня за руку, притянул обратно. – Послушай… Я всё равно не смогу допустить, чтобы ты ввязывалась в схватку открыто – так, как сегодня. Даже не уговаривай. Я не смогу думать ни о чём, кроме того, что ты в опасности. Но я понимаю и то, что удержать тебя не смогу. Ты всё равно найдёшь способ выбраться, куда бы я тебя ни запер и что бы ни делал. Но ты хотя бы пообещай, что будешь держаться поближе ко мне и не станешь лезть на рожон. Прошу тебя, Блейз. Я…
- Хорошо, – сказала я, поднимая голову и заглядывая ему в глаза. – Я понимаю, что после сегодняшней выходки моим обещаниям цена невелика, но, если они ещё хоть что-то значат – я обещаю.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (11.09.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 41


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями