Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15297]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14758]
Альтернатива [9245]
СЛЭШ и НЦ [9100]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4510]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Если ты этого хочешь...
А что если Белла не осталась в Форксе после ухода Эдварда, а решила бороться за свою любовь? Сможет ли она вернуть упрямого вампира? Какими средствами она располагает для этого? Знаниями о существовании вампиров? Решимостью? Силой духа? Мы знаем одно: если Белла чего-то хочет, она становится ужасно изобретательной!
Альтернативное Новолуние.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Хранительница
Генри вздохнул, глядя в окно на медленно кружащиеся белые снежинки. Неизбежность давила его, нависая дамокловым мечом. Преддверие Рождества, и он знал, что это время он уже не переживет.
Фандом: Жена путешественника во времени (Альтернативный финал).

Второе дыхание
Первая безответная любовь навсегда оставила след в сердце Джейкоба Блэка. Прошли годы. Жизнь волка-одиночки не тяготит его. Но одна случайная встреча способна все изменить. Абсолютно все.

Предчувствие рассвета
Элис не помнит, кто спас ее от убийцы и по чьему решению она стала вампиром, ее человеческая жизнь стерлась из памяти. Но что если тот, кого она видит в своем будущем и ждет, и спаситель из прошлого - один и тот же?

Вечная свобода
В начале 1950-х, когда, кажется, жизнь пяти Калленов только устроилась, неожиданное появление таинственной пары предвещает великие перемены.
История прихода Джаспера и Элис глазами Карлайла.

Поиграем?
Белла Свон – молодой детектив полиции, не так давно закончившая Академию. Это – ее самый первый боевой выезд. Он – ее первый серьезный подозреваемый. Сумеет ли она удержать птичку в клетке?

Беременное чудо
Ни для кого не секрет, что Рождество – время волшебства, доброй магии и чудес, которые всегда случаются с теми, кто в них нуждается. Однако чудеса бывают разные, и некоторые из них могут в одно мгновение перевернуть вашу жизнь с ног на голову. Вот и Эдварду Каллену пришлось посмотреть на мир в несколько ином свете. Хотя, вряд ли, он желал чего-то подобного...
Мини.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. The Rover
2. Жизнь
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 237
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Второй шанс. 13 глава

2022-6-28
17
0
0
Я смотрела на то, как выступают «Утонувшие крокодилы». Смотрела на окружающую сцену толпу, которая подпевала, поднимала руки вверх, раскачивалась. В клубе чувствовалась всеобщая атмосфера драйва, энергии, даже сплоченности. Эти по сути чужие друг другу люди, сейчас стояли здесь, распевали хором любимые песни, наслаждались музыкой и были едины. Такое я видела впервые и это было удивительно, странно, волшебно. Хотелось тоже почувствовать себя частью чего-то большого.
 На концертах в консерватории я никогда не ощущала такого единства. Музыка классиков была величественна, гениальна, но она не создавала вокруг себя сплоченность. Каждый наслаждался Моцартом, Бахом, Бетховеном, Глинкой и Шопеном оставаясь в собственном мире, тет-а-тет с музыкой, даже если с ним в зале сидели еще сотни или тысячи человек. Зазвучали первые аккорды мелодии новой песни, у меня самой пошли мурашки по спине, это была именно та песня, песня на мои стихи. У Питера был довольно сильный голос. На репетициях уже чувствовалось, что он умеет петь, умеет давать нужные интонации. Может завладеть вниманием толпы. Если до этого момента я сомневалась в том, насколько эти ребята хороши на сцене, сейчас все сомнения у меня отпали. «Утонувшие крокодилы» были талантливы, и мне захотелось тоже стать частью этого. Так что, когда выступление было закончено, я поспешила к ним.
 — Ну, как тебе? — спросила подруга.
— Просто офигенно!
— А ты сомневалась? — улыбнулся Питер. — Ну, и что скажешь? Согласна поучаствовать?
— Да! — вырвалось у меня на эмоциях, но я тут же сникла, — но…
— Что но?
— Тут в основном студенты, но есть ребята из школы, — кивнула я на толпу людей в клубе. — Мне бы не хотелось светиться.
Я не хотела, чтобы меня узнал Кайл или кто-либо из его дружков. Узнает братишка, узнают и родители. Не то, что я их боялась, просто они и так смотрели на меня волком, практически не разговаривая, после того, как высказали свою позицию, но не смогли переубедить меня, а нарываться на очередной большой скандал не хотелось. Это может ударить не только по мне, но и… я обвела взглядом ребят вокруг меня, по ним. Я уже, в ответ на молчание родителей, два дня полностью игнорировала «домашний арест», продолжая уезжать из школы с Сэмом и Матильдой. Гадала надолго хватит их немого попустительства. Интуиция подсказывала, что буря родительского негодования совсем близко, а то что сейчас часы показывали глубокую ночь, только укрепляла мои предчувствия.
— Господи, если тебя волнует только, то чтобы тебя никто не узнал на сцене, это легко поправить. Сыграем в «Ханну Монтану».
— Это как? — не сразу поняла я.
— Разве ты не смотрела сериал про девочку, которая днем школьница, а по вечерам супер-звезда? — посмотрела на меня Матильда.
  Я пожала плечами. Когда все обычно залипали в телевизор, я либо читала, либо репетировала.
— Ладно, проехали, — махнула рукой Матильда. — Просто я принесу кое-что из своего гардероба, — она оглядела меня с ног до головы, — благо, похоже, размер у нас одинаковый. Короче, загримирую тебя так что родная мама не узнает. Согласна?
Я кивнула.
— Вот и славно, — хлопнул в ладони Питер, — значит через неделю выступаешь вместе с нами.
— Может через две? — я сомневалась, что успею все выучить и отрепетировать за такой короткий срок.
— Можем и через две, — пожал плечами Питер.
— Ну, все, — убрав в чехол гитару, объявил Сэм. — Кто как, а я с ног валюсь. Скоро уже четыре утра. Спать осталось так мало, что легче вообще не ложиться.
— Вот и не ложись, — пожал плечами Люк. — Лучше поехали в Макдак!
Все засмеялись.
— Ты — обжора Люк! И куда только влезает, — толкнул тощего, как палка, друга в бок Колин.
Тот лишь пожал плечами.
 Мы действительно заехали в Макдональдс. Я просто сидела за столом, крутила в руках стакан с газировкой, есть совсем не хотелось, но вот спать. Мне казалось, что если я просто прислонюсь к спинку сидения, то тут же усну.
— А ты, что не ешь? — спросил меня Сэм.
— Мой организм спит в такое время, — пожала я плечами, сделав глоток газировки.
— Ничего начнешь выступать на сцене, тоже будешь голодной как волк, — улыбнулся Питер, жующий уже второй бургер.
— Сейчас, честно, я хочу больше спать.
— Ты все-таки поедешь домой? — спросила Матильда.
Я посмотрела на экран мобильного: раз, два, пять пропущенных вызовах от родителей.
— Да уж дома мне лучше бы не появляться, но боюсь, что если я так сделаю, то родители поднимут на уши всю полицию, если не весь город, — вздохнула я, засовывая мобильный обратно в карман.
— Тогда подожди еще пять минут. Сэм дожует свой бургер, — кивнула в сторону друга Матильда.
— Хочешь мы с Колином тебя подвезем? — предложил Питер.
 Я видела, что нравлюсь ему, хотя не совсем понимала почему. Он был старше, солист в группе, а как на него смотрели девочки во время выступления. Я готова была поклясться, что любая из них готова будет забраться, как на него, так и ему в штаны.  Обычно такие парни в школе обращали на меня внимание только тогда, когда срочно надо списать домашнее задание, или занять денег. Меня это вполне устраивало, а теперь же излишнее внимание смущало, к тому же из головы не выходил доктор Каллен. Я все еще помнила, то ощущение, что появилось у меня три дня назад. Внимательный взгляд в мою сторону, от которого мгновенно пробило током. Я тут же начала смотреть по сторонам, в надежде столкнуться взглядом с золотыми глазами, но нет, нигде не было видно знакомого высокого и стройного силуэта. Похоже я сходила с ума.
— Нет, боюсь, если я заявлюсь среди ночи, с парнем, мои родители не обрадуются, и перестанут выпускать меня даже в школу, — пожала я плечами.
— Пожалуй, ты права, — кивнул парень. — Мне бы не хотелось потерять солистку еще до того, как успеем выступить.
— Все, мы готовы, — встала из-за стола Матильда.
За ней дожевывая бургер поднялся и Сэм.
— Пока, всем, — махнула рукой я, слышала в ответ разнобойное чавканье, мычание и нечеткое «пока».
— Похоже ты нравишься Питеру, — показала Матильда, что это заметила не только я, и что это не игра моего воображения. — Я немного о нем знаю, с ним лучше знаком Сэм, — кивнула она в сторону водителя.
— Питер — хороший парень, — буркнул Сэм, — но я слышал, что у него есть девушка. Танцовщица, сейчас на гастролях.
— Оу, и он решил поразвлечься с малолеткой, — скривилась Матильда.
— Он ни на что такое не намекал, — покачала головой я. — Это просто мы придумали.
— Предлагаешь дождаться когда он позовет тебя на свидание?
— А кто сказал, что я соглашусь, — состроила я рожицу. — Сейчас я согласна только на то, чтобы упасть на постель.
Матильда покачала головой:
— Надеюсь, что тебе не слишком попадет.
— Не важно, — пожала плечами я, выходя из машины.

 В окнах дома уже не горел свет и это давало надежду, что родители с Кайлом уже спят. Я стараясь по максимуму не шумя, открыть дверь. Облегченно выдохнула, когда в холле не оказалось никого. Встречать меня у дверей у родителей вошло в некую привычку, так что я не думала, что избегу этого сегодня. Сделав несколько шагов в предрассветном сумраке, поняла, что у меня резко потемнело в глазах и облокотилась на стену. Помотав головой, в попытках вернуть хоть немного четкости взгляду, глубоко и спокойно вдохнула и выдохнула несколько раз, еще раз мысленно поблагодарив Бога, за то что все в доме спят, но оказывается радовалась я рано. Не успела преодолеть лестницу на второй этаж и подойти к своей комнате, как из спальни вышел отец:
— Явилась! — рыкнул он. — Мы уж с матерью думали, что тебе стало плохо.
— И поэтому улеглись спать? — съязвила я, вместо того чтобы принять виноватый вид и извиниться.
 Пощёчина обожгла щеку и даже заставила покачнуться. Темнота вернулась, но лишь на мгновенье. Схватившись за щеку я удивленным взглядом смотрела на отца. Он бывал груб, совершенно не разбирался ни в литературе, ни в музыке. Его шутки часто раздражали и заставляли меня краснеть, но ни он, ни мама не поднимали, до этого момента на меня руку, даже пальцем не трогали.
— Я дал твоей матери успокоительное, чтобы она хоть немного поспала! Мы названивали то тебе, то в полицию, скорую! Обзвонили несколько больниц, а ты имеешь наглость предъявлять какие-то претензии! — голосом что казалось заполнил все пространство коридора, кричал он. — Откуда ты взялась?! Почему ты ведёшь себя как последняя дрянь?! Ведь раньше ты была нормальной девочкой, пиликала на своей «скрипке» и носа не показывала из дома лишний раз! А сейчас что? Хахаль появился?! Может ты еще и в подоле задумала принести?!
Зарождающее чувство вины, тут же были погашено этими упреками.
— Случилось то что вы с мамой решили, что мне больше не нужно пиликать на своей «скрипке», — бросила я в ответ и обернувшись, быстро зашла в свою комнату.
В глазах стояла темная пелена. Тошнило. Я поняла, что не могу сделать и шага от двери, ноги просто не держали. Опустившись на пол, прямо возле двери. Почувствовала, как слезы помимо воли потекли по щекам. Я не хотела плакать, но слезы сами лились из глаз. Грудь сдавило, словно железным обручем. Высыпав на руку оставшиеся четыре таблетки, посмотрела на пустой пузырек. Я не хотела говорить родителям, что с сердцем стало хуже, но похоже придется. Четкое ощущение, что без лекарств мне станет не просто хуже, а смертельно плохо, холодом прошлось по спине.
 Лекарство помогло и дышать стало легче. Цветные круги разных размеров перестали мелькать перед глазами. Я медленно поднялась на ноги и также медленно пошла к кровати. Спать мне оставалось часа два.

***


Сегодняшнее ночное дежурство я делил с Линдой Шарп — хирургом, что две недели назад приехала из Нью-Йорка. Она точно была хорошим специалистом, на ее операции сбегали множество медиков-студентов.
— Доктор Каллен, в кофеварке ещё остался кофе? — спросила она зайдя в служебную комнату, где во время дежурств отдыхали врачи.
— Ещё половина, — не оглядываясь ответил я.
— Супер, — женщина подошла к столу и достала чашку. — Доктор Каллен, вы будете?
— Нет, я уже пил, — повторил я заученную отговорку.
— А я ближе к рассвету не могу, — женщина зевнув, закрыла рот ладонью. — Хочу спать так, что можно кофе не просто пить, а купаться в нём. Как вы держитесь?
— Сила привычки, — пожал я плечами. — Еще мне удалось немного поспать. Так что вам нужно немного вздремнуть, я сам отвечу на вызов.
— Серьезно? Я не могу требовать от вас такой жертвы, — улыбнулась доктор Шарп.
— Глупости, никаких жертв, — ответил я.
— Знаете, практически все коллеги отзываются о вас как о хорошем профессионале, но очень скрытном человеке. Я наблюдала за вами несколько дней. Нет, не подумайте, что я какой-нибудь сталкер, — махнула она рукой. — Просто, вы, как сказать? Излучаете обаяние. К вам тянуться все: пациенты, медсестры, другие врачи. Только вы избегаете личных встреч, всяческих посиделок. Почему?
— Я просто не люблю громкие компанию и лишний шум. Мне этого хватает и на работе. Предпочитаю побыть в тишине, к примеру с книгой в руках. Разве это так странно?
— Да, нет, — пожала плечами она. — Я сама не слишком общительна. И что же вы читаете?
— В основном классику.
— А мне времени хватает только на то, чтобы изучать медицинские журналы, — покачала головой Шарп.
— Доктор Каллен, — вошла в комнату медсестра. — Там пациент, требует вас.
— Меня? — встал я с кресла, мысленно благодаря проведение.
 Такие личные разговоры заставляли меня внутренне напрягаться. Я всегда держал дистанцию, боясь проколоться во время разговора. Сказать слишком много, или что-то не то. Даже этот невинный разговор был по своему опасным. Все мысли о разговорах тут же вылетели из головы, когда я вошёл в смотровую. Там на кушетке сидел худощавый парень, взлохмаченный, в одежде от которой изрядно попахивало.
— Чем могу помочь, мистер, — я посмотрел в карту. — Мистер Перес?
Он поднял окровавленную руку, Я вытащил из шкафчика необходимые для обработки раны. Порез на руке оказался не особо глубоким. Я бы даже сказал, что этот порез был больше для вида, чем нес какую-то действительно сильную угрозу.
— Как вас угораздило, мистер Перес? — спросил я, промывая рану.
— Упал на гвоздь… гвозди, — сбивчиво начал рассказ пациент.
— Если судить по ране, то вы не просто упали на гвозди, а он лежит у вас вместо ковра и вас по нему тащили, — осмотрел я повреждение повнимательней.
Мистер Перес чуть было не выдернул руку из моей руки.
— Я… Я я ею еще ударился. Вон рука припухла, — кивнул он в сторону небольшого синяка на запястье.
Я чуть развернул руку, пощупав места синяка:
— Ни растяжения, ни перелома, просто ушиб, при том не самый сильный. С этими царапинами может помочь и менее опытный врач. Почему вы просили именно меня?
— Доктор Каллен, мне вас посоветовали, — перешёл на шёпот мистер Перес. — Сказали, что вы можете помочь…
— Помочь? — нахмурился я.
— С таблетками, специальными таблетками, — голос пациента снизился до едва слышимого шепота.
 Я посмотрел на парня уже немного иначе. Слишком худой, бледный, синяки под глазами, тремор рук. Следы наркотической зависимости были довольно заметны.
— Вам лучше обратиться к другому врачу. Я могу дать вам несколько адресов реабилитационных центров.
— Нет, нет, — соскочил он с кушетки. — Я имею ввиду именно таблетки. Я даже могу заплатить, — он стал доставать из кармана несколько смятых банкнот едва ли достоинством больше двадцатки.
— Нет не надо денег, — ответил я. — Я не могу помочь вам так как вы этого хотите, но если вы решите избавиться от вашей зависимости, то я с радостью дам вам адреса специальных центров, но больше ничем.
— Простите, доктор, я видимо ошибся, — стал пятиться к выходу мистер Перес.
— Нет, останьтесь, вам нужна помощь, — попытался удержать я его. — Давайте я обработаю вашу рану.
 Парень потоптался у двери, но потом посмотрел на свою снова кровоточащий руку, подошёл к кушетке. Я же обрабатывая рану, размышлял откуда могли пойти такие опасные слухи. Все наркотические средства были под строгим учетом. Их выписывали не каждому пациенту, а за малейшую недостачу, или несовпадения с данными учета тут же начиналось расследование, а тех кто хоть как-то причастен к пропаже тут же увольняли, если не привлекали к суду. Так что тот кто решил распустить обо мне такие слухи, точно знал чем они могут обернуться. Вот только осталось решить, как мне выпутаться из этой ситуации с наименьшим ущербом. Возвращаться в Форкс мне не хотелось, но если придётся.
— Вот и все, — наложил я последнюю повязку.
— Спасибо, — буркнул мальчишка.
— Все-таки подумайте о том, чтобы лечь в клинику, — посоветовал я. — Ваше тело уже очень сильно отравлено всем этим ядом, и не долго продержится. Не думаю, что вам хочется умереть. Разве это стоит того мимолётного кайфа что вы получаете? Хотя нет, — покачал я головой. — кайфа уже нет. Есть ощущения постоянной боли, того что вам медленно, ежесекундно выкручивают все конечности. Вы плохо соображаете, не можете ни на чем сосредоточиться. Вокруг вас словно густой туман. Пеленой покрылся весь мир, все эмоции и чувства. Вы, сейчас, едва ли можете понять мои слова, — поморщился я, качая головой и не понимая как человек добровольно может обрекать себя на такое существования. — Мои слова для вас словно белый шум. Верно?
Мистер Перес растерянно топтался возле дверей. Видимо все же что-то из того что я сказал было им услышано.
— Доктор, а разве мне не полагается обезболивающее, — продолжал мальчишка гнуть свою линию, разубеждая меня в обратном.
— Я выпишу вам анальгин для ваших травмах это будет достаточно, — заполнил я рецептурный бланк.
Хотел вручить его пациенту, но передумал:
— Я сам отнесу рецепт в аптеку, зайдёте за лекарством, — вышел из смотровой я.
 В аптекарском ларьке я оставил рецепт и подождал, когда огорченный тем что ему не удалось достать дозу, мистер Перес нехотя забрал пузырёк.Я же вернулся в ординаторскую. Доктор Шарп все ещё была там. Она легла на диване, видимо пытаясь хоть немного вздремнуть. Двигаясь как можно бесшумнее, я взял плед и осторожно укрыл её. Женщина заворочалась, но не проснулась.
Доктор Шарп была мне симпатична, не в личном плане, скорее в человеческом и профессиональном. Я помнил ещё те времена когда представить женщину врачом было невозможно, а сами врачи больше напоминали экспериментаторов. Как все изменилось меньше чем за четыре века. Мир менялся и ускорял свой бег, пожалуй такие как я чувствовали его ход. Вампиры статичны. Мы практически неизменны. Я приложил очень много усилий заставляя себя учиться новому, изменяться, подстраиваться под новый мир. Я не хотел становиться таким как Аро и его клан.
— Доктор Шарп, — в комнату вошла медсестра.
Я сделал знак тихо и вышел вместе с ней в коридор.
— Что случилось?
— Мистеру Макгаффи стало плохо. Он пациент доктора Шарп.
— Я посмотрю, что там случилось, — кивнул я.
Медсестра пожала плечами, передавая мне карточку пациента.

***


 Утро наступило ожидаемо быстро. Я проснулась от давления в груди. Посмотрела на пустой пузырёк на тумбочке и постаралась вдохнуть глубже. В школу я сегодня точно не пойду, как бы снова не угодить в больницу. Заставила себя встать, умыться и одеться. Взяла пустой пузырёк с тумбочки. Хочу я или нет, но придётся просить родителей увезти меня на приём. Я спустилась вниз и прошла на кухню. Семья была вся в сборе. Даже Кайл ещё был дома.
— Доброе утро, — поздоровалась я.
Все меня проигнорировали.
 Подняв бровь я с громким стуком поставила пузырёк на тумбочку. Это у родителей не получилось проигнорировать. Мама взяла пузырёк покрутив в руках:
— Ты, что их как конфетки ешь? — посмотрела она на меня.
— Они не слишком помогают, — пожала я плечами.
— Возможно они бы помогали лучше, если бы ты не гуляла по ночам, — вставил своё слово Кайл.
Я зло посмотрела на брата.
— Таблеток нет, а на приём мне все равно сегодня, — ответила я.
Мама посмотрела на меня хмурясь, потом тяжело вздохнула и махнула рукой:
— Собирайся.
— Уже.

Через час мы уже сидели в кабинете у доктора Шепарда, перед этим сдав анализы и сняв кардиограмму. Судя по лицу врача ничего хорошего он там не видел.
— Что ж. Изменения в сердце продолжаются, и это не слишком хорошо. Боюсь, что кардиостимулятор не может нивелировать его работу. Я пропишу другое лекарство, оно более сильное.
— А если это не поможет? — задала вопрос мама.
— Тогда встанет вопрос о пересадке, но не волнуйтесь это лекарство с другой формулой. Правда оно не совсем вошло в продажу, но ради такой прекрасной девушки как Дженнифер…
 Мне весь этот разговор снова стал напоминать о рекламной компании. Словно это не лекарство, а какой-то новомодный бад. Все это несколько нервировало.
— Простите, мне нужно выйти, — встала я со стула.
 Найдя туалет в котором, на мое счастье никого не было, зашла в кабинку. Сидя в ней я почувствовала новую волну слабости. Все-таки бессонная ночь сказывалась и глаза закрывались сами собой. Мне даже показалось, что я выключилась на минуту. Звук хлопнувшей двери, заставил меня вздрогнуть и чуть не упасть на пол.
— Моника.
— Шерил.
Прозвучали женские голоса. Я уже хотела выйти, как в болтовне двух подруг, услышала знакомую фамилию.
— Доктор Шепард сегодня дежурит.
— Это ради него ты так накрасилась?
— Ты не можешь отрицать, что он секси. Не даром он лицо этой больницы. На каждом плакате красуется.
— Только толку от этого мало. Вчера ночью говорят опять плохо ребёнку было.
— Когда дети болеют то страшно, но при чем тут доктор Шепард?
— А при том, — голосом заядлой сплетницей продолжала одна из медсестёр. — Говорят он настолько погряз во всех этих рекламных контрактах с фармакологическими компаниями, что теперь назначает лекарства, больше рассматривая, сколько денег получит за то чтобы втюхать очередную новомодную таблетку, чем на ее эффективность.
— Ой, ладно, мало ли что болтают, — я как наяву увидела, как та медсестра, что так горячо защищает доктора Шепарда, махнула рукой. — И когда это ты это стала специалистом в медицине, что можешь обсуждать методы лечения?!
— Я лишь повторила, что слышала, — ответила та.
Дальше опять хлопнула дверь и их голоса стихли. Я вышла из кабинки и подошла к раковине. Слова медсестёр крутились в моей голове и стала, как-то страшно.
  Вернувшись в кабинет доктора Шепарда, где разговор уже заканчивался. Я же смотрела на этого красавца врача, на стены ее кабинета увезённые всяческими плакатами с его лицом, какими-то наградами и грамотами. Он мило улыбаясь продолжал, что-то говорить моей матери, а та буквально таяла. Мне казалось, что она сейчас даже не совсем вникала в то, что он говорил.
— Таблетки получите вот по этому рецепту, — протянул он бланк матери. — Если состояние Дженнифер вдруг ухудшится, то звоните, а так жду вас через две недели.
— Конечно, доктор Шепард.
— А ты, Дженнифер, будь хорошей девочкой и соблюдай режим, — погрозил он мне пальцем.
  Ну, да, конечно, мама успела нажаловаться, что я пропадаю по ночам, и не важно, что это было всего лишь один раз, но меня это не слишком волновало, с большей опаской я смотрела на выданный рецепт. Поможет ли оно, или это очередная дорогая пустышка? Нужно было, что-то делать, поэтому как только мы вышли из больницы и сели в машину, я вертя в руках пузырёк.
— Мама.
— Что?
— Может быть стоит сменить врача?
— Сменить? — мама посмотрела на меня недоуменно.
— Все эти меняющие друг друга лекарства, угроза пересадки сердца. Может стоит позвонить доктору Берку?
— Зачем?
— Он хороший специалист. Он сделал мне операцию. Речь идёт о моем здоровье, — продолжала уговаривать я.
— Оу, так ты заговорила, — фыркнула мама. — Что-то вчера ты не слишком волновалась за своё здоровье, гуляя всю ночь.
— Господи, — закатила я глаза. — Ты никогда не гуляла по ночам будучи в моем возрасте?
— Не сравнивай меня с собой. У меня здоровое сердце, к тому же была старше и речь вообще не обо мне! Доктор Шепард один из самых лучших врачей не только в нашем городе, но и во всем штате. Сомневаюсь, что кардиохирург из небольшой больнички будет компетентнее всемирно известного хирурга.
— Но все же…
— Нет, Дженнифер. Ты, сама делаешь все, чтобы твоё здоровье ухудшалось и это подтвердит врач. Теперь никаких ночных прогулок. Сразу после уроков домой. По расписанию обед, ужин и сон, тогда возможно лекарство поможет.
Я выдохнула поняв, что любое мое возражение будет не услышано. Для себя мама уже решила кто виноват и что делать.
— Прости, я не хотела никого волновать, просто не подумала, — смотря в окно извинилась я.
 Да это нужно было сделать вчера. И я понимала, что была не права, что заставила родителей волноваться, но если бы отец тогда. Я машинально потёрла щеку по которой получила пощечину. Маме я не собиралась рассказывать об этом, подозреваю, что и это она вывернула бы так, что я сама виновата
— Постарайся больше такого не повторять, — попросила она.
 Я промолчала, понимая, что ничего обещать не могу, если конечно хочу участвовать в группе, выступать. Покрутив бутылочку в руках и положила обратно в пакет.
— Я успеваю ещё на три урока в школе. Подвезёшь?
— Хорошо, только с Кайлом домой, поняла?
— Поняла, — кивнула я.
 Автомобиль затормозил у школы. Я вышла из салона и направилась в здание. В рюкзаке лежала справка от врача, которая должна меня избавить от проблем с миссис Дьюки.

 Просидев два урока, я почувствовала, что меня стало ощутимо потряхивать. Голова была тяжелой. Я не могла понять что это мое сердце, или недосып, а возможно все и сразу. Вытащив из рюкзака пузырёк с таблетками, я снова покрутила его в руках. После того как я услышала разговор двух медсестёр, принимать эти таблетки мне хотелось ещё меньше, чем раньше. Мысль о том чтобы проконсультироваться с доктором Берком, все больше и больше сверлила мне мозг. Я не надеялась, что родители согласятся на консультацию, но если попытаться самой.
Войдя в административный корпус, я подошла к секретарю.
— Здравствуйте, миссис Торрес, мне нужно позвонить врачу. Я воспользуюсь ваши телефоном? — кивнула в сторону аппарата стоящего на стойке.
— Да, конечно, мисс Робертс, — пододвинула она мне телефон.
 Я набрала номер больницы «Святой Марии», который заранее погуглила в интернете на прошедшем уроке информатики. Через несколько гудков мне ответил женский голос:
— Больница «Святой Марии», слушаю.
— Мне нужна консультация доктора Берка.
— Вы его пациент?
— Нет, я…раньше была.
— Фамилия? — по-деловому спросила она.
— Робертс. Дженнифер Эсми Робертс.
— Возраст?
— Семнадцать.
— Вы несовершеннолетняя. Так что любые вопросы о вашем приёме мы имеем право решать ваши родители. Пусть они позвонят и договорятся о приёме.
— Да, спасибо, — поблагодарила я, мысленно ругаясь, положила трубку.
Да я знала, что ответ, скорей всего будет именно таким, но не могла не попробовать.
— Мисс Робертс, вам плохо? — забеспокоилась секретарь. — Если хотите я могу проводить вас в медкабинет, или отвести к врачу. Вызвать скорую?
Предложение миссис Торренс заставило меня задуматься. «Скорая» могла быть решением. Если я скажу, что меня нужно вести в больницу «Святой Марии», то именно туда они меня и привезут, наверное, но вот только согласиться ли доктор Берк выслушать меня без присутствия родителей? Да и что я ему скажу? Здравствуйте, я сомневаюсь в компетентности моего лечащего врача потому что услышала больничные сплетни. Даже в моей голове это прозвучало так себе.
— Нет, все хорошо, — натянуто улыбнулась я, отказываясь.
Выйдя из приемной я почувствовала, что меня снова накрывает слабостью, а сердце наоборот начало стучать в груди так громко и быстро, что казалось сейчас сломает грудную клетку и решит покинуть меня. Я прислонилась к стене, стараясь дышать глубоко и размеренно. Дождавшись, когда круги перед глазами исчезнут, вытащила из рюкзака пузырёк, высыпала на ладонь таблетку. Была не была. Возможно это действительно хорошее лекарство и мне оно поможет. Когда я вернулась в класс, то уже чувствовала себя намного лучше. Матильды сегодня не было в школе. Сначала я этого даже не заметила, но сейчас, сидя на нашем общем уроке, заметила, что парта по соседству пустует. Нет, я знала, что Матильда не самая примерная ученица её отсутствие в школе, довольно дежурное явления. Просто в последнее время Матильда стала появляться в стенах школы чаще и я уже успела привыкнуть к ее присутствию рядом, что сейчас чувствовала себя некомфортно. Я скучала по подруге.
  Уроки закончились. Я стояла на парковке, не желая идти на стадион, где все ещё длилась тренировка нашей футбольной команды. Кайл смотрел на то как носятся по полю друзья. Я же уже посматривала в сторону желтого автобуса заполненного малышнёй. Мне очень не хотелось торчать в школе ещё полтора часа. Можно было пойти в библиотеку, но заниматься не хотелось. Я посмотрела на экран мобильного телефона. Набрав номер, дождавшись ответа после гудков, быстро сказала:
— Матильда, привет. Ты сегодня гуляешь?
— Дженни, привет. Да, после вчерашнего я сегодня не смогла себя заставить подняться. Ты как?
— Сонная, — коротко ответила я, не став просвещать ее все подробности сегодняшнего дня.
— Отоспись сегодня, а вот завтра у нас вечером репетиция. Надеюсь, ты не передумала?
 Закрыв глаза, я прислушалась к ударам сердца. Сейчас его ритм был спокойным и сильным, словно и не было всех этих приступов слабости. Вспомнила слова родителей, но также понимаю, что просто не могу позволить себе отступить. Родители и так отняли у меня возможность выступать, возможность прикасаться к музыке, возможность мечтать.
— Конечно не передумала, — ответила я. — Если только родители не запрут дом на все замки.
— Глупая, — рассмеялась Матильда. — Если что я готова выкрасть тебя из дома.
— Буду иметь ввиду.
— Тогда до завтра, Дженни.
— До завтра, — я положила трубку и посмотрев в сторону автобуса, шагнула в его сторону. Одна поездка на автобусе меня не убьёт, во всяком случае, я на это надеялась.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38726-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Клеманс (22.05.2022) | Автор: Клеманс
Просмотров: 162 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 1
0
1 робокашка   (24.05.2022 18:40) [Материал]
Столько перспектив впереди в 17 лет, а Дженнифер подрубают крылья...