Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2723]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [25]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4862]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15286]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14640]
Альтернатива [9124]
СЛЭШ и НЦ [9110]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4499]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Экзамен
Пасифика – планета в созвездии Скорпиона, с чистейшим воздухом, бирюзовыми океанами и плодородными саваннами. Именно туда направляется межгалактический корабль «Последняя надежда» с людьми, покинувшими истощенную Землю в поисках лучшей жизни.

Мухи в янтаре
Что есть любовь? Это привычка быть рядом с человеком, с которым тебя связывает слишком многое? Или это желание заполучить недоступную цель? Случайным попутчикам повезло выяснить, является ли любовью то, что они испытывают.
История двух запутавшихся людей.

Сопутствующее обстоятельство
Эрик Байер не так искусен в сокрытии подобного рода секретов, как Дита – в их раскрытии.

Скованный заклятьем
Это случилось на Хэллоуин. Если бы мне заранее рассказали, что такое может быть, ни за что бы не поверила. Магия казалась просто выдумкой, но теперь я знаю, что она существует.

Раб своих привычек
Белла начинает работать на неуловимого и отстраненного Эдварда Каллена, пытаясь раскрыть его тайны. Он - загадочный и скрытный, хранит в секрете свой образ жизни. Белла настроена разгадать мистера Каллена, только к чему это ее приведет?

Не делай этого...
Принимая внезапно свалившееся наследство, будь готов сжечь его...

Роман с прошлым. Обратная сторона
Эдвард пока ещё человек, и его обычная жизнь меняется, когда в неё мистическим образом врывается странно одетая незнакомка.

Лучший мой подарочек - это ты!
Четырнадцатилетняя Белла Свон думает, что встретила настоящего Санта Клауса и влюбилась в него. Но откуда ей знать, что она случайно разбудила спящего зверя, и что у него на нее свои планы?
Рождественский сонгфик про темного Эдварда.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 455
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Огненноликая. Глава 12. Наше время вместе

2021-9-25
17
0
Глава 12. Наше время вместе

Айрин

Поставив передо мной на стол сковороду с жареным беконом, Эдвард сел напротив и стал внимательно наблюдать за мной, пока я ела. Не выдержав его пристального взгляда, я в шутку предложила ему кусочек, в ответ он улыбнулся своей очаровательной кривоватой улыбкой и сказал:

— Если у меня и текут слюнки, то причиной этому не бекон.

— Фу, пошляк! — притворно возмутилась я.

Он весело рассмеялся. Было классно есть вкуснейший бекон, любоваться этим бронзоволосым «идеалом» и слышать его такой искренний мальчишеский смех.

— Скажи, у тебя остался кто-то из близких в городе и вообще? — уже посерьезнев, спросил Эдвард. — Ты говорила, что жила с дядей.

— Нет сейчас у меня никого не осталось. С 11 лет я жила с дядей и тетей в Бостоне. Они были хорошими людьми, у них не было своих детей, и они любили и заботились обо мне, всеми силами старались сделать меня счастливой. Но 6 лет назад тетя Мэй умерла от рака. Это было тяжелое испытание для нас с дядей. После ее смерти дядя Лео запил, а год назад и его не стало, инфаркт.

— Сочувствую, — тихо сказал Эдвард, в его словах было столько искреннего сочувствия. — Снова потерять близких, не представляю даже…

— Знаешь, с каждой новой потерей близких людей от меня словно откалывался еще один кусочек души. После ухода доброго дядюшки Лео я тогда по-настоящему и бесповоротно осталась одинока.

— Сколько же тебе пришлось пережить, Айрин, ты невероятно сильная, — после некоторой паузы с чувством произнес Эдвард.

— Я тогда заканчивала учебу в Бостонском колледже, — продолжила я свой рассказ. — После завершения учебы решила переехать на запад, меня давно тянуло уехать в какой-нибудь из Тихоокеанских штатов, особенно в Орегон, тут так красиво. По выходным я выезжала за город, писала на природе.

— Писала? Книгу?

— Да нет, пейзажи, — рассмеялась я.

— Так ты художница? — воскликнул он.

— Ну, я окончила Высшую школу искусств и наук.

— Кстати, у Эсми есть ученая степень в архитектуре и искусстве, а еще она увлекается дизайном и реставрацией старинных домов. У вас с ней явно будет о чем поговорить.

— Я заметила уже, у вас такой красивый и уютный дом, видно, с каким вкусом и любовью все здесь придумано и обставлено.

— Да, этот дом — гордость Эсми, — с особой теплотой в голосе проговорил он. — Я тебе обязательно все здесь покажу.

И я почувствовала, что он по-настоящему это ценит и благодарен своей приемной матери за ту заботу и поистине материнскую любовь, которыми она окружила всех своих детей.

— Значит, ты рисуешь? — вернулся к разговору о живописи Эдвард.

— Ага. Сколько себя помню. Я с детства любила рисовать, рисовала бесконечно, когда только выпадала свободная минутка, всегда ходила с альбомом и парой карандашей, на уроках рисовала в тетрадках, за что частенько получала нагоняй от учителей, дома все стены были увешаны моими рисунками. В основном я люблю рисовать пейзажи, а еще портреты людей, их лица, мне так нравится изучать их, думать о том, что за ними скрывается, какие чувства, мысли.

— А мой портрет нарисуешь? — шутливым тоном произнес он.

— Я его постоянно рисую, только не на бумаге, а у себя в голове, — смущенно улыбаясь, призналась я.

— Может, стоило попросить бумагу и карандаши? — ухмыльнулся Эдвард.

Боже, о чем он говорит, ни один портрет не отразит это совершенство, даже не буду пытаться, подумала я, но не стала ничего говорить, только закатила глаза.

— Айрин, я хотел еще спросить, — снова переходя на серьезный тон и чуть смущаясь, сказал Эдвард. — Ты говорила, что часто имеешь дело с мертвецами. Я не очень понял, это была метафора?

— Ах, да, я работаю… то есть, наверное, теперь уже надо сказать работала в похоронном бюро гримером.

Упс… у Эдварда стала медленно отвисать челюсть.

Откуда-то сверху раздался веселый мужской гогот.

— Зеленоглазка — ты прям главная героиня фильма «Девушка, которая не боялась мертвецов», — гоготал Эммет.

— А подслушивать нехорошо, — возмутилась я.

— Прости, зеленоглазка. Ну, понимаешь, от этого как бы и не скрыться, слух вампира и все такое. Мы все к этому уже привыкли. К тому же тут некоторые еще и в головах копаются, — донесся сверху притворно извиняющийся голос здоровяка.

Эдвард все еще смотрел на меня немного удивленно.

Не желая произносить это вслух, я спросила его мысленно, но прямо: «Эдвард, ты считаешь, что я ненормальная?»

«Нет, нет, с чего ты взяла? — поспешил успокоить меня он. — Просто это, мягко говоря, необычное занятие для молодой девушки. Да и вообще, во многих людях довольно сильна некрофобия, она в чем-то даже естественна».

Ну, точно, он считает меня ненормальной. Я хотела ему объяснить, что уже давно не боюсь покойников, они не могут воскреснуть (увы!) и тем более кому-то навредить, как говорится, бояться нужно не мертвых, а живых. И я ни разу не некрофилка. Вспомнив значение этого слова, я ужаснулась: о боже, я сейчас это подумала!

И тут Эдвард понимающе обнял меня и произнес: — Все хорошо, я понимаю, прости.

— Я просто помогаю им красиво уйти, понимаешь?.. — я стала снова объяснять, но он не дал мне договорить, обхватив мое лицо руками и впившись своими прохладными губами в мои губы таким долгим поцелуем, что у меня начало перехватывать дыхание.

— Давай-ка я проведу для тебя экскурсию по дому, — предложил мне Эдвард, когда мы наконец оторвались друг от друга и я закончила ужинать.

— Кухня тебе уже знакома, благодаря тебе мы ее даже обновили, — с улыбкой заметил он.

Я обвела взглядом помещение. Кухня была функциональной и удобной с красивой барной стойкой. Ее оснащенность всеми самыми современными техническими новинками впечатляла. Массивная деревянная мебель придавала интерьеру основательности, а декоративные растения в горшках наполняли ее домашним уютом.

Интерьер в доме в целом был выдержан в стиле минимализм, хотя в нем присутствовало и некоторое смешение стилей. Преобладало гармоничное сочетание природных цветов: серого, коричневого, бежевого и белого. В доме Калленов все комнаты плавно перетекали друг в друга. Благодаря преобладавшему в отделке белому цвету и стеклянным стенам возникало ощущение бесконечного пространства. В доме было очень светло, просторно и уютно, он как бы отражал светлую ауру его обитателей. На полках и в шкафах было выставлено множество красивых и оригинальных ваз, статуэток и других предметов из различных эпох.

В первую очередь Эдвард повел меня в гостиную с высокими потолками. В центре комнаты располагался главный предмет обстановки — большой красный диван в форме буквы «Г», рядом квадратный журнальный столик того же цвета, а также пара синих кресел на тонких ножках. Большой плазменный экран был встроен в специальный шкаф напротив дивана. На стене за диваном висело большое панно в стиле абстракционизма. В нише у дальней стены стоял еще один диван темно-зеленого цвета. У одной из стен на небольшом подиуме были расставлены в ряд квадратные горшки с красивыми растениями.

— Здесь мы стараемся собираться всей семьей и проводить время вместе, — сказал Эдвард.

Затем мы направились в столовую. Я подумала, что Каллены, конечно же, не использовали это помещение по назначению. Оно и понятно, свою пищу они вкушали в диких лесах, а не за обеденным столом.

— А тут у нас иногда проходят семейные советы, — сообщил Эдвард.

Посередине комнаты стоял прямоугольный обеденный стол из натурального светлого дерева. Строгость прямых линий смягчал каплеобразный светильник, а также лаконичные обтекаемой формы стулья.

Затем мы оказались в библиотеке, там царила атмосфера умиротворенности и безмятежности. Я ходила мимо высоких шкафов, вместивших в себя, наверное, тысячи книг, прикасалась пальцами к их красивым кожаным переплётам.

Осмотрев все комнаты на первом этаже, мы стали подниматься наверх. Широкая лестница с белыми перилами вела из холла на второй и третий этажи, где располагались кабинет Карлайла, студия Эсми, еще пара помещений и спальни. В доме было пять спален со своими ванными комнатами. Мы не стали их осматривать, чтобы не мешать их хозяевам. Эдвард просто указывал, какая комната чья.

Проходя мимо спальни Элис и Джаспера, мы услышали звонкий голосок красивого маленького эльфа, приглашающий нас войти. Когда мы заглянули в комнату, то увидели пару сидящей на сером пушистом ковре перед большой кованой кроватью с балдахином. Джаспер сидел, скрестив ноги по-турецки, а Элис примостилась рядом с ним, лежа на спине и положив голову ему на ногу. Блондин нежно гладил ее темный ежик. Это было так мило и в то же время так интимно, что, кажется, я стала краснеть.

— Привет, Айрин, — увидев нас, она повернула голову, а потом приподнялась, опершись на руку. — Чтобы ты у нас не заскучала, у меня появилась потрясающая идея. Завтра мы едем в город, весна — самое время обновить гардероб, а у тебя его в принципе нет.

Я хотела было возразить, ведь в городе у меня осталась кое-какая одежда, но потом подумала: почему бы и нет? Я тоже любила шопинг, хотя и не была его фанаткой. Правда, денег с собой у меня не было, вернее, какие-то деньги остались в моей сумочке, но где она, я не знала. Ну ничего, займу в долг.

— Не возражай, шопинг — это так здорово, мы классно проведем время, — безапелляционно заявила Элис.

— Возражать Элис в этих вопросах бесполезно, смирись, Айрин, — подмигнул мне Джаспер.

— Да я и не думала, — спокойно заверила я.

— Я поеду с вами, не хочу оставлять Айрин одну в городе, — сказал Эдвард.

Элис, похоже, была не очень рада, но возражать не стала, видимо, уже знала, что так и будет.

— Ну тогда до завтра, в 11 выезжаем, — пропела эльф.

Мы вышли из комнаты и направились дальше по коридору. Напротив гостевой спальни, которую Каллены так любезно предоставили мне, располагалась комната Эдварда, где мы провели сегодня полдня. Но тогда я ее не слишком хорошо разглядела, поглощенная переживаниями и нашими с ним чувствами. Комната была очень светлой, с огромным панорамным окном. В ней чувствовалась функциональность и практичность. Полки и стеллажи вдоль стен были заставлены книгами, журналами, нотами, компакт-дисками. На специальной полке располагался музыкальный центр, а рядом — старая магнитола. В одном углу стояло несколько дорогих гитар. На небольшом столике в противоположном углу лежали ноутбук и наушники. Вещи валялись в творческом беспорядке, то есть, где попало, в том числе и на полу. Я заметила, что в комнате Эдварда практически не было парных вещей и предметов, она несла на себе отпечаток одиночества и какой-то потерянности. Лишь большая мягкая кровать придавала ей некий уют и завершенность.

Оказалось, что наши вкусы во многом совпадают, мы оба отдавали предпочтение классической музыке и блюзу. У него была собрана гигантская коллекция пластинок и дисков, относящихся к разным эпохам и музыкальным стилям. А судя по разбросанным там и здесь книгам и журналам с оставленными на полях заметками, он много читал.

Затем мы решили выйти во двор и прогуляться. Снаружи дом имел квадратную форму, все его этажи, ярусы и стеклянные стены смотрелись гармонично, как единое целое. Через огромные обзорные окна в дом проникало море света. Росшие вокруг дома вековые сосны и кедры с красивыми раскидистыми кронами наполняли воздух тонким ароматом хвои. С разных сторон здания находились наружные площадки и внутренние дворики.

В целом светлый и минималистичный хай-тек дома Калленов никак не сочетался с древними, мрачными легендами о вампирах. Да и сами обитатели дома никак не походили на ужасных кровопийц — гуманные, хорошо образованные, обходительные.

Мы с Эдвардом шли, держась за руки, и все дальше отдалялись от дома, вступив под сень леса. Вокруг высились огромные дубы, обвитые мхом и лишайником, и высоченные папоротники. Лес казался сказочным, и я понимала, что отчасти он таким и был, ведь я шла рука об руку с вампиром, ставшим для меня самым дорогим и близким существом на свете.

Вдруг парень подхватил меня и побежал, мы неслись с невероятной скоростью, и мне это безумно нравилось. Я начала кричать от восторга, а Эдвард счастливо улыбался. Чистая, незамутненная радость светилась в его глазах. Мы в этот миг были детьми.

Остановился Эдвард у живописного озера, расположившегося у подножья высоких гор, вокруг высился густой еловый лес, над нами медленно проплывали облака, отражаясь в прозрачной, словно зеркальной глади воды. Эдвард бережно опустил меня на землю и сел рядом. Ночь была тихой и ясной.

— Это мое любимое место здесь. Я часто прихожу сюда поразмышлять или просто посидеть в тишине, которой почти всегда так не хватает, — признался Эдвард.

— Обещаю быть тихой, чтобы не нарушить твою тишину, — улыбнулась я, понимая о чем он говорит.

— Айрин, твои мысли меня не напрягают, наоборот, успокаивают, наша с тобой мысленная связь не похожа на мою способность заглядывать в чужие головы, иногда мне приходится усилием воли отключаться, чтобы не обращать внимания на весь этот шум в голове, — вздохнул он.

— Представляю, как это утомительно, — сказала я.

— За 100 лет я привык к этому, но да, порой это очень утомительно, а еще иногда и неловко, — пояснил Эдвард.

— Даже не верится, что тебе 100 лет.

— 105, если быть точным, — широко улыбнувшись обаятельной мальчишеской улыбкой, произнес он, отчего мои губы непроизвольно тоже расплылись в широкой улыбке.

Я хотела спросить его, но не решалась. Он сразу это почувствовал и, ласково прикоснувшись к моей руке, сказал: — Ты можешь спрашивать меня, о чем захочешь.

Я набралась храбрости и спросила: — Эдвард, что именно произошло между тобой и Беллой? Карлайл сказал, что она была твоей «певицей» крови. Почему вы расстались? Ты ее бросил?

Его взгляд резко помрачнел, казалось в душе его разверзся ад с его черным пламенем, я уже ненавидела себя за свое любопытство. Кто меня дернул спросить его об этом в такой момент, в этом прекрасном месте.

— Я принял исступление жажды и болезненную зависимость за любовь, — после длительной паузы проговорил он не своим, каким-то надтреснутым голосом.

Затем он долго молчал, застыв словно мраморное изваяние. Я боялась прерывать это напряженное молчание. Но потом он с едва сдерживаемой болью произнес:

— Я думаю, что теперь не заслуживаю любви. И это какая-то насмешка судьбы, что именно моя роковая ошибка и ее ужасные последствия привели нас с тобой друг к другу.

— Эдвард, не вини себя за все, всем свойственно ошибаться, никто не безупречен, даже ты, хотя мне и не хочется этого признавать, — попыталась пошутить я.

Он перестал хмуриться, морщинка на его лбу постепенно разгладилась, и он приобнял меня, прошептав мне на ухо: — Люблю тебя.

После некоторой паузы я, слегка робея, спросила: — Эдвард, тебя не беспокоит, что мы пока не знаем, кем я стала? Я перестала быть человеком, но не стала вампиром. Может я какой-то страшный гибрид, не все свойства которого еще проявились в полной мере, может, я представляю для вас угрозу?..

— Айрин, прекрати, — прервал он меня и твердо заявил: — Кем бы ты ни оказалась, я знаю кто ты. Ты моя половинка.

От этих слов мои глаза стали влажными, он обнял меня, и мы сидели так очень долго, беседуя обо всем на свете, пока не забрезжил рассвет и из-за гор не выкатилось ослепительное солнце, осветив верхушки сосен. И первые лучи солнца, упавшие на нас, вернее, на Эдварда, заиграли на его коже сверкающими переливами, она отбрасывала танцующие радужные блики.

Я в восхищении уставилась на него и не могла отвести зачарованного взгляда. Теперь я поняла, о чем тогда говорил Карлайл про солнце.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38694-1
Категория: Альтернатива | Добавил: newfan (27.07.2021) | Автор: Элиза Гвиччиоли
Просмотров: 128 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 3
1
3 Танюш8883   (03.08.2021 09:20) [Материал]
Оказалось, что Айрин давно с мертвецами в панибратских отношениях. Спасибо за главу)

1
1 робокашка   (28.07.2021 11:06) [Материал]
а где же рояль? smile

0
2 newfan   (28.07.2021 17:31) [Материал]
А рояль уже как бы мелькал в одной из предыдущих глав. Он в просторном холле находится, который с одной стороны плавно перетекает в гостиную, а с другой и кухню.