Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [13]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4801]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15093]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14314]
Альтернатива [8988]
СЛЭШ и НЦ [8923]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4347]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за апрель

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Без памяти
Эдвард ушел, сказав Белле, что ее память – как сито, посчитав, что вскоре она забудет его, а боль от его ухода окажется не сильнее укола иголки. Разве он знал, что жестокая судьба исполнит его пожелание буквально?

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Наваждение Мериды
Что делать, если лэрды и принцы не милы, а при виде кузнеца заходится сердце?

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Золотая
После очередной каверзы неласковой Судьбы скромная провинциальная студентка не может отказаться от удачно подвернувшейся возможности выбраться из полосы неудач, но даже не представляет себе, насколько резко изменится ее жизнь.

Двойные стандарты
Эдвард Каллен - красивый подонок. У него есть все: деньги, автомобили и женщины. Белла Свон - его прекрасная помощница, и в течение девяти месяцев он портил ей жизнь. Но однажды ночью все изменится. Добро пожаловать в офис. Пришло время начинать работу.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13498
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Отдельные персонажи

Парад Планет. Планета вторая (часть 1)

2019-5-25
15
0
ПАРАД ПЛАНЕТ

Планета вторая: Венера, первое приближение (часть 1)

Когда мы, с некоторым опозданием подъехали к школьной стоянке, она была уже забита автомобилями всех мастей, но два соседних места, которые обычно занимали мой скромный Вольво и Беллин раритетный – сказать грубее о машине любимой девушки просто непозволительно, хоть и было бы точнее – Шевроле, приятно пустовали. Несмотря на то, что эти парковочные места были лучшими, на них никто и никогда не претендовал. В том, что касается меня, то это было понятно – Калленов традиционно побаивались. И даже теперь, когда еще в начале текущего учебного года, исключительно ради Беллы, мы с Элис условно спрятали свои пресловутые клыки под самые обольстительные улыбки и губительное для простых смертных вампирское очарование, с нами предпочитали не связываться. Уже не шарахались как от разносчиков проказы, но и излишним доверием к нам тоже не прониклись. А из-за того, что Белла постоянно была с нами, то это распространялось и на нее тоже.
Плавно и бесшумно подрулив на свой пятачок, я заглушил двигатель и улыбнулся Белле, которая впервые за неописуемо долгие месяцы со времени событий, повлекших за собой бегство всей моей семьи из Форкса, сидела в моей машине справа от меня.
Пока Белла была наказана, я не заезжал за ней по утрам – чтобы понапрасну не злить Чарли. Открыто он не запретил нам этого, но мне, к сожалению, были доступны и не прозвучавшие вслух возражения. Я бы мог, конечно, игнорировать этот молчаливый запрет и делать то, чего мне хотелось: забирать Беллу в школу и отвозить домой после занятий на черепашьей скорости, чтобы хоть на несколько счастливых минут продлить время, которое мы проводили вместе… Но не в последнюю очередь меня останавливало убеждение, что как только я появлюсь в поле зрения Чарли не в разрешенные мне часы, он тут же укажет мне на дверь, а Белла вновь кинется на мою защиту – что очень мило с ее стороны, ведь можно подумать, я в ней нуждаюсь, – а это лишь усложнит ее отношения с отцом, и без того достаточно напряженные в последнее время. Разумеется, я не горел желанием стать причиной проблем своей девушки. Поэтому встречал ее каждое утро на школьной стоянке и иногда эскортировал до дома. Сегодня же я осмелел.
Я вовсе не был уверен, что послабление домашнего ареста автоматически снимает запрет и на мои утренние посещения, но как только начал размышлять об этом, тут же увидел в мыслях Элис недовольное лицо шефа Свона, который прощался с дочерью, поджав губы, но никаких возражений на предмет моего наглого появления не произнес. Я почувствовал прилив воодушевления – или как бы это ощущение называлось у бездушных вампиров?.. – и кинулся вниз, одним прыжком преодолевая лестничные пролеты. Элис уже ждала меня в машине, но, вопреки обыкновению, не на переднем пассажирском сидении, а на заднем, сразу за водительским. Многозначительно улыбаясь, моя сестра, ни разу не шевельнув губами, утвердительно заявила: Мы едем к Белле.
Я не мог не улыбнуться в ответ на ее счастливую улыбку, и кивнул. Элис радостно засмеялась и похлопала правой рукой по спинке сидения, приглашая меня садиться, что я незамедлительно и проделал.
- Увидимся, Джаспер, - не повышая голоса, сказал я, зная, что тот наблюдает за нами из окна на втором этаже. Элис послала ему воздушный поцелуй, и я рванул к автостраде.

Мою задумчивость нарушил резкий звук захлопнутой дверцы Вольво. Я слегка поморщился, уверенный, что это Элис пыталась привести меня в чувство. Заметив мою гримасу, Белла расхохоталась и тут же выскользнула из машины. Будь мы не в многолюдном месте, я бы с легкостью ее опередил и даже успел распахнуть перед ней дверку, но при таком скоплении одноклассников и прочих учеников средней школы Форкса я не мог позволить себе демонстрацию нечеловеческих способностей. Надеяться на то, что это останется незамеченным, не приходилось – к нам всегда было повышенное внимание, а уж сегодня, когда "этот Каллен" снова сам привез Беллу Свон, мы наверняка стали событием дня. Я с неудовольствием предвкушал ход мыслей своих как бы сверстников и приготовился блокировать особо назойливых из них.
Покинув Вольво, я присоединился к Белле и Элис, которые уже успели поприветствовать Анжелу с Беном. Одновременно со мной к нашей небольшой группе подошла и Джессика Стенли.
Мне не нравилась Джессика. Меня раздражали ее неискренность, а скорее двуличность, ее алчность до всеобщего внимания, ее необоснованная раздражительность, ее ничем не прикрытая зависть, ее – да не услышит меня Эсме – сволочной эгоизм. Если бы ее истинная сущность стала известна, она бы вмиг порастеряла всех своих мнимых и не очень друзей. Я бы предпочел, чтобы Белла поменьше общалась с мисс Стенли, и уже неоднократно порывался поговорить с ней о сомнительности дружбы, предлагаемой и исповедуемой Джессикой, но каждый раз одергивал себя. По двум причинам. Первой из них было то самое негласное правило не раскрывать сокровенные мысли одного человека другому без крайней на то необходимости – какой бы недостойной личностью ни была Джессика, она имела право на сохранение приватности своих суждений. Вторая причина заключалась в том, что я попросту не был уверен в силе воздействия моих слов на Беллу. Эта девочка на все имела свое собственное мнение. И я бы вовсе не удивился, узнав, что благодаря своей исключительной проницательности, она и без привлечения моих талантов "раскусила" свою так называемую подругу. И, учитывая, что относилась к ней по-прежнему хорошо, мое вмешательство вряд ли это изменит. Поэтому я и продолжал держать свои домыслы при себе.
Но как только в мыслях Джессики снова начинали мелькать завистливые рассуждения о моих отношениях с Беллой, лишь годами тренированная выдержка помогала мне не сорваться и удерживать на лице жалкое подобие вежливой улыбки. Вот как сейчас.
Едва удостоив ее кивком, я тепло поприветствовал Анжелу и подал руку Бену.

Наше с Элис пребывание в школе Форкса осложнялось тем, что из-за сближения с друзьями Беллы, нам приходилось чаще и теснее контактировать с людьми, а значит, становилось труднее скрывать ненормальную температуру наших тел, меняющие цвет глаза и то, что мы совсем не едим.
С последним Элис справилась легко, как истинная девчонка – намекнула пару раз, что придерживается новомодной диеты, и остальные школьницы посматривали на нее с восхищением – им не хватало силы воли на подобный подвиг. Мне использовать аналогичный предлог было несолидно. Поэтому я иногда я отнекивался, ссылаясь на то, что неголоден, так как Эсме кормит очень плотным завтраком, но иногда мне все же приходилось – под изумленно-сочувственные взгляды Беллы и ехидные смешки Элис – давиться (в самом что ни на есть прямом смысле этого слова) фруктами, бутербродами и даже – избави меня, Боже, - пиццей, с трудом проталкивая все вышеназванное с помощью столь же неаппетитных колы или сока. В эти дни я с тоской в груди вспоминал о том благословенном времени, когда мы с Беллой сидели в столовой за отдельным столиком, и мне не было нужды притворяться и издеваться над собой.
Что касается цвета глаз – у моей сестры с этим тоже сложностей не возникло. Элис с Джаспером ходили на охоту достаточно часто, каждые выходные, а иногда – в солнечную погоду – и среди недели, поэтому цвет ее глаз не успевал сильно почернеть, а небольшое потемнение оттенка ее шафрановой радужки смогли бы различить лишь специалисты в колористике, которые в средней школе Форкса не водились. Я же на охоту выбирался крайне нерегулярно, что тоже было неплохо для цвета глаз – бóльшую часть времени они были цвета нефти, а те несколько дней, следующих за редкими вылазками для утоления вампирской жажды, я носил солнцезащитные очки или до жути неудобные контактные линзы.
Сложнее всего было с ледяным телом. Но опять же, лишь для меня. Элис и тут сложностей не испытала: во-первых, ей не приходилось пожимать руку друзьям Беллы, а во-вторых, она использовала свой дар предвидения, и в редких случаях необходимости прикасаться к кому-либо, она надевала тонкие кожаные перчатки. Я нашел более приятный выход из сложной ситуации – прежде, чем поздороваться с кем-то, грел правую руку в ладони Беллы. Она, казалось, перестала чувствовать могильный холод моих прикосновений и уже почти не вздрагивала. Моя ладонь недолго хранила человеческое тепло Беллы, но пары минут было достаточно – я не подавал своей руки никому, кроме Бена Чени и отца Беллы, когда он снисходил до рукопожатия.
Почему именно Бен? Он был славным малым, и общаться с ним было приятно, чего я не мог сказать ни о Йорки, ни о Кроули, ни тем более о зануде Майке Ньютоне. Ах да!.. Бен никогда не ухлестывал за моей девушкой, следовательно, мне ни разу не хотелось его убить. Я усмехнулся своим мыслям и почувствовал сокращение мышц державшей меня за руку левой ладошки Беллы – в попытке сжать мою руку. Камень сжать невозможно, точнее, для этого нужна куда более мощная сила, которой моя любовь попросту не обладала. Я ответил ей легким пожатием и посмотрел на нее, чтобы вновь раствориться в шоколадной пелене ее глаз. Ее зрачки на миг расширились, и она с шумом выдохнула. Ее реакция на меня была такой же, как и год назад. Чему я был бесконечно счастлив. Довольно посмеиваясь, я потянул ее за руку вслед за направлявшейся к зданию школы компанией из теперь уже наших общих друзей, возглавляемых неугомонной Элис.
В этот момент я осознал, что из-за погруженности в свои воспоминания и размышления, не слышал ни слова из того, что они обсуждали с утра, но не очень скорбел по этому поводу, потому как тут же почерпнул эту информацию из их мыслей. Ничего интересного их разговор не затронул, так что я ничего не упустил.
Сейчас Бен думал об Анжеле, она сама повторяла в уме математические формулы для предстоящего теста, подоспевший Майк Ньютон гадал, чего же так молчалив сегодня гадкий Каллен, мысли Джессики я привычно блокировал, а сестренка мысленно требовала, чтобы я очнулся от своего "летаргического сна" и вел себя по-человечески.
О чем ты постоянно думаешь? Вопрошала она. Тебя что-то беспокоит? Мне следует последить за чем-то более пристально?
Я еле заметно мотнул головой. Она облегченно вздохнула и, сделав ручкой, скрылась в дверях аудитории своего класса. Мы с Беллой, продолжая держаться за руки, проследовали дальше, на ожидавший нас английский.

***
В столовой, за столиком Калленов к нам уже привычно присоединились Анжела и Бен. И разговор, как и во все предшествующие дни, вращался в основном вокруг надвигающегося выпускного. Неотвратимого, неизбежного и губительного. Последнее – лишь в отношении Беллы и меня. Для Элис это был очередной праздник, становившийся только еще более привлекательным благодаря запланированному на "после выпускного" событию. Бен, как и многие парни, относился к этому вполне спокойно – безусловно, радовался окончанию школы, не более того. Анжелу же охватила "предвыпускная лихорадка". Она нервничала из-за всего: как прилежная ученица – из-за экзаменов и церемонии вручения дипломов; как девочка-подросток – из-за бала, платья, туфель, украшений и прочих женских штучек.
Вот, например, сегодня она была озабочена отправкой всем своим многочисленным родственникам извещений о выпускном. Этот ритуал был стандартным и заранее известным всем без исключения ученикам последних курсов, но затруднения у Анжелы возникли с тем, что мама требовала, чтобы приглашения были заполнены непременно вручную. И необъятное количество родни делало данную процедуру почти невыполнимой. Анжеле определенно требовались помощники, но Бен, которому она пару раз намекала о необходимости разделить с ней сию участь, неизменно делал вид, что не понимает, о чем это она. Отказать напрямую своей девушке он не мог, и догадывался, что рано или поздно она спросит его в лоб, и тогда ему придется капитулировать, но пока есть хоть малейший шанс избежать отбывания повинности, он оттягивал момент истины. Он и сейчас старательно пялился в разложенный перед ним комикс и представлял собой средневековую статую, у которой до наших дней – традиционно, по примеру Венеры Милосской – не уцелели кое-какие части тела. В случае с Беном это были глаза и уши.

Следя за тем, как сначала Белла, а за ней и Элис отвечают Анжеле на ее вопрос про разосланные извещения, я отошел к стойке бара, чтобы взять для Беллы колу и фрукты. Она должна была перекусить. И, желая позлить сестренку, я прихватил и для нее особо ненавистный ей йогурт. С самым серьезным видом я водрузил его на стол перед Элис, за что она одарила меня взглядом прищуренных глаз и различимым только моим острым слухом шипением. Торжествующе улыбаясь, я занял свое место на стуле подле Беллы. Как раз в этот момент она с энтузиазмом воскликнула: - Я тебе помогу! Если ты не испугаешься моего ужасного почерка.
Я улыбнулся, соглашаясь с последним утверждением и радуясь тому, как отзывчива моя любимая. Да и Чарли будет доволен. И хоть мне совсем не улыбалось провести без Беллы несколько часов – а я "видел" глазами Анжелы эту чудовищную стопку заготовленных для заполнения неофициальных бланков приглашений, - я смирюсь с этим. Потому что знал, что Белла с такой готовностью откликнулась на невысказанную мольбу подруги, в основном, из желания глотнуть свободы, раз уж она выбралась из заточения. И еще, наверное, подсознательно желая вырваться из круговорота мыслей, действий, противодействий, связанных с приближающимся обращением. И на какой-то миг мне захотелось, нет, я стал надеяться, что этот маленький человеческий девичник станет одним из столь редких аргументов "против" обмена сердцебиения на бесконечную бесконечность.

Пока я пребывал в раздумьях, разговор сменил тему. Речь пошла уже о необходимости отметить освобождение Беллы, что моментально воодушевило любительницу организовывать празднества Элис Каллен.
- Что бы нам такого сотворить? – задумчиво протянула она и, закусив губу, принялась рисовать в своем гораздом на выдумки воображении разные варианты. Она быстро перескакивала с одной идеи на другую, одна картинка в ее голове тут же уступала место следующей.
Я увидел и пижамную вечеринку для девочек, и простенькую (по меркам моей сестры) вечеринку в доме с приглашением большей половины старшеклассников, и поездку всей семьей во Флориду, в тамошний Диснейленд, и арендованный на пару дней Нью-Йоркский Barney’s, чтобы Белла все-все перемерила и всего себе навыбирала, и круиз на яхте по западному побережью до самого Лос-Анжелеса, и горные лыжи на Аляске, и даже костюмированный бал в одном из салонов замка Фонтенбло. На последней задумке я беззвучно присвистнул – это было слишком даже для меня, привыкшего к ее размахам, но сестра явно вошла во вкус. Все идеи она перемежала мысленными комментариями: Можно было бы… нееее, это совсем не празднично, лучше… да ну, скоро и так устрою вечеринку по случаю выпускного – зачем повторяться? А вот если… или, может… тоже не годится – Беллу модную вещички не интересуют, и почему?! Тогда уж лучше… или можно махнуть… но самое классное будет… о да!! – мечтательно закатила глазки Элис, но строгий голос Беллы сбросил ее с небес, куда она так преждевременно забралась, на землю.
- Что бы ты ни задумала, Элис, сомневаюсь, что я НАСТОЛЬКО свободна.
- Свободна – значит, свободна, ведь так? - недоумевала сестренка.
- Уверена, что у моей свободы по-прежнему есть ограничения – вроде границ континентальной части США, - совершенно серьезным голосом ответила ей Белла, как будто тоже подслушала ее последнюю идейку.
Разрушить столь блестящий замысел… Недовольство Элис тем, что ее старания никто не оценил и, более того, ограничили полет ее пытливой фантазии, вылилось в смешную обиженную гримаску, что вызвало приступ хохота у Анжелы и Бена. Я ограничился сочувствующей улыбкой, а Белла сохраняла на лице выражение невозмутимости.
- Ну так чем мы займёмся сегодня вечером? - настаивала Элис.
- Ничем. Слушай, давай подождём пару дней, чтобы убедиться, что Чарли не пошутил. - Белла была непреклонна, и нельзя было не признать, что она права. Злить Чарли сразу же после того, как он решился ослабить родительский поводок, не следовало. Разумнее было бы вести себя примерно хотя бы некоторое время. А уикенд во Франции вряд ли входил в его список разрешенных развлечений для еще вчера отбывавшей наказание дочери. – К тому же все равно завтра в школу, – попыталась было Белла увести тему разговора в более безопасное русло.
Но сбить Элис с намеченного пути не так-то просто, тем более, когда у нее появился повод для того, чтобы заняться излюбленным делом – организацией праздника для себя и своих близких. Она любила все делать сама. Все члены семьи по мере возможности – и желания, конечно, - помогали ей, но бразды управления всем процессом железной хваткой удерживала в своих обманчиво маленьких, но непреодолимо цепких ручках самая невысокая Каллен.
- Тогда отпразднуем в эти выходные, – согласилась она ненадолго отодвинуть запланированное действо, про себя подумав, что так будет больше времени на подготовку и самого торжества, ну и Чарли.
- Обязательно, – поторопилась подытожить Белла, не желая и далее дискутировать с подругой о такой мелочи.

Элис же просто загорелась этой идеей, поэтому отступать не собиралась, но на выручку Белле неожиданно пришла Анжела, которая, будучи очень внимательной к окружающим, заметила, что одна из ее подруг жаждет обсудить варианты и возможности, а другая желает, чтобы ее оставили в покое, кинулась исполнять желания обеих девушек. Обращаясь к моей сестре, она попеременно предлагала поехать то в Порт-Анжелес, то в Хоквиам, с посещением кино, дискотеки или ресторана. И даже Бен охотно присоединился к их обсуждению, потому что после того, как Белла согласилась помочь Анжеле, тем самым став для него освободительницей не хуже, чем Дева Жанна для Орлеанцев в 1429, необходимость тотального сосредоточения на комиксе (уже им прочитанном, кстати) отпала. И он мог без опаски включиться в диалог своей девушки и Элис. К уже озвученным вариантам он добавил свой – отправиться всей компанией на пляжи Ла-Пуш. От его предложения сестрица, не скрывая, поморщилась. Я тут же напрягся и перевел взгляд на Беллу, наблюдая за ее реакцией на так некстати прозвучавшее при ней напоминание об индейской резервации.
Но я мгновенно позабыл о том, что привлекло мое внимание к любимой, потому что увидел, что она пребывала в глубокой задумчивости и, видимо, не слышала ничего из того, о чем болтали девчонки и Бен. Я вглядывался в ее лицо, пытаясь по мимике, движениям головы и сокращением зрачков определить, о чем она сейчас думала. Что стало причиной ее погружения в себя в столь людном месте в самом разгаре беседы с друзьями?
Одного мимолетного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что мысли у нее нерадостные. Даже теперь, обретя свободу, она переживала о чем-то. Или о ком-то…
О Джейке… Догадка пронзила меня мгновенно, подобно вспышке молнии, разрезающей мглу небосвода, она разорвала мне мозг. Едва позволив себе думать об этом, я начал леденеть. Медленно. Клетка за клеткой. Из центра груди. Как после укола жидким азотом. В сердце… С каждым ударом оно посылало по венам замораживающую и убивающую жидкость. Я не сводил воспаленных глаз со своей девушки. Пока они еще способны были видеть, я наблюдал, как все сильнее она хмурится, как искажается мукой любимое лицо. Я забыл, что мы не одни. Но ненадолго.
Мгновение спустя, когда поражение искусственной мерзлотой не успело распространиться дальше грудной клетки, в мое сознание ворвалось ужасающее видение из мыслей Элис. Перед моим взором с невероятной четкостью и пугающей реальностью предстало омерзительно прекрасное, с застывшей гримасой ненависти, с мстительно поджатыми губами, в обрамлении ядовито-рыжих локонов, лицо моего врага. Которого я с яростным остервенением и постепенно затухающей надеждой искал. И преследовал во время своих скитаний периода самоизгнания из Форкса и из жизни. И которая ускользнула от меня. Обманула. Посмеялась надо мной. Но не это теперь беспокоило меня. Я вовсе не жаждал реванша и не собирался гоняться за ней. Мое самолюбие, конечно, было уязвлено, но я совладал с ним. Это было несложно, ведь я пообещал своей Белле не делать этого. Не преследовать ее… Викторию. Поклявшуюся отомстить мне за убийство ее любовника. Способом возмездия она выбрала не схватку с глазу на глаз, а более изощренный – уничтожить меня, расправившись с Беллой. Она угадала с выбором – это был самый верный путь, самый надежный. Но за жизнь своей любимой я буду сражаться еще яростнее, чем за свою. И в этом ее главная ошибка.
Видение было очень ярким. Значит, решение Викторией уже принято. Она собирается напасть. Очень скоро. В ближайшие дни. Я видел ее в лесу у дома Беллы, а значит, дома ее быть не должно. Даже вместе со мной. Рисковать нельзя. Там Чарли. Никто не должен пострадать.

- Элис? Элис!
Мои размышления над предлогом, который позволит мне убедить и Чарли, и, главное, Беллу, в необходимости ей провести выходные за пределами города, прервал недоумевающий голос Анжелы. Она размахивала рукой и щелкала пальцами перед лицом моей сестры. Про себя она пыталась угадать, что же такое происходит с Элис, от чего вдруг она впала в ступор. Ее голос вывел из задумчивости также и Беллу, которая, в отличие от Анжелы, сразу поняла, что могло стать причиной окаменения одного из Калленов – страх.
Я увидел, что ее лицо посерело от волной накатившего ужаса, и… расхохотался. Внешне легко и непринужденно, как над чем-то веселым, над услышанной смешной шуткой.
- Послеобеденный сон, Элис?
Такая напускная беззаботность была результатом полувековых тренировок над контролем проявления собственных эмоций. Я научился превосходно владеть собой. Я так думал. До тех пор, пока не встретил Беллу с ее проникающим в мозг ароматом и вскрывающим мою, казалось, непробиваемую защиту. В ее присутствии с меня снималась маска надменной непроницаемости, я становился уязвимым и уже не мог скрывать своих чувств. Мне редко удавалось обмануть ее наблюдательность. Я заново стал учиться этому. И сейчас был мой первый успех. Я сам себе поверил. Хоть и испытал отвращение к себе за саму попытку обмануть любимую девушку, даже ради ее блага – она не должна бояться Викторию.
Я не позволю огненнорыжей Венере затмить собой мое Солнце. Мы сумеем ее защитить. Ей ни к чему знать о приближающейся опасности. Ей ничего не угрожает.
Я был в этом уверен, но понимал, что мне не удастся сломить упрямство Беллы, и как только она узнает, что Виктория собирается появиться в Форксе, ни за что не согласится покинуть его. Поэтому мне снова придется пойти на обман. Ложь была постоянной спутницей вампиров, пытавшихся вести нормальную, получеловеческую жизнь, так что это не было для меня чем-то новым или непривычным, но мне претила необходимость лгать Белле.

- Простите, кажется, я замечталась, - пропела Элис, оторвавшись от своего видения только после того, как я наступил ей на ногу, тщательно проследив за тем, чтобы не задеть больше никого из сидящих за столом. Пока мы с сестрой переглянулись быстрыми, но "говорящими" взглядами, согласовав план ближайших действий: не позволить Белле выспрашивать ни меня, ни Элис о том, что она видела, и создавать видимость обычности ситуации, Бен высказался о предпочтительности витания в облаках над унылостью сидения в классе в преддверии лета. Все присутствующие его поддержали.
- Так на чем мы остановились? – с этими словами Элис вновь вступила в прерванное ею же обсуждение, утянув за собой и Анжелу с Беном.
Я тепло улыбнулся Белле, глядя прямо в ее обеспокоенные глаза, надеясь развеять сомнения. Заметив, как расширились ее зрачки, предупреждая меня о вспыхнувшем в ней нетерпении знать, что за видение было у Элис, я заправил ей за ухо прядь волос и поспешно отвернулся.
Она, конечно же, видела наш мимолетный обмен взглядами и сказать ей, что ничего не произошло, не удастся. Нужно придумывать что-то правдоподобное, что-то, неприятное для сестры, и безопасное для Беллы и для меня – за меня она переживала даже больше, чем за себя. Над этим нужно подумать. Пока я не был готов к ее допросу, а значит, должен был его избегать. Чем я и занимался весь этот день, до самого окончания занятий.
Когда мое везение закончилось, и все возможные объекты завести отвлекающий разговор разбежались кто куда, мне не оставалось ничего иного, как кинуться к проходящему мимо нас к выходу из класса Майку Ньютону. С той памятной встречи глазами через зеркала заднего вида на школьной парковке я впервые заговорил с ним – неудивительно, что парень испугался моего внезапного проявления дружелюбия. Белла тоже смотрела на меня недоумевающим взглядом.
- Майк, я слышал, у тебя проблемы с машиной, - этот случай был из тех, когда я чувствовал благодарность к своей вампирской сущности, потому что если бы не мое умение читать мысли или не мой идеальный слух, сейчас у меня не оказалось бы повода подойти к нему. – Что-то серьезное?
Как он узнал? Не помню, чтобы он крутился поблизости, когда я рассказывал Райану. Думал он, глядя на меня с объяснимой настороженностью. Но я продолжал открыто улыбаться, хотя едва сдерживался, чтобы не врезать ему за все его мысли о Белле и поползновения вклиниться между нами. Лицемерие – одна из главных добродетелей в среде вампиров, и я тоже преуспел в искусстве лицедейства.
- Да непонятно, что с ней, - нехотя ответил он, стремясь закончить неприятный разговор и удалиться от меня на достаточное расстояние. Я желал того же, но пока это не входило в мои планы. Следовательно, ему придется меня потерпеть.
- Не заводится? – проявил я чудеса сообразительности. В его глазах промелькнуло сильнейшее удивление, что лишь усилило его неприязнь. Продолжая преданно смотреть на него и терпеливо ждать ответа, я краем глаза наблюдал за Беллой, которая, напротив, быстро теряла терпение, не понимая, чего это я вдруг прилип к Ньютону, ведь терпеть его не мог.
- Не совсем так. Заводится, но не сразу. С перебоями, в общем. Потому и непонятно, - односложно и запутанно отвечал Майк, явно давая понять, что продолжение разговора совсем для него нежелательно. Это стало меня забавлять, и я тем настойчивее стремился подоставать его. Почему бы и не совместить полезное с приятным?!
- Так, наверное, аккумулятор стоит поменять. Не разрядился он у тебя? – предложил я очевидное решение проблемы. Это напомнило мне глупейшие советы из инструкций по эксплуатации бытовых приборов и прочей электротехники.
Я погасил усмешку – злить Майка сейчас, когда мне было необходимо его расположение, было недальновидно. Я уже знал, что он мне ответит, и не обманулся.
- Я бы тоже решил, что причина в этом, но я совсем недавно поменял аккумулятор… - он все еще поглядывал на меня с недоверием, но в мыслях уже стали промелькивать надежды на то, что, быть может, я знаю путь решения его проблемы, и наш разговор даже окажется ему полезным.
- Может, это проводка? - выдвинул я новое предположение, радуясь тому, что мы уже почти дошли до стоянки, так что можно было сворачивать нашу милую беседу.
- Может быть. Я на самом деле ничего не понимаю в машинах, - разоткровенничался Майк, и добавил: - Нужно, чтобы кто-нибудь посмотрел мою, но я не имею возможности заплатить Доулингу.
Я мысленно чертыхнулся. Своим последним заявлением Ньютон буквально вынуждал меня предложить ему свою помощь. Ведь мне было необходимо доиграть свой маленький любительский спектакль для одного зрителя, чтобы не разочаровать ее – ну не зря же я уже более 10 минут распинаюсь перед мистером Ньютоном и изображаю искренний интерес к его машине, чтобы вдруг развернуться и удрать. Сестренка, уже сидевшая в машине и внимательно следящая за разыгрываемой перед ней трагикомедией, заметила борьбу на моем лице и не упустила возможности съязвить: Загнал себя в угол, братик? Ой, придется тебе к нему в механики податься, на потеху мне и Эмметту.
Она цокнула язычком, а я прищурился. Но деваться мне было некуда.
- Я кое-что смыслю в этом – могу взглянуть, если хочешь. Только отвезу Элис и Беллу домой, – обреченно сказал я.
Чё? Единственное, что подумал Ньютон, потому что мое предложение его нокаутировало. Такого дружеского рвения он явно не ожидал, а я облегченно вздохнул, поняв, что он его не примет. Но он все молчал, уставившись на меня и даже не моргая. Я забеспокоился, в порядке ли он.
- Ээ... спасибо, но мне нужно на работу, - наконец, пробормотал Майк, – может, как-нибудь в другой раз, - пообещал он.
- Запросто, - обрадовался я.
- Увидимся!
Пронесло... Подумал блондин, торопясь сесть в машину. И, поворачивая ключ в замке зажигания, взмолился: Заведись!!
Боги сегодня были на его стороне, потому что на этот раз двигатель не дал сбоев, и Ньютон поспешно укатил.

Я подвел Беллу к Вольво и открыл перед ней дверцу.
Оставаясь стоять истуканом и глядя на меня растерянным взглядом, она промямлила: - Что это было?
- Просто предложил помощь, – пожал я плечами.
И тут же заголосила Элис.
- Ты ведь не такой уж и хороший механик Эдвард, - быстро тараторила она звонким голосом, – может, пусть лучше Розали взглянет на его машину сегодня, ну знаешь, чтобы ты не опозорился, если Майк позволит тебе помочь ему. И не только потому, что было бы прикольно увидеть его лицо, когда и Розали явится с предложением помощи. Но так как предполагается, что она сейчас учится в колледже на другом конце страны, думаю, это не самая лучшая идея. Даже очень скверная. Хотя полагаю, что с машиной Майка ты и сам справишься. Это только разные тонкости в настройках итальянских спорткаров для тебя темный лес... - Таким образом, теперь она взяла на себя миссию по убалтыванию Беллы, чтобы не позволить той начать задавать свои вопросы. Я слушал ее болтовню вполуха, раздумывая над тем, как же мне увезти Беллу из города, потому что про видение Элис ответ у меня уже был готов. Он был очевиден, и я досадовал, что не сразу догадался – ведь мог избежать этого нелепого общения с Майком. – И кстати, - продолжала Элис заливаться соловьем, - раз уж мы заговорили об Италии и спортивных машинах, которые я там угоняла, ты всё ещё должен мне желтый Порше. Не думаю, что я согласна ждать до Рождества, так что ты уж придумай какой-нибудь другой достойный повод для столь ценного подарка. Например, мое окончание школы. Ну чем не повод? По-моему, самый подходящий. Скажешь, нет? Знаю-знаю, чтобы отсрочить покупку той обалденной красавицы, ты, мой жадный братик, заявишь, что мой 9-ый выпуск из средней школы юбилейным не является, а, следовательно, и столь неприлично дорогого подарка не заслуживает?..
- Здорово, что ты и сама все понимаешь! – поддел я сестру, не отрываясь от своих размышлений.
- Я все равно что-нибудь придумаю, и тебе придется раскошелиться гораздо раньше, чем в Форксе выпадет снег. Ты же меня знаешь! – уверенно проворковала Элис, когда я затормозил перед съездом к нашему дому. Ее красноречие иссякло, да и в нем более не было нужды.
Она поймала мой взгляд в зеркале и, не издав ни звука, спросила: Ты уже знаешь, что скажешь?
Я на миг опустил глаза и снова посмотрел на нее через зеркало.
Ты уверен, что моя помощь тебе не нужна? Настаивала она.
На этот раз я ответил легким кивком, для пущей убедительности хлопнув веками, и сказал: - Увидимся позже.
Она открыла дверцу и упорхнула.

Я развернулся и поехал в направлении дома Беллы, продолжая напряженно думать. Поиск верного решения усложнялся тем, что я по-прежнему не хотел прибегать ко лжи. Но так как время шло, а в мою – даже по-нечеловечески сообразительную – голову ничего приемлемого не приходило, я начал готовить себя к двойному вранью. Белла тоже не нарушала молчание, так что к дому Свонов мы подъехали в вакуумной тишине. Я затормозил у крыльца и повернулся к Белле всем телом.
- На сегодня задали простенькое домашнее задание, – сказал я ей.
- Угу, – она вяло поддакнула.
- Как ты думаешь, мне позволено снова входить? – нерешительно спросил я.
- Чарли ведь не злился, когда ты заехал за мной и увез в школу, – резонно напомнила мне Белла о моем утреннем смелом появлении. Но теперь я не был так уверен в успехе своего нахального вторжения. И у Элис не спросишь… За себя я не переживал – гнев Чарли был для меня уже привычен, это было даже чем-то вроде многосетового поединка: он жалил меня презрительными взглядами и язвительными замечаниями, я же парировал безупречной вежливостью и дипломатичными улыбочками, что быстро обезоруживало его. Но это всегда расстраивало Беллу, и я старался его не провоцировать.
Однако она уже пошла в дом, приглашая меня последовать за ней, и я сдался.
Мы поднялись в ее комнату, и я сразу же расположился на диване, приняв позу медузы – если в йоге и нет такой позы, то ее стоило бы придумать. И наблюдал за тем, как Белла напряженно мечется по комнате.
Я знал, что она взволнована поведением Элис в столовой, знал, что ее беспокоит, что же такого пугающего увидела моя сестра. И тот факт, что она до сих пор ни о чем меня не спросила, говорит лишь о том, что она очень боится услышать в ответ то, что ей не понравится. То, что напугает ее еще сильнее. И она предпочитает пока ни задавать вопросов, ни знать. Совсем как полгода назад.
Когда после нападения Джаспера в ее день рождения в те дни, когда я мучился принятием для себя губительного решения, по сути смертного приговора, она видела, чувствовала, кожей ощущала, что что-то не так, но не спрашивала. Тогда она выбрала спасительное незнание, оттягивая момент откровения.
И сейчас, ожидая пока включится компьютер, она нетерпеливо выстукивала пальцами по столешнице стола какой-то нервозный марш, не глядя на меня. Я бесшумно подошел к ней и накрыл ее горячую кисть своей ледяной ладонью. Близко-близко наклонился к ее уху и выдохнул: - Мы сегодня слегка нетерпеливы?
Мгновенно сжавшись, она вскинула на меня глаза с расширенными зрачками, губы дрогнули в попытке что-то сказать, но в момент, когда наши глаза встретились, ее взгляд затуманился, а кожа покрылась колкими мурашками. В ее глазах я увидел себя, безуспешно барахтающегося в их бездонном омуте, не имея шанса на спасение, и не желая его. Она судорожно сглотнула, а я улыбался, не разжимая губ.
Желание поцеловать ее атаковало меня без предупреждения, и я подчинился ему, не сопротивляясь, хотя обычно отказывал себе в этой радости или уступал, но после продолжительной борьбы с собой. Я должен быть осторожен. Я опасен. Я убийца. А она слишком хрупка, уязвима и ценна.
Сейчас мой порыв был бездумным, спонтанным, стремительным. Я коснулся ее влажных губ своими гранитными. И запустил руку в ее волосы, обхватил ее за голову и прижал к своему лицу. Наслаждаясь участившимся ритмом биения ее сердца, пробуя на язык ставший чуть более пряным ее аромат, щекочущий все мои вкусовые рецепторы и клинком самурая вонзившимся в мое горло.
Это была восхитительная мука, изощренная пытка, сладостная агония.
Она порывистыми движениями обхватила меня за шею. Я поднял ее со стула, прижимая к себе еще крепче. Она задрожала. Я надеялся, что ей не очень неприятно обнимать каменную статую, и что дрожит она не только и не столько из-за того, что ей холодно. Как бы опровергая мои опасения, она еще сильнее вжалась в меня. И, как всегда, испытывая мою степень владения собой и своими желаниями, лизнула пылающим язычком мою нижнюю губу, которая вмиг запульсировала, как в почти забытом воспоминании из детства, когда я из любопытства поцеловал утюг…
Если у меня и было сердце, теперь оно билось в моей нижней губе.
Сознание поплыло от стрелой пронзившего меня удовольствия, и я немедленно отстранился, стараясь погасить горевшее в глазах возбуждение.
Белла разочарованно провисла в моих руках.
- Ах, Белла, – чуть осуждающе молвил я на выдохе.
- Я могла бы сказать "извини", но не буду, - упрямилась она.
Я усмехнулся.
- И я должен бы сожалеть, что ты не извинилась, но мне не жаль, - высказал я несколько замысловатую фразу и счел правильным увеличить расстояние между нами: - Может, я лучше присяду на кровать.
– Если считаешь это необходимым… - обиженно протянула любимая. На что я хмыкнул, и, разжав руки, поставил ее на пол.

Категория: Отдельные персонажи | Добавил: gazelle (08.05.2010)
Просмотров: 3630 | Комментарии: 42


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 421 2 »
0
41 marina_malina   (14.09.2015 19:28)
Вопрос к автору! Что такое поза медузы? biggrin biggrin biggrin

0
42 gazelle   (14.09.2015 22:34)
biggrin
упс.. вообще-то я имела в виду морскую звезду..

+1
40 marina_malina   (14.09.2015 19:18)
Я увидел и пижамную вечеринку для девочек, и простенькую (по меркам моей сестры) вечеринку в доме с приглашением большей половины старшеклассников, и поездку всей семьей во Флориду, в тамошний Диснейленд, и арендованный на пару дней Нью-Йоркский Barney’s, чтобы Белла все-все перемерила и всего себе навыбирала, и круиз на яхте по западному побережью до самого Лос-Анжелеса, и горные лыжи на Аляске, и даже костюмированный бал в одном из салонов замка Фонтенбло. На последней задумке я беззвучно присвистнул – это было слишком даже для меня, привыкшего к ее размахам, но сестра явно вошла во вкус.... мечтательно закатила глазки Элис.
Ад, сущий ад! surprised dry

+1
39 marina_malina   (14.09.2015 19:12)
но иногда мне все же приходилось – под изумленно-сочувственные взгляды Беллы и ехидные смешки Элис – давиться (в самом что ни на есть прямом смысле этого слова) фруктами, бутербродами и даже – избави меня, Боже, - пиццей, с трудом проталкивая все вышеназванное с помощью столь же неаппетитных колы или сока. Звучит не очень апетитно! biggrin biggrin Спасибо! smile

+2
38 чиж7764   (23.03.2013 13:19)
То, что Венера - это Виктория, было понятно сразу. Стал бы он сравнивать свою любимую с этой женщиной-вызовом до мозга костей?! Размах мероприятий в голове у Элис потрясает!! Его собственная попытка увильнуть и соврать - "хорошая попытка"!... Белла дала ему личное пространство для принятия решения. Решение принято. Неправильное, но это не важно. Джейк был прав: не надо врать любимой. Говори правду, не будь перестраховщиком и вруном, не подрывай доверие - ох, аукнется! dry И это её жизнь, она должна знать. Защищают по-другому. За главу отдельное СПАСИБО.

+2
37 HюсЯ   (17.04.2012 16:10)
классно описаны все чувства Эдварда, я и не задумывалась, что он так мыслит

+2
36 Lenori   (25.10.2011 20:23)
Потрясающие сравнения у Эдварда, и такая же выдержка. Любовь страшная сила, дает ему возможность выдержать жажду и боль. Классное произведение, мне очень нравится!

+1
35 Анжи   (25.06.2011 13:42)
как красиво все описано!

+1
34 RAV   (18.12.2010 19:43)
Великолепно!!!
Спасибо за главу!!! smile

+1
33 Мартик)   (17.12.2010 23:07)
Восхитительное описание!
Сцена с поцелуем незабываема:)

+3
32 nata)))   (15.11.2010 22:55)
ахаха мне больше понравилась сцена про поцелуй и утюг как представлю как маленький мальчик лижет утг брр!))))))))))))) biggrin

+1
31 FollowMe   (09.11.2010 19:28)
И это же надо было придумать сравнить Викторию с Венерой!!!
Восхитительно


+1
30 Vera2012   (26.09.2010 16:01)
Нет, я, конечно, подозревала, что масштабы размаха у Элис далеки от скромности, но бал в замке Фонтенбло, уже за пределами моего воображения!!! biggrin biggrin biggrin А вампирская ревность Эдварда - просто аррр! И поцелуй Беллы, напомнивший о далеком детском опыте Эдварда - это очень сильно! tongue tongue tongue Спасибо глава обалденная!!! smile smile smile

+1
29 Lenaburk0va   (11.08.2010 06:57)
Я повторяюсь,но Майер отдыхает!Огромное спасибо))))))))))))

+2
28 СветLana   (07.08.2010 15:45)
Очень многое понравилось в этой главе, некоторые моменты вызывали улыбку (мечты Элис о празднике, про утюг, вообще молчу smile ), некоторые трогали за сердце (поцелуй был прекрасен).
Буду читать дальше biggrin

+1
27 Mussonka   (28.07.2010 15:56)
Спасибо за восхитительное творение smile

+1
26 Soreyn   (27.07.2010 01:35)
Потрясающая глава!
Очень забавные сли приходится читать Эдварду smile
"Мерзкий Каллен". Хахаха biggrin Меня это выражение всегда забавляло)
Эпизод про целование утюга убил наповал))) Ты талант!)

+1
25 Primerose   (20.07.2010 18:36)
Здорово! Сколько всяких закадровых сцен ожили!!!! Это невероятно прекрасно!

+1
24 svetmira   (02.06.2010 14:34)
Так здорово! Мне так нравится твой стиль! Вроде майеровский а вроде и твой собственный. Так легкий приятный к чтению!

+1
23 Rob♥Sten   (27.05.2010 19:26)
Юль, это нечто. Ты закончила на моем любимом моменте. Спасибо! Мне оч понравилось! Все остальное на форуме wink

+1
22 lenars   (13.05.2010 14:57)
Большое спасибо за проду! Читала на одном дыхании. Восхитительно!

+1
21 марица   (11.05.2010 14:42)
Очень приятная интерпретация главы, когда-то зачитанной до дыр. Спасибо.

+1
19 Хельга3905   (10.05.2010 23:32)
ахахха Эд в детстве целовал утюги!? biggrin
нет,вообще момент классно описан...впрочем,как и всё остальное)

прода потрясающая,спасибо!


+1
20 gazelle   (10.05.2010 23:35)
спасибо!
целовал, конечно, раз САМ рассказывает нам об этом! wink

+1
18 Анчютка   (10.05.2010 23:31)
ух ты !!! ты умничка !!! очень интересно !!! я тоже пока читала , подумала , может ты и рассвет начало осилишь , а ??? классно пишешь ! хорошо что начала !

+1
16 sannysky   (09.05.2010 21:50)
то он лижет перекладинку на детской площадке зимой,то утюг целует.....
biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin

+1
17 gazelle   (09.05.2010 22:10)
а с перекладинкой он когда уже успел-то ознакомиться?? biggrin

+1
15 Meritseger   (09.05.2010 17:20)
Мне очень нравится. Автор не идет по легкому пути: вот возьму и перепишу все, просто от его лица. Нет, вносит что-то свое...и...действительно, как будто с той стороны ширмы. Спасибо, Газель...

+1
14 Elewen   (09.05.2010 16:22)
Глава замечательная! Спасибо большое!

+1
13 Ktulhu   (09.05.2010 13:51)
Превосходно!!! Жду продолжения!!!
P.S. Жалко твой язык!!! cry

+1
12 Лапулька   (09.05.2010 12:46)
Я как всегда в полном восторге! Юличка, Солнышко! Ты как всегда просто шикарно все написала! Я просто обожаю твой фанф! Продолжай в том же духе! С нетерпением жду продку!

+2
11 dornroeschen   (09.05.2010 12:34)
Спасибо! Очень приятное чтение wink

+4
8 TashkaAic   (09.05.2010 09:13)
когда я из любопытства поцеловал утюг… biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin
Спасибо за продолжение))))

1-30 31-35
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]