Форма входа

Категории раздела
Бонусы к Сумеречной саге [20]
Народный перевод - Стефани Майер "Солнце полуночи" [14]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июнь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Согласно Договору
Есть только один человек на земле, которого ненавидит Эдвард Каллен, и это его босс – Белла Свон. Она холодна. Она безжалостна. Она не способна на человеческие эмоции. В один день начальница вызывает Эдварда на важный разговор. Каково будет удивление и ответ Эдварда на предложение Беллы?

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Прям как доктор прописал
Медсестра Свон клянется никогда не встречаться с врачами, полагая, что они эгоистичные наглецы. Но изменит ли она свое мнение, когда придет на новую работу и встретит привлекательного доктора Каллена, или его заигрывания только укрепят ее решение?

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Победа
В голове ни одной мысли о Эдварде, или Калленах... В голове Беллы звучит только одно имя - Виктория.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6707
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Twilight Russia. Библиотека


Главная » Файлы » Книги » Народный перевод - Стефани Майер "Солнце полуночи"

Стефани Майер "Солнце полуночи" - Глава вторая (часть первая)
[ ] 17.08.2020, 19:58
Народный перевод Twilight Russia


Стефани Майер


Солнце полуночи


Глава вторая  
(часть первая)

"Открытая книга" 



  Я откинулся в мягкий сугроб, и сухая снежная пудра просела под моим весом. Кожа стала холодной, подстраиваясь под окружающий воздух, и крошечные кристаллы льда ощущались словно бархат.
 
Раскинувшееся над головой небо было ясным, усеянным мерцающими звездами, где-то они отливали голубым, где-то – желтым. Мириады звезд на черном фоне пустынной вселенной закручивались в волшебные неповторимые фигуры – потрясающее зрелище. Невероятно красивое. Вернее, оно должно было быть невероятным. И было бы, если бы я действительно мог его видеть.

Мне не становилось лучше. Прошло шесть дней. Шесть дней я прятался здесь, в пустыне Денали, но к свободе я был не ближе, чем в тот момент, когда впервые почувствовал ее аромат.

Когда я смотрел на переливающееся звездами  небо, мне казалось, что между моими глазами и его красотой стоит преграда. Преграда в виде лица – простого, ничем не примечательного, человеческого лица, которое я никак не мог выкинуть из головы.

Я услышал приближающиеся мысли раньше, чем шаги, которые их сопровождали. Звук движения отдавался лишь слабым шорохом по снегу.

Меня не удивило, что Таня пришла за мной сюда. Я знал, что она обдумывает предстоящий разговор уже несколько дней, откладывая до тех пор, пока  не будет точно уверена в том, что хочет сказать.

Она появилась в шестидесяти ярдах¹ от меня, запрыгнув на вершину выступающего черного камня и балансируя там на мысках своих босых ног.

Кожа Тани серебрилась в свете звезд, длинные светлые локоны отливали бледным, золотистым оттенком. Ее янтарные глаза вспыхнули при виде меня, наполовину засыпанного снегом, и  полные губы медленно растянулись в улыбке.
Утонченная. Если бы я только  был способен разглядеть ее. Я вздохнул.

Она была одета не для  человеческих глаз; всего лишь в тонкую хлопковую кофточку и шорты. Присев на каменный мыс, она коснулась его кончиками пальцев и ее тело изящно изогнулось.
«Пушечное ядро», -  подумала она.

И взмыла в воздух. Ее фигура превратилась в темную, извивающуюся тень, когда она грациозно закружилась между звездами и мной. Перед тем, как приземлиться в сугроб рядом со мной, она свернулась клубком. 

Вокруг меня взвилась снежная метель. Звезды погасли в темноте, а меня накрыло пушистым ледяным вихрем. 

Я снова вздохнул, но не сдвинулся с места и не пытался освободиться от снега. Темнота под снегом ничего не изменила. Я снова видел то же лицо.
- Эдвард?

Затем снег вновь полетел в разные стороны, пока Таня откапывала меня из сугроба. Она стряхнула снежную пыль с моей кожи, не встречаясь со мной взглядом.
- Извини, - пробормотала она.  - Это была шутка.
- Я знаю. Было забавно.
Ее рот скривился.
- Ирина и Кейт сказали, что мне следует оставить тебя в покое. Они думают,  я тебе докучаю.
- Вовсе нет, - заверил я ее. - Наоборот, это я груб - отвратительно груб. Мне очень жаль.
 «Ты ведь собираешься домой?» -  подумала она про себя.
- Я еще не… совсем… решил.
 «Но и здесь ты не останешься». - Ее мысли были полны тоски.
- Нет. Кажется, это не помогает ...
Она надула губы: - Это моя вина, не так ли?
- Конечно же, нет. - Разумеется, она не облегчала ситуацию, но единственным настоящим препятствием  было повсюду преследовавшее меня лицо.
 «Не будь таким джентльменом».
Я улыбнулся.
 «Я доставляю тебе неудобства», - подумала она обвиняюще.
- Нет.

Она выразительно подняла бровь, выражение ее лица было таким недоверчивым, что я невольно рассмеялся. Один смешок, за которым тут же последовал вздох.
- Хорошо, - признался я.  - Совсем немного.
Она тоже вздохнула и оперлась подбородком на руки. 
- Ты в тысячу раз прекраснее звезд, Таня. Ты, конечно же, и сама это хорошо знаешь. Не позволяй моему упрямству подорвать твою уверенность. – Я даже ухмыльнулся от невероятности  этого предположения.
- Я не привыкла к отказам, - проворчала она, привлекательно надувая губы.
- Разумеется, нет, - согласился я, безуспешно пытаясь отгородиться от ее мыслей,  пока она спешно  перебирала воспоминания о тысячах своих успешных завоеваний. 

Обычно  Таня предпочитала смертных мужчин: во-первых,  их было гораздо больше, а во-вторых, они были мягкие и теплые. И, несомненно, всегда ее страстно желали.

- Суккуб, - поддразнил я ее, надеясь прервать  мелькание образов в ее голове.
Она улыбнулась, сверкая зубами:  - Самый настоящий.

В отличие от Карлайла, Таня и ее сестры пришли к осознанности постепенно.  В конце концов, именно  любовь к смертным мужчинам отвратила их от убийств. Теперь люди, которых они любили ... оставались в живых.
- Когда ты приехал сюда, - медленно сказала Таня, - я подумала, что…

Я знал, что она подумала. И я должен был догадаться, что она воспримет это именно так. Но в тот момент я был не в лучшем состоянии, чтобы здраво оценить  ситуацию.
- Ты решила, что я передумал.
- Да, -  нахмурилась она.
- Мне ужасно  неловко, что я играл с твоими ожиданиями, Таня. Я не хотел – не подумал в тот момент.  Просто я уехал ... в спешке.
- Ты ведь не скажешь мне, почему?
Я сел, скрестив руки на груди,  на плечи словно навалился груз.
- Я бы предпочел не говорить об этом. Пожалуйста, прости мою скрытность.
Она снова замолчала, строя  догадки. Я игнорировал ее, тщетно пытаясь любоваться звездами.

Спустя какое-то время  она сдалась, и ее мысли устремились в новом направлении.
- Куда ты отправишься, Эдвард, если  уйдешь? Вернешься к Карлайлу?
- Я так не думаю, - прошептал я.

Куда я пойду? На всей планете я не мог припомнить ни одного места, которое хоть как-то могло меня заинтересовать.  Мне ничего не хотелось ни видеть, ни делать. Потому что куда бы я ни отправился, это было бы не движением к чему-то, а побегом от кое-кого.
Я ненавидел себя за это. Когда я стал таким трусом?

Таня приобняла меня за плечи. Я напрягся, но не отстранился. Всего лишь жест дружеской поддержки.  В основном.
- Я думаю,  ты вернешься обратно, - сказала она, и в ее голосе появился легкий намек на давно утраченный русский акцент. - Неважно, что  ... или кто ... преследует тебя. Ты встретишься с этим лицом к лицу. Ты именно такой.

Ее слова и мысли  излучали уверенность. Я пытался увидеть себя таким же, каким она видела меня. Тот, кто встретится с этим лицом к лицу. Приятно было снова думать о себе так. До того ужасного урока биологии в школе я никогда не сомневался в своей смелости и способности преодолевать трудности 

Я поцеловал ее в щеку, быстро отпрянув, когда она повернулась ко мне лицом. Быстрота моей реакции вызвала ее печальную улыбку. 
- Спасибо, Таня. Мне нужно было это услышать.
Ее мысли стали раздражительными.
- Думаю, не за что. Я всего лишь надеялась, что ты станешь более благоразумным, Эдвард.
- Прости меня, Таня. Ты же знаешь, что слишком хороша для меня. Просто я ... еще не нашел того, кого ищу.
- Что ж, на случай, если ты уйдешь прежде, чем я снова тебя увижу … до свидания, Эдвард.
- До свидания, Таня. 

Как только я произнес эти слова, я наконец-то смог представить. Представить  себя уходящим. Достаточно сильным,  чтобы вернуться в единственное место, где хотел находиться. 
- Еще раз спасибо.

Одним ловким движением она вскочила на ноги и устремилась прочь, скользя по снегу так быстро, что едва касалась его. Не оставляя  ни единого следа. Даже не оборачиваясь.  Мой отказ расстроил ее больше, чем она  готова была признать даже в мыслях. Ей не хотелось встречаться со мной еще раз  до моего отъезда.

Я скривил рот. Хотя ее чувства были довольно поверхностны, едва ли непорочны, и, в любом случае, не те, на которые я мог бы ответить, мне не хотелось обижать Таню. И все равно я чувствовал себя не вполне джентльменом по отношению к ней.

Я оперся подбородком на колени и вновь посмотрел на звезды, несмотря на то, что мне не терпелось отправиться в путь. Я знал, что Элис увидит мое возвращение домой, и что она расскажет о нем остальным. Они обрадуются – особенно Карлайл и Эсме.

Но я продолжал смотреть на звезды, пытаясь рассмотреть их сквозь лицо в моей голове. Между мной и мерцающими огнями в небе, пара растерянных шоколадных глаз словно вопрошала о моих мотивах, о том, чем это решение обернется именно для нее. 
Конечно, я сомневался, что ее глаза искали ответ именно на этот вопрос. Даже в своем воображении, я не мог слышать ее мысли.
Глаза Беллы Свон продолжали вопросительно следить за мной, заслоняя звезды. С тяжелым вздохом я сдался и встал.  Если  побегу, то доберусь до машины Карлайла меньше, чем через час.
Торопясь увидеться с семьей – и очень желая быть тем Эдвардом, который встречает трудности лицом к лицу, - я помчался по залитому звездными отблесками снежному полю, не оставляя следов.


- Все будет хорошо, - выдохнула Элис. Ее взгляд блуждал, и Джаспер легонько взял ее под локоть, направляя вперед, пока мы своей компанией входили в убогую столовую. Розали и Эммет шли впереди, и Эммет до смешного напоминал телохранителя на вражеской территории. Роуз тоже выглядела встревоженной, но скорее раздраженной, нежели защищающей.
- Конечно, будет, - проворчал я. Они вели себя нелепо. Если бы я не был уверен, что смогу справиться с собой, я бы остался дома.

Неожиданная перемена в нашем обычном, даже игривом утре – ночью шел снег и Эммет и Джаспер не упустили случая воспользоваться моей рассеянностью и закидали меня снежками; когда же, из-за отсутствия какой-либо реакции с моей стороны, им это наскучило, они переключились друг на друга – такое пристрастное внимание было бы смешным, если бы не раздражало.
- Ее пока тут нет, но она вот-вот  войдет ... не с подветренной стороны, если мы сядем на наше обычное место. 
- Конечно же, мы сядем там же, где и обычно. Элис, прекрати.  Ты действуешь мне на нервы. Со мной все будет в порядке.

Она лишь моргнула, пока  Джаспер помогал ей сесть на свое место, и ее взгляд, наконец-то, остановился на моем лице.
- Хм, - сказала она с удивлением. - Я думаю, ты прав.
- Вот именно что прав, - пробормотал я.

Как же ненавистно быть виновником всеобщего беспокойства! Я испытал внезапный прилив сочувствия к Джасперу, вспоминая, как часто мы окружали его чрезмерной опекой. Он переглянулся со мной и ухмыльнулся.
 «Бесит, верно?»
Я с негодованием посмотрел на него.

Неужели еще на прошлой неделе эта длинная, тусклая комната казалась мне убийственно скучной? Настолько, что пребывание здесь было подобно сну или коме?

Сегодня мои нервы были напряжены, словно натянутые струны пианино, готовые зазвучать от легчайшего прикосновения. Чувства обострились: я отслеживал каждый звук, каждый взгляд, каждое дуновение воздуха, касавшееся моей кожи, каждую мысль. Особенно мысли. Только одно чувство я держал взаперти, отказываясь использовать его. Обоняние, конечно же. Я не дышал.

Я надеялся услышать хоть  что-то о Калленах среди мыслей, что пропускал через себя. Весь день я ждал, выискивая  любого нового знакомого, с которым Белла Свон  могла бы поделиться, и пытался понять, каких сплетен ждать. Но ничего не находил. 

Как и раньше, до появления новенькой, никто не обращал внимания на пятерых вампиров в столовой. Несколько человек  по-прежнему думали о ней, все то же самое, что и на прошлой неделе. Но вместо того, чтобы считать их мысли невыносимо скучными, теперь я ими заинтересовался.

Она что, никому ничего не сказала обо мне?

Не может быть, чтобы она не заметила моего мрачного убийственного взгляда. Я же видел, как она на него отреагировала. Конечно же, я ее смертельно напугал. Я был уверен, что она хоть кому-то об этом рассказала, может, даже слегка преувеличив, чтобы придать истории красок.  Наделив меня угрожающе - злобными чертами.

И потом, она же слышала, как я пытался отказаться от нашего общего урока биологии. Увидев выражение моего лица, она должна была задуматься, не в ней ли самой причина.

Нормальная девушка расспросила бы окружающих, сравнила бы свой опыт с чужим, нашла бы что-то общее, объясняющее мое поведение, в чужих рассказах, - все, чтобы не чувствовать себя одинокой.

Людям отчаянно хочется чувствовать себя нормальными и вписываться в рамки общества. Слиться с окружающими, чтобы стать частью безликого стада овец.  Эта потребность особенно сильна в нестабильном подростковом возрасте. И новенькая  вряд ли была исключением из правил.

Но на нас, сидящих за нашим обычным столом, никто не обращал внимания. Наверное, Белла невероятно застенчива, если никому ничего не рассказала. 
Может, она сказала отцу, если они близки… хотя не похоже на то, учитывая, сколько времени она с ним проводила до переезда. Наверное, она ближе с матерью. 
И все же, не мешает как-нибудь  пройтись возле   шефа полиции  Свон  и подслушать его мысли. 

- Есть новости? - спросил Джаспер.

Я сосредоточился, позволяя рою мыслей вновь вторгнуться в мой разум. Ничего примечательного, о нас никто не думал. Несмотря на мое прежнее беспокойство, с моими способностями все было в порядке, не считая все еще недоступных мыслей молчаливой  девушки. 

Вернувшись домой, я поделился своими опасениями с Карлайлом, но он слышал только о том, что с практикой способности лишь усиливаются. И никогда не атрофируются. 
Джаспер с нетерпением ждал.
- Ничего. Наверное, она ... никому не рассказала.
Они все удивились этой новости.
- Может быть, ты не такой страшный, как  думаешь, - сказал Эммет, фыркая от смеха. – Спорим, я бы  испугал ее куда сильнее? 
Я закатил глаза.
- Интересно, почему…? - Он вновь озадачился моим откровением об уникальном безмолвии девушки.
- Мы это уже обсуждали. Я не знаю.
- Она входит, - пробормотала Элис.  Я замер. – Попытайся выглядеть по-человечески.
- По-человечески, говоришь? - спросил Эммет.

Он поднял правый кулак, разжимая пальцы, чтобы показать снежок, который припас в ладони.  Снежок не растаял; Эммет утрамбовал его в комок льда. Он смотрел на Джаспера, но я видел, что он задумал. Как и Элис, разумеется. 

Когда он внезапно запустил в нее куском льда, она отмахнулась от него небрежным движением пальцев. Лед пролетел через всю столовую, слишком быстро, чтобы это было заметно для человеческого взгляда, и со звонким треском разбился о кирпичную стену. Естественно, кирпич тоже треснул. 

Головы сидящих в том углу сначала обернулись посмотреть на кучку колотого льда, а затем завертелись в поисках виновного. Оглядев ближайшие столики, они вернулись к своим занятиям.  В нашу сторону никто даже не взглянул.
- Очень по-человечески, Эммет, - едко сказала Розали. - Почему бы тебе просто не пробить стену, раз уж ты тут?
- Выглядело бы более впечатляюще, сделай это ты, красотка.

Я попытался переключить внимание на них, сидя с приклеенной ухмылкой на лице, словно я тоже участвовал в их забавах. Я запрещал себе смотреть в сторону очереди, в которой, как я знал, стояла она. Но весь мой слух был обращен к ней.

Я слышал нетерпение Джессики по отношению к новенькой, которая, казалось, задумалась и застыла на месте в двигающейся очереди. В мыслях Джессики я также увидел, что щеки Беллы Свон порозовели от внезапно прилившей крови.

Я сделал несколько коротких, легких вдохов, приготовившись и вовсе перестать дышать, если до меня донесется хоть какой-нибудь намек на ее аромат. С ними был Майк Ньютон.  Я слышал оба его голоса, и мысленный, и словесный, когда он спрашивал Джессику о том, что случилось со Свон. 

Было неприятно видеть, как его мысли совершенно непристойным образом крутились вокруг нее, вспыхивая образами уже устойчивых фантазий, туманивших его разум, пока он наблюдал за тем, как она, вздрогнув,  вынырнула  из мира своих грез, где пребывала до этого, словно забыв, что он стоял рядом.
- Ничего, - услышал я тихий, ясный голос Беллы. Казалось, он прозвучал словно звон колокольчика, перекрывая шум столовой, но я знал, - это лишь потому, что я слушал только ее.
- Сегодня я возьму только газировку, - продолжила она, пытаясь догнать очередь.

Я не мог удержаться, чтобы  хотя бы мельком не взглянуть в ее сторону. Белла смотрела в пол, кровь отхлынула от ее лица. Я тут же перевел взгляд на Эммета, который рассмеялся над моей вымученной улыбкой.
«Ты выглядишь больным, братишка».
Я изменил выражение лица, чтобы оно казалось легким и непринужденным.

Джессика вслух размышляла об отсутствии аппетита у девушки. - Ты не голодна?
- Вообще-то, мне немного нездоровится. - Ее голос был тише, но все еще очень ясным.

С чего вдруг меня охватил этот непонятный инстинкт защитника, вызванный мыслями Майка Ньютона? И что значили эти собственнические мотивы в нем? Какое мне дело до того, что Майк Ньютон чересчур внимателен к ней.
Может, на нее все так реагировали. Разве мне тоже не хотелось инстинктивно   защитить ее? До того, как я захотел ее убить, я тоже…

А что,  если она и вправду больна?

Трудно было судить - она выглядела такой слабой... И эта полупрозрачная кожа... 
В этот момент я осознал, что волнуюсь, в точности, как этот недалекий мальчишка, и заставил себя не думать о ее здоровье.

Как бы то ни было, мне не нравилось наблюдать за ней через мысли Майка. Я переключился на мысли Джессики, внимательно следя, как они втроем выбирают, за какой стол  сесть. К счастью, они сели с  обычными компаньонами Джессики за один  из первых столов в зале. Не с подветренной стороны, как и предсказывала Элис.
Элис толкнула меня локтем. «Она скоро посмотрит. Веди себя, как человек».
Я стиснул зубы под ухмылкой.

- Успокойся, Эдвард, - сказал Эммет. – Честное слово. Ну,  убьешь ты одного человека. Это же не конец света.
- Тебе виднее, - пробормотал я.
Эммет рассмеялся: - Тебе надо научиться справляться с этим. Посмотри на меня. Вечность - это слишком долго, чтобы упиваться чувством вины.
И тут Элис бросила небольшую горсть льда, которую припрятала, ничего не подозревающему Эммету в лицо.
Он удивленно моргнул и ухмыльнулся в предвкушении.
- Сама напросилась, - сказал он, наклоняясь над столом и стряхивая лед с волос в ее сторону. Подтаявший в теплом помещении, он слетел с волос, окатив ее мощным душем изо льда и воды.
- Фу! - возмутилась Роуз,  отшатнувшись от потопа вместе с Элис.

Элис рассмеялась, и мы все к ней присоединились. Я видел в голове Элис, что она специально подстроила этот восхитительный момент, и знал, что девушка – мне следует прекратить думать о ней, будто она единственная девушка в мире, - что Белла будет наблюдать, как мы смеемся и дурачимся, создавая впечатление счастливых и невероятно прекрасных людей, словно персонажи картин Нормана Роквелла². Элис продолжала смеяться, прикрываясь подносом, словно щитом.  Девушка - Белла - должно быть, все еще смотрела на нас.
 
«… опять уставилась на Калленов»,  - подумал кто-то, привлекая мое внимание.

Я машинально посмотрел в сторону непроизвольной мысли и, когда мой взгляд нашел ее источник, легко узнал голос  – я так долго слушал его сегодня.

Но мои глаза скользнули мимо Джессики, и я сосредоточился на проницательном взгляде девушки.
Она тут же опустила его, прячась за пеленой волос.

О чем она думала? Разочарование со временем не притуплялось, а становилось все более острым. Я пытался - неуверенно, потому что никогда не делал этого раньше - прощупать тишину вокруг нее.
 
Мой невероятный слух никогда меня не подводил, не вызывал нареканий; мне никогда не приходилось над ним работать. Сейчас же я сосредоточился, пытаясь прорваться сквозь  неизвестную мне преграду вокруг нее.
Ничего, кроме тишины.
 
«И что в ней такого?» - подумала Джессика, эхом повторяя мое собственное раздражение.
- Эдвард Каллен пялится на тебя, - шепнула она, хихикнув, девчонке Свон. В ее голосе не было ни намека на  ревнивое раздражение. Кажется, Джессика профессионально умела изображать дружбу.
Я напряженно вслушивался в ответ девушки.
- Он не выглядит злым, как думаешь? - прошептала она в ответ.

Значит, она заметила мою дикую реакцию на прошлой неделе. Разумеется, заметила.

Вопрос озадачил Джессику. В ее мыслях я увидел собственное лицо, на которое она смотрела, силясь понять, что оно выражает, но я избегал встречаться с ней глазами. Я все еще был сосредоточен на девушке, пытаясь услышать хоть что-нибудь. Казалось, все мои усилия шли прахом.

- Нет, - ответила  Джесс, но я знал, как ей хотелось сказать «да» - и как ее терзало то, что я смотрел на Беллу – хотя в ее голосе не отражалось ни следа ее внутренней борьбы – А должен?
- Мне кажется,  я ему не нравлюсь, - прошептала девушка в ответ, кладя голову на руку, словно в приступе внезапной усталости. Я пытался понять это движение, но мне оставалось только гадать. Может быть, она действительно устала.
- Калленам никто не нравится, - заверила ее Джесс. – И они  не обращают столько  внимания  на других, чтобы кто-то успел им понравиться. – Раньше никогда не обращали. Ее мысль была полна ворчания и нытья. – Но он все еще смотрит на тебя.
- Перестань на него смотреть, - с тревогой сказала девушка, поднимая голову, чтобы убедиться, что Джессика ее послушалась.
Джессика хихикнула, но сделала, как ее просили.

До конца перерыва девушка не смотрела по сторонам. Я подумал, хотя, конечно, не совсем был  в этом уверен, -  что она делала это намеренно. 

Казалось, она хочет посмотреть на меня. Ее тело слегка сместилось в мою сторону, а подбородок начал поворачиваться, но затем она остановила себя, глубоко вздохнула и замерла,  глядя  на  того, кто в этот момент говорил.

Я пропускал мысли окружавших ее людей, если они не касались ее. Майк Ньютон после занятий собирался устроить битву  снежками на парковке, похоже, не догадываясь, что вместо снегопада  на улице уже начался дождь. 
Шорох снежинок по крыше сменился дробью  дождя. Он что, совсем этого не заметил? Мне шум дождя казался очень громким.

Когда обеденный перерыв закончился, я остался на своем месте. Люди ушли, а я поймал себя на том, что пытаюсь различить звук ее шагов среди остальных, словно в них было что-то важное или необычное. Как глупо.

Моя семья тоже не собиралась уходить. Они хотели посмотреть, что я сделаю.

Отправлюсь  ли  на урок, сяду рядом с девушкой, чтобы вновь вдохнуть непреодолимо мощный аромат ее крови и ощутить разливающееся в воздухе тепло ее пульса своей кожей? Хватит ли мне выдержки  для этого?  Или на сегодня достаточно испытаний?

В семье  мы уже обсудили этот момент со всех возможных сторон. Карлайл не одобрял подобного риска, но и  не навязывал мне свою волю. Джаспер тоже это не приветствовал,  но из-за страха разоблачения, а не какой-либо заботы о людях.
Розали беспокоило только то, как это может отразиться на ее жизни. Элис видела так много неясных, противоречивых событий, что ее видения стали почти бесполезными. Эсме считала, что я все сделаю правильно. А Эммет просто хотел сравнить истории о своем собственном опыте с особенно привлекательными ароматами.

Он втянул Джаспера в свои воспоминания, хотя история самоконтроля Джаспера была настолько короткой и  отрывочной, что тот даже не был уверен, что когда-либо сталкивался с подобной борьбой. Со своей стороны, Эммет припомнил два подобных случая. 

Его воспоминания о них не обнадеживали. Но тогда он был моложе, и не так подвержен самоконтролю. Конечно же, я был сильнее его.

- Я ... думаю, все в порядке, - замешкавшись, сказала Элис. - Твой разум готов.  Думаю, час ты точно продержишься.
Но Элис хорошо знала, как быстро все может измениться.
- Зачем заставлять себя, Эдвард? – спросил Джаспер. Хоть ему и не хотелось испытывать самодовольство, из-за того, что я проявлял слабость, но в его мыслях я уловил эти слабые нотки. – Отправляйся домой. Не стоит торопиться.
- Да в чем проблема-то? – не согласился Эммет. – Либо он ее убьет, либо нет. Так или иначе, давайте покончим с этим. 
- Я пока не хочу переезжать, - пожаловалась Розали. - Я не хочу начинать все сначала. Мы почти закончили школу, Эммет. Наконец-то.

Я разрывался, не зная, что решить. Мне безумно хотелось  встретиться с этим искушением лицом к лицу, а не снова сбегать. И в то же время, мне не хотелось заходить слишком далеко. На прошлой неделе Джаспер проявил неосторожность, затягивая с охотой;  не совершал ли я сейчас  такую же бессмысленную ошибку?

Я не хотел срывать свою семью с места. Никто из них не поблагодарил бы меня за это.

Но мне хотелось пойти на урок биологии. Я понял, что хочу снова увидеть ее лицо.

Вот что мной руководило. Мое любопытство. Я злился на себя за это. Не я ли обещал самому себе, что не позволю безмолвию разума девушки заставлять себя излишне интересоваться ею?  И вот, пожалуйста, к чему меня это привело. 

Я хотел знать, о чем она думает. Ее разум был закрыт от меня, но глаза говорили сами за себя. Возможно, я мог бы прочитать, что в них скрывается.
- Нет, Роуз, я думаю, все будет хорошо, - сказала Элис. – Будущее… формируется. Я на девяносто три процента уверена, что, если он пойдет на урок, ничего плохого не случится.  - Она посмотрела на меня с любопытством, гадая, что изменилось в моих мыслях, сделав ее видение будущего более безопасным.

Хватит ли моего любопытства на то, чтобы Белла Свон осталась живой и невредимой?

Эммет был, однако, прав - почему бы не покончить с этим в любом случае? Я  бы столкнулся с искушением лоб в лоб.
- Отправляйтесь на занятия, - приказал я, отодвигая стул. Я повернулся и, не оглядываясь, зашагал прочь. Я слышал беспокойство Элис, осуждение Джаспера, одобрение Эммета, раздражение Розали, несущиеся мне в спину. 

У двери классной комнаты я сделал последний глубокий вдох, а затем задержал воздух в легких, входя в маленькое теплое пространство.

Я не опоздал. Мистер Баннер все еще готовил материалы к лабораторной. Девушка сидела за моим… за нашим столом,  уткнувшись лицом в папку, в которой  рисовала завитушки. Подходя к столу, я рассмотрел ее набросок, интересуясь даже таким тривиальным проявлением хода ее мыслей, хотя рисунок не нес в себе ничего интересного. Просто случайные закорючки и петли. Может, она отвлеклась, думая о чем-то совершенно другом?

Я нарочито грубо отодвинул стул, позволяя ему царапать линолеум – люди всегда чувствовали себя комфортнее, когда шум оповещал их о чьем-то приближении. 

Я знал, что она услышала звук:  она не подняла глаз, но  рука пропустила петлю в орнаменте, который она рисовала, делая его несимметричным.

Почему она не посмотрела на меня? Может,  испугалась. Мне необходимо, чтобы в этот раз у нее сложилось обо мне  другое впечатление. Чтобы заставить ее поверить, что в прошлый раз она все себе придумала. 

-  Привет, - сказал я вкрадчивым голосом, которым обычно пользовался, когда хотел, чтобы люди расслабились; сопроводив его вежливой улыбкой, прикрывавшей зубы.

Она взглянула на меня; ее карие глаза смотрели на меня испуганно и были полны безмолвных вопросов. Именно это выражение преследовало меня всю прошлую неделю. 

И пока я смотрел в ее потрясающе бездонные карие глаза  - цвета молочного шоколада, но своей чистотой, скорее, подобные  крепкому чаю, такие же глубокие и прозрачные; зрачки, окаймленные крошечными бликами зеленого агата и золотистой карамели – я осознал, что моя ненависть, ненависть, которую я вообразил по отношению к ней, когда меня возмущал сам факт ее существования, улетучивается. 
Лишь сейчас, не дыша, не вдыхая ее аромат, я осознал всю абсурдность того, что кто-то настолько ранимый, мог  заслуживать хоть каплю ненависти.

Ее щеки начали розоветь, но она ничего не сказала.

Я неотрывно смотрел ей в глаза, падая в их вопрошающую глубину, и старался не обращать внимания на возбуждающий жажду цвет ее кожи. Мне хватало воздуха,  чтобы еще какое-то время говорить, не вдыхая. 

- Меня зовут Эдвард Каллен, - сказал я, хотя она уже  знала, как меня зовут. Это был вежливый способ начать беседу. – У меня не было возможности представиться на прошлой неделе. Ты, должно быть, Белла Свон.

Она,  казалось, смутилась  – на ее переносице появилась маленькая морщинка. Ей потребовалось на полсекунды больше времени, чем было нужно для ответа.

- Как ты узнал мое имя? – спросила она, чуть дрогнувшим голосом.

Должно быть, я действительно ее напугал, отчего почувствовал себя слегка виноватым. Я тихо рассмеялся – этот звук, насколько мне было известно, успокаивал людей. 


Продолжение следует...
_____________________
¹ - около 55 метров.
² - Норман Роквелл - американский художник и иллюстратор, известен рисунками трогательных сценок из повседневной жизни.
_______________________________________

Переводчик: Manamana

Редактор: Bellissima




Данный перевод выполнен командой энтузиастов сайта www.twilightrussia.ru на некоммерческих началах, не преследует коммерческой выгоды и публикуется в ознакомительных целях.

Категория: Народный перевод - Стефани Майер "Солнце полуночи" | Добавил: Bellissima
Просмотров: 1752 | Загрузок: 0 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 5.0/6




Поблагодарить команду народного перевода:
Всего комментариев: 181 2 »
2
18 tanuxa13   (23.08.2020 19:57) [Материал]
Большое спасибо! С нетерпением жду продолжения перевода главы happy

2
17 Shantanel   (21.08.2020 18:29) [Материал]
Помню эту главу лучше других, в свое время слитых в сеть, особенно фрагмент диалога с Таней. И все же, перечитывая, все равно жмурюсь от удовольствия, будто читаю впервые.
Спасибо за перевод и вложенные него и редактуру силы!

2
16 pola_gre   (20.08.2020 21:52) [Материал]
Цитата
Но мне хотелось пойти на урок биологии. Я понял, что хочу снова увидеть ее лицо.
Ура! Процесс пошел. biggrin

Спасибо за продолжение перевода!

2
15 Lessa8956   (19.08.2020 22:34) [Материал]
Думаю, теперь из кармы мамы «Сумерек» вычли огромный процент греха. Вообще, любое недоделанное задание, помысел висит на нас тяжёлым грузом. А прочтение очередной раз «Солнца» - это здорово. Штрихи об окружении гг наводят лоск. И конечно, очень хочется тринадцатую главу. И пусть фанаты давно все написали, но это мир Майер, только она может точно сказать кто что подумал, в каком ракурсе стоял, и мне это важно, чтобы понять, например, лучше Элис с ее вИдением будущего, или вот Эмме, ей отводится так мало места. И я жду главу, где Белла поедет в «склеп» вампиров. Там вроде бы мама семейства «млеет» от того что Эдвард берет любимую за руку. Спасибо переводчику и редактору!

3
14 kolomar   (19.08.2020 15:48) [Материал]
Не Эдвард , A ходячая депрессия какая -то). НО оторваться не возможно ....

5
13 larayakovec   (19.08.2020 13:47) [Материал]
Вот ведь читала я 12 глав Солнца полуночи и все равно с таким нетерпением жду перевод!!! Спасибо!

3
12 Валлери   (19.08.2020 11:35) [Материал]
Прекрасный перевод!
И снова я читала в поисках новых кусочков, которые Майер внесла при редакции. И снова я их нашла! И я снова в восторге)))))
Большое спасибо за перевод!

5
11 sova-1010   (18.08.2020 20:37) [Материал]
Так интересно наблюдать за тем, как зарождаются чувства между героями. Как у Эдварда бешеная жажда крови постепенно сменяется желанием защищать и оберегать. Ну и, конечно, очень интересно читать об отношении других Калленов ко всей ситуации практически из первых рук.
Огромное спасибо всем переводчикам и редакторам!

5
10 ksywenka   (18.08.2020 19:54) [Материал]
Спасибо. Так приятно снова почитать о любимых героях)))

4
9 _lalli_pip   (18.08.2020 17:44) [Материал]
Спасибо!))))))

1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями