Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1656]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4724]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2381]
Все люди [14974]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14220]
Альтернатива [8966]
СЛЭШ и НЦ [8786]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4336]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Котенок1313
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Только один раз
Неужели Эдвард и Белла действительно надеются, что их случайная встреча в Рождество закончится одной совместно проведенной ночью?
Мини. Завершен.

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Седьмое желание
Можно ли влюбиться в демона? Или в ангела? Что делать, если от тебя зависят судьбы других?

Корзинка Смешинок
Эдвард-паук, Джейкоб-хот-дог и Белла-фритюрница, что может быть забавнее в мире Сумерек? Вас ожидает аццкий замес юмористических мини-историй в сборнике переводов от yMeJIo4Ka, заходите и поднимите себе настроение!
Драбблы,юмор, завершены.

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Его Роз
Два одиноких человека находят друг друга.



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13492
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Всё, что есть, и даже больше. Глава тридцать девятая

2018-11-13
14
0
Я чувствую, что всё у нас ещё впереди.
И я готова ждать столько, сколько потребуется.
Белла Свон


- Впустишь?

Это первое, что я слышу, когда, открыв входную дверь, вижу Эдварда по ту её сторону, и хотя его визит и не был запланирован, я фактически позволила ему войти ещё тогда, когда услышала звонок домофона и подошла к трубке, и потому сейчас не очень и понимаю природу прозвучавшего вопроса. Но и это ещё далеко не все. Правда в том, что этому человеку я всегда открою и всегда его впущу, и не имеет значения, насколько поздно или наоборот рано он появится у моих дверей, будет ли это после предварительного звонка или нет, и эти мои чувства совершенно никак не связаны с его помощью накануне. Он присутствовал, когда привезли мою мебель, помогал с разгрузкой деталей и их сборкой, а потом и с извлечением вещей из коробок и их расстановкой и размещением по, наконец, появившимся и предназначенным для этого местам, и я, несомненно, благодарна ему за это, но открыла дверь совсем не из-за вчерашнего его участия. Я бы в любом случае это сделала, ведь, пусть мы всё ещё и ходим вокруг да около, а я продолжаю молчать, хотя с каждым днём это и даётся всё тяжелее, я люблю его. Всегда любила и всегда буду.

Я ненавидела его за всю боль, муки и разочарования и за то, что потеряла по его вине. И за то, что, уйдя, он обрёк меня на казавшуюся бесконечной разлуку, но, если однажды, споткнувшись или просто почувствовав себя плохо, он вдруг упадёт, я буду первой, кто подаст ему руку, чтобы помочь подняться. Лучше испачкаться, спасая кого-то, кто тебе небезразличен, чем очернить свою душу равнодушием, и, хотя в прошлом именно так я неоднократно и поступала, когда совершенно не обращала внимания на его боль, сейчас всё совершенно иначе. Поэтому для меня и не существует никаких других вариантов, кроме как раз за разом впускать его в свою квартиру. На самом деле это даже мелочи по сравнению с тем, что уже произошло, а именно с имеющим место быть фактом, что ещё до того я позволила ему стать частью своей жизни снова.

- Да, ведь ты уже здесь, и разве ты не понял, что можешь подняться, ещё тогда, когда был внизу?

- Но я не сказал, что не один.

С этими словами Эдвард расстёгивает молнию на своей куртке, и оттуда сразу же выглядывает маленькая мордочка. Это щенок, с поникшими ушами и с грустно взирающими вокруг себя глазами, основательно продрогший, обессиливший, замёрзший и промокший из-за идущего на улице дождя, капли которого успели оросить и одежду Эдварда, хотя и в значительно меньшей степени. Не думая ни секундой дольше, я беру его за руку и буквально втягиваю внутрь, одновременно закрывая дверь. Мне уже не особо и важно, откуда он здесь так довольно-таки поздно и почему без предупреждения, и не случилось ли чего, хотя Эдвард и не выглядит расстроенным, по какой бы то ни было причине, я просто хочу позаботиться о нём и малыше, которого он где-то нашёл и подобрал. Имеет значение лишь это, и я просто забираю у Эдварда однозначно нуждающееся в тепле, любви и внимании существо и прижимаю его к себе, невзирая на то, что этот мягкий комочек бежевой шерсти, проглядывающей даже сквозь загрязнения и пыль, определённо испачкает мою одежду. Крошечный и беззащитный, он обнюхивает меня, уткнувшись в неё носом, и я предполагаю, что он, вероятно, потерялся, но сейчас всё равно не время для поиска его вероятных хозяев, если таковые вообще и имеются.

- Такой маленький...

- Да... он сидел у входа, и я не смог пройти мимо. Но тебе не стоило его брать. Всё-таки у меня уже и так рубашка грязная.

- Ерунда. Просто снимай куртку и проходи.

Когда Эдвард присоединяется ко мне в ванной, я, заранее приготовив полотенце, уже опускаю щенка в душевую кабину и включаю воду, но из-за незнания, как он отреагирует, держу лейку подальше от него, давая ему возможность осмотреться. Он нюхает поверхность, по которой ходит, хотя и вряд ли чувствует какие-либо запахи от плитки или фарфора, пока не натыкается на руки своего спасителя, принадлежащие сидящему на корточках Эдварду, свесившему их внутрь кабины, и в этот момент я и замечаю показавшийся розовый язычок, облизнувший мужские пальцы. Есть в этом проявлении, вероятно, зарождающейся привязанности что-то невероятно трогательное, и я фактически забываю про льющуюся воду, когда сажусь прямо на пол и начинаю просто смотреть за их взаимодействием.

Между тем Эдвард перемещает малыша под направленную на него струю, предварительно отрегулировав её температуру, и я знаю, мне должно быть совестно или даже стыдно, что я нисколько не помогаю, но ничего из этого я даже близко не чувствую. Но всё же в конечном итоге передвигаюсь обратно, потому что хочу быть как можно ближе к ним. В моих руках кусок мыла, и пока Эдвард удерживает щенка, я мою его самым тщательным образом и со всех сторон, что возвращает его шерсти истинный и первозданный цвет. А потом мы вместе смываем пену, стараясь, чтобы она не попадала ему в глаза, и я знаю, мне хочется совсем не расклеивать объявления, а оставить его и придумать ему имя. И заботиться о нём, чего такой кроха, как он, и заслуживает, но ещё больше я желаю делать всё это совместно с Эдвардом. Конечно, я знаю, что его не будет рядом двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю, но я всё равно не сомневаюсь в своём решении, наверное, принятом ещё тогда, когда он только-только расстегнул молнию на своей куртке. Это не будет просто, по крайней мере, поначалу, и это большая ответственность, но, когда Эдвард задаётся вопросом, на который у меня уже есть ответ, я не думаю долго прежде, чем его озвучить.

- Да, мне бы очень хотелось оставить его у себя. Но, возможно, это неправильно. В смысле у него ведь могут быть хозяева, которые сейчас очень и очень переживают за своего питомца и ищут его... Наверное, на всякий случай мы всё же должны напечатать объявления, - признаю я, и мне грустно, ведь у меня бы не ушло сильно много времени на то, чтобы его полюбить. Возможно, я уже это сделала, и мне совсем не хочется прощаться и отпускать его, и, конечно, Эдвард прекрасно всё это замечает. Для него я всё ещё словно открытая книга, и мне это по-прежнему нравится.

- Не нужно этого делать. Даже если они и есть, должно быть, ему с ними не очень и повезло, если они за ним не уследили, но ты определённо этого никогда не допустишь, и с тобой он не пропадёт. Просто оставь его, ведь я вижу, как сильно ты этого хочешь.

- Я, и правда, хочу, но сначала скажи мне одну вещь. Ты не возражаешь? В смысле это ведь ты его нашёл, хотя у тебя, наверное, и нет возможности взять его вот так сразу, ведь нужно и с родителями всё обсудить…

- Вообще-то совсем не нужно... - как-то нерешительно и чуть ли не запинаясь, и после довольно-таки продолжительной паузы отвечает Эдвард. Он даже не смотрит на меня, хотя и помогает оборачивать уже вытащенного мною из душа и находящегося в моих руках щенка полотенцем, и всё это мне совсем не нравится.

- Как это так? - спрашиваю я, желая узнать всё то, что он предположительно скрывает. Ничего не выйдет, даже с дружбой, если кто-либо из нас двоих будет что-то утаивать от другого. Хватит с меня недоговорённости, тайн и секретов. Что бы там ни было, я хочу быть в курсе.

- На самом деле я больше не живу с ними.

- И где ты теперь живёшь?

- Я снял квартиру до того, как ты приехала на дегустацию вина, но перевёз вещи лишь вчера, - объясняет Эдвард, а я и понятия не имею, как на всё это реагировать. Да, мы договаривались общаться, но я не припоминаю, чтобы мы клялись друг другу быть обезоруживающе честными и всегда говорить правду и только правду. Ничего из этого и в помине не было, и, тем не менее, я с ним именно такая, и я всегда рада видеть его у себя дома, в то время как он даже не сказал мне, что переехал и больше не живёт с родителями и за городом.

Это произошло ещё фактически в четверг, и если вспомнить, что тот вечер мы провели вместе, а после его окончания было бы слишком поздно смотреть квартиры на предмет аренды, то это значит только одно. Сидя за столиком напротив меня и смотря в мои глаза, к тому времени Эдвард уже несколько часов как внёс плату за первый месяц так точно и уже знал, что в выходные не только соберёт вещи, но и переберётся. Он сделал это вчера, даже если пока и не разобрал сумки, очевидно, ещё до того, как приехал сюда, и прежде, чем привезли мою мебель, и опять же ни слова не сказал. У него было более чем предостаточно возможностей поговорить со мной, и, хотя я и знаю, что он вообще-то не обязан отчитываться, ведь я ему не жена и даже не девушка, мне бы хотелось, чтобы он всё равно поделился своими планами. Но этого не произошло, и теперь я ощущаю себя выбитой из колеи. Но я не могу этого показать и пытаюсь, вести себя, как обычно, будто он и не сообщал мне никаких новостей, а я в свою очередь и не делала никаких выводов, связанных с ними.

- И где она? Твоя квартира, имею в виду. Если, конечно, это не секрет...

- Совсем нет. Недалеко от работы.

- И можно дойти пешком?

- Да. В шаговой доступности.

- И какая она?

- Просторная и довольно-таки комфортабельная.

- Больше, чем моя?

- Ненамного, но да.

- И тебя всё устраивает?

- Вроде бы...

Я просто киваю, потому что вопросы у меня закончились, а в остальном говорить вроде как больше и не о чем. Хотя периодически я и думала о смене его местожительства, в моих мыслях это всегда был переезд ко мне, но мне не забыть, как сильно Эдвард был рад узнать, что я обживаюсь в собственной квартире, и потому, в конечном счёте, я и не могу отреагировать никак иначе.

- Тогда я счастлива за тебя, - говорю я, даже зная, как это звучит, но если Эдвард и слышит нотки фальши в моём голосе, то всё равно никак не оспаривает мои слова. Было бы замечательно продолжить с самого последнего нашего счастливого момента, но мы не в компьютерной игре, где, нажав на паузу, его можно сохранить и ничего при этом не потерять, и вернуться к месту остановки, как только будет возможность.

- Так что решим? Тебе вообще можно заводить животных?

- Думаю, да. По крайней мере, в моём договоре про соответствующий запрет ни слова не сказано.

- Но у тебя здесь всё новое. Для тебя не будет проблемой, если он что-то порвёт или испортит?

- Не будет.

- Если ты так уверена, то я не возражаю. С тобой он в надёжных руках, но если передумаешь, то я хочу, чтобы ты знала, что всегда можешь на меня рассчитывать.

- То есть, если что, ты его заберёшь?

- Да, - наконец, подняв на меня свои глаза, отвечает Эдвард, и я почти загипнотизирована ими, в то время как он протягивает руку, чтобы погладить щенка. Я ещё немного сушу его полотенцем прежде, чем опустить вниз и поставить на пол, и, освобождённый, малыш начинает медленно двигаться к выходу из ванной, дверь в которую осталась открытой, по пути обнюхивая всё, что только можно. Я знаю, что позже он поступит точно так же и со всеми остальными комнатами, и, конечно, я буду там, чтобы видеть, как он знакомится со своим новым домом, но мне совсем не хочется наблюдать за щенком в одиночку. Меня наполняет безусловное желание того, чтобы и Эдвард в этот момент был рядом, чтобы он задержался и остался, и не уходил до той поры, пока мы не решим вопрос с именем. Даже если щенок и станет жить со мной, он не мой, он наш. Считается, что у собаки должен быть только один хозяин, но я жажду, чтобы в нашем случае она одинаково воспринимала нас обоих.

- Посмотрим фильм? – предлагаю я, потому как, безусловно, хочу провести время с Эдвардом, и чтобы он побыл со мной ещё немного. Я его не звала, но теперь не думаю, что справлюсь, если он выйдет за дверь так скоро, и меня наполняет облегчение, когда ответом становится уверенное и твёрдое согласие.

- Да, почему бы и нет?

- Ты ужинал? Я уже поела, но если ты голоден, я могла бы…

- Нет, всё в порядке. Тебе не нужно беспокоиться обо мне и на этот счёт. Но я бы не отказался от чая.

Я хочу признаться, что всегда буду о нём переживать, и в своих чувствах тоже, но вместо этого говорю совершенно иное:

- Хорошо. Я только дам ему молоко, и сядем. И ещё надо будет выбрать имя, - кивая в сторону щенка у моих босых ног, нюхающих то них, то ламинат, покрывающий пол на кухне, где мы все и находимся, решаюсь сказать я, почти одновременно грея чайник, питьё для малыша и выкладывая печенье. Эдвард находится вне поля моего зрения, хотя и за моей спиной, но я физически ощущаю его реакцию на мои слова и, прервав нарезку фруктов, поворачиваюсь к нему. Как минимум он выглядит удивлённым, и даже если я и должна была предположить нечто подобное, его вопрос застаёт меня врасплох:

- Ты хочешь сделать это вместе? В смысле вместе со мной?

- Да, - не колеблясь ни секунды, просто отвечаю я. Ни у кого из нас двоих никогда в жизни и в помине не было домашних питомцев, и для нас обоих это совершенно неизведанная территория, что сулит незнакомые переживания, но, возможно, это нам и нужно, чтобы стать ближе друг к другу. Мы объединимся ради нуждающегося в заботе существа, и это, думаю, основательно нас сплотит.

- Хорошо.

- Вот и договорились.

Я наливаю молоко в тарелку, а когда опускаю её вниз и ставлю перед щенком, то мы с Эдвардом оба наблюдаем за ним, начинающим лакать белую жидкость. Явно голодный, он справляется с этим за считанные минуты, и, выключив свет, мы окончательно перебираемся в зал. Нас всегда было лишь двое, только я и Эдвард, но, даже учитывая тот факт, что он здесь временно и не останется на ночь, происходящие перемены мне более чем нравятся. Так легко поверить, что мы семья, которая прежде, чем задуматься о ребёнке, решила сначала завести собаку, и, хотя прямо сейчас это всё и нереально, смотря на Эдварда, отпускающего щенка из своих рук, чтобы он побродил, я не запрещаю себе мечтать именно о таком развитии событий. Мы располагаемся на диване, в то время как первый для нас обоих домашний питомец изучает обстановку, а я, взяв ноутбук с журнального столика, располагаю его на своих коленях с целью поиска красивых кличек для собак. Знаю, это только ради удобства, и чтобы видеть то же, что и я, но когда Эдвард придвигается ближе, я не могу игнорировать то, что он дышит рядом со мной и на меня, и мне приходится прикладывать немало усилий, чтобы оставаться сконцентрированной над поставленной задачей. Будучи в реабилитационном центре и даже до того, я неоднократно думала об Эдварде, как уже умершем или умирающем человеке, и каждый раз в ответ на эти мысли внутри я словно погибала, даже если в действительности и шла на поправку, и мне становилось всё лучше с каждой прошедшей неделей. Но он жив, и за наглядным тому подтверждением мне не нужно далеко ходить.

Оно сидит рядом со мной, и я знаю, это опасно, полумрак, в котором мы находимся из-за того, что я забыла зажечь люстру, и то, что освещение поступает лишь от экрана компьютера и двух светодиодных свечей, при сменяющих друг друга цветах которых я и читала до того, как появился Эдвард. Его правая нога почти касается моей левой, и это тоже не делает меня равнодушной, а наоборот заставляет волноваться и вызывает мурашки на моих руках, и тут-то я и обнаруживаю единственный плюс окружающей нас почти темноты. В данных условиях мне не особо и уютно, но она, по крайней мере, скрывает от Эдварда мою неконтролируемую реакцию на него. Я знаю его, знаю, как это ощущалось бы, прикоснись он ко мне, или стань мы одним целым снова, но понимание всего этого не уменьшает моей нервозности и совершенно не способствует расслаблению. Я была уверена, что хуже, чем в четверг, когда он обнаружил, что я фактически пьяна, быть уже не может, и, хотя сейчас я и трезва, это, наоборот, лишь всё усложняет. Тогда мы покинули дегустацию и оказались на заднем сидении его машины прежде, чем я успела заверить его, что всё в порядке, и нам нет нужды уходить так скоро, и, не совсем осознавая собственные действия, в какой-то момент по пути домой я прислонилась головой к твёрдому мужскому плечу. Пусть Эдвард и не оттолкнул меня, если бы он всё же это сделал, позже я просто могла бы обвинить во всём алкоголь, но теперь такой роскошью, как списать всё на вино, я совершенно не обладаю. Потому-то мне и сложно держать эмоции в узде, но, кликнув на первую же ссылку и начиная читать представленный там список, я понемногу успокаиваюсь. Принять решение, вероятно, будет непросто, и, возможно, даже пролистав много сайтов, мы и вовсе нескоро найдём вариант, устраивающий обоих, не говоря уже о том, чтобы сделать это сегодня. Может, с одной стороны это и было глупостью, настаивать на совместном выборе, но с другой я совсем не хочу отодвигать Эдварда в сторону ради того, чтобы всё упростить. Он нашёл щенка, и он, несомненно, заслуживает быть здесь, на самом деле даже больше, чем я, и я знаю, что в случае чего уступлю ему право окончательного вердикта.

- Я ведь не слишком быстро листаю?

- Нет, всё в порядке, - отвечает Эдвард, и я продолжаю двигаться вниз по алфавиту, даже не смотря в сторону страницы, потому как серо-голубые глаза словно магнит, они обладают непреодолимым притяжением, которое невозможно отрицать, как и тот, кому они принадлежат. Ещё в нашу первую встречу он словно заворожил меня, влюбил в себя лишь после одного взгляда, а я будто поддалась гипнозу, но это не он. Эдвард подарил мне улыбку и свой шарф, а я отдала этому человеку своё сердце и не думаю, что когда-либо по-настоящему об этом жалела. Да, я говорила ему всякое, и под конец это были сплошь обидные вещи, но за свои слова в те моменты я вряд ли отвечала, а сейчас точно знаю, что связало нас никак не внушение. Это не оно, и это не временная вещь, которая вдруг пройдёт. Это нечто большее, ведь именно этим и является любовь, и неважно, сколько уже минуло лет, и как много их ещё пройдёт, я по-прежнему подвержена её влиянию и определённо всегда буду находиться во власти Эдварда и принадлежать ему. Даже если мы и не говорим об этом и крайне редко дотрагиваемся друг до друга на данном этапе, я вся его, целиком и полностью, от макушки и до кончиков пальцев на ногах.

- Тебе ничего пока не приглянулось? – спрашиваю я, всё же прекращая нажимать на кнопку со стрелкой, но, тем не менее, мои ладони остаются лежать на ноутбуке, потому как я не знаю, куда в противном случае их девать. Думаю, что у Эдварда та же проблема, ведь его рука могла бы лежать на спинке дивана за моей спиной, это то, как мы вели себя прежде, но тогда мы были парой, а сейчас не можем чувствовать себя друг с другом до такой степени расслабленно. В глубине души меня это ранит, и всё же, находясь рядом с ним, я исцеляюсь и надеюсь, что и с ним происходит то же самое, но что не подлежит сомнению, так это то, что мне становится теплее внутри, когда Эдвард поднимает руку и касается кончиков моих волос. Всё происходит словно в замедленной съёмке, и я не жду, что он, как это сотни, если не тысячи раз было в прошлом, уткнётся в них носом и вдохнёт вернувшийся к ним сладкий запах, по крайней мере, не прямо сейчас, но мне очень хорошо и от того, что мы сейчас имеем.

Порой мне казалось, что в пылу очередной ссоры кто-нибудь из нас вполне может взяться за холодное оружие, за первый попавшийся нож из набора и убить другого, настолько сильно мы ненавидели друг друга. Но мы не совершили ничего непоправимого, мы справились, пусть и поодиночке и на внушительном расстоянии друг от друга, не зная, что происходит, возможно, на другом конце страны, и теперь, как я думаю, мы оба там, где и хотим быть. Я не столько о моей квартире или ещё какой-нибудь точке на карте мира, как конкретном местоположении, сколько о том, что мы проводим время вместе, а этого бы ни за что не происходило, если бы Эдвард был против. В конце концов, сейчас он рядом по своей инициативе, ведь я его не звала, но теперь не хочу, чтобы он уходил. В данный момент это неизбежно, но моё единственное желание состоит в том, чтобы рано или поздно остался со мной навсегда. Я однозначно неравнодушна к нему, и даже его столь ненавязчивое прикосновение к моим локонам почти бросает меня в жар, и потому я чувствую странное облегчение, стоит только Эдварду предоставить мне утерянное пространство, которое я, впрочем, не считаю таковым, и указать в сторону ноутбука:

- Можешь вернуться к букве «П»?

- Да, конечно, - я поднимаюсь чуть вверх по странице, пока курсор не останавливается там, где и необходимо, и перевожу взгляд в сторону Эдварда, чтобы попытаться разобраться, куда конкретно он смотрит, но понимаю лишь то, что его глаза изучают список в районе кличек, второй буквой в названии которых является «и». Но их несколько, и мне остаётся лишь догадываться, какое именно имя понравилось Эдварду больше остальных, до тех пор, пока он не отвечает на мой невысказанный вопрос.

- Питер звучит неплохо, но, как мне кажется, Пит подходит даже лучше. Или же Питти. В любом случае окончательный выбор за тобой. Он остаётся с тобой, поэтому тебе и решать.

- Но я не хочу так, - в отрицании качаю головой я, проглатывая слова, выражающие моё истинное желание просто и без дальнейших обдумываний назвать щенка так, как нравится Эдварду. Но есть вероятность, что он может не понять, и всё же это не останавливает меня от того, чтобы сказать почти всё так, как есть. – На самом деле мне очень даже нравится то, что ты тут предлагаешь. А ты что думаешь? – обращаюсь я уже к щенку, как раз наступившему своими передними лапками на мои ноги в носках и делающему то, что выглядит, как попытка подняться по моим лодыжкам вверх, чтобы взобраться ко мне на колени. Но это по определению невозможно, а для соответствующего прыжка он ещё слишком и невероятно мал, и, отставив закрытый ноутбук в сторону, я просто поднимаю малыша вверх, усаживая его на диван между собой и Эдвардом. – Тебе понравится, если мы назовём тебя Пит? – крошка, виляя хвостиком у моих коленок и одновременно тыкаясь мордочкой в его ладонь, занимает лежачее положение, показывая своё расположение к нам обоим, и я думаю, что он согласен и одобряет то, что мы тут предлагаем.

- Кажется, это да, - говорит Эдвард, гладя бежевую шёрстку, и Пит, как я его уже называю, прикрывает глаза от удовольствия. Он выглядит спокойным и мирным, и вскоре по тихому сопению я заключаю, что в свои объятия его заключил так наверняка необходимый ему сейчас сон.

- Ты, вероятно, прав... – соглашаюсь я, любуясь спящим существом, и знаю, эти вещи между собой никак не связаны, но наблюдение за Питом всё равно напоминает мне о прошлом и об Эдварде, словно охраняющем мой покой. Это никогда специально не афишировалось, но я довольно часто ловила его за этим занятием, и нет смысла врать себе, мне это более чем нравилось. Быть может, немного и смущало, но серьёзного дискомфорта в связи с этим я никогда не испытывала, и я хочу, чтобы он любил меня так же сильно, как и прежде. И смотрел в мою сторону, пока я даже не подозреваю об этом, и заботился о моём благополучии, и приносил мне счастье, что переполняет, снова. В конце концов, на это способен только он, а я свою очередь хочу делать для него то же самое, и, хотя по моим ощущениям Эдвард и уходит слишком скоро, и до просмотра фильма дело так и не доходит, я чувствую, что всё у нас ещё впереди. Не только просто совместные вечера, но и дни, когда мы будем совершенно неразлучны. Вместе от рассвета и до заката и от заката и до рассвета, жизнь, проведённая с тем, без кого ты её себе просто не представляешь и даже не желаешь начинать это делать, и дети от любимого человека это определённо те вещи, что стоят любого ожидания. И я готова ждать столько, сколько потребуется.

И совершенно неожиданно у ребят появился щенок. Благодаря случайной находке Эдварда всё произошло более чем внезапно, и хотя герои и живут отдельно друг от друга, Белла очень даже рада домашнему питомцу и совсем не против того, чтобы он жил у неё. Как думаете, готова она к такой ответственности?


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-37794-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (24.10.2018) | Автор: vsthem
Просмотров: 257 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 terica   (26.10.2018 19:42)
Забота об общем любимце свяжет Эдварда и Бэллу еще больше...
И она чувствует, что "Всё у них ещё впереди. Не только просто совместные вечера, но и дни, когда они будут совершенно неразлучны. Вместе от рассвета и до заката и от заката и до рассвета, и это стоит любого ожидания"
Большое спасибо за интересное продолжение.

0
2 prokofieva   (25.10.2018 20:21)
Огромное спасибо .

0
1 оля1977   (25.10.2018 09:50)
Надеюсь , что готова. Забота о маленьком существе поможет им обоим справиться и со своими проблемами и недосказанности. Возможно они смогут открыться друг другу больше. Спасибо за продолжение.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями