Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1691]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2609]
Кроссовер [691]
Конкурсные работы [3]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4812]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15152]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14461]
Альтернатива [9026]
СЛЭШ и НЦ [9071]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4386]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей марта
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за апрель

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Преломление
Однажды в жизни наступает время перемен. Уходит рутина повседневности, заставляя меняться самим и менять всё вокруг. Между прошлым и будущим возникает невидимая грань, через которую надо перешагнуть. Пройти момент преломления…
Канон, альтернатива Сумеречной Саги

Всё, что есть, и даже больше
Вы любили когда-либо так, что это заставляло вас задумываться, а существует ли способ, как ощущать всё сильнее, интенсивнее, ярче? Как меньше уставать, чтобы не заботиться о сне, отнимающем время?
Я любила, и я задумывалась, и когда способ оказался на расстоянии вытянутой руки, и оставалось только взять его, я не смогла удержаться и не попробовать.

Easier to run
Мои слабые попытки наладить собственную жизнь оказались детским лепетом в сравнении с надвигающимся на меня хаосом. Не так то просто сохранять спокойствие, когда люди вокруг тебя мрут как мухи, а ты сама не успеваешь уворачиваться от ощутимо болезненных пощечин очередного предательства.Но выхода нет только из гроба. И я нашла свой путь к отступлению.

Прям как доктор прописал
Медсестра Свон клянется никогда не встречаться с врачами, полагая, что они эгоистичные наглецы. Но изменит ли она свое мнение, когда придет на новую работу и встретит привлекательного доктора Каллена, или его заигрывания только укрепят ее решение?

Мертвые президенты
«Если ты принесешь мне гамбургер с майонезом, я отрежу тебе ноги, подожгу твой дом и посмотрю, как ты на окровавленных культях выползаешь оттуда», — проголодавшись, любил говаривать я, повторяя фразу Джимми Тудески из «Девяти ярдов».

Клиника Новая Жизнь
На первый взгляд, Белле можно даже позавидовать: она жена богатого и преуспевающего бизнесмена со всеми вытекающими последствиями. Но это только на первый взгляд. Молодая женщина мечтает о малыше, который почему-то не «хочет» появляться в их с Джаредом семье. В надежде на помощь квалифицированного специалиста Белла обращается в частную гинекологическую клинику.

Парень за седьмым столиком
Жизнь молоденькой официантки может быть очень скучной. Ярким пятном в рабочей неделе Беллы оказалось появление в кафе трёх сексуальных механиков с соседней улицы во время ланча. А позже за столиком она обнаружила одинокого маленького мальчика...

Мой огненный страж
Наш мир – это арена войны добра со злом, борьбы за наши светлые души. Но любовь – то, благодаря чему совершаются настоящие чудеса.



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1916
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Три месяца, две недели и один день. Глава тридцать шестая

2020-5-26
14
0
Его ручки с удовольствием держат бутылочку со смесью. Я знаю, это не продлится долго, ведь для подобного, невзирая на свои пять с небольшим месяцев, восемь килограммов и шестьдесят сантиметров роста, Александр ещё слишком мал и не обладает достаточным количеством сил, и сам крепко сжимаю ёмкость в её нижней части, не отрываясь, смотрю на него и думаю обо всём том, чему он уже успел научиться. У него есть любимые игрушки, перекладываемые им из одной ладошки в другую, которым он отдаёт явное предпочтение на фоне остальных, но всё равно периодически пытается их грызть, когда никто не видит. Он умеет переворачиваться со спинки на животик и, думаю, готовится вскоре поползти, интересуется окружающим миром, начинает осознанно требовать внимания и активно проявлять собственные эмоции, порой даже очень агрессивно, и тогда переход между чувствами занимает всего лишь несколько секунд, способен произносить какие-то слоги, а иногда и невнятные будущие слова, адресованные конкретному человеку или связанные с предметами, и однозначно узнаёт людей, находящихся с ним постоянно. Я предполагаю, что, будь в нашем окружении посторонние, он бы их остерегался и боялся. Что он бы не подпустил к себе… её. А я? Я не знаю…

Мы гуляем в парке в самом центре Лос-Анджелеса, заняв скамейку напротив фонтана, и, несмотря на шум воды в нём, шелест листвы деревьев и разговоры людей, разместившихся на зеленеющих лужайках в наслаждении летом и соответствующей ему погодой, здесь довольно уютно и спокойно. Александр только что проснулся после дневного сна на свежем воздухе и, кушая, одновременно смотрит вверх на немногочисленные облака, проплывающие по солнечному небу. Не сводит с него взгляда своих карих глаз. Таких же, как у… неё.

- Как ты думаешь, твой папочка сегодня победит? Станет первым? - финальная стадия чемпионата традиционно включает в себя семь встреч, и буквально через несколько часов состоится наша заключительная игра. Игра, которая определит, кто в этом сезоне сильнее всего, мы или Бостон Селтикс (прим. авт.: американский профессиональный баскетбольный клуб, располагающийся в Бостоне, штат Массачусетс. Выступает в Атлантическом дивизионе Восточной конференции Национальной баскетбольной ассоциации. Клуб был основан в 1946 году и за время своего существования 17 раз выигрывал титул чемпиона НБА). У нас пока ничья. Я и моя команда... мы либо выиграем, либо упустим титул из своих рук и не завоюем заветный кубок, памятный трофей в виде мяча, влетающего в корзину, который останется у нас навсегда (прим. авт.: Кубок Ларри О’Брайена – трофей чемпионов Национальной баскетбольной ассоциации, им награждается команда, победившая в финальной серии игр плей-офф до четырёх побед. Впервые кубок был представлен в 1978 году и с тех пор ежегодно вручается победителю Финальных игр НБА. Изготавливается серебряной фабрикой Tiffany & Co каждый новый сезон. Выигравшая команда оставляет кубок на постоянное хранение у себя. Год и название команды гравируются на кубке. Он зачастую демонстрируется на домашней арене команды). Впервые в своей жизни я могу стать чемпионом. Если этого не случится, если мы не соберёмся перед последним рывком, это разочарование потребует немало времени, чтобы оправиться от него. За все эти годы, что мы с Эмметом и Джаспером являемся частью команды, мы ещё никогда не были столь близки к глобальному триумфу. Но, возможно, всё это слишком хорошо и невероятно, чтобы быть правдой. Ничего не случается одновременно. У меня уже есть сын.

Отпуская бутылочку и отказываясь доедать, Александр отвечает мне что-то на своём языке, эмоционально реагируя на мой голос беззубой улыбкой, и мне кажется, что я слышу чётко выраженное «па-па», но этот короткий миг наступает и проходит так быстро, что мне не удаётся ничего успеть понять. Моя рука начинает медленно и спокойно перемещать коляску туда-сюда, но маленький носик морщится в неудовольствии так же, как и лобик под шапочкой и капюшоном комбинезона в тёмно-синюю и голубую полоску и с небольшими мягкими ушками, и, останавливая движение, я достаю Алекса из люльки, прижимая к себе тёплое, маленькое и приятное на ощупь тельце и вдыхая запах смеси и младенчества, исходящий от него. Может быть, в следующий раз, когда я увижу его спящим поздно вечером и уговорю себя не прикасаться, чтобы не разбудить, я уже буду не просто игроком команды, показывавшей великолепную игру на протяжении всего чемпионата, несмотря на случавшиеся поражения, неудачи и даже трагедии, и заслуженно прошедшей в финал, а чемпионом, который однажды приведёт своего сына на арену и покажет ему довольно увесистый кубок, после чего мой маленький мальчик станет гордиться мною только больше, чем до этого.

- Куда ты смотришь, родной? - шепчу я, поглаживая его животик, развернув Александра лицом к миру и спинкой к себе, и, бессильный сражаться и игнорировать, чувствую что-то странно похожее на влагу в глазах. Она словно говорит мне, что я непременно сломаюсь, сейчас или чуть позже, неважно, но что это обязательно случится, и тогда меня не ждёт ничего хорошего, но чёрта с два. Эта часть никогда не победит. Я буду сильным всегда и каждый день. - Что тебя так заинтересовало? Птички? Или вода? - Алекс прикасается к моей левой руке около запястья, что-то лопоча и сжимая её довольно сильно, и я целую ушки на капюшоне, поправляя немного сползшую ниже оптимального шапочку. - Знаешь, что мы обязательно сделаем, когда ещё чуть-чуть потеплеет? Ты сможешь коснуться водички. Я тебе обещаю. Но сейчас мы с тобой поедем домой. Папочке нужно помочь команде.

***


Паника, стресс и заряженность. Нацеленность на результат. Всё это, кажется, можно буквально понюхать, настолько всеми этими эмоциями пропитался воздух в раздевалке, и наполнилась атмосфера, царящая вокруг. Моя голова одновременно пуста и загружена. Мыслями, вариантами развития событий, своими предполагаемыми действиями, тактикой, сильными и слабыми сторонами, как нашими, так и соперников. Я не предполагаю, как всё сложится или не сложится, я просто живу и существую в этом моменте, слыша почти тишину, которая и вовсе сменяется безмолвием, когда в помещение входит Чарли. До начала игры, которая определит всё и поставит жирную точку, остаётся не больше двадцати минут. Кто-то победит, а кто-то проиграет. Это неизбежные вещи. Я надеюсь, нам повезёт. Мы сделаем всё, что от нас зависит. Я-то уж точно. Чарли знает, что мы не нуждаемся в дополнительной мотивации и побуждающих словах, но, как наш главный тренер, он выглядит, как никогда серьёзно. Сосредоточеннее и жёстче, чем когда-либо прежде на моей памяти.

- Все мы знаем, что великие моменты рождаются из великой возможности. И это то, что определённо есть у вас сегодня. Это то, что вы однозначно заслужили. Это ваш шанс. Но я хочу, чтобы вы относились к нему так, как будто в вашей жизни он больше ни разу не повторится. Будто для вас он единственный и уникальный в своём роде миг, позволяющий вам сделать что-то такое, что вы сейчас собираетесь сделать и тем самым оставить память о себе в истории. Лучше посмотрите на парня рядом с вами и увидьте того, кто пройдёт через всё рядом с вами, кто пожертвует собой ради команды, потому что знает, что каждый из вас сделает то же самое. Потому что это и есть команда. И мы либо победим всей командой… Либо умрём поодиночке. А теперь идите и покажите всё лучшее, на что, я знаю, вы способны, - Чарли заканчивает свою речь, и я почти отвожу взгляд от него, уверенный, что это всё, когда осознаю его целенаправленное движение в мою сторону и спустя несколько мгновений различаю собственное имя. Звучащее слишком близко и как-то необычно, оно вызывает во мне вовсе не новую для меня мысль задать один конкретный вопрос, но он был и останется под запретом. Как и всё то, что не связано с профессиональными отношениями.

- Да? Что-то не так? Хочешь немного пересмотреть план по поводу меня? - Чарли выглядит странно бледным, и, думая, что он уже слишком напряжённый, учитывая, что игра ещё даже не началась, и ему лучше постараться расслабиться, я почти начинаю говорить об этом, но так и не успеваю ничего произнести из-за стремительности ответа.

- Нет. Я не знаю, как сказать это иначе, поэтому просто скажу всё, как есть. Она… здесь. Снаружи, - Чарли опускает руку на моё левое плечо и понижает голос ещё больше, - хочешь, я всё-таки?.. - он словно говорит мне, что пытался что-то сделать, удержать ситуацию в узде и не позволить этому происходить и что станет совсем решительным, таким, каким не был тогда, когда мне было единственно необходимо, но в том-то и дело, что теперь с моей стороны есть лишь безразличие. Я ничего не замечу и просто пройду мимо в сторону площадки. Здесь всего-то десять шагов, а то и меньше.

- Нет. У меня с этим нет проблем.

- Ты с ней поговоришь? Всего минуту? - я не думаю, что обязан, и что нам есть что обсуждать, но Чарли смотрит на меня так, словно мой отказ отправит его на тот свет прямо здесь и сейчас, и в голове невольно и неконтролируемо возникает то, что он не видит своего внука, а мой Алекс даже не подозревает о том, что его могли бы любить гораздо больше людей, и внутри меня всё решается буквально без моего участия.

Выход на паркет находится слева, и это то направление, в сторону которого, когда приходит время, едва выйдя из раздевалки, тут же начинают двигаться парни, и куда также должен идти и я сам, но голова сама по себе поворачивается направо, будто знает, где вообще нужно искать, и есть смысл это делать, чтобы не тратить время на заранее проигрышные варианты, и только мои глаза останавливаются в движении, замирают в одной конкретной точке, как та же участь автоматически постигает и тело. Оно словно застывает, как бетон, превращается в каменное изваяние, и я теряю всякую способность отвернуться, прежде еле успевая заметить кивок скрывшегося за дверями Чарли, наверное, означавший, что у меня есть время. Но мне ничего не нужно. Я не хочу стоять тут. Всё, в чём я нуждаюсь и чувствую необходимость, находится не здесь. Не в этом опустевшем коридоре, том же самом, где я когда-то говорил, что… она потолстела, даже не подозревая об истинной причине этих перемен, и откровенно издеваясь над… ней. Но это было давно. Теперь причина всего, что отныне происходит в моей жизни, находится в безопасности дома своих дедушки и бабушки и ждёт, когда я вернусь, и если я сейчас не там, то только потому, что хочу ещё и титул. Это всё, чего я желаю и о чём мечтаю. Кубок и ребёнок. Арена и семья. Команда и любовь.

- Здравствуй, Эдвард, - в какой-то момент говорит голос, тихий, почти неслышный, осторожный и звучащий… обречённо, и, конечно, первое, что я думаю, возможно, против всякой воли, это то, что… она не хочет, чтобы нас слышали, чтобы кто-то вдруг распознал по губам, о чём идёт речь, но здесь нет никого, кроме нас двоих. И меня тоже не должно быть… Зачем я вообще допустил, чтобы мои глаза свободно перемещались по окружающему пространству? Позволил себе задержаться на одном месте? Не заставил себя уйти от прошлого, дверь в которое навсегда закрыта и окон также не предполагает?

- Здравствуй, - я совершенно не знаю, почему говорю это в ответ, полностью сосредоточенный на том, чтобы не смотреть, куда не следует, и поглощённый плакатами на стене, посвящёнными финалу, и всё, что у меня остаётся, это чувства, вызванные ощущением на себе болезненного и переживающего взгляда, будто желающего впитать мой облик, запомнить его навсегда, но, откровенно говоря, они меня больше не трогают. Я отрицал, злился, ненавидел, грустил, тосковал, спрашивал, взывал, внушал и любил, и делал массу других вещей, какие-то из них с собой, а какие-то нет, но теперь я всё принял, привык, смирился, успокоился и стал тем отцом, которого заслуживает любой ребёнок, и это лучшее, что могло произойти. Принятие – это здорово. Принятие – это чистый кайф. Принятие – это безразличие. Я не располагаю приличным запасом времени прямо сейчас, но то, что я способен на общение и дружелюбные, взрослые и цивилизованные ответы, вполне очевидно и заметно. Я всё пережил и переступил. Оставил позади. Наверное, если речь коснётся Александра, я не стану возражать. Как бы мне, возможно, не хотелось обратного, эта женщина… она всё ещё его мать. Во всех существующих смыслах. И биологически, и формально. И потому, что он произошёл из неё, и потому, что я ничего не сделал с этим, чтобы привлечь закон и исправить это хотя бы официально. Это не то, с чем поможет ручка. Внутри души время всё равно никогда не сделает его единолично моим. Он не только мой… Он и… её. Наш. Вот что я чувствовал там, сидя в парке. И вечности будет мало, чтобы изменить данность.

- Я не знаю, что сказал тебе Чарли, но у меня тут… Я бы хотела, чтобы ты это прочёл, - она произносит это ещё тише прежнего и без всякого свойственного себе характера, а исключительно с… депрессией, я не знаю, как ещё это описать, и мне становится грустно… Сложно. Нестерпимо. Больно. Будто я всё ещё тот Эдвард Каллен, каким был тогда. До отцовства. До того, как меня бросили. Будто ничего не поменялось. Но это неправда. Изменилось абсолютно всё… и одновременно ничего. Моё собственное имя в её устах прошлось по сердцу буквально ножом… Вскрыло его. Обнажило рану и обломки.

- Ты соизволила наконец-то подписать отказ? - и это я тоже не знаю, почему говорю. Просто произношу, и всё. Без мыслей. Лишь с желанием найти хоть что-то, что мне уже привычно. Удержать ускользающее безразличие. Так и продолжать смотреть в стену. Но ответ, откровенно ранимый, наполненный просящими нотами, проникающий внутрь, всё разрушает. Всё, что ещё считалось уцелевшим и нетронутым.

- Нет. Это… другое, - не справившись с… ощущением, что с ней что-то не то, что-то не так, как обычно, действительно серьёзно не так, и задохнувшись от воспоминаний обо всех тех мгновениях, когда я едва справлялся с зудом подойти к Чарли и потребовать у него рассказать мне о… ней, я запоздало осознаю, как мои глаза обращаются в сторону. Казалось бы, всего лишь чуть-чуть и незначительно, но и этого оказывается вполне предостаточно. Потому что, когда это происходит, в моей голове исчезает всякая возможность вернуться назад во времени и отменить своё последнее действие. Передумать его совершать. Хотя я и не думал… Я должен ненавидеть всю степень влияния… её влияния, но не могу. Не могу даже пробудить злость внутри себя, что, будучи такой, какая она есть, она в некотором роде мешает мне… Просто тем, что пришла сюда именно сегодня, в такой важный для меня и для других парней день, и вынуждает меня думать не только о них. То, о чём она говорит, это по-настоящему иное. Не знаю, что именно, но иное. Не то, что я хочу предполагать. Она сама… иная.

Белла, что передо мной… Она не выглядит, как та Белла, которую я знал. Та Белла никогда не смотрела столь нежно и так, будто каждый день – это маленькая смерть, в течение которого она умирает десятки… нет, сотни раз. По числу совершаемых без меня вдохов, когда все они приближают к скорой смерти. Та Белла никогда не выглядела столь измученно, но одновременно прекраснее, чем на всём протяжении уже прожитых лет, вместе взятых. Может быть, я просто многое забыл, и черты её лица потускнели для меня, но в любом случае та Белла никогда ни из-за чего не плакала и уж тем более не сделала бы это, зная, что это будет кому увидеть. Женщина же, что передо мной, явно уязвима, расстроена, подавлена и словно больна чем-то, что не лечится, и под её покрасневшими глазами определённо размазалась тушь. Взгляд, кажется, молит взять её обратно в мою жизнь, в нашу с Александром жизнь, но могу ли я верить своим ощущениям? Воспринимать их, как непреложную истину? Мне нельзя… Даже если всё, что я вижу, разрывает внутренности на части, чтобы только склеить их заново и сделать меня обратно живым, одновременно поднимая со дна души всё, что так и осталось незабытым.

- У тебя была одна минута. И только. Она уже давно прошла, Белла. Мне пора. Меня никто не будет ждать.

- Я знаю... и что всё испортила, тоже, но я… Ты можешь просто взять конверт? - протянутая в мою сторону правая рука вся дрожит, и какой-то части меня, особенно сильно прочувствовавшей потери, горе, страдание, боль и разочарование в значительной степени именно из-за этих отношений, хочется просто уйти, но вся эта ситуация… весь этот момент… он может определить, какой я теперь. Всё ещё эмоциональный, обозлённый и обиженный, держащийся за это изо всех сил или всё-таки способный простить, не зацикливаться на былом, повернуться лицом к свету и начать в первую очередь с себя.

Я убираю конверт во внутренний карман спортивной куртки, почти не глядя на собственные действия и стараясь не думать ни о них, ни о том, чем это для меня чревато и к чему обязывает, и не дал ли я вдруг обещание, которое вообще не подразумевал.

- Это ничего не значит.

- Я знаю. Удачи тебе…

Я разворачиваюсь и ухожу, борющийся с импульсом немедленно открыть клапан и извлечь содержимое. Я хочу не хотеть этого… Хочу не концентрироваться на нём, и чтобы сердце и душа не предавали меня вновь. Хочу суметь просто избавиться от изделия из бумаги после финала. Хочу сосредоточиться на самой важной победе, которая ещё никогда не была так близка, и выкинуть из головы все прочие мысли. Не выискивать глазами кого-то на трибунах, а вернуться в правильную колею. Но даже после стартового свистка я всё ещё ощущаю себя так, будто на мне по-прежнему спортивная фирменная куртка, и содержимое внутреннего кармана, находящегося прямо над грудной клеткой, обжигает кожу даже через ткань. Я думаю об игре и мяче, о друзьях и партнёрах, о соперниках и болельщиках, но больше всего этого во мне бьётся и стучит во все барабаны личное. Её имя… Белла. Александр… То, что он не знает ни свою маму, которая, я уверен, могла бы полюбить его так, как будто любила всегда, ни своих вторых дедушку и бабушку, а я вижу Чарли почти каждый день. Мне начинает хотеться всего и сразу. Я жду победы и просто окончания игры. В душу пробирается странная надежда.

От автора: это была заключительная глава истории. Эпилог тоже не за горами. Там и узнаем, чем закончится история этих героев. Выложу его через несколько дней. Спасибо всем, кто читал и комментировал!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-38260-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (26.04.2020) | Автор: vsthem
Просмотров: 609 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 6
0
3 Elena_moon   (27.04.2020 12:22) [Материал]
спасибо)

0
6 vsthem   (27.04.2020 13:03) [Материал]
На здоровье!

0
2 робокашка   (27.04.2020 10:07) [Материал]
Всё же редкостный парень Эдвард, каким бы рефлексирующим его многие не считали. А что, в самом деле есть такие, которые держат плечами небо, не ошибаются и не колеблются? В нём так много чувств, эмоций и надежд, которые он бросал к ногам любимой женщины, он пережил, принял произошедшее и готов простить - это как раз то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Спасибо за главу!

0
5 vsthem   (27.04.2020 13:03) [Материал]
Цитата робокашка ()
В нём так много чувств, эмоций и надежд, которые он бросал к ногам любимой женщины, он пережил, принял произошедшее и готов простить - это как раз то, что нас не убивает, делает нас сильнее.

Точнее и не скажешь. Прощение это не слабость. Это проявление силы духа, внутренних резервов, открывающихся именно в трудные и непростые с точки зрения эмоций и психологии времена.
Цитата робокашка ()
Спасибо за главу!

Всегда пожалуйста!

0
1 белик   (27.04.2020 08:44) [Материал]
Мне очень глубоко понятны чувства Эдварда... И что бы там ни было, Белла остается женщиной, которая родила ему сына, несмотря на всю боль ее предательства..
Но вот в осознание героини как то не верится, если так случится, то на долго ли?...
Спасибо за продолжение.
P/s я в отношении отказа запуталась... разве она его не подписала еще во время беременности?

0
4 vsthem   (27.04.2020 12:48) [Материал]
Цитата белик ()
Но вот в осознание героини как то не верится, если так случится, то на долго ли?...

Тут не предугадаешь. Никогда заранее не узнать, как всё будет. Это, конечно, риск. И большой.
Цитата белик ()
Спасибо за продолжение.

Спасибо за комментарий!
Цитата белик ()
P/s я в отношении отказа запуталась... разве она его не подписала еще во время беременности?

Она тогда подписала лишь неофициальную бумагу. Что-то вроде устной договорённости между ними, закреплённой письменно. А когда спустя время Эдвард приехал за её подписью уже под официальным документом, она засомневалась, и они снова стали сближаться. Так что с формальной точки зрения всё зависло.