Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1619]
Мини-фанфики [2346]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4565]
Продолжение по Сумеречной саге [1231]
Стихи [2325]
Все люди [14644]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13781]
Альтернатива [8924]
СЛЭШ и НЦ [8348]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [152]
Литературные дуэли [104]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3914]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 января

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Полный привод, или Километры вдоль нормальности
Врач Клэр Рэндол из Оксфорда, 26 лет, замужем, влюбляется в студента Джеймса Фрейзера из Глазго 18-ти лет, мальчика прекрасного, как сама любовь. Влюбляется с первого взгляда и - в бесконечность.
Что из этого получится - посмотрим.

Харам
Разве может настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции.

Пять причин
Каждому событию предшествует причина, а каждое действие имеет последствие. Но иногда что-то хорошее просто случается. Чудо возможно, необходимо лишь верить, а получив, стараться сохранить. Каллены так и поступали, пока Эдвард не стал раскидывать по дому… носки.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?

Не было бы счастья…
Осенняя ненастная ночь.
Белла убегает от предательства и лжи своего молодого человека.
Эдвард уносится прочь от горьких воспоминаний и чувства вины.
Случайная встреча меняет их жизнь навсегда.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13445
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Точка отсчета. Глава 39-40

2017-2-27
14
0
Глава 39

Вместо боли я чувствую холод – ноги онемели. Нетрудно поверить в то, что их и вовсе уже не существует, отмерзли – на их месте я вижу только белое пятно. А ног не ощущаю. Холод ползет выше. Как и смерть, он растекается от ступней к голове, вверх. Впрочем, холод и смерть в данном случае одно и то же, крайне синонимичные понятия, зазор между ними если и есть, то с того ракурса, с которого на ситуацию смотрю я, он незаметен. Смерть и холод часто вместе. А, может быть, я уже и умираю. Без ножей или удавки на шее. Смерть – это то, что трудно представить и сложно с чем-то сравнивать. Для нее вообще невозможно подобрать критерии до тех пор, пока тебя не убили, а потом оно, вроде как, тебе и ни к чему. Меня раньше не убивали, и сейчас все в первый раз. Он же последний. Единственное, в чем сомневаться не приходится.

Мистер Садист ничего не говорит. Но он рядом и этого оказывается достаточно для того, чтобы вышибить из меня последние остатки дерзости. Его неподвижный силуэт как будто напечатан на выцветшем пергаменте неба. В отличие от всего остального его я вижу четко. Каждую линию и изгиб – как штрихи, нанесенные на плотный лист острым карандашом. Швырнув меня, как ненужную вещь, он отходит на пару шагов, и больше мы не двигаемся, словно эта часть пьесы еще не написана и для нас нет никаких дальнейших сцен и действий.

Я бы убежала, но его взгляд, который я скорее ощущаю, чем вижу, примораживает к влажной земле. Я знаю, что если побегу (а это маловероятно, я ведь босиком и ноги изранены), будет хуже. Или не будет, но только потому, что хуже некуда. Эдвард в любом случае меня догонит. Он хищник, лев, а я жертва, глупая овечка. В нашем противостоянии все будет ясно еще до начала борьбы. А, главное, я устала: и морально, и физически. И пусть ситуация требует от меня действий, рывка, планов по спасению, но вместо этого я выдаю неподвижность, покорность, а мутные обрывки мыслей в моей голове полощутся подобно грязному белью в мутной воде.

Еще несколько минут назад я убивала тишину, теперь тишина убивает меня. Я давно не выбирались из города и успела забыть, какое это мучение – тотальное отсутствие звуков. Но почему оно давит на мозг? Пустота не должна быть такой тяжелой.

- Эдвард, - зову его, едва в голове появляется просвет и окаменевший организм снова может воспроизводить слова. Я медленно поднимаюсь на ступень выше – обратно от животного к человеку. Страх слабеет, я успокаиваю себя тем, что убить меня он мог бы сразу. Раньше. Вышвырнув из салона, если ему так уж не хотелось пачкать кровью машину. Позже, когда тащил. Да в любой момент. Мистер Садист не из тех, кто откладывает на потом что бы то ни было. Наверное, он придумал для меня другое наказание.

- Эдвард, я не хотела ничего такого. Послушай, ты сам меня к этому подтолкнул. То, с чем ты имеешь дело сейчас, плод твоих же действий. Ты лепишь из меня чудовище.
Он рывком поднимает меня на ноги и так же грубо толкает вперед. Заплетающимися ногами, словно в танце, я делаю два десятка шагов – не грациозно, но запутанно, переступая с влажной земли на скользкий прогнивший деревянный настил.

Я что-то пытаюсь сказать, когда мистер Садист толкает меня в спину, и слова ломаются, разбиваются о стену внезапности. По коленям ударяют трухлявые доски. От острой вспышки боли набегают слезы, тонкими ручьями стекая по щекам и подбородку. Все, что я вижу перед собой, это черная колышущаяся бездна, беспокойная и зовущая. Последнее пристанище для утопленников. Только поэтому я еще жива – Эдварду не нужен мой труп. Точнее, не нужно, чтобы кто-то мой труп нашел. Зря я думала о похоронах. Если они и будут, то без моего участия. Просто пустой гроб, и никто не придет ко мне на могилу. Есть нечто жалкое в том, чтобы лишиться даже этого. Последних слов и прощаний, запоздавших обещаний и признаний. Совершенно одна я буду вынуждена уйти в темную вечность, а с этой минуты и навсегда я одна.

- Ты тупая сволочь, - Эдвард опускается рядом со мной. Его холодные пальцы впиваются мне в затылок. Те самые идеальные пальцы, что я так любила и, может быть, еще люблю. Трудно осознать и понять, что ты чувствуешь, когда всей жизни осталась лишь пара минут, в гудящей голове десятки мыслей мечутся одновременно. И глупые воспоминания, и бессмысленные теперь сожаления, и обрубленные, кровоточащие ядом несбыточного мечты, и горькие мольбы о спасении, и жалкие размышления о том, что было бы, промолчи я. Одним словом, воронка урагана, из которой уже невозможно вычленить что-то конкретное. Образы, фразы, обрывки предложений. Части без единого целого. Я даже не вникаю в то, о чем мне говорит мистер Садист. Я смотрю на воду и жду.
- Ты никогда не любила, ты ни черта не понимаешь.

Еще один рывок, и мое лицо оказывается в воде. Я думала, будет страшнее. Но я ощущаю лишь холод и слабую боль от сдавивших шею пальцев. Все остальное перестает существовать, замененное на чернильный мрак воды. Как ночью, когда открываешь глаза и ничего не можешь разглядеть. Не можешь понять. Не можешь придти в себя. Ты есть и тебя нет, ты это ты, но еще нужно вспомнить, кто же ты конкретно. Вода затекает в горло и нос, ласкает лицо, шумит в ушах. Мне кажется, я становлюсь с ней одним целым, и уже скоро вода потушит разгоревшийся в моих легких огонь. Я даже жажду этого облегчения, потому что в груди жжет все сильнее, боль все нестерпимее. Но вместо этого мистер Садист с силой вытаскивает меня на поверхность. Еще не придя в себя, я делаю то, чего делать не стоит, чтобы не продлевать мучения, но о чем кричат мне мои инстинкты. Я делаю вдох. Во рту разливается горечь, я, закашлявшись, отплевываю воду и какую-то слизь. Я мерзну. Тело сотрясает дрожь. А потом все повторяется. Я оказываюсь в воде.

Глава 40

Вряд ли я смогла бы сама правильно подсчитать, но мистер Садист говорит, что окунул меня всего четыре раза. Всего! Каких-то четыре раза. Мне кажется, гораздо больше. Четыре раза никак не вяжутся у меня в голове с понятием вечности. Я уверена, что он лжет, но не спорю. Не потому, что мне нечего сказать или еще что-то в этом роде, а просто теперь как будто по фигу.

Вода стекает с меня ручьями, но я только мну в руках протянутое мистером Садистом полотенце и не делаю попыток вытереть хотя бы лицо или замотать волосы. В машине тепло, сознание начинает затягивать пеленой сна – не полноценного сна, а какой-то вязкой и мутной дремоты. Тяжелые веки смыкаются, и при этом в голове одиноко слоняется последняя мысль – больше мне их не разомкнуть. Упасть уже в эту тьму и не выныривать. Не плыть, не сопротивляться потоку. Утонуть. Будь у меня желание, я бы поделилась своей мыслью с мистером Садистом. Наверное, он бы даже согласился с тем, что таким, как я, лучше умереть. А, может, начал бы опять упрекать за слабость и битву, проигранную без драки, типа по предварительному сговору.

И все же через некоторое время заставляю себя открыть глаза. Смотрю на Эдварда. Сейчас он кажется мне как никогда не настоящим. Не в смысле неживым или нематериальным. Он вполне осязаем, для этого мне даже и прикасаться к нему не нужно – каждая молекула пространства между нами пронизана его ледяной яростью и ненавистью. Он не успокоился даже после того, как чуть не убил меня. Это самое «чуть» его не устраивает. Как и любой, кто пытается заменить потребное суррогатом, он не удовлетворен. Ни одна подделка, а уж тем более подделка убийства не насыщает полностью. Но что я могу ему предложить? Я и так согласна уже сдохнуть, ждать от меня большего он вряд ли вправе. Но что удивительно, есть еще малая (я не сразу могу ее различить) часть меня, которая совсем не о смерти просит. Частица меня, что засела в дальнем уголке сознания, говорит о мести и стремлении выжить любой ценой. Слова «любой ценой» меня пугают. Они всегда значат нечто плохое, например, что грядет апокалипсис. Это как указатель «впереди обрыв» или прямо ворота ада. Что-то, предваряющее неприятности. Потому что цена, когда она любая, это цена, как правило, завышенная, со спекулятивными процентами. Прежде чем назначать любую цену, неплохо бы проверить свой кошелек – а там, вообще, есть деньги? На моем ментальном счете пусто, и я пытаюсь задушить в своей душе того, кто так неосторожно назначает стоимость. Я не собираюсь платить.

Я жду начала истерики. Жду, когда измученное тело откажет, и этот отказ захлестнет волнами боли и отчаянья разум. Но мое тело держится молодцом. Хочу сказать, в сложившихся обстоятельствах все могло быть действительно хуже. Я могла бы сидеть и размазывать сопли по щекам, тереть кулаками опухшие веки и мычать, как скотина на бойне. Мне известно, как впадают в летаргию, но почему-то сейчас я не погружаюсь в нее. Я воплощаю – наполовину – умение держать себя в руках. Сейчас я как модель на подиуме, которой в туфли насыпали стекло – продолжаю двигаться вперед и на лице никаких эмоций. Просто внутри ворочается тугой клубок: сложное плетение из стальных струн страдания. Такой себя мне давно уже не приходилось видеть. Возможно, я раньше и бывала такой, но может быть и нет. Вывод тут только один, и неважно, насколько он верный: чем ближе я к мистеру Садисту, тем сильнее его магнитное поле искривляет узор из стальных стружек на полотне моей жизни. Он вносит правки, перерисовывает, обрезает лишнее и по капле вливает отраву. Я не совсем понимаю механизм, но результат уже слишком заметен, чтобы от него отмахнуться.

Я могла бы спросить: «Что ты, сукин сын, со мной творишь?» И это еще одно из тысяч нереализованных «могла бы». Он все равно не ответит. Или я не разгадаю ответ. Или мне проще сохранять покров тайны, так как под ним может оказаться что угодно, и не только честолюбие и презрение к бездействию.

- Оттаяла? - от неожиданности вопроса я вздрагиваю.
- Да, - шепчу я. Пожалуй, что так. На смену сковавшему душу льду приходит пора ураганов. Тоже ничего хорошего, но выбирать не из чего.

И тут у мистера Садиста снова звонит телефон. В этот раз он говорит сдержанно и сосредоточенно. Так, будто отвечает не односложными «да» и «нет», а как минимум перечисляет тезисы своей диссертации или от его ответов зависят судьбы мира. Впрочем, бывает же, что одно «да» меняет грядущий день. А мистер Садист из тех людей, которым под силу сказать это «да». Или не сказать.
Убрав телефон, он смотрит на меня. В его взгляде все то же холодное безразличие, ничего такого, тем не менее я понимаю, что в текущем раскладе превратилась в досадную помеху, вроде занозы в пальце. И я спрашиваю себя, а чего от меня больше – пользы или вреда. И что, если все-таки вреда?

- Отдохнуть у тебя, по-видимому, не получится.

Слова об отдыхе грубыми пальцами стискивают позвоночник, так что кости начинают тихо трещать и надламываться. Мои ноги превращаются в струны, и кто-то исполняет на них мелодию усталости. Я вспоминаю свой диван с потертой обивкой. Когда на него ложишься, то все равно что проваливаешься в тепло материнских объятий. Хотя и не сказать, чтобы мать меня обнимала подобным образом. Но потом я вспоминаю про два трупа на кухне. Разумеется, вспомнить, как выглядят тела на полу, я не могу, я их не видела, но почти уверена, что они там были. Созданная мозгом картина кажется мне подлинным отпечатком реальности. Что еще там могло быть, если не трупы?

- Тут почти по пути, мне нужно будет решить один вопрос.
- Хоть тысячу, - великодушно разрешаю я. Я чувствую себя человеком, которому некуда идти, и он просто продолжает тащиться в ту сторону, куда его влечет течением. Даже если впереди острые скалы и мозгам в черепушке осталось находиться считаные минуты.

- Просто не мешай мне.
- Я неспособна тебе помешать.

- Не путай понятия. Ты неспособна навредить.
- Обещаю сидеть тихо.

Я почти не смотрю на дорогу. Однообразно и тоскливо. То, что снаружи, сильно похоже на то, что у меня внутри. Плотная муаровая пленка, которую неспособен пробить свет фар. Ее будет непросто содрать. Впереди неизвестность. Позади кошмар. Я то засыпаю, то пробуждаюсь. Тело болит все сильнее. Голова, напротив, проясняется. Мысли, устав скакать, валятся, словно обессилевшие лошади, но иллюзия эта длится недолго. Стоит машине остановиться, как бешеная карусель снова набирает обороты, и мистер Садист задачи мне не упрощает. Собираясь выйти из машины, он обнимает меня одной рукой и тихо говорит:

- Красавица моя, о том, что случилось, мы поговорим позже.
Плевать мне хотелось на его слова. Даже если бы он извинился. Меня добивает другое. Меня добивает его взгляд, в котором плещется сожаление.



Автор: Bad_Day_48; бета: tatyana-gr


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-16048-22
Категория: Все люди | Добавил: Bad_Day_48 (04.02.2016) | Автор: Автор: Bad_Day_48; бета: tatyana-gr
Просмотров: 1574 | Комментарии: 27


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 27
0
27 natik359   (23.10.2016 00:10)
Да уж, то убить готов, то опять красавица, у Эдварда точно психика нарушена, и случайно не смерть ли жены на это повлияла?

0
26 Неважно   (09.03.2016 16:48)
Ох, ну и пойми Эда .. то страшно читать о том, что он делал с Беллой, то "красавица, прости"..
Спасибо за главу

0
25 kotЯ   (15.02.2016 07:57)
Ну, девушка за что боролась, на то и напоролась.

0
24 Svetlana♥Z   (07.02.2016 20:50)
Интересная глава, оказывается Эдвард любил... И главное в Белле тоже зарождаются какие-то чувства: мести например. Но то, что её мозг иррационально работает - это точно. Я даже понимаю горячность Эдварда, ведь трудно понять, почему с виду нормальная, здоровая, симпатичная девушка не живёт полной жизнью, а существует...

0
22 Коломийка   (07.02.2016 08:55)
Понимаю, что лучше иногда промолчать, но чтоб так остро реагировать на слова... В даном случае, они оба не правы.
Спасибо за главы!

0
23 Bad_Day_48   (07.02.2016 17:43)
а про нормальных было бы нечего и писать)) а так каждый раз как на русских горках, сплошные взлеты и резкие падения wink

0
12 Robssten   (06.02.2016 00:04)
Спасибо большое за главу. Мдя...и всего то 4 раза то окунул оказывается...да совсем ничего...
И как то не понятно для чего он это сделал? Если хотел наказать, то какой то способ не понятный...
Да и за что наказывать то? За то что посмела упомянуть про жену...ну так оставил бы или уже убил бы...а зачем мучиться самому и ее изводить...
И ещё не поняла немного...откуда все таки взялись люди у нее на кухне? кто они? и почему он их убил? wacko

0
21 Bad_Day_48   (06.02.2016 14:22)
наказал как считал нужным, не думаю что он в тот момент мог очень уж хорошо соображать, Белла реально его вывела из себя и в таком состоянии человек более уравновешенный способен был бы на многое, а уж такой, ей стоит радоваться что он не убил ее. А не убил потому что она пока была нужна.
Про людей на кухне будет потом. Это связано с ее отцом и много чем еще, своя отдельная история. Что было с ними делать, ждать когда они всех убьют?

0
11 mamamis   (05.02.2016 17:20)
спасибо

0
10 terica   (05.02.2016 17:00)
Цитата Текст статьи
Еще один рывок, и мое лицо оказывается в воде. Я думала, будет страшнее. Но я ощущаю лишь холод и слабую боль от сдавивших шею пальцев
Он окунал ее в холодную воду четыре раза!, босую, замерзшую, с окровавленными ногами и на смерть перепуганную... И как она только осталась в сознании и в психическом здравии... Конечно, была груба с Калленом и ее слова по отношению к умершей жене очень жестоки..., но поведение Каллена - страшно... Или как там....то что не убивает,делает сильней. Смысла понять не получилось у меня, но если есть эта глава, значит есть и резон в ней....
Цитата Текст статьи
Меня добивает другое. Меня добивает его взгляд, в котором плещется сожаление.
Может быть жалеет , что не утопил?
Да уж, накручено - просто триллер психологический...Большое спасибо за продолжение. Автор не дает расслабляться.

0
20 Bad_Day_48   (06.02.2016 14:19)
и никто не думает какую боль Белла своими словами причинила. Он конечно неадекватный, я сразу сказала, это человек со своими ненормальными взглядами. Немного перестарался. Хотя уговаривать Беллу было бы бесполезно и чтобы до нее лучше дошло вряд ли можно было найти лучше способ.
Жалеет, что все-таки перестарался.

0
9 modnuxa060708   (05.02.2016 13:33)
Спасибо. Жестоко, странно и не понятно. Надеюсь скоро хоть что то прояснится.

0
19 Bad_Day_48   (06.02.2016 14:16)
да просто сорвался, вот и объяснение.

0
8 Natavoropa   (05.02.2016 11:28)
Вот это наказание, прямо как котенка, но Белла очень живучая девушка, да еще и про месть успела подумать, меняется девушка.
Спасибо. smile

0
18 Bad_Day_48   (06.02.2016 14:16)
Хотел бы он утопить ее, утопил, он же не хотел ее убивать. Просто чтобы в следующий раз думала.

0
7 жанета   (05.02.2016 10:55)
Большое спасибо за главу ) то , что испытывает Белла к Эдварду очень похоже на стокгольмский синдром ... А то , как поведение Эдварда изменилось под конец главы поразило ... Сожаление ? Серьёзно ? Где было его сожаление ? Когда он её в воде "купал" ...

0
17 Bad_Day_48   (06.02.2016 14:15)
А разве нельзя жалеть о чем-то, что сделал? Вполне может быть он сделал и теперь жалеет, но может быть это сожаление вызвано совсем иными вещами

0
6 Lady_Darya   (05.02.2016 09:11)
Спасибо)))

0
5 Хилма   (05.02.2016 08:04)
Да может он Таню точно также "любил".

0
16 Bad_Day_48   (06.02.2016 14:14)
нет, то была именно Любовь

+1
4 Al_Luck   (05.02.2016 00:42)
Действительно, я уже вообще ничего не понимаю. Как-то дико представлять, что Эдвард любил Таню, а Беллу готов убить. В голове не умещается. wacko

0
15 Bad_Day_48   (06.02.2016 14:13)
Почему он любить Таню не может? И за что в таком случае любить Беллу. По-моему ее проще ненавидеть smile

0
3 na2sik80   (04.02.2016 23:34)
Да...всего 4 раза...и хорошо что достал вообще из воды.Маняк.

0
14 Bad_Day_48   (06.02.2016 14:12)
По-моему она сама виновата, иногда нужно уметь увидеть границы

0
2 prokofieva   (04.02.2016 23:23)
Если так он её защищает , то от кого и слишком жестокий способ . Если воспитывает , то кого он хочет получить ? Ещё одну садистку ? Если ненавидит , почему , не убьёт ? В поступках Эдварда , логика , отсутствует ? Или всё же есть ? Эдвард , зачем её спас , чтобы поиздеваться ? Уважаемая Антония , Вы , меня окончательно запутали . Спасибо за " туманную " главу . Жду продолжение и желательно , по понятней (для тугодумов , как я) .

0
13 Bad_Day_48   (06.02.2016 14:12)
вряд ли он ее защищает, а то что он раньше не дал ее убить, то потому что пока еще она ему нужна. И не сказать чтобы это было воспитание, обычная вспышка злости. И когда он ее спасал не мог он знать, что скоро сам захочет убить, сделанного увы не вернуть.

0
1 Маш7386   (04.02.2016 23:12)
Большое спасибо за продолжение!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]