Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2748]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4844]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15305]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14763]
Альтернатива [9258]
СЛЭШ и НЦ [9103]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4512]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Добро пожаловать домой, солдат
Белла очень волнуется, долгое время не получая от мужа известий. Что же происходит?

Другая реальность
На экране одна за другой сменялись атаки зомби, число людей стремительно таяло… Расстояние между охотником и добычей сокращалось, на экране крупным планом мелькало то перепуганное лицо главной героини, то мертвое и неподвижное – ее преследователя. Вылитая я… (с) Белла, Новолуние

Вопреки всему
Любовь сильна, но сможет ли она преодолеть все трудности?
Командировка вынуждает Джаспера оставить свою невесту Элис. По приезде он находит ее в психиатрической больнице. Что произошло? Сможет ли Джаспер спасти свою любовь и разгадать все тайны?

Сборник стихов
Позабыты прошлые ошибки -
Значит, сможем новых понаставить.
Синяки и раны, и ушибы,
Будто жизнь чему-то научила.

На чужих ошибках не построить
Ни судьбы своей, ни назначенья,
Только лишь свои изгваздав ноги,
Сможем мы понять, чего хотели.

Санктум (или Ангелы-Хранители существуют)
Белле Свон тридцать один год. Она незамужняя, состоявшаяся женщина. Живет в Сиэтле, работает в библиотеке. Но она не такая тихоня, какой кажется. Она увлекается экстремальными видами спорта, связанными с риском. Скажете, что она неуклюжая? Да, но ведь у нее же есть свой личный Ангел-Хранитель!

Охотница
Оливия устала нести бремя своей миссии, она хотела уйти на покой, состариться и умереть. И именно теперь, когда на ее лице наконец-то появились первые морщинки, она встретила того, с кем хотела бы разделить заканчивающиеся годы своей длинной и странной жизни.
Фэнтези, мистика.

Шаг в бездну
Что, если Эдварда не было в Форксе, когда туда приехала Белла Свон? Что, если ее сбил фургон Тайлера, и она умерла? Что, если Эдвард начинает слышать чей-то голос...

Идеальный носитель
Путешествуя в поисках древних ощущений, исчезнувших в современном мире, Элис Брэндон никак не думала, что станет Беллой Свон, а еще – что не захочет возвращаться к прежней жизни.
Любовь и путешествия во времени



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 478
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Волшебство на троих. Глава 52

2022-8-13
47
0
0
Глава 52

Предложение Алена было остроумным и простым одновременно: разделить нежить на группы и связать каждую в ментальную цепь, чтобы управлять десятком субъектов, отдавая приказы одному. Точнее, условно простым. Брендт не смог нам помочь, и не потому, что стал личом – все знания и возможность колдовать у него сохранились. Просто не умел. Ален, давая ему азы темной магии, не дошел до управления нежитью, а Вен, рыцарем которого стал бывший маг Вийска, по какой-то причине не стал уделять много внимания этой области магии при его обучении.
Лежек, в отличие от Брендта, мог, но не хотел. Зная нелюбовь старшего брата Альвитского к управлению кем бы то ни было, мы с Тереном переглянулись и разделили его зомби между собой. Так получилось даже лучше: Лежек мог прикрыть нас магически, а Гард – мечом. Брендт же должен был защитить Алена и Вена. Теоретически. Практически – я плохо представляла, что из всего этого может выйти.
«Устала?» - Ален обнял меня за плечи. Я стряхнула с руки остатки энергии и оценила собственное состояние. Лгать мужу не имело смысла.
«Я так и думал. Значит, два глотка, а не один. Держи».
Он протянул мне знакомый пузырек со стимулятором. По горлу разлился мятный привкус – спасибо Ремару за зелья, не вызывающие тошноту при одном воспоминании о них. В голове прояснилось, глаза перестали слипаться, а тело – намекать, что лежать лучше, чем стоять, и даже лучше, чем сидеть. Ален тем временем подозвал к нам братьев.
- Сделайте по паре глотков. На дорогу хватит, а перед «Кейраллем» примем еще. Все готовы? Как у вас с энергией?
- У меня полный запас, - сообщил Лежек. – Я ничего не потратил.
- У меня неполный, но я успею восстановиться через стихию, - пообещал Терен.
Я еще раз мысленно порадовалась тому, что Лежек остался в стороне от, так сказать, «деятельности контролеров». Ему пришлось бы идти восстанавливаться через источник, а это дополнительное время. Огонь тоже сейчас не вызвать, но мне проще – у меня есть муж.
- Эльку я подпитаю сам, - подтвердил мои мысли вслух Ален. – Тогда начинаем, господа маги, да благословят нас стихии.
- И Дух Степи, - с усмешкой подсказал Терен.
- И Дух Степи, как же без него, - серьезно согласился Ален. – Нам нужна любая поддержка, какую мы только можем получить. Терен, Элька, ваши группы третья и четвертая. Постарайтесь держать интервал, чтобы не тратить время на столкновения, падения и новое зачаровывание.
- Элька, ты третья, я четвертый, - предложил Терен. – Так удобнее.
- Хорошо, - не стала спорить я. Братья убыли в жаркую степную ночь, в которой где-то бродили их лошади. Ален резким свистом подозвал к нам к’ярдов, следом за которыми прибыл Гард в сопровождении Гренны. Глядя на гневно храпящего Кулона и Янта, озлобленно косящегося на нежить неподалеку, я впервые за все время задумалась, как мы сможем одновременно вести группу живых мертвецов и укрощать нервничающих животных.
«Ты боишься, что не справишься с Янтом?»
«Янт никогда не сбросит меня. Я скорее боюсь за тебя. Кулон всегда плохо реагировал на зомби».
«Когда мы пустимся в путь, будет проще. Они будут делать то, что им хочется больше всего – скакать во весь опор. Давай я тебя подсажу».
Ощутив на себе мой вес, Янт слегка успокоился и, по крайней мере, перестал выглядеть так, словно готов растерзать своих не-живых собратьев. Ален одобрительно похлопал его по холке.
- Хороший мальчик. Я рад, что он у тебя есть. Теперь включи ночное зрение. И вы тоже, парни, - бросил он подъехавшим братьям. – С ним будет проще, чем с пульсарами.
Ален легко взлетел в седло и осадил собравшегося подняться на дыбы жеребца.
- Легче, легче, Кулон. Я знаю, что тебя беспокоит, но придется с этим смириться.
Кулон недовольно заржал и оскалил зубы, свирепо косясь вбок. Ален больше не обращал на него внимания.
- Элька, тяни из меня энергию. Как только мы поскачем, она пойдет мощным потоком. Вен?
- Да, я тоже готов, - отозвался Мораввен. – Мы с Брендтом едем первыми, держитесь за нами.
- Договорились. Разбираем свои группы, господа некроманты, и вперед.
Я привычно выстроила связь с первым в моей группе зомби – крепким гиаском с глубокой раной, пересекающей грудь, и окунулась в темные потоки, впервые за все время не пытаясь подавить жажду убийства и захлестывающую меня волну ярости. Я всем сердцем ненавидела Мрака, и если бы он сейчас попался мне, то вряд ли ушел бы живым. Но наша встреча еще впереди. До нее осталось каких-нибудь три-четыре часа, и мы не будем оттягивать ее.
Вен уже скакал по ночной степи, ведя рядом с собой выстроившуюся в ровную шеренгу свою группу нежити во главе с рыцарем смерти.
«Элька?»
«Да, - отозвалась я, чувствуя, как вливается в меня струйка энергии, становящаяся все более насыщенной с каждой секундой. – Мы следом за тобой».
Кулон сорвался с места, подняв облако пыли. Я выждала буквально несколько секунд, давая возможность зомби Алена выровняться и немного отъехать, и пустила вслед за ними свою шеренгу. Янт понесся по степи, словно выпущенная из арбалета стрела, над нами летела Гренна, а рядом с такой же скоростью мчался Гард. Лошади вампиров – не к’ярды, конечно, но в скорости им мало уступали. За нашими спинами тоже слышался конский топот – братья, выдержавшие такую же трехсекундную паузу, и клан Темной Луны во главе с седовласым вождем.
Низко висевшая в черном небе изрядно похудевшая луна, наверное, с изумлением смотрела на скачущих во весь опор всадников – и живых, и мертвых.

Когда месяц скрылся за горизонтом, а небо на востоке посерело, давая знать о скором появлении солнца, мы останавливаемся. Вдалеке, в серых предрассветных сумерках, виднеются деревья, чахлый кустарник и каменная стена в виде темной полосы. Мы не сомневаемся, что нашли «Кейралль». Пейзаж похож на тот образ, что я видела в сознании Магистра Эбберта – здание в гуще деревьев на берегу озера. Правда, сейчас растительность вокруг грандиозного строения сложно назвать пышной, скорее, скудной, но объяснение этому есть. Темная магия.
Она пронизывает все вокруг даже на таком расстоянии. Проникает в нас, вытаскивает самое плохое и жестокое, что скрывалось внутри, и, сливаясь с ненавистью, и так бурлившей во мне, создает нечто убийственное. Я еле сдерживаю ее – до поры до времени. Еще немного, и все то, что долгие недели копилось внутри, наконец, найдет себе выход.
Остальные мои спутники пребывают примерно в таком же состоянии. На губах Вена играет жестокая усмешка. Лежек хмурится и разминает пальцы. Терен, прищурившись, пытается что-то разглядеть вдали. Только Гард с невозмутимым выражением на лице прикрывает меня от шеренги зомби, которых я же и контролирую.
Ален возвращается немного назад, к тоже остановившимся гиаскам, и что-то одновременно певуче и жестко сообщает вождю. Глава клана неодобрительно поджимает губы. Тон Алена становится еще более холодным и твердым. Я могу поклясться, что его глаза пылают ледяным пугающим огнем. Вождь вынужденно кивает, и мой муж возвращается к нам.
- Они останутся здесь.
- Хорошо, - бросает Вен. – Хотя я до сих пор считаю, что ты зря их сюда приволок.
- Они имеют право знать, что их люди будут похоронены по всем правилам, - агрессивно отвечает Ален. Меня пугает и его тон, и взгляд – темная магия действует и на него. И он тоже с трудом обуздывает ее, готовясь дать ход. У нас накопились длинные счета к Мраку.
- Вен, ты примешь мой облик? Или обойдешься мороком?
- Второе, - в нехорошей усмешке искривляет он губы, проводит рукой перед собой, и перед нами оказываюсь вторая я. Такая же растрепанная, с сухими поджатыми губами и горящими ненавистью глазами. – Не хочу тратить силы, постоянно напоминая себе, кто я такой. Думаю, хорошего морока нам хватит, чтобы попасть внутрь. А там уже будет неважно, сохранится он или нет.
Ален тоже меняет облик. Его кожа нехорошо бледнеет, обтягивая скулы, губы синеют, в их уголках запеклась кровь. Он выглядит так, словно бы умер несколько часов назад. Сердце нехорошо сжимается – воспоминания прошлого вечера, когда я действительно могла потерять мужа навсегда, еще свежи в памяти. Но они только подпитывают злость.
- Держи, - протягивает мне Ален пузырек со стимулятором. – А мне дай наручники, alliarr.
Секундное замешательство пропадает. Передав стимулятор братьям, я копаюсь в сумке и протягиваю мужу ценную реликвию рода одд Шаэннар, интересуясь:
- Для кого? Мрака же не закуешь в них.
- Разберемся по ходу дела, - отстраненно роняет он, опуская антар в карман. – Брендт, ты помнишь, что говорить?
- Да, - коротко отвечает лич.
- Тогда едем. Элька, смените облик и себе и действуйте по обстоятельствам.
«Я не выпущу тебя из вида», - мысленно обещаю я, накидывая на себя видимость гиаска. Братья делают то же самое. Гард обойдется без морока – его все равно не знают ни бывшие рыцари Ордена, ни маги покоренных стран.
«Не сомневаюсь», - приходит мне ответ.
«Ален, вы должны только открыть ворота. С Мраком будем драться мы все, как бы тебе и Вену не хотелось покончить с ним сразу».
«Не думаю, что мы сразу за воротами натолкнемся на него. Мрака и детей еще придется поискать».
- Я хочу поставить купол, чтобы не дать Мраку сбежать, - словно бы слышит наш молчаливый диалог Вен. – Шагов на… полсотни от здания. Имейте это в виду.
- Мы сможем через него пройти? – встревоженно уточняет Терен.
- Да. Никто не выйдет изнутри. Снаружи преграда вполне проницаема.
Три всадника неторопливо, чтобы не вызывать настороженности, едут к «Кейраллю». За ними на некотором отдалении следуют две группы нежити, ведомые моим мужем и Великим Магистром. Рядом с Кулоном бежит Гренна. Я почти подзываю ее к себе, но в последний момент меняю свое решение. Пусть. Так даже лучше. Тей прекрасно знает, кто в Школе считался хозяйкой мантикоры. Крылатая кошка только добавит убедительности игре Алена и Мораввена.
Шагов за пятьдесят до ворот Вен делает малозаметное движение рукой. Надеюсь, только мы понимаем, что оно означает - «Кейралль» накрывает невидимая, тонкая, но прочная преграда.
- Элька, нам не пора?
- Да. Только дай мне тоже глотнуть.
Я ловлю брошенный Тереном пузырек, допиваю остаток стимулирующего зелья и выстраиваю связь с моей группой нежити. На этот раз они пойдут впереди, а мы спрячемся за ними. По плану Ален, Вен и Брендт должны проехать за ворота, отключить стражу и пустить своих зомби вперед, дав им приказ атаковать всех, кто попадется им на пути, исключая, разумеется, нашу компанию и Нааль с детьми. Несколько минут они выиграют, а за это время подъедем мы, и тогда… будем действовать по обстоятельствам.
Я стараюсь ехать так, чтобы все время видеть трех всадников, подъезжающих к воротам «Кейралля». То ли Мрак, то ли Сархан иль Иссаин, строитель приюта для караванщиков, хорошо укрепил их. Чтобы выбить запор обычным тараном, придется потрудиться. Магическим – тоже, ведь Брендт говорил, что ворота зачарованы. Правда, вряд ли они закрыты от серой магии, но очень не хочется с порога заявлять о своих нехороших намерениях. Во мне все еще живет надежда, что Мрак или его подчиненные поймаются на нашу удочку и своими руками впустят в «Кейралль» свою гибель. Не смерть – многие из них уже давно мертвы.
Сердце на мгновение пропускает удар и начинает биться с удвоенной скоростью. Ворота медленно распахиваются, пропуская всадников внутрь. Брендту даже не приходится ничего объяснять. Теперь мы должны поторопиться – как только Ален и Вен окажутся внутри, счет пойдет на минуты, если не секунды. Я переглядываюсь с едущим рядом Тереном, мы одновременно вынуждаем наши группы ускориться…
- Гхыр! – одновременно, горько и пораженно выкрикиваю я вместе с братьями. Ворота резко захлопываются, отсекая всадников от едущей следом нежити. Тут же падает массивная железная решетка, дополнительно перегораживая въезд. И словно бы этого было мало, земля под копытами зомби вспучивается, и из нее вылезает… гхыр знает что.
Лианообразное растение, мгновенно вырастающее до высоты взрослого человека, за считанные секунды оплетающее жертву массой тонких острых усиков, проникающих в тело и буквально раздирающих его на куски, с темно-зелеными хищными листьями, пожирающими ошметки плоти. Память успевает вытащить на поверхность давно забытое воспоминание: Школа, унылый назимник, лекция по неестествознанию, красивый занудный голос Алена, рассказывающего сонным адептам про очередную существующую в нашем мире пакость.
Эйнопс. Магическое растение, рожденное из проклятия, управляемое злой волей и переполненное ненавистью ко всему живому. Как выясняется, и к неживому тоже. Наша и так небольшая армия за минуту-другую сокращается вдвое. Групп Алена и Вена больше не существует. Эйнопсы превратили их в нечто, не способное не то что сражаться и передвигаться – выглядеть как человек верхом на лошади. Сейчас землю перед воротами «Кейралля» покрывает шевелящееся месиво из темной зелени, костей, обрывков ткани и быстро гниющего мяса.
Надеясь, что Мрак не засеял эйнопсами всю степь в радиусе версты от постройки, мы резко останавливаемся и приказываем своим зомби сделать то же самое, чтобы не попасться в ту же ловушку. Помнится, Ален предупреждал, что выжить после встречи с этой пакостью почти невозможно, разве что надеть на себя прочный железный доспех, который не пробьет острый усик растения.
Доспехов у нас нет, ну и гхыр с ними. Огненная стена выжжет все – и усики, и листья, и остатки вторично умерших тел, но что делать дальше? Ворота, надо полагать, заперты и зачарованы, решетку не взломать и тараном, а при попытке ее уничтожить любым доступным нам способом нас просто расстреляют со стены магией или арбалетными болтами - смотря чем вооружены показавшиеся на верху стены темные фигуры.
И все же мы должны попасть внутрь. Там Ален! Гхыров некромант, мой karrienell, которого я чуть не потеряла сегодня ночью и не собираюсь терять утром!
- Лежек, прикрой нас! Терен…
Младший Альвитский понимает меня с полуслова и отводит в сторону свою группу нежити, открывая нам прямую видимость на стену и ворота.
- Твой Янт выдержит второго седока?
- Некогда, - обрываю я его. – Пробуем так!
- А получит… -
В выставленный Лежеком щит ударяется арбалетный болт, похоже, зачарованный, если судить по искрам, брызнувшим от невидимой завесы. Рядом раздается сухой щелчок тетивы – Гард тоже не теряет времени даром, и он более удачлив – со стены с криком падает один из подручных Мрака. Эйнопсы получают дополнительное питание. Надеяться на то, что оставшиеся стрелки будут беспечны и не прикроют себя надежным щитом – глупо. А время идет, песчинки со страшной скоростью падают в нижнюю колбу, и что происходит за стеной с моим мужем – знает только он и Вен. И те живые или неживые противники, с которыми они сейчас вступили в бой.
- Должно, - резко бросаю я. – Бей по воротам чем-нибудь посильнее, а я добавлю свой Огонь.
И вновь вспышка воспоминания – пустой хутор в Чернолесье, три адепта и их руководитель, показывающий новое заклинание, одинаково удобное и для подогрева воды, и для убийства. Вот как сейчас.
С моих рук срывается яркая искра, за доли секунды превращающаяся в пышущую жаром огненную стену. Сосредоточившись, не позволяя себе отвлекаться на содрогания щита и арбалетные щелчки, я практически сливаюсь с ней, разворачиваю вширь, прожигая для нас достаточно широкий проход, и веду ее вперед – быстро и осторожно, чтобы догнать заклинание Терена и успеть слиться с ним. И через секунды-минуты-вечность ощущаю плотную преграду перед собой-стеной. Мы сливаемся с воздушным тараном и напитываем его жаром истинного Огня, который может спалить все на своем пути.
Внизу под нами пылают темно-зеленые листья и усики, за доли секунды сгорают ошметки мертвой плоти и остатки одежды, превращается в пепел выжженная солнцем трава. Раскаленный вихрь несется к воротам «Кейралля», оставляя за собой лишь черную землю.
Прутья решетки толщиной в палец не выдерживают соприкосновения с ним. Некогда прочная железная преграда с громким шипением частично стекает вниз ослепительно яркими каплями, частично просто испаряется. Менее крепкие деревянные ворота должны бы или рассыпаться на щепки, или сгореть… но чары, наложенные на них, останавливают наши стихии.
Ненадолго. Я подпитываю огненный вихрь, добавляя в него светлых потоков, и увеличиваю константу. Парни потом помогут с энергией, или же просто устроим в этой гхыровой степи небольшой пожарчик, который восстановит мне все потраченное. Но я – мы - должны пробить гхыровы ворота и попасть внутрь. Ненависть и любовь гонят меня вперед, за толстые каменные стены, и никто и ничто не может нас остановить.
Чары не выдерживают смесь потоков, и доски толщиной в три пальца перестают существовать. Земля содрогается. Стены сотрясаются, и из них выпадает несколько камней. Огненный вихрь прорывается вперед, но я напряжением всех сил останавливаю его – там может быть Ален, я не хочу, чтобы он пострадал! Зато расправиться с теми, кто продолжает осыпать нас стрелами и заклинаниями, совсем не помешает. Я расширяю стену так, чтобы захватить большую площадь, и резким движением бросаю ее вверх и назад, к себе.
Короткие, быстро оборвавшиеся крики дают понять, что моя задумка удалась. Щит Лежека больше не содрогается, арбалет в руках Гарда не щелкает. Стену можно отпускать.
Еще не выйдя из транса, я слышу конский топот впереди-сбоку. Лежек перехватил у меня управление группой нежити и вместе с братом отправил ее в «Кейрайлль», вложив тот же приказ атаковать всех и каждого, за редкими исключениями.
- Элька, ехать можешь?
- Да.
Я не трачу время на оценку своего состояния. Сейчас мне плевать на все, кроме Алена и детей. И Мрака. Его я хочу убить. Уничтожить навсегда, чтобы эта мразь больше не отравляла мне жизнь.
Братья не верят мне. Я не успеваю опомниться, как Терен перетаскивает меня на свою лошадь, поводья Янта подхватывает Гард, и мы в облаке пыли и пепла мчимся вслед за мертвыми всадниками. Гард с Лежеком успели закрыть рот и нос влажными тряпками, возможно, обрывками своих рубашек. Нам с Тереном проще – небольшой плотный вихрь, кружащийся вокруг нас, одновременно и позволяет свободно дышать, и восполняет потерянный запас энергии, которая еще явно пригодится.
Первыми проем ворот минуют остатки нашей армии. Лежек на всякий случай выставляет над нами щит, но никто не пытается нас расстрелять, и мы беспрепятственно проникаем в «Кейралль».
И останавливаемся, пораженные увиденным. Здесь должен идти бой, не может же Мрак так легко пропустить незваных гостей в сердце своего обиталища. И даже если Алену и Вену удалось быстро и беспроблемно зайти внутрь здания, в просторном дворе должны толпиться наши неживые мальчики. А где Кулон? И лошадь Мораввена? Их-то никто не мог пропустить в жилые помещения?
Но перед нами огромное пустое пространство, заключенное в четырехугольник здания своеобразной постройки, состоящего словно бы из комплекса одинаковых ячеек, которые могут служить складом, загоном для скота или жилой комнатой. Вдоль длинных стен идут галереи, предоставляющие так нужную в этом климате тень. С одной короткой стороны – ворота, другая теряется в мутной дымке. По углам постройки – массивные башнеобразные выступы с плоской крышей. В центре двора – странное куполообразное сооружение с и горшки в рост человека рядом. Колодец, что ли? При наличии озера рядом? Хотя наличие источника воды на территории «Кейралля» - вещь ценная и полезная при возможной осаде.
И никого, кроме нас. Ни живой, ни мертвой души. Тишина – вязкая, глушащая все звуки и тяжело давящая на виски. Дрожащее марево в воздухе, несмотря на раннее утро и не успевшее выйти из-за горизонта солнце. Какого гхыра происходит?
Растерянный Лежек опускает руку с щитом. Терен останавливает окутывающий нас вихрь. Глухо щелкает где-то вверху, резко кричит Гард, лошадь, на которой мы сидим, встает на дыбы, издает жалобное ржание и падает. Терен едва успевает среагировать и спрыгнуть на землю, стащив меня за собой. Из груди убитого животного, в которой торчит арбалетный болт, течет горячая, багровая кровь, на которую должна сбежаться вся нежить в округе.
Вампир мгновенно соскакивает с Акки, резким движением поднимает меня на ноги и, обнажив меч, оттесняет к стене. Терен встает сам и, прикрыв нас щитом, оглядывается в поисках стрелявшего. Лежек тоже спешивается и торопливо присоединяется к нам.
- Что за гхыр?
Ему не дает договорить второй болт, попавший в шею его лошади. Брызжет из пробитой яремной вены кровь, истошное ржание затухает на полузвуке, и бедная кобыла падает, судорожно подергивая ногами в агонии. Третий болт должен попасть в Янта, но к счастью, падает на утоптанную землю. И без того взбудораженный, никем не управляемый к’ярд, учуяв запах крови и смерти, в попытке убежать делает безумный скачок вперед и… ударяется о преграду. То самое дрожащее марево оказывается искусно наведенной иллюзией на прочной магической завесе, которая, как выясняется, не только заслоняет собой практически весь внутренний двор «Кейралля», но и глушит все звуки.
Янт обиженно ржет и удирает назад, в степь. За ним следует Акка. Гард, продолжающий прикрывать меня своим телом, со злостью роняет пару слов из тролльего. Но мне некогда выяснять, почему он так расстроился – хотел посадить меня на к’ярда и отправить к гиаскам, что ли? Я все равно не уйду из «Кейралля», который мы так долго искали.
- Терен, ты видел? Это иллюзия!
- А это тоже? – ошарашенно отвечает мне младший Альвитский, глядя… куда-то. Или на что-то. Мне не видно из-за спины Гарда, но, судя по расширенным глазам и слетевшему с губ Лежека ругательству, там нет ничего хорошего. И я осторожно смещаюсь в сторону.
- Dargast err shazgan, - все, на что оказывается способен мой потрясенный рассудок. И есть с чего. Огромные горшки, которые я посчитала такой же иллюзией, как и все остальное, оживают. В прямом смысле. У них появляются волосатые ступни и длинные мускулистые руки. Быстро бегать такое создание, хвала стихиям, не может, зато вполне способно схватить и или задушить, или, чем шетт не шутит, засунуть в себя и прикрыть плотной крышкой. Или просто задавить массой – при вышине в рост человека и шириной в два, а то и три обхвата такое чудовище весит минимум вдвое больше меня.
Их четверо – по одному на каждого из нас. В голове мелькает безумная мысль – а если Ален попался в такой горшок и сейчас находится внутри? Тогда по ожившей керамике нельзя бить летальным заклинанием.
Но я не успеваю донести эту идею до братьев – Лежек рефлекторно запускает в приближающееся чудище ледяную звезду. Крик застревает в моем горле. Заклинание не то чтобы не работает – звезда оставила выбоину на облитой глазурью поверхности горшка, но для полного уничтожения одной будет явно мало. Ругань Лежека сливается со свистом очередного болта, вонзающегося в землю ровно перед границей щита. Невидимый арбалетчик, прячущийся за иллюзией, явно предупреждает – выходить за эту границу небезопасно.
За нами – толстая каменная стена. Керамические чудовища, неторопливо переваливаясь со ступни на ступню, неумолимо сокращают расстояние между нами. Еще немного – и они подойдут настолько близко, что смогут дотянуться до нас своими ручищами. Но если Мрак думает, что мы готовы умереть в объятиях бездушной глины, то он глубоко ошибается. И не с таким встречались.
- Лежек, перехвати щит и снимай завесу, этот гхыр с арбалетом за ней. Терен, повторяй за мной. Гард, куда?!
Вампир выскальзывает из-за щита и с размаха бьет мечом по крайнему правому чудовищу. «Я еще не встречал созданий, иммунных к стали и серебру», - так, кажется, говорил Мораввен?
В Гарда, естественно, летит стрела, но попасть в стремительно двигающегося, практически не стоящего на месте вампира – дело почти невыполнимое. Я надеюсь, что мой охранник знает, что делает, и закрываю глаза, сосредотачиваясь. Чем быстрее мы покончим с этой пакостью, тем быстрее найдем Алена. И детей.
Привычное заклинание, выстраивание связи с убитой лошадью Лежека – и вставшее на ноги животное атакует ближайший к ней горшок. В нее немедленно врезается болт – пусть. Кобыла уже не чувствует боли, по ее жилам не течет кровь, и неизвестный арбалетчик может утыкать ее стрелами как подушечку для иголок – она все равно будет выполнять мои приказы.
Горшок, несмотря на свои размеры, все же не настолько массивен, чтобы выдержать напор крупного животного и заметно пошатывается при столкновении. Лошадь, послушная моим приказам, чуть отступает, а потом с размаху наседает на ожившую керамику, толкая ее всем телом. Терен, быстро сообразив, что я делаю, поднимает свою кобылу и направляет ее так, чтобы чудовища сталкивались не только с послушными нашей воле животными, но и друг с другом. Не с первого и не с третьего раза, но мы достигаем своей цели – горшки валятся на землю и разбиваются. Лошади еще некоторое время топчутся на черепках, превращая их в пыль, а мы за это время оцениваем обстановку.
Оказывается, что Гард успел разбить два других горшка, вернулся за щит и пристально глядит куда-то влево-вверх. Лошади, получив последний приказ – упокоиться, вновь падают на землю и недвижимо застывают. Их можно сжечь, но ней сейчас. Я не хочу тратить силы, которые еще неминуемо пригодятся дальше.
- Гард?
- Он там, на десять часов, - показывает на стену вампир.
- Ты уверен?
- Болты летели оттуда. Ты сможешь попасть?
- Как только Лежек снимет завесу. Боюсь, она непроницаема не только для физических тел, но и для магии.
- Я уже почти снял, - отзывается друг. – Готовься. На счет три – раз, два…
Я запускаю любимую ледяную звезду в направлении, показанном Гардом. Вампир не ошибся – она попадает точно в стоявшего на стене человека с нацеленным на нас арбалетом, превращая того в кровавую пыль. Только убедившись, что второго стрелка там нет, я перевожу взгляд вперед, туда, где должен быть настоящий внутренний двор «Кейралля».
Судя по всему, мы натыкаемся на еще одну иллюзию-завесу. Нет ни наших зомби, ни Алена и Мораввена, ни даже любого звука. Все та же вязкая давящая тишина, пустые галереи по бокам и куполообразное сооружение по центру, уже без горшков. Их заменили обнаженные девушки. Светлая кожа, странная в таком климате, длинные распущенные волосы – светлые, темные, рыжие – на любой вкус, соблазнительные округлости ниже талии. Те, что выше, мы не видим – аппетитные красавицы сгрудились вокруг чего-то и демонстрируют нам только спину.
Не чего-то. Кого-то. Сквозь сплетение нежных ручек и гибких тел видно полуобнаженное тело темноволосого мужчины. Я непонимающе хмурюсь. Сцена сама по себе вызывает удивление, но кроме этого, мне кажется знакомым ее центральный персонаж.
Кто-то из братьев, скорее всего, Терен, удивленно присвистывает, и это словно становится сигналом. Прелестницы рассыпаются в стороны, разворачиваются к нам лицом и, призывно улыбаясь и покачивая бедрами, направляются к нам. Правда, не все. Две очаровательные – или очарованные? – красотки продолжают виснуть на широких плечах объекта их страсти и осыпать его жаркими поцелуями. Ален с готовностью отвечает им, по-хозяйски лаская пышные прелести и приникая к алым губам то одной, то другой девицы.
Недоумение еще сильнее охватывает меня, но длится оно недолго. Я ни секунды не верю в то, что это подлинный Ален – по самым разным причинам, но основная из них – то, что ему никогда не нужен будет никто, кроме меня. Как и мне никогда не будет нужен никто, кроме него. Это еще одна иллюзия, или же еще одна ловушка Мрака, или же просто способ сбить меня с толку – не только меня, всех нас, прелестницы явно предназначаются мужчинам, по паре красоток на каждого. Пальцы уже складываются в отработанное заклинание, но… Даже осознавая, что передо мной не Ален, я физически не могу уничтожить его копию. Это сильнее меня.
Лежек отлично понимает, что со мной происходит.
- Элька, на этот раз завеса на тебе. В первую очередь проверь северо-западный узел, в прошлый раз ключевым был он. А мы разберемся с этим цветником.
Терен уже отправляет заклинание в одну пышногрудую блондинку. Против наших ожиданий, роскошное тело не разлетается на кусочки, а словно бы растекается густой слизью и вновь собирается в огромную кобру, агрессивно раздувающую капюшон. Остальные красотки тоже перестают радовать мужчин своими прелестями и аналогичным способом превращаются в гигантских, весьма враждебно настроенных змеек. Лишь те, что прижимаются к телу «Алена», продолжают интенсивно ласкать его.
- Нигхыра себе, - комментирует младший Альвитский. Гард с мечом на изготовку делает шаг вперед. Лежек оттаскивает его назад.
- Не лезь, это наше дело. И Эльку придержи, чтобы она не попала под заклинание. Терен, давай!
Я успеваю заметить, что братья сплетают то самое розово-фиолетовое облачко, которым мы с Аленом упокаивали кладбище, и сосредотачиваюсь сама. Нужно как можно быстрее убрать завесу. Время идет, а мы продвинулись по «Кейраллю» не больше чем на десяток шагов.
Лежек прав – ключевой узел на северо-западе. Видимо, тот имздрюк, который ставит гхыровы завесы, сидит на стене где-то поблизости. Я довольно быстро распускаю плетение, не приходится даже применять серую магию. Или маг, создающий преграды, слишком самоуверен, или его задача не в том, чтобы надолго задержать нас. Тогда в чем?
Завеса падает одновременно с хлопком заклинания братьев. Исчезает все: и местный серпентарий, и копия моего мужа вместе с девицами, и магическая преграда. Мы продвигаемся вперед шагов на пять… и вновь утыкаемся в новую невидимую стену. Собственно, догадаться, что неведомый мастер иллюзий не ограничился двумя завесами, можно сразу же – вокруг по-прежнему давит на виски вязкая тишина. Остальное не меняется - то же сооружение с крышей-куполом, те же темные галереи по бокам, та же дымка вдали, в которой прячется дальний конец здания. Правда, вместо горшков и обнаженных красавиц перед нашим взором предстают четыре величественные статуи, изображающие Рыцарей Дозора в полном доспехе и вооружении, только раза в полтора выше и шире обычного мужчины.
- Да какого гхыра происходит? – возмущается Терен. – Им что, делать нечего?
Статуи вздрагивают и делают шаг вперед. Земля под их тяжестью содрогается. По ушам бьет лязг вытаскиваемых мечей, направленных, разумеется, против нас.
- Вас выматывают, - отвечает на риторический вопрос Гард. – Заставляют истратить всю силу, после чего вы не сможете выстоять против магов Мрака.
Да. Он прав. Еще три-четыре, может, пять таких завес вкупе с, в принципе, не самыми опасными противниками – и мы выдохнемся, не дойдя не только до Мрака, но и до его приспешников. У нас останутся только мечи, с которыми идти против того же Тея бессмысленно. А такие преграды можно ставить каждые пять шагов… Нам нужен тот, кто их создает. Или те. Но надеюсь, у Мрака не так много специалистов по созданию, так сказать, имеющих телесность иллюзий. Это не самая распространенная область магии.
Братья, встревоженные аналогичными размышлениями, переглядываются.
- Элька, ты сможешь его достать?
- Да, - не раздумываю я. – Должна.
Как тогда говорил Ален: «В отличие от зомби, люди думают». И не только думают, но и вынуждены как-то контролировать свои создания, будь то поднятые мертвецы или овеществленные иллюзии.
- Придержите только этих… рыцарей. Мне нужно время.
И, не дожидаясь ответа братьев, погружаюсь в призрачную тьму в поисках сознания мастера иллюзий. Две ярко-серебристые нити и одну серую, с багровыми прожилками можно смело отбросить – это мои спутники. Пустое пространство передо мной – тоже понятно, иллюзии сознанием не обладают. Еще дальше – тусклые багровые вспышки. Надо полагать, это наши «не-мертвые» мальчики. Хотя, может, и не только наши.
Какое-то время я тщетно вглядываюсь в далекую призрачную тьму, ища серебристую с синим нить Алена. Безрезультатно. Приходится с сожалением бросить бесплодное занятие и заняться поисками того, кто мешает мне в реальности найти мужа – гхырова мастера иллюзий.
Это оказывается нетрудно. Действительно, ему приходится контролировать созданных им «рыцарей» и вести их в атаку. Я с закрытыми глазами чувствую, как содрогается земля под их шагами, и слышу, как колдуют братья. Гард, судя по всему, участия в битве не принимает, охраняя меня.
Плохо заметная желтоватая линия начинается в призрачной тьме примерно там, где, судя по моим ощущениям, стоит крайний левый «рыцарь», и уходит на северо-запад, к тому месту, где в прошлый раз был ключевой узел магической завесы. Похоже, он и сейчас здесь, но выходить в реальность и проверять я не буду. Преграда исчезнет сама после смерти ее создателя.
Я цепляюсь за желтоватую нить и следую вдоль нее. Мастер иллюзий довольно быстро осознает, что происходит нештатная ситуация, - субстанция в моих руках начинает дрожать и нервно подергиваться. Но маг явно не имеет большого опыта в ментальной магии, в чем нет ничего удивительного, если он посвятил себя другой стезе, и я легко добираюсь до его сознания. Очень осторожно добираюсь, помня, какие ловушки могут скрываться в головах приспешников Мрака. И правильно делаю, ожидаемо наталкиваясь на пружинящий черный щит.
Теперь действовать еще аккуратнее – ни Алена, ни Вена рядом нет. Если я грохнусь в расставленную ловушку, никто меня не спасет. Терен, даже если и попытается, скорее всего утонет вместе со мной. Я вызываю Огонь, держу его наготове и отработанным приемом проникаю в сознание чрезвычайно занятого и озабоченного мага. Он успевает среагировать на мое присутствие – но и только. Огонь выжигает все, что попадается ему на пути. У меня нет ни времени, ни возможности, ни желания искать «хорошую» часть неизвестного мне колдуна, чтобы вернуть его к нормальной жизни. Идет война, во мне кипит ненависть, а где-то там пропал мой любимый, который, может быть, уже нашел наших детей, а какой-то жбыхыдрыз не дает мне увидеть их!
Вязкая тишина разрывается надвое истошным криком и глухим стуком падения тела о землю. Я вываливаюсь в реальность. Статуи «рыцарей» исчезли, то ли по причине смерти создателя, то ли их уничтожили братья – некогда выяснять. Завеса тоже пропала.
Мы видим истинный «Кейралль»: сводчатые проемы галерей, за которыми прячутся жилые комнаты (правда, с правой стороны они заложены глиной до самого верха), каменные стены и просторный двор. На нас обрушивается лавина звуков: злобное рычание зомби, стук копыт, ржание лошадей, лязг мечей, завывание ветра и плеск воды. То куполообразное здание действительно своеобразный колодец, но сейчас кто-то развалил его пополам, проделав огромную дыру в стене, и из нее весело бежит ручеек. К слову говоря, ни горшков, ни статуй, ни тем более обнаженных девиц возле него нет.
Лежек приободряется и приседает, касаясь рукой воды Его прикрывает остаток стены – защита от какого-нибудь внезапно выскочившего багровоглазого жеребца. Терен стоит рядом с ним и оценивает обстановку, попутно тоже подпитываясь.
- Элька, возьми меня за руку.
Я отрицательно качаю головой, но младший Альвитский насильно сжимает мою ладонь, которая немедленно теплеет от передаваемой энергии. Перед нами бушует сражение – практически все свободное пространство двора занято агрессивно настроенной нежитью. Я всматриваюсь в поднятую ногами и копытами пыль в поисках хотя бы Кулона. Бесполезно. В общей массе дерущихся всех со всеми «не-мертвых» невозможно различить крупного черного жеребца. Но Ален там, и, во-первых, живой и здоровый, а во-вторых, с кем-то активно сражается. О первом сигнализирует берилловый амулет на груди, подаренный Мораввеном на нашу свадьбу, о втором – сотрясание магического поля.
Я должна быть вместе с ним, только как? Пройти через схватку невозможно. Меня растопчут в первые же секунды, а Янт удрал, и среагирует ли он на свист Гарда – неизвестно.
- Элька!
Вампир резко дергает меня к себе и отступает за полукруглую стену. Мимо нас проносится неистово мычащая корова, гхыр ее знает, живая или поднятая. В любом случае у нас нет ни малейшего желания оказаться на ее рогах.
- Так, - заключаю я, осторожно выглядывая – не мчится ли к нам еще одно парнокопытное. – Я иду к Алену.
- Через это? – пораженно перебивает меня Терен, глядя на только что упавшего с серой лошади зомби. Правда, лучше бы на него не смотреть – от человеческого тела осталось только месиво в пыли.
- Нет, конечно, я еще не сошла с ума. Обойду схватку через галерею.
- А если глиной заложили весь проход? – нехорошо прищуривается уже Лежек. – Элька, подожди буквально несколько минут. Мы зарядимся по самое горло и проделаем проход в этой сумятице.
- А потом я не успею по нему пробежать, и меня снесет один из наших подопечных, - фыркнула я. – Нет, я пойду по левой, свободной.
- Элька… - Лежек выпрямляется и хмурится. – Ты помнишь, что говорил Брендт? Что их не пускали в дальнюю часть «Кейралля». И если правую сторону просто заложили глиной, а левую оставили свободной, то явно не для того, чтобы по ней можно было свободно расхаживать. Там наверняка наставили ловушек.
- Поэтому я пойду там не одна.
- Гард не среагирует на магию.
- Гард будет меня прикрывать от возможных атак со двора. А от магических ловушек спасет… вот, например, он. Пойдет впереди и покажет нам все, что установил в галерее Мрак.
Я выстраиваю связь с ближайшим к нам зомби. Он немедленно спрыгивает на землю и покорно подходит к нам. Лежек скептически оглядывает «живца» и переводит взгляд на Гарда. Вампир невозмутимо пожимает плечами.
- Мы все равно не сможем тебя переубедить? – безнадежным тоном уточняет друг. Я с сожалением вздыхаю.
- Лежек, я не могу ждать.
Он смотрит мне в глаза и видит все то, что бурлит и переполняет меня сейчас: ненависть, жажда мщения, любовь к детям, тревога за мужа…
- Мы присоединимся к вам, как только сможем. Пожалуйста, будь осторожна. Хотя кому я это говорю…
- Буду, - тем не менее твердо говорю я и в доказательство посылаю вперед «живца». Гард, обнажив меч, прикрывает меня справа. Нам еще нужно пересечь половину узкой стороны двора, чтобы добраться до полутемной галереи, а это небезопасно. И пару раз вампиру действительно приходится поработать оружием – когда к нам кидается кто-то из армии нежити Мрака, ведь наша зачарована от нападения на нас. Быстрый взмах меча быстро прекращает на корню каннибалистские устремления живых мертвецов. Один раз пускаю в ход магию и я – с несущейся в сторону ворот массивной тушей неизвестного мне рогатого животного не справится даже реакция и скорость вампиров. Но мы все же добираемся до сводчатого проема арки галереи.
«Живец» идет впереди, в нескольких шагах от нас. Гард впереди-справа меня, напряженный и пристально следящий за окружением. И он первый замирает и резко заслоняет меня телом, когда срабатывает первая ловушка – Лежек, гхыр его побери, был прав!
Западня, надо сказать, довольно безобидная. Наша «наживка» оказывается в своего рода паутинном коконе, который плотно оплетает с ног до головы свою жертву. Наверное, его можно снять, но я не хочу терять времени и быстро нахожу следующего «живца» - их во дворе «Кейралля» предостаточно.
Мы, со всеми предосторожностями обойдя опасное место, идем дальше тем же порядком. Идем довольно долго – минуты три, пока нежить не нажимает на камень, или не рвет невидимую нить, или что там поставил приспешник Мрака в качестве «сторожка». На этот раз повреждения фатальные – на бедолагу обрушивается потолок, расплющивая его в лепешку. Мысленно еще раз поблагодарив Лежека, я выбираю себе следующую жертву. Нам осталось совсем недолго – впереди уже просматривается вход в башенку и поворот к большому сводчатому залу, открытому со стороны внутреннего двора.
Третья ловушка срабатывает почти сразу же после второй, мы едва успеваем миновать проем, двери в котором или никогда не было, или же ее выбили при вселении сюда Мрака. Наверное, когда-то там был склад, а сейчас это просто большое темное пустое помещение без окон. Гард с подозрением заглядывает туда, осматривает (а я запускаю туда пульсар, чтобы ему лучше видеть), и только потом разрешает мне пройти.
Однако опасаться следует не пустой комнаты, а длинного, кривого и заточенного до остроты бритвы лезвия, выскакивающего из стены коридора. Оно разрезает «живца» надвое и вновь прячется в камне. Если не знать, что там есть такая пакость, никогда не различишь узкую прорезь в стене. Вампир мрачнеет, и страшную ловушку мы обходим по двору. Тем более что братья уже, похоже, начали работать, и количество нежити во дворе сокращается с каждой минутой. А может быть, она уничтожается естественным, так сказать, путем, в результате ожесточенного побоища между двумя армиями живых мертвецов.
Но кто-то определенно колдует, поскольку земля то и дело содрогается. Купол над колодцем разрушен окончательно; дыра в своде галереи, где была устроена ловушка, явно увеличивается, и скоро проход будет завален камнями; а колонны, поддерживающие потолок, подозрительно качаются. Нам стоит поторопиться. Я прикидываю, не стоит ли срезать угол по двору, но Гард на корню пресекает мои размышления и показывает на очередного кандидата в «живца».
Который сгорает в голубом пламени, стоит ему добраться до следующего дверного проема без следа двери в нем. Но это не ловушка. Точнее, не такая, как предыдущие, потому что мы отчетливо слышим, как кто-то внутри произносит слова заклинания. И пока этот кто-то не успел опомниться, вампир исчезает в темноте бывшего склада.
- Госпожа, зайдите сюда! - слышится через несколько секунд. – Здесь безопасно.
Я верю своему охраннику – за такое время невозможно никого подчинить, особенно того, кому лично ставила предохраняющий блок, - и без опаски захожу в помещение, подвешивая пульсар.
К стене прислоняется смутно знакомый мне мужчина. Шевельнуться ему не дает меч Гарда, приставленный острием к шее… Я напрягаю память. Да, это полданский маг, который сначала так невежливо обошелся со мной в Ковене Полдары, а потом так расстилался в извинениях, провожая меня к Магистру Сапеку.
- Шевельнешь хоть пальцем, станешь трупом, - бесстрастно сообщает ему Гард. – Он ваш, госпожа.
Мой? А нагхыра мне марионетка Мрака? Но тут же я понимаю, что вампир сделал мне роскошный подарок – «языка», который какое-то время прожил в «Кейралле» и может рассказать, где мои дети!
Я рефлекторно начинаю выстраивать связь, но тут земля под ногами ходит ходуном, только что возникший канал обрывается, и приходится менять планы. Выудить все из сознания полданца не получится – мне придется довольно долго поддерживать связь между нами, вычистить его сознание от вязкой пакости, которая там наверняка есть, а потом еще выуживать воспоминания. Пусть рассказывает сам, по собственному желанию. Оно у него безусловно появится, стоит только немного поспособствовать и заодно подстраховаться от случайностей.
В мага летит простенькое, но эффективное заклинание, против которого в свое время не устоял Вильдан. Смесь парализатора и страха, основанная на серой магии – а вдруг этот жбыхыдрыз сумеет закрыться?
Не сумел. Даже в полутьме видно, как расширяются зрачки – единственное, что еще может двигаться у мага. Боюсь, я переборщила с константой – он совершенно перестает дышать. По личному опыту я хорошо представляю, что полданец сейчас чувствует. Вернее, не совсем – тогда, в уютной аудитории Школы на меня не действовало заклятие страха, мне вполне хватало собственного.
Я мысленно считаю до шестидесяти и снимаю заклинание – совершенно не нужно, чтобы драгоценный «язык» умер от удушья до того, как мы его расспросим. Конечно, можно вытащить информацию и из мертвого тела, но с тем же успехом я могла залезть в сознание живого мага.
Полданец глотает воздух, не забывая о прижатом к его шее острию меча, и с опаской смотрит на меня.
- Где мои дети?
- Не зна…
Красивое холеное лицо успешного карьериста в Ковене Полдании искажается в мучительной гримасе. Штаны в области паха темнеют. На этот раз я посылаю только страх, без парализатора – маг и так не сдвинется с места, и жду немного дольше минуты, чтобы заклинание как следует воздействовало на жертву.
- Гос… Магистр Элиара! – жалобно восклицает полданец, как только обретает дар речи. Что же, он меня помнит. Это хорошо. Наверное. – Я правда не знаю, где ваши дети!
Моя рука поднимается, чтобы устроить третий сеанс прочистки памяти. Маг в ужасе смотрит на нее и, несмотря на Гарда и его оружие, кидается вперед, едва не пропоров себе горло. Вампир едва успевает отодвинуть меч, чтобы не получить свеженький труп.
- Элиара! Никто из нас не видел их! Ваши дети – самая страшная тайна из всех, что связаны с Повелителем! Но я покажу, где они могут находиться.
Я опускаю руку.
- Где?
- В башенке, - торопливо отвечает полданец. – Самой ближней к этому месту. Повелитель окружил ее ловушками и выставил возле нее лучшую, специально отобранную стражу. Он никому не разрешал входить в башенку, кроме, разве что, Магистра Тея и Магистра Винсента.
Я с трудом беру себя в руки, услышав имя Тея, и силой переключаюсь на другое имя. Магистр Винсент? Это еще кто? Гхыр с ним. Может, Вен в курсе, а сейчас можно обойтись и без этой информации. Я знаю, где дети. Или почти знаю, но это легко проверить. И желательно бы вместе с мужем.
- Где Ариэн?
Полданец явно не понимает меня.
- Два мага, которые въехали в «Кейралль» с полчаса назад. Где они?
Лицо мага проясняется.
- Там, - машет он в сторону двери. – Повелитель приказал убить их, но… все оказалось не так просто. Большая часть из тех, кто пытался это сделать, уже мертвы сами, а остальные, похоже, скоро присоединятся к павшим братьям. Я рад, госпожа Элиара, что меня поставили следить за галереей, - искательно смотрит на меня полданец и неловко улыбается. – Я еще не готов умереть.
И тебе крупно повезло, Магистр, что из своего укрытия ты атаковал не меня или моего охранника, а уже и так умершего бедолагу. Иначе, боюсь, твои глаза уже сменили бы цвет на багровый. А так… может быть, я и оставлю тебя в живых.
- В коридоре до башенки еще есть ловушки?
- Нет! – выпаливает полданец.
- Хорошо. Ты проводишь нас до нее и пойдешь первым.
Маг не мнется и не старается уклониться – значит, действительно не лжет. Он с готовностью выходит в галерею и смело идет к башенке. Гард привычно прикрывает меня со стороны двора. Массовое побоище практически стихло по причине уничтожения дерущихся сторон, и если присмотреться, то, может быть, удастся увидеть Алена в облаке не осевшей пыли. Но мне мешают трясущаяся под ногами земля, качающиеся колонны и… внезапно вылетевшая из пылевого облака Гренна.
Взбудораженная, испачканная кровью кошка кидается ко мне и едва успевает сложить крылья, чтобы не сбить меня с ног. Приходится остановиться и потрепать ее по шкуре. Но Гренна явно пришла ко мне не за лаской. Крылья нервно подрагивают, хвост вертикально задран вверх, и сама она постоянно оглядывается.
- Гренна, ты что?
Мантикора в ответ только коротко рычит, бережно берет в пасть мою ладонь и тянет за собой.
- Нет, Гренна, я не пойду. Не могу. Позови мне Алена, поняла?
Кошка резко фыркает и быстро уносится вдаль. А я торопливо догоняю ушедшего вперед полданца.
Маг стоит возле уцелевшей двери в башенку и с надеждой смотрит мне в глаза. Я благодарно улыбаюсь и кидаю в него парализатор – не настолько сильный, чтобы он не смог дышать. Только помешать ему кинуть мне в спину более летальное заклинание. Правда, когда-нибудь мое заклятие распадется естественным путем…
Я снимаю с волос обрывок рубашки Алена, быстро зачаровываю его и передаю Гарду.
- Свяжи ему руки.
Охранник понимает меня с полуслова, быстро связывает запястья полданца за спиной и легко бьет его в висок оголовьем меча. Маг валится на землю как подкошенный.
- Это надежнее, - коротко сообщает мне вампир, и с ним сложно не согласиться. А нас ждет башенка.
Точнее, сначала ее охрана. Как сказал полданец, лучшие, специально отобранные бойцы. Самое логичное – это дождаться мужа и пойти внутрь вдвоем. Точнее, втроем, вместе с Гардом. Но нетерпение бушует во мне, а нехорошо раскачивающиеся колонны и вылетающие из кладки камни только подстегивают и его, и страх за детей. Я вышибаю дверь заклинанием и, раскрыв щит, вхожу, готовясь пустить ледяную звезду в первого, кто встретится мне. Второго добьет Гард.
Но внутри никого нет, только пыль, обломки досок и камни. По узкой винтовой лестнице мы поднимаемся на небольшую площадку, где, по идее, должен стоять второй пост охраны.
Там тоже пусто. Сердце нехорошо сжимается, и я буквально бегу еще выше, в жилую комнату, и распахиваю незапертую дверь.
Пусто. Уютно. Страшно и горько.
Дети были здесь. Я вижу две колыбельки и две не застеленные кровати, на которых явно кто-то спал совсем недавно. Подушки еще хранят отпечаток голов, на полу валяется сброшенная простыня и тряпичный мячик. В углу – приоткрытый шкаф. С его полки свисает рукав женской блузки пастельно-розового цвета – такие любит Нааль. На прожженной столешнице миска с водой – Деллик повторял выученные заклинания? На верху спинки стула глубокие царапины – когти клазга?
- Я посмотрю наверху, госпожа.
Гард поднимается по небольшой лесенке на верх башенки – возможно, там дети «гуляли» на свежем воздухе. Мотыльки в изумруде равномерно машут крылышками – с ними все хорошо, насколько может быть. Но гхыр все побери, где они? Все зря, и нужно начинать поиски заново? Но пружина внутри меня назойливо напоминает, что время на исходе.
Я рассеянно поднимаю мячик, сжимаю его и подношу к лицу. От него пахнет пылью и молоком. К глазам подступают слезы, и остается только радоваться, что в комнате, кроме меня, никого нет – никто не увидит меня в таком разобранном состоянии. От злости, ярости и обиды мне хочется разнести по камушку все гхырово здание, и удерживает от этого только крохотная здравомыслящая часть, настойчиво напоминающая, что тогда я бесславно покончу с жизнью, засыпанная камнями. Выход находят только слезы, оставляющие следы на запыленном лице. Я очень стараюсь не свалиться в глупую истерику – ничего еще не закончилось, детям ничего не угрожает, кроме еще нескольких дней разлуки с мамой, мы обязательно найдем их, даже если небо рухнет на землю, рыдания еще никому и ничем не помогали, и, в конце концов, рядом нет Аленара, чтобы меня утешить и предоставить свою рубашку для вымачивания. Гард для этой роли не годится.
Но слезы все равно текут, не желая останавливаться, закушенная губа ничего не может с ними сделать, а руки в отчаянии сжимают мячик Каэль.
Дверь хлопает. Я порывисто поворачиваюсь, раскрывая щит, но тут же опускаю его.
- Элька, что за… Kriest arr terreinn!
Мне на плечи ложатся теплые руки Алена, и я утыкаюсь в плечо мужа, глотая горький комок.
«Они были тут, Ален. Мы почти нашли их. Но этот… этот… - от злости и огорчения сложно подобрать подходящее слово из тролльего, Всеобщий тут не подходит, - … успел их увезти».
Он некоторое время молчит, видимо, осматриваюсь. По шороху я слышу, что сверху спустился Гард, но не поворачиваюсь к нему. Я все еще не в той форме, чтобы меня видели.
«Мы предполагали, что так может быть, alliarr».
«Да».
«Но у нас есть прекрасный источник информации. Тебе понравится беседовать с ним, обещаю».
«Полданец? Он ничего не знает. Правда, я не забиралась к нему в голову, но вряд ли он что-то скрыл…»
«Нет, другой человек. Я же говорю, тебе понравится».
Слезы высыхают. Ярость и обида сменяются любопытством. Я приподнимаю голову.
«Кто?»
Ответ мужа заглушает невообразимый грохот, и прямо на наших глазах башенка разваливается пополам. Часть стены обрушивается, заваливая винтовую лестницу вниз. Доски пола остаются висеть в воздухе, нехорошо подрагивая. Гард, метнувшись к нам, подхватывает меня на руки и прыгает вниз. Я не успеваю даже возмутиться и испугаться, как оказываюсь в облаке пыли среди камней и обломков, а рядом приземляется Ален. Он резко свистит, буквально через секунду перед нами возникает Кулон, и еще через несколько мы уже уносимся на нем прочь из прОклятого здания. Гренна летит рядом с нами, почти касаясь кончиком крыла, а Гард в облике волка бежит следом. Свой меч он передал мне на хранение.
Нас преследует треск, грохот и плеск. Краем глаза я вижу, как фонтаном хлещет вода из бывшего колодца и раскручивается огненный вихрь, поглощая собой развалины «Кейралля».

Кулон останавливается на другой стороне озера, у которого уже обустраивается на ночлег – или дневку, так, наверное, правильнее, - клан Темной Луны. Я с облегчением замечаю Мораввена, беседующего с вождем, потерявшим свою надменность и невозмутимость. Надо полагать, вопрос торжественных похорон отпал – все тела сожжены, а пепел размыт бушующим потоком.
У небольшого костерка сидят братья. Тей готовится заварить в котелке травы. Гренна с плеском врывается в озеро и жадно лакает воду. Гард, ловко поймав брошенную Аленом сумку, удаляется в кусты одеваться. Да, Янт и Акка тоже здесь. Мой к’ярд подходит и виновато тыкается мордой мне в плечо. Я ласково поглаживаю пыльную холку.
- Я не обижаюсь, мальчик. Ты имел полное право испугаться.
- Элька, ты не забыла, что у нас еще есть дела?
- Ой! – поворачиваюсь я к мужу. – Так с кем нужно побеседовать?
- Как с кем? С твоим хорошим знакомым.
Он смотрит куда-то мне за спину, я тоже оборачиваюсь и замечаю темноволосого мужчину, привалившегося к кривому стволу ивы.
- Ты оставил его живым? Для меня?
Ален нехорошо усмехается.
- Не совсем так, alliarr. Меня остановил Вен. Он посчитал, что ты не захочешь поднимать второго лича из числа своих знакомых.
- Можно было бы обойтись и обычным поднятием, без превращения в лича, - пожимаю я плечами.
Муж ласково отводит с моего лица прядь растрепавшихся волос.
- Думаю, что он просто хотел сэкономить тебе силы и время. Кстати…
Его тон меняется, и я напрягаюсь.
- Что еще?
- Ничего страшного. Просто вынужден признать, что я был неправ. Мрак через своих подручных сделал Вену предложение о сотрудничестве на самых выгодных условиях.
- Представляю, каких…
- Приблизительно таких, да. Вен категорически отказался.
- Никогда не сомневалась в этом.
- В отличие от меня.
Я замечаю, как мужчина под деревом шевелится.
- Ален, паралич спадает!
- Тихо, alliarr, успокойся. Никуда он не денется. Антарные наручники Ремара наконец-то употреблены по назначению.
Ален саркастически усмехается. Я слегка успокаиваюсь.
- А без телепорта он никуда не уйдет?
- Куда? – насмешливо приподнимает бровь муж. – В степь? Пусть. Скоро солнце окажется в зените, и без воды и со связанными руками далеко ему не уйти.
- То есть немного времени у нас еще есть?
- Сколько угодно.
- Тогда я подпитаюсь. Не хочу опять начинать беседу с почти растраченным запасом.
Но у моего желания есть и второе дно. Не сомневаюсь, что Ален понимает это и всемерно одобряет. Точно так же, как и братья, рядом с которыми я устраиваюсь у костерка и протягиваю руки к пламени.
- Я ждал тебя.
Огонь ласково тянется ко мне, взбирается по рукам, нежно гладит по щекам и забирается в взлохмаченные волосы.
- Я пришла. Но ненадолго. У меня еще есть дела.
- Я знаю. У вас все получится. Не сомневайся. Вы уже почти достигли своей цели.
- Тогда помоги мне узнать то, что так нужно нам. Так нужно мне.
- Все, что ты захочешь и что будет в моих силах…

К Тею я подхожу, окутанная ярким пламенем с ног до головы, словно плащом. Оно стекает с плеч, собирается озерцом у ног и с тихим шорохом затухает.
В темных, почти черных глазах моего однокурсника не видно ничего, кроме Тьмы и ненависти.
- Не думал, что увижу тебя, Элька, - ядовито выплевывает он через разбитую губу. - Мне казалось, что ты будешь рыдать у опустевших колыбелек.
Тею тяжело говорить. Половина его лица представляет собой один огромный набухший синяк, несколько зубов выбито, кажется, сломан нос и рука. Что под одеждой – не видно, но можно представить.
«Это ты его так? - интересуюсь я у Алена, стоящего за моей спиной, и чувствую, как он безразлично пожимает плечами. – Голыми руками? Не магией?»
Муж неохотно отвечает:
«Мне показалось, что одной магии будет мало».
«Тогда я понимаю, почему Вен тебя остановил».
«Было довольно сложно послушаться его».
«Верю. Мне бы, например, не удалось. Гордись своей выдержкой».
- Ты потеряла дар речи? Да, твой любовник хорошо меня отделал.
- Мой муж, Тей, - ровно отвечаю я. Время, проведенное в королевском серпентарии Картхейна, научило меня не реагировать на подобные оскорбления. - Странно, что в таком молодом возрасте у тебя такая плохая память. Или ты обижен, что мы не пригласили тебя на свадьбу?
«Лучше я буду гордиться своей женой», - успеваю услышать я, прежде чем Тей разражается потоком слов, почти полностью вышедших из словаря тролльего. Общий смысл тирады сводится к тому, что я и так уже слышала в полданской деревне и снах, пересылаемых мне Каэль, – я плохая, потому что предала его, а гхыров некромант меня совратил и увел на темную сторону.
Мне очень быстро надоедает слушать злобную ругань, но я не перебиваю Тея, давая ему выговориться. Ален не настолько терпелив. Быстрый жест рукой, и экс-рыцарь Вена замолкает на полуслове, злобно глядя на нас.
- Выбирай выражения, Тей. Не думаю, что твоя мамочка учила тебя таким словам.
«Отпусти его, Ален».
- Не трогай мою мать! – яростно рычит мой однокурсник, как только обретает дар речи. Мне кажется, что в черных глазах мелькает что-то потаенное, отличное от ненависти и злобы. Надо же, даже готовясь убить весь мир, он по-прежнему любит свою маму.
- Никто ее не трогает. Очень милая женщина и печет прекрасные плюшки, - примирительно замечаю я и, не давая ему опомниться и задать вопрос, откуда мне это известно, спрашиваю сама: - А где мои дети, Тей? Ведь ты знаешь это.
- Твои дети, - выплевывает он. – Твои дети уже забыли тебя, Элька. А скоро им не будет нужна никакая мать.
- Где они, Тей? – с нажимом повторяю я. – Говори!
- А то что? – Морщась от боли, он неловко встает – мешают скованные за спиной руки. – Твой любовник ударит меня еще раз? Или ты сделаешь это сама? Конечно, любой может совладать с магом, лишенном магии! – с вызовом заявляет Тей. Я не принимаю его.
- Тей, я могу справиться с тобой в любом состоянии, но не собираюсь этого доказывать. Мне нужно одно – информация о детях. Говори, и, может быть, я оставлю тебя в живых.
Последнее вряд ли возможно, учитывая, какой длины список его долгов нам. Ален не оставит его в живых ни при каких обстоятельствах. И Тей явно понимает это.
- И мой любимый преподаватель скажет то же самое? Ты считаешь, он сможет устоять перед шансом убить безоружного и лишенного магии человека?
Я сжимаю руку Алена, вливая в него спокойствие – столько, сколько могу, а его и так мало для меня одной. Тей злит нас обоих, буквально напрашиваясь на неприятности. Я не понимаю, для чего он это делает и чего в итоге хочет добиться, явно не разрешить дело миром, но делаю последнюю попытку.
- Пока же он держится. Тей, только из-за антара ты еще жив, а не стоишь передо мной в образе лича и не выкладываешь все, что знаешь и чего не знаешь, но догадываешься.
- Лича? – ехидно переспрашивает он. – Элька, ты бредишь. Личей умеет поднимать только Великий Магистр, и то неудачно – Повелитель с легкостью переподчинил себе Велена. А ты… не забывай, мы учились вместе, и я прекрасно помню, как тебя выгоняли с уроков, а потом ты вымаливала прощение в комнате преподавателя чтобы тебя не отчислили за неуспеваемость, и вся Школа знала, каким образом.
Мое терпение и самоконтроль тоже имеют пределы. Едва осознавая, что делаю, я вламываюсь в сознание Тея, сплетая светлые и темные потоки. С душераздирающим криком он падает на колени и, не имея возможности сжать голову руками, сгибается в три погибели и упирается головой в землю, пытаясь хоть немного уменьшить дикую боль.
- Ален, подстрахуй меня. – Я быстро создаю канал связи между мною и Теем. Муж сжимает руками мои запястья и прислоняет спиной к своей груди. Хорошо. Энергией-то я наполнена по самую макушку, но есть еще и физические силы, а они далеко не беспредельны. Ален поможет мне не упасть в самый неподходящий момент и в случае необходимости вытянет меня, пройдет по созданному мною каналу и закончит начатое.
Вязкой пакости, как я опасалась, нет. Прочного блока, как у Вена или Ивэна, тоже. Интересно. Тей, ты учился только убивать, забыв про защиту? Опрометчиво. Я прохожу через твой блок, как горячий нож сквозь масло, и останавливаюсь. Мне очень не нравится то, что скрывается за ненадежным прикрытием – нечто гниющее, разлагающееся, источающее ядовитые миазмы. Вот как, оказывается, выглядит сознание продавшегося темной стороне… И вот в этом мне предстоит рыться в поисках нужной информации?
Меня мутит, в горле появляется кислый привкус, связь практически рвется – вся моя сущность жаждет отдать Тея Мораввену. Парень по вине Великого Магистра, между прочим, стал таким, вот пусть Вен сам и копается в отвратительно воняющей мерзости. Но большим усилием я сохраняю связь. Это мое дело. Я должна сама узнать про своих детей, иначе потом все равно буду мучиться, размышляя, все ли выудил Мораввен и не остались ли у Тея еще кусочки информации.
И, морщась, сглотнув горький комок, лезу в чавкающую гниль. Тей, гхыр тебя побери, почему же так получилось…
Последние события лежат на самом верху, как им и положено. Хвала стихиям, пока мне не нужно рыть слишком уж глубоко. Да, нас ждали. Мрак, как и предполагали мужчины, отслеживал наше перемещение по степи и с нетерпением предвкушал встречу. Кстати, про разговорчивого любителя женщин из Этелии Тей ничего не знает. То, что мы натолкнулись на его караван – действительно случайность, и парень искренне поделился с нами информацией, оплачивая свою спасенную жизнь. Но мы в любом случае рано или поздно добрались бы до «Кейралля». Такой сгусток темной энергии просто невозможно пропустить.
Наша встречу с гиасками тоже никто не планировал, разве что Дух Степи, но про него сложно сказать что-либо определенное. Контролеры Мрака занимались своим обычным делом – пополняли армию теми, кто попался им под руку. Но внезапно на сцене появилась наша компания, я полезла к «поводырю», и он, не веря своему счастью, мгновенно телепортировался к Повелителю, чтобы сообщить о локализации моего местонахождения. Остальные убыли вслед за ним, заметив странное поведение товарища и решив, что в степи стало слишком опасно. Мрак, получив рапорт, немедленно отослал «рыцарей смерти» за нашими головами, причем заполучить Мораввена не рассчитывал – Ален и тут все правильно просчитал. Брендт должен был только отвлечь Великого Магистра. Братья же остались без внимания только потому, что Мрак ждал нас немного позже и не успел подготовить еще двух поднятых магов.
Когда же «рыцари смерти» не вернулись через полчаса после отбытия, он заподозрил неладное, быстро забрал детей и Нааль и исчез, оставив Тея за главного. Даже загнав лошадей и не теряя время на зачаровывание нежити, мы не успели бы застать его.
У моего однокурсника было все, чтобы окончательно покончить с нашими - моей и Алена – жизнями: полтора десятка магов, среди которых имелся колдун редкой специализации – мастер иллюзий; зачарованная на владение оружием нежить; эйнопсы и прочное, хорошо укрепленное и напичканное ловушками здание.
Он сделал только одну ошибку: недооценил противника. Тей ни гхыра не знал о наших возможностях и умениях. Велен внушил ему, что Ален – всего лишь неумелый выскочка, нахватавшийся базовых знаний по некромантии, и это, в общем, подтверждалось тем, что наша группа раз от раза возвращалась с полевого задания до срока и с травмами адептов. Истинные причины ранений рыцарь Ордена Темных Всадников до своей группы не доносил, а с братьями Тей, по горло занятый изучением новых заклинаний, не входивших в школьные учебники, не встречался. Со мной – тем более.
Темная сила кружила ему голову, возвышала над однокурсниками, подпитывала самомнение и внушала мнимое превосходство. Из всего этого следовал однозначный вывод – он лучший на курсе. Даже Стен не мог с ним сравниться, и его гибель только свидетельствовала о правоте Тея – его приятель не смог выстоять против недоучек и неудачников. Такими он считал братьев и Ингвара, кстати. Про меня и говорить нечего – мы неоднократно слышали от него лично все то, что Тей думал про мою персону.
Только Мораввен вызывал у него определенное уважение. Но Великого Магистра правая рука Мрака надеялся переманить на свою сторону, предложив ему неограниченную свободу, Нааль и наших близнецов – должен же их был кто-то вырастить? А Нааль явно привязалась к детям.
Наличие у нас небольшой армии нежити стало большим сюрпризом для Тея. Ему пришлось действовать по обстоятельствам, и, в принципе, он неплохо справился. Опыт режиссирования школьных спектаклей оказался полезен и при планировании сражения. Тей быстро разделил нашу компанию, уничтожил эйнопсами половину нежити, натравил на Алена и Вена подручных магов, с затаенным ужасом и непониманием пронаблюдал уничтожение ворот, быстро отправил мастера иллюзий истощить нас, осознал, что под моей личиной скрывается Великий Магистр, сделал ему предложение и… проиграл.
Я с отвращением морщусь. Полученная информация, конечно, занимательна, но не более того. Мне нужна совсем другая – про моих детей. Куда гхыров Мрак забрал их на этот раз?
И я продолжаю брезгливо копаться в омерзительной клоаке, с каждой минутой приходя во все большее и большее отчаяние. Тей не знает, где находится новое убежище Мрака. В нем бывал только неизвестный мне Магистр Винсент, и больше Повелитель ни с кем не делился этой важной информацией. Но зато я нахожу другую – и волосы на голове буквально встают дыбом от страха. Моим детям осталось жить только три дня. Вернее, жить-то они продолжат и потом, вот только уже не будут прежними. Мрак подчинит их себе, целиком и полностью, проведя какой-то ритуал, и вырастет из них то, что я постоянно видела в кошмарах – слуги Зла.
Три дня – потому что для ритуала нужно солнечное затмение. Это не приход темной луны, таблицы затмений давно рассчитаны и доступны любому желающему, и из них следует, что очередное наступит десятого жнивня. Не завтра и даже не послезавтра. У нас еще есть время. Осознание этого теплой волной согревает оледеневшее сердце и придает сил. Они еще нужны – чтобы найти место ритуала. Тей может не знать его, но я все же перерываю его воспоминания в поисках мельчайшей частицы, которая натолкнет на нужный ответ.
И нахожу. Тархиан. Именно туда Тею следует прибыть через два дня вне зависимости от того, как закончится сегодняшнее сражение. Та самая гробница, к которой ездил поклоняться предкам сеган Азимат. Та самая, послужившая официальной причиной нападения Парстана на Картхейн. Окрестности которой отлично знают братья. Можно заканчивать и рвать связь. Пусть дальше с Теем разбирается Ален.
Но что-то заставляет меня задержаться. Я даже знаю, что. Госпожа Тереса Касинская, любительница выпечки, с такой любовью рассказывающая о своем сыне, регулярно посылающем ей вестники. Тепло в глазах Тея, когда он говорит о матери. Восемь с половиной лет, которые мы провели за соседними столами, изучая магию. Посиделки в трактирах Вийска и комнате Лиса, дегустация настоек по древним рецептам, споры на репетициях и совместные выпрашивания конспектов у Марека. Несмотря на отвратительные слова и поступки Тея, на длинный список его грехов, даже на то, что он похитил моих детей и убил Инару - я не могу допустить, чтобы все хорошее, что в нем было, исчезло навсегда. Мне хватит и того, что погибли Стен и Брендт.
Может быть, Ален и будет возражать – но он поймет. Я чувствую, что под толстым слоем грязи, гнили и яда все еще кроется тот красивый парень, защищающий меня от Флоренны. Если же его больше нет – значит, Тей уже умер, и спасать больше некого. Я, по крайней мере, должна попробовать.
Мой Огонь всегда при мне. Я разжигаю его, чтобы победить Тьму, и неважно, где она – снаружи или внутри. Крохотная искра в ладони разгорается до небольшого язычка пламени. Большой не нужен – есть риск выжечь то доброе и положительное, что еще осталось в Тее. С Ксаной было проще – Мрак позаботился о том, чтобы расщепить ее сознание, и мне требовалось всего лишь не выходить за установленные пределы. Сейчас все намного сложнее, а еще сказывается усталость…
Ален чуть сильнее сжимает мои запястья, и струйка энергии, подпитывающая меня, увеличивается. Его поддержка подбадривает меня, и, сосредоточившись, я начинаю действовать.
Огонь выжигает все черно-буро-серое, что попадается мне на глаза. Уничтожает гниль и разложившуюся субстанцию неизвестного происхождения. Раскаляет пространство вокруг, и кажется, что при этом бесследно исчезают ядовитые миазмы и становится легче дышать. Одновременно стираются воспоминания, от самых свежих до более чем двухлетней давности, связанные с обучением у Велена. Сердце пропускает удар, когда я добираюсь до похищения моих детей и убийства Владека и Инары. Молодой маг вел себя как герой, отважно защищая и малышей, и юного принца, несмотря на очевидное превосходство противника – Тей пришел не один, а с группой из четырех магов. Понятно, что ни Инара, ни тем более Иллана ничего не могли им противопоставить. Деллик отчаянно пытался помочь своему учителю – но что мог сделать мальчик, стоящий в самом начале обучения магии, против опытных взрослых мужчин?
Ненависть и ярость заполоняют меня. Ярко вспыхивает Огонь в ладони, угрожая испепелить все вокруг, и на секунду я колеблюсь – может быть, Тей заслужил смерть?
Заслужил. Но его мама – нет. Я хорошо представляю, что чувствует женщина, потерявшая единственного ребенка, и не хочу увеличивать число несчастных матерей. Тей искупит свою вину иначе.
Пламя в моей ладони стихает до небольшого огонька, и мы продолжаем свою работу, пока передо мной не остается только чистое, незамутненное сознание. Вернее, его часть. Не могу сказать, сколько там осталось от полноценной личности, но Ксана, вроде бы, неплохо себя чувствовала и с половинкой.
Осталось немного. Я выстраиваю мощный, надежный блок и добавляю несколько ограничителей. Первый и основной – никогда, ни при каких обстоятельствах не применять темную магию. Остальные стандартные: не пытаться снять блок, не переживать из-за потери воспоминаний о последних полутора годах, никогда не вставать на сторону Мрака в любой его ипостаси. Напоследок, ехидно усмехнувшись самой себе, добавляю подчиняющий контур – раз уж я вырабатываю собственный стиль, как говорит Ален. Не беспрекословное подчинение, как у Брендта или той же Ксаны, но спорить со мной Тей больше не будет. Последний взгляд на проделанную работу. Вот теперь все. Можно разрывать связь.
От усталости глаза не желают открываться, и посмотреть на новую версию Тея удается не сразу. Сначала я слышу его голос – не жесткий, с саркастическими интонациями, пропитанный злобой – а спокойный, немного удивленный:
- Элька? Магистр Ален? С ней все в порядке?
- Да, Тей, все хорошо.
«Элька?» - одновременно встревоженно спрашивает меня Ален и вливает новую порцию энергии. Ее достаточно, чтобы я приободрилась и посмотрела, наконец, на дело своих… ну, не рук, но тоже чего-то моего. Тей вроде бы прежний – с тем же распухшим лицом, рассеченной губой, в наручниках, но что-то в нем изменилось. И я понимаю, что. Из его глаз исчезла Тьма, и они приобрели прежний карий цвет.
- Элька, с тобой точно все в порядке? – хмурится однокурсник. – Или Магистр Ален опять тебя загонял на спецкурсе?
- В точности, - улыбаюсь теперь и я. Тей пробует шевельнуть руками, невольно вскрикивает от боли в сломанной руке и недоуменно восклицает:
- А почему я в наручниках? Это же антар, я правильно понимаю? Откуда они взялись? И… - он обводит взглядом вокруг себя, - где это мы?
«Ты сможешь удержаться на ногах без моей помощи?»
Я оценила свои возможности.
«Да».
- Тей, иди сюда.
Ален снимает наручники, убирает их в карман и быстро накидывает обезболивающее заклинание.
- Спасибо, Магистр Ален. А что все-таки произошло? Где мы? И с кем я подрался?
Правду Тею точно рассказывать не стоит, иначе для чего я угрохала столько сил, стирая воспоминания? Но и новую легенду придумывать нет сил.
- Тей, у костра братья, они тебе все расскажут.
Краем глаза я вижу, как исподтишка показывает мне кулак Лежек и ухмыляется Терен – надо полагать, сейчас он сплетет такую историю, что ее можно будет издать в качестве эльфийского романа.
- И они тоже здесь? – искренне удивляется Тей. - У нас что, вечеринка по случаю дня рождения? Тогда странно, что тут нет Кесси.
- Почему странно? – не сразу догадываюсь я.
- Как почему? Элька, с днем рождения тебя! Надеюсь, Магистр Ален не испепелит меня на месте…
Тей подходит к нам, обнимает меня и легко целует в щеку.
- Прости, что я без подарка.
- Ничего страшного, - рассеянно отвечаю я, все еще ошеломленная от внезапно свалившегося на меня осознания. Ну да, сегодня седьмое жнивня, мой двадцать первый день рождения, и мы все, поголовно, абсолютно об этом забыли.
Ален обнимает меня, привлекая к себе.
- На этот раз не испепелю, - вроде бы шутливо, но при этом жестко произносит он. – Но не увлекайся. Видишь ли, Элька теперь моя жена, и нехорошо, если ее будут целовать другие мужчины.
- Жена? – пораженно восклицает Тей. – Поздравляю, Магистр Ален! Надо же… А когда…
- Тей, братья тебе все расскажут, - перебиваю я.
- Да, конечно. – Он бросает на нас хитрый взгляд и уходит к костерку. Ален отводит меня подальше.
«Alliarr, ты простишь меня?»
«За что? – изумляюсь я и, не договорив, догадываюсь. – Конечно. Но я должна задать тебе тот же вопрос».
Теперь удивляется Ален. Он слегка отстраняется и непонимающе смотрит на меня.
«За то, что ты одна ушла искать детей в гхыровом «Кейралле»?»
«С Гардом, а не одна, - поправляю я. – Нет, за Тея».
Ален пожимает плечами.
«Это твой выбор. Его мать должна быть тебе благодарна, полагаю».
«Дело не только в матери…» - пытаюсь объяснить я.
«Понимаю, alliarr. Ты смогла удержаться на тонкой грани между светлым и темным и не поддаться черной ненависти. Умница. Не знаю, смог бы я сделать то же самое».
Я прижимаюсь к Алену, крепко обнимая его.
«Я все еще не уверена, правильно поступила или нет».
«Свет всегда лучше Тьмы, alliarr. Кроме того… ты хотя бы базовые навыки владения магии ему оставила?»
Некоторое время я сосредоточенно размышляю.
«Базовые должны остаться. Вот то, что мы изучали на старших курсах… не уверена».
«В результате амбициозный и самоуверенный юноша, уверенно занимающий первую строчку в списке адептов, превратился в середнячка с базовыми знаниями. Тею придется потрудиться, чтобы догнать вас».
«Нас он не догонит никогда, я запретила ему иметь дело с темной магией. Но твою мысль поняла».
Ален прижался к моим губам с нежным поцелуем. Я растворилась в нем, в крепких объятиях, в искристой щекотке… но все же уловила мысль мужа:
«Все же мое поведение непростительно».
Я с неохотой отстранилась.
«Давай считать, что подарок мне сделали все стихии во главе с Духом Степи. Ты нужен мне больше, чем все остальное в этом мире и парочке соседних, если не считать наших детей. А их еще нужно вернуть, и вот теперь нам потребуются все силы: и вампиры Асгора, и рыцари Вена, и личная гвардия Краста».
«Тогда идем к Мораввену. Он давно уже нетерпеливо сверлит нас взглядом».
«Идем. Вен тоже должен все узнать».


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/201-7366-202#3578401
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: amberit (23.07.2022) | Автор: amberit
Просмотров: 182 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 2
0
2 o3eruli4ka   (26.07.2022 22:36) [Материал]
Битва была эпична, жаль только что детей не смогли застать... Надеюсь, что родителям все же удастся с ними воссоединиться! А вот то, что Элька сохранила сына для матери, несмотря на все его злые дела, - очень ее точно характеризует: когда есть малыши собственные, понимаешь, что они для тебя, и что воин - для его матери... Элька - уже маг на голову выше остальных, и даже Алена, похоже... И ее умение общаться со стихиями и звать их на помощь - это очень красиво и по-волшебному! спасибо за продолжение романа, было очень мощно!

0
1 Karlsonнакрыше   (26.07.2022 02:09) [Материал]
Наконец, забежала на форум отметиться:) так самозабвенно писала, что хромает и лексика и речь, зато от чистого сердца))