Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2463]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [4]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4673]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14874]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14184]
Альтернатива [8953]
СЛЭШ и НЦ [8715]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4231]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-31 мая)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?

Список (The List)
1 - Одна Женщина (Гермиона Грейнджер).
2 - Пять мужчин (экс-слизеринцы, члены клуба "Змеиное логово").
3 - Двадцать желаний, которые необходимо выполнить до дня рождения.
4 - Шесть месяцев жизни (такая вот неприятность).
5 - Несчётное количество любовных свиданий!

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Потерянная невинность
Дочь разорившегося графа после его смерти вынуждена устроиться компаньонкой у богатой герцогини. Горечь от потери отца и разбитого сердца превращают эту некогда жизнерадостную девушку в недоверчивое и закрытое создание. Она твердо намерена больше никого не впускать в свое сердце. Но все ее намерения рушатся в тот момент, когда к герцогине приезжает ее племянник. К счастью ли свела их судьба?

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 263
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Пятый курс. Глава тринадцатая

2018-6-24
47
0
Глава 13. Великий перелом.


Если вдруг взрывная волна
Оборвёт наши сны, зачеркнёт наши планы?
Что, если я не успею сказать
Тебе о самом главном?

Fleur, "Взрывная волна"


- А ты, Альтаир, отойди от них, – добавил Люциус Малфой. – Я догадываюсь, почему ты здесь, но тебе не о чем волноваться – Сириуса здесь нет и не было, Тёмный Лорд просто послал Поттеру ложное видение.
Упивающиеся Смертью, возникнув как из ниоткуда, стояли слева и справа с палочками наготове, отрезав все пути к выходу. Альтаир машинально отметил их число – одиннадцать. Двукратное численное превосходство при абсолютном качественном. Надежды на военную победу нет, разве дипломатией… Но главное сейчас – спасти Гермиону.
- Мистер Малфой, я бы с радостью, но есть одно «но»…
Люциус раздражённо закатил глаза.
- Знаю, какое! Драко мне немало об этом писал! – Взгляд Малфоя-старшего с презрением скользнул по Гермионе. – Только понять не могу, как ты вообще мог ей увлечься… но неважно. Как говорят французы, у каждого сеньора своя фантазия. Забирай свою гр… гриффиндорку и уходи отсюда. Нам она совершенно не нужна, да и остальные, кстати, тоже. Нам нужно это, – и он указал на стеклянный шарик, крепко сжимаемый рукой Поттера.
- Зачем? – спросил Гарри, бросая мимолётный взгляд на свою добычу. – Зачем он вам нужен?
- Да не нам, – усмехнулся Люциус. – Тёмному Лорду. Это пророчество очень важно для него. Так что будь умницей, Гарри, и отдай его нам. Тогда никто не пострадает.
Поттер ответил горьким смехом.
- И вы спокойно отпустите нас по домам? Вы думаете, я вам поверю?
- А у тебя нет выбора. Отдай нам пророчество, или мы пустим в ход палочки.
- Пожалуйста, – ответил гриффиндорец, поднимая свою собственную. Остальные его спутники тоже вскинули палочки, но Альтаир демонстративно держал свою в защитном жесте, показывая, что не собирается нападать.
- Как мило, – раздался насмешливый голос. – Щенок предателей защищает свою грязнокровную подружку.
Один из Упивающихся шагнул вперёд, снимая маску и открывая узкое, бледное, кривое лицо. Это был Антонин Долохов.
- Кого я вижу, – в тон ему ответил Альтаир. – Аврор с человеческим лицом.
Физиономия Долохова исказилась.
- Ах ты…
- Стой! – Люциус перехватил его руку, уже начавшую поднимать палочку. – Не нападай! Если ты разобьёшь пророчество…
- Только попробуйте напасть на любого из нас, и я разобью его, – Поттер мгновенно понял новый принцип защиты. – Не думаю, что ваш хозяин будет доволен, если вы вернётесь к нему с пустыми руками… или я не прав?
Долохов смотрел на него так, словно жалел, что не может испепелять взглядом.
- Ну так что это за пророчество? – спросил Гарри. – Объясните!
- Ты шутишь? – усмехнулся Долохов.
- И не думаю. Что это за пророчество и зачем оно понадобилось Волдеморту?
Несколько Упивающихся испустили тихое шипение.
- Ты осмеливаешься произносить его имя? – голос Долохова был тихим.
- А что? Мне это нетрудно – называть его Вол…
- Заткнись! – страшно зашипел Долохов, сжимая в руке палочку. – Ты, жалкий полукровка, как ты смеешь произносить имя Повелителя…
- Разве вы не знаете, что он тоже полукровка? Ваш Волдеморт? Да, его мать была волшебницей, зато отец – магглом! Или он наврал вам, что он чистокровный волшебник?
- Ступефай! – взревел Долохов, направляя палочку в лицо Гарри.
- Нет! – Люциус отклонил красный луч заклятия, и оно врезалось в полку стеллажа, разбив при этом пару шариков. Из них поднялись текучие, словно дым, и перламутрово-белые фигуры, начавшие говорить. Толком различить слова было невозможно из-за того, что они смешивались друг с другом и с криками Малфоя и Долохова. Альтаир воспользовался суматохой, чтобы шепнуть на ухо Гермионе:
- Идём отсюда, быстро.
- Нет, – ответила она, слегка обернувшись. – Я их не брошу.
Блэк стиснул зубы. Ну вот как уговорить эту упрямицу?
- Вы ещё не объяснили мне, что такого в этом пророчестве, – снова подал голос Гарри, когда краткая какофония прекратилась.
- Не вздумай шутить с нами, Поттер, – предупредил его Люциус.
- Никаких шуток, – ответил гриффиндорец. Внезапно Альтаир уловил еле слышный шёпот Гермионы:
- Что?
Он скосил глаза в её сторону и увидел, что Поттер придавил её ногу носком ботинка – явно не случайно.
- Разве Дамблдор никогда не говорил тебе, что причина, по которой ты носишь шрам, спрятана здесь, в недрах Отдела тайн? – спросил Малфой.
- Я… что? – поразился Поттер. – При чём здесь мой шрам?
- Что? – снова шепнула Гермиона.
- Так ты ничего не знаешь? – удивлённо-насмешливо сказал Люциус под смех Упивающихся.
- Разбей стеллажи, когда я скажу «давай», – еле слышно прошипел Гарри Гермионе. Альтаир смог услышать его только благодаря своему чуткому слуху.
- Что ж, тогда ясно, почему ты так долго не приходил, – кивнул тем временем Люциус. – Тёмный Лорд очень удивлялся, почему ты не проявил никакого любопытства, увидев во сне это место… А оказывается, Дамблдор тебе просто ничего не сказал…
- Значит, вот как? – спросил Гарри. – То есть Волдеморту понадобилось, чтобы я пришёл сюда и взял это пророчество? Но зачем?
- Как зачем? – удивлённо приподнял бровь Малфой. – Разве ты не знаешь, что взять пророчества отсюда могут только те, о ком в них говорится? Тёмный Лорд посылал сделать это других, но у них ничего не получилось.
- Разбей стеллажи, когда Гарри скажет «давай», – раздался у уха шёпот Гермионы. Альтаир вздохнул про себя. Всё-таки Поттер – идиот. В чём идея, ясно – сбежать в поднявшейся суматохе. Но неужели он думает, что выход наружу не заблокирован? А впрочем, ну его, героя очкастого. Сейчас главное – спасти Гермиону. Ну и себя самого заодно тоже неплохо. Остальными, на худой конец, можно и пожертвовать… хотя лучше бы, конечно, обойтись без этого.
Разговор между Поттером и Люциусом продолжался – из него стало ясно, что в пророчестве, которое так нужно Лорду, имеется некая ценная информация о них обоих, о Волдеморте и о Поттере, а заманивание Гарри в Отдел тайн было необходимо для конспирации, чтобы не раскрывать раньше времени возвращение Тёмного Лорда.
- Ага, так он заставляет вас делать за него грязную работу, – произнёс Гарри. – Сначала послал сюда Стерджиса… потом Боуда…
- Очень хорошо, Поттер, очень, – с лёгким одобрением кивнул Люциус. – Но Тёмный Лорд знает, что ты не ду…
- Давай! – внезапно завопил Поттер.
Альтаир ударил заклятием Редукто в стеллаж напротив себя и сразу же, развернувшись, схватил Гермиону за руку и потащил за собой. Кругом лопались стеклянные шарики, воздух разом наполнился осколками, щепками, призрачно-белыми фигурами…
- Бежим! – раздался крик Поттера. Альтаир, пригнувшись, чтобы уберечь глаза от сыпавшихся отовсюду обломков и осколков и отчаянно надеясь, что Гермиона сделает то же самое, тащил её вперёд. По дороге он сшибил с ног заклятием какого-то Упивающегося и, вырвавшись из окружения, понёсся к концу ряда, по-прежнему держа девушку за руку и одновременно накидывая на себя и неё Щитовые чары. Позади слышалась мешанина звуков: кто-то визжал, кто-то кричал, белые фигуры изрекали пророчества, слышались выкрикиваемые заклятия…
Блэк, не снижая хода, завернул за стеллаж, уходя из зоны поражения. Гермиона бежала рядом с ним, то и дело оглядываясь назад. Альтаир мельком подумал, что сейчас бы пригодились Дезиллюминационные чары, но времени на это не было. Сейчас надо было срочно уходить из Отдела, превратившегося в смертельную ловушку. Интересно, Северус уже смог отправить подмогу? Хотя… нет, папе с мамой сюда точно лучше не попадать.
Впереди, в стене, показалась какая-то дверь – не та, что вела в зал с часами, но выбирать не приходилось, сейчас важней всего было оторваться от преследования, стряхнуть с хвоста погоню. Альтаир ударом распахнул её и, затолкнув внутрь Гермиону, шагнул следом сам, тут же разворачиваясь и запечатывая дверь Коллопортусом. Оставалось надеяться, что двери здесь достаточно прочные – той же взрывоустойчивости это заклятие никак не прибавляет.
Комната была пуста, если не считать старинного шкафа, покрытого вычурной резьбой. Возможно, это был один из Исчезательных Шкафов. На мгновение у Альтаира мелькнула мысль воспользоваться им, но он сразу же напомнил себе, что лезть в магический потайной ход, да ещё и с нематериальной основой, не зная ни степени исправности, ни точки выхода, может только полный идиот. Риск был слишком велик.
- Так, Грейнджер, нам надо срочно выбираться отсюда. Попробуем пробраться к выходу. Эх, отсидеться бы под мантией, но не факт, что не найдут. Конечно, выход почти наверняка блокирован, но можно попытаться пробиться, пока те за другими гоняются. В любом случае, лучше действовать активно.
- Куда побежали остальные?
- Понятия не имею. Скорее всего, обратно в ту комнату с часами. Но нам сейчас надо думать о другом. Та комната, круглая, с множеством дверей – в неё можно попасть и другим способом. Нам сейчас надо во что бы то ни стало пробраться туда.
- Ты что-нибудь знаешь об этом месте?
- Очень мало. Только то, что рассказывал отец, он когда-то работал в Министерстве, правда, в другом отделе, но кое-что знает. Неважно, сейчас это неважно! Идём. Вон ещё одна дверь. Надо при первой возможности свернуть налево и ещё раз налево, выход должен быть в той стороне, – Альтаир махнул рукой. – Секунду, я только наложу на нас защитные чары…
Они быстро вышли во вторую дверь и оказались в очень длинной комнате, похожей по форме на перевёрнутую и зеркально отображённую «L». Альтаир обрадованно улыбнулся – судя по форме комнаты, она вела как раз туда, куда надо.
- Идём, – облегчённо выдохнул он. Гермиона, кивнув, последовала за ним.
Все стены комнаты были увешаны зеркалами различных форм и размеров. В некоторых отражались проходящие мимо Альтаир и Гермиона, в других – странные пейзажи, в третьих вообще клубился мутный туман. Внезапно сзади, из соседней комнаты, донеслись тяжёлые шаги. Блэк подобрался, жестами останавливая девушку и указывая отойти в сторону.
Дверь, соседняя с той, через которую они сюда попали, распахнулась, и вошли двое Упивающихся. Альтаир прищурился, пытаясь по фигурам и походке сообразить, кто это может быть. Один, похоже, Эйвери… а кто второй, непонятно.
Упивающиеся не сразу их заметили – Дезиллюминационные чары надёжно скрывали неподвижно замерших слизеринца и гриффиндорку. Это был шанс. Блэк плавно поднял палочку, прицеливаясь в грудь Эйвери.
- Ступефай Максима!
Красный луч, вырвавшийся из палочки Альтаира, мгновенно вывел из строя Упивающегося, но зато второй сразу осознал, что здесь враг и где именно этот враг находится. Ответное заклятие пронеслось над головой вовремя присевшего Блэка.
- Петрификус Тоталус! – это Гермиона вступила в схватку. Упивающийся отбил её заклятие и ткнул в её сторону палочкой, накладывая обнаруживающие чары. Фигура девушки словно озарилась по краям алым сиянием, и Упивающийся сразу же снова взмахнул палочкой.
- Ава…
ГЕРМИОНА!
Альтаир мгновенно довернул палочку в стену рядом с ней и бросил невербальное Взрывное заклятие. Взрывная волна отшвырнула гриффиндорку на пол, но зато зелёный луч пролетел мимо. Блэк почувствовал бешеное, беспощадное пламя ненависти, разом вспыхнувшее в груди. Да как эта мразь посмела…
- Авада Кедавра! – выкрикнул Альтаир, наводя палочку в центр фигуры в чёрной мантии. Упивающийся в ужасе вздрогнул – этого он никак не ожидал. Это промедление в несколько мгновений его и погубило.
Луч Смертельного заклятия врезался в него, заставив замереть на месте. Почти сразу же он повалился на пол, бессильно раскинув руки в стороны.
Альтаир опустил палочку, тяжело дыша. Он убил. Впервые в жизни убил человека, приняв прямое решение сделать это… В нескольких шагах слева поднималась на ноги Гермиона, со страхом глядящая на неподвижное тело врага.
- Ты убил его…
- Да, Авада Кедавра настолько смертельна, что человек умирает, – губы Блэка судорожно скривились в ухмылке. По старой привычке он боролся со смущением и чувством вины контратакой чёрного юмора. Девушка вздрогнула, посмотрев на него.
- Зачем? Неужели нельзя было…
- Он хотел убить тебя, – резко оборвал её Альтаир. – За себя бы я ударил Сектумсемпрой. А теперь идём – не хватало ещё привлечь внимание остальных.
Они устремились вперёд. Повернули за угол и подбежали к следующей двери. Коротко прислушавшись, Блэк распахнул её.
Эта комната была пуста – совершенно пуста. Даже стены были словно отшлифованы до идеальной гладкости, а воздух имел какой-то стерильный привкус. Хотя, конечно, здесь могло находиться что-то под чарами невидимости, но проверять времени не было. Альтаир пошёл вперёд, настороженно поводя палочкой от одной двери к другой – в этой комнате их было три, считая ту, которая осталась у них за спиной. Внезапно его взгляд скользнул по перстню на его пальце, и слизеринец резко остановился.
- Какой же я идиот!
- О чём ты? – спросила Гермиона. – Что-то не так?
Альтаир покачал головой, с усмешкой снимая перстень. «Тигровый глаз» переливался в странном свете, непонятно откуда бравшимся в этой комнате – было полное впечатление, что он рассеян в воздухе, словно пыль.
- Протяни руку, быстро, – Альтаир поднял глаза на девушку, делая приглашающий жест. Но та, напротив, шагнула назад и спрятала руки за спину.
- Сначала объясни мне, что ты собираешься делать.
- Спасти тебя!
Несколько секунд длилось молчание.
- Каким образом?
- Этот перстень – аварийный портключ. Он перенесёт тебя в мою комнату в Блэк-Холле. Там тебя никто не тронет. Домовикам, если что, скажешь, что находишься там с моего разрешения. Если мои родители будут дома, скажи им, что это я отправил тебя. Знаешь про аппарацию?
Гермиона, сдвинув брови, кивнула.
- Отлично. Общий принцип тот же самый, просто сожми камень в кулаке и мысленно устремись, захоти попасть в… секунду…
Блэк сосредоточенно приложил указательные и средние пальцы к вискам и взглянул на неё. В следующую секунду перед глазами Гермионы проплыла большая, уютная комната, оформленная в серебряно-зелёных тонах. Широкая кровать под балдахином, шкаф, письменный стол, в окно льётся мягкий свет, одна из стен – словно гигантская колдография моря, сделанная с высокого берега…
- Увидела? Это моя комната. Удерживай в памяти её и устремись туда мысленно, захоти там оказаться. Остальное сделает перстень. Только дай мне руку – мне понадобится капля твоей крови для заклятия, которое разрешит тебе воспользоваться этим портключом.
- Но зачем? Портключи работают без магии, завязанной на кровь!
- Затем, что это не обычный портключ, а аварийный. Он перенесёт через любые магические барьеры, но за это нужно платить – перенос идёт один раз, в одном направлении и одного человека. Сейчас портключ завязан на меня – никто другой не сможет им воспользоваться, даже если схватится за меня в последний момент. Но перенастроить его несложно. Дай руку!
- А ты?
- Выберусь, – пожал плечами Альтаир. Затем его взгляд слегка опустился, и слизеринец честно добавил:
- Надеюсь…
Гермиона молча покачала головой.
- Нет. Я не собираюсь бросать тебя здесь, Альтаир. И остальных тоже.
- Послушай, если ты доберёшься до моего дома, ты сможешь позвать на помощь!
- И сколько времени ей понадобится, чтобы прибыть сюда?
Альтаир схватился за голову. Опять это дурацкое гриффиндорское упрямство!

- Послушай, если бы здесь были Малфой и Забини – ты бы их бросил? – тихо спросила девушка. – Вот и я не брошу моих друзей.
- Проклятие… – пробормотал Блэк, качая головой. Помолчав немного, он опустил руки и снова посмотрел на Гермиону.
- Хорошо. Но использовать портключ сейчас вовсе не обязательно. Дай мне хотя бы перенастроить его!
- Но зачем, если я не собираюсь бежать?
- Затем, что это может тебе понадобиться, – жёстко ответил Альтаир. – Я буду защищать тебя до тех пор, пока могу это делать, но неизвестно, что нас ждёт в следующей комнате. Я могу погибнуть.
Глаза Гермионы расширились от ужаса, из груди вырвался протестующий крик.
- Прости, но это так. И если я… не смогу больше тебя защитить, я, по крайней мере, хочу знать, что ты сможешь спастись. Дай мне руку. Ты воспользуешься портключом, если… не будет другого выхода.
Не дожидаясь ответа, Альтаир мягко взял ладонь девушки, аккуратно надрезал её Режущим заклятием и приложил камень перстня к текущей крови, сразу же отнимая его и накладывая на ранку заживляющие чары.
- Волюнтате… меи трансферре потестас квэ сангвис, – прошептал Альтаир, прикасаясь волшебной палочкой к камню. «Тигровый глаз» залучился золотым сиянием и словно впитал в себя кровь.
- Вот и всё, – Блэк вложил перстень в тёплую ладонь гриффиндорки. – Надень его камнем внутрь. Тогда в случае опасности останется только сжать ладонь в кулак и пожелать перенестись в мою комнату. Запомнила, как она выглядит?
Гермиона медленно кивнула. Она смотрела на Альтаира, не отрываясь, и по её лицу сбегали одна за другой слёзы.
- Не плачь. Ещё ничего не случилось, может, и выберемся. Но…
Альтаир помедлил. Да ладно, сейчас было бы глупо бояться. Он поднял руки, коснувшись раскрытыми ладонями локтей девушки.
- Гермиона, я хочу сказать тебе… На случай, если что… Я хочу, чтобы ты знала. Я люблю тебя. И буду любить всегда.
Он наклонился вперёд и быстро поцеловал её, чувствуя, как увлажняются уже его собственные глаза. Впервые в жизни Альтаир целовал любимую девушку, и, очень может быть, одновременно в последний раз…
Какие мягкие у неё губы… какие нежные… Как приятно…
Он разорвал поцелуй. Хотя ему и показалось, что губы Гермионы в первое мгновение потянулись за его собственными, он всё же предпочёл оставить инициативу за собой, а не чувствовать, как его отталкивают.
- Я люблю тебя, – повторил он, не удержавшись и нежно проведя напоследок пальцами по её щеке. – Идём.
Гермиона шагнула вслед за ним, как во сне. Мир с грохотом переворачивался, окончательно обнажая то, в чём она очень долго не решалась признаться самой себе. Губы горели от поцелуя. Девушка, не глядя, надела перстень на палец, послушно поворачивая камнем внутрь. На мгновение она мягко улыбнулась, но сразу же взяла себя в руки и подняла палочку. Все мысли и переживания – потом. Сначала надо сделать так, чтобы это «потом» вообще было. А уже после можно, наконец… можно…
Едва они вошли в следующую комнату, как боковая дверь с грохотом распахнулась и в неё ворвались сразу несколько Упивающихся.
- А вот и ты, щенок! – услышал Альтаир голос Долохова. Блэк, не глядя, полоснул назад Сектумсемпрой и добавил Взрывное в потолок, после чего сразу же, пригибаясь сам и пригибая рукой Гермиону, выскочил в следующую комнату и захлопнул дверь, немедленно запечатывая её. Вовремя – с той стороны на неё кто-то бросился всем телом.
- В сторону! – крикнул за стеной Долохов. – Пустите, я пробьюсь!
Альтаир отчаянно огляделся, и тут ему в голову пришла идея. Он сорвал висевший на стене гобелен и бросил его в центр комнаты.
- Гермиона, отойди! Вон туда! – он махнул рукой в сторону следующей двери и поднял палочку, вычерчивая то плавные, то резкие линии в воздухе.
- Игнис девотус, ин цинерес вертере, нихилум нон партере, кваренс квем деворет.
С кончика его волшебной палочки сорвался маленький сгусток пламени и ударил в скомканный гобелен. Ткань почти сразу же запылала, и огонь начал быстро разрастаться. Внезапно один из его языков принял форму ящерицы, которая прыгнула на ещё незатронутую часть гобелена и ударила по ней лапой, вызвав резкую вспышку пламени.
- А теперь бежим, и быстро, – Альтаир подскочил к двери и пинком распахнул её. – Если эти идиоты прорвутся сюда, их будет ждать горячая встреча.
Дверь захлопнулась за их спинами, и Блэк наглухо запечатал её. Не хватало ещё выпустить результат своих действий наружу в этом лабиринте комнат. Тогда отсюда точно никто живым не выйдет. Если оставшиеся позади Упивающиеся не полные идиоты, они не станут пытаться открыть раскалённую дверь. А если откроют раньше, чем она раскалится, значит, успеют и запечатать снова.
Комната, в которой они оказались, была просторней любой другой, виденной здесь ранее. Она была прямоугольной, а её пол спускался вниз ступенями наподобие амфитеатра. В центре площадки внизу возвышалась каменная платформа, а на ней стояла каменная арка, на вид исключительно древняя и ветхая. Её проём был занавешен изорванным чёрным занавесом, который странно колыхался, словно от лёгкого ветерка, хотя воздух в помещении был недвижим.
Не успели Альтаир и Гермиона сделать несколько шагов, как с противоположной стороны комнаты послышался шум, одна из дверей резко открылась, и в неё вбежал Гарри, не глядя под ноги. Почти сразу же он оступился и полетел вниз по ступеням. Спустя считанные секунды вслед за ним в комнату ворвались Упивающиеся Смертью.
Альтаир стремительно скользнул взглядом по стенам комнаты, ища возможность для отступления, но его планы были нарушены Гермионой, которая бросилась вниз, к платформе с аркой и лежащему рядом Гарри. Блэк выругался, бросаясь за ней.
Поттер с трудом поднялся на ноги и, шатаясь и озираясь во все стороны, медленно начал отступать, пока не залез на платформу. Гермиона держалась рядом с ним, быстро переводя палочку с одного Упивающегося Смертью на другого. Альтаир встал так, чтобы иметь возможность оттолкнуть её с траектории заклятия... а в случае необходимости и прикрыть собой.
Из дверей появлялись всё новые Упивающиеся и присоединялись к стоявшим перед платформой. Некоторые тяжело дышали, один был весь в крови. Последним появился Долохов, плотоядно улыбнувшийся при виде стоящих у арки.
- Вот наши птички и попались в клетку… Больше тебе некуда бежать, Блэк.
- Значит, залеплю в твою рожу чем-нибудь позеленее, – оскалился Альтаир. – Она мне ещё год назад опротивела.
- Я смотрю, твоя мамаша так и не выучила тебя уважать старших. Придётся мне восполнить этот пробел.
- Как же тебя тянет к образованию. Что, дементоры в Азкабане вызывали кошмарные воспоминания о наложенных отработках?
Несколько Упивающихся издали короткие смешки. Это разъярило Долохова.
- Ну всё, щенок, тебе конец! Кру…
- Стой! – Гарри резко вытянул руку, загораживая пророчеством грудь Альтаира. – Только попробуй…
- Не смей, Антонин! – резко крикнул Люциус. – Ты с ума сошёл!
Долохов заскрипел зубами, но палочку неохотно опустил.
- Хватит, Поттер, – Люциус повернулся к слегка пошатывавшемуся гриффиндорцу. – Ты проиграл. Отдай пророчество, и я тебя отпущу.
- Отпустите остальных, тогда отдам! – тяжело выдохнул Гарри.
Упивающиеся снова засмеялись.
- Ты не в том положении, чтобы торговаться, Поттер, – усмехнулся Люциус. – Видишь ли, нас десять, вас трое… Или Дамблдор так и не научил тебя считать?
- Де тгое! – завопил внезапно появившийся наверху Долгопупс. – Четвего!
- Идиот… – простонал Альтаир.
- Сдубефай! – закричал Долгопупс, направляя палочку на всех Упивающихся Смертью по очереди. – Сдубефай! Сдуб…
Один из Упивающихся зашёл к нему сзади и крепко обхватил, прижав его руки к бокам. Долгопупс затрепыхался, как червяк на крючке.
- Долгопупс! – заорал Альтаир, до боли в пальцах сжимая палочку. – Я говорил тебе, что ты полный кретин?
Упивающиеся Смертью с усмешкой переводили взгляды с одного на другого.
- Нет, не говорил, и правильно! Потому что ты не полный кретин! А совершенный и окончательный! Какого драного Мордреда, Гриндевальд тебя отымей, ты не отправился за помощью, а предоставил себя им в качестве заложника?! Великий Мерлин, Долгопупс, если твои родители были такими же идиотами, как ты, то Лестрейнджи и Долохов заслуживают медали «За практический вклад в евгенику»!
Долгопупс бешено замычал, дёргаясь в железной хватке Упивающегося под дружный хохот остальных.
- Весь Визенгамот меня за это ругал, и вот в кои-то веки похвалили! – воскликнул Долохов. Эти слова вызвали новый взрыв хохота. Альтаир, Гарри и Гермиона тем временем получили возможность переглянуться. В глазах всех троих плескалось отчаяние.
- Что нам делать? – прошептал Гарри.
- Потребуй, чтобы они проводили нас до атриума, где ты и отдашь им пророчество… после того как убедишься, что остальные спасены, – торопливо ответил Альтаир.
- Ладно… Может, получится…
- Ну что ж! – Долохов снова повернулся к платформе. – Посмеялись, пора и честь знать! Отдавай нам пророчество, Поттер, или смотри, как твой друг умирает в мучениях!
Но в этот момент за его спиной распахнулись сразу две двери, и в комнату ворвались несколько человек – Сириус, Ремус, Грюм, Тонкс и незнакомый Альтаиру чернокожий маг. А впереди всех были Бартемиус и Беллатриса. Сердце слизеринца вспыхнуло радостью, смешанной с надеждой и решимостью.
- Прочь от моего сына, Антонин! – рявкнула на всю комнату миссис Блэк. – Только тронь его, и я вздёрну тебя на твоих же кишках!
- Какая встреча, – Долохов торжествующе оскалился. – Трусливая предательница! Побоялась вернуться к Лорду?
- Зато не побоялась уйти от него! – парировала Беллатриса. – В отличие от тебя, безродный недоносок!
Глаза Долохова вспыхнули яростью, и он вскинул палочку, бросая Аваду в бывшую соратницу. Белла легко увернулась от неё, а в следующее мгновение уже Долохову пришлось проявить чудеса ловкости, чтобы спастись разом от двух Смертельных заклятий, посланных в него одновременно Бартемиусом и Альтаиром.
На всём пространстве комнаты разразилась битва. Кругом царила неразбериха, во все стороны летели лучи заклятий. Альтаир дёрнул за руку Гермиону и вместе с ней спрыгнул с платформы, насквозь простреливаемой отовсюду. Его сердце отчаянно колотилось в груди. Что делать сейчас – бежать, пользуясь случаем, или помочь своим? Глупый вопрос.
- Гермиона! Давай! – Альтаир хлестнул палочкой по воздуху, целясь в ближайшего Упивающегося. – Флагелло!
- Ступефай! Импедимента!
- Сектумсемпра! Да беги же ты!
- Петрификус Тоталус! Сейчас точно не побегу!
- Беги, кому говорят! А если случайное заклятие?
- Ступефай! Ты говорил, бежать только в крайнем случае!
- Бомбарда! А сейчас что, по-твоему? Экспеллиармус!
- Протего! Импедимента! Ещё не крайний!
Альтаир заметил Упивающегося, дравшегося с Ремусом. Слизеринец с мрачной усмешкой нацелился в спину врагу.
- Сектумсемпра!
Упивающийся неловко всплеснул руками, его ноги подкосились и он повалился ничком на каменные ступени. Альтаир весело подмигнул Ремусу и начал поворачиваться, но в этот момент Оглушающее заклятие от другого Упивающегося ударило его сбоку в голову, заставляя врезаться в платформу.
Слизеринец без сознания сполз на пол, оставляя на камне кровавый след. Гермиона вскрикнула от ужаса и ярости, заслоняя собой Альтаира и посылая в Упивающегося Парализующее заклятие. Долго бы ей продержаться не удалось, но уже через несколько секунд помощь оказал Люпин, вступивший в схватку с её противником, заставляя того отвлечься. Бросив напоследок Обезоруживающее заклятие, Гермиона упала на колени рядом с Альтаиром, бережно приподнимая его голову и ощупывая её. Пролома костей черепа вроде бы не было, но кожа на виске, которым Блэк ударился о платформу, была вся содрана. Кровь алела на бледной коже и чёрных волосах.
Рядом с ними появилась Беллатриса, тоже присевшая рядом и взмахом палочки прикрывшая всех троих щитом. Недалеко расположился Бартемиус, осуществляя активную оборону.
- Что с ним?
- Ударился головой сюда, – Гермиона хлопнула рукой по окровавленной полосе на камне платформы. – Из-за Оглушающего. Череп, кажется, цел.
Беллатриса быстро наложила диагностирующие чары.
- Похоже, сотрясение мозга, но ничего критического. Хорошо.
- Его надо в больницу, срочно! – тревожно бросила Гермиона, озираясь по сторонам. – Здесь ему нельзя оставаться!
- А то я не знаю, – раздражённо бросила миссис Блэк, укрепляя Щитовые чары. – Но сейчас нельзя, мы не пронесём его через бой. Можно бы воспользоваться его перстнем-портключом, но он вызывает сильный упадок сил, что Альтаиру сейчас противопоказано…
- Он перенастроил его на меня, – произнесла девушка, сама не понимая, что заставило её сказать эти слова. Беллатриса дёрнулась от неожиданности и потрясённо уставилась на неё.
- Как это – перенастроил?! Портключ рассчитан только на него и ни на кого другого!
- Я не знаю, – Гермиона подняла руку ладонью вперёд, показывая перстень. – Он использовал мою кровь и сказал, что теперь я смогу перенестись в его комнату, если он… его…
Беллатриса глядела на неё, не мигая. Потом перевела взгляд на сына и покачала головой.
- Альтаир… ну почему, почему? Неужели ты не мог… – она безнадёжно махнула рукой. – Боюсь, уже поздно…
- Что случилось? – воскликнула Гермиона, резко наклоняясь вперёд и обхватывая пальцами запястье Альтаира. – Ему это может повредить?
- Да ничего ему не будет, – горько вздохнула миссис Блэк. – Проблемы теперь у меня и Барти. Упустили мы момент, а теперь, судя по всему, мой сын влюбился в тебя по уши. Болван.
Она окинула девушку оценивающим взглядом – на лице той читалась невольная обида.
- Ладно, Грейнджер… тебя ведь так зовут, да? – устало вздохнула Беллатриса. – Разберёмся потом. Сейчас надо уберечь… что это?
Миссис Блэк потянула за белый уголок, выглядывавший из-под отворота мантии сына. Это оказалась колдография. Несколько секунд Беллатриса не сводила с неё глаз, после чего перевернула её и взглянула на короткую надпись, сделанную рукой Альтаира.
- Не знаю, что и сказать. Ты ему подарила?
- Колдографий я ему не дарила, – осторожно ответила Гермиона. – Что это?
Миссис Блэк с горькой усмешкой протянула ей снимок. Гермиона мгновенно узнала его – именно он был сделан Колином несколько дней назад. На колдографии была она сама, сидящая на подоконнике у раскрытого окна и задумчиво глядящая куда-то вдаль. Девушка взглянула на оборотную сторону. Там летящим, размашистым почерком было написано одно-единственное слово:

Навеки.

Пальцы Гермионы дрогнули. Она судорожно вдохнула воздух.
- Я знаю, кто сделал эту колдографию, но не могу точно сказать, как она попала к нему…
- Послушай, Грейнджер, ты уж реши, что ты к нему чувствуешь, – резко сказала Беллатриса. – Я ещё могу смириться с тем, что ты станешь его… девушкой, но я не позволю тебе морочить ему голову и водить кругами, как рыбу на леске.
Прямо над их головами сверкнули вспышки заклятий. Миссис Блэк и Гермиона вздрогнули и подняли головы. Оказалось, что положение успело сильно измениться. В комнате появился Дамблдор, что разом склонило чашу весов не в пользу Упивающихся. Битва почти прекратилась, только на самой платформе кто-то ожесточённо сражался.
- Ну же, давай! – раздался голос Сириуса. Беллатриса приподнялась, чтобы увидеть, с кем он бьётся. – Посмотрим, на что ты способен!
Взгляд Беллатрисы упал на кузена как раз в тот момент, когда ему в грудь ударил красный луч.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37740-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (22.05.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 58


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями