Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1636]
Из жизни актеров [1608]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [10]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4620]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2357]
Все люди [14673]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14106]
Альтернатива [8944]
СЛЭШ и НЦ [8616]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4110]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Tesoro
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 декабря

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel
Завершена!

Вычеркни из памяти все плохое
Однажды ночью в грозу Эдвард Каллен превращается в сказочника для своей дочери Несси. А если сказка не так проста? Первый раз - всегда особенный, ведь познание нового всегда увлекательно и восхитительно. «История Эда и Бель» захватывает с первого слова, но легко ли дастся отцу такой рассказ, если учесть, что придется вспомнить время совершения ошибок, приобретений и… любви?

Захороненный в песках
Чарли Свон - археолог, до безумия любящий свою профессию. Что случится, когда заботливый папа попросит свою дочурку приехать в Египет на место новых раскопок?

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. Жизнь
2. The Rover
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 226
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Четвертый курс. Шестая глава

2018-1-20
47
0
Глава 6. Загорелся, засветился самой яркой звездой.


Ждать пришлось довольно долго – Нотт всё не засыпал и ворочался с боку на бок. Но наконец около полуночи уснул и он. Драко и Альтаир бесшумно выбрались из кроватей и, переодевшись и прихватив мётлы, осторожно выбрались из спальни. Перед выходом в гостиную они набросили на себя мантию-невидимку, но это, как выяснилось, было излишней предосторожностью – единственной, кто встретил их, была Блейз.
- Блейз! – тихо позвал Драко, высовывая голову из-под мантии. – Давай сюда!
- Зачем, нет же никого! – девушка подошла к выходу из гостиной. – Давайте быстрей, это самая надёжная защита будет.
По тёмным коридорам подземелий шли без мантии. Ведь действительно, чем быстрее удастся провернуть дело, тем меньше шансов, что кто-то сможет их заметить. Перед тем, как выходить в холл, его и прилегающую территорию проверили по Карте Стервятников, но, на удивление друзей, там никого не было.
- Странно. Очень странно… – нахмурился Блэк.
- Да какая нам разница? Пошли быстрей, абсолютно уверен, что это не на всю ночь…
Кубок огня стоял в самом центре холла на том самом табурете, который обычно использовался на церемонии распределения. Синевато-белые языки пламени, танцующие в древнем артефакте, были единственным источником света – ни один из факелов не горел. Отсветы магического огня падали на лица слизеринцев, придавая им какой-то потусторонний вид. Вокруг табурета на полу была очерчена золотая линия, образуя ровный круг диаметром двадцать футов.
- Я думала, линия будет отстоять дальше, – заметила Блейз. – Взгляните, если туго свернуть листок пергамента, его вполне можно забросить в чашу, не пересекая линию. Правда, если достаточно точно бросаешь. Но, с другой стороны, попасть в кубок таких размеров с десяти-двенадцати футов – не проблема.
- Что ж, не получится по воздуху – воспользуемся талантами Альтаира, это он у нас по броскам мастер. Блейз, мантию-невидимку оставляем тебе, Карту тоже. Дай нам знать, если кто вдруг появится – ну, там Люмосом несколько раз мигни, что ли…
- А как же вы?
- А мы просто там, под потолком укроемся. Не знаю уж, почему они сегодня факелы здесь не зажгли, но нам это на руку – свет от Кубка потолка практически не достигает. Там нас никто не заметит.
- Хорошо. Давайте только побыстрее.
Блэк и Малфой оседлали свои мётлы у самого входа и плавно поднялись к потолку по почти вертикальной траектории. Оказавшись так высоко, что могли бы коснуться мраморного свода руками, Стервятники осторожно скользнули вперёд, к его центру, стараясь держаться как можно выше – так, что волосами оба то и дело касались камня.
И идея оказалась удачной. Золотая линия, прекрасно видная даже отсюда, проплыла под ними, и ничего не случилось. В холле по-прежнему царили тишина и покой. Альтаир и Драко переглянулись. Прямо под ними в Кубке светились язычки огня.
- Спускаемся точно по вертикали, – прошептал Блэк. – Неизвестно, на какой высоте она срабатывает, лучше не рисковать.
Малфой кивнул в ответ, и оба плавно нажали на рукояти мётел, заставляя их начать вертикальный спуск. Синеватый кружок пламени внизу постепенно разрастался, его отсветы снова легли на лица друзей. Недалеко от входа стояла Блейз, то смотревшая на Карту, то бросавшая на них короткий взгляд.
Кубок был уже совсем близко – пришлось немного податься в стороны, чтобы не поджечь свисавшие полы мантий. Конечно, неизвестно, насколько горяч этот магический огонь, но лучше не рисковать. Альтаир и Драко зависли в каком-то ярде от пола. И, взглянув друг на друга поверх пляшущих языков пламени, одновременно сунули руки в карманы, извлекли листки пергамента с написанными несколько часов назад именами, фамилиями и школой, и протянули руки над Кубком навстречу друг другу – так, что те почти соприкоснулись. Ещё один взгляд – и пальцы слизеринцев одновременно разжались, выпуская листки. Те упали в Кубок огня – синевато-белое пламя при этом стало пунцовым и выбросило сноп ярко-красных искр. И снова приняло свой обычный цвет.
- Получилось… – прошептал Драко.
- Да, – так же тихо ответил Альтаир, встречая в глазах друга отражение собственного торжества. – Блейз! Что там?
- Всё тихо. Давайте назад, только тем же путём!
- Да, да, конечно…
Поднимались уже быстрее и с меньшей осторожностью. Самое главное было сделано – пергаменты с их именами брошены в Кубок, и теперь сам Дамблдор не смог бы ничего сделать. Правда, это ещё совершенно не гарантировало того, что именно одного из них изберут чемпионом Хогвартса, но это уже зависело ни от кого, кроме Кубка огня. Оставалось надеяться на то, что он отдаст предпочтение представителям древних магических родов, сведущим в магии, наиболее подходящей для устранения препятствий – боевой и Тёмной – не меньше любого семикурсника из Гриффиндора, Когтеврана и Пуффендуя.
- Ну что ж, поздравляю, – усмехнулась Блейз, встречая их. – Вы только что снова вляпались в историю. Говоря откровенно, мне бы не хотелось, чтобы Кубок выбрал кого-то из вас.
- Это ещё почему? – поражённо уставился на неё Драко.
- Да потому, что все эти предосторожности, – кивок в сторону золотой линии, – были придуманы неспроста. Вы же слышали, что говорил Дамблдор на пиру первого сентября – задания остаются опасными, и…
- «И весьма маловероятно, чтобы студенты младше шестого и седьмого курсов сумели справиться с ними», – раздражённо перебил Альтаир. – Знаю, знаю. Но мы уже, кажется, это обсуждали – и неспроста всё лето совершенствовали познания в Тёмных Искусствах, да и сейчас продолжаем. И хочу ещё сказать вот что – если бы Дамблдор действительно не хотел, чтобы кто-то смог подбросить нежелательную заявку, то он хотя бы круг пошире должен был соорудить! И наложить на холл чары, препятствующие полёту! Или хотя бы часового какого-нибудь здесь оставить.
Все трое оглянулись на Кубок.
- Что ж, если подумать… в общем-то, ты прав. Эти «меры безопасности» действительно выглядят смешно.
- Вот именно. Кстати, никто не идёт?
Блейз бросила взгляд на Карту.
- Так, вроде… Упс, и правда идут! Один пуффендуец и два когтевранца. Давайте-ка быстрей отсюда, пока они не подошли!
Стервятники быстро скрылись в подземельях, а уже через минуту-другую в холле действительно появились студенты с других факультетов. Правда, в отличие от слизеринцев, они имели вполне легальную возможность бросить свои имена в Кубок огня, и решили проделать это под покровом ночи исключительно из-за опасения быть сразу же публично отвергнутыми Кубком. Но всё обошлось.
А спустя какое-то время, уже ближе к рассвету, в холле появился ещё один человек. Деревянная нога тихо клацнула по полу. Отблески синеватого пламени высветили покрытое шрамами лицо. Преподаватель защиты от Тёмных Искусств приблизился к древнему артефакту и, бдительно осмотревшись волшебным глазом по сторонам, склонился над ним, доставая волшебную палочку.
- Конфундо Максима!
Языки огня на мгновение взвились вверх – и сразу же опали. С довольной усмешкой, жутковато выглядевшей на его лице, профессор извлёк из кармана клочок пергамента с именем Гарри Поттера и бросил его в Кубок, после чего на секунду замер, машинально осматриваясь и прислушиваясь. Всё было тихо.
- Прекрасно, – полушёпотом хохотнул он, – прекрасно, всё так, как и предвидел повелитель...
Уже собравшись уходить, профессор всё же решил дать волю любопытству на фоне волны эйфории от успешно выполненной промежуточной задачи. Он снова повернулся к Кубку и стал накладывать на него мощные чары, которые, впрочем, всё равно не сработали бы без Конфундуса. Но сейчас они действовали вполне успешно, заставляя брошенные в Кубок заявки одну за другой «всплывать» на поверхность магического пламени.
- Так, и кто у нас тут? О, Мерлин – Седрик Диггори. Пуффендуец, а туда же... Ещё? Монтегю – ну что ж, по крайней мере, с нашего факультета... Так... Ну конечно, когтевранцы, – целых трое. Что ж, шансы у них должны быть неплохие. Дальше... что?!
От изумления профессор схватился одной рукой за Кубок и всмотрелся обоими глазами в два листка, покачивавшиеся на синеватых язычках огня. Но обмана зрения здесь никакого не было.
- Ну на-а-адо же... «Альтаир Блэк, Хогвартс»! И твой белобрысый хорёк за компанию! Так-так-так...
Волшебный глаз крутанулся, осматривая всё вокруг.
- Значит, считаем, что достаточно умные? Достаточно хитрые? Хотим быть чемпионами?
Мрачно-зловещая усмешка мелькнула на губах профессора.
- Хорошо же. Будет тебе чемпионство... Только вот кого бы из вас? Твой трусливый папаша, Малфой, отказался помогать тем, кто пытался найти Лорда после его падения... Уверил всех, что невиновен, с радостью повернулся к своему хозяину спиной...
Волшебная палочка задумчиво покачивалась то над одним листком, то над другим.
- Но всё же... На Барти и Беллу было больше надежд. Они считались одними из безукоризнейших, – голос налился неизбывной, мстительной яростью. – И тоже плюнули на своего господина, как только представилась возможность! Имели наглость при всех сообщить на суде, что и в боях-то не участвовали, разве что под угрозой Авады!
Костяшки пальцев, сжимавших ручку Кубка, побелели.
- У твоего приятеля предателем оказался лишь отец, а у тебя – и отец, и мать... Вот и весь выбор. Хочешь стать чемпионом Хогвартса, Альтаир Блэк? Будь по-твоему! А я с огромным удовольствием посмотрю, сколько ты продержишься на первом же испытании...
И профессор в третий раз поднял свою волшебную палочку.

* * *

Когда Стервятники утром вышли в холл, то обнаружили там около двадцати учеников со всех факультетов. Все глазели на Кубок огня.
- Какие новости? – спросил Альтаир, подходя к стоявшему неподалёку Теодору.
- Все дурмстрангцы бросили свои листки. Из наших – Уоррингтон, больше пока я никого не видел, но я тут не очень давно стою.
- А с других факультетов?
- Диггори с Пуффендуя, – презрительно поморщился Теодор. – Представляешь? Пуффендуя! Умора! Неужели он действительно думает, что Кубок выберет кого-то с этого факультета? Ещё одна когтевранка была, не помню точно фамилию… И Джонсон с Гриффиндора.
- Та самая, охотница?
- Ага. Вот самомнение, верно? Но, скажу по секрету, уж лучше пусть она будет, чем этот тупой пуффендуец. Я со стыда умру, если нашу школу будет представлять этот Диггори! Да что я тебе говорю, ты его сам на квиддичном поле видел. Он Драко ни разу обойти не сумел, а на что-то надеется.
- Пускай надеется. Пуффендуйцы на Кубок школы тоже каждый раз надеются, а последний раз он им доставался, ещё когда МакГонагалл здесь не училась.
- Точно, Альтаир. В самую точку. Кстати, я тебя тут кое с кем познакомить хотел. Майлз!
Стоявший недалеко от них рядом с третьекурсниками светловолосый паренёк в форме Слизерина повернул голову.
- Иди сюда, – махнул ему рукой Теодор. – Альтаир, знакомься – это Майлз Блетчли.
- Очень приятно, – Блетчли пожал протянутую ему руку Блэка. Глаза блондина горели от восторга.
- Майлз учится на третьем курсе, наши семьи давно дружат. Я тут хочу порекомендовать его тебе – он неплохо летает. В этом году чемпионата по квиддичу не будет, но в следующем всё должно быть как обычно. Я так полагаю, капитаном назначат либо тебя, либо Драко, так что обратите на него внимание, – Теодор хлопнул по плечу Майлза и отошёл. Альтаир перевёл взгляд на нового знакомого.
- Значит, ты неплохо летаешь?
- Ну… конечно, не так, как ты, но на третьем курсе я считаюсь одним из лучших, – смущённо ответил Блетчли. Блэк задумчиво оглядел его с ног до головы.
- А кем хочешь играть?
- Вратарём.
- Да? – заинтересовался Альтаир. – А почему именно им? Обычно это не самое привлекательное место.
- Ну, не знаю, – Майлз пожал плечами. – Я как-то с детства любил ловить мячи, мы с отцом часто летали. А ведь на будущий год это место должно стать вакантным, так что…
- Ты прав. Ну что ж, посмотрим, как ты летаешь. Нам нужна свежая кровь.
Блэк кивнул засиявшему от радости Блетчли и направился к своим друзьям, тихо усмехаясь. Совсем недавно он сам был такой «свежей кровью» в слизеринской команде, а теперь уже считается чуть ли не ветераном… И приятно, и немного грустно. Неохота чувствовать себя старым поколением, даже в таком варианте.
Друзья постояли в холле ещё немного, получив возможность полюбоваться на то, как попытавшихся обмануть запретную линию близнецов Уизли кувырком вышвыривает за её пределы. Вдобавок у них немедленно выросли длинные белые бороды.
- А вот это любопытно, – произнесла Блейз, наблюдая за ними. – Это явно какие-то дополнительные чары, обычный Возрастной Рубеж просто не пропускает через себя никого, не удовлетворяющего его требованию. Интересно…
- Дамблдор решил тоже поразвлечься, – пожал плечами Драко. – Может, прогуляемся? Времени до ужина ещё полно. Не будем же мы тут торчать ещё чуть ли не десять часов?
- Конечно, нет. Пошли!
Стервятники вышли во двор и спустились к озеру. Сидеть на траве было уже холодно, но друзья просто наколдовали тёплую подстилку и устроились, как обычно, у корней дерева.
- Поскорее бы вечер, – Альтаир улёгся на спину и стал смотреть в небо, заложив руки за голову. – Не терпится узнать, кого же выберет Кубок.
- Я тут хотел кое-что сказать, – слегка замялся Драко. Альтаир удивлённо повернул голову к другу – такое поведение было для Малфоя необычно.
- Говори.
- В общем, это насчёт Кубка… то есть Турнира. Я просто хочу сказать – если Кубок выберет одного из нас, пускай будет… ну… без зависти. Кто бы это ни был – я, ты… Будет очень глупо, если по такому поводу мы друг с другом поссоримся.
Альтаир тепло улыбался, глядя в серо-серебристые глаза друга. А потом просто безо всяких слов протянул ему руку, которую тот немедленно пожал, тоже улыбаясь с явным облегчением. Зелёные глаза Блейз сияли радостью.
Внезапно их отвлекла сова Альтаира, спикировавшая из-за кроны дерева и приземлившаяся рядом со своим владельцем. На её лапе было письмо.
- А, наконец-то, – Блэк оглянулся по сторонам и успокоенно продолжил:
- Это от Сириуса.

Добрый день, племянник! Я вернулся назад и сейчас в надёжном укрытии – можешь обо мне не беспокоиться. Надеюсь, у тебя всё хорошо. Если я не ошибаюсь, у вас со дня на день начнётся Турнир Трёх Волшебников. Жаль, я не смогу присутствовать на его состязаниях. Если тебе будет не сложно, пожалуйста, опишешь, как они будут проходить, ладно? И по возможности меняй сов, когда будешь писать мне, – для конспирации. Мой привет Драко и Блейз, с наилучшими пожеланиями –
Сириус.


- Да, будет забавно, – Альтаир сложил письмо и засунул его во внутренний карман.
- Ты имеешь в виду – если выберут тебя или меня, и ты ему об этом напишешь?
- Именно. Только представь: «Дорогой Сириус, как ты и просил, сообщаю подробности Турнира. И первая подробность состоит в том, что возраст чемпиона от Хогвартса оказался несколько моложе того, что предполагался Дамблдором…»
Драко расхохотался.
- Да уж, воображаю его лицо. Кстати, как думаешь – он сильно рассердится, если всё так и случится?
- Ну, я думаю, он пять минут поорёт, десять минут побегает туда-сюда, а потом сядет и начнёт пить огневиски за здоровье молодого поколения, так удачно держащего марку.
- Вот это по мне, – весело кивнул Драко. – Да, это по мне!
Стервятники посидели под деревом ещё какое-то время, а затем принялись бродить по окрестностям. В хорошей компании время текло быстро, и уже довольно скоро – на часах была половина пятого – начало темнеть. Пора было обратно в замок.
Большой зал был ярко освещён, Кубок огня снова стоял на преподавательском столе – так, что его было видно отовсюду. Пока что шёл пир, но сегодня почти никто не налегал на еду так, как это было вчера, даже на самую изысканную. Все были слишком взволнованы для этого. Напряжение, висевшее в воздухе, казалось, можно было пощупать рукой.
Наконец, праздничный ужин закончился – тарелки снова заблестели чистотой, словно на них и не было еды. Через несколько минут Дамблдор поднялся со своего места, и зал смолк. Все, включая профессоров, замерли в напряжённом ожидании.
- Кубок огня вот-вот примет решение, – произнёс директор. – Думаю, ему требуется ещё минута. Когда имена чемпионов станут известны, попрошу их подойти к столу и проследовать в комнату, примыкающую к залу, – он кивнул на дверь позади преподавательского стола. – Там они получат инструкции к первому туру состязаний.
По мановению его палочки все свечи в зале, кроме тех, что горели в праздничных тыквах, погасли. Кубок огня теперь ярко выделялся на фоне темноты, синеватые языки пламени отчасти даже слепили глаза – казалось, что с прошлой ночи они стали ярче.
- Осталось пять секунд, – прошептала Блейз, глядя на свои часы, – четыре… три… две… одна…
Внезапно пламя покраснело и взметнуло сноп искр – точно так же, как это происходило, когда в него бросали пергаменты. А сейчас один из них, полуобгоревший, наоборот, вылетел из Кубка. Воцарилась мёртвая тишина. Дамблдор поймал пергамент и, взглянув на него, громко провозгласил:
- Чемпион Дурмстранга – Виктор Крам!
Зал забурлил от восторга, отовсюду неслись аплодисменты. Стервятники успели лично поздравить Крама до того, как он поднялся с места и прошёл в указанную комнату. Шум в зале постепенно стих, и всеобщее внимание вновь обратилось на Кубок, пламя в котором снова было синевато-белым. Но вот оно снова покраснело, и вновь из Кубка вылетел листок пергамента.
- Чемпион Шармбатона – Флёр Делакур!
Из-за стола Когтеврана поднялась удивительно красивая девушка – глядя на неё, Альтаир подумал, что здесь наверняка не обошлось без вейлы в роду, причём не так давно – не дальше чем в четвёртом колене, а скорей всего, ещё ближе. У Делакур были дивные белокурые волосы, густой волной падавшие почти до пояса, большие синие глаза и ровные белоснежные зубы, делавшие её улыбку ослепительной почти в прямом смысле слова. Драко даже слегка присвистнул, глядя на неё, чего вообще-то обычно себе не позволял.
- Однако! Если у них там в Шармбатоне такие красотки…
Флёр Делакур тоже прошла в комнату в конце зала – ей рукоплескали не меньше, чем Краму. Зал снова затих. Никто не издавал ни звука – сейчас должно было стать известным имя последнего чемпиона, чемпиона той школы, где на этот раз суждено было проходить Турниру.
И вот в третий раз пламя заалело. Дождём посыпались искры. Из Кубка вылетел очередной листок пергамента. Дамблдор с улыбкой на лице поймал его.
- Чемпион Хогвартса…
Но вдруг директор замер, глядя на полуобгоревший пергамент. Его рот изумлённо приоткрылся. По залу прокатился взволнованный шёпот.
«Это кто-то из нас», – пронеслось в голове Альтаира, и его пальцы судорожно стиснули край стола. – «Кто-то из нас, иначе не с чего ему в ступор впадать! Если только… Если только кто-то ещё не смог обойти запретную линию…»
Дамблдор глубоко вздохнул и обвёл глазами обращённые к нему лица студентов.
- Чемпион Хогвартса – Альтаир Блэк!
Сотни потрясённых вздохов слилились в один. Взгляды учеников со всех факультетов обратились на Блэка, по лицу которого расплывалась сначала недоверчивая, но с каждым мгновением становящаяся всё более счастливой улыбка. Он посмотрел на Драко. Лучший друг выглядел слегка разочарованным, но тут же улыбнулся ему и протянул руку.
- Поздравляю!
- Спасибо…
- Иди, что же ты? – Малфой кивнул в сторону преподавательского стола и двери за ним.

Альтаир поднялся с места и выпрямился во весь рост, оглядывая зал. На большинстве лиц было написано потрясение, на многих – возмущение, но на ещё большем количестве начало явственно проступать восхищение. Альтаир пошёл вдоль слизеринского стола навстречу преподавателям. За его спиной Драко тоже поднялся и громко зааплодировал своему другу.
Это словно послужило сигналом – стол Слизерина взорвался торжествующими криками и аплодисментами. На ноги разом поднялись все слизеринцы до единого, Альтаир шёл мимо них, улыбаясь и вскидывая руку в приветственном жесте. Таких почестей ему не оказывали даже тогда, когда благодаря нему в прошлом году команда Слизерина завоевала Кубок по квиддичу. Блэк бросил взгляд на гриффиндорский стол. Уизли, как и следовало ожидать, пялился на заклятого врага с бешеной ненавистью, но слизеринца рыжий бабуин интересовал в последнюю очередь. А в первую – и, собственно, единственную, – его интересовала реакция Грейнджер. Та смотрела на него с откровенным беспокойством.
«Ух ты! Неужели она беспокоится за меня? Вот это здорово… Не волнуйся, Грейнджер, ничего со мной не случится».
Поймав ободряющую улыбку Блэка, гриффиндорка вспыхнула и отвернулась. Альтаир, весело фыркнув, продолжил свой путь. Вот и преподавательский стол. На лице Северуса возмущение пополам с волнением, МакГонагалл смотрит так, словно жалеет, что не может сейчас же исключить Стервятника из Хогвартса. Бэгмен задорно подмигивает – кажется, его единственного из всех не напрягает тот факт, что чемпионом стал четверокурсник. Выражение лица Крауча непонятно – то ли злость, то ли уважение, а может, и то и другое разом. Взгляд Дамблдора серьёзен.
- Мистер Блэк, как вам удалось обойти линию Возрастного Рубежа?
Зал затих в ожидании ответа.
- А я её не обходил, профессор, – ответил Альтаир. Голос слизеринца ясно и чётко разносился по залу. – Я её перелетел.
Слизеринцы разразились смехом. Гриффиндорцы возмущённо завопили. У когтевранцев и пуффендуйцев единого мнения не нашлось. Дамблдор ошарашенно хлопал глазами. Смотревший на него Альтаир подумал, что уже ради одного этого зрелища стоило бросить пергамент в Кубок.
- Как сказали бы у нас, – вмешался Каркаров, – на всякого мудреца довольно простоты!
Он, как это ни странно, вовсе не был возмущён, в отличие от мадам Максим – наоборот, он с довольной ухмылкой поглаживал свою бородку, его глаза с лёгкой ехидцей посвёркивали. Судя по всему, он был попросту доволен тем, что директор Хогвартса публично сел в лужу.
- Ну что же, – со вздохом проговорил Дамблдор, – надеюсь, ты осознаёшь, что теперь для тебя обратной дороги нет? И ты должен будешь пройти Турнир до конца?
- Профессор, – слегка склонил голову Блэк, – я помню всё, что вы по этому поводу говорили, у меня отличные слух и память. Обещаю вам, что сделаю всё, чтобы поддержать честь нашей школы.
- Что ж, если у кого это и может хорошо получиться, так это у тебя, – проговорил Снейп. Альтаир, бросивший благодарный взгляд на декана, увидел, как тот со значением прищурился. Похоже, после торжественной церемонии будет особо торжественный разговор.
- Итак, – Дамблдор вздохнул ещё раз, – в любом случае, отменить решение Кубка невозможно. Идите, мистер Блэк, – и он повёл рукой в сторону двери, за которой скрылись Крам и Делакур.
Альтаир кивнул директору, улыбнулся Северусу и, обойдя преподавательский стол, вошёл в комнату. Она оказалась небольшой – стены увешаны портретами, у стены красивый камин, в котором весело потрескивает пламя. Рядом с камином стояли чемпионы Дурмстранга и Шармбатона. Они обернулись к вошедшему. На лице Крама появилось лёгкое недоумение, до Делакур же, похоже, вообще не сразу дошло понимание того, что произошло. Альтаир решил не мучать бедняжку неизвестностью.
- Приветствую вас, коллеги, – он тоже подошёл к камину и, сложив руки за спиной, посмотрел на огонь.
- Тебя избрали шеппионом? – спросил болгарин.
- Да, именно так.
- Это ошьибка, – нахмурилась француженка. – Ти не можьешь участвовать, ти ещьё мальенький.
Ноздри Блэка гневно раздулись, но голос звучал по-прежнему ровно и даже насмешливо:
- Спешу сообщить вам, прекрасная мадемуазель, что я происхожу из Рода Блэков, если вам о чём-нибудь говорит эта фамилия. И смею вас заверить, что я не настолько «мальенький», как вам это, должно быть, представляется.
- Блэки? Я слышаль про этот ‘од, но…
Договорить она не успела, поскольку дверь снова отворилась, и в комнату зашёл Поттер. У гриффиндорца был изрядно потрясённый вид.
- Что-то случилось? – осведомился Блэк. – Нас зовут обратно в зал?
Поттер ничего не ответил, лишь продолжил молча смотреть на стоявших у огня. Позади него раздался звук торопливых шагов, и в комнату вбежал Бэгмен.
- Невероятно! Необычайное происшествие! – он схватил Поттера за руку и вместе с ним двинулся к камину. – Джентльмены… и леди… Позвольте представить вам, как бы удивительно это ни звучало, четвёртого чемпиона, участника Турнира!
На несколько секунд в комнате повисла тишина. Блэк, Крам и Делакур обменялись удивлёнными взглядами.
- Не понял, – озвучил общую мысль Блэк.
- Видите ли, имя Гарри только что выскочило из Кубка. Я не понимаю, как это могло произойти, должно быть, он тоже… перелетел, – Бэгмен хихикнул.
- Я не бросал своё имя в Кубок! – воскликнул Поттер.
- Да в любом случае от каждой школы выдвигается только по одному чемпиону! – Альтаир озадаченно переводил взгляд с гриффиндорца на начальника Департамента и обратно.
- Я знаю, но что поделать… Вы же знаете, теперь уже ничего не изменить, и, раз уж так получилось…
Дверь снова отворилась. Вошли Дамблдор, Снейп, Максим, Каркаров, МакГонагалл и Крауч.
- Это очень интересно, Дамблдор, – говорил Каркаров, видимо, продолжая фразу, начатую ещё в зале. – Однако я не припомню, чтобы кто-нибудь говорил мне, что принимающая сторона имеет право выдвинуть двух чемпионов – возможно, я недостаточно внимательно изучил правила? Я уж молчу о том, что они оба ухитрились обойти ваш якобы непреодолимый Возрастной Рубеж!
- C’est impossible, – поддержала его мадам Максим, кладя руку на плечо Флёр. – ‘огвагтс не может иметь двух чемпионов. Это несп’аведливо. И я тожье возмущьена фашьей линьей. Она пессмыслена!
- Мадам Максим, профессор Каркаров, заверяю вас, что она была вполне надёжна, – ответила МакГонагалл. – Профессор Дамблдор не виноват в том, что Блэк нарушил правила Турнира. Этот слизеринец с самого первого дня своего появления в Хогвартсе только и делает, что нарушает правила…
- А как же ваш Поттер, Минерва? – немедленно выступил вперёд Северус. – Мой ученик, по крайней мере, не превысил собой определённое число чемпионов!
- Довольно, – поднял руку Дамблдор. – Гарри, ты бросал в Кубок огня своё имя?
- Нет, – твёрдо ответил Поттер.
- Ты просил сделать это кого-либо из старшекурсников?
- Нет.
- О, ему не надо былё п’осить ста’шеку’сника, – ехидно улыбнулась Делакур. – У него был ‘овесник, готовый это стельять! – и она мотнула головой в сторону Блэка.
- Мадемуазель Делакур, вы вообще думаете, о чём говорите? – возмутился Альтаир. – Мне что, по-вашему, без этого конкурентов мало, что я решил добавить?
- Он прав, – подтвердил Снейп. – Я бы ещё поверил в такую возможность, если бы это Поттер был на Слизерине, а Блэк на Гриффиндоре, но слизеринец никогда не станет добровольно увеличивать число своих соперников.
- Тогда, навегное, сам Дамблё-дорр допустил с линьей ошипку, – пожала плечами мадам Максим.
- Это, безусловно, возможно, – вежливо согласился Дамблдор.
- Дамблдор, вы же прекрасно знаете, что не ошиблись, – вспыхнула МакГонагалл. – Всё это глупости. В отличие от Блэка, Гарри и не подходил к линии, а также не обращался ни к кому из старшекурсников. Дамблдор в этом уверен, и полагаю, этого объяснения достаточно! – она вперилась в Снейпа возмущённо-презрительным взглядом, на который Северус ответил холодным и насмешливым.
- Тогда пусть нас рассудят наши беспристрастные судьи, – в голосе Каркарова появились льстивые нотки, когда директор Дурмстранга оборачивался к Бэгмену и Краучу. – Вы, конечно, согласны, что произошедшее противоречит правилам Турнира?
- Мы должны следовать правилам, – сухо и отрывисто ответил Крауч, – а правила чётко и ясно гласят: те, чьё имя выдано Кубком огня, обязаны принять участие в Турнире.
- Ну вот! – засиял Бэгмен. – Барти знает свод законов вдоль и поперёк.
Каркарову это известие явно пришлось не по душе. Он возмущённо заспорил, требуя сначала разжечь Кубок огня снова и предоставить возможность каждой из школ выставить двух чемпионов, потом, получив ответ, что это невозможно – Кубок вновь зажжётся только к следующему Турниру – стал грозить тем, что тому Турниру, а может быть, и этому, со стороны Дурмстранга будет объявлен бойкот…
Его прервал вошедший Грюм. При виде его Альтаир поморщился – уж этот-то поборник закона сейчас всем устроит разнос. Но, к удивлению Блэка, Грюм озвучил совершенно новую точку зрения: имя Поттера в Кубок огня подложил неизвестный сильный маг, скорее всего, желающий гибели гриффиндорца. Воцарившееся в комнате после этих слов напряжённое молчание прервал Каркаров, заявивший – в завуалированной форме – что Грюм старый параноик. Тому это явно не понравилось, и он ответил, что «разгадывать замыслы Тёмных сил – это моя работа, Каркаров, и тебе следовало бы об этом помнить».
- Аластор! – предупреждающе воскликнул Дамблдор. Грюм прикусил язык, но с удовольствием поглядывал на покрасневшего Каркарова, явно жалея о том, что не смог огласить кое-какие подробности прошлого.
- Каким образом могла возникнуть подобная ситуация, мы не знаем, – сказал Дамблдор, обращаясь ко всем собравшимся. – Однако нам не остаётся ничего иного, кроме как принять её. И Альтаир, и Гарри избраны для участия в Турнире. Следовательно, именно это они и будут делать…
- Но, Дамблё-дорр, – всплеснула руками директриса Шармбатона.
- Моя дорогая мадам Максим, если вы можете предложить альтернативное решение, я был бы счастлив узнать о нём.
Но ответа он так и не получил – во всяком случае, словами. Мадам Максим безмолвно кипела от гнева, Каркаров вообще готов был лопнуть от злости, Северус и МакГонагалл метали друг на друга откровенно возмущённые взгляды. Одному только Бэгмену было всё по барабану – стоит себе, улыбается.
- Ну что ж, пора дать чемпионам соответствующие инструкции, не так ли? – он радостно потёр руки. – Эта честь, Барти, предоставлена тебе. Не возражаешь?
- Да, да… – Крауч вынырнул из своей странной задумчивости. – Первый тур…
Он подошёл к камину. Выглядел начальник Департамента международного магического сотрудничества неважно – намного хуже, чем на чемпионате по квиддичу. Под глазами глубокие тени, кожа какая-то мучнистая, да ещё и морщин резко прибавилось.
- Первый тур будет иметь своей целью проверить вашу сообразительность. Мы не посвящаем вас в то, какое именно испытание вам предстоит. Для волшебника крайне важно уметь действовать смело и находчиво в неожиданных обстоятельствах. Тур состоится двадцать четвёртого ноября в присутствии зрителей и судейской бригады. Участникам Турнира воспрещается принимать от учителей какую бы то ни было помощь. Единственное оружие чемпиона – волшебная палочка. Информация о втором состязании будет получена вами после прохождения первого. Также, вследствие того что участие в Турнире отнимает много времени и сил, чемпионы освобождаются от сдачи экзаменов. Кажется, это всё.
Отказавшись от предложения Дамблдора переночевать в замке и сославшись на неотложные дела в Министерстве, Крауч покинул комнату. За ним последовали главы Дурмстранга и Шармбатона вместе со своими чемпионами.
- Гарри, Альтаир, советую вам тоже идти к себе, – улыбнулся Дамблдор своим чемпионам. – Нисколько не сомневаюсь, что сейчас и гриффиндорцы, и слизеринцы с нетерпением ждут вас, чтобы отпраздновать ваш успех. Нельзя лишать друзей отличного повода устроить шумное и весёлое столпотворение.
Согласно кивнув, Альтаир пошёл к выходу, за ним последовал Поттер. Большой зал уже опустел, свечи в тыквах догорали, окончательно погружая его во тьму.
- Вот так вот, Поттер. Теперь нам вместе придётся отстаивать честь Хогвартса – кто бы мог подумать? Слушай, но как же всё-таки пергамент с твоим именем попал в Кубок? Мне-то ты можешь сказать, я пойму!
- Послушай, Блэк! – Поттер резко остановился. – Пойми, я не делал этого! Я не сумасшедший, в отличие от тебя! Чего ради я захотел бы участвовать в соревнованиях, рассчитанных на семикурсников? Слава? У меня её и так больше, чем мне хотелось бы! Деньги? Я не беден! Так ради чего, по-твоему, я стал бы рисковать своей жизнью?!
Альтаир пристально смотрел в глаза гриффиндорца, но не замечал в них никакой неискренности. Похоже, тот и вправду непричастен к собственному избранию.
- Ну хорошо, но кто же это тогда организовал? Можешь мне поверить, ни я и никто из моих друзей этого не делал. И ты знаешь, почему.
- Да, я понимаю, – с несчастным видом кивнул Поттер. – Понимаю, что тебе лишний соперник ни к чему. Но я не имею ни малейшего представления о том, кто это так постарался! Поверь, я был бы только рад не участвовать! Но теперь другого выхода нет…
- Да ладно тебе, Поттер, нечего дрейфить. Меня же выбрал Кубок, хотя я тоже четверокурсник. Значит, счёл меня достаточно достойным для Турнира. А раз так, то и ты имеешь шансы. Ну, конечно, не такие, как я, но…
Альтаир пожал плечами.
- В общем, не трусь, гриффиндорец. Уж выживешь как-нибудь.
- Я не трушу, – мотнул головой Поттер. – Ну, то есть… есть немного, но я… а, неважно!
- Вот именно, неважно. Лучше иди к себе и принимай почести. Сто против одного, что в вашей гостиной сейчас все на ушах стоят. Ах да, передавай мой привет Грейнджер!
Поттер неопределённо хмыкнул, сворачивая в сторону гриффиндорской башни. Блэк с лёгкой душой направился в сторону подземелья, но дойти дотуда не успел – сзади послышались торопливые шаги, и его резко схватили за плечо, развернули и прижали к стене.
- Ты о чём думал, когда свой пергамент бросал?! – лицо Снейпа было искажено яростью.
- О победе! И о чести Слизерина! – Альтаиру было довольно страшно, но он лишь упрямо вздёрнул подбородок, встречая разъярённый взгляд чёрных глаз.
- А о том, что в процессе их достижения ты можешь себе шею свернуть, не думал?!
- Думал, – спокойно ответил Альтаир. – И не раз. И я решил, что у меня достаточно возможностей, чтобы справиться с заданиями.
Какое-то время Северус продолжал разъярённо буравить его глазами, но потом опустил голову и с печальным вздохом отпустил плечи Блэка, делая пару шагов назад.
- Я должен был догадаться, что вы сделаете всё, чтобы тоже принять участие. Драко тоже опускал своё имя в Кубок? А Блейз?
- Драко – да, Блейз – нет.
- Ну, хоть это хорошо. Хоть у кого-то из вашей компании стоп-кран не только для красоты.
- А что такое стоп-кран?
- А? А, это маггловская штука, для срочной остановки движущегося поезда… Неважно. Что ж, теперь придётся объясняться с Барти и Беллой. И у меня нехорошие предчувствия.
- Да ладно тебе, Северус, я сам им сегодня же напишу! И всё объясню.
- Да уж постарайся, потому что они тоже вряд ли в восторг придут. Ладно, иди.
Они вместе прошли до входа в Общую гостиную Слизерина, после чего Снейп двинулся дальше в сторону своего кабинета, а Альтаир приостановился, извлёк из кармана небольшое зеркальце, поправил воротник, добавил своей гриве небрежной растрёпанности и, закончив с приведением себя в надлежащий вид, снова сунул зеркальце в карман, назвал пароль и шагнул в открывшийся проход.
Его встретил целый вал восторженных криков. Слизеринцы, обычно сдержанные в большинстве своём, сейчас сдерживать радость даже не пытались. Отовсюду неслись аплодисменты, торжествующие возгласы, Блэка хлопали по плечам, парни спешили пожать руку, а девушки – повиснуть на шее. Альтаир от этих восторгов едва на ногах держался.
- Поздравляю, Блэк!
- Ты им всем покажешь!
- Да здравствуют Стервятники!
- Слава Благороднейшему и Древнейшему семейству!
В спальню Альтаиру удалось попасть ещё нескоро – только после того, как он перепожимал руки всем, кому только можно, а некоторым и не по одному разу, осушил бокал огневиски за грядущую победу и произнёс торжественную зажигательную речь. Последнее так воодушевило всех, что Крэбб с Гойлом подняли его на плечи и со всем почётом унесли, наконец, в спальню четверокурсников под дружное пение гимна Хогвартса.
- Уф, – Альтаир, слегка шатаясь, подошёл к своей кровати и достал из тумбочки бутылку с ананасовым соком. – Вот это встреча.
- А ты чего ожидал? – усмехнулся Драко, вошедший вслед за ним и теперь с интересом наблюдавший за действиями друга. – Кстати, тебе понравился транспарант над камином? Моя идея была.
- А, «Да здравствует Альтаир Блэк – чемпион Хогвартса!»? Понравился, ещё как. Ох, чувствую, мне теперь девчонки вообще прохода не дадут.
- Не сомневаюсь. Ты в зеркало-то на себя глянь.
- А что та… Оу. Это кто же меня так расцеловал, что все щёки в помаде?
- Все девчонки с нашего курса, а также с третьего, пятого и шестого. Насчёт седьмого точно не уверен – следить было сложно.
- М-да, – Блэк достал платок и принялся оттирать со щёк следы восторженной встречи. – Как сказал бы Гриндевальд, мой народ меня любит.
Крэбб и Гойл захохотали.
- Ладно, мне ещё письма надо написать – родителям, крёстному, и вообще… – Альтаир многозначительно подмигнул другу, намекая на Сириуса. – Им будет приятно… надеюсь, что приятно… узнать такую новость.
- Это точно, – ухмыльнулся Драко, глядя на то, как Альтаир достаёт из тумбочки пачку листов пергамента, перо и чернила. Малфой незаметно вздохнул. Да, ему бы и самому хотелось участвовать в Турнире, и было бы глупо врать самому себе, что никакой зависти к другу нет. Но позволить этому глупому и бессмысленному чувству – зависти к лучшему другу, одержавшему победу в честном соревновании – пустить корни в сердце и попытаться разрушить их дружбу было бы величайшей глупостью за всю его, Драко, жизнь.
«Что ж, пусть не я, но по крайней мере тоже слизеринец… Ладно, хватит! В конце концов, выбирал Кубок, к нему и претензии… Дружба Альтаира для меня неизмеримо дороже. Турниры начинаются и заканчиваются, а дружба остаётся».
Тем временем Блэк с головой ушёл в эпистолярные проблемы. Вот как, спрашивается, сообщить всем новость так, чтобы в основном порадовались, а не взбесились? Ладно, попробуем так…

Дорогие мама и папа!
Рад сообщить вам, что меня избрали чемпионом Хогвартса и я буду представлять нашу школу на Турнире Трёх Волшебников. Независимый судья счёл, что именно я являюсь самым достойным кандидатом для этого. Думаю, вам будет приятно узнать, что я обошёл даже старшекурсников. Сегодня весь Слизерин праздновал это событие. Подробности я сообщу немного позже.
Всего наилучшего,
Альтаир.

Дорогой Ремус! Меня избрали чемпионом Хогвартса, и я буду участвовать в Турнире Трёх Волшебников. Прошу, не волнуйся за меня, со мной всё будет в порядке. Я знаю, что я пока что только на четвёртом курсе, но заверяю тебя, всевозможных заклинаний я знаю достаточно для того, чтобы справиться с любым противником. Я же Блэк! Так что ещё раз прошу – не волнуйся. Лучше приезжай на соревнования, посмотришь, как мы их проходить будем. Первый тур – двадцать четвёртого ноября. Ах да, совсем забыл – представляешь, Поттера тоже выбрали, и никто не понимает, как это могло произойти. Сам он уверяет, что даже не подходил к Кубку, и похоже, что это правда. Но в любом случае для избранных в чемпионы обратной дороги нет, и мы оба будем участвовать в Турнире. Надеюсь, у тебя всё хорошо.
Альтаир.

Сириус, ты не поверишь, но это правда – меня избрали чемпионом Хогвартса, и я участвую в Турнире Трёх Волшебников! Нам с Драко удалось обойти самого Дамблдора, представляешь?! Точнее, не его самого, а его линию Возрастного Рубежа. «Всем, кто младше семнадцати, переступать её нельзя!» Ха! Ну мы с Драко и не переступали – просто перелетели на мётлах! Сириус, какая жалость, что ты не видел лица Дамблдора, когда он прочитал на вылетевшем из Кубка огня пергаменте моё имя. Я таким нашего директора ещё никогда не видел. И ещё одна новость – твой крестник тоже участвует! Правда, каким образом его имя попало в Кубок, никто не понимает, сам Поттер говорит, что не бросал его и никого другого об этом тоже не просил. Я склонен ему верить. В общем, загадка. Даже Дамблдор ничего не смог сказать по этому поводу.
Надеюсь, ты рад за нас обоих. Заверяю тебя, я сделаю всё, чтобы этот Турнир Трёх Волшебников выиграл Хогвартс. Всего хорошего, дядюшка!
Альтаир.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37644-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (26.12.2017) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 71 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 Bella_Ysagi   (26.12.2017 21:01)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]