Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1644]
Из жизни актеров [1613]
Мини-фанфики [2449]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4643]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2366]
Все люди [14839]
Отдельные персонажи [1452]
Наши переводы [14161]
Альтернатива [8948]
СЛЭШ и НЦ [8699]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4179]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей марта
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Не делай этого...
Принимая внезапно свалившееся наследство, будь готов сжечь его...

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel
Завершена!

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Дыхание Огня
Эдвард и Белла уезжают в свадебное путешествие, из которого девушка возвращается вампиром. Кажется, все испытания позади, и каждый в семье Калленов обрел свое счастье. Каждый, кроме Розали. Она не может согласиться с выбором Беллы. Как и Джейкоб Блэк. И тогда вампир и оборотень понимают, что не такие уж они и разные.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 424
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Четвертый курс. Десятая глава

2018-4-23
47
0
Глава 10. Второй тур.


На следующий день после бала Альтаир с глубоким удовлетворением отметил, что Уизли сидит в сторонке от Поттера и Грейнджер, причём с таким видом лица, словно Снейп сказал ему, что завтра придётся сдавать СОВ по зельеварению. Поттер, напротив, выглядел вполне довольным жизнью и всё время посматривал на когтевранский стол, иногда улыбаясь и тут же с некоторым смущением опуская глаза. Чанг сидела спиной к Блэку, так что её реакцию было не видно, но вроде бы ей эти улыбки нравились. К сожалению, Гермиона вела себя иначе – улыбнувшись один раз в начале завтрака, в дальнейшем она упорно отводила взгляд, как бы Блэк ни смотрел на неё и не посылал призывных улыбок. Это немного печалило – впрочем, зато на Уизела она вообще не смотрела.
Рождественские каникулы проходили тихо и мирно – ну, во всяком случае, без каких-то особых эксцессов. Не считать же чем-то выдающимся несколько стычек с Уизли? Рыжий бабуин, похоже, после бала потерял последние крохи здравого рассудка и теперь то и дело нарывался на неосторожное обращение с собой. Разумеется, ни Альтаир, ни Драко ему в этом не отказывали. Заодно опробовали заклинание Северуса – другие невербально ещё не выходили, кроме разве что Люмоса, но это было специально создано для такого использования. Так что Уизли был очень удивлён, когда внезапно обнаружил себя висящим кверх ногами в воздухе. Правда, уже через несколько секунд ступор прошёл, и гриффиндорец заругался, как пьяный тролль.
- Уизел, постой, постой! Повтори ещё раз предыдущую фразу, я запишу! Очень интересно звучит!
- Проклятый Блэк! Чтоб тебя соплохвосты сожрали, а потом их вытошнило!
- Да не ту, болван! Я же сказал – предыдущую!
- Двадцать баллов с Гриффиндора, мистер Уизли! Где вы только… Блэк? Малфой? Что всё это… хотя ясно. Двадца… тридцать баллов со Слизерина и отработка сегодня вечером со мной. И спустите мистера Уизли на землю!
- Как верно сказано, профессор МакГонагалл… Ему давно пора этим заняться.
- Ауууу!!!
- Блэк, я же сказала – спустить, а не уронить! Ещё минус двадцать баллов!
Но время текло неумолимо, и пора уже было подумать о загадке золотого яйца. Когда его открывали, слышался лишь жуткий, скрипучий, пронзительный вой. Когда Стервятники попросили помощи у Северуса, тот тоже ничего не смог в нём различить, даже когда слушал в наколдованных наушниках. Но он пообещал попробовать выяснить, в чём тут идея, другим путём. И довольно скоро справился с этим, подслушав разговор Грюма с Бэгменом и Перси Уизли. Оказалось, что непонятная какофония на самом деле – русалочья песня, и слушать её надо, засунув яйцо в воду и опустив туда же голову. Альтаир хотел заняться этим немедленно, но Драко посоветовал выбрать для такого дела ванную старост, в которой намного удобнее. Пароль чемпиону Хогвартса сказали при первой же просьбе.
Ванная старост оказалась на редкость шикарной, не уступающей той, что в Блэк-Холле. Просторная комната, выложенная белым мрамором, посередине широкий бассейн, по краям – под сотню золотых кранов, выложенных драгоценными камнями; есть небольшой трамплин – значит, по крайней мере в одном месте глубина приличная. В углу – большая стопка белых пушистых полотенец, а на стене картина в золотой раме – русалка, сидящая на скале.
Альтаир запер заклинанием дверь – пусть ночь, но всё равно, мало ли что – и неспешно начал раздеваться. На пол одна за другой полетели мантия, рубашка, немного в сторону – галстук, за которым последовали брюки, трусы, носки и ботинки. Было как-то приятно швырнуть всё, не глядя, зная, что никто сейчас не станет пенять за неаккуратность. Она вообще-то была не слишком свойственна Блэку, но иногда – да что там, частенько, – было здорово намеренно повести себя неаккуратно. Назло правилам.
Подойдя к бассейну, слизеринец обнаружил, что он действительно приличной глубины – пожалуй, нормальный уровень воды будет доходить до плеч. А под трамплином вообще было ярда три, если не больше. Пожав плечами, Стервятник принялся исследовать варианты воды с пеной для ванн, имевшиеся в наличии. Правда, в отличие от дома, здесь была какая-то сотня вариаций, но всё равно хватало. Подобрав наиболее приятную комбинацию, Альтаир плавно соскользнул в душистые лиловые облака, плававшие над самой поверхностью воды. Для начала поплавав туда-сюда с полчаса и полежав на спине посередине бассейна, он всё же решил, что пора бы разобраться и с русалочьими завываниями. Он лениво подплыл к краю бассейна, взял волшебную палочку и призвал к себе турнирное яйцо, валявшееся рядом с одеждой. Сунул его под воду, раскрыл – на этот раз вместо жуткой какофонии послышалась какая-то песня, но через водную поверхность звучание доносилось неразборчиво. Недовольно вздохнув, Альтаир набрал в грудь побольше воздуха и лёг на воду лицом вниз, склонив голову к груди и держа золотое яйцо на вытянутых ко дну руках.

Ищи, где наши голоса звучать могли бы,
Но не на суше – тут мы немы, словно рыбы.
Ищи и знай, что мы сумели то забрать,
О чём ты будешь очень сильно горевать.

Ищи быстрей – лишь час тебе на розыск дали
И возвращение того, что мы украли.
Ищи и помни, отправляясь в этот путь, –
Есть только час, потом пропажи не вернуть.

- Селёдки недоделанные, – вынырнув и отплевавшись от воды, подытожил Альтаир. – Что ещё они украли? И, главное, когда? И почему я ничего не заметил? Да у меня вообще ни разу ничего и никогда не крали. И сейчас – я уверен – всё хоть сколько-нибудь ценное у меня на месте. Во всяком случае, было на месте меньше часа назад. Бред какой-то.
Он закрыл яйцо и положил его на край ванны, после чего оттолкнулся от мраморной стенки и вновь перевернулся на спину в середине бассейна.
- Ну ладно. Предположим, это не у меня, а что-то очень ценное для школы в целом, потери чего не хотел бы ни один ученик. Ну, скажем… скажем… Распределяющую шляпу. Мне надо её вернуть. Сдаётся мне, что это не они стащили, а Дамблдор с ними договорился. Маньяк старый. Неважно. Значит, я должен буду за час облазить озеро – надеюсь, всё же наше, хогвартсовское, оно не особо велико – и отобрать её у них. Это в конце февраля, когда лёд только-только сошёл. Не только маньяк, но и садист. Старый маразматик. Козёл бородатый. Мордред с ним. Значит, надо выбрать боевые заклинания, действующие под водой и желательно бьющие по площади. И найти способ отыскивать под водой скопления русалок. Ладно, поисковых чар много, найду нужные. Вроде всё… а, нет. Самое главное-то я и забыл. Чары, позволяющие дышать под водой. Кажется, заклинание Головного Пузыря должно подойти.
- Как ты быстро обо всём догадался, – внезапно прозвучал откуда-то сбоку девчоночий голос. От неожиданности Альтаир дёрнулся, ушёл под воду, перевернулся и, снова отплёвываясь, вынырнул на поверхность. На одном из кранов сидела Плакса Миртл.
- Очень вежливо – подглядывать за людьми во время купания, – язвительно сообщил ей Блэк.
- Я зажмурилась, когда ты разделся и полез в воду…
- Как?! – Блэк театрально схватился за сердце. – Я так некрасив, что на меня и посмотреть-то противно? Миртл, я оскорблён до глубины души!
Бедное привидение ошарашенно заморгало, совсем запутавшись.
- Ну… Э-э-э…
- Ладно, я сегодня добрый. Смотри – такое не каждый день увидишь!
Несколькими мощными гребками Альтаир подплыл к краю бассейна, ухватился за него, подтянулся, влез, выпрямился во весь рост и грациозно развернулся, горделиво расправив плечи. У Миртл отвисла челюсть, а на лице появилось выражение жадного восхищения. Довольно усмехнувшись, Блэк небрежно призвал к себе Манящими чарами полотенце и стал не спеша вытираться, не забывая о плавных движениях и красивой, изящной позе. Избавившись от прозрачных капелек воды, которые, посвёркивая, сбегали вниз по его стройному телу, он небрежным жестом отбросил полотенце в сторону и стал неторопливо одеваться – сначала медленно натянул шёлковые трусы, дразняще скользя ими по бёдрам, затем – не быстрее – брюки, при этом не переставая хищно улыбаться Миртл, после чего лёгкими движениями набросил на себя рубашку и стал плавно скользить руками вниз, неторопливо застёгивая каждую пуговицу. Мантия и носки с ботинками особых изысков не удостоились, но этого и не понадобилось – Плакса Миртл и так, что называется, выпала в осадок. По её лицу блуждало сумасшедше-мечтательное выражение, рот был приоткрыт, а глаза затуманены.
- Ну что, понравилось?
- Даааа… – протянула Миртл.
- Ну вот и отлично, – удовлетворённо кивнул Альтаир. – Значит, Грейнджер тоже понравится… когда настанет время, я имею в виду. Спасибо, Миртл, было ценно узнать твоё женское мнение о моём стриптизе. Кстати, не вздумай кому сказать про то, что сегодня здесь было – никто не поверит.
Привидение снова озадаченно заморгало.
- Грейнджер? Та самая гриффиндорка, за которой ты ухаживаешь?
- О, об этом даже привидения наслышаны? Да, именно так. Видишь ли, я слышал, что девушкам нравится мужской стриптиз, но надо же было проверить, насколько это хорошо у меня выходит, а, вот незадача, я не собираюсь делать это ни перед одной девушкой, кроме Грейнджер.
- Но передо мной же ты сейчас делал…
- А ты, дорогая, не в счёт – ты же призрак, – бросил через плечо Блэк, выходя из ванной. – Чао, приятно было пообщаться.
Странно, но Миртл нырнула в кран, даже не завопив от возмущения.
Видимо, горло перехватило.

* * *

На первом же уроке УЗМС нового семестра выяснилась любопытная новость – Хагрид куда-то подевался, и вместо него «временно» этот предмет должна была теперь вести некая Граббли-Дерг. Видимо, подумалось Альтаиру, вчерашняя статья в «Ежедневном пророке» сыграла свою роль. Правда, оставались некоторые сомнения насчёт покусанного Крэбба, но Блэк успокоил себя тем, что в животных массовая публика разбирается, как правило, плохо, и мало кто задумается о том, чем бы мог в принципе укусить червь. Что ж, по крайней мере, дело было сделано – Граббли-Дерг никаких соплохвостов на урок не приносила, вместо этого она ухитрилась где-то раздобыть – ни много ни мало – взрослого единорога. И слизеринцы, и гриффиндорцы пришли в восторг. Посыпались вопросы, но профессор подняла руку и велела девушкам подойти к ней, а парням выстроиться вдоль ограды и наблюдать за происходящим.
- Единороги предпочитают женские руки, – пояснила она.
- Профессор, ну что же вы единорожиху не привели, – «расстроенно» протянул Драко. Класс засмеялся, а Граббли-Дерг неодобрительно взглянула на слизеринца.
- К вашему сведению, мистер Малфой, это предпочтение у единорогов не зависит от пола. Девушки, за мной.
- Профессор, а что они едят? – спросила Пенси. – Ведь, наверно, незнакомым людям лучше подходить с лакомством?
Граббли-Дерг собралась ответить, но не успела – её опередил Альтаир:
- Пенси, ты что, не слышала? Тебе же ясно сказали – предпочитают женские руки!
Девушка вздрогнула, со всех сторон снова раздался смех, а профессор ещё больше насупилась.
- Шутнички… Слыхала я про вашу компанию, господа Стервятники. Так, девушки, что встали? Идёмте, идёмте! Только осторожнее, идём медленно, не торопясь…
- Женс-с-ские руки, – угрожающе протянул вслед Альтаир. Браун и Патил, а заодно Буллстроуд и Паркинсон, дёрнулись и замедлили шаг. Граббли-Дерг, резко обернувшись, сердито зыркнула на довольного Блэка и негромко заговорила что-то успокаивающее своим подопечным.
В общем, урок вышел и приятным, и полезным – даже дистанционное общение с единорогом намного приятнее непосредственного с соплохвостом. Да и Уизли с Поттером удалось как следует расстроить. Особенно Поттера – Большая Гриффиндорская Достопримечательность чуть в драку не полезла. Хагрида, правда, как вечером того же дня выяснил Драко у Снейпа, не выгнали, а просто он впал в депрессию и отказался выходить из своей хижины. Его не было видно полторы недели, но после очередного похода в Хогсмид – во время которого, кстати, он тоже не присутствовал – лесничий всё же появился. К счастью, во время своего вынужденного отпуска у него явно нашлось время подумать, и теперь соплохвостами ученики больше не занимались. Хагрид решил заняться плагиатом и тоже взялся за единорогов – правда, всё же внеся новую струю, приведя на занятие не взрослых зверей, а жеребят. Они были очень милые и, что приятно, охотно подпускали к себе не только лиц женского пола. Альтаиру, Драко и Блейз очень понравилось общение с ними – да, собственно, все ученики остались очень довольны. Жеребята были очень ласковые и милые, охотно брали сахар с рук и тыкались мягкими мордочками, выпрашивая ещё.
Сам поход в Хогсмид на этот раз прошёл безо всяких происшествий – друзья решили, что давненько не бывали в «Маленькой Италии», и почти всё время провели там. Антонио очень обрадовался своим гостям и поспешил выставить на стол все новинки. К тому же на улицах было слякотно, так что спокойно посидеть в уютном ресторанчике было приятно вдвойне.
До второго тура оставалось уже немного, и Альтаир приступил к подготовке. Заклинание Головного Пузыря стало первым, что он выучил в процессе этого. Правда, вид при его накладывании на себя получался дурацкий – огромный пузырь воздуха колыхался вокруг головы, словно перевёрнутый круглый аквариум, с той лишь разницей, что аквариумы всё же имеют твёрдую консистенцию и не трясутся при малейшем движении, как желе. Но делать было нечего – это был самый простой и надёжный способ обеспечить непрерывный и надёжный приток свежего воздуха к голове. Тем более что польза этих чар была ещё и в том, что они работали не только под водой, но и в загрязнённом воздухе, причём загрязнённым неважно чем – пылью, дымом или даже какими-нибудь ядовитыми испарениями. Дышать всё равно можно было нормально, правда, воздух делался каким-то безвкусным, стерильным. Но что поделаешь, неизбежный минус. Зато под водой можно спокойно не то что час, а хоть целые сутки пробыть – разумеется, если не принимать во внимание переохлаждение.
Следующим вопросом, который надо было решить, являлся навигационный: как в условиях крайне ограниченной видимости под водой за час успеть разыскать на дне русалок с похищенным добром, в случае надобности надрать им хвосты и вернуться на берег. Задача была не в пример сложней предыдущей, но тоже оказалась вполне решаемой при помощи чар Близкой Крови. Суть заключалась в изготовлении небольшого амулета – деревянной стрелки на шнурке, конец которой надо было смочить кровью и произнести при этом заклинание. Тогда стрелка начинала указывать в сторону ближайшего нахождения существа, близкого по своей природе к тому, чья кровь была использована. Радиус действия этих чар был достаточно велик, чтобы без проблем накрывать всё озеро, да ещё и с огромным запасом. Цель обнаруживалась на тем большем расстоянии, чем крупней она была или чем больше существ располагались рядом друг с другом. По словам Северуса, похищенное, скорей всего, будет располагаться в русалочьей деревне на дне озера. Её точное местонахождение было неизвестно, но направление к целому поселению чары Близкой Крови могли бы указать прямо из подземелий Хогвартса. Проблема, правда, заключалась в том, что раздобыть русалку Стервятникам так и не удалось – точнее, Северус запретил. Пришлось обойтись рыбьей кровью, впрочем, учитывая теоретически достаточно приличные размеры поселения, этого должно было хватить. Одна беда – пускать эти чары в ход надо было уже на значительном расстоянии от берега. Всё-таки, хоть изначально они создавались для ловцов редких животных, несколько десятилетий назад из-за использования крови были отнесены к Тёмной магии. Судьи могли неправильно отнестись к происходящему. Особенно Крауч – ну как вдруг он вернётся? Да, впрочем, и Перси Уизли не подарочек. С кем, с кем, а с бывшим гриффиндорским старостой и отъявленным блюстителем порядка у Альтаира Блэка отношения были не самые лучшие. Причём изначально – вряд ли экс-гриффиндорец забыл навозную бомбу, рванувшую у него в руках ещё до распределения Блэка на Слизерин.
Когда до второго тура оставалось всего несколько дней, Альтаир решил втихомолку от всех проверить свои познания в легилименции. И выбрал для этого Поттера, чтобы заодно проверить, как там у него дела с подготовкой – может, что-то интересное придумал, что может пригодиться. Но те мыслеобразы, что Блэку удалось увидеть в сознании гриффиндорца – который, к счастью, ничего не заметил, что и неудивительно – все мысли и воспоминания у него были последнее время исключительно об одном – свидетельствовали об обратном. Какой-то домовой эльф, непонятно как сам об этом узнавший, рассказал Поттеру о загадке яйца, и гриффиндорец теперь без устали искал способ продержаться под водой час без воздуха. Странно, что у него ничего не выходило, несмотря на долгие поиски. Какое-то время поколебавшись, Блэк решил ответить любезностью на любезность – тем более что здесь можно было извлечь и прямую выгоду. Он подловил Поттера в присутствии Грейнджер.
- Как дела, Поттер? Разгадал яичный визг?
- Да, это…
- Не надо, я давно знаю. Лучше скажи – ты уже решил, как целый час дышать под водой будешь?
Гриффиндорец помедлил с ответом, но затем вздохнул и помотал головой.
- Тогда могу посоветовать заклинание Головного Пузыря. Возьми в библиотеке учебник Гуссокл за пятый курс, там оно есть.
Поттер недоверчиво уставился на него.
- А что это за заклинание?
Альтаир вздохнул и наглядно продемонстрировал ответ.
- Видишь? – голос из-за пузыря звучал довольно странно – и даже смешно, словно вибрируя. Выглядеть смешным перед Гермионой – это последнее, что мог бы пожелать себе Блэк, так что он сразу же снял заклинание. – Чистый воздух обеспечен. Под водой отлично работает.
- Ух ты, – выдохнул Поттер. – Слушай, Блэк… спасибо. Я бы и не додумался.
- Читай книги – источник знаний, – наставительно посоветовал ему слизеринец и задорно подмигнул Гермионе – эта фраза тоже была в первую очередь рассчитана на неё. Гриффиндорка благодарно на него посмотрела. А через секунду-другую произошло ешё одно очень удачное событие.
- Ты что тут делаешь, Блэк?! – раненым гиппопотамом взревел позади подоспевший Уизли. – Пошёл прочь отсюда, гадёныш! Гарри проклясть перед соревнованием решил?!
Про себя Альтаир ликовал дурости врага, в очередной раз выставившего себя не в лучшем свете перед Гермионой. Но вслух лишь вздохнул и, со скорбным видом пожав плечами, молча отошёл в сторону. Уходя, за спиной он с удовольствием слышал укоризненный голос Поттера, недовольный – Гермионы и сердитый – Уизела.
Оставшееся до второго тура время пролетело стремительно, и вот уже настало утро двадцать четвёртого февраля. Альтаир встал ни свет ни заря, кляня весь состав жюри в целом и Дамблдора в частности за то, что начало второго тура они назначили на такую рань. Нет, половина десятого утра – это-то ещё ничего, но вот то, что ведь ещё и подготовиться надо заранее… К тому же, как назло, с прошлого вечера Драко куда-то делся – его увёл с собой Северус, и оба так и не вернулись. Пришлось припахать к подготовке Крэбба и Гойла.
За завтраком было довольно шумно, все волновались – особенно, естественно, чемпионы. Делакур была не видна с места Альтаира, но вот сидевший рядом Крам был суров и мрачен. Что с ним случилось на Святочном балу, он так до конца и не сообразил – видно, всё же приписал всё непривычному местному лимонаду. Теперь же, сидя за столом, дурмстранговец почти ничего не ел и лишь задумчиво хмурился, то и дело что-то беззвучно шепча.
Быстро закончив завтракать, Альтаир встал и под радостные напутствия слизеринцев отправился к озеру. Там обнаружились возведённые вдоль берега трибуны, а у самой воды стоял покрытый золотой парчой стол для судей. Небо было ясным – хотя на глубине это особого значения не имеет, свет очень хорошо поглощается водой. На дне озера наверняка будет если и не совсем темно, то близко к тому. Но это не беда – Люмос под водой работает не хуже, чем на воздухе. А вот холодный ветерок был не больно-то приятен – тёплую мантию и то скидывать сейчас не хотелось, не говоря уже о том, чтобы раздеваться до плавок. С другой стороны, можно будет хорошо покрасоваться перед Гермионой. Если она, конечно, будет – за завтраком, как ни странно, в Большом зале не было вообще никого из Золотого Трио.
Но все тревоги сразу же развеялись – у воды прохаживались те, кого Альтаир был рад видеть больше, чем кого бы то ни было на свете – ну, не считая разве что Драко, Блейз, Сириуса и Гермиону. Папа, мама и крёстный. Альтаир поспешил к ним.
- Как себя чувствуешь? – улыбнулся Барти после того, как с объятиями и приветствиями было закончено. – Северус нам рассказал о том, что тебе предстоит. Готов?
- Конечно, – ответил Альтаир. – Только я не слишком представляю – точнее, совсем не представляю, – что мне надо будет искать. Сегодня, как встал, всё ценное у себя проверил – ничего не пропало. Надеюсь, что на месте смогу разобраться.
- Хотела бы я знать, чья была идея – заставлять учеников купаться в озере в феврале, – Белла окинула взглядом серую водную гладь. На трибунах постепенно собирались зрители. – Надеюсь, с согревающими чарами у тебя проблем нет?
- Разумеется, нет. А идея, скорей всего, Дамблдора.
- Старый идиот, – недовольно бросил Барти. – Ладно, ну его. А где твои друзья?
- Блейз, наверное, ещё за столом, но сейчас должна подойти. А вот где Драко, понятия не имею – его вчера куда-то увёл Северус, и он с тех пор не возвращался.
Барти, Белла и Ремус обменялись удивлёнными взглядами, но тут внимание Альтаира привлекли Крэбб и Гойл, которые, пыхтя, тащили к берегу небольшое бревно.
- О, нет… А Локомотор, разумеется, выучить и не додумались. Секундочку, я сейчас…
Альтаир быстро подошёл к Винсенту и Грегори.
- Всё, спасибо! Положите! Локомотор, бревно!
Крэбб и Гойл потопали вслед за ним к столу судей – в отсутствии Малфоя они признавали Блэка за предводителя.
- Э-э… Альтаир, а зачем тебе бревно? – полюбопытствовал Грег.
- Плавсредство, – коротко пояснил Блэк. – Где нашли?
- Ну, мы сначала в лес пошли, как ты нам сказал, но проходили мимо дома Хагрида, а у там, позади него, лежат вот такие, несколько… Мы и подумали, что тебе надо побыстрее, а бревно вроде хорошее…
- Молодцы. Бревно действительно хорошее. Хагрид вас не видел?
- Не-а. Его там даже и не было.
- Ещё лучше. А Драко вы не встречали?
- Нет, – хором ответили оба. Альтаир вздохнул, опуская бревно к кромке воды.
- Ладно. Ступайте, спасибо за помощь.
- Да не за что, Альтаир, – пробасил Винсент. – Обращайся.
Подошли и остальные чемпионы – все, кроме Поттера. Скоро появились и судьи, заполнились трибуны, Барти, Белла и Ремус, пожелав напоследок Альтаиру удачи, тоже отправились на свои места, а Поттера всё не было видно.
Появился гриффиндорец буквально за какую-то минуту-другую до начала состязания – взмыленный, тяжело дышащий и сжимающий в руке какие-то скользкие серо-зелёные штуки, больше всего похожие на крысиные хвосты. Судя по недовольно-разочарованным лицам Максим и Каркарова, они его уже и не ждали. Бэгмен принялся расставлять участников вдоль берега примерно в десяти футах друг от друга. Альтаир, стоя рядом со своим бревном, с интересом оглядел тяжело дышащего и упирающегося руками в колени гриффиндорца.
- Поттер, ты что, проспал?
- Ну, в общем, да.
- А что это за дрянь ты притащил? Только не говори, что вам сегодня это на завтрак давали.
- Нет, – усмехнулся гриффиндорец, – это жабросли. Когда я вчера ночь… вечером тренировал это твоё заклинание, меня увидел Невилл, расспросил и посоветовал воспользоваться ими – сказал, что один раз так проще и надёжней.
Альтаир хотел спросить, что это за жабросли такие, но не успел – закончивший с расстановкой Бэгмен вернулся к судейскому столу и, наложив на себя заклятие Сонорус, загрохотал на всё озеро:
- Ну что ж, наши участники готовы ко второму испытанию. Начнут они по моему свистку. За час они должны найти то, что у них отобрали. Итак, на счёт три: раз… два… три!
Раздался резкий свисток, трибуны разразились криками и рукоплесканиями. Альтаир повернулся к своему бревну и поднял волшебную палочку, боковым зрением следя за остальными чемпионами. Крам зашёл поглубже и занялся самотрансфигурацией, видимо, собираясь сделать из себя нечто водоплавающее. Флёр без лишней возни просто применила чары Головного Пузыря и нырнула в воду. Поттер единственный из всех прямо в одежде побрёл на глубину, усердно жуя жабросли. Ладно, пора и самому поторопиться.
Блэк сосредоточенно стал накладывать на бревно заклинания, трансфигурируя его в лодку. Тому, что у него в итоге получилось, было далеко до прогулочной яхты, но по крайней мере эта конструкция исправно держалась на воде и была способна выдержать даже не одного человека. Альтаир, упёршись руками в корму лодки, столкнул её с мелководья и запрыгнул в неё. Справа Крам, превратившись до пояса в акулу, нырнул и скрылся под водой; слева Поттер, зашатавшись и схватившись руками за шею, согнулся пополам и тоже спешно нырнул. Альтаир, довольно усмехнувшись, устроился на широком лодочном сиденье и, направив волшебную палочку на нос лодки, прошептал заклинание. Лодка немедленно и резко пришла в движение, правда, при этом своим рывком едва не свалив Блэка на спину. С трибун снова раздались аплодисменты.
Альтаир скоро оказался достаточно далеко от берега, так что надо было переходить к следующей части плана. Он остановил лодку, перебрался на нос и, достав из кармана деревянную стрелку, подвесил её на специально оставленном вертикально торчащем штырьке. Затем слизеринец извлёк пузырёк с рыбьей кровью и облил ею стрелку, после чего направил на неё палочку и прошептал:
- Сангвис версус сангвис. Тенерум версус симилис!
Стрелка пришла в движение – закрутилась, заколебалась, указывая то в одну сторону, то в другую, и, наконец, застыла, чётко направив окровавленный кончик на воду немного в стороне от центра озера.
- Ну что ж, будем надеяться, что это не особо крупный рыбий косяк, – хмыкнул Стервятник, снова приводя лодку в движение.
Нет, не косяк. Цель оставалась неподвижной в течение всего движения, стрелка равномерно наклонялась к воде всё сильнее и сильнее, пока, наконец, не заколебалась вокруг вертикали. Альтаир, снова остановив лодку, встал, наложил на себя согревающие чары и чары Головного Пузыря, после чего встал на заднюю лодочную банку и – не удержавшись от того, чтобы покрасоваться, – сложил руки над головой, подпрыгнул вверх и, изящно изогнувшись в воздухе, «дельфином» ушёл под воду.
- Люмос, – проговорил он, нырнув метра на два вглубь. На кончике палочки зажёгся белый огонёк, и Блэк, крепко зажав её обратным хватом, направил себе под ноги, одновременно перевернувшись вниз головой. В ушах зашумело от прилива крови, но, к счастью, из-за давления воды на кожу и близкие к ней кровеносные сосуды, а также меньшей силы тяжести в воде, ощущение было всё же терпимым.
- Реактивус мотус, – произнёс Альтаир.
Вода вокруг палочки пришла в движение, притягиваясь к её началу, проскальзывая по всей длине и с силой выбрасываясь от её конца. Создавшаяся сила тяги увлекла Блэка вниз.
Вокруг становилось всё темнее, и даже Люмос давал возможность видеть не больше чем на три, от силы четыре ярда вокруг. К счастью, погружение длилось недолго – по прикидкам Альтаира, до поверхности было порядка тридцати-тридцати пяти футов или около того, когда свет палочки выхватил внизу крыши домов – ну, если эти жалкие сооружения из булыжников и водорослей вообще можно было назвать домами. Хижина Хагрида по сравнению с этим выглядела просто произведением искусства.
Блэк начал кружить над русалочьей деревней, плывя уже по-обычному. Палочка должна сейчас была быть свободной на случай нападения. Впрочем, пока что, кажется, всё было мирно. Со стороны доносилась песня – та самая, что слышалась из яйца. Поплыв туда, Альтаир обнаружил деревенскую площадь, в середине которой высилась статуя тритона, высеченная из огромного камня. Перед статуей выстроился русалочий хор – он и пел песню. А к статуе были привязаны четыре человека.
Альтаир перехватил палочку наизготовку и медленно двинулся вперёд и вниз. Из-за давления воды движения были довольно скованными – это плохо. С другой стороны, никакого оружия у водного народа не видно, только у нескольких тритонов копья в руках. Что ж, это хорошо. Да и вряд ли всё-таки судьи могли допустить возможность смертельной схватки. А что это за люди? Это и есть «то, о чём ты будешь очень сильно горевать»? Слизеринец осторожно подплыл поближе, не спуская глаз с русалок, и осветил привязанных к статуе.
Палочка едва не выпала у него из рук. Это были Драко и Гермиона. У обоих лица спокойные, глаза закрыты, головы склонены на плечи, из ртов кверху тянутся ниточки пузырьков. Альтаир метнулся к ним, пощупал пульс на шеях, приложил поочерёдно ухо сначала к груди друга, потом любимой. Слава Мерлину, оба живы и, кажется, просто спят – или что-то вроде того. Блэк глубоко вздохнул от облегчения. Тритоны и русалки с любопытством наблюдали за ним.
Так, тут ещё двое? И кто это? Какая-то девчонка, совсем ещё молоденькая, волосы как у Флёр Делакур. Наверно, её сестра. Ладно, это ясно, чья задача. И ещё… Уизел! Ха, вот это новость! Хотя понятно – этот для Поттера приготовлен.
«А вот кто для меня? Драко? Наверное. Но… как же Гермиона? Неужели оставить её здесь? А если… стоп. Так это же для Крама! Ну, ловец болгарский! Нет уж! Не оставлю её тебе – ни за что. Тем более… что там насчёт часа поётся? Есть только час, потом пропажи не вернуть? Хм… Конечно, наверно, это образно и всё такое… Но не доверяй ничему, за чем не приглядел сам. И потом – Гермиону должен спасти я!»

Альтаир скользнул к Малфою и одной Сектумсемпрой рассёк связывавшие друга верёвки из водорослей. Поудобнее обхватив Драко левой рукой, он направился к Гермионе. Но тут же ему преградили путь два тритона со скрещёнными копьями.
- Забирай своего пленника и плыви, – сказал один из них.
- Да я бы с радостью, – пожал плечами Блэк, – но, видите ли, дело в том, что я не уверен точно, кто из них мой пленник. А выбирать между лучшим другом и той, кого люблю, я не собираюсь. Так что советую дать мне дорогу. А вон того, рыжего, хоть насовсем у себя оставляйте – буду только рад.
- Ты должен забрать лишь одного… остальные останутся здесь. Мы не пропустим тебя.
- Что значит «не пропустите»? – Альтаир гордо выпрямился, насколько эта поза была возможна в воде. – Да вы хоть знаете, кто перед вами? Я – наследник Древнейшего и Благороднейшего семейства Блэк! И вы смеете преграждать мне путь?!
Тритоны попались необразованные.
- Неважно, кто ты… Ты уплывёшь отсюда лишь с одним из них.
- Ах так? – Альтаир резко, насколько позволяла вода, направил на них волшебную палочку. – А ну с дороги, завтрак кальмара!
Тритоны со страхом уставились на палочку в руке слизеринца. Похоже, им уже доводилось иметь дело с разъярёнными волшебниками.
- Считаю до нуля и кипячу тут всё вокруг! Пять, четыре, три, дв…
Тритоны прыснули в стороны, как крысы в подвале, когда на них внезапно падает луч фонаря. Альтаир с довольной усмешкой рассёк и верёвки, связывавшие Гермиону, осторожно подхватил её под руку, другой рукой так же перехватил Драко и, зажав палочку между пальцами рук, сцепленными перед грудью, снова направил её себе под ноги и прошептал заклинание реактивного движения.
Обратный путь показался намного быстрее, хотя весили спасённые даже и в воде не так уж мало. Вот наверху явно забрезжил свет, начал быстро становиться всё ярче и ярче, и вода уже не так давит на грудную клетку, и вот уже сквозь её толщу над головой смутно виднеются облака…
Водная гладь расступилась, и кругом разом стало видно намного дальше – даже на какую-то секунду было странно мгновенно видеть уже не на несколько ярдов, а на несколько миль. Альтаир снял с себя чары Головного Пузыря. Драко и Гермиона проснулись от зачарованного сна сразу же, как только их головы оказались над водой.
- Как я понимаю, ты меня спас, – радостно проговорил Малфой, даже не оборачиваясь.
- Малфой? – удивлённо повернула голову гриффиндорка. – Я не по…
Увидев, кто поддерживает её на плаву, она застыла, изумлённо раскрыв рот.
- Грейнджер? – в свою очередь изумился Драко. – А ты что здесь делаешь… хотя понятно. Ты не мог выбрать? – он с усмешкой посмотрел на Блэка.
Альтаир счастливо засмеялся, глядя в серо-серебристые глаза лучшего друга. Сейчас, когда глубина, копья и тревога остались позади, невыносимо хотелось сбросить напряжение смехом. Драко здесь. Гермиона здесь. И он сам тоже здесь – на поверхности, в безопасности. С трибун доносились ликующие крики.
- Ну, в общем, да, – ответил он. Драко тоже рассмеялся.
- То есть ты что же, кого-то из чемпионов оставил без заложника, которого надо спасти? – возмущённо произнесла Грейнджер.
- Не волнуйся, там ещё двое, как-нибудь уж поделят между собой. Я не мог тебя там оставить.
Девушка покраснела – ей было явно приятно это слышать, несмотря на ещё немного недовольное выражение лица.
- А теперь, Грейнджер, позволь доставить тебя на твёрдую землю, – Альтаир покрутил головой туда-сюда, разыскивая лодку. Та обнаружилась немного поодаль – то ли ветром отнесло, то ли он сам в стороне всплыл.
- Акцио лодка!
- Блэк, ты когда будешь думать раньше, чем делать? – сердито спросила Гермиона, отплёвываясь от воды после того, как рванувшаяся к ним лодка едва не придавила всех троих, да ещё и волной окатила по самые макушки.
- Прости, – виновато произнёс Альтаир, в то время как Драко весело фыркал. – Подумал, что так быстрее, чем плыть.
Они забрались в лодку – первым это сделал Блэк, сразу же разворачиваясь и помогая залезть Гермионе, после чего из воды выбрался и Малфой.
- Бр-р-р, – передёрнулся он. – Ну и холодина. Надеюсь, на берегу нас отогреют.
- Да, конечно, сейчас, – Альтаир развернул лодку к судейскому столу и привёл её в движение. С трибун неслись непрерывные аплодисменты, особенно старались слизеринцы. Блэк не удержался от удовольствия встать во весь рост, повернуться к зрителям и, сцепив руки над головой, торжествующе потрясти ими, а после этого – послать несколько воздушных поцелуев. Малфой только довольно хмыкал, глядя на это, а затем тоже выпрямился и, обняв Блэка одной рукой за плечи, другую вскинул в воздух и так же торжествующе потряс сжатым кулаком. С берега донёсся смех и весёлые выкрики.
- Грейнджер, – обернулся к девушке Альтаир, улыбаясь до ушей, – не хочешь присоединиться?
- Нет, Блэк, не имею желания позерствовать.
- Ну ладно, тогда я сейчас наложу на себя Сонорус и крикну всем, что спас тебя.
- Даже не думай! – побледневшая Гермиона вскочила на ноги. – Ты с ума сошёл?
- А что? Будет красиво. «Леди и джентльмены! Рад объявить, что в геройской схватке с превосходящими силами противника мне удалось спасти не только жизнь лучшего друга, но и жизнь прекрасной девушки, оставив без обеда орду злобных водяных монстров!» Звучит?
- Ага. Скитер такое будешь рассказывать, Блэк. А заодно про то, как твои мокрые волосы ещё более эротично спадают на твои серые глаза.
- Ты и вправду так думаешь? – заулыбался Альтаир, запуская ладонь в свою шевелюру и игриво прищуривая глаза. Драко расхохотался, в порыве чувств хлопая друга по плечу. Гермиона, прикусив язык, гордо отвернулась и снова уселась на кормовую банку. Через секунду водяной жук, ползущий по её волосам, полетел за борт от раздражённого щелчка.
- А вон и твои родители! – весело сказал Малфой, оборачиваясь к берегу, бывшему уже близко. – Только что это они какие нахмуренные?
Удивлённый Блэк повернулся. Бартемиус и Беллатриса в самом деле стояли недалеко от кромки воды, но выражение их лиц, как ни странно, вовсе не было радостным и приветливым. Особенно рассерженной выглядела Белла.
- У меня дурные предчувствия, – упавшим голосом проговорил Альтаир. – Очень дурные.
- Что случилось? – уже по-настоящему встревожился Драко. Гермиона тоже посмотрела на берег, потом перевела удивлённый взгляд на тревожные лица слизеринцев.
- Понятия не имею, – Альтаир закусил губу. На холодный ветер он уже не обращал внимания. – Когда я отплывал, они были совсем не такие. Не понимаю, что могло случиться…
- Зато я понимаю, – внезапно помрачнел Драко. – Не надо было тебе её спасать.
Пару секунд длилось молчание.
- Наверное, ты прав… в смысле, что дело в этом. Я ждал, что когда-нибудь это случится.
- О чём вы говорите? – напряжённо спросила Гермиона. Понемногу, впрочем, она уже начинала понимать.
- Грейнджер, – резко повернулся к ней сосредоточенный Альтаир, – слушай внимательно. Как пристанем к берегу – сразу выходи и держись от меня подальше, поняла? А то и тебе достанется, а я не хочу, чтобы у тебя сложилось превратное представление о моих родителях.
- Ты хочешь сказать, что им не понравится то, что мои родители магглы, а ты им об этом так и не сказал?
- Умная… – пробормотал Блэк, снова поворачиваясь к берегу, до которого оставалось едва ли больше двадцати ярдов. – Ты всегда была умной. Да, это так. Но не подумай дурного – просто я пытался подготовить их к этой новости. Надеюсь, у меня это получилось.
- Судя по их лицам, вряд ли, – заметил Малфой.
- Ничего, – по лицу Альтаира скользнула кривая улыбка, – есть у меня козырь в рукаве…
Мягкий толчок, и лодка остановилась, врывшись носом в прибрежный песок. Навстречу поспешили мадам Помфри, Дамблдор и Бэгмен. Целительница сразу же укутала Альтаира, Драко и Гермиону в тёплые шерстяные одеяла, а директор поинтересовался причиной спасения сразу двоих.
- Я не мог решить, кто именно является моей целью, – ответил Блэк, краем глаза отмечая приближающихся родителей. Здесь же были и Ремус с Северусом – лица у обоих, к счастью, не рассерженные, а всего лишь тревожные.
- Ну что ж, – мягко улыбнулся Дамблдор, – поздравляю с успешным завершением второго испытания. Ты приплыл первым.
- Да, я вижу.
Мадам Помфри тем временем напоила всех, побывавших в воде, каким-то согревающим зельем, и отошла в сторонку. К Альтаиру сразу же приблизился Ремус.
- Альтаир, твои родители хотят с тобой поговорить… Идём со мной. – Дождавшись кивка крестника, оборотень вполголоса продолжил: – Учти, у них есть серьёзный вопрос по поводу…
- Я понял, Ремус. Всё в порядке.
- Ты уверен?
- Да. У меня есть объяснения.
- Очень на это надеюсь, – Люпин тревожно глядел на Альтаира. – Идём, не стоит заставлять их ждать.
- Удачи! – с надеждой произнёс Драко. В его глазах плескалась тревога за друга.
Гермиона ничего не произнесла, только обеспокоенно поглядела на Блэка. Тот, почувствовав её взгляд, поднял голову и ободряюще улыбнулся – точнее, попытался. Получилось не очень. И это встревожило Гермиону ещё сильней – видеть всегда неунывающего Блэка с таким выражением лица было, мягко говоря, необычно. Она потихоньку отошла в сторону – так, чтобы разговоры судей не мешали прислушиваться к разговору Блэка с его родителями.
- Поздравляю с победой, – сухо произнесла Белла, едва сын приблизился к ней на десять футов. – А теперь изволь объяснить две вещи. Первая – почему ты соврал мне, сказал, что эта Грейнджер полукровка, когда на самом деле, как я выяснила, она обычная грязнокровка. И вторая – почему ты сейчас вытащил со дна озера не только Драко, но и её? Я жду ответа.
Альтаир перевёл взгляд на отца – тот холодно на него смотрел. Такого взгляда Альтаир раньше не получал от него, да и от мамы тоже, ни разу, и от этого вдруг стало больно внутри.
- Я не соврал тебе, мам. Она действительно фактически является полукровкой, хотя её родители магглы. Я посылал запрос в Министерство – в архивы. В её роду имеется не меньше восьми волшебников, что подтверждается документами. Они хранятся в нашей спальне, – Альтаир качнул головой в сторону Хогвартса, – в моём чемодане. А спас я её… Ну, она мне нравится, мам. Я хочу, чтобы она стала моей девушкой.
- Ты головой о дно не ударялся? – так же сухо спросил Барти. – Она грязнокровка, её родители, и родители её родителей – магглы. Нам это точно известно.
Альтаир сглотнул. Было страшно. По-настоящему страшно. Но отказаться от Гермионы было страшней.
«А Сириус бы на твоём месте отказался?»
Как ни странно, эта мысль придала сил. Альтаир глубоко вдохнул и смело посмотрел в глаза отца и матери.
- Пап. Мам. Я не собираюсь на ней жениться.
«Во всяком случае, пока».
- Я просто хочу, чтобы она стала моей девушкой. Она умна, храбра, талантлива и совсем не похожа на других с Гриффиндора. Я могу предоставить вам сегодня же документы, о которых я говорил. Поверьте, я не замышляю ничего дурного.
Альтаир сделал маленькую паузу, лихорадочно подыскивая что-то основательное для завершения своей речи.
- И, пап… в своём письме ты писал мне, что вы меня любите и будете любить, что бы я ни вытворил, – проклятье, голос всё же дрогнул.
Лица Барти и Беллы смягчились.
- Пойми, Альтаир, нас потому и волнует этот вопрос, что ты нам небезразличен. Если бы не это, нам было бы всё равно, кто там тебе нравится. – Отец немного помолчал. – После того, как это всё, – его подбородок качнулся в сторону судейского стола, – закончится, ты немедленно покажешь нам эти документы. Повтори ещё раз – у тебя нет в отношении её серьёзных намерений?
- Я не собираюсь на ней жениться, – повторил Альтаир, глядя отцу прямо в глаза и старательно высовывая на поверхность сознания свои мечты о страстных поцелуях с Гермионой в тёмных закоулках коридоров. Кое-какие навыки в окклюменции он всё же успел наработать, и теперь отчаянно надеялся, что в случае, если папе вздумается применить легилименцию – вдруг умеет, Северус же его давний друг! – то он не станет лезть глубоко и удовлетворится наличием стандартных (в представлении Альтаира) мечтаний о своей девушке четырнадцатилетнего студента Хогвартса.
Похоже, сработало. Альтаир не понял, была ли или нет попытка легилименции – отец просто несколько секунд смотрел ему в глаза, а затем улыбнулся и положил руку ему на плечо.
- В таком случае ничего страшного.
- Но неужели чистокровней не нашлось? – поморщилась Белла. – Я тут много чего слышала, пока на трибунах сидела – ты популярен среди девушек.
- Дешёвка, – небрежно пожал плечами Альтаир. – В большинстве своём они хотят быть со мной просто потому, что я хорошо играю в квиддич, красив и ношу фамилию Блэк.
Ответ Белле явно понравился – она одобрительно хмыкнула.
- Понимаю. А Грейнджер, значит, нравится в тебе другое?
- Ну… Я пока с ней близко не сошёлся, – признался Альтаир, – но, не сомневаюсь, если мне удастся это сделать, то не потому, что я – первый красавчик в школе.
- Что ж… Тогда пытайся – мы с отцом посмотрим, что у тебя выйдет. И не забудь про эти твои документы – я тоже их просмотрю внимательнейшим образом! А пока иди – тебя друзья ждут.
Альтаир склонил голову, развернулся и только тогда позволил глубочайшему облегчению отразиться на своём лице. Да, могло быть хуже. Намного хуже. Кажется, постепенно «приучать» родителей к факту наличия в жизни их сына сердечной привязанности к Гермионе Грейнджер оказалось удачной идеей. Глядишь, со временем и согласятся на что-то большее для Гермионы, чем статус «временная девушка нашего сына».
«Потому что ты, мой дорогой Альтаир, явно считаешь идею о женитьбе на ней в принципе неплохой. Только пока что преждевременной… О Мерлин, неужели я это подумал? Точно надо усилить изучение окклюменции».
Альтаир, улыбаясь, подошёл к Драко и Блейз, ждавшим его с тревогой на лицах.
- Всё в порядке. Голову мне пока откручивать не станут.
Его друзья облегчённо выдохнули и заулыбались в ответ.
- Расскажешь нам? – спросила Блейз.
- Конечно…
Пока Блэк вёл свой рассказ, из воды вылезла Флёр – вся какая-то поцарапанная. Она сразу же кинулась к мадам Максим и что-то спросила на французском, а получив ответ, вскрикнула и развернулась обратно к воде, но директриса схватила её, никуда не пуская.
- Что случилось? – поинтересовался Альтаир.
- На неё напали гриндилоу, до сестры она так и не добралась, – пожал плечами Малфой.
- Не повезло, – сочувственно протянула Блейз, глядя, как бьётся в мощных руках «мадам Максимум» Флёр.
- Слушай, Драко, – попросил Блэк, – скажи ей, что с её сестрой всё в порядке и жить она точно будет, а?
- А почему я?
- Потому что я по-французски не говорю! Почти. А за хорошее известие она, может быть, тебя расцелует.
- А, ну это другой разговор, – Драко пригладил растрёпанные волосы и шагнул к Делакур. Через минуту выяснилось, что Альтаир как в воду глядел.
Спустя ещё какое-то время на поверхности озера показались разом четыре головы: Поттера, Крама, сестры Флёр и Уизли. Поттер держал своего друга, Крам – маленькую француженку. Флёр закричала от счастья и, всё-таки вырвавшись, побежала навстречу плывущим к берегу. С трибун тоже понеслись радостные крики.
- Ну вот, все живы и здоровы, – до хруста в плечах потянулся Блэк. – Всё хорошо.
- Да, они даже со временем практически успели, – Блейз посмотрела на часы.
- Осталось только узнать оценки, – подытожил Альтаир, глубоко дыша полной грудью. Холодный воздух вдруг показался ему необычайно вкусным.
Судьи, сбившись в кучу, принялись оживлённо обсуждать сложившуюся ситуацию. Как сообщил Драко, сумевший аккуратно прислушаться к тихому разговору, Поттер торчал у статуи, упорно дожидаясь остальных чемпионов. Когда приплыл Крам, на его долю осталась только Габриэль Делакур, и сочтя, что в любом случае пленники закончились, оба всплыли наверх со спасёнными.
После того, как обсуждение закончилось, Бэгмен снова использовал заклинание Сонорус и принялся знакомить зрителей с итогами второго тура.
- Оценки чемпионам будут выставлены по пятидесятибалльной шкале. Мисс Флёр Делакур продемонстрировала отличное владение заклинанием Головного Пузыря, но на неё напали гриндилоу, и она не сумела спасти своего пленника. Мы решили поставить ей двадцать пять очков.
С трибун, несмотря ни на что, раздались аплодисменты.
- Мистер Альтаир Блэк показал отличный уровень владения трансфигурацией, чарами поиска и заклинанием Головного Пузыря. Более того, он никак не мог решить, кто же именно является его пленником, поэтому решил спасти сразу двоих.
Зрители засмеялись.
- Он явился первым из всех чемпионов, задолго до окончания установленного срока. Практически единогласно, – тут Бэгмен покосился на Каркарова, – мы решили, что мистер Блэк заслуживает высшей оценки – пятьдесят очков!
Над гладью озера разнеслись радостные крики хогвартцев – ликовали все, кроме гриффиндорцев.
- Мистер Виктор Крам продемонстрировал неполное превращение, что, однако же, не помешало ему выполнить задание, и он вернулся в одно время с мистером Гарри Поттером, с успехом воспользовавшимся жаброслями. Несмотря на то, что оба они немного – на четыре минуты – задержались, мы решили поставить им обоим по сорок пять очков.
Дождавшись окончания аплодисментов, Бэгмен продолжил:
- Третье и последнее испытание состоится на закате двадцать четвёртого июня. За месяц до этого чемпионам объявят, в чём именно оно будет заключаться. Благодарю вас всех за поддержку наших чемпионов.
- Ну, торжественная часть закончилась, – засмеялся Драко, – теперь пора переходить к очень торжественной. Нынче у нас в гостиной будет ещё один пир и праздник.
- Да, – протянул Альтаир, разыскивая глазами Гермиону. Но та упорно не желала встречаться с ним взглядом. Блэк нахмурился.
- Драко, Блейз, а вы не видели – Грейнджер могла слышать мой разговор с родителями?
- Не могу сказать, – покачал головой Малфой. – Я за тобой следил.
- А по-моему, могла, – медленно проговорила Блейз. – А что?
- Значит, могла услышать и то, что я сказал – «Я просто хочу, чтобы она стала моей девушкой…». Это могло её обидеть. Нет, надо с ней поговорить. Объяснить…
- Мерлин! Да чего тут объяснять и что могло её обидеть? – поразился Драко. – Потом с ней поговоришь! Чем её могли не устроить эти слова?
- По сравнению с тем, что я говорил ей раньше, их можно расценить либо как наметившийся холодок, либо как боязнь признаться родителям, что я люблю её… Ждите меня здесь!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37644-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (23.01.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 110 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 Evgeniya1111   (28.01.2018 20:23)
Альтаир удачи !!!!! И родители его понимания и терпения biggrin

0
1 Bella_Ysagi   (23.01.2018 14:07)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]