Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2736]
Кроссовер [703]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4853]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15295]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14660]
Альтернатива [9145]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4490]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Изабелла
Внезапно проснувшийся ген — не единственный сюрприз, который ждал меня в этом, на первый взгляд, знакомом мире.

Эсме. Сумерки
В мыслях промелькнуло лишь окутанное дымкой воспоминание: я держу на руках маленький, завернутый в голубое комочек... Накатила новая лавина боли, и сердце предательски сжалось. Его больше не было и я тоже должна уйти. Вслед за ним, вслед за Мэри и моими родителями, в манящую неизвестность. Возможно, там я найду ответы. Я бессмысленно улыбнулась и шагнула. Теперь мы будем вместе. Навсегда.

Крик совы
Суровое, но романтичное средневековье. Проклятье, обрушившееся на семью. Благородные рыцари, готовые на отчаянные поступки ради спасения своих невест. Темная сила ведьмы против душевного света, преодолевающего самые невероятные препятствия. Мистическая история любви!

Горячий снег
Приключения заколдованного принца-дракона и девушки из будущего.

Охота Эдвáра
Его путь лежит через песчаные пустыни Эмереи к плодородному оазису в центре страны – городу Форкхагену. В него можно попасть и купаться в золоте, но нельзя покинуть с набитыми карманами – эти земли прокляты, и охраняет их тёмный демон Арозель.

Поворот
Прошел почти год после расставания с Эдвардом, и вот уже наступило новое лето, но Белла так и не нашла счастья в жизни. Чтобы снова услышать голос вампира, она решает покататься на мотоцикле.

Пять «П»
По мнению Гермионы, любовь ― бесполезная трата времени. Она обязательно докажет это всему миру, дайте только найти подходящую кандидатуру и… как это у Драко другие планы?!

Наперегонки со смертью
Существует ли предопределенность жизни? Можно ли отвратить смерть? Договориться с ней? Эдвард Каллен – обычный молодой семьянин, который случайно узнает то, что ему знать не положено. На что он пойдет, чтобы спасти дорогого человека?
Мистический мини-фанфик.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 478
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Вне времени

2021-12-6
21
0
0
Вне времени


Категория: Авторские истории. Сумеречная Сага
Номер обложки: 63
Бета: -
Жанр: фантастика, романтика
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Эдвард/Белла

Саммари: Н-да, брат Эдвард, поздравляю! Ты окончательно спятил! Препираешься и флиртуешь с плодом своего воображения, как две капли воды похожим на женщину, умершую целый век назад. Хорошо же ты приложился головой при посадке!




Первые пионеры космоса. Те, что осознанно шли на смерть ради человечества. Те, что проложили нам, потомкам, дорогу в отдаленные уголки галактики. Те, кто остался лишь на страницах учебников. Она была одной из них. Гениальный ученый, отважная разведчица и прекрасный человек. Она всегда была для меня примером и недостижимой мечтой. Изабелла Свон. Не родилось еще ни одной современной женщины, способной соперничать с ней в моих глазах.

* * * * * *


Я видел ее лицо. Длинные каштановые локоны развевались на слабом ветру. Глаза цвета молочного шоколада смотрели растерянно. Она просила о помощи. Постепенно ее фигура стала таять, исчезая в тумане.

Я медленно выплывал из забытья. Это было чем-то похоже на подъем с большой глубины. Сначала появились звуки, потом запахи. Кожей рук я ощутил гладкость нанопластика. Таким обычно покрывают больничные койки. Открыл глаза и увидел мягко светящийся потолок медицинского блока. И как я тут, мать вашу, оказался?

Последнее, что я помнил, это как мы с капитаном корабля коммандером Уитлоком пытались вручную посадить нашу посудину. Приборы как будто взбесились, автопилот отключился, и у нас были все шансы рухнуть в местный океан. Но, видимо, космолету все же удалось дотянуть до горного плато. Ничто другое не выдержало бы махину «Посейдона».

- Доброе утро, лейтенант Мейсен, добро пожаловать обратно! – в поле моего зрения появилось лицо Эсме Каллен, главы медицинской службы и, по совместительству, супруги начальника экспедиции. – Вы нас слегка напугали.

- Доктор, он в сознании? – а это уже мой босс. И один из лучших друзей, Джаспер Уитлок. - Эдвард, ты меня слышишь?

- Джас, кончай орать, – голос хриплый и как будто не мой. - Тут все-таки больные люди. Лучше объясни, что случилось и как я сюда попал?

- Как, как… Ты же у нас самый крутой, ремни безопасности не для тебя… «Посейдон» при посадке зацепил скалу, ну тебя и выбросило из кресла. И ты со всей дури приложился об опору. Результат – сотрясение мозга, два сломанных ребра и потеря сознания почти на сутки.

- Все, коммандер, теперь прошу покинуть медблок. Мне нужно проверить показатели лейтенанта, а ему необходим отдых!

- Док, еще минутку. Джас, как остальные? Есть потери?

- К счастью, все живы. Есть раненые, но доктор уверяет, что они будут в норме. Поправляйся! У меня каждый человек на счету, – с этими словами Джаспер ушел, а я оказался в полной власти Эсме и ее аппаратов.

Память быстро возвращалась, сознание становилось ясным, и события катастрофы все четче вставали перед глазами: стремительное падение на поверхность планеты, которую мы должны были сначала всесторонне исследовать, а уж затем приземляться. Мои руки, вцепившиеся в борта кресла. Страстное желание оказаться на месте капитана и самому подчинить потерявшее управление судно. Пугающе быстрое приближение синей океанской глади. Удар…

Я стал вторым пилотом на «Посейдоне» - исследовательском судне класса «дельта» космофлота Земли. Когда было объявлено о второй экспедиции на Пандорику, я сделал все, чтобы попасть в ее состав. Члены корпуса дальней разведки, где я раньше служил, получали отличную подготовку и считались одними из лучших пилотов во всем космофлоте. Кроме летных навыков, мы имели еще несколько образований. Помимо того, что я пилот, я еще и врач, инженер, специалист по внеземным формам жизни и механик. Пройти конкурс на место второго пилота оказалось не особенно сложно.

Поскольку не рационально направлять в глубокий космос специалистов узкого профиля (их потребуется слишком много), все члены экспедиции имели не по одной профессии. Например, руководитель службы безопасности Эммет МакКарти владел шестью земными и четырьмя инопланетными видами единоборств, управлялся с большинством известных человечеству видов холодного и огнестрельного оружия, а также обладал навыками выживания абсолютно в любых условиях и имел докторские степени по ксенобиологии, геологии и биохимии. А его жена Розали была не только механиком «от Бога» (она могла починить любой прибор) и мастерски водила все имеющиеся на борту транспортные средства, но и являлась дипломированным физиком-ядерщиком и ведущим специалистом по робототехнике.

Но никто не мог сравниться с руководителем экспедиции Карлайлом Калленом. Этот человек был уникумом. Он имел больше дюжины ученых степеней, куда наряду с земными медициной, психологией, астрофизикой и геологией входили и инопланетные науки. При этом он был еще молод и полон сил. А также обладал способностью сплачивать и воодушевлять людей. Именно благодаря ему наше чрезвычайно жесткое приземление на планету обошлось без человеческих жертв. Мгновенно поняв, какие именно модули пострадали больше всего, именно туда он направил спасательные отряды. Всех членов экипажа и пассажиров удалось эвакуировать в кратчайшие сроки, и потушить пожары с помощью вакуума.

* * * * * *


Корабль пострадал сильнее, чем меня пытались убедить, пока я пролеживал штаны в медбоксе. Стоило мне выбраться из стерильных стен, я, невзирая на строгое предписание врача «идти в свою каюту и отсыпаться не менее трех дней», отправился наружу, чтобы осмотреть местность и наши повреждения. Да кто бы смог удержаться! Мы сели на другую планету, разве захотел бы кто в здравом уме три дня избегать выхода на поверхность?! Да я бы душу продал за возможность глотнуть чистого воздуха, ощутить под ногами твердую землю и собственными глазами увидеть захватывающий инопланетный пейзаж.

Когда-то давно, почти сто лет назад, здесь должен был приземлиться первопроходец колонизации – космический ковчег «Византия» с самыми первыми переселенцами на борту. Пандорика подавала огромные надежды: мощный телескоп, способный в деталях рассмотреть отдаленные солнечные системы, расположенные в сотнях и тысячах световых лет от Земли, и проанализировать полученные данные, показал наличие кислорода и больших объемов воды, необходимых для возникновения жизни. Магнитное поле Пандорики могло защитить планету от космической радиации, а расстояние до солнца и особенности орбиты держали комфортную температуру круглый год, позволяя всему живому существовать в стабильном тропическом климате. Лишь на полярных шапках лежал снег, на остальной планете всегда царило лето.

Обнаружение метана указывало, что планета обитаема и заселена, как минимум, бактериями. Долгое наблюдение не показало никаких признаков присутствия высокоразвитой цивилизации, поэтому было принято решение снарядить экспедицию с целью изучения Пандорики и переселения первой группы людей, которые должны были построить город и всесторонне исследовать планету в ожидании регулярных рейсов с колонистами.

Все мы знали о провале первой миссии из учебников истории. Группа ученых «Византии» должна была проснуться задолго до приземления. Обследовать Пандорику с орбиты, выбрать удобное место для посадки, сообщить всю информацию на Землю и только после официального одобрения опускаться на поверхность планеты. Затем им нужно было развернуть полевой лагерь и разбудить колонистов, каждый из которых обладал необходимыми для выживания навыками. Только по истечении нескольких лет, когда земляне полностью адаптировались бы к новой воде и пище, чуть повышенной гравитации и местным вирусам, изучили бы вдоль и поперек опасности, с которыми столкнулись на новом месте жительства, Пандорика была бы признана подходящей для колонизации и вылетели бы новые корабли. Увы, «Византия» пропала без вести, не прислав о планете абсолютно никаких данных.

Шло время. Наша родная планета становилась все менее пригодной для проживания. Экологический кризис превратил долгосрочные планы в насущную необходимость: то, что начиналось, как фантастическое приключение с целью распространения людской расы по вселенной, стало бегством. Перенаселение тоже сыграло роль: возможности Земли были исчерпаны, громадными шагами наступал голод. Это породило массу войн за ресурсы, что лишь сильнее урезало количество подходящих для жизни мест, где еще можно было что-то растить. Война и болезни недостаточно сокращали численность населения, и страны с развитой космической программой стали массово вывозить своих граждан в другие миры. За большие деньги, конечно. Всего сейчас было освоено больше ста подходящих планет, а изобретение современного гипердвигателя открывало неограниченные возможности по освоению не только ближних, но и самых далеких галактик.

Пандорика долгое время оставалась под запретом из-за необъяснимой пропажи первой экспедиции. Для руководства это было однозначным красным сигналом: здесь существовало что-то, чего ученые не учли, не могли разглядеть со столь большого расстояния. Были ли это опасные местные формы жизни, незамеченный пояс астероидов или непредвиденно опасное солнечное излучение - не важно, больше руководство рисковать жизнями колонистов и ведущих ученых не стало. Во вселенной было множество и других, более гостеприимных планет.

Лишь спустя сто лет, когда были получены новые, и все еще обнадеживающие данные, снарядили экспедицию номер два, в которую вошел я, стремясь пройти путь женщины, ставшей для многих примером.

И все же что-то пошло не так и в этот раз… Мы понятия не имели, почему взбесились все электронные приборы корабля, - должно быть, в этой системе и правда имелось неизвестное науке излучение. Еще находясь в медотсеке, я заметил, что медперсонал пользуется примитивными инструментами, а высокотехнологичный автодок и биосканер стоят без дела. Тогда я решил, что это последствия неудачного приземления. Но теперь, делая небольшой обход, убедился, что большинство систем «Посейдона» не функционирует. Что-то на этой планете глушило всю электронику. Именно потому мы упали – сошли с орбиты и попали под воздействие гравитации, которая на треть превышала земную. Чудо, что не разбились всмятку, сажая корабль буквально по старинке – положившись на уверенную руку пилота и его глазомер. Джаспер был настоящим профессионалом своего дела.

Я прошел через практически полностью выгоревший отсек – склад пищеблока, где хранились запасы продовольствия – и оранжерею, которая представляла собой жалкое зрелище: пожар потушить удалось, но растения сильно пострадали и вряд ли теперь оправятся. И затем я оказался на слепящем солнечном свету: задняя часть корабля – та, где располагались технический отсек и гипердвигатели - отвалилась еще при падении и затерялась в глубинах океана. Мы в буквальном смысле теперь были отрезаны от своего прежнего мира: неизвестно, успели ли операторы связаться с Землей и передать сигнал бедствия и предупреждение об опасности. Возможно, для человечества «Посейдон» пропал точно так же, как «Византия»…

Со мной здоровались люди, пока мои глаза привыкали к яркому свету. Постепенно я начал осознавать, что мы это сделали – приземлились и начали осваивать новую планету! Свежий и сочный, необычно сладкий аромат атмосферы Пандорики без примеси выхлопных газов и продуктов переработки нефти – первое, на что я обратил внимание. Местный запах смешивался с вполне земным ароматом кухни, устроенной под чистым небом, имеющим лиловый отлив. Щебет насекомых или птиц казался оглушительным, хотя и раздавался издалека – будто огромные цикады сидели на окружающих лагерь холмах и заявляли о своем существовании, метили свою территорию, оккупированную чужаками. Люди, ходившие между временными домами, сооруженными из пластика, тентов и ненужных частей корабля, не обращали на звуки внимания, а значит, эти животные ни разу не нападали: планета оказалась безопасной.

Полной грудью вдыхая сладковатый инопланетный воздух, я понял, что мы не прогадали: сила тяжести была чуть выше земной, требуя больше, чем обычно, физических усилий, но зато с кислородом в составе атмосферы дела явно обстояли лучше, чем на нашей родной планете. Обильная флора и фауна сулила большие перспективы. Земля казалась не слишком плодородной – песчаник и скалы, - но в низинах с этим наверняка проблем не будет.

Команда рабочих под предводительством МакКарти строила по периметру лагеря высоченный забор из свежезаточенных кольев: за пределами начинались довольно густые джунгли, а склон резко уходил вниз.

- Воду нашли? – поинтересовался я у Эммета, устроившегося на перекур.

- Пока нет, - скривил он уголки рта. – Добровольцы, желающие быть первыми самоубийцами, в очередь не становятся, – махнул рукой в сторону леса, из которого непрерывно раздавались жуткие вопли местного зверья. – Хорошо бы ты поскорее вернулся в строй, Эд, и разведал округу на шаттле, но, черт меня подери, если он взлетит!

- Розали еще не придумала, как обойти системы? – мастер-механик наверняка найдет способ вернуться к истокам и перевести шаттл на ручное управление, использовать древнюю технологию примитивного бензинового двигателя, которой сбои электроники нипочем.

- Пока только с трициклами разобралась. С летающими жестянками все немного сложнее.

Трициклы – уже лучше, чем на своих двоих, особенно если придется удирать от местной злобной фауны. Конечно, для этого желательно проложить дороги, ну или хотя бы составить карту ровных и пологих зон, по которым можно безопасно гонять.

- Что глушит электронику, выяснили? – прищурился я, заинтересованно наблюдая за девушкой с длинными каштановыми волосами, бесцельно бродящей по палаточному городку, ни с кем в контакт не вступающую и выделяющуюся среди других светло-серым комбинезоном. Наша команда носила синюю с белым униформу.

- Связисты утверждают, что электрошторма в верхних слоях атмосферы, геологи – что местный горный минерал с неизвестными современной науке свойствами, а астрофизики трындят про слишком сильное магнитное поле планеты. Да черт его знает! Радиационный фон на поверхности, во всяком случае, в норме.

- Это – хорошая новость. – По крайней мере, мы не умрем от вредного излучения. Ясно теперь, что произошло с первой экспедицией: «Византия» еще меньше была приспособлена к падению, чем современный «Посейдон», оснащенный стабилизирующими двигателями. Пусть не все из них сработали из-за сбоя ИИ, но, включенные вручную благодаря отважным техникам, помогли нам не рухнуть вниз, как глыба, а мало-мальски спланировать и дотянуть до твердого плато.

Девушка с каштановыми волосами, тем временем, обернулась, и я вздрогнул. Готов был поклясться чем угодно, это была Изабелла Свон! Словно сошла с портрета, висящего на доске почета каждого уважающего себя космоунивера, только лицо ее было не сияющим и довольным, а изможденным. Загадочная улыбка, изображенная на архивных фотографиях, не блуждала по ее прекрасному лицу – оно было сосредоточенным, удивленным и хмурым.

- Ты видишь ее? – толкнул я Эммета в бок, боясь моргнуть и упустить видение.

- Кого? – подорвался он, послушно скользя взглядом по толпе.

- Изабеллу Свон! Девушку в светло-сером комбинезоне. Вон же она!

- Ты совсем умом тронулся? – вернулся друг к сигарете, решив, что я шучу.

- Да нет же! – показал я рукой на светлую ткань, отчетливо выделяющуюся в синей массе. – Сам смотри!

- Там только наши, Эд, - заверил меня Эм. – Похоже, доктор права: ты еще не в норме, и у тебя галлюцинации, приятель. Шел бы ты спать! – И, затушив сигарету и похлопав меня по плечу, Эммет отправился работать.

Но я не мог махнуть рукой на свое видение, должен был проверить. Не упуская из виду светло-серое пятно, мелькающее среди толпы, я бросился догонять галлюцинацию. Чувствовал себя отлично, и потому считал, что этому найдется рациональное объяснение. Наверняка, когда я приближусь, то окажется, что это просто обычная колонистка, одетая не по форме. Издалека она похожа на Изабеллу Свон, но, увидев ее вблизи, я буду разочарован.

Проходя мимо пищеблока, я случайно отвлекся, споткнувшись о большую коробку с помятыми обгорелыми тыквами, и видение было потеряно.

- Э-эй! – возмутилась миниатюрная темноволосая девушка, погрозив мне маленьким ножом, которым чистила неподалеку овощи. – Перевернешь тару – так и сварю персонально, прямо немытыми, с землей!

Вспомнив полностью выгоревший склад – а он был огромен, запасы рассчитаны на три тысячи человек, - и загубленную оранжерею, я и думать забыл об Изабелле Свон: проблемы нарисовались посерьезней моих галлюцинаций вследствие сотрясения. Вспомнил я и девушку: Элис Брэндон работала на «Посейдоне» на раздаче еды и всегда привлекала пристальное внимание кэпа, хотя он и отказывался признаваться в этом открыто.

- Тыквы? – скептически оценил я жалкое содержание коробки и количество начищенных плодов – их хватило всего на пяток тазов.

- Скажи спасибо, что хоть это уцелело! – отбрила меня Брэндон без тени смущения перед моими нашивками второго пилота. – Вам, солдатня, пора бы уже применить свои таланты по назначению и найти в джунглях что-то съедобное, пока люди друг на друга не начали бросаться от голода!

У Джаспера не было шансов: Элис была остра на язычок и вовсе не так проста для обычной буфетчицы.

- Насколько все плохо?

- Да уж похуже, чем в самых нищенских районах на матушке-Земле, - кинула Элис очистки в отдельный пищевой бак с водой, и я понял, что ситуация уже катастрофическая. Если мы собираемся есть не только разбитые и горелые овощи, но и отходы, значит, вскоре нам всем грозит самый настоящий голод.

- А что с водой? – покосился я на синюю бочку, которую устанавливали неподалеку техники, громко покрикивая друг на друга.

- Система фильтрации накрылась, как и все остальное, - закатила Элис глаза. – Система жизнеобеспечения тоже не работает, так что о круговой очистке можно забыть. Ребята, конечно, придумают, как использовать корабельные фильтры, но для этого нужна местная вода, которой нет.

- Океана недостаточно? – сыронизировал я, получив в ответ уничижительную гримасу от строптивой девчонки.

- От него нас отделяют пики гор, дурень! – вновь потыкала она в меня кончиком ножа.

- В чем проблема исследовать склоны и долины? – удивился я. Наверняка там протекает не одна река, к которой техники легко дотянут электронасос – «Посейдон» огромен, длины кабелей хватит.

- Ты что, спал все эти дни? – наехала на меня Элис, возмущенно приподняв брови. – Никто не хочет стать обедом Джейкоба!

* * * * * *


Джейкоб. Этим именем окрестили местное чудовище, напавшее уже на пятерых зазевавшихся колонистов: первого только напугало, остальных ранило, последних довольно сильно. Это существо жило в низине, заросшей деревьями – единственном месте, где можно было поискать еду и воду. Место падения – плоскогорье – не радовало изобилием, водились здесь разве что насекомые и мелкие птицы, прячущиеся в невысоком колючем кустарнике. С трех сторон колонию окружали горные вершины, и лишь с одной стороны был пологий спуск, лес и, вероятно, жизнь. Вода и потенциальная пища.

Крики зверей, раздающиеся из местных джунглей, и правда внушали опасение даже матерым солдатам – мало ли, что за чудищ встретишь на чужой планете. Там могли поджидать не только хищники, но и змеи, ядовитые растения и прочие «прелести» диких мест.

С сожалением я узнал, что оружейная отвалилась вместе с гипердвигателями и затонула в океане. В нашем арсенале остались только парализующие бластеры – те, что можно безопасно использовать на космическом корабле, не причиняя вреда и не проделывая дырки в обшивке. Идти с ними против крупного зверя и вправду было самоубийством.

А зверь был серьезным. Судя по описанию очевидцев – если они, конечно, не преувеличивали со страху, - Джейкоб был форменным оборотнем из самых страшных земных легенд. Массой несколько тонн, животное с огромными когтями и зубами вело себя крайне агрессивно, и возведение вокруг лагеря частокола была не чьей-то прихотью, а первоочередной необходимостью.

* * * * * *


Сегодня Эсме официально выписала мне «зеленый свет», посчитав совершенно здоровым, и я готовился к разведывательной миссии. Не первой – до меня уже сходило несколько групп смельчаков, искали воду. Ушли недалеко – лес представлял опасность не только зверьем, но и системой воздушных корней, полностью покрывавших поверхность и, увы, исключающих использование трициклов. Разведчикам приходилось прыгать с корня на корень, рискуя провалиться между ними и застрять, а еще, чего доброго, что-нибудь сломать – расстояние до земли достигало нескольких метров. И двигаться людям приходилось в окружении шума крыльев и криков неизвестных тварей, что совершенно не способствовало желанию продолжать поход.

Очень бы хотелось иметь сейчас рабочий шаттл! Хотя сквозь густые кроны я вряд ли смог бы многое разглядеть…

Но помимо должности второго пилота, я был командиром всей разведгруппы. Так что обеспечить экспедицию водой и пищей, несмотря ни на что, было моим долгом.

Последняя проверка прошла успешно. С помощью реактивного ранца я рассчитывал легко перемещаться в лесу. Легкий боевой скафандр должен был уберечь от серьезных травм в случае вынужденного падения или встречи с местной фауной. К сожалению, подобная экипировка была только у меня. «Гардеробная», как на кораблях в шутку называли отсек, где хранятся скафандры и прочее снаряжение, канула на дно вместе с оружейной, частью которой она и была. В отличие от остальной команды, свое барахло я держал в каюте. Пофиг, что занимало много места, зато всегда под рукой. Так что оба моих скафандра и реактивный ранец остались в целости и сохранности. Старые привычки дальней разведки – очень полезная штука. Жаль, что так хранить оружие было запрещено уставом. Сейчас у нас был бы хоть один боевой бластер.

Пока я выздоравливал, мы с Розали слегка поколдовали над ранцем, адаптировав его к местной гравитации. В дополнение я взял с собой стандартный набор для выживания, в который входили вода, сухпаек и аптечка, и один из уцелевших парализующих бластеров. Убить им невозможно, а вот оглушить и смыться были шансы, - правда, не настолько огромного зверя, каким описывали Джейкоба. Увы, техникам до сих пор не удалось наладить работу личных коммуникаторов, а рация утонула вместе с оружейной. Так что отправлялся я один и без связи.

- Эд, я тебя очень прошу: не геройствуй, – напутствовал меня Джаспер. – При малейшем намеке на опасность – сразу назад. Ты нужен мне живым и желательно неповрежденным.

- Да, кэп! – В тот момент мы оба понимали, что ни хрена я не выполню эту просьбу. Скорее сдохну в местных джунглях, чем вернусь без хороших новостей, не найдя воду и хоть что-то пригодное в пищу.

Выйдя за периметр лагеря, я активировал ранец и направился в тоннель, образованный корнями и кронами деревьев. Скорость полета была относительно невысокой. Иначе я точно не смог бы ничего увидеть, да еще напоролся бы на острые ветки. Приходилось быть крайне осторожным, лавируя в лабиринте инопланетного леса.

Мимо проплывали гладкие стволы. Периодически то справа, то слева я замечал более узкие проходы. На такой высоте практически не было листвы. Но над головой раскинулся потрясающий шатер всех возможных оттенков лилового с вкраплениями тёмно-зеленого.

Иногда я поднимался над кронами, увидев просвет, и пытался с высоты рассмотреть где-нибудь блеск воды. Каждый раз надо мной начинали кружить огромные птицы с кожистыми крыльями, напоминающие вымерших на Земле птеродактилей, что заставляло меня поспешно нырять вниз в поисках спасения.

Дважды я натыкался на следы когтей на стволах, оставленные высоким и опасным зверем. Несколько раз приближался к обладателю «цикадного» верещания, но ни разу не смог разглядеть насекомое со столь оглушительным «пением» - тварь хорошо маскировалась. Все время пути меня преследовали маленькие птицы на длинных, как у цапель, ножках, по поведению напоминающие обезьян – прыгали в верхнем ярусе и заполошно голосили, будто я разорил их гнезда и уношу яйца с собой. Рассмотреть их вблизи мне не удалось – они бросались врассыпную с криками, как только я к ним направлялся. Пока что ничего в джунглях не пугало сильнее «птеродактилей» и мифического Джейкоба.

Углубившись в лес на десять миль и поняв, что пальцы от напряжения занемели, я решил сделать первый привал в более-менее светлом месте и осмотреться.

Приземлившись на окруженный вздыбленными корнями плоский скальный уступ, над которым синело чистое небо, заглушил ранец. Тщательно осмотрел поверхность и расчистил от старых листьев, чтобы не усесться на какую-нибудь ядовитую змею. И услышал за спиной приглушенное восклицание. Стремительно обернувшись, я опять увидел ее, свою прекрасную галлюцинацию. Девушка стояла футах в десяти от меня, и теперь уже не могло быть никаких сомнений, что это действительно Изабелла. Это лицо я мог узнать из тысячи. Что интересно, ее силуэт слегка мерцал, и сквозь него я легко мог разглядеть стволы деревьев.

- Какой странный сон! Такой реалистичный и в то же время совершенно неправдоподобный, – ее нежный голос был тих и наполнен неподдельным удивлением.

- Кто сон? Я? Тут надо еще разобраться, кто из нас кому мерещится.

- Нет, ну я-то точно знаю, что сплю. Значит, ты мне снишься, - снисходительно махнула рукой Изабелла и наклонила голову вбок, пристально разглядывая меня как новый необычный экспонат в ее личном музее. Каштановые волосы, собранные сзади в хвост, свесились с плеча и засияли солнечными зайчиками. - Как интересно! Никогда не думала, что может присниться человек, которого не видела ни разу в жизни. Вроде бы сны - это проекции нашего сознания и подсознания… А твое лицо мне совершенно не знакомо.

- Зато я твое лицо отлично знаю. Так что это не я – твой сон, а ты – моя фантазия, – от неожиданности я сходу отбросил все формальности, но решил, что в моем случае это не проблема – девушка-то ненастоящая. Даже если предположить, что кто-то выжил после крушения «Византии» сто лет назад, сейчас здесь проживали бы только их потомки, сама Изабелла давным-давно лежит в могиле. Может, в местном воздухе что-то вызывает галлюцинации? Я внимательно огляделся, ища какие-нибудь подозрительные цветы с сильным наркотическим ароматом, но увидел только стволы да листья.

- Знаешь мое лицо? Откуда? Хотя, ты же МОЙ сон. Тебе положено меня знать, – рассмеялась девушка, ничуть не обидевшись на «фантазию», и в ее брошенном наискось веселом взгляде мне померещилось кокетство.

Н-да, брат Эдвард, поздравляю! Ты окончательно спятил! Препираешься и флиртуешь с плодом своего воображения, как две капли воды похожим на женщину, умершую целый век назад. Хорошо же ты приложился головой при посадке!

- В последнее время мне вообще снятся очень странные сны, хотя раньше всегда снились одинаковые - один и тот же пейзаж снова, снова и снова. Я знаю тут каждую веточку. Разве что птицы и животные меняют места обитания, все остальное остается неизменным – лес и горы. Но не на днях… - между тем продолжила девушка. - Сначала был жуткий взрыв или землетрясение, а потом на пустом плато появился разбитый космический корабль и люди. Я уже и не помню, когда видела так много людей в последний раз – словно в прошлой жизни. Хотела с ними поговорить - я так давно ни с кем не общалась! - но никто меня не видел. На самом деле ты первый, кто обратил на меня внимание. Хотя нет, одна девушка тоже заметила, но сразу же отвернулась и убежала. Наверное, я ее чем-то обидела. Только никак не могу понять, чем. Раньше я никогда с ней не встречалась.

Плечи Изабеллы поникли, она выглядела несчастной и потерянной, и даже волосы словно потускнели, перенимая настроение хозяйки. Галлюцинация или нет, но сейчас передо мной стояла сильно расстроенная девушка. А мама всегда учила меня быть джентльменом. Придется придумать, как ее утешить.

- Если тебе и правда не с кем поговорить, то я к твоим услугам, - кивнул я, надеясь, что болтовня с несуществующей подружкой не повлечет никаких серьезных последствий для моей психики. И для моей работы: - Правда, ненадолго. Извини, но у меня есть неотложные дела, - стоило думать о живых людях, нуждающихся в результатах моей разведки, а не о том, чтобы подкармливать свои фантазии, пусть даже и приятные.

- Дела? Какие дела могут быть у сна? – она искренне удивилась, а я чуть не расхохотался, пораженный тем, что у видения есть собственный характер, сильно отличающийся от описанного в учебниках. Эта Изабелла Свон не была похожа на храбрую исследовательницу глубокого космоса с железными нервами. Она походила на кроткую и беззащитную, нуждающуюся в помощи деву в беде.

Не то чтобы меня это разочаровало… Скорее, даже наоборот. Из неприступной красотки со старого фотоснимка, к которой я никогда не посмел бы подбить клинья, Изабелла превратилась во вполне обычную девушку, с которой можно поболтать не только о науке, но и о вполне обыденных вещах. Вместо хладнокровной ученой мой больной разум выдал образ простой привлекательной женщины, и черт меня подери, если она не понравилась мне еще сильнее, чем до этого! Стройная фигура, сексуально обтянутая светло-серым эластичным комбинезоном, высокие скулы, чувственные мягкие губы и печальные, умные карие глаза… Бездушная картинка воплотилась в явь, сошла с пьедестала, на который ее возвели учебники истории, время и расстояние, стала живой, настоящей… несмотря на то, что тело просвечивало, как у привидения.

- Да как же тебе объяснить, что я не твой сон, а вполне реальный человек? – хмыкнул я, забавляясь комичностью ситуации, когда я должен доказывать видению, что состою из плоти и крови, а не наоборот. - Лейтенант Эдвард Мейсен, космофлот Земли.

- Лейтенант, - протянула она и улыбнулась, с любопытством оглядев меня с ног до головы. – Да еще и красавчик? Ты, совершенно точно, сон.

Теперь я был уверен, что нравлюсь ей. Кем бы она ни была, эта женщина заигрывала. Откровенно призналась в своем интересе.

Удивительно, но я ощутил жар по всему телу, крайне польщенный высокой оценкой моего ранга и внешности. Возьми себя в руки, Эдвард!

- Очень приятно, Белла Свон, - тем временем представилась девушка.

- Изабелла?

- Нет, терпеть не могу свое полное имя. Все меня называют просто Беллой.

Так, стоп! А это откуда? Еще одно несоответствие. Я прочитал множество статей и просмотрел кучу видеофайлов о жизни доктора Изабеллы Свон. Нигде мне не попадалась информация о том, что она предпочитала сокращенный вариант своего имени. Может, в кругу друзей или семьи… но не на работе, не с незнакомцами. И уж точно сам я никогда, даже мысленно, не называл ее Беллой. Это вновь упрощало общение, - в полном имени сквозило уважение, но делало его обладательницу неприступной, и мне, признаться честно, гораздо приятнее оказалось почувствовать себя равным такой известной исторической фигуре.

Мотнув головой, я попытался выбросить странные мысли, прекрасно понимая, что это мой поврежденный разум выдает желаемое за действительное. Чего доброго, я и роман закручу с собственной поехавшей крышей…

- И какие у тебя здесь могу быть дела? – огляделась Изабелла со скептическим видом и не нашла ничего примечательного в однообразном лесном пейзаже – только корни, кроны и стволы. Поверила мне? Или просто сделала вид, чтобы не лишиться единственного собеседника?

- Я ищу воду и что-то съедобное. Наш корабль, который ты видела на плато, потерпел крушение, и мы лишились всех своих запасов. Если я не справлюсь, все те люди в лагере вскоре умрут от жажды и голода.

- Ой, а разве люди из сна могут уме… - услышав мой практически рык, она прервалась на полуслове, прикрыв рот ладошкой. – Поняла-поняла, ты не сон и остальные тоже не сон. Я могу помочь, знаю этот лес как свои пять пальцев. Ты ищешь не там: недалеко от вашего лагеря, на востоке, есть небольшая речка. Показать дорогу?

- Смеешься? Разумеется, показать! - Не успел я договорить, как Изабелла исчезла. Просто растворилась в воздухе. Пока я оглядывался и силился понять, что произошло, она так же внезапно появилась, но уже на соседнем корне.

- Ну что же ты? Чего ждешь? – с удивлением воскликнула девушка.

- Куда ты подевалась?

- Хотела показать тебе, где вода. А ты почему-то тут застрял. Сам же говорил, что дело срочное.

Я поднял брови, начиная уже думать, что это не Изабелла спит, а я: где-нибудь в этом инопланетном лесу, отравленный ядовитыми парами какого-нибудь хищного растения. Моя фантазия точно не могла придумать таких поворотов сюжета, разве что я не находился давно и плотно в наркотическом бреду.

- Дело, конечно, срочное, но я, знаешь ли, не умею телепортироваться. Могу передвигаться только с помощью ранца или пешком. А как ты перемещаешься? - Незаметно для девушки я пребольно ущипнул себя, чтобы убедиться, что бодрствую.

А может, Изабелла – местная форма жизни, принимающая «знакомый» облик для нежданных гостей? Это объяснило бы несоответствие характера с описанием из учебников истории. И теперь она заманивает меня в хитро расставленную ловушку, усыпляя бдительность милыми речами. А когда я окажусь там, не моргнув глазом, съест.

- Не знаю, - пожала плечами Свон, - просто думаю, что хочу оказаться в определенном месте, и я уже там. В обычной жизни я так не умею. А вот во сне – запросто.

Ну, точно – Изабелла никак не может быть реальным человеком. Призраком – в самый раз. Но тогда разве она не должна помнить, как умерла?

- Знаешь, Иза…Белла, - я уже с трудом сдерживался, но сейчас зависел от ее знания местности. – Если тебе так нравится, то пусть я буду твоим сном, только покажи, как добраться до воды нормальным человеческим способом. Возможно, ранец поднимет нас обоих.

Она стояла совсем рядом, и я попытался обхватить ее за талию, но мои пальцы прошли сквозь тело. Заодно и проверил: все-таки она мне просто мерещится. И раз это галлюцинация, то не стоит полагаться на свое больное воображение в поисках воды. Хватит тратить время на бессмысленный треп, когда колонисты нуждаются в моей помощи! Раз уж я не сплю и не одурманен ядовитыми испарениями, то должен избавиться от навязчивых видений и заняться делом. Активировав ранец, я поднялся над корнями и направился дальше, игнорируя возмущенный голос за спиной.

- Лейтенант Мейсен! – Повернув голову, я удивился: Белла летела за мной. Причем без каких бы то ни было спецсредств. – Река находится в другой стороне. Давай все-таки покажу.

Что ж, я ничего не потеряю, если сменю направление. И я двинулся вслед за ней в противоположную от намеченной сторону. Вскоре мы свернули в один из боковых «коридоров» удивительного леса и стали двигаться параллельно плато, остающегося над нашими головами. Несколько раз мы лавировали в лабиринте стволов, а затем снова устремлялись по прямой. Крики перепуганных длинноногих птиц преследовали нас обоих, перекрывая звуки человеческой деятельности из лагеря, по мере приближения к нему.

- Белла, ты говорила, что одна девушка в лагере тебя заметила, но убежала, - подлетел я к Свон, желая знать подробности мучающего меня вопроса. - Ты не могла бы ее описать?

- Маленького роста, худенькая, - охотно поделилась информацией собеседница, мерцание которой с каждой пройденной милей усиливалось. - У нее короткие темные волосы, и чем-то она напоминает эльфа из старинных сказок. Она работала на кухне, чистила овощи на улице.

Ага, кажется, я знаю этого эльфа. И нам с мисс Брэндон предстоит серьезный приватный разговор. Если окажется, что она и правда видела Изабеллу, то я смогу быть уверен, что та не галлюцинация.

- Итак, ты знаешь лес как свои пять пальцев, потому что летаешь здесь изо дня в день? – расспрашивал я, удовлетворяя свое любопытство и ища научное объяснение призрачному феномену. – А остальную планету ты тоже исследовала?

- Нет, - Изабелла нахмурилась, словно вопрос оказался сложным. – Я никогда не вылетала за пределы леса, хотя немного раньше… - ее лицо потеплело от приятных воспоминаний. – Я и не помню, когда это было. Очень, очень давно. Словно уже не со мной. Прежде мне снились другие сны, разные: далекие звезды, рассеянные в черном космосе, бело-голубой шар, кружащий вокруг своего солнца, деревья и океаны, но совершенно другие. Цветы стоят в вазоне посреди застекленной веранды, открывающей вид на небольшой сад с аккуратно остриженным газоном, мама и отец пьют чай в глубоких креслах… или это была реальность?

Я смолчал, опасаясь затрагивать тему настоящего прошлого: Изабелла, должно быть, не понимала, что прошел целый век и ее дома, ее родителей и даже Земли в таком виде, в котором она ее помнит, больше не существует. Ее сны смешивались с картинами из прошлого, и я не осмелился ее разочаровать.

- Знакомые лица – мужчины и женщины в деловых костюмах, и я как будто сдаю экзамен или представляю программу исследований. Какие-то архивы, кабинеты, лаборатории, космодром… Космический ковчег с узкими белоснежными палубами и крошечными каютами… Этот сон мне нравился, он был наполнен предвкушением, приятным ожиданием чего-то грандиозного… Но я видела его так давно, что уже стала забывать.

И вновь я сдержал порыв рассказать правду, - пока не время. Боялся расстроить девушку еще сильнее. Да как вообще можно в глаза сообщить кому-то о смерти? В лучшем случае Белла мне не поверит, в худшем – впадет в депрессию.

- Значит, ты не помнишь, как оказалась здесь? – взмахнул я рукой, пытаясь объяснить необъяснимое. – В том смысле, что ты делаешь, когда не находишься в этом лесу? Ты же где-то живешь?

Девушка вновь нахмурилась, очаровательно сдвигая брови, из-за чего на лбу образовалась симпатичная морщинка в виде буквы «v». Я терпеливо ждал, давая ей время подумать.

- Вообще-то во сне все кажется не таким, как в реальности, - пустилась Белла в научные рассуждения, не найдя для меня исчерпывающего ответа. – Может быть поэтому я не помню, где работала и кем была. Сон, который меня окружает, - обвела она рукой лес, впереди которого появился просвет, к которому мы приближались, - длится бесконечно, но это ведь лишь ощущение. На самом деле у меня есть реальная жизнь, и когда сон прерывается, я в нее возвращаюсь.

- Твой сон прерывается? – уцепился я с интересом.

- Конечно, - развела Изабелла руками, мило злясь на то, что я не могу понять, по ее мнению, элементарных вещей, тогда как на самом деле это она была слепа к своей проблеме. Вероятно, ее психика таким образом защитилась от неприятной правды – осознания смерти. – Ты, когда спишь, можешь управлять своими мыслями и действиями? – покачав головой, она поцокала языком, убеждая саму себя. – В сновидениях мы все плывем по течению – туда, куда уносит расслабленный разум. Поэтому, прости, я не могу ответить на твой вопрос – не знаю, не помню, не понимаю. Но для сна это совершенно нормально!

- И ты можешь проснуться в любой момент? Прямо сейчас, например? – уточнил я, желая придать ее раздумьям осмысленную форму, чтобы она сама осознала, что мертва.

- Наверное, - отвлеклась Изабелла на контроль за дорогой, прибавив лёту и легко проигнорировав мою провокацию. – Но зачем?

Ветви внезапно расступились, и перед моими глазами раскинулось море зелени до самого горизонта. Острые скалистые уступы торчали из листвы, ступенями уходя так далеко вниз, что захватывало дух. Белла что-то продолжала мне рассказывать, стоя на краю скалы, но теперь я совсем ее не слышал. Ее тело стало прозрачнее, чем до этого, будто видение истратило все силы и вот-вот собиралось меня покинуть.

Мы плавно опускались – я отталкивался ногами от камней, чтобы парить, с опасением поглядывая в сторону голосящих птеров (так в уме я начал сокращать «птеродактилей»), обеспокоенных моим появлением. Они стали пикировать, выставляя вперед устрашающие зубы и когти, и я ускорился, стремясь побыстрее спрятаться под пологом леса. Белла исчезла и ничем уже не могла мне помочь.

Наконец, я услышал характерный шум падающей воды, а затем увидел небольшой горный поток, вырывавшийся из пещеры двухметровым водопадом и весело петляющий среди камней, покрытых местным аналогом мха. Вода действительно оказалась совсем близко к лагерю. На такое расстояние техники протянут шланги без проблем, невзирая на отвесный обрыв. Теперь нам, по крайней мере, не грозила жажда.

Обрадованный находкой, я рванул на полной скорости в лагерь, не поблагодарив свою исчезнувшую проводницу. Была ли Белла галлюцинацией? Или это включилось мое внутреннее чутье? Я же неспроста стал разведчиком высшей категории: всегда неплохо ориентировался в чуждых местах, находил самый удобный путь в дикой местности и предчувствовал опасность. Кто-то говорил – это естественный инстинкт выживания, свойственный нашим предкам и большинством современных людей утраченный, другие уверяли, что я просто наблюдательный и ловко пользуюсь природными подсказками. Может, и так. Может, по каким-то признакам я интуитивно определил, что ищу воду в неправильной стороне – например, по уменьшающейся влажности воздуха или по сухости корней деревьев. Остальное стало делом случая: ведь логично, что воду следовало искать в низине.

И все же меня не оставляли в покое мысли о Белле: кем она была и существовала ли больше, чем в моем воображении. Какова вероятность моего самостоятельного столь четкого выхода к воде, без ее помощи, притом настойчивой? Я не раз в жизни получал травмы, в том числе и головы, но никогда еще сотрясение не приводило к галлюцинациям, да еще и таким ярким. Белла выглядела как фантазия, но вела себя и говорила не так, как я мог выдумать.

Была еще вторая версия, менее правдоподобная, но гораздо сильнее похожая на истину, что девушка – самый настоящий призрак. На это указывали ее прозрачность и физическая нематериальность, внезапные появления и исчезновения. Наукой это объяснить было невозможно, телепорты и по сей день еще не изобрели. И, как современный человек и ученый, я отмел такое предположение.

Ну, хватит думать, у меня еще много дел. Мне предстояло поохотиться на местные формы жизни и найти плоды растений, которые могут подойти в пищу, а разобраться с феноменом явления Изабеллы Свон я смогу позже.

* * * * * *


Во время моего отсутствия Розали с цело й командой техников, слава всем богам механиков, собрали из запчастей и обломков еще два ранца. Когда на следующее утро я пришел на завтрак, наши ребята с их помощью уже спускали трубы, насос и примитивный генератор к найденной мною речке. Столовая гудела от множества голосов приободрившихся людей, поглядывающих на меня с благодарностью и надеждами, которые я обязан был оправдать.

На утреннем совещании глава научного отдела выдала мне портативный химанализатор, работающий на солнечных батареях, с помощью которого я мог определять годность продуктов питания. Табло, конечно, сбоило: Карлайл предупредил, что точного состава мне прибор не выдаст. Но, слава науке, простейший диод срабатывал: настроенный на определенный набор данных, светился зеленым, желтым или красным, отсеивая съедобные, потенциально опасные и ядовитые для человеческого организма вещества.

Я знал, что, помимо меня, на поиски отправятся еще несколько человек, как только освободятся ранцы. Мне же не терпелось… черт меня дери, встретиться с Беллой. Да, вопреки здравому смыслу, я сразу закрепил за собой вчерашний маршрут, надеясь не только поживиться съестным по пути, но и вновь увидеть девушку.

Я пытался поговорить с Элис, но вышла неприятная ситуация: девчонка не желала сознаваться в том, что видела призрака. Она попыталась сбежать от неудобного разговора, побросав овощи в баки и метнувшись в подсобку, а я схватил ее за руку, чтобы остановить. Она возмущенно на меня зыркнула и отпустила крепкое словцо, и именно в этот неловкий момент появился Джаспер. Его лицо потемнело и вытянулось в суровой маске, и тут уже меня ожидал «неудобный разговор», от которого захотелось сбежать и спрятаться.

Небольшое препирательство закончилось признанием недоразумения и моими глубочайшими извинениями. И хоть я сам остался с носом, все же из этой ситуации вышел толк: когда уходил, Брэндон застенчиво и весьма кокетливо улыбалась в ответ на явный комплимент Уитлока – героя в ее глазах. Лед тронулся, кэп решился на первый шаг, и дама его сердца, судя по всему, не намерена ему отказывать. А значит, в ближайшее время суровый капитан имеет все шансы стать счастливым капитаном.

Пока я праздно бродил по лагерю, ожидая распоряжения сверху, несколько раз видел силуэт в светло-сером комбинезоне, но ни разу мне не удалось догнать Изабеллу. Она ускользала в толпе и исчезала, как настоящее привидение, стоило мне отвлечься или отвести глаза на секунду.

Самой главной темой разговоров сегодня снова был Джейкоб: этой ночью он полностью разорил свежеобустроенный курятник, сожрав всех наших птиц. Я с большой тревогой оценил разорванную в труху клетку из цельнометаллического прута, прикидывая размеры зверя: похоже, он был высотой со слона. Плохо, что мы лишились львиной доли запасов мяса и яиц, но все же хорошо, что жертвами хищника на этот раз стали только птицы. Он угрожал лагерю. Мысленно я наметил себе цель: пройти по его следам, найти его логово и придумать, как его уничтожить. Прежде, чем пострадают еще люди или даже погибнут.

Наконец, был дан старт, и я отправился знакомым маршрутом, на этот раз ища съедобные растения или плоды. Химанализатор исправно выдал желтый цвет на вложенный в сенсорную панель лист, цветок и кусочек коры – от разных видов растений. Не ядовито, но и не съедобно. Вытащенный из-под камня морщинистый толстый червь радостно засветился зеленым, но я отбросил идею предложить «очаровательное лакомство» повару – пожалуй, тогда не только Элис обложит меня матом, но и все остальные колонисты. Поставив галочку и приложив подробное описание к контейнеру с экземпляром, я решил поискать что-то более приличное.

Я не терял надежды, постепенно приближаясь к месту нашей с Изабеллой встречи. Подстрелил из бластера длинноногую птичку, и, пока она была парализована, исследовал ее съедобность, удовлетворенно хмыкнув, когда анализатор ожидаемо загорелся зеленым. Судя по всему, особых проблем с едой на этой планете не возникнет, особенно с мясом, вот только сколько таких птичек придется ежедневно ловить, чтобы прокормить три тысячи человек? Птичка выглядела тщедушной – кожа да кости, - а строение скелета и, особенно, огромных фасеточных глаз указывало на то, что это, скорее, гигантский кузнечик, чем млекопитающее.

Приземлившись на тот же обломок скалы, что и вчера, я сделал привал в ожидании появления девушки. Самому себе я усиленно доказывал, что это совершенно необходимо, поскольку дальше начинались неизученные территории. Но в глубине души надеялся, что вновь встречу Изабеллу.

Просидел на одном месте я около получаса, постоянно вертел головой и даже звал Беллу по имени, пока не понял, что ее нет и не предвидится. Может, ее и не существовало, вчерашние галлюцинации были последним проявлением сотрясения, и я начал выздоравливать? Хотя я сомневался, что девушка мне просто привиделась, слишком уж она была настоящей и интерактивной. Что-то во всем этом было странное, и я не собирался сдаваться.

Оглянувшись в последний раз, я отправился дальше – время не резиновое, светлая часть суток на этой планете длилась дольше, чем на Земле, но отвлекаться на ерунду все же не стоило. Меня ждали голодные колонисты.

Проверяя клубни пушистого растения, в изобилии растущего на обрыве, я услышал позади себя странный новый звук, похожий на хрюканье свиньи или фырканье ищущего корни зверя:

- Же… Ко! Же… Ко!

В мыслях я уже представлял себе аппетитную розовую свинку, роющую пятачком рыхлую землю, когда направился обратно по тропе, держа бластер наготове и стараясь не издавать шума. «Же-ко» притом становилось все ближе, а звучало все громче и уже не так безобидно, принадлежа явно зверю покрупнее свиньи. К тому же раздавалось довольно высоко.

Я замедлился и спрятался за деревом в засаде, пристально разглядывая «лесной коридор», и когда оттуда показалась огромная, размером с целый этаж, крокодилья голова, от неожиданности отшатнулся, забыв о ранце и вообще обо всем на свете. Тварина шла по моему следу, это я четко осознал в долю секунды, падая кубарем вниз по склону. Протискиваясь между деревьями, смыкающимся ровно над его туловищем, словно это было не естественное лесное образование, а чертова нора, зверь бросился на издаваемый мной звук в погоню. И я, вместо того чтобы затормозить свое падение, бешено стал отталкиваться ногами, не желая попасть в жернова щелкающих в воздухе челюстей с огромными устрашающими зубами, покрытыми слизью.

- Же! Ко! – Теперь понятно, откуда появилось прозвище! Джейкоб, это был проклятый Джейкоб, и он охотился за мной!

Твердая поверхность подо мной внезапно закончилась, и я начал падать в пропасть, все еще не вспомнив о ранце. Падай я хоть на пару секунд дольше, я бы опомнился и включил двигатель, оставив зубастого монстра с носом и приземлившись на ноги на склоне ниже, но беда в том, что я довольно долго пробыл на этом обрыве, раздразнив стаю птеров, и теперь они с радостью всей толпой спикировали на меня. Мне не хватило какого-то мгновения, чтобы сориентироваться: на меня упала махина, состоящая из крыльев, зубов и когтей, и от удара в макушку – моя бедная голова! – я вырубился.

* * * * * *


«Тук-тук! Тук-тук! Тук-тук!» странный стук пробивался сквозь туман в мое сознание. К своему удивлению, я не лежал неподвижно, а перекатывался с боку на бок. Причем сам для этого ничего не делая. Внезапно движение прекратилось. Медленно, чтобы не усугубить головную боль, я рискнул открыть глаза и чуть не заорал, как перепуганный юнец. Надо мной нависали три жуткие башки с клювами и маленькими черными глазками, внимательно меня разглядывающими.

- Крашш? – проскрипела одна из голов.

- Крашш! – ответила ей другая, и я снова перекатился набок. Похоже, это были птенцы птера. И они принимали меня за забавную игрушку, которую очень весело перекатывать друг другу. Только вот были эти «малыши» размером со взрослого мужчину.

Покатав меня еще пару минут и подергав клювами мой герметичный костюм, который оказался достаточно прочным, они поняли, что новая игрушка не принимает участия в забаве, и потеряли ко мне интерес. Только тогда я смог осторожно осмотреться.

По всем признакам я находился в гнезде. Вокруг высились стены, сплетенные из веток. А лежал я на чем-то мягком. Мама-птер не сильно отличалась повадками от земных птиц. И принесла она меня сюда явно не для развлечения, а в качестве закуски. Только костюм помешал птичкам понять, что внутри я очень даже съедобен. Нужно было сматываться и побыстрее, пока мамаша не вернулась покормить птенчиков и не показала им, как сдирается нановолокно с сытного человеческого мяса.

Осторожно, стараясь не привлекать внимание, я пополз к стенке. Чтобы активировать ранец, нужно было подняться на ноги. В положении лежа я мог только поджечь себя. А встать сам, без опоры, сейчас вряд ли бы смог. Голова еще кружилась после игр обитателей гнезда, а может быть, проклятый птер своим клювом добавил к первому сотрясению новое.

Достигнув плетеной стены, я откинулся на нее и перевел дух. Птенцы подозрительно косились на мои телодвижения, но я замирал, всякий раз давая им успокоиться, и только после этого снова медленно перемещался. Теперь я и вовсе застыл как камень, ожидая, когда птенцы забудут о моем существовании. Ветер свободно проникал сквозь переплетение прутьев, и птички жались друг к другу, пытаясь согреться в отсутствие матери. На них совсем не было перьев, а складки кожи были разукрашены в яркие цвета. Пока я рассматривал этих симпатичных и опасных представителей фауны другой планеты, птенцы наконец затихли, сонно прищурив глаза.

Я прикинул расстояние до выходного отверстия – оно находилось в трех метрах над головой. Смогу добраться до него, только если перестанет кружиться голова. Но даже и тогда я мог снова попасть в когти птеров, кружащих над гнездами. Если до леса отсюда далеко, шанс спастись оставался мизерным.

Рука, машинально ощупывающая пространство вокруг в поисках чего-нибудь для обороны, наталкивалась только на всякий хлам – чешуя и кости. Таким оружием я и от птенцов не смогу защититься, не то что от взрослого хищника, а вывалившийся из кобуры бластер остался валяться на другой стороне гнезда в куче других птичьих «игрушек». Видимо, птеры, как земные сороки, тащили в гнездо все блестящее. И я в своем легком скафандре показался им подходящей добычей.

И вдруг в мои пальцы попалось что-то металлическое, с торчащими проводами… Слишком механическое, чтобы быть частью дикой природы. Из-под мягкого слоя травы и сухого инопланетного мха я вытащил странный предмет и удивленно на него уставился. Это оказалось нечто поразительно знакомое: передатчик старого образца. Такие были в ходу на заре прошлого века. Ну и, чтобы окончательно развеять мои сомнения, что предмет реальный и прибыл сюда с матушки-Земли, на ржавом помятом корпусе был выбит серийный номер и крошечными буквами название - «Византия».

Черт возьми! Моя находка подтверждала, что предыдущий корабль все-таки добрался до планеты. И даже приземлился, или рухнул на нее, вероятно, разрушившись, но не полностью сгорев в плотных слоях атмосферы. Надо будет сообщить Джасу. Как только решим свои насущные вопросы, поищем обломки. Отправим отчет на Землю, когда найдем способ обойти помехи – люди должны узнать правдивую историю крушения первой экспедиции, причины катастрофы и ее последствия. Погибших переселенцев похороним по-человечески – они заслужили это. В том, что на «Византии» никто не выжил, я даже не сомневался – иначе мы уже встретили бы здесь признаки жизнедеятельности наших сородичей, хотя бы какой-нибудь примитивной.

- Лейтенант Мейсен! Эдвард! Ты живой? – раздался шепот за моей спиной. – Если живой, то ползи сюда, тут довольно большая дыра.

Женский голос раздавался снаружи и был очень похожий на Беллин. Но, положа руку на сердце, я бы сейчас пополз на любой человеческий голос, предлагающий способ свалить из гнездышка. Перелезть через его стену я был пока не в состоянии.

В полутора метрах от меня, прямо за горой мусора, ветки прорвались в нескольких местах и образовали пространство, достаточное, чтобы протиснуться человеку. Стараясь не побеспокоить спящих птенцов и не издавать шума, я вернул бластер в кобуру и попробовал вылезти. Вот только ранец на спине и рюкзак с находками существенно осложняли этот процесс. Оставить их в гнезде я никак не мог, поскольку они составляли единую конструкцию, а без реактивного ранца мне точно не добраться до лагеря.

Кое-как, пыхтя и поминая недобрым словом Роуз, которая придумала такой крепеж, я все же смог выбраться и оказался на довольно большом скальном утесе, тут же спрятавшись в тени гнезда от парящих хищников. После чего осторожно огляделся. Внизу простиралась огромная, заросшая деревьями долина, переливающаяся уже знакомыми мне оттенками лилового. В центре же цвет листвы менялся до насыщенно зеленого, скорее характерного для моей родной планеты, чем для Пандорики.

Долго любоваться красотами местной природы мне не дали. Из небольшого пушистого кустарника, непонятно каким чудом выросшего на уступе, высунулась Белла и махнула мне рукой.

- Эдвард, скорее же, сюда! Если мамаша прилетит, тут же вернет тебя в гнездо!

Со всей возможной скоростью я ринулся в укрытие. Снова оказаться игрушкой птенцов мне совсем не хотелось. Вломившись в куст, я обнаружил внутри достаточно пространства, чтобы спрятаться двум людям и, недолго думая, плюхнулся на зад. Сквозь ветки довольно хорошо просматривались окрестности: мы находились на вершине остроконечной скалы, как на высоком островке посреди джунглей. Белла аккуратно примостилась рядом и окинула меня изучающим взглядом.

- На вид все нормально. Несколько царапин и синяков, а в остальном ты в порядке. Руки-ноги целы?

- Вроде все работает. Как ты меня нашла?

- Видела, как ты с обрыва упал и тебя крылан подхватил.

- Крылан?

- Так я их называю. Я не биолог и не знаю, кто они - птицы или ящеры. Стараюсь от них подальше держаться. Хотя они не самые опасные здесь существа, в пищу предпочитают рыбу, а не мясо. И очень любят все блестящее. Пытались и меня несколько раз схватить, но до сих пор мне удавалось увернуться.

Ну да, действительно, «увернуться»! Не смогли схватить полупрозрачную, совершенно нематериальную девушку. Хотя… Силуэт моей собеседницы стал намного плотнее. Сейчас разглядеть что-то сквозь нее можно было, только очень внимательно присмотревшись. Для проверки я незаметно дотронулся до Беллы. Ничего не изменилось: мои пальцы свободно прошли сквозь ее руку.

- А когда ты успел пузо отрастить? - неожиданно расхохоталась девушка, повнимательней осмотрев меня.

- Пузо? Ты о чем? – Затем я понял, что она говорит о моем рюкзаке: – Это сегодняшний улов. На спине-то ранец, так что приходится добычу носить спереди. И образцы складывать удобнее.

Потянув молнию, я с гордостью продемонстрировал Белле свои находки.

- Думаешь, это годится в пищу? – скептически осведомилась она, мило наморщив носик.

- Химанализатор утверждает, что вполне вероятно. Но мы, конечно, сначала проверим в лаборатории.

- Думаю, я могла бы тебе помочь и с этими поис… - Белла сделала движение рукой, указывая мне направление, и вдруг исчезла. Появилась через мгновение и пропала опять, оставив мне напоследок лишь воспоминание об ее растерянном лице, словно на этот раз не могла контролировать свое перемещение.

- Белла! Белла! – звал я без надежды. Да что же это такое? Куда она опять испарилась?

Я ждал. Но Белла не вернулась, бросив меня на вершине утеса размышлять над своим положением в одиночестве.

Постепенно мое состояние улучшилось, и как только сил прибавилось, а голова перестала кружиться, я начал искать способ максимально безопасно спуститься. Был выбор: вернуться в лагерь прямо сейчас или вначале осмотреть то зеленое пятно, в сторону которого указывала Белла перед исчезновением. В конце концов, найти воду девушка мне помогла. Может, и к подходящей пище ее совет выведет?

Так что я активировал ранец и быстро, но аккуратно спланировал вниз, ища просвет. Когда я нырнул под спасительные кроны деревьев, сверху раздались громкие вопли: мама птер, она же крылан, прилетела кормить своих деток. Уф! Вовремя свалил!

* * * * * *


Постепенно лес редел. Промежутки между стволами расширились, среди них все чаще встречались старые, заросшие мхом остовы поломанных деревьев, будто бы некогда здесь прошел ураган, лавина или взрывная волна. Сквозь корни стало отчетливо видно красновато-коричневую почву, более плодородную, чем песчаник на плато. И расстояние до нее неуклонно сокращалось. Еще через несколько минут полета я понял, что вполне смогу отключить ранец и идти по земле. Это, конечно, намного медленнее, но зато экономило топливо, которого было не так много, и позволяло внимательнее осмотреть окрестности.

Что я сразу заметил, так это изменение цвета крон: на этом участке леса размером три на пять миль исчезло преобладание фиолетового. Местные листва и трава все еще отличались причудливостью форм, но были чисто-зелеными, как на Земле. Кое-где встречалась длинная осока, вздымающаяся на три метра в небо, с колосками семян такого размера, что даже пшеница рядом с ними выглядела бы карликовой. Стволы деревьев обнимали вьюны с перистыми листьями, и висящие на них лихо закрученные стручки напомнили мне земной горох. Анализатор радостно посветил зеленым, но взять с собой экземпляр не представлялось возможным: стручки весили, по меньшей мере, килограммов пятьдесят каждый и были с человеческий рост.

Рассматривая сильно изменившийся лесной пейзаж, удивляясь гигантским размерам каждого «похожего на что-то» встреченного растения, не сразу я осознал, что увидел нечто совсем родное. Мозг с запозданием отреагировал, и пришлось вернуться назад. Задрав голову, я внимательно осмотрел круглые зеленоватые плоды с розовыми боками, висящие гроздьями на сучковатых тяжелых ветках. Яблоня! Настоящая земная, мать ее, яблоня. Только огромная, высотой с пятиэтажный дом, и яблоки размером с крупный кокосовый орех.

Подлетев к ветке, я сорвал один плод и, не в силах проявлять ответственность и осторожность, вонзил в него зубы: на мой взгляд, фрукт выглядел вполне съедобным. Анализатор, конечно же, выдал зеленый свет, но еще до результата я уже был стопроцентно уверен, что это яблоко. Сочное, сладкое и абсолютно земное! Черт его знает, что это такое, выверт вселенной или моя очередная галлюцинация! Но я должен был решить эту загадку. Откуда на другой планете, отдаленной от нашей солнечной системы на много световых лет, могло вырасти земное растение?

На этом чудеса не закончились: Пандорика подкидывала мне тайны одну за другой. Пройдя около мили, я обнаружил еще две яблони, с более мелкими, изъеденными червями плодами, и колючие заросли, сильно напоминавшие ежевику или малину. Они тоже оказались гигантами, высотой с жирафа и без ягод. Но ягоды малины могли и не совпадать по срокам вызревания с яблоками.

Образцы плодов со всех деревьев были также уложены в рюкзак, который стал чертовски увесистым. Я уже подумывал о возвращении, когда заметил в зарослях мелькнувший светло-серый комбинезон.

- Белла! – Девушка вскрикнула и метнулась в сторону. – Белла! Стой, не убегай!

Она вроде остановилась, и я полез напролом через кусты. Свон стояла на маленькой полянке и с грустью смотрела на меня. Я отметил, что прозрачность ее тела полностью ушла. Сейчас она выглядела как обычный человек. Лишь слабое редкое мерцание указывало, что это не так, а то я бы уже мог подумать, что встретил ее живое воплощение.

- Простите?.. – наморщила девушка лоб, будто не могла меня разглядеть в ореоле слишком ярких солнечных лучей.

- Это я, Эдвард! – напомнил я, но Изабелла лишь еще сильнее нахмурилась и отступила назад, когда я сделал шаг к ней. – Эдвард Мейсен.

- Кто?..

Проклятье, да она меня не узнавала! Я осознал, что она выглядит крайне растерянной, словно вообще не понимает, где находится и как здесь оказалась.

- Мы встречались вчера и несколько часов назад, ты помогла мне найти воду и выбраться из гнезда крылана.

На сосредоточенном лице вспыхнула едва заметная искра узнавания. Но это выглядело так, будто память девушки физически повреждена, и она с трудом находит потерянные воспоминания.

- Эдвард? – уточнила она робким голосом. – Мы встречались раньше? Кажется, да… ты мне снился...

- А сейчас ты разве не спишь? – уточнил я, вновь не уверенный, что Белла все еще призрак. Но она продолжала мерцать, так что реальность ее существования пока оставалась под сомнением.

- Ох, так это сон! – с облегчением выдохнула девушка и обессилено опустилась на обросший мхом камень. – Я сплю, и ты мне снишься. Как и весь этот лес, - обвела она руками пейзаж. – Боже мой, я так устала ничего не понимать и все забывать! Каждый раз, когда я прихожу в сознание, мне нужно заново вспоминать, кто я и что здесь делаю. Все предыдущие сны наслаиваются друг на друга, и я давно перестала отличать их от реальности. Хотела бы я, наконец, проснуться! – Она взглянула на меня со слезами отчаяния в глазах, и от ее разнесчастного вида у меня заболело сердце. – Но я не помню своей настоящей жизни… Когда я не сплю, когда я не здесь… вокруг меня темнота.

Множество версий ее существования вспыхнуло в голове, особенно в связи с появлением целого сада земных растений. Вооруженный этими предположениями и передатчиком со старого космического корабля, оттягивающим мой карман, я стал внимательнее искать доказательства своей теории. Этот склон горы отличался ото всех других отсутствием фиолетовых деревьев и воздушной корневой системы. Сбив мох с торчащего из земли куска скалы, я обнаружил под ним не камень, а толстое стекло с разбитым краем.

- Ага! – радостно вскричал я, поняв, что нахожусь на верном пути, и бросился вниз по склону, обнаруживая все новые и новые обломки земных технологий.

Изабелла смотрела, как я очистил от грязи большой прямоугольный валун, оказавшийся ржавой металлической поверхностью, на которой с трудом угадывались истлевшие рычаги управления и пустоты от сгнивших мягких кнопок. Воткнув палку в землю, я напоролся на твердое дно, но не стал его откапывать – впереди меня ждало кое-что поинтересней.

- А знаешь, что я думаю, - воскликнул я, обнаружив неравномерное гудение под пальцами, когда нашел плотно заросшую вьюном уцелевшую металлическую стенку. Она оказалась теплой и ощутимо вибрировала, а это значило, что какие-то системы старого космического корабля все еще функционировали. – Что ты вовсе не спишь! Кажется, я понял, что ты такое, Белла!

- Я Белла Свон, старший научный сотрудник отдела… - девушка сосредоточилась, но не смогла вспомнить перечня своих регалий. И этому я тоже, кажется, нашел объяснение!

- Ты интерфейс, Белла! Ты просто компьютерный интерфейс! – воскликнул я, сдирая мох и демонстрируя девушке консоль с мигающими светодиодами, расположенную в многофункциональной стене космического ковчега. Словно живыми щупальцами, нутро наших кораблей было пронизано системами жизнеобеспечения и контроля, а управлялись они с помощью ИИ, отвечающего за точную и бесперебойную работу. В случае катастрофы или ошибок ИИ способен был замкнуть прерванные цепи в обход и компенсировать ущерб. А атомное ядро могло обеспечить энергией на несколько столетий – лишь бы материал, из которого изготовлены детали, выдержал.

Только так можно было объяснить прозрачность Беллы Свон, ее внезапные перемещения и исчезновения. И даже дезориентация легко объяснялась сбоями в подаче электроэнергии! Глючил ИИ – глючил, а точнее, сбрасывал настройки и интерфейс. Отсюда и потеря памяти, и размытые воспоминания о прошлых «снах».

Словно в подтверждение моих слов, Изабелла удивленно посмотрела на свою мерцающую руку и исчезла, так и не успев подтвердить или опровергнуть мои слова. Но они казались вполне обоснованными: должен же был ИИ корабля иметь визуальное воплощение, подобные голограммы и по сей день использовали многие капитаны. Это было гораздо удобнее, чем кнопки.

Конечно, после гибели всех колонистов ИИ «Византии» не было никакого смысла поддерживать работу систем, он должен был просто уйти в режим ожидания, отключиться. Ну, может, так все и было? И это я, потревожив систему своим появлением, случайно пробудил к жизни дремавший интерфейс.

Я нашел вход в некое подобие пещеры, оказавшейся самым что ни на есть нутром корабля: за свисающими корнями и лианами обнаружился влажный, за сто лет проржавевший и наполовину сгнивший внутренний отсек – часть оранжереи, в обломках которой я сейчас, по всей видимости, и находился. Взглянув на небо, мысленно я прочертил линию падения и выстроил в уме последовательность событий: потеряв управление (как и мы), «Византия» рухнула вниз, прямо на крутой склон горы. Это заставило меня призадуматься над версией, которую озвучил Эммет: о минерале, создающем сильное электромагнитное излучение. Если залежи минерала достаточно велики в этой части материка, они вполне могли создать сильное электромагнитное поле, влияющее на работу приборов и заставляющее корабли сходить с орбиты. Это бы объяснило, почему два космолета рухнули в одном и том же месте планеты.

При падении корабль проломил скалу, провалился во внутренние пещеры и застрял там, наверняка частично объятый огнем. Прозрачный сплав купола оранжереи, созданный чтобы выдерживать огромное давление, все же лопнул и разрушился на мелкие кусочки при ударе, и все земные растения оказались под палящими лучами чужого солнца. Какие-то из них наверняка погибли, но другие выжили, адаптировались и даже увеличились в размере. Разрослись на территории в несколько миль, превратившись в плодородный сад, в буквальном смысле готовый спасти новоприбывших колонистов от голода!

Мои ноги попали во что-то влажное и мерзкое, резко уехав вперед, и я немилосердно приложился пятой точкой. Проскользив несколько метров и весь измазавшись в вонючей тухлой жиже, ударился обо что-то мягкое и теплое. Поднял кучу перьев и ругнулся, но застыл, увидев над собой несколько огромных зубастых ртов… Меня окружил смрадный дух звериного логова и щелкающие челюсти пяти, нет, шести детенышей какого-то существа. С трудом увернувшись от голодных пастей, весь в слизи и крови жертв, я стал выбираться, цепляясь за ржавые выступы, но пол был слишком скользким и наклонен под резким углом, практически уходя вниз. Пришлось пожертвовать ботинком, чтобы избавиться от повисшей на нем твари, и наконец-то я увидел впереди свет.

Страшный звук, который я очень не хотел бы услышать ни когда-либо в будущем, ни тем более сейчас, заставил меня панически искать глазами запасной выход и нащупывать рукой бластер.

- Же! Ко!.. Же! Ко!..

Чертов Джейкоб выследил меня! Я оказался в ловушке: отсюда не было другого выхода, только тот, который зверь заслонил собой. И он не выглядел дружелюбным. Теперь я смог разглядеть его целиком: вытянутая пасть была похожа на крокодилью расположением зубов, но кожа была покрыта редкой спутанной шерстью. Удлиненное тело спрятано под твердым, но подвижным панцирем, как у броненосца. Задние лапы были массивными, как и хвост, а передние более ловкие и оснащены длинными изогнутыми когтями. Хищник явно был приспособлен к разным условиям местности: мог не только легко подниматься на задние лапы и наверняка лазать по скалам и деревьям, но и рыть ходы любой сложности. А еще он был огромным, занимая пространство от пола до потолка – настоящее чудовище, и в самом деле весьма похожее на оборотня.

Джейкоб двинулся на меня безошибочно, чуя запах, и я поспешно стал отступать, готовясь к смерти. Выпущенный прямо в морду луч парализатора лишь разозлил зверя, и он ринулся вперед, царапая длинными когтями пол и руша остатки металлических сооружений – единственной преграды между нами.

Упав на спину, я прищурился и заставил себя сконцентрироваться, целясь в глаз – во всех мирах органы зрения были слабым местом любых существ. Выстрелить мне помешала Изабелла. Внезапно проявившись между нами, она закричала:

- Эдвард, нет!

Стрелять стало бессмысленно – через фигуру девушки я цели не видел. Что любопытно, тварина затормозила всеми четырьмя лапами и остановилась в миллиметре от Беллы, протягивающей к страшной морде беспомощные тонкие руки.

- Тише, тише, моя хорошая, - приговаривала девушка, ласково проводя несуществующими ладошками по контуру челюстей. – Это Леа, и она не плохая. Просто защищает своих детенышей.

- Скажи это людям, которые пострадали от ее когтей! – огрызнулся я, поднимаясь на ноги, но оставаясь на безопасном расстоянии.

- Вы заняли ее охотничью территорию, чего вы ожидали, - объяснила Белла. – Она не злая. Просто хочет выжить, как и все. Из-за ее размеров и неповоротливости ей довольно трудно добывать пропитание, а тут появляетесь вы, такие беззащитные и медлительные по сравнению с ней.

Прекрасно, Белла к ней относится как мама. Или как хозяйка к любимому домашнему питомцу, оправдывая жестокие наклонности из-за любви.

- Леа, ты вредная девочка! – выговаривала в это время Белла зверюге. – Нельзя трогать людей! Не смей больше к ним приближаться!

Джейкоб – то есть, теперь Леа, медленно развернулась и поползла в глубину логова, к своим отпрыскам. Ее недовольное «же… ко…» явно относилось ко мне, но авторитет Беллы оказался для зверя непоколебим.

- Я помню ее еще маленьким щенком, - рассказала Белла, жестом махнув мне в направлении выхода. – Я научила ее охотиться, когда она осталась одна, поэтому она меня и слушается – я для нее как член семьи. Ее родители погибли в схватке с более опасными хищниками, и она была единственным выжившим детенышем – другие умерли.

- Тут есть и более опасные звери? – удивился я. Мне казалось, что крупнее и страшнее Джейкоба я вряд ли кого-то здесь уже встречу.

- Ну, разумеется, - пожала плечами Белла и замерцала одновременно с миганием еле заметного света, излучаемого стенами.

- Нет, так дело не пойдет, - заявил я, всерьез обеспокоенный состоянием энергосистем столетнего корабля. Пусть Белла и была интерфейсом, я не хотел ее потерять. Да и нашим техникам наверняка будет интересно изучить бортовой журнал и заполучить устаревшие механизмы, которым нипочем излучение минерала. Как-никак, а если интерфейс продолжал работать, находясь прямо над месторождением, значит, электронные системы «Византии» более устойчивы к воздействию. Этот опыт бы нам пригодился.

Я нашел боковой проход с примитивной лесенкой, используемой в отсутствие гравитации, и кое-как спустился, рискуя соскользнуть и разбиться насмерть. Нижний отсек, располагавшийся под оранжереей, обычно был складом семян и зерна на кораблях, что очень бы нам помогло в будущем, если бы запасы сохранились. Благодаря присутствию электроэнергии в системах жизнеобеспечения «Византии» у них был шанс.

Включив фонарик, я шел мимо многоярусных стеллажей, восхищаясь своей находкой все сильнее и сильнее: невероятно, но склад продолжал работать все эти сто лет, поддерживая необходимые условия не только в зернохранилище, но и в криогенном отсеке! Тысячи эмбрионов ждали своего часа в маленьких замороженных капсулах: куры, гуси, кролики, лошади! Даже собаки и кошки. И множество других земных животных, переехавших в новый дом вместе с людьми… так и не проснувшихся, потому что некому было их разбудить.

- Эдвард, мне страшно, - раздался голос Изабеллы за спиной, и я повернулся к ней с улыбкой: не мог сдержать радости. «Византия» пропала целый век назад, найти корабль, а тем более эти сокровища внутри, никто и не рассчитывал, но теперь она сможет выполнить свое предназначение, спася множество жизней – новых колонистов, попавших в беду. Это было настоящее чудо вселенной!

- Все в порядке, - прошептал я, символически беря девушку за руку, которая отчаянно мерцала вместе со всем нутром корабля. – Я найду поломку и починю ее. Ты будешь жить.

- Мне сейчас кажется, что я нахожусь в двух местах одновременно, - с неподдельным ужасом пробормотала Изабелла. – И в том, втором месте, нет ничего – там холодно и темно. Ужасно, ужасно холодно, - она поежилась, обхватив себя руками.

Интерфейс может чувствовать физический дискомфорт? Боль, тепло, холод?

Я прибавил шагу: в мою голову закралась еще одна неожиданная мысль, наполнившая грудь странной надеждой. Несколько пролетов вниз, и я оказался в святая святых – криогенном отсеке для людей. Сотни капсул, плотно закрепленных в полу, подсвеченных изнутри, неравномерно мерцали вместе с перепадами электроэнергии. Часть из них была темна и мертва, еще часть – разрушена, но бОльшая часть – все еще функционировала благодаря не иначе как чуду.

Я бросился к первой капсуле: в ней лежал бородатый темнокожий мужчина, с виду отлично сохранившийся. Бросился к другой: там была молодая девушка, почти ребенок, наверняка дочь кого-то из переселенцев, которую взяли с собой, несмотря на отсутствие необходимых профессиональных навыков.

Белла, робко шедшая следом за мной, исчезла и появилась в середине зала, наклонившись над одной из чаш. Вскоре и я был там. Мое дыхание перехватило, и сердце в груди по-настоящему остановилось: в капсуле мирно спала абсолютно живая и невредимая Изабелла Свон.

Электричество опять замигало, и теперь мое сердце обмерло от страха, что я нашел Изабеллу, но не успею ее спасти. Жалея, что никак не смогу сейчас связаться со своим кораблем, я осознал, что придется решать проблему самому – мои профессиональные навыки не ограничивались пилотированием, работал я и инженером, и механиком, пусть и не был настолько крутым, как Розали. Слетать к «Посейдону» и привести оттуда специалистов более высокого уровня я уже не успею. И если ничего не сделаю прямо сейчас, то рискую попросту опоздать, и все спящие люди умрут в своих криогенных установках, так и не увидев неба чужой планеты. Так и не узнав, что в течение целых ста лет ИИ героически сохранял их едва теплящуюся жизнь, раз за разом упорно компенсируя энергосбои.

Сработали рефлексы, намертво вбитые в Академии и разведшколе. Я глубоко вздохнул, хладнокровно прогоняя панику, и медленно досчитал до десяти. Успокоившийся и собранный, огляделся. Где-то тут должен быть резервный пульт управления на случай отказа систем рубки. По логике он должен находиться рядом с входом в отсек. Так оно и оказалось. Недалеко от двери располагалась небольшая овальная платформа со слабо мерцающим куполом, и я ринулся к ней.

Чем хорош аварийный пульт? Тем, что на нем всего одна кнопка, которая активирует сразу все капсулы. В случае катастрофической ситуации нужно будить всех разом. Так есть шанс, что выживет максимальное количество людей.

Кода для открытия купола я не знал, но, на мое счастье, пластик уже был покрыт трещинами от времени. Я ударил по нему металлическим передатчиком, и еще раз. От четвертого удара в куполе образовалось отверстие, в которое я смог просунуть руку и нажать заветную кнопку. Послышался низкий гул, вокруг функционирующих капсул замигали лампочки и пошел процесс вывода людей из криосна. Теперь оставалось только надеяться, что старый корабль продержится еще немного.

Ждать я не стал. В ближайшие полтора-два часа от меня тут ничего не зависело, а людям, пролежавшим в криосне целый век, точно понадобится помощь медиков. У нас пока было всего три ранца, но три врача – это гораздо лучше, чем один.

Возвращаться через логово Леи смысла не было. Вряд ли без Беллы она спокойно пропустит меня на поверхность, а затем даст пройти команде медиков. К тому же была велика вероятность, что пробудившихся людей нужно будет срочно эвакуировать из умирающего корабля. Нужно найти путь в обход модуля, где живет зверюга. А потом еще как-то отвлечь ее, чтобы не напала. Белла запретила ей трогать людей, но я не очень верил, что она послушается.

Подключаться к ИИ «Посейдона» я побоялся, чтобы не нарушить и без того шаткий баланс систем. Сейчас кораблю нужна была вся оставшаяся энергия. Но не зря же я ходил на лекции по истории космолетостроения! Вспомнив стандартную схему кораблей такого класса, спустя несколько минут бега по внутренним палубам я оказался на капитанском мостике. Эвакуационный выход выводил на заросшую кустами пологую скалу, весьма удобную, чтобы приземлиться медикам. Главной причиной выбора именно этого выхода было его расположение: максимально далекое от пролома.

Снаружи я прислушался. Знакомого «Же! Ко!» не было слышно. Что ж, придется рискнуть. Времени сражаться с Леей у меня не было. Пометив точку яркой желтой лентой, всегда имеющейся в аптечке, я рванул в наш лагерь.

* * * * * *


Первыми к «Византии» вылетели Карлайл и Эсме Каллен. Показав им отсек, где просыпались экипаж и пассажиры, я подхватил освободившиеся ранцы и рванул за вторым отрядом медиков.

В третий заход со мной отправились Эммет и один из его ребят для подготовки эвакуации. И, уже подлетев к «Византии», я понял, что удары по голове не прошли бесследно. В ушах возник гул, в глазах внезапно задвоилось, и я чуть не рухнул вместо приземления. МакКарти подозрительно на меня посмотрел, но я заставил себя улыбнуться, скрывая плохое самочувствие. Некогда. По моим расчетам, люди с «Византии» уже должны были проснуться. И мне было необходимо убедиться, что все не зря.

Сцепив зубы, я повел безопасников внутрь, показывая путь, который Эммет тут же отмечал светодиодами, чтобы следующие новоприбывшие не плутали. Из-за невозможности немедленной эвакуации лагерь для пострадавших решено было разбить прямо здесь и оказывать медицинскую помощь на месте. Организовать доставку еды и воды было проще, чем переносить пациентов, пока медики не убедятся, что их жизни ничто не угрожает.

В криогенном отсеке царило оживление. Каллены и их помощники двигались от одной открывшейся капсулы к другой. Что-то говорили проснувшимся людям, проверяли показатели, тут же записывали их прямо на руках пациентов и бежали дальше. Было очевидно, что большая часть людей проснулась без серьезных последствий для здоровья. Система жизнеобеспечения «Византии» сработала идеально, и это было лучшей новостью дня. Но больше других меня интересовал один человек.

Призвав оставшиеся силы, я направился к капсуле Изабеллы Свон. Моей Беллы. Хороший знак – ее чаша была активна, купол снят. Девушка лежала с закрытыми глазами, и казалось, что спит. Застывшая вне времени, идеальная и прекрасная, сильная и в то же время хрупкая фарфоровая статуэтка. И, судя по данным на руке, медики ее уже осмотрели.

- Белла, - тихо позвал я. – Белла. Ты слышишь меня?

Ее глаза распахнулись. В них появилось недоумение, когда она поняла, что на мне нет бейджа медика.

- Кто вы?

- Это я - Эдвард. Лейтенант Мейсен. Мы виделись пару часов назад.

Недоумение сменилось недоверием.

- Пару часов назад я была в капсуле криосна, - ее голос стал холоден и суров, совсем не как у нежной и общительной девушки-призрака, с которой я познакомился. Нахмурив брови, ко мне обращалась не дева в беде, а Белла-ученый: - Вы не из бригады медиков, которая нас разбудила. И не техник, ответственный за работу систем. Так что же вам нужно и откуда вы знаете мое имя?

От неожиданности я проглотил язык, не понимая, как оправдываться. Как объяснить разумному, глубоко образованному человеку, что видел его призрака?

- Белла, я…

- Белла я только для друзей, а вас вижу первый раз в жизни, - отрезала она строго. - Так что будьте любезны, лейтенант, обращаться ко мне «доктор Свон»!

И она повернулась набок в ожидании, когда капсула закончит восстанавливать ее тело и многочисленные датчики отсоединятся. Черт возьми, Белла действительно меня не помнила, и мне стало от этого до нелепости хреново. Я обязан был сохранять здравость рассудка, но все же пошел на поводу у своих желаний и поверил в реальное существование призрака женщины. Расплата и разочарование были меньшим, что я заслужил за свою самонадеянность. Белла никогда не приходила ко мне в видениях, не была настоящей, а оставалась лишь плодом моего воспаленного воображения, в чем я только что убедился. Мне давно следовало проверить свое здоровье, а не приставать к несчастной женщине, для которой и так пробуждение – большой стресс. Я идиот!

- Эдвард, - за спиной возникла Эсме, тронув меня за плечо, - ты у нас, конечно, герой, но отойди, пожалуйста, от пациентки. Ей сейчас нужен полный покой, а не заигрывания с парнями, даже такими красавчиками, как ты.

И уже тихо, на ухо:

- Она сейчас говорит-то с трудом и сознание спутанное. Дай ей пару-тройку дней, а потом уже очаровывай. – И добавила своим обычным «докторским» тоном, заметив мое плачевное состояние: – А сейчас, лейтенант, немедленно отправляйтесь в лагерь, вам необходимо поесть и как следует отдохнуть. На ногах еле стоите. Капитан МакКарти, выделите, пожалуйста, лейтенанту сопровождающего до лагеря и проследите, чтобы он тут не появлялся как минимум два дня!

С начальником медслужбы опасался спорить даже Эммет. Поэтому я был отконвоирован на базу и сдан Джасперу на поруки. Правда, к этому времени я даже не думал сопротивляться, настолько хотел спать.

* * * * * *


Я валялся в своей каюте уже несколько дней совершенно разбитый и физически, и морально. Из-за второго подряд сотрясения доктор Каллен категорически запретила мне «любые перемещения по кораблю и вне его», или я буду насильно прикован к койке в медблоке. Поэтому все новости я узнавал от забегавших ко мне приятелей.

На «Византии» удалось разбудить всех людей, чьи капсулы оставались рабочими. Большинство уже пришло в себя и активно проходило реабилитацию в нашем лагере. Оставалось несколько человек с небольшими осложнениями, но и по ним у медиков был благоприятный прогноз. Их тоже перевезли сюда, но на старом корабле продолжала работать команда исследователей, скачивающих данные компьютера для составления отчета на Землю и описывающих все, что уцелело и может быть использовано в дальнейшем колонией.

Нашим техникам удалось наладить энергоподачу на склад семян и криоотсек с эмбрионами животных за счет переброски питания из других помещений, а вскоре над «Византией» развернутся солнечные паруса, обеспечив бесперебойный ток. Потихоньку активировали работу инкубаторов, где животные будут расти и развиваться до полноценных форм.

Все растения, вымахавшие в удивительном саду вокруг упавшего корабля, оказались пригодны в пищу. И, несмотря на резко возросшее число колонистов, голод нам уже не грозил.

Даже Леа смирилась с нашим присутствием и больше не напала ни на одного человека.

Оставалось только решить вопрос с излучением минерала, которое продолжало пагубно влиять на работу высокоточных приборов нашего корабля, но почти не затронуло электронику «Византии» - где-то здесь был ключ к налаживанию и наших систем, и в конце концов мы найдем ответы на все вопросы и сможем прекрасно устроиться, осваивая богатый край Пандорики. Ну а пока… можно было мечтать о том, чтобы отправиться на поиски более удобного места проживания, чем горы, найти плодородную почву и высадить земные растения, поселиться возле красивого озера с чистой водой или вовсе на берегу океана и заняться рыбной ловлей, но придется довольствоваться, чем есть. Пока мы полностью зависим от «Византии» с ее работающими системами и садом, мы никуда не тронемся. Впрочем, свет в конце туннеля теперь был виден.

Все постепенно налаживалось. Но на душе у меня все равно было тоскливо.

Над дверью замигал сигнал – наверное, явился кэп. Он заходил каждый день, справлялся о моем самочувствии и строго напоминал о постельном режиме. Слушал мои жалобы о том, что мне надоело торчать в четырех стенах, вполуха и с блаженно-идиотским выражением лица, - их роман с Элис, очевидно, был в самом разгаре, и Джасу мои проблемы оставались до лампочки. Я активировал открытие двери голосовым приказом.

- Входи, Джас. Ну, что на сей раз учудила твоя подружка? – Их отношения напоминали бразильские сериалы. Эти двое были словно двумя крайностями одного целого, а ругались и мирились громко и заметно. Но, несмотря на различия, оба были до нелепости счастливы.

За дверью оказался вовсе не мой командир и лучший друг. В каюту смущенно шагнула Изабелла Свон и тут же остановилась. Проклятье, какая же она красивая!

- Ой, я не вовремя, зайду попозже, – быстро извинилась она и уже развернулась, чтобы уйти.

- Нет! Стой! - я списывал свое состояние на вынужденное заключение в каюте и даже самому себе боялся признаться, что мне не хватает ее. Но сейчас отчетливо это понял. Было больно потерять ее в прошлый раз, и сейчас это болезненное чувство нахлынуло снова. Я расспрашивал Джаспера о докторе Свон, но, кроме обычной информации, что «все выжившие здоровы и заняли места в лагере соответственно профессиям», он ничего другого сообщить не мог. – Пожалуйста, останься. Поговори со мной. Я скучал по нашим беседам.

- Я тоже, – девушка смутилась еще сильнее, но все же зашла и даже присела на край моей койки, оставаясь на деликатном расстоянии. Черт.

- Тоже? – встрепенулся я, боясь позволить себе надежду.

- Тоже, - кивнула Белла с виноватой улыбкой. – Прости, что нагрубила, это было невежливо с моей стороны.

- Ничего страшного, - отмахнулся я, чувствуя громадное облегчение, что не сошел с ума, и все прояснилось, - ты же очнулась от векового сна, быть дезориентированной – нормально. Это я был неправ, накинувшись на тебя прежде, чем ты пришла в себя.

- Я только вчера начала припоминать наши с тобой прогулки по джунглям, - объяснилась Белла, задумчиво поглаживая медальон, висящий в ложбинке ее груди. Кстати, новая форма сотрудника научного отдела «Посейдона» очень шла ей, подчеркивая фигуру. - Была уверена, что ты мне приснился, пока доктор Каллен не рассказала, как ты нас спас. Хорошо, что в твоем отчете фигурировало гнездо крылана и логово Джейкоба – именно потому, что эти эпизоды были недавними и яркими, они пробудили мою память. Я расспросила о том, кто ты такой, и смогла вспомнить наши удивительные встречи – правда, пока еще смутно, прости за это. И когда Эсме намекнула, что героя надо навестить и приободрить, воспользовалась предложением. И вот я здесь. Чтобы извиниться и поблагодарить за спасение.

- Надо будет сказать Эсме спасибо! Но как? – удивленно развел я руками. - Как мы могли с тобой говорить и даже видеть друг друга, если ты спала в капсуле?

Изабелла показала мне свой необычный кулон, висящий на цепочке на шее, напоминающий окруженный кольцами Сатурн.

- Благодаря этому прибору - разработке моей прабабушки. Этот кулон несколько поколений хранится в нашей семье и передается от матери к дочери. Синий камень обладает некими свойствами, усиливающими сверхъестественные способности - раньше парапсихологии была посвящена целая отрасль науки, но затем проекты свернули и объявили лженаучными. Больше этим никто не занимался. Однако эта вещица работает, - хмыкнула Изабелла, слегка пожав плечами. – Я ее использовала в разведывательных миссиях: она позволяла мне создать ментальную проекцию и путешествовать вне тела на расстояние в несколько миль, заранее увидеть поджидающие опасности или рассчитать путь. Все думали, что у меня хорошо развита интуиция, однако дело было в этом кулоне. Вероятно, поэтому я продолжала гулять по джунглям вокруг своего корабля во время криосна и даже не понимала этого.

- А почему тебя видели только я, Элис Брэндон и местное зверье?

- Меня вообще никто не должен был видеть, я же была не в физическом воплощении, - рассмеялась Белла. – Но мисс Брэндон, как оказалось, очень сильный псионик; это мы выяснили недавно, наконец-то нормально познакомившись. Она с детства обладала чувствительностью ко всему сверхъестественному. Но скрывала. Боялась, что ее в психиатрическую клинику положат или сдадут в лабораторию для опытов. Она и в экспедицию подала заявку, чтобы сбежать подальше от земных властей и официальной медицины. Животные в принципе ближе к таким вещам. А вот ты… - она бросила на меня внимательный оценивающий взгляд. – Не знаю, может, после травмы твой мозг настроился на одну волну с моим. Тогда это со временем пройдет. А может, ты тоже псионик, как Элис, просто никогда не проверял свои скрытые возможности. Ты ведь тоже стал разведчиком высшей категории не просто так?

- Да уж, - призадумался я, решив на досуге порыться в виртуальной библиотеке и почитать об этом интересном явлении, не признанном наукой.

- Согласись, не самая бесполезная способность, если она может спасти чью-то жизнь, - мягко улыбнулась Белла, возвращая кулон на место и привлекая туда же мой взгляд. Соберись, Эдвард!

- И каково это было? – посочувствовал я, понимая, каким испытанием могли стать эти сто лет для Беллы, которая, в отличие от мирно спящих колонистов, пребывала не совсем в бессознательном состоянии. – Многое ли ты помнишь?

- Все, что было до встречи с тобой, помню как сон, - успокоила Белла мои тревоги. – Думаю, если бы ты исчез, то и твой образ со временем затуманился бы. К счастью для себя, я не до конца осознавала, что происходит. Если бы понимала, что мое тело лежит в криогенной установке целый век, то, наверное, сошла бы с ума!

- Тогда хорошо, что ты не понимала этого, - зато это объясняло странности ее поведения и то, что она даже не помнила, кто она такая. Редкие вспышки воспоминаний казались ей всего лишь игрой воображения, поэтому не причиняли никакой боли. Белла существовала от сна до сна, постепенно забыв о своем предназначении, о своей цели. Но именно это и спасло ее разум от безумия.

- Что ж, не буду злоупотреблять твоим гостеприимством, Эдвард, - мягко подчеркнула Белла мое имя, позволяя почувствовать, что наши взаимоотношения вернулись на прежний уровень. – Желаю скорейшего выздоровления, и я уже пойду. Доктор строго запретила тебя утомлять.

- Вы меня совершенно не утомляете, доктор Свон, - широко улыбнулся я, борясь с желанием протянуть руку и по-настоящему коснуться этой невероятной женщины. К которой меня по-прежнему тянуло, невзирая на все препятствия между нами. Их было немало, но самое главное и непреодолимое было побеждено – время. Фантастическим образом мы, разделенные целым столетием, оказались в одной точке пересечения. Все остальные барьеры по сравнению с этим были сущим пустяком.

- Белла, для тебя – Белла, - поднялась девушка, протягивая руку в жесте прощания, и я ухватился за этот шанс ощутить ее ладонь в своей, пусть пока еще в обычном дружеском рукопожатии.

- До скорой встречи, Белла.

* * * * * *


Время шло, а жизнь на Пандорике становилась лучше и лучше с каждой неделей.

Большинство колонистов «Византии» вернулись на свой корабль: разбили возле сада второй лагерь, с которым было налажено прямое сообщение – тросовая электромагистраль. Безопасные кабинки целый день сновали туда-сюда, доставляя воду, продукты, людей, технику и информацию. Самый первый космический ковчег пролежал сто лет на чужой земле, весьма потрепанный падением и временем, но его ресурсы еще далеко не были исчерпаны.

Здесь работали специалисты, помогая обезопасить корабль от дальнейшего разрушения и обеспечить все его системы бесперебойным электричеством. Инкубаторы исправно произвели на свет достаточное количество земных домашних птиц, а следующими в списке были лошади и коровы. Мы пока не научились экранировать нашу аппаратуру от излучения местного минерала, но благодаря устаревшим механизмам «Византии» теперь были обеспечены работающей техникой. Вскоре Розали даже обещала презентовать первый способный к полету шаттл.

Инопланетная флора и фауна тоже приняла нас: Леа покинула логово со своим подросшим потомством и больше не пугала колонистов, а крикливые кузнечики-цапли перестали сопровождать нас всей толпой, когда мы перемещались по лесу. Крыланы доставляли беспокойство, но лишь на открытых участках. Местные фрукты и овощи, признанные в лаборатории съедобными, заняли достойное место на столах среди земных яблок.

Жизнь налаживалась. Кто-то отправился в экспедицию целой семьей, другие нашли себе пару лишь после приземления. Природу не обманешь, и несколько влюбленных уже сыграли свадьбу. Элис и Джаспер не торопились с таким серьезным решением, но всем было очевидно, что и их отношения закончатся бракосочетанием. В конце концов, именно ради этого экспедиция и собиралась: мы должны были стать основателями новой человеческой цивилизации.

А что же я? В данный момент я нервничал, потому что впервые за несколько месяцев пригласил Беллу на настоящее свидание. До сих пор мы лишь изредка флиртовали, сталкиваясь на работе или в общей столовой, но не переступали грань, оставаясь друзьями.

Белла активно развивала научный отдел, посвятив всю себя различным исследованиям, даже рискнула заняться псионикой, несмотря на лженаучность теории. Многие, кому стало интересно, прошли парапсихологические тесты, и к нашему удивлению, у некоторых действительно обнаружился дар. К сожалению, он проявлялся только у тех, кто надевал кулон, но даже и так становилось очевидно, что направление весьма перспективное: Элис, например, смогла предсказать будущее, Джаспер оказался способен влиять на чувства других, а я сумел прочесть мысли участников эксперимента. Белла предположила, что именно это мое свойство помогло мне увидеть и услышать ее ментальное воплощение. И некоторые странности ее поведения для меня объяснились: возможно, я видел не только образ, который она демонстрировала всем, но с помощью чтения мыслей разглядел ее тщательно скрываемее внутреннее содержание – не сильной и хладнокровной, а нежной и ранимой женщины, нуждающейся в поддержке.

Совместная работа сблизила нас с Беллой, и я невольно начал надеяться на большее. Но только сейчас, спустя много месяцев, осмелился позвать девушку на романтический ужин.

Она опаздывала. Должно быть, я не донес до нее серьезность своих намерений: солнце медленно садилось за горизонт, на импровизированном пикнике горели свечи и лежали фрукты на теплом пледе, а Беллы все не было. Я, утес с видом на долину и закат оставались печально одиноки.

Наконец, в зарослях раздалось похрюкивающее «же-ко», и я закатил глаза, поняв, что Белла опять дурачится со своей четвероногой подружкой. Покинув логово и блуждая со своим семейством по джунглям, Леа частенько наведывалась в гости к Белле и увозила доктора Свон на прогулку. Да-да, невзирая на шок других колонистов, Белла, оседлав дикую зверюгу, запросто ездила на ней верхом.

- Привет, Эдвард, - съехав по кожистой лапе, девушка похлопала Лею по зубастой пасти и отправила восвояси. Но не тут-то было. Учуяв аромат еды, Леа потянулась носом к красиво оформленному месту для пикника и вмиг его разворотила. Фыркнула, и остатки моей романтики улетели в пропасть, а эта неповоротливая туша, не пройдя и десятка метров, завалилась на склоне отдыхать.

- Прости, - пробормотала Белла извинение, испуганно наблюдая за своей неуклюжей питомицей. – Я все испортила.

- Да ладно, не так уж это было и важно, - вздохнул я, беря Беллу за руку. Она была настоящая, живая и теплая. Теперь я мог касаться ее, когда хочу, и она уже никуда не исчезнет.

Я планировал все сделать по-другому, медленно подводя вечер к логическому завершению, но теперь у меня не осталось ни фруктов, ни времени для этого – солнце почти зашло, скоро наступит ночь. Розовый диск тонул в лиловых облаках, заставляя немного скучать по земным красно-оранжевым закатам.

- Белла, мне нужно кое-что тебе сказать. Что-то важное.

- Слушаю, - предельно серьезно кивнула она, и вместо того чтобы отнять плененную руку, вторую ладонь тоже протянула мне. Я осекся и забыл речь, которую тщательно готовил: карие глаза, такие внимательные и широко распахнутые, обращенные ко мне в нетерпеливом ожидании, оказались слишком близко и лишили сосредоточенности. Я боялся, что она совсем не понимает моего к ней отношения, и воспринимает нас только как друзей. И я выставлю себя идиотом, рассыпаясь в признаниях. Чертова неуверенность!

- Ты стала очень дорога мне за последнее время…

Не то. Это было не совсем правдой.

- Ты всегда мне нравилась. Я читал о тебе еще на Земле, много раз видел файлы с твоими выступлениями. Ты была моим идеалом.

Опять не то. Такое признание отпугнет ее. Как будто я маньяк, заранее присмотревший жертву. Я катастрофически облажался!

- Но, познакомившись с тобой тут, я узнал тебя настоящую. Не женщину-легенду, а просто Беллу. И окончательно пропал. Когда я увидел тебя в криокапсуле, которая сбоила и могла отключиться прямо на моих глазах, я жутко испугался. Думал, что потеряю тебя, не успев обрести. Я никогда в жизни так не психовал, как те два часа, что ты просыпалась. А когда ты меня не узнала, после всех наших встреч, которые стали для меня так важны, я готов был корабль разнести. Ты умная и красивая женщина, Белла, я целыми днями думаю о тебе и ищу любую возможность для встречи. Мне нравится говорить с тобой обо всем и хочется заботиться о тебе каждый день. Ты должна знать: я не хочу быть просто друзьями…

Закончив, я нервно сглотнул. Внешне Белла осталась почти невозмутимой, только скулы слегка порозовели и увеличилась яркость глаз. Я не был уверен – в этот сложный момент я вообще был в себе не уверен, - последует за моими словами радость или отказ. Но Белла не прятала глаз и продолжала держать меня за руки, что показалось мне хорошим знаком – по меньшей мере, она даст мне шанс.

- Я раньше, в прежней жизни, совсем не интересовалась мужчинами, - слегка пожала она мои ладони тонкими теплыми пальчиками. - Сначала я отдавала все силы учебе, затем научной карьере, а потом началась подготовка к экспедиции. Мне некогда было думать о личной жизни. И даже когда я лежала год за годом в своей капсуле, то не понимала, чего себя лишила. И вдруг появился ты. Красивый, самоотверженный мужчина. Статный офицер. Интересный собеседник, которому небезразличны мои увлечения, даже лженаучные, - она тихо рассмеялась, вспомнив многочисленные скептические высказывания своих коллег. – Ты ведь ни разу не усомнился в моем профессионализме и первым поддержал возрождение псионики. Меня это весьма впечатлило.

Да уж, я пережил не один суровый разговор с кэпом о целесообразности моих странных экспериментов с доктором Свон, отвлекающих меня от основных задач. Но только до тех пор, пока свое веское слово не сказала Элис, заявив, что теперь будет ходить в лагерь «Византии» со мной и намерена «глубоко исследовать свои псионические возможности». Джас тут же сменил полярность и с тех пор научная работа доктора Свон пошла в гору. Коммандер Уитлок – единственный оставшийся в живых капитан двух кораблей, имел влияние на любые сферы развития колонии.

- Ты сразу мне понравился, Эдвард, - говорила, тем временем, Белла. - Но ведь тогда я была уверена, что это просто сон. Игры подсознания. Решила, что выдумала себе идеального парня, чтобы скоротать время. А ты оказался настоящий. Да еще и герой! И хотя я про тебя вообще ничего не знала, что-то внутри с самого начала тянулось к тебе и продолжает тянуться до сих пор. Так что, да, я тоже не хочу быть только друзьями, Эдвард!

В моей груди на секунду остановилось сердце. Мир застыл, зафиксировав этот переломный момент, а затем снова начал движение. Сердце забилось с бешеной скоростью.

- Похоже, что я сейчас поцелую тебя, доктор Свон, - чувствуя жаркое дыхание любви во всем теле, решительно предостерег я.

- Давно пора, лейтенант Мейсен, - игриво улыбнулась Белла, очаровательно краснея.

И я сделал то, о чем мечтал всю свою сознательную жизнь. То, что казалось совершенно невозможным и несбыточным. Наклонившись, я обнял и поцеловал Изабеллу Свон. Мою Беллу!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38691-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: sova-1010 (13.09.2021) | Автор: sova-1010, Валлери
Просмотров: 1318 | Комментарии: 13


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 13
0
13 Helen77   (Сегодня 16:44) [Материал]
Спасибо огромное за потрясающую историю!

0
12 sova-1010   (25.09.2021 19:55) [Материал]
Ох, люблю я фантастику. Особенно про космос и другие планеты. Всегда интересно представлять новый мир по тем фрагментам, которые дает автор через призму восприятия своих героев. Эта история не стала исключением. Достаточно много времени уделено именно Пандорике. Тут планета как еще один герой. Повеселили диалоги героев. И то, как в историю встроен Джейкоб, он же Леа. Вот только все персонажи получились прям такие крутые, до невозможности. И навыков и образований куча. Только Элис всего лишь буфетчица. wink
Спасибо за историю и удачи на конкурсе!

0
11 Танюш8883   (22.09.2021 09:45) [Материал]
Тот случай, когда разница в возрасте действительно не имеет значения. Спасибо за историю)

0
10 Marishelь   (21.09.2021 01:44) [Материал]
Интересно! Нескучно! В этой истории мне не хотелось пропустить ни строчки. Хоть я и не слишком люблю фантастику, но эта очень увлекательная! Спасибо!

0
7 laraburaja   (17.09.2021 23:11) [Материал]
Замечательная история. Все так интересно описано, что позволило представить себе природу и живность покоряемой планеты в деталях. Героические усилия Эдварда без помощи "призрака" Беллы не привели бы к спасению экспедиций. Романтические отношения помогают выжить во все времена! biggrin
Спасибо автору и удачи в конкурсе.

1
6 робокашка   (16.09.2021 18:49) [Материал]
Всё так логично устроилось, любо-дорого! Сумеречная проекция/адаптация будущего, ковчег "Византия" - очень символично... плюс Спящая красавица tongue Люди ищут друг друга и через сто лет, и в инопланетных мирах.
Любопытно, откель у трансЛеа потомство?
Спасибо, удачи в конкурсе!

0
8 leverina   (19.09.2021 19:19) [Материал]
Цитата
Любопытно, откель у трансЛеа потомство?

ветром надуло?
отпочковалось?
или *** сама себя? cool

1
9 Marishelь   (21.09.2021 01:35) [Материал]
А где написано, что она единственная на планете? Погибли её родители и остальные "щенки" в помёте, но не все же представители данного вида

0
5 leverina   (16.09.2021 09:41) [Материал]
Увлекательные приключения героя, замечательно обыгранная идея про "ты мне снишься", любопытные флора, фауна и пейзаж, но всё же воссоздавать картину инопланетного бытия (как и былых времён) по описаниям - не мой конек. Хотелось увидеть всё это в кино "готовеньким" - чтобы сосредоточиться наконец на характерах и переживаниях героев. Последних слегка не хватило.

0
4 marykmv   (15.09.2021 00:24) [Материал]
Очень понравилась история.
На первый взгляд все кажется туманным и далеким от реальности, но автор убедил, что здесь почти все реально. Нереальны только космические корабли, которые бороздят пространство вне земли.
Это было прекрасно. Спасибо, автор. Удачи на конкурсе.

0
3 MiMa   (14.09.2021 23:38) [Материал]
Мне очень понравилась история, написано замечательно, сюжет интересный, характеры героев раскрыты. Достойная работа, удачи на конкурсе.

1
2 MissElen   (14.09.2021 14:02) [Материал]
История хотя и фантастическая, но никакой мистики и волшебства - все логично и почти научно wacko Конечно, когда Белла "являлась" призраком, трудно было догадаться, что это всего лишь "психопроекция" её, вернее, бабушкиного кулона и потом когда Эдвард предположил что это голограмма искусственного интеллекта «Византии», хотя вела она себя уж очень по-человечески, что вряд ли могло соответствовать устаревшим столетним технологиям. А вот что "призрак" связан с криокапсулой как-то не подумала Интересно обыграны появление в истории Джейкоба и Леа - где первый всего лишь ассоциация на звуки, издаваемые местным животным, а вторая - имя, данное этому животному "призраком" wacko Что еще примечательно в этой истории, это то что не только Эдвард спас Беллу и колонистов, но и "Византия" «Посейдон», у которого все жизненно важное при аварийной посадке отвалилось и кануло в океан Старый корабль стал для экипажа нового запасом запчастей и продуктов, земных растений и животных, необходимых для выживания на чужой планете, в общем, "... и на Марсе будут яблони цвести..." Космическая фантастика сюжета отлично сплелась с каноническими сумеречными героями и даже их сверхъестественные способности логично объяснены псионикой biggrin Канонические пары тоже на месте, хотя у Эдварда и Беллы все только начинается...

Спасибо за историю. Удачи в конкурсе.

0
1 vsthem   (14.09.2021 01:36) [Материал]
Прикольная история. Я так сразу и подумала, что Белла на самом деле спит в капсуле. Эдвард счастливчик в этой истории. Девушка, о которой он только грезил, хоть формально и старше, но, тем не менее, «сохранилась» в том возрасте, в каком была smile Спасибо за историю, и удачи на конкурсе!