Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4836]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15290]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14746]
Альтернатива [9210]
СЛЭШ и НЦ [9095]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4509]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

Мой маленький Санта
Эдварда заставляют принять участие в Тайном Санте. Удастся ли ворчливому генеральному директору понять истинное значение Рождества? AH/AU

Второй шанс
Эдвард оставил Беллу несколько лет назад, и боль давно уже не терзает ее, как прежде. Пока однажды перед ней не появляется Элис с шокирующими известиями, способными вновь перевернуть ее мир.
Рождественская альтернатива. Мини.

Да, моя королева
Среди представителей моего рода были распространены одиночки. Кара настигала тех, кто осмеливался любить. Влюбленный вампир полностью подпадает под власть своей королевы и уже не способен на выживание. Любовь – это болезнь, способная уничтожить бессмертного.

Путешествие к необитаемым островам
А что если б влюбленные заранее знали, что им предстоит?
Белла/Эдвард. Мини.
Фантастика, романтика, путешествия во времени.

Его Белла
Изабеллу Свон пригласили на несколько предрождественских дней в горы, где на озере Тахо расположился милый уютный домик семьи Калленов. Элисон Каллен, главная подружка-зануда, вознамерилась познакомить ее со своим старшим братом, чему Белла не так уж и радовалась. Ведь книги и природа интересовали девушку намного больше любовных отношений.

Итака - это ущелья (Новолуние Калленов)
После того, как Каллены оставили Форкс и переехали в штат Нью-Йорк, Карлайл борется за сохранение своей семьи - боль Эдварда угрожает разлучить их. Итака - это история о стремлениях сына, любви отца и уникальной семьи, изо всех сил пытающейся поддерживать их обоих…

Make a Wish (Загадай желание)
История о том, как одно необдуманное желание может изменить судьбы двух людей.
Она – обычная фанатка, которая мечтает увидеть своего кумира. Он – знаменитый актёр, который снимается в кино, даёт интервью журналистам и не подозревает о том, что где-то в России есть восемнадцатилетняя девушка, которая на День рождения загадала странное желание...



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9809
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 20
Гостей: 14
Пользователей: 6
Танузия, ili-a-na, eclipse1886, Стрелок749, Т@нюшка, Schulteiss
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Ведьма. Глава 22. Погоня

2022-5-29
17
0
0
Ужин прошел, все занятия и общие собрания закончились. Наступил недолгий период свободного времяпрепровождения, когда все посетители реабилитационного центра могли заняться своими делами.

Дел тут у всех было не много, если не сказать, что их вообще тут не было. В основном люди читали книжки в небольшом зале библиотеки или гуляли в парке.

Я тоже вышла на улицу и села на скамейку. Правда, в этот раз решив не забредать так далеко, я нашла свободную лавку у большого фонтана на первой же развилке.
Сидела и старалась ни о чем не думать. Темнота сгущалась над Ванкувером, переходя во власть ранних сумерек.
Было спокойно. Безопасно.

- Ты из третьего корпуса? –высокий женский голос внезапно разрезал тишину.

Я дернулась и обернулась. На соседней скамейке сидела молодая женщина. Русые волосы были завязаны в тугой пучок, худая фигура утопала в великоватом ей по размеру синем спортивном костюме. Ее тело было повернуто в мою сторону, голова наклонена, а взгляд изучающе блуждал по мне.

- Нет, - отозвалась я. – Из пятого.
- Ааа, - понимающе протянула она. – Спа-курорт, значит.

Я усмехнулась, вспомнив первую ночь в центре под таблетками и следы от ремней на запястьях. Вряд ли подобные услуги оказывали где-то в отелях на Мальдивах или Гавайях.

- Меня только в него перевели из третьего, - продолжила девушка. – Вот вышла подышать свежим воздухом в трезвом состоянии. Вспомнить, что это такое.
- Угу, - промычала я, отворачиваясь от нее.

Насколько я помнила, в третьем корпусе размещали людей с психическими заболеваниями. Там психиатры работали с больными со сложными медицинскими диагнозами. Это в пятом корпусе имели дело с нервными срывами, эмоциональными выгораниями и, изредка, с депрессивными расстройствами.

- Как ты сюда попала? – продолжила она.
- Эмм… - замялась я. – Уже неделю как пытаюсь выяснить это.
- Неделю? – усмехнулась она. – Обычно, люди знают, как попадают в психушку.

Я ничего ей не ответила. Желания продолжать беседу не было, поэтому решила молчать. Так она, наверное, от меня быстрее отстанет.

- А меня муж привез, - девушка не заметила моего отчуждения. – Правильно, конечно, хоть и неприятно, - она закончила предложение с такой интонацией, будто ожидала от меня встречного вопроса, но я молчала. – Интересно, почему он так сделал, да? Да?
- Да, - устало выдохнула я.
- Ну, любой бы так сделал, если бы приехал домой и увидел жену, стоящую на подоконнике с ребенком в руках.

Я ошарашенно на нее посмотрела, на что девушка рассмеялась.

- Послеродовая депрессия, - объясняла она. – Малек съехала с катушек. Видимо, не была готова к материнству.

Она все продолжала и продолжала говорить, рассказывая свою историю про ребенка, оборвавшуюся карьеру балерины и мужа, вечно пропадавшего в командировках.

А я все думала.

Неужели и я настолько не была готова ко всему, что оказалась в этом месте? Встала бы и я в конце концов на подоконник? Готова ли была покончить со всем? Хотела ли я?

Не так.

Насколько отчаянно я хотела со всем этим покончить?

***

- Почти все, - протянула Амина, встряхивая мои влажные волосы рукой, - осталось только подровнять и высушить.
- Отлично.

Первую субботу февраля я решила провести в Сиэтле. Скорее, не решила, а пришлось. Мне пришлось провести субботу в Сиэтле. Сначала я рано встала, затем провела в дороге часа три и приехала к Амине в салон, чтобы мне освежили блонд, потому что он, видите ли, желтеет со временем.

Конечно, истинная причина крылась не в волосах, но Амину они волновали в первую очередь.

- Покороче или оставим длину, как есть?
- Мне понравилось, как было в прошлый раз, давай так же, - безразлично отозвалась я и продолжила листать ленты социальных сетей в телефоне.
- Где твой кулон? – внезапно спросила Амина. – В прошлый раз я его заметила, но забыла спросить. Очень занятная вещица.
- Да… - ее вопрос сбил поток моих мыслей, - отдала… Точнее, подарила. Джонатану.
- Вот как? – хмыкнула девушка.
- Ему он был нужнее.

Я уже и забыла об этом. Кулон, отданный мне Синтией после ситуации в Чикаго, я носила не снимая с четырнадцати лет. Он надежно оберегал меня от внезапных выбросов магии или потери концентрации. И хоть у меня уже давно не случалось серьезных проколов в самоконтроле, а после совершеннолетия так вообще не ощущала с этим проблем, я продолжала его носить по привычке. Только к рождеству вспомнила, что он бесполезен для меня, но может пригодиться Раймонсу.

И я отдала его еще до нового года, вручила вместо рождественского подарка.

- Не боишься? Твоя магия и все такое… - неестественно весело продолжила Бехзади.
- Не боюсь, - пожала я плечами. – Не забывай, я последний месяц с ним не одни книжки читала. Он моей магией напитался, уж поверь.

Амина хотела что-то сказать, но вовремя остановила себя, поджав губы. Я же продолжать тему не хотела. Во-первых, потому что этот подарок действительно ничего не значил. А во-вторых, обсуждать Раймонса совершенно не было желания. Я старалась избегать как его самого, так и мыслей о нем.

На прошлых выходных я вышла из его дома, и больше туда не возвращалась. На звонки не отвечала, старалась все неживое общение свести к переписке. Во время его визитов к нам домой он и Алекс принимались за дальнейшее расследование. Теперь у меня в гостевой комнате стояла большая белая магнитная доска, полностью завешенная материалами дел и нашими исследованиями. Рядом с ней стояла такая же, но пробковая, где разноцветными нитями были соединены фотографии, заметки и места на карте.

Я как бы участвовала в этом вместе с ними, но старалась лишний раз не пересекаться с Раймонсом в одном помещении. Тем более наедине.

Вместо этого, я заново штудировала магическую литературу. И в этот раз мои поиски оказались более удачными.

- Ну, все. Готово! – довольно воскликнула Амина, снимая с меня синтетическую парикмахерскую накидку. – У вас наличка или карта?
- Карта, - не задумываясь ответила я, осматривая прическу в зеркале.

Уже привыкла. Уже не бунтарка.

- Что ж, приятно было поболтать. Приходите к нам еще.
- Амина… - отвлеклась я от собственного отражения.
- Да-да?
- А рукописи?

Конечно, я приехала не только освежить цвет волос. Я приехала к Амине, потому что она была единственной моей знакомой, которой я могла доверять, и которая могла перевести на английский язык персидский текст начала девятнадцатого века.

- Точно, - ее улыбка сникла. – Если честно, я надеялась, что ты забудешь.

Я лишь хмыкнула. Кто бы забыл о переводе записей, добытых на электронном аукционе предметов искусства и литературы Османской империи?

Стоило всего лишь перевести слово «кровь» на самые распространенные языки старого света последних двух веков, и возможности по поиску в разы увеличились! Так я и нашла небольшой сборник рукописей, который аукционный дом предусмотрительно отсканировал. Просто надо было быть участником этого дома, чтобы увидеть их в хорошем качестве. Учитывая количество купленных антикварных книг за последние месяцы, у меня должна была уже быть их золотая карточка.

В общем, нашла я эти записи и попросила Амину их перевести. Она согласилась взяться за весь объем, включая дословный перевод рисунков. Цену, конечно, задрала, но другой ведьмы-переводчицы я не знала.

- Неужели ты не справилась с задачей? – в притворном разочаровании ахнула я. – Я буду требовать возврат аванса.
- Естественно, я справилась, но хотела бы вообще не видеть твоих материалов, - без шуток объясняла Амина. – Я не особо поняла, как это работает, но то, что поняла, ввергло меня в ужас. Белла, ты планируешь приносить кого-то в жертву? Ради… Ради силы?
- Конечно, нет, - закатила я глаза. – Это по тому расследованию, о котором говорил Джо твоему отцу.
- Ты думаешь, это связано? – глаза Амины расширились от страха.
- Узнаю, когда получу перевод, - усмехнулась я, выжидающе посмотрев на девушку.
- Свон, иногда ты меня пугаешь, - протянула она и вытащила из сумки несколько белых листов с напечатанным текстом. – Некоторые слова не смогла перевести, потому что в обычных словарях их нет. Оставила транскрипцию на английском рядом. Также сделала и с заклинаниями, рядом с переводом написала произношение на персидском того времени. В остальном, все готово.
- Спасибо, - улыбнулась я, забрав листы из ее рук.
- Вы узнали что-то новое? Об этом… убийце? – страх исчез, и голос Амины источал ненависть.
- И да, и нет, - нахмурилась я, убирая бумаги в свой рюкзак. – Парни решили заняться поиском магов, о которых известно в сообществе и которые могут обладать подобной силой. А я сосредоточилась на прикладной магической части.
- Вам не кажется странным, что он затих? С июля не было подобных случаев.
- Нет, не кажется, - серьезно начала я. – Во-первых, он мог научиться хорошо прятаться и прятать тела. Во-вторых, может, это замалчивают спецслужбы. В-третьих… Может, он притаился и больше не нападает. Хотя, не знаю. Я пока не выяснила, зачем ему это надо.
- В смысле, зачем? Ради силы, разве нет? Ты же сама об этом говорила, - Амина непонимающе на меня смотрела.
- А дальше что? Он получил эту силу, а что с ней делать?

Я уже думала об этом, когда рассматривала доску Алекса и Джона. На ней было прикреплено кнопками множество распечатанных фотографий людей, которые не отказались бы от большей власти и большего магического потенциала.

Но вот вопрос. Зачем?

- Не понимаю тебя, Белла. Все хотят быть такими же способными, как ты и Алекс. В моей семье даже самые сильные маги не были и наполовину такими же одаренными, как ты и твой брат, - Амина покачала головой.
- Ну, хорошо. Допустим, ты получила такой же магический потенциал, как и у меня. Что бы ты делала?
- В каком смысле?
- В прямом. Чем бы занялась в первую очередь? Какие заклинания или обряды? Может, в казино бы поехала или, не знаю, людей бы лечила?
- Нет, магия так не работает, - она посмотрела на меня по-доброму снисходительно.
- Вот именно! Она. Так. Не работает, - отчеканила я. - Что мне дает мой великий магический потенциал? Ну, могу я снести чащу силой мысли, заклятия и заклинания мне легко даются. Но будем честны, в реальной жизни что это дает?
- Я, кажется, поняла, к чему ты клонишь, - нахмурилась Амина и присела на соседнее кресло. – И ты пытаешься понять, зачем? Но как ты это поймешь?
- Пока я пытаюсь понять, как он это делал, а затем, мне кажется, пойму и зачем.

Амина задумчиво кивнула в ответ и закусила губу.

- Пока я переводила твой текст, поняла, что при обрядах жертвоприношения все ранее имевшиеся связи жертвы разрываются.
- Да, вся сила крови переходит во власть мага, совершающего жертву, - кивнула я.
- Может, тогда и те, с кем была связана жертва, что-то чувствуют? Мама говорит, что при потере или укреплении связи, оба, эм, партнера ощущают это.
- Думаешь, родители могли почувствовать заклятие, налагаемое на их ребенка?
- Это кажется логичным. Если кто-то из матерей этих девочек является сильной ведьмой, то она могла что-то почувствовать. Вы искали их семьи?
- Искали, - кивнула я, вспоминая все, что знала о них. – Все живут в других штатах, надо лететь.
- Из Сиэтла летают самолеты во все штаты, - легкая хитрая улыбка появилась на лице Амины.
- Действительно.

Выйдя из салона Бехзади, я села в Лексус, но не решалась сдвинуться с места. Предположение Амины зацепило меня. Я прокручивала возможные варианты, которые помогли бы мне понять, как все работало.

Если матери что-то ощущали, то как? Когда именно? Чувствовали ли они проведение обряда некоторое время или же наоборот, все произошло резко и одномоментно? А как их силы отреагировали на потерю связи из-за магии крови? Отреагировали ли вообще? Почувствовали ли они саму магии крови? Или может, она совершенно не касалась их магического начала.

Столько вопросов… И ответить на них могут только эти женщины.

Достала телефон и открыла социальные сети. Конечно, я и раньше искала семьи этих девочек, не из любопытства, а из сожаления. Порой смотрела, как и чем живут те женщины, столкнувшиеся с подобным горем. Смотрела и не позволяла себе даже подумать об отступлении.

И сейчас я уже знала, кого из них могла бы спросить, и кто обладал достаточной силой. Мать девочки, которая пропала без вести в Вайоминге. Мы не могли быть уверены, что девочка была одной из жертв разыскиваемого убийцы, но место, время и обстоятельства сходились.

Женщина, проживавшая в Юте, еще пару месяцев назад выложила фотографию, где стояла с главой ковена Солт-Лейк-Сити. Работала она в городском центре бездомных животных. То есть, фактически, я знала где ее найти. И в случае везения, может, именно сегодня у нее была смена. Одним днем смотаться в Солт-Лейк-Сити и получить ответы на свои вопросы. Проще простого, верно?

Мне повезло. Рейсы из аэропорта Сиэтла в Солт-Лейк-Сити летают каждые два часа. Я могла увидеться с Самантой Винс до вечера, если все сложится удачно. Поэтому я буквально вбегала в здание аэропорта в надежде успеть купить билет и зарегистрироваться, когда оставалось меньше часа до ближайшего вылета. И лишь когда села в самолет, смогла позвонить Алексу и предупредить.

- И когда ты вернешься? – бурчал брат в телефон.
- В принципе, самолеты летают и ночью, может, успею на ночной рейс. Но думаю, что остановлюсь в отеле у аэропорта и полечу уже утром.
- Мне очень не нравится твоя затея, Беллз.
- Не сомневаюсь, - хмыкнула я. – Тебе вообще все мои затеи не нравятся.
- Не все, только самые безрассудные, - язвил брат. – Ладно, из самолета уже не выпрыгнешь. Пиши, как там все будет.

Стоило воздушному судну набрать высоту, как я сразу достала бумаги, переданные мне Аминой. Десять листов формата А4 с напечатанным мелким текстом без лишних отступов.

Казалось бы, за два часа полета я могла десять раз прочитать эти страницы, но… Конечно же, было это идиотское «но». Но самолет трясло. Но от мелкого шрифта рябило в глазах. Но перевод был настолько корявый, что я по несколько раз перечитывала предложения.

Я теряла смысл написанного среди немыслимого количества аналогий и метафор, очень полюбившихся персидским авторам. Пришлось выписывать в ежедневник основные тезисы и собирать по кусочкам новые факты.

Кое-как осилив первые три страницы, я в бессилии опустила листы на столик и откинулась на спинку кресла.

Магия крови слишком интуитивна. В ней нет четких схем, сложившейся ритуальной практики и системы заклятий. В ней вообще не было системы. Никаких уровней, никаких ответвлений и никакого формализма. Ничего, что могло бы хоть как-то упростить ее изучение или применение.

Это настоящий хаос, первозданный и неконтролируемый. Каждый маг, жаждавший обуздать его, сталкивался с ним в противостоянии. Для ведьмы нет ничего страшнее, чем противостоять своей собственной силе, а магия крови может заставить тело отречься от энергии. Поэтому магию крови использовали лишь те, кто принимал ее, сливал с собой и порождал из своей души.

Вставал вопрос с жертвой. Эта магия брала силу из чужой крови и передавала вопрошающему, разрывая при этом все связи жертвы. Получалось, что, пролив чужую кровь, не надо было возвращать свою. Большей новостью стало открытие, что можно принести в жертву себя. Быть готовым к самопожертвованию, передавая себя во власть запретной энергии. И после принесения себя в жертву, становилось невозможным пользоваться никакими другими практиками, так как ты полностью отдавал себя во власть крови. Своей же крови.

Чем больше я читала, тем больше не понимала. Но как именно приносить жертву? Ради чего? Что может заставить пойти на такое? Какая цель и какой мотив?

Это все больше и больше ломало меня. Уничтожало все, во что я верила в вопросах силы и энергии, при этом не давало четких новых устоев и правил. Было слишком много пробелов, слишком много непонятных аспектов. Я видела одно искажение баланса и отсутствие гармонии.

Казалось, я, будто слепец, иду в темноте и пытаюсь найти выход к свету, которого не увижу. Что будет, когда я пойму, что двигало убийцей? Не иду ли я по тому же пути, что и он?

А что будет, когда я его найду? Что будет делать Джонатан? Убьет его? Вряд ли у него найдутся силы на это… Даже если он решит покончить с ним простыми человеческими способами, смогу ли я принять это?

В голове все всплывали и всплывали далекие и принудительно забытые картинки прошлого.

Мне четырнадцать. Чикаго. Пустой взгляд нападавшего, которого оттолкнуло от меня в стену. Что тогда случилось после? Мари увела меня из того переулка или оставила смотреть, как она избавлялась от последствий? О чем со мной тогда говорили?

Помню, что было холодно. И что меня трясло еще сутки. Помню, как смотрела на свои руки и видела руки убийцы. Помню, снившиеся по ночам кошмары, в которых я постоянно оказывалась в том злополучном переулке. Помню страх в глазах Мари, отчуждение со стороны Синтии.

Это сейчас я понимаю, что шансов у него не было. Что моя магия защитила меня. Тогда это была работа подсознания, самозащита со стороны и тела, и силы, и мозга. Все мои близкие перестали бояться повторения подобного, когда выбросы магии утихли, и я научилась брать ее под контроль.

А сейчас? Что будет сейчас?

Смогу ли я найти способ остановить его? Или такого способа нет? Смогу ли я убить?

Солт-Лейк-Сити встретил меня морозом, снегом и ветром. Я была в своем черном пальто, накинутом поверх белого худи. Шапки у меня не было, вместо нее - кепка, а перчатки я оставила еще в машине. В общем, мне было, одним словом, холодно. По улице я передвигалась перебежками, поднимая стойки ворота пальто и натягивая капюшон на черную кепку.

У меня в запасе был всего один час до закрытия приюта. Поэтому, войдя в здание аэропорта, я сразу же побежала к выходу, попутно заказывая такси в приложении. Хорошо, что у меня не было багажа, а всего лишь один рюкзак. Водитель такси, несмотря на мое напряжение и постоянные просьбы «гнать побыстрее», вел автомобиль спокойно и размеренно. Я его, конечно, понимала, ведь в такой мощный снегопад и я бы не стала приближаться к скоростному лимиту, но сейчас законопослушность играла против меня.

В итоге, к приюту я приехала в полвосьмого. Вылетев из такси, я побежала по заснеженному бетонному тротуару, жутко скользкому для моих кроссовок. С заплетающимися ногами, я мчалась к деревянной двери приюта, которую сотрудница как раз закрывала на ключ.

- Стойте! – кричала я, ускоряясь еще больше. – Подождите, не закрывайте!

И я практически добежала до приюта и до обернувшейся на мои вопли женщины. «Практически», потому что эпично навернулась на льду, плюхнувшись на попу аккурат в одном шаге от дамы.

- Так к нам еще не прибегали, - протянула женщина, помогая мне встать. – Стремление похвально, но мы закрылись.
- Нет-нет, - тяжело дышала я. – Я не за собакой.
- У нас есть кошки.
- Нет, - уже с меньшей одышкой отвечала я, - я к миссис Саманте Винс. Мне очень надо с ней поговорить.
- А-а, к Сэм? Она уехала сегодня на пару часов пораньше, боюсь, вы ее не застали.
- А вы не знаете, где я могу ее найти? Вопрос очень важный, - умоляюще взглянула я на женщину.

Она нахмурилась и замялась, поправляя свою разноцветную шапку. На ней была теплая куртка, огромный полосатый цветастый шарф и такие же перчатки.

- Понимаете, это будет неэтично с моей стороны… - задумчиво поджала она губы, окидывая взглядом мое пальто и надпись бренда на рюкзаке.
- Я буду очень благодарна вам, - тихо сказала я и полезла за кошельком. – Это действительно очень важно для меня и для Сэм, если я найду ее сегодня.

И достав из бумажника пару пятидесятидолларовых купюр, я вложила их в руку женщины.

- Вижу, это и вправду очень срочный вопрос, - хмыкнула она. – Сэм каждый вечер субботы проводит в церкви рядом с кладбищем, помогает с горячими ужинами для бездомных. Она должна быть там.

Узнав название церкви и адрес, я поспешила туда, надеясь застать Саманту Винс.

Это был небольшой протестантский храм, а не мормонский, как я предполагала. Я видела уличную кухню, расположившуюся у входа в церковь, но бездомные уже разбредались от назначенного места, оставляя после себя пустые тарелки. В этот субботний снежный вечер внутри храма было почти безлюдно. Несколько человек сидели на скамейках ближе к распятию, и парочка - на задних рядах.

Я узнала ее сразу. Она сидела на одном из последних рядов. В расстегнутой куртке и без шапки, с короткими темно-русыми волосами. Возраст сложно определить вот так вот на взгляд, но по ощущениям ей было не больше сорока-сорока трех. Главным, что сразу же выдало ее, была реакция на меня. Стоило мне ступить внутрь собора, как Саманта дернулась и обернулась назад.

Сильная ведьма. Очень сильная ведьма.

- Я так понимаю, вы ко мне, - спокойно прошептала она, когда я села на скамейку рядом с ней.
- Да, - выдохнула я и посмотрела на одинокий крест, висевший на белой стене. – Простите, что так внезапно, но у меня не было выбора.
- Я вас слушаю, - кивнула женщина. – Очень интересно узнать, что же заставило столь сильную и, главное, юную ведьму искать меня в субботний вечер и найти в храме.
- Я… Ваша…

Слова совершенно не складывались в предложение. Я же абсолютно не подумала, что сказала бы, найдя эту несчастную мать.

- Начните с того, как вас зовут, - спокойно продолжила Саманта, поймав мой взгляд.

Темноволосая и голубоглазая. Круглое лицо, маленький нос, нависшие веки, мелкие морщинки вокруг глаз. Миловидная и печальная.

- Изабелла Свон.
- Свон, - нахмурилась она. – Знакомая фамилия… Мэри Свон вам знакома?
- Моя бабушка, да. Только она не Мэри, а Мари.
- Слышала о ней, - подтвердила Саманта, - была в совете калифорнийского ковена. Ты ее внучка? – в ответ я кивнула. – Что ж, Изабелла, слушаю тебя.

Собравшись с мыслями, я набрала в легкие воздуха и быстро проговорила текст.

- Ваша дочь пропала при странных обстоятельствах, я и мой друг считаем, что ее пропажа связана с убийствами девочек в Иллинойсе, Вашингтоне и Нью-Джерси. Мы пытаемся найти этого убийцу, и я хотела поговорить с вами.
- Зачем вам это? – и снова спокойный, даже ледяной тон.
- Дочь и жена моего друга – жертвы этого маньяка в Иллинойсе. И мы… Нет, и я подумала, что вы могли что-то почувствовать, когда ваша дочь пропала…
- Моя дочь не пропала. Ее убили.

От ее спокойствия у меня по телу пробежали мурашки.

- Вы уверены? – единственное, что я решилась спросить.
- Абсолютно. Так что ты хочешь знать? Как она пропала или где?
- Нет. Я как раз-таки хочу знать, почему вы так уверены, что ее убили. Была ли разрушена ваша связь? Почувствовали ли вы это?
- О, да, я почувствовала, - прошипела Саманта.

От ненависти в ее голосе у меня перехватило дыхание. Все интересующие меня вопросы застряли комом в горле из-за страха причинить этой женщине еще больше боли. О чем я вообще думала, когда летела сюда?

- Ты хотела узнать только это? – спустя некоторое время молчания спросила она. – Не бойся испугать меня, вряд ли ты уже сможешь. Не буду спрашивать, почему ты вообще во все это влезла, Изабелла. Но если уж влезла, то продолжай.
- Вы ощущали ее убийство как разрыв связи? Резкий или в течение некоторого времени? Ваша магия почувствовала это или почувствовала ваша кровь, может быть?
- Кровь? Дорогуша, что вообще у тебя на уме? – воскликнула Саманта слишком громко для храма.
- Я… Лучше вам не знать, - помотала я головой и снова посмотрела на крест. – Вы сможете ответить на мои вопросы?
- Все было совсем не так… Мы с мужем тогда больше суток провели в полицейском участке, к делу подключилось ФБР, потому что все случилось на границе Вайоминга и Юты. Но в один момент…

Саманта нахмурилась и закусила губу. Удивительно, но в ее глазах не было слез или горечи. Одна лишь сосредоточенность.

- Именно в тот момент мы сидели в кабинете шерифа с агентом ФБР. Они рассказывали, как дальше будут идти поиски и советовали вернуться домой. Предполагали, что похитители могут позвонить и потребовать выкуп. А я сидела и ощущала, как в моем теле обрубается вся надежда. Это сложно описать. Муж обсуждает что-то с полицией, этот агент уговаривает меня уехать домой, а я… Я больше не верю, что моя дочь жива. С каждой новой секундой обрубались все ниточки, связывавшие меня с моим ребенком. И через пару минут ниточек не осталось, было только понимание, что ее нет.

Значит, она чувствовала влияние обряда на протяжении некоторого времени, а не только его результат.

- Ваше магическое начало? – прошептала я.
- Молчало, - нахмурилась Саманта. – Я не особо сильна в активной магии. Моя специальность – целительство. Но тогда я четко осознавала, что происходившее никак не связано с известными мне потоками энергии. Я телом ощущала, что моего ребенка нет. Телом, а не душой.
- Я понимаю, о чем вы говорите, - кивнула я, нахмурившись.

А Джон? Он ничего не почувствовал?

«Я был беспробудно пьян, пока мою жену и дочь убивали».

Может, он и чувствовал то же самое, что ощущала Саманта, но вряд ли он об этом бы вспомнил.

- А дальше? Вы не чувствовали что-то еще?
- Нет, - качнула она головой. – Я вообще ничего больше не чувствовала.
- Простите? – не поняла я.

Саманта глубоко вздохнула и взяла в руки сумку. Она встала со скамейки и жестом указала мне следовать за ней.

- Говорят, что худшее горе для человека – смерть его ребенка, - продолжила она, направляясь к выходу их церкви. – Так вот я это горе не ощутила. Отрубило, вырвало с корнем. Ничего не чувствую к той девочке, которую родила.

Связь была разорвана на корню. И физическая, и магическая, и эмоциональная. Если ее кровь подчинил себе убийца, то он забрал на себя все ее связи. Переключил, если можно так сказать.

- Наверное, кто-то назвал бы это благословением, - продолжила Саманта. – Я же считаю это проклятием.
- А ваш муж? – спросила я.
- Ему было нелегко, - закивала она головой. – Он не почувствовал того же, что было со мной, хоть он и очень сильный маг. Мы справляемся, но было тяжело.

Выйдя из церкви, мы спустились вниз по ступенькам к дороге. Снег не закончился, но вьюга поутихла.

- Спасибо вам, Саманта, - начала я, понимая, что дальше продолжать диалог будет бессмысленно, - что позволили поговорить с вами.
- Надеюсь, я помогла вам, Изабелла, - снова сухо и спокойно отозвалась она. – Вам и вашему другу.
- Очень помогли, - улыбнулась я. – Я поймаю его, обещаю.
- Мне не нужны эти обещания, - пожала плечами Сэм, но затем ее лицо напряглось, - но я надеюсь, что эта тварь будет остановлена.

И внезапно, Саманта сжала меня в объятиях.

- Будь осторожна, Изабелла, - прошептала она.
- Конечно, я буду стара…

Но Саманта резко выпустила меня из объятий и нахмурилась. Она осмотрела мое лицо, а затем ее взгляд заскользил по всему моему телу.

- Очень маленький… - прошептала она. – Ты уже знаешь?
- Знаю что?
- Не знаешь, - покачала она головой. – Купи себе тест, Изабелла.
- Какой тест? – не поняла я.

Саманта лишь многозначительно на меня посмотрела и ухмыльнулась.

- Думаю, догадаешься, - хмыкнула она, а затем отступила на шаг. – Удачи!

Саманта Винс уже села в свою машину, а я все так и стояла на улице. Наверное, я бы и продолжила смотреть вслед уезжающему автомобилю, замерев на одном месте, огорошенная ее словами, если бы не погода. Укутавшись в пальто, я побежала к ожидавшему меня автомобилю.

Сев в такси, заказав его до гостиницы местного аэропорта, я откинулась на сидение и тогда уже почувствовала это.

Паника. Настоящая паника. Сердце заколотилось, дыхание перехватило, руки затряслись.

«Купи себе тест».

Я не дура. Знаю, о каком тесте тебе обычно скажут женщины. Вряд ли бы Саманта напомнила мне о проверочной по геометрии.

Нет. Точно нет. Ни при каких обстоятельствах. Совершенно невозможно. Абсолютно. Никак. Нет-нет-нет!

Ну, нет. Не могла. Никак не могла. Такого со мной точно не могло произойти! Ни при каких условиях!

Я же взрослая и ответственная! Я же знала обо всех последствиях!

Я предохранялась! Мы предохранялись!

Я же не дура! Презервативы – наше всё! Джон об этом позаботился. Я об этом позаботилась! Тот первый раз не в счет, что там могло произойти? Вошел и вышел.

А потом только с ними. Всегда только с ними. Интересно, конечно же, было бы и без них, но нет! Слишком высокий риск!

Стоп! Тот раз, тот один раз… Когда он… Чёрт! Чёрт-чёрт-чёрт-чёрт!

- Остановите у ближайшей аптеки на минуту, - попросила я водителя.

В аптеке я стояла у прилавка, полностью заваленного этими тестами. Сколько их тут… Двадцать видов? Тридцать? Они будто бы говорили мне: «Мы все здесь собрались, потому что ты идиотка». Схватив три пачки от разных производителей, я устремилась к кассе. Как назло, тут была очередь. Как назло, в очереди все посмотрели на меня. Скорее всего, потому что я была одета совершенно не по погоде. Без шапки, без теплой куртки, без шарфа. В черном пальто и белом худи. В кроссовках и коротких джинсах, оголявших щиколотки.

Но мне казалось, что все смотрят на три теста на беременность в моих руках. Прожигают их взглядом, заставляя маленькие коробочки тяжелеть в моих руках. Я будто бы не картонки держала, а кирпичи. Еще и этот нерасторопный продавец, и эта старушка у кассы, на которой система зависла и не выдавала ее лекарства.

А коробки все тяжелели и тяжелели. И паника все нарастала и нарастала.

Нет! Не могла! Ну, не могла же я! У меня ведь и цикл не сбился! Вроде бы… Или сбился? Чёрт, я совсем за этим не следила последнее время.

Ааргх, убейте меня!

Кассир еще предложил взять витаминов и посоветовал таблетки от тошноты. Он издевался?! Не видел страх, перемешанный с отчаянием, в моих глазах? Не заметил моих трясущихся рук, когда я расплачивалась за товар?

В такси я совсем не заметила дороги, хотя глупая попсовая радиостанция должна была раздражать, водитель дергался на поворотах, а пробка на выезде из города увеличила время в пути минут на двадцать. Но я ничего не замечала, смотрела в спинку сидения перед собой и считала дни с последней менструации.

Глупость какая-то! Ну, сбился у меня цикл в январе, да. Так бывает, когда лишаешься девственности, верно? Так бывает! Ну, не могла я залететь через месяц после первого раза!

В отеле меня долго заселяли в номер. Оказалось, гостиница была битком набита, потому что в Солт-Лейк-Сити самый разгар горнолыжного сезона. Остался один полулюкс с двойной комиссией. Девушка смотрела на меня надменно, но я протянула ей свою карту и рявкнула с требованием ускориться. Мне вызвали менеджера, из-за чего ожидание еще больше затянулось, и я рявкнула и на менеджера.

Раньше я бы и не подумала, что способна так спорить и ругаться с людьми. Они, что, не понимали, как мне нужно попасть в номер? Плевать мне на деньги и на их полную загрузку!

По итогу меня все-таки отвели в свободный номер. Всучив в руки провожавшему меня мальчику чаевые, я захлопнула дверь и на негнущихся ногах прошла в глубь комнаты. Пальто кинула на пол, рюкзак полетел на кровать, а я сама с тремя тестами заперлась в ванной комнате.

«Как ты там?» - возникло сообщение от Алекса на экране телефона.
«Умираю от паники. Возможно, сделаю тебя дядей через девять месяцев», - так я должна была ему написать?
«Все нормально. Уже в отеле, напишу утром», - ответила я и отключила связь.

Разорвав коробки, я пробежала глазами по инструкции и принялась за дело. Ждать надо было пять минут.

И эти пять минут были мучением. Ну, как я так могла? Как это произошло?

«Легко!» - ерничал внутренний голос. – «Не надо было расслабляться».

- Я тогда по Айдахо путешествовал, даже нашел шамана, который клялся мне помочь.

Это был последний и самый холодный день снежного и морозного циклона, обрушившегося на Вашингтон. Я задержалась дольше обычного у Джонатана. Лежала с ним в постели и грелась, потому что напольный обогреватель не справлялся.

- И что? Помог?
- Ну, некоторое время я ощущал изменения, мог выдавить из себя маломальское заклинание, зажечь свечу там самостоятельно, но потом… Короче, не прокатило.
- Шаман оказался шарлатаном?
- Да не, он как раз был известным магом духов, но со мной не сработало. Может, дело в том, что меня как раз после него заставили сделать татуировку, и все его усилия заблокировались.
- Грустно, - поджала я губы.
- Не-а, - усмехнулся Джон. – Я привык. Даже не знаю, что бы делал с собственной магией. Тем более, сейчас меня все устраивает.

Он поднял свободную руку, а другой прижал меня посильнее к своей груди, на которой я лежала. Уже привычно моя кожа под его ладонью нагрелась и по ней пробежали еле ощутимые разряды. В это же время на кончиках пальцев Джона появились небольшие язычки пламени, а его лицо озарила улыбка, немного грустная, но довольная.

- Пользуешься мной? – поддела я его. – А если я уйду?
- Куда ты собралась? – игриво продолжил он. – Я разве тебя отпускал?
- Я не должна спрашивать разрешения, - подмигнула я ему, намереваясь встать с кровати, хотя особо и не хотела.
- Не-не-не, - веселился Джон, притягивая меня обратно к себе, - я на такое не согласен.

Я же продолжила свою игру, пытаясь вырваться из его хватки. Но Джон, хоть и оставался всегда мягким и нежным, был силен. Он резко подтянул меня к себе и уложил на кровать. Я рассмеялась, перекатившись на спину.

- Мы еще не закончили, - подмигнул он, нависнув надо мной.
- А мне казалось, ты уже все…
- Малыш, мы только начали, - прошептал он мне в ухо.

Я блаженно улыбалась, ощущая его поцелуи на моем теле. Он медленно-медленно спускался все ниже и ниже, пока одним рывком не развел мои ноги в стороны и не согнул их в коленях.

- Джон, - напряглась я, поднимаясь на локтях и попытавшись свести ноги.
- Расслабься, малышка, - улыбнулся он, не давая мне сомкнуть ноги, - просто расслабься и ни о чем не думай.
- Я не…
- Расслабься, - он буквально приказал мне, и я не смогла не подчиниться.

Боже… Его губы… Его руки… Его пальцы… Казалось, что мне не хватало воздуха. А телу - сил совладать с собой и не отвечать на ласки. Руки сжимали простыни, дыхание прерывалось, а тихие стоны разносились эхом. Мое тело не могло быть отдано во власть кому-то, совершенно не могло. Но в эти минуты я была готова… Боже мой…

- Джон…Дж…Джонатан…
- Подожди меня, малыш, - его голос прозвучал совсем близко, а в следующую секунду…


Пиликание таймера, установленного на пять минут, вывело меня из потока воспоминаний.

Да, в тот раз мы не предохранялись. Мой первый и единственный оргазм. Мне казалось, что он успел вовремя… И он успел, точно помню. Я же ходила в душ после, потому секс без презерватива немного…

Или все-таки не успел? Успел не до конца?

Время реакции подошло, и мне оставалось просто взглянуть на результаты. Но я так и сидела на полу ванной комнаты, не в силах пошевелиться. А эти три теста лежали на столешнице у раковины и ждали.

Трусиха… Какая же я трусиха! Разве не у меня кредо по жизни – всегда быть ответственной? Или это касалось только чужих ошибок? А за свои ошибки я отвечать не готова?

«Да, Белла, лучшее, что ты могла придумать, это закопать себя еще глубже. Браво!»

Разозлившись, я все-таки встала и без промедления потянулась к двум тест-полоскам.

И сердце пропустило удар. И руки задрожали. И в зеркале на меня смотрела не я, а девушка с широко распахнутыми карими глазами, в которых плескались ужас и отчаяние.

Две полоски. Четкие и яркие, красно-малинового цвета.

Может, ошибка?

Рука потянулась к третьему, уже электронному тесту. И короткая фраза на маленьком окошечке вывела меня из равновесия еще сильнее.
«Беременна. 2–3 недели».

Что делать? Чёрт, да что же мне теперь делать?!

Рука потянулась к низу живота, но я резко остановилась. Две или три недели… Первый триместр, верно? Живота видно не будет. А дальше? Заканчивать школу на пятом месяце? На выпускной выбирать платье посвободнее? В университет поступать на восьмом? Рожать на первом курсе?

Серьёзно? Выпускной? Университет? Рожать?! От Джонатана Раймонса? Мужчины, старше меня на тринадцать лет? Мужчины, с которым я спала и которого бросила неделю назад?

Рожать от мужчины, которого я не люблю?

НЕТ! Нет-нет-нет! Точно нет!

Рука потянулась к телефону на полу. Я выключила авиарежим и удалила оповещения о сообщениях от брата. Единственный человек, о котором я в тот момент вспомнила, была Синтия.

«Мне очень нужно с тобой встретиться. Срочно!» - написала я ей.
«Что случилось?»
«Я могу к тебе приехать?»
«Завтра? В Лос-Анджелес?»
«Да. Это очень важно!»
«Я буду в больнице. Приезжай».

* * *


Я сидела у ее кабинета в окружении глубоко беременных женщин. Еще прошлой весной я приехала сюда и тушевалась от взглядов. Хотела кричать, что я здесь не за тем, о чем они подумали.

А теперь… Теперь я здесь за тем.

Правда, было воскресенье, и людей в холле было немного.

- Белла? – раздался знакомый голос.
- Синтия, - облегченно выдохнула я, подрываясь с места. – Привет.
- Давно ждешь? Задержалась на обходе, извини, - и снова этот холодный размеренный тон.

Неужели со мной по-другому разговаривать не могут? Только так отчужденно?

- Не очень, - соврала я, ведь сидела у ее кабинета около часа. – Это не важно.
- Ну, что ж, заходи.

Я быстро прошла в ее кабинет и опустилась на стул для посетителей. Синтия, не изменяя своим привычкам, села за свой стол в большое кожаное кресло и включила компьютер.

- Я… - начала я.
- Беременна, - закончила женщина, одаривая меня колючим взглядом голубых глаз.
- Ты знаешь?
- Я в специальности почти тридцать лет, а еще я ведьма. Беременных определяю лучше анализа крови, - сухо отвечала она, вбивая пароль. – Ну, и вряд ли ты ко мне прилетела просто поболтать.

Я судорожно выдохнула. Когда Синтия сразу определила мое положение, вся надежда на неисправные тесты в миг улетучилась.

- Какой срок? По ощущениям, очень маленький.
- Тест показал, две или три недели, - сглотнула я. – Я хотела… Думала, ты осмотришь меня и скажешь.
- Я уже сказала, - отрезала она, но взглянув на меня, смягчилась. – Можем провести осмотр, но на таком сроке он мало что даст. Попрошу медсестру взять у тебя кровь на анализы.
- Да, спасибо…
- У меня была парочка знакомых гинекологов в Вашингтоне, дам тебе телефон. Так будет удобнее вести беременность, чем мотаться в Лос-Анджелес.
- Что? – нахмурилась я, не понимая.
- Помню, как Рене мучилась от тошноты что с тобой, что с Алексом, так что можешь готовиться… Назначу тебе препараты и витамины, есть специальные пластыри от тошноты, кому-то помогают, кому-то нет, - рассуждала она. – Но ты молодая, и это может сыграть нам на руку.
- Синтия, ты не поняла… - перебила я ее. – Я не хочу сохранять эту беременность.
- Ох, - только это и смогла она выдавить.
- Я не готова рожать в восемнадцать, - тихо прошептала я, покачав головой. – У меня столько планов и столько желаний. Ребенок в них не вписывается.

Эти слова звучали куда хуже вслух, чем у меня в голове. В мыслях это было правильно, логично и не так жутко. Наяву…

Меня замутило.

- Когда ты узнала о беременности?
- Вчера вечером. И я сразу поняла, что не… не хочу и не буду…
- Сразу поняла, - недовольно выдохнула она. – А до этого ты сразу не понимала?
- Я предохранялась, - оправдывалась я, отводя взгляд от женщины. – Это был один единственный случай, и то…
- С вашей семейной фертильностью надо было думать и даже не допускать и шанса на подобное, - устало объясняла она.
- Не надо, - покачала я головой. – Если ты начнешь меня отговаривать, то я действительно обращусь к другому врачу.

Синтия уже хотела что-то мне недовольно сказать, как в дверь постучались, и в кабинет вошла медсестра.

- Вы звали, доктор Брандермайер, - улыбнулась она.
- Да, возьми анализы по стандартному спектру, - бросила Синтия медсестре и отвернулась к компьютеру, начав быстро что-то печатать. – Передай лаборатории, что это очень срочно. Если там будет Льюис, то скажи, что от меня и что он мне должен.
- Хорошо, доктор Брандермайер.

Через пять минут медсестра ушла, а я вернулась на стул для посетителей.

- Какие у меня есть варианты? – спросила я.
- Аборт?

Ну почему это слово звучало так отвратительно? Так ужасающе отталкивающе?

- Да, - выдохнула я, сглатывая усилившееся ощущение тошноты.
- Надо дождаться анализов и сделать УЗИ, но если все так, как мы думаем, и срок действительно не больше пяти недель, то можем спокойно обойтись медикаментозным способом.
- Медикаментозным? – вздрогнула я. - Под капельницей или таблетка?
- Таблетка, - кивнула Синтия и достала из верхнего ящичка круглый маленький стаканчик, в котором лежала крупная ярко-желтая таблетка.
- Она у тебя прямо тут?
- Это показательный экземпляр. Для наглядности держу при себе, - она поставила стаканчик на стол, а затем сложила руки перед собой и посмотрела мне в глаза. – Я дам тебе еще пару дней подумать, Белла. Нельзя принимать такие решения сгоряча и на эмоциях, понимаешь? Надо хорошенько все обдумать и обсудить.
- Я уже все обдумала и обсудила сама с собой, - глухо отвечала я.
- Синтия! – в комнату ворвался мужчина в медицинском костюме. – В третью! Срочно!
- Жди меня здесь, - приказала она и выбежала из кабинета.

В комнате повисла тишина. Даже часы не тикали.

Мой взгляд был направлен лишь на ее стол и желтую таблетку в белом картонном стаканчике.

Я достала телефон из кармана, к которому не притрагивалась с момента приземления в Лос-Анджелесе. Естественно, там было несколько пропущенных от Алекса.

- Я думал, ты уже отреклась от меня и нашла нового брата, - пошутил он, как только взял трубку.
- Семь пропущенных. Ты серьезно? – хотелось звучать расслабленно, но не получалось.
- Ты просто так и не ответила, зачем полетела в Калифорнию. Я волновался, и к тому же…
- Что?
- Обещай не злиться, - замялся он. – Я делал это потому, что люблю тебя и желаю тебе счастья.
- Алекс… Я начинаю злиться. Что ты натворил?
- Вообще-то, я как раз ничего и не творю, в отличие от некоторых, - хмыкнул он, и даже не представлял, насколько был прав.

Я вновь осмотрела кабинет, в котором оказалась. Рядом со столом Синтии стояла пластиковая модель живота беременной женщины на позднем сроке с ребенком внутри. На одной из стен висела доска с фотографиями детей, совсем маленьких и уже подросших. Верхняя полка стеллажа с книгами и бумагами была заставлена нарисованными открытками и фигурками из пластилина. На другой стене висел большой информационный плакат с фазами развития эмбриона. Я посмотрела на срок в две недели и выдохнула. Просто большая розовая клетка, никакого маленького человечка. На третьей неделе в клетке уже виднелось подобие телесного образования.

- Беллз? Куда пропала? – позвал меня Алекс.
- Тут-тут, - очнулась я. – Так что ты там делал потому, что любишь меня? Обещаю не злиться.
- В общем, я забрал из твоей комнаты поисковый кулон, который тебе подарил, - весело продолжил брат. – Хотел посмотреть, где и как напортачил с заклинаниями.
- Ну, что? Выяснил?
- Выяснил! – радовался он. – Я не напортачил! Ну, точнее я немного не рассчитал с системой координат и привязкой, но в целом, он работает! Я проверял.
- Кого искал? – как-то горько получилось усмехнуться.
- Сначала попробовал на тебе. Ты была в Солт-Лейк-Сити, все верно. Потом попробовал найти… В общем, все получалось.
- Так… И ты мне звонишь именно поэтому?
- Да! Короче, проблема была в том, что заклинания надо привязывать к какому-то предмету, которым владел человек. Тогда привязка работает как надо.
- Алекс, я рада. Ты молодец. Но звонил ты мне семь раз зачем?
- Так вот, я попрактиковался на моих знакомых, и кулон работал. И тогда я решил поэкспериментировать. Дрейк ведь переехал в этом году в Лондон с родителями, и я думал, как кулон покажет его, учитывая, что у нас есть только карта США в нормальном масштабе.
- И?
- И… Ничего. Он даже не шелохнулся. Говорю, напортачил с системой координат.
- Здорово, то есть кулон ищет только в пределах США. Супер. Класс.
- Побольше энтузиазма в голосе, пожалуйста! – театрально обижался Алекс. – Нет, прикол в том, что у нас есть только карта США. Короче, я купил в местном книжном карту мира, и угадай, что?
- Что? – оставалось просто дослушать Алекса.
- Лондон! Как только я навел кулон на карту, так он сразу же прилип к столице Англии.
- Вау-у, - протянула я, скучающе подойдя к модели живота.
- Тогда я решил, что надо попробовать еще раз, но теперь применить мое творение по назначению.
- Угу, - мычала я, отвлекаясь на маленького пупса, вложенного в выемку под пластиковой плацентой.
- Я нашел предмет, принадлежавший твоему Эдварду, и прочитал над картой мира заклинание, и… Бам!

Я дернулась, и пупс вылетел из живота и упал под стол Синтии.

- Ты нашел его?! – ошарашенно воскликнула я.
- А я о чем! С первого раза! Я гениален, просто гениален! Это не обычный поисковый талисман, это шедевр!
- Алекс! Где ты его нашел? И откуда у тебя его предмет? Он же все забрал с собой.
- Все, да не все, - голос брата замялся. – Обещай не смеяться.
- То не злись, то не смейся! – от нахлынувших эмоций я начала орать. – Говори уже!
- Ну, я летом просил его купить мне презервативы… Собственно, они и лежали у меня все это время в рюкзаке.
- Ты что? А сам не мог?
- Я встречался с Хейли Ньютон, и все об этом были в курсе. Угадай, к кому побежала бы кассирша в магазине, если бы я их купил?
- К родителям Хейли, - выдохнула я.
- Вот, и не надо на меня злиться. Я не собирался делать тебя тетей раньше времени, вот и все, - усмехнулся он.
- Да, ты издеваешься… - прошипела я и полезла под стол за пупсом. – Так ты нашел его? Эдварда? По пачке презервативов?
- Ты всегда так много переспрашиваешь?
- Алекс!
- Да-да. Он в Рио-де-Жанейро. Неожиданно, конечно. Я думал, он где-то в Арктике, но…
- Рио? Правда? Он точно там?
- Беллз… Ты что задумала?
- Черт, мои документы в Форксе… Алекс, ты должен попробовать мне их передать!
- Что? Белла, не дури! Я не смогу.
- Алекс! – Я кое-как пыталась вложить ребенка обратно в живот манекена, но он все вываливался и вываливался. – Ты должен сосредоточиться! Я приеду домой, и позвоню тебе. Пока подготовься.
- Ты реально собралась лететь в Бразилию? Через весь материк? Ты нормальная?!
- Алекс, вспоминай заклинание. Мы же уже пробовали его.
- Пробовали? Я тебе ручку с одного края стола на другой передал, а не паспорт на другой конец страны.
- Алекс, - рычала я, наконец запихнув ребенка в живот. – Вспоминай. Я позвоню через полчаса.
- Белла…

Я уже не слушала брата, выключив телефон. Закинув его обратно в рюкзак, я развернулась к выходу из кабинета и застыла. Повернулась обратно ко столу и посмотрела на маленький стаканчик.

Если я его хотела найти Его в Рио, то это значит только одно. И думать было нечего…
Схватив маленький стаканчик, я смяла его в руке, чтобы таблетка не выпала, и кинула то же в рюкзак. А затем резко развернулась и быстро зашагала прочь из кабинета и этой больницы.

Стоило мне сесть в такси, как телефон зажужжал. Я все сбрасывала и сбрасывала, не желая разговаривать с Синтией. А она не переставала писать мне сообщения.

«Белла, прошу, не пей эту таблетку! Если все решила, приезжай в больницу, процесс должен проходить под наблюдением врачей».

Конечно, приеду. Чуть позже, правда, но приеду.

Как она сказала? Не больше пяти недель? У меня в запасе как раз есть парочка, я все успею. Просто вернусь из Бразилии не в Форкс, а в Лос-Анджелес».

Паспорт я с собой, конечно, не носила, но вот ключи от дома в Бель Эйр у меня висели на общей связке с остальными. Влетев в коттедж, я сразу прошла на кухню и села за наш круглый кухонный стол.

Алекс ждал моего звонка. Он включил видеосвязь и сразу показал паспорт перед собой в небольшом кругу из соли с расставленными по кругу свечами.

- Если я нечаянно сожгу твой паспорт… - начал он.
- Я тебя убью, не переживай, - улыбалась я. – Начинай, я готова.
- Да-да, не переживаю, - пробурчал он.

И он начал.

Сложное заклинание. Тяжелое и системное, требующее полной концентрации и сноровки, а также серьезной теоретической подготовки и практики.

- Ты уверена? – прервался он на середине.
- Черт, ты шутишь?
- Давай, ты приедешь в Форкс за паспортом, а затем уже полетишь?
- Алекс, я не готова к дополнительным двум пересадкам, - почти что рычала я. – Сосредоточься и передай мне мой паспорт. Мне еще надо успеть купить билет.
- И когда ты полетишь?
- Сяду на ближайший до Хьюстона, а там надеюсь успеть на ночной, если ты будешь порасторопнее.
- Знаешь, что…
- Алекс! – перебила я препирательства. – Соберись. У тебя все получится, просто надо быть предельно внимательным. Я готова выстроить коридор, но ты обязан быть максимально сосредоточенным. Давай, заново.

И он начал сначала это длинное заклинание на латыни. Я же пока рассыпала соль на столе в такой же круг и расставила имевшиеся в запасе свечи.

Брат сбился. Я увидела, как пара свечей на нашем белом столе в Форксе потухла.

- Алекс, стоп. Сначала.

В ответ лишь недовольный вздох, и брат начал читать заклинание заново. А потом еще раз, и еще.

- Говорю, давай отправим Pony Express?
- Или совой, ну-ну, конечно, - ворчала я. – Попробуй еще раз, последний. Я буду строить коридор вместе с тобой, может, это поможет.

И вот в этот раз, когда я читала заклинание вместе с ним, выстраивая коридор энергии, он смог передать мне осязаемый предмет на расстояние более тысячи миль. И не просто передать, а попасть в нужное место. И сохранить предмет в целости и сохранности.

Уже на середине, я поняла, что он справляется. От моего круга шел яркий и ощутимый поток энергии, растворявшийся в воздухе. Я нутром ощущала связь между нашими домами, которую смог выстроить брат.

- … Via aperta est, - прошептал брат.

В ту же секунду паспорт с его стола исчез, а в следующую появился у меня перед глазами. Быстро забрав его из круга, я прижала маленькую синюю книжечку к груди, облегченно выдохнув.

- Я так понимаю, у меня нет шансов отговорить тебя, да? – тоскливо протянул он.
- Ни единого. Лучше распечатай карту Рио-де-Жанейро и найди его дом или место, где он остановился.
- Знаешь, было бы здорово, если бы мной так не командовали, - пробурчал он.
- Я тебя умоляю, - закатила я глаза. – Жду адрес!
- Белла, стой! Ты так и не сказала, зачем…

Но я уже отключила звонок. Забронировав билеты и разобравшись с документами, я быстро забежала в свою старую комнату. Зубная щетка, футболка и легкое платье, потому что в Рио самый разгар лета, – все полетело в рюкзак.

Через двадцать минут я снова мчалась на такси в аэропорт. В голове была всего одна мысль: «Эта погоня когда-нибудь закончится?»

Первый перелет я пережила нормально. Меня, конечно же, била очередная дрожь, но я держалась. Понимание, что я вот-вот, через каких-то четырнадцать-пятнадцать часов увижу Эдварда, доводило меня до состояния почти что истерики. Что я собиралась сказать, как встречать, к чему мы могли прийти – это все не имело смысла в данный момент. Важно было только то, что я снова была бы с ним. И мы со всем бы разобрались.

Или не разобрались. Но тоже с ним.

Почти весь полет до Рио-де-Жанейро я проспала. Еще на взлете, я просто на минутку откинулась на спинку кресла, и в следующий миг уже проснулась от турбулентности где-то над Амазонией. Стюардесса сказала, что до посадки оставалось полтора часа.

Сосредоточиться было невозможно. Во-первых, потому что меня трясло от нервов. Во-вторых, потому что самолет трясло от встречного ветра. Сильно. Очень сильно трясло, девушки из экипажа падали в проходе на пассажирские кресла.

«Она летела за своей судьбой. В полете она и погибла», - хорошая эпитафия.

Меня начало мутить еще сильнее. То ли от голода, то ли от турбулентности, то ли от нервов. Скорее всего от голода, ведь ела я, уже и не вспомнить, когда. Думала попросить одну из стюардесс принести мне хотя бы пакетик орешков, но пилот по радио убедительно попросил всех пассажиров пристегнуть ремни. Настолько убедительно, что даже эти самые стюардессы побежали к своим откидным местам.

Какое счастье было выйти из этого злополучного самолета после проведенных в нем дополнительных двух часов и двух заходов на посадку. Рио встретил нас нехарактерным для южноамериканского лета ураганом.

Платье, которое я взяла с собой, так и осталось валяться в рюкзаке, я просто сняла пальто и толстовку, оставшись в джинсах, кроссовках и футболке. Пока я проходила таможню, ураган разыгрался с новой силой, и несколько региональных рейсов отменили.

Очень вовремя я решила попутешествовать по миру.

Когда я вышла из здания аэропорта, то сразу же захотела вернуться обратно. Порывы были настолько сильными, что чуть ли не сдували людей с тротуара на дорогу.

Водитель такси, увидев адрес назначения, почему-то начал кричать на меня на португальском и яростно махать руками. Я же совершенно не понимала его, ведь мое знание испанского все еще оставалось на уровне заказа чашки кофе, а португальский я вживую вообще никогда не слышала.

- Мне надо туда! – почему-то тоже кричала я, тыкая на адрес в телефоне.
- Эстас доида? Э перигосо! Перигосо! (*Ты с ума сошла. Там опасно! Опасно!)
- Перигосо, да! Туда! Да, перигосо, - повторяла я за ним, надеясь, что он наконец-то сдвинется с места.
- Те матар! (*Тебя там убьют)
- Да-да, матар, поехали уже, - взревела я. – Деньги есть, - показывала я жестами.
- Дементе, - махнул таксист рукой и двинулся с места. (*сумасшедшая)
Это я поняла.

Я всегда думала, что Рио – город бесконечных пляжей, но оказалось, он довольно контрастный, как и Лос-Анджелес. Таксист, выехав из аэропорта, поехал не к побережью, а двинулся по окружной дороге ближе к горам. Сначала я наблюдала за проносившимися мимо небоскребами и административными зданиями, затем мы проезжали яркие и красивые жилые районы с ухоженными парками и аллеями. Через минут двадцать мы выехали в спальные районы, где было не так много красивых парков, а архитектура домов уже не столь радовала взгляд.

Когда же мы поехали в гору, я наконец увидела, куда следовала. Фавелы.

- Чёрт, Каллен, почему тебе спокойно не жилось в пентхаусе? Почему трущобы? – шептала я себе под нос, рассматривая окрестности из окна автомобиля.

А автомобиль поднимался все выше и выше в горы, оставляя позади маленькие миловидные домики в начале этих самых фавел. В момент, когда в домах пропали стекла в окнах и двери, я захотела прокричать «Стоп» и как-то убедить таксиста ехать обратно. Но, конечно же, не успела, потому что он остановился и пальцем указал на дом, находившийся на самом верху полуразрушенной бетонной лестницы.

Расплатившись с ним долларами, я вышла из машины и не очень уверенно зашагала наверх. Ветер в горах разбушевался еще ярче, снося мусорные баки и мелкую мебель. Я же все шла и шла наверх, придерживаясь за ободранные перила и под конец еле передвигая ноги. Из домов то тут, то там доносились крики, голоса комментаторов и звуки судейских свистков, а в воздухе витал запах рыбы и вареной кукурузы.

Добравшись до последней ступеньки, я оказалась перед пунктом назначения. Это была двухэтажная деревянная хибара, выкрашенная уже местами облезлой синей краской. В окнах вместо стекол были вставлены профили с сеткой-рабицей, а балкон второго этажа частично разрушился. С первого этажа доносились звуки все того же футбольного матча, а со второго - ничего.

- Эдвард?.. – крикнула я, зная, что он меня услышит в любом случае. – Ты тут?

Взобравшись на второй этаж, я без промедления вошла внутрь.

Никого.

Если не считать звуков, доносившихся снизу, в комнате стояла тишина. Да и комнатой это сложно было назвать. Скорее, какое-то подобие жилища. Старый матрас в углу, приставленный вертикально к стене, заплесневел. У стены стоял рассохшийся деревянный стол и рядом с ним пластиковый белый стул, в другом углу комнаты висел рукомойник. Вряд ли бы тут смог кто-то жить. Я никогда и не смогла бы сказать, что тут мог жить Эдвард, если бы не одно «но».

Но вся стена у стола была увешана моими прибитыми фотографиями. Посты из инстаграма, обложка из Business Insider, кадры из телевизионных шоу, которые я посетила в Филадельфии, фотографии со страничек моих друзей. Я с Сарой, я с Дэйвом, я с Алексом. Какие-то из этих фотографий были сделаны еще в Лос-Анджелесе пару лет назад, а какие-то – совсем свежие, где я уже с новой прической.

Было бы жутковато, конечно, если бы я не знала, кто за этим стоял.

- Белла? – прозвучал в трубке сонный и обеспокоенный голос Алекса. – Ты нашла его?
- Я нашла его дом, но Эдварда тут нет, - отвечала я, одновременно с этим поддевая одно из фото ногтем. – Ты можешь еще раз попробовать его найти?
- Сейчас?
- Да, Алекс, прямо сейчас.

Внезапно на меня накатила усталость, и я опустилась на пыльный белый пластиковый стул, сорвав рассматриваемую фотографию.

- Ладно, - выдохнул брат. – Подожди пять минут.

Пока брат собирался, я вновь посмотрела на фото. Оно было сделано на нашей рождественской вечеринке-барбекю. Вся собравшаяся компания расположилась на заснеженном дворике и улыбалась на камеру. У кого-то в руках были бургеры, у кого-то ярко-красные одноразовые стаканчики, а кто-то просто поднял руки вверх. Я стояла в самом краю рядом с Дарси и Перси и устало приложила голову на плечо друга, а он в ответ обнимал меня одной рукой. Это был простой дружеский жест, но на фотографии он выглядел куда более интимным, чем можно было предположить.

- Беллз, - позвал меня Алекс. – Мне кажется, твой Каллен больше не в Рио…
- Что? А где тогда?
- Он движется, - сбился голос брата. – Понимаешь, я же последний раз его проверял вчера перед твоим вылетом из Лос-Анджелеса, и больше к маятнику не подходил…
- Так… Где он сейчас?
- Кажется, это Аргентина…
- Ты, должно быть, шутишь, - обессиленно выдохнула я.
- Прости, я должен был еще раз проверить, когда ты прилетела в Хьюстон, но уснул и не…
- Все нормально, Алекс, - помотала я головой. – Все нормально. Это было бы слишком просто, если бы я его нашла здесь.
- Беллз?
- Закажи мне билет до Лос-Анджелеса, пожалуйста.
- На завтра?
- На сейчас.
- Ты хотя бы пару часов на земле проведи, а?
- Мне срочно надо в Калифорнию.
- Беллз…
- Алекс, закажи билет! Пожалуйста!
- Ладно… Скину, как закажу.

Я больше не собиралась сидеть в этой хибаре. Развернув фотографию обратной стороной, я достала из рюкзака ручку и написала: «Вернись в Форкс. Белла».

Вот и все… Весь результат пятнадцатичасового полета и трех суток без нормального сна, еды и душа.

Я спускалась по лестнице еще медленнее, чем взбиралась на нее. Меня не волновал ни ураганный ветер, ни крики людей вокруг, ни запахи. Ноги казались ватными, а голова чугунной. Живот сводило от голода, а глаза резало от недосыпа.

Что там говорят беременным? Больше отдыхать и не нервничать? Смешно.

У подножия лестницы меня ждал тот самый таксист, с которым я приехала сюда. Увидев меня, сходившую с последних ступенек, он выскочил из машины и начал снова что-то кричать и размахивать руками. Вид у него был очень недовольный. Затем он вытащил из машины черное пальто и белую толстовку.

Забыла… Видимо, я забыла их в машине.

Я как-то слишком медленно к нему подошла. Еле переставляла ноги, ведь они меня почти что не слушались. Думала, поблагодарить его и забрать свои вещи, но мужчина и слова не дал мне сказать. Все кричал и кричал что-то на португальском. Слов я, правда, не разбирала. То ли из-за шума ветра, то ли из-за заложенных ушей, но его речь доносилась до меня будто бы из-за слоя ваты.

- Сеньорита?

Лицо мужчины начало темнеть. Моргнув пару раз, я уже не могла различить его очертания. Все сливалось в одну темную расплывчатую кашу перед глазами.

- Сеньорита? Сеньорита?!

Уже знакомое ощущение предстоящего падения. Слова звучали все дальше и дальше. Мир терял цвет и четкость.

Я почувствовала, как начала проваливаться. А следующий миг каша превратилась в сплошную тьму.

* * *

- Мисс? О-окей?

Медсестра, темнокожая, низенькая и полноватая, с мелкими африканскими кудряшками, поправляла капельницу, воткнутую в мою руку. Она совершенно не говорила по-английски, и единственное, что могла уточнить, это «окей» ли я.

- Окей, - кивнула я, стараясь не смотреть на сгиб локтя.

Таксист повез меня в клинику в центр города сразу же после того, как я упала в обморок. Упала я, кажется, прямо ему в руки, а очнулась уже спустя пару минут на заднем сидении автомобиля.

Ну, «очнулась» - это громко сказано. Скорее, смогла открыть глаза и выдавить из себя пару слов. Накатившая головная боль и тошнота держали меня где-то на задворках сознания. Я старалась больше не проваливаться во тьму, но и вылезти на свет не могла. Состояние где-то между обмороком и полудремой.

Что я там говорила, когда меня привезли в больницу, я не особо помню. Все оставалось в тумане. В какой-то момент я просто поняла, что нахожусь в палате, а к моей руке была подсоединена капельница.

Сколько я провела в этой палате, в какой я больнице, говорили ли со мной врачи – это все было мне неизвестно.

- Доктор? – спросила я медсестру, надеясь, что она меня поймет.

Та закивала и снова что-то залепетала на португальском. Я смогла выдавить лишь слабую улыбку и кивнуть. Женщина еще что-то сказала мне и вышла из палаты.
Минут через десять вошел низенький белый мужчина с гладкой лысой головой, в очках и в белом халате, накинутом на синий медицинский костюм.

- Мисс Свон, как вы? – заговорил он с акцентом.
- Лучше, - нахмурилась я, усаживаясь на подушках повыше.
- Не торопитесь, - подорвался он ко мне, осторожно укладывая обратно.
- Что со мной было? Я очень давно себя так отвратительно не чувствовала.
- Упал уровень сахара, а вместе с ним и давление, - объяснял он, попутно записывая что-то в карту. – Когда вы в последний раз ели?
- Эм… Вчера? Или позавчера…
- Мисс Свон, так не годится, - покачал он головой. – В вашем положении тем более.
- Откуда вы знаете? И вообще, откуда вы знаете мое имя?
- Нам пришлось осмотреть ваши вещи, чтобы оформить в палату, - спокойно отвечал доктор. – А про ваше положение вы сами нам сказали, как только въехали в больницу.
- Бэйби окей, - темнокожая медсестра широко улыбнулась и сложила руки на своем животе.
- Потрясающе, - выдохнула я и зажмурилась. – Так со мной все в порядке? Я могу идти?
- Пока еще нет, - покачал головой доктор, - я хотел бы оставить вас здесь еще на несколько часов. Вам лучше поспать, пока капельница не закончится.
- А где мои вещи? – нападала я.

Доктор указал пальцем на столик у окна. На деревянном кресле висело мое пальто, на сидении лежали толстовка и рюкзак, а на круглом столике – телефон и паспорт.

- Я зайду проведать вас утром, а пока отдыхайте.
- Подождите, - позвала я. – А когда будет утро?
- Через пару часов. Спите.


Меня отпустили после завтрака. Медсестра проследила за тем, как я съела склизкую рисовую кашу, а затем уже отдала бумаги на подпись. Доктор перед выпиской зачитал мне целый список, что я должна была делать, а точнее, не делать.

Не напрягаться. Не бегать быстро и не прыгать. Не пропускать приемы пищи и обеденный сон. И главное, не волноваться.

Я чуть было не рассмеялась на последнем, но поблагодарила его и эту медсестру.

Конечно, такой замечательный и чуткий сервис, оказанное внимание и содействие, поразили меня. Но потом мне принесли счет за все услуги центра. И судя по выставленной сумме за отдельную палату и ночь в клинике святого Антония, мне еще предстояло разбираться со страховой компанией.

Телефон, пролежавший на столике все это время, полностью разрядился, что не удивительно.

Выйдя из больницы, я оказалась, судя по всему, в одном из дорогих районов Рио. Почему этот таксист решил привезти меня именно сюда, я не понимала, но была благодарна. Вновь оказаться в фавелах не хотелось.

Несмотря на раннее утро, уже стояла жара. Мне, все еще в джинсах и кроссовках, с пальто и кофтой наперевес, было удушающе жарко. Я быстро нырнула в первое попавшееся кафе в надежде на кондиционер. Кинув вещи и подключив телефон к питанию, я заказала себе завтрак, потому что больничная каша меня не удовлетворила, и прошла в уборную переодеться в платье.

Минут через пять на моем столе уже стоял свежесваренный кофе, а телефон включился.

Включился и сразу же начал сходить с ума.

Уведомления все приходили и приходили, пропущенные звонки появлялись на экране с вибрацией и оповещениями на главном экране. Сообщения в мессенджерах, вызовы, видеозвонки.

Только когда мне через пять минут принесли круассан с ветчиной, телефон успокоился и показал итоговое количество пропущенных. Имя брата горело красным цветом и пугало трехзначным количеством непринятых вызовов.

Алекс (102)

Еще мне звонил тринадцать раз Эммет, и была тьма звонков с незнакомых номеров, с одного из которых кто-то меня искал шестьдесят два раза.

Откусив круассан, я набрала Алекса.

- БЕЛЛА? БЕЛЛА!?!
- Боже мой, да что так орать, - бубнила я, проглатывая кусок.
- ГДЕ ТЫ? Что с тобой?! Ты жива? Ты в порядке? Ты в больнице?!

Ничего себе, у него была истерика… Самая настоящая истерика. Таким нервным он не был, наверное, ни разу за всю его жизнь. Я даже телефон от уха убрала, потому что у меня начали саднить барабанные перепонки от напряжения.

- Откуда ты знаешь про больницу? И почему ты так кричишь?
-…Дай мне трубку, - послышался звонкий голос где-то вдалеке.
- Скажи мне, ты в порядке? – не унимался брат.
- Алекс, кто там у тебя?
- Ответь мне! Ты в порядке?
- Почему ты так кричишь?
- Потому что я думал, что ты погибла! – взревел он.
- Боже, Алекс, у меня просто сел телефон…
- Ты что, не в курсе? – и снова истерика.
- Не в курсе чего? – не понимала я. – Объясни ты уже наконец!
- Белла, - выдохнул он, - самолет, на который я забронировал тебе рейс, не смог вчера взлететь из-за урагана. Тринадцать человек погибло…
- Блять… - единственное, что смогла я выдавить.
- Ты не успела на самолет? Опоздала?
- Нет, я… Мне стало плохо в такси, меня отвезли в больницу, - отрешенно ответила я. – Тот самый рейс?
- Боже… - облегченно выдохнул брат. – А что с тобой было?
- Просто упал сахар в крови и давление, ничего серьезного… Черт, я думала, что мне снова не повезло, - нервно усмехнулась я и укусила круассан. – Алекс, а кто сейчас там с тобой?

На заднем фоне слышался чей-то голос.

- Да, я сейчас дам ей трубку…
- Кому? – не поняла я.
- Белла?

О, этот звонкий перелив колокольчиков я узнала бы из тысячи. Прекрасный и мелодичный голос сестры Эдварда.

- Элис? – застыла я. - Ты у меня дома?
- Белла… Как хорошо слышать твой голос, - облегченно выдохнула она.
- Что ты делаешь у меня дома?
- Белла, не злись, я, правда, обещала Эдварду не подглядывать за тобой, но все произошло так внезапно! Я увидела тебя, заходившую в этот самолет, а в следующий миг… - она затараторила слишком быстро для моего слуха. – Я сразу же собралась в Форкс к Алексу, чтобы поддержать его, но он ничего не понял. А потом мы увидели этот репортаж о самолете, и… Белла, я видела тебя…
- Ты видела, что я умерла? – у меня запершило в горле.
- Нет… Я… Белла, что ты делаешь в Рио?
- Ты не поверишь, искала твоего брата, - закатила я глаза.
- И как ты поняла, что он там?
- Наверно, лучше будет обсудить это потом, - нахмурилась я.
- … Элис, дай мне трубку, - послышался голос брата.
- Белла, я бы хотела дождаться тебя в Форксе, если ты не против, - вставила она.
- Да, конечно, - неосознанно промямлила я. – Дай трубку Алексу, пожалуйста, пока он не сошел с ума.
- Черт… - выдохнул он. – Я поседел из-за тебя. Серьезно.
- Прости, - заскулила я, - мне было очень хреново. Четыре перелета за два дня многовато для одного организма…
- Когда ты полетишь домой?
- Думаю, завтра. Мне очень надо сходить в душ и поспать на нормальной кровати, - закусила я губу.
- Билет на рейс сама себе забронируешь? - горько усмехнулся брат.
- Да уж, - вторила я ему. – Заселюсь в какую-нибудь гостиницу и посмотрю удобные на завтра.

Я проговорила с Алексом еще минут двадцать, пока завтракала в кофейне. Он вкратце пересказал все детали двух последних дней, включая приезд Элис. Как она напугала его несвойственной ей истерией и почти что рыданиями. Они весь вечер и почти всю ночь провели у телевизора, попутно мне названивая. Элис позвонила Эсми, и та пыталась связаться с консульством США в Бразилии.

Все же я заставила Алекса идти спать, потому что в Сиэтле только-только наступало раннее утро. К тому же, такие долгие звонки в роуминге разорили бы меня. В центре Рио я нашла ближайшую нормальную гостиницу, и уже через час принимала душ в номере отеля.

Казалось бы, что еще могло случиться за эти трое суток? Ну вот все, что могло произойти – произошло, куда уж больше?

Если бы… Стоило мне просушить волосы феном и лечь в кровать, как вновь зазвонил телефон. Все тот же незнакомый номер.

- Элис? – нахмурилась я.
- Белла… - задыхалась она.
- Элис, что случилось? – я застыла, ожидая вердикт.
- Эдвард… Розали… О нет, о-о нет…
- Элис. Что. Случилось? – неожиданно хладнокровно требовала я.
- Я не знаю… Я… - она все продолжала задыхаться.
- Вдохни и выдохни, Элис. Ты должна сказать мне, что случилось.

На другом конце послышалась пара глубоких вдохов и выдохов. Я повторила их вместе с ней.

- Розали звонила Эдварду. Сказала, что ты умерла в авиакатастрофе в Рио-де-Жанейро, - голос Элис срывался. – Белла, Эдвард думает, что ты мертва.

Мое сердце пропустило удар, а живот скрутило. Я все не могла и не могла сделать вдох.

- Белла… - прошептала Элис.
- Что с ним? Где он? – с призрачной надеждой спросила я.
- Белла, он едет в Италию.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38455-5
Категория: Альтернатива | Добавил: Love_Art (03.05.2022)
Просмотров: 406 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 4
1
4 Katrina_Adel   (15.05.2022 11:50) [Материал]
Автор держит в напряжении до самого конца! Один из тех редких случаев, когда по ходу чтения кидаешь телефон в диван из-за накала страстей, а концовка оставляет отчаянно желать продолжения. Спасибо за главу!

2
1 Шеридан   (04.05.2022 18:00) [Материал]
Всё, как Эдвард хотел - максимальное количество человеческого опыта) biggrin
Спасибо за главу!

1
2 Karlsonнакрыше   (05.05.2022 02:01) [Материал]
Точно-точно biggrin

0
3 Love_Art   (07.05.2022 12:50) [Материал]
За что боролся, на то и напоролся wink