Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2543]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [9]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4819]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15106]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14317]
Альтернатива [8995]
СЛЭШ и НЦ [8941]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4349]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Жертва... или хищник?
И вот, я осознал, что уже достаточно далеко. Ни одной чужой мысли не звучало в моей голове. Я быстро поставил свою драгоценную ношу на землю, ещё раз вдохнул аромат, лишаясь последних остатков здравомыслия, и наклонился туда, где под нежной кожей призывно пульсировала жилка… МИНИ, ЗАКОНЧЕНО.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Любовь в Сопротивлении
Дания, 1944 год. Молодая датчанка и пилот ВВС Великобритании встречаются при опасных обстоятельствах, когда его самолет сбивают над вражеской территорией.
«Мне хочется верить, что все происходит не просто так, что я влюбилась в него, чтобы творить добро и, возможно, изменить жизнь к лучшему. Эдвард сказал, что я храбрая, такой я и буду. Ради него».



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 516
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Мужской поступок

2019-6-20
4
0
Мужской поступок


Категория: Авторские работы. Собственные произведения

Бета: –
Жанр: драма, социальный рассказ
Рейтинг: 12+
Саммари: Что есть настоящий мужской поступок?
Отношение к критике: положительное




Фудкорт торгового центра, как и в любой выходной день, был полон разномастных людей, аппетитных запахов и нестройного гула голосов, заглушающих ненавязчивую мелодию, льющуюся из динамиков под потолком. В этой пестрой толпе праздношатающихся, лениво жующих и задумчиво прилипших к телефонам так легко было затеряться, остаться незамеченным.

И невысокий щуплый мальчишка не преминул этим воспользоваться. Пряча лицо под козырьком бейсболки и небрежно накинутым капюшоном толстовки, он ловко маневрировал между столиками, стараясь не сильно вертеть головой, однако юркий взгляд все время метался по сторонам, выискивая потенциальных жертв.

Протянув руку, парнишка подхватил оставленный на столе бумажный стакан с логотипом «Burger King», потряс – пустой. На ходу проворно снял пластиковую крышку, выбросил в урну использованную соломинку и, уже подходя к раздаче одноименного ресторана быстрого питания, «тиснул» на кассе новую. У автомата с газировкой было много народу, поэтому чеки не проверяли, чтобы не создавать затор.

Потягивая колу через соломинку, он уже спокойнее огляделся вокруг. Стакан словно был его маскировкой – теперь он один из них. Хотя в животе по-прежнему урчало, а сладкая газировка лишь сильнее раздражала голодный желудок. Взгляд упал на шумное семейство, оккупировавшее небольшой круглый столик: родители и двое мальчишек – один приблизительно его возраста, другой совсем мелкий, лет пяти. Они ели, о чем-то болтали и смеялись. Когда-то и он проводил свои выходные подобным образом, с мамой и папой, весело и непринужденно, но кажется, это было так давно. Отмахнувшись от воспоминаний, парнишка целеустремленно направился в сторону столпившейся очереди у одного из прилавков…

… И скрылся из зоны видимости камеры.
- И это всё? – спросил майор Котов, отворачиваясь от монитора и откидываясь на спинку стула. – Мне арестовать его за стакан колы?
- Нет, конечно, не всё. Серёж, покажи другие файлы, - ответил управляющий торгового центра и, расстегнув пуговицу пиджака на пузе, грузно опустился на стул по другую сторону от охранника. Тот послушно включил нарезку с разных камер наблюдения, которые запечатлели подвиги юного карманника: кошелек из раскрытой сумочки, телефон с края стола и даже оставленный без внимания бургер.

Скрестив руки на груди, следователь наблюдал за проделками воришки и все сильней хмурился. Досаду у него вызывал не малолетний преступник, а само дело, сам факт того, что на него свалили работу, поручаемую только неопытным молокососам в первый день на службе. Он догадывался, что таким образом полковник Сухов наказывает его за своеволие, за то, что, ослушавшись приказа начальства, он подверг риску жизнь сотрудника под прикрытием. И хотя в ходе операции никто не пострадал, а преступник был схвачен, Александр Степанович рвал и метал. Сначала отстранил Котова на неделю, затем на два месяца сослал в архив подшивать старые дела, а теперь еще это.

Под маской внешнего спокойствия следователя трясло от негодования и несправедливости: он не просто так в свои тридцать два носил погоны майора юстиции. Любой позавидовал бы его показателям раскрываемости, и, если уж говорить без лишней скромности, он был лучшим следователем в отделе. А Сухов с ним как с сопляком каким-то, еще бы в угол поставил.

С точки зрения Котова, он свою вину уже с лихвой искупил, но, похоже, и по этому вопросу он с начальством расходился во мнении. Уже вторую неделю его не покидала мысль, что АэС (как они за глаза называли Александра Степановича) хочет выжить его из отдела, вот и пользуется своим служебным положением. «Может, плюнуть на всё, и написать рапорт по собственному?», думал он сгоряча.

- Ну, что скажете, Максим Витальевич? – Управляющий выглянул из-за охранника, когда видео остановилось.
- Это только вчерашняя запись? – уточнил следователь.
- Да, но этот оборванец приходил и на прошлых выходных. То ли тупой совсем, то ли такой дерзкий, но не боится появляться здесь снова и снова.
- И снова и снова обчищает карманы ваших посетителей, а у вас до сих пор даже лица его нет. Тупой здесь точно не он. – Управляющий скривился от нелестной ремарки, но промолчал. Максим поднялся со стула, вытащил из заднего кармана джинсов флэшку и протянул охраннику. – Скинь мне всё, что есть на него. – Затем обратился к управляющему: - Если опять объявится, звоните сразу мне.

Выйдя из служебных помещений в общий зал торгового центра, Котов задумчиво огляделся вокруг, взглянул на свое отражение в витрине магазина: синие потертые джинсы, белая футболка и коричневая кожанка – вполне сойдет за типичного магазинного зеваку воскресного дня. При всем желании в нем невозможно было узнать «мента». Стильные шмотки, темно-русые волосы, взъерошенные в аккуратном беспорядке на манер голливудских звезд, и подтянутая широкоплечая фигура рисовали из него, как минимум, избалованного прожигателя жизни или, как максимум, модного фитнес-тренера, но никак не правоохранителя в привычном представлении граждан. И это было на руку.

Зазвонил телефон, на дисплее высветилось имя старого друга и бывшего коллеги, который пару лет назад ушел из СК и открыл частное сыскное агентство.
- Привет, Дим.
- Привет, - ответил тот. – Слушай, ты хотел встретиться, у меня сейчас выдались свободных полчаса.
- Отлично, можешь подъехать в ТРЦ «Европа»?

***

- Так, о чем ты хотел поговорить? – Димин светло-серый костюм с отливом буквально сверкал на свету, словно драгоценный камень среди кучки невзрачных стекляшек, рассыпанных по аляповатым креслам с потрескавшимся дерматином. Они сидели в дальнем конце фудкорта, откуда удобно было осматривать весь зал.

- Дим, найдется для меня работа?
- Вот как! – Брови друга поползли вверх, он, было, открыл рот, но так ничего и не сказал, вместо этого отхлебнул кофе из стаканчика. – Макс, что случилось?

Котов поморщился, он никогда не любил говорить о своих проблемах.
- Если нет места, так и скажи. Просто ты сам звал меня…
- Звал. И ты прекрасно знаешь, для тебя у меня всегда найдется место. Но, как ты мне тогда ответил, «это не твое». Да, для тебя ж СК как дом родной. Ты ж без него жить не можешь!
- Только это, видимо, не взаимно, - отшутился Максим, в очередной раз сканируя зал.
- Это из-за отстранения?
- Слышал уже? – Котов не удивился, у Димы и после увольнения осталось много друзей в органах, говаривали, что он и с Суховым дружбу водит, но сам Макс его об этом не спрашивал.
- Да, ладно, ты же знаешь АэСа, поворчит, скорее для видимости, чтоб ты не зазнавался, и забудет. Первый раз, что ли?

Максим молчал, задумчиво потягивая кофе, когда хитрый прищур друга привлек его внимание.
- Или это не единственная причина? – загадочно улыбнулся тот. – Про Янку я тоже слышал. И про ее обэповца.

Котов покачал головой, хотел усмехнуться, но вышел какой-то фыркающий звук.
- У тебя повсюду уши.
- В моей профессии связи играют не последнюю роль.
- Не впутывай сюда Янку. Я тебе в сотый раз говорю, у нас с ней никогда ничего не было…
- Только по твоей собственной тупости, надо сказать, - перебил его друг. Однако Котов продолжал, будто не слышал:
- Мы с ней только коллеги. Максимум друзья. И с кем она встречается – это ее личное дело. Хоть с обэповцем, хоть с хренесовцем.
- Ну, ты прям эталон ледяного равнодушия, - язвил Димка. Майор не успел ничего ответить, внимание его привлек знакомый капюшон поверх бейсболки.
- А вот и мой пацанчик, - произнес он, вынимая из кармана телефон. Все движения и взгляды профессионально размерены, неторопливы, и лишь в серых глазах горит азарт охоты. Дима сразу все понял:
- Так ты что, здесь пасешь кого-то? Котов, ты не исправим. А еще уходить собрался.

Сделав вид, что он, как и многие вокруг, «залип» в соцсетях, Максим включил камеру на мобильнике и направил на воришку. Ждать пришлось не долго. Всего через пару минут был готов документальный фильм, запечатлевший неопровержимые доказательства.
- Ну, всё, можно брать.

***

Мальчишка сидел в комнате для допроса и испуганно озирался по сторонам. Руки у него были сцеплены пластиковой стяжкой поверх рукавов толстовки. Он был до того худой, что без труда выскользнул бы из наручников. Когда они с Димой решили его задержать в торговом центре, он попытался сбежать: отбивался, огрызался, даже кусаться пробовал – безбашенный и отчаянный беспризорник. Сначала Котов хотел просто провести с ним воспитательную беседу, настращать и сдать на поруки родственникам, но парень, нацепив надменную гримасу, лишь дерзил и так и не сказал, как его зовут и как связаться с его родителями, а мобильника при нем не было. Тогда следователь решил его немного «помариновать», дабы сбить спесь, а уж потом допрашивать по протоколу. Пацану устроили настоящую экскурсию: сначала «пальчики откатали» для базы, затем фотку сделали для досье, а напоследок сопровождающий его опер как бы невзначай остановился около камеры, в которой бушевал еще не протрезвевший маргинального вида алкаш, до полусмерти избивший своего собутыльника. И несколько минут опер старательно выяснял по телефону оставить задержанного парня в камере или вести на допрос.

И вот теперь майор, наблюдая за карманником через стекло, размышлял, как долго еще дать мальчишке понервничать. Иных подозреваемых он мог бы продержать в томительном ожидании и неизвестности пару-тройку часов, зато потом уставшие и деморализованные они охотнее шли на контакт. Но ведь это ребенок… Котов не любил сделки с совестью, но он так хотел поскорее закрыть это дело и с чувством выполненного долга положить на стол полковнику.

Решив, что с мальчишки хватит и десяти минут, следователь прихватил папку с делом и направился в комнату для допроса, кинув оперу на ходу, чтобы тот пригласил защитника и психолога. Войдя и прикрыв за собой дверь, он неторопливым шагом приблизился к столу, опустил на него документы и подошел к задержанному. Сдернул с него капюшон, снял кепку и положил на стол, рядом с его сцепленными руками.

- В помещении принято снимать головной убор. – Достал из кармана джинсов раскладной нож, раскрыл и одним быстрым движением подцепил стяжку. Оковы бесшумно распахнулись. Мужчина убрал нож и сел на стул напротив. – Старший следователь Котов Максим Витальевич, - представился майор и посмотрел на парня. Тот молчал, опустив голову и выглядывая из-под нахмуренных бровей. – Может, все-таки скажешь, как мне к тебе обращаться? – По-прежнему тишина, только глазами зыркает, как загнанный в угол звереныш. «Похоже, перестарался, - подумал Котов, - он от страха язык проглотил».

Следователь вздохнул и попробовал говорить мягче:
- Слушай, если ты до сих пор не понял, я тебе поясню – ты серьезно влип. У меня есть видеозапись, на которой отчетливо видно, как ты незаконно присваиваешь себе чужие вещи. Здесь, - он ткнул пальцем в лежащую перед собой папку, - заявления потерпевших, многие из которых утверждают, что видели вертевшегося поблизости мальчишку, по описанию очень похожего на тебя. Тебе грозит реальный срок.

- Нет. М-мне еще нет ч-четырнадцати, - наконец отозвался юнец, запинаясь от явного волнения.
- О, да, ты у нас юридически подкован, - съязвил Максим, но он не был уверен, что пацан в состоянии распознать сарказм. – И сколько ж тебе стукнуло?
- Двенадцать.

Беседу прервал скрип двери. На пороге возникли дяденька защитник и тетенька психолог. У последней при одном только взгляде на задержанного проснулся материнский инстинкт и взыграло чувство справедливости. Упрекнув следователя в нарушении протокола допроса, она принялась ворковать над «бедным мальчиком».

Котов тихо ликовал: игра в «плохого полицейского» давала плоды. Пригретый на груди «хорошего» психолога, мальчишка заговорил, рассказал, как зовут, где живет и зачем обчищал карманы. Следователь с защитником договорились, что на первый раз мальчонку можно простить, пригрозили ему учебно-воспитательным учреждением закрытого типа в случае рецидива и отпустили. Точнее Максиму предстояло отпустить его в руки матери прямо на дому, потому что Саша (так назвался парень) отказался дать номер ее телефона, уверяя, что она все равно не ответит и не приедет за ним.

Майское солнце уже клонилось к горизонту, прячась за серым частоколом высоких многоэтажек, когда Максим припарковал машину во дворе дома одного из спальных районов. Всю дорогу он думал, как лучше поговорить с матерью мальчика. Он догадывался, что она не смогла приехать за ним, потому что валяется пьяная или обдолбанная. Но сильнее всего его поразило то, с какой уверенностью Саша утверждал, что мать не приедет – неужели она никогда не просыхает. Или ей настолько плевать на сына? Максим чувствовал, что совершает ошибку – нельзя возвращать парня такой матери. И недели не пройдет, как он снова что-нибудь украдет или даже вляпается в историю похуже. Вовсе не потому что он бестолковый или дерзкий, совсем наоборот мальчишка оказался довольно смышленым для своих двенадцати лет, но он просто-напросто хочет кушать.

С другой стороны, Максим осознавал, что ничего не может сделать – дело закрыто. Максимум, чем он может помочь этому ребенку, это заявить на его мать в органы опеки. Это их юрисдикция, пусть разбираются.

Сашка всю дорогу молчал, понуро повесив голову, и, выйдя из машины, также безмолвно направился к своему подъезду. У двери в квартиру он достал ключи, бросил короткий взгляд на сопровождающего его мужчину и открыл замок. В прихожей он шустро скинул кроссовки и, крикнув «мам, это я», скрылся в глубине квартиры. Котов прикрыл за собой дверь и осмотрелся: типичная панельная «двушка» с неплохим ремонтом, но запущенная. Вопреки ожиданиям он не услышал ни алкогольного смрада, ни сигаретного дыма, но все же в воздухе присутствовал какой-то неприятный запах. До него донесся приглушенный женский голос, он подождал, но так и не услышал никаких шагов, тогда он сам подошел к спальне и замер на пороге.

На кровати, прикрытая одеялом до самой груди, неподвижно лежала женщина. Ее голубовато-белое лицо казалось припухшим и заплывшим, темные грязные волосы были собраны в растрепавшуюся косу. В комнате пахло потом, немытым телом и больницей.

Котов с трудом сглотнул вставший в горле ком и растерянно посмотрел на мальчишку, который, склонившись над прикроватной тумбой, проворно выковыривал таблетки из блистеров.

- Сашенька, кто это с тобой? – женщина обратилась к сыну, устремив на незнакомца испуганный взор своих темных глаз, выделявшихся на ее бледном лице словно две черные дыры. – Что-то случилось?

Парень обернулся, и в его взгляде Максим увидел что-то такое, что заставило его сказать:
- Нет, ничего страшного. Не беспокойтесь. Ваш сын подрался с хулиганами. Но мы уже все уладили.
- Вы из полиции?
- Из следственного комитета. Котов Максим Витальевич.
- Ольга, - представилась женщина и медленно повернула голову, чтобы взглянуть на сына. Из глаз потекли слезы. – Сашенька, зачем ты подрался?
- Прости, мам, я больше не буду. – Он опустился на колени перед кроватью, держа в одной руке горсть таблеток, а в другой – стакан воды. У Максима в груди больно сжалось сердце. Отведя взгляд, он вышел из комнаты.

Он был в растерянности. С самого допроса в нем росло чувство ненависти и презрения к безалаберной матери, позабывшей о родительском долге. И теперь ему было за это стыдно. До отвращения стыдно. Одним махом вся эта ситуация перевернулась с ног на голову, и ему требовалось время, чтобы взглянуть на нее свежим взглядом. Все теперь представало в совершенно ином свете.

Скрестив руки на груди, Котов подпирал стену в прихожей, когда в коридоре появился Сашка. Увидев следователя, парень остановился и молча уставился на него. Максим в свою очередь оглядел мальчишку с лохматой макушки до самых носков с дыркой на большом пальце, будто впервые видел его. Затем кивнул головой в сторону кухни и оторвался от стены. Сашка послушно поплелся следом.

- Спасибо… что не рассказали про… - парень нервно оттягивал рукав толстовки и отводил взгляд куда-то в сторону.
- Что с твоей мамой? – перебил его Максим, прислонившись к подоконнику.
- Машина сбила. Прошлой весной, - на мгновение он перестал дергать рукав и поднял глаза на следователя.
- А где твой отец?
Лицо мальчишки изменилось буквально на глазах: брови нахмурились, челюсти сжались, и сквозь зубы он процедил:
- Ушел.
- После… того, что случилось?
Сашка коротко кивнул.
- А другие родственники? Бабушки, дедушки?
В этот раз отрицательно покачал головой.
- Вы с мамой вдвоем тут живете?
- Да.

На время повисла тишина. Затем следователь отвел взгляд, поднялся и прошел мимо парня. Уже на пороге кухни он остановился и, не оборачиваясь, бросил через плечо:
- Еще раз попадешься, отправишься в воспитательную колонию. – И ушел.

***

В понедельник утром майор Котов сидел в своем кабинете, уставившись в черный монитор, и бессмысленно вертел в пальцах карандаш. Весь остаток вечера и большую часть ночи он не мог выкинуть из головы увиденную им вчера картину. Ему даже представить было страшно, каково двенадцатилетнему мальчику одному жить и ухаживать за парализованной матерью.

Максим говорил себе, что он не в состоянии повлиять на ситуацию, что он не всесилен и что невозможно помочь всем и каждому. Пусть этим делом занимаются органы опеки. У него и так хватает проблем на работе, и контры с начальством ему сейчас совсем ни к чему. Но чем больше доводов он приводил, тем менее убедительными они казались. Чем сильнее он пытался оправдать свое бездействие, тем большим ничтожеством себя ощущал.

Вырвать мысли из этого замкнутого круга помогла Яна, внезапно возникшая на пороге его кабинета с двумя чашками кофе. Она как всегда была обворожительна. Волосы цвета молочного шоколада были собраны в элегантный высокий хвост, что наряду с деловым стилем одежды добавляло ее образу строгости и отчужденности ровно до тех пор, пока на ее лице не появлялась по-детски озорная улыбка. Такая, как сейчас.

- Доброе утро, - она присела на краешек стола и поставила перед ним одну из чашек.
- Кому доброе, а кому не очень. Спасибо, - уголки его губ поползли вверх – ее улыбка, как правило, была заразительна. Тем не менее он действительно был благодарен Яне за столь своевременный подарок: бодрящий напиток был очень кстати после бессонной ночи. А ее присутствие его всегда приободряло. Да и вообще, он был не прочь лишний раз полюбоваться ее стройными ножками, пусть сегодня они и были обтянуты синими брюками.
- Трудные выдались выходные?
- Похвастаться нечем. А у тебя?
- М-м-м… - протянула она, загадочно улыбаясь, - шикарные выходные. На природе. С шашлычком.
- С обэповцем, - на тот же манер протянул Котов.
- Максим, сколько можно? Не притворяйся, что не помнишь его имени.
- Я запоминаю только важную для меня информацию.
- Если бы я не знала тебя достаточно хорошо, - она посмотрела на него с хитрым прищуром, - то подумала бы, что ты ревнуешь.
- Вот как? – Максим вернул ей хитрую улыбку и поставил кружку на стол. Затем вдруг положил ладонь на ее коленку и, поднявшись со стула, приблизился вплотную, одновременно скользя рукой по ее ноге до самого бедра. Ее глаза и рот ошеломленно распахнулись, она даже дар речи потеряла. – Не ожидала такого? – прошептал он у самого уха и сильно сжал пальцы на ее бедре, отчего Яна резко и шумно вдохнула. Он тут же убрал руку и отошел в сторону. – Значит, не так уж хорошо ты меня знаешь? – он засмеялся, снял с вешалки куртку, подмигнул ей и вышел за дверь.

Яна по сложившейся привычке воодушевила его и придала сил, хоть она и не догадывалась об этом. Через полчаса Максим снова парковался в том невзрачном дворе, откуда вчера так позорно сбежал. Все еще раздумывая над тем, что он собирается сказать, следователь постучал в дверь. Никто не ответил. Возможно Сашки нет дома. На всякий случай он постучал еще раз, громче и настойчивее. Послышались быстрые шаги и детский голос спросил:
- Кто там?
- Следователь Котов. Саш, открой.
Щелчок замка, и в проеме двери появилось испуганное лицо мальчишки с застывшими в глазах слезами.
- Помоги мне, - попросил он, шмыгнув носом.
- Что случилось? – Максим поспешил за парнем вглубь квартиры. В спальне был кавардак: на полу валялись блистеры и пузырьки с таблетками, на тумбе – опрокинутая на бок настольная лампа, на кровати поверх расплывающегося по простыне мокрого пятна лежало медицинское судно, распространяя по комнате резкий запах мочи. Но самым жутким зрелищем была лежащая в неестественной позе женщина, словно безвольная тряпичная кукла, брошенная на коврик у подножья кровати.

Сашка подлетел к ней и, просунув руки ей подмышки, старался приподнять.
- Я… я повернул ее набок… и не удержал… она упала, - он всхлипывал и изо всех сил тянул ее вверх. Мать стыдливо прятала глаза, по щекам текли слезы.
- Отойди, - Максим легко поднял женщину на руки и вышел из комнаты. В гостиной он аккуратно опустил ее на диван, подкладывая под голову подушку, и вернулся в спальню. Сашка поспешно собирал с пола таблетки.

- Приберись здесь. И поменяй простыни. А я пока побеседую с твоей мамой.
- О чем? – парень замер и обернулся на следователя.
- Не переживай, все будет хорошо.
- Нет, - Сашка решительно поднялся с пола, сжимая в кулаках пузырьки. – О чем ты хочешь с ней поговорить?
- Саш, доверься мне, я хочу помочь.

В безмолвной тишине комнаты мальчик и мужчина сцепились взглядами, борясь за лидерство в немом поединке. Мальчик, вынужденный заботится о своей матери, как взрослый мужчина. И взрослый мужчина, поступивший, как трусливый мальчишка. Наконец Сашка коротко кивнул, давая свое согласие, как глава семьи, и вернулся к уборке. Максим прихватил одеяло и вышел.

Укрыв Сашину мать, Котов, дабы не смущать ее еще больше, отошел от дивана к окну, собираясь с мыслями. Взгляд его упал на комод, заставленный фоторамками. На одном из снимков, сделанном не так давно, судя по Сашке (ему на нем лет десять), была запечатлена мать, обнимающая сына. Максим даже бросил взгляд в сторону дивана, чтобы убедиться, что это одна и та же женщина: настолько отличалось это безжизненное тело от счастливой и улыбающейся красотки на фото.

- Ольга, - начал он, оборачиваясь к ней, - так больше не может продолжаться.
- Что? – она испуганно посмотрела на него, позабыв про стыд. – Что вы имеете в виду?
- Все это. Сашке всего двенадцать лет. Он должен думать об учебе, футболе, девчонках, а не о том, как раздобыть еды или денег, или как поменять судно. Он вас очень любит. О таком сыне можно только мечтать. Но нынешнее положение вещей ведет к очень плачевному результату. Он в шаге от того, чтобы бесповоротно загубить свою жизнь.
- Но что я могу сделать? – женщина заплакала, стараясь сдерживать рыдания. – У меня сердце кровью обливается, но я… я не знаю…
- Тише, - Максим присел на край дивана и, достав носовой платок, обтер Ольге лицо. – Я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы помочь вам. Для начала расскажите мне все по порядку, начиная с самой аварии.

Котов узнал, что в прошлом апреле Ольгу на нерегулируемом пешеходном переходе сбила темно-синяя Ауди, и водитель скрылся с места аварии. Очевидцы не успели рассмотреть ни номер машины, ни лицо того, кто был за рулем. До Ольги позже дошли сведения, что якобы был свидетель в припаркованной рядом машине, и якобы у него на регистраторе был записан момент наезда, но в суде так и не появились ни он, ни кадры с его регистратора.

Мать Ольги не пережила новость о трагедии – не выдержало сердце. Ольга даже не смогла с ней попрощаться. Мужу потребовалось два месяца, чтобы понять, что он не желает привязывать себя к парализованной жене. Так она осталась одна с сыном. Три раза в неделю приходила социальная медсестра, да соседка Вера Павловна подкармливала и за Сашкой приглядывала.

По словам врачей, вполне возможно восстановить функционал верхней части тела, но для этого необходимо пройти ни один курс интенсивной терапии в дополнение к ежедневным домашним тренировкам. Ольга не могла себе позволить ни одного, ни другого. Настоящее было тяжким и болезненным существованием, а будущее и вовсе казалось безнадежным и мрачным.

В гостиную вошел Сашка. Сунув руки в карманы и сдвинув брови, он посмотрел на следователя в ожидании вердикта.

- Иди собери необходимые тебе вещи, - приказал мужчина.
- Что? – мальчишка непонимающе взглянул на маму, затем снова на следователя. – Зачем?
- Поживешь пока у меня.
- А мама?
- Я договорился. За ней сейчас приедут. На время расследования она побудет в больнице, где ей окажут качественный и профессиональный уход.

***
Второй раз за день Котов в полном смятении сидел в своем кабинете и пялился в пустой монитор. Он организовал госпитализацию Ольги, заехал с Сашкой в ближайший ресторан пообедать, а потом закинул его к себе домой вместе со всем его барахлом. А уходя наказал делать уроки. Какие к черту уроки?! На хрена он все это на себя взвалил? Эйфория ушла, уступив место сомнениям и сожалениям. Максим уже не был уверен, что поступил правильно, вмешавшись в чужие дела, не был уверен, что сможет помочь им. Он чувствовал, будто выбравшись из одного дерьма, тут же вляпался в другую кучу.

Зазвонил внутренний телефон – начальник вызывал его к себе.

- Александр Степанович, можно?
- Да, проходи, садись, - полковник указал ему на стул. – Я получил твой отчет по делу карманника. Рад, что ты закрыл дело. Ты же понимаешь, что это была воспитательная мера?

Котов молча сидел по левую сторону брифинг-приставки, сложив перед собой руки, и пристально смотрел на Сухова. Затем вздохнул, будто сдаваясь, и кивнул головой.

- Вот и хорошо. Потому что у нас здесь следственный комитет, а не фабрика звезд. Любому, кто зазвездится, я буду давать пинка под зад, кем бы он ни был. Пусть даже лучшим следователем в отделе. Ну, раз мы все прояснили, вот держи, - он протянул майору папку, - дело твоего калибра.

- Что здесь? – Максим принял папку и раскрыл, бегло просматривая бумаги.
- Убийство. Жертва – дочка Зимина.

Котов поднял глаза на начальника:
- Того самого Зимина?
- Того самого, - подтвердил шеф. – Тебе не надо объяснять, что это значит.

Максим снова заглянул в бумаги.
- Здесь сказано, что ее убили восьмого. Сегодня тринадцатое.
- Изначально дело было в районном отделе. Теперь передали нам и попросили, хотя скорее потребовали, поставить лучшего следователя. И потребовали быстрых результатов.
- С этим они опоздали, дней на пять, - хмыкнул Максим, захлопывая папку.
- Не начинай. Они давят на меня, я буду давить на тебя. Так что лучше иди и займись делом.
- Есть, идти и заняться делом, - отчеканил майор, вставая.

На выходе из кабинета начальника к Котову подошел опер и всучил еще одну папку.
- Просили передать тебе из архива.

Вернувшись к себе, Максим положил перед собой на стол два дела: Зимина Кристина, 19 лет, убийство; и Зайцева Ольга, 35 лет, наезд на пешехода. Недолго думая, майор открыл второе. Дело вел следователь Черных Вадим Николаевич. Максим знал его не понаслышке.
- Ох, Вадик, Вадик, готов спорить, без твоих махинаций здесь не обошлось.

С делом было что-то не чисто. Согласно первоначальному протоколу, составленному сотрудником ДПС, прибывшим на место инцидента, имелся свидетель с регистратором, правда на месте его фамилии было какое-то пятно, так что букв не разобрать, только инициалы – Н.С. Однако, когда дело перешло к следователю Черных, протокол допроса этого самого Н.С. таинственно исчез, как и изъятые у него записи с видеорегистратора.

Максиму никогда не нравился Черных. Про таких, как он, говорят «скользкий тип». Перед начальством он лебезит и пресмыкается, а стоит начальству отвернуться, играет в Бога, верша судьбы подвластных ему людей по своему усмотрению и для своей непосредственной выгоды. С него станется, что в ходе следствия выяснится, будто пешеход сам превысил скоростной лимит и врезался в машину, да еще материальный ущерб автолюбителю выплачивать будет.

Тем не менее, Максим встретился с ним, хотя толку от этого не было: Черных юлил и с самым невинным выражением лица заявлял, что дело ему досталось уже без протокола и видеозаписи. Он якобы сделал все, что было в его силах. Кто-то из свидетелей запомнил номер машины, пробили – оказалась в угоне. Владелец, Шахов К.Ю., буквально накануне написал заявление о краже транспортного средства. Машину так и не нашли, Шахову обвинения предъявлять не стали, не было на то оснований. На этом все.

Вернувшись в отдел, Котов задумчиво брел по коридору, размышляя над тупиковым делом: трудно сдвинуть его с мертвой точки, когда уже прошел год, а тут еще ответственные люди от души постарались его «слить». Максим в очередной раз пожалел, что ввязался во все это. Ноги сами его привели к кабинету Яны. Она стояла около шкафа, расставляя папки по полкам.

- Привет, - он вошел, так как дверь была распахнута, и остановился у шкафа, подперев его плечом. – Чего домой не идешь?
- Привет. Дела разбираю, - она улыбнулась так, будто весь день ждала его и наконец дождалась. По крайней мере, Максиму хотелось так думать. – Выглядишь уставшим.
- А чувствую себя еще хуже.
- Я могу тебе помочь?
Он покачал головой:
- Сам разберусь. Завтра на свежую голову подумаю.
- Хочешь чаю?
- Было бы здорово.

Яна подошла к тумбе, на которой располагался электрический чайник и прочая утварь для перекусов, и щелкнула кнопку. У Максима зазвонил телефон, на дисплее высветился номер, которые он днем оставил Сашке для связи с ним.

- Да?
- Ты меня здесь запер что ли? – возмутился мальчишка с обидой в голосе.
- Да, прости, но у меня только один комплект ключей.
- Супер. А ты скоро придешь?
- Да, я уже собираюсь домой. А что?
- Достало сидеть в четырех стенах. И я есть хочу.
- Слушай, поищи что-нибудь в холодильнике, а я сейчас по дороге домой заеду возьму еды на вынос.
- Ладно.
- Все, Саш, не скучай, скоро буду.

Отключив телефон, Максим поднял глаза и наткнулся на любопытный взгляд Яны. Удивленно изогнув бровь, она пристально смотрела на него, всем своим видом выдавая желание узнать, с кем он разговаривал. Забавляясь ситуацией, Котов решил сохранить интригу.

- Извини, Ян, чай придется отложить. Меня ждут.
- Да, некая Александра. У тебя дома? – она старалась казаться безразличной, но перед опытным следаком «шило в мешке не утаишь».

Едва сдерживая довольную ухмылку, Максим приблизился к ней, положил руки на талию и притянул к себе. Она не стала сопротивляться, только уперла ладони ему в грудь, сохраняя дистанцию, и продолжала смотреть все тем же любопытным взглядом, в котором читался вызов – «и что дальше?».

- Тебе не стоит ревновать, - он не сводил взгляда с ее глаз, словно ожидал увидеть в них нечто важное. – Уверяю тебя. – Он медленно склонился и едва ощутимо коснулся губами ее щеки. Затем убрал руки, но продолжая удерживать взглядом, зашагал назад. – До завтра.

***

Утром следующего дня, подбросив Сашку до школы, Максим первым делом встретился с ДПСником, который записывал показания свидетелей на месте наезда на Зайцеву Ольгу. Недолго помучавшись, лейтенант вспомнил, что за фамилия скрывалась за жирным пятном на протоколе – Дымов, главный свидетель со стороны потерпевшей. Он так же четко помнил, что, передавая дело следователю, приложил все имеющиеся улики, в том числе флэш-карту с видеорегистратора.

Котов быстро пробил Дымова Н.С. по базе и, прозвонив половину списка, вышел на нужного. Никита Сергеевич согласился подъехать в управление и рассказать, все что знает и помнит. Оказалось, что, сняв с него показания на месте, его попросили ждать повестки от следователя, однако он так ничего и не получил. Он сам однажды звонил в полицию, пытаясь выяснить, что с делом и нужны ли его показания, но его отшили. Больше он не навязывался.

По всем имеющимся данным выходило следующее: пробелы в деле стали появляться после того, как за него взялся Черных, а Вадик не дурак, просто так шкурой рисковать не станет. Значит ему хорошо заплатили, чтобы он пошел на должностное преступление. А кому выгодно платить, чтобы замять дело? Только Шахову, если он сам был за рулем. Что, вероятно, отчетливо видно на пропавшей записи. Шахов весьма преуспевающий бизнесмен, с кучей связей, ему не составит труда подать заявление об угоне задним числом.

Максим был уверен, что виновник ДТП Шахов К.Ю., но доказательств, увы, не было. Задумав нехитрый блеф, следователь отправился в офис бизнесмена. Тот встретил его в компании со своим адвокатом.

- Кирилл Юрьевич, а вы, я смотрю, подготовились, - усмехнулся Максим, указывая на юриста. – А вы всегда «с Тамарой ходите парой» или это Черных уже успел настучать?
- Не понимаю, о каком Черных идет речь, и почему он должен мне стучать, - ответил Шахов с высокомерной улыбкой.
- О том самом Черных, что вел дело о наезде на гражданку Зайцеву в апреле прошлого года. Вы еще проходили подозреваемым по этому делу.
- Ах, да, что-то припоминаю. Ее сбили на моей Ауди, которую у меня угнали. Печальная история.
- Не то слово. Очень печально, что виновник так и не понес наказание.
- Знаете, товарищ следователь, я с вами полностью согласен, ведь его еще и за угон нужно наказать.
- Тогда, - продолжал Максим, пристально следя за реакцией Шахова, - вас, полагаю, обрадует новость о том, что я возобновляю расследование по этому делу.

На мгновение с лица бизнесмена исчезла улыбка, и глаза обеспокоено стрельнули в сторону адвоката, но уже в следующую секунду он вернул себе самообладание. Но Максиму и этого было достаточно: верный знак того, что он на правильном пути.

- На каком основании, позвольте узнать, - вмешался адвокат.
- На основании улик, ранее «потерянных», - он пальцами изобразил кавычки в воздухе, - следователем Черных. Забавная ситуация вышла, - усмехнулся Котов, наслаждаясь напряженным видом Шахова, - Вадик, видимо, не знал, что свидетель перед тем, как отдать запись сотруднику ДПС, скопировал все данные на свой ноутбук. Очень добропорядочный гражданин оказался, - продолжал Максим, прокручивая между пальцев извлеченную из кармана флэшку. – Представляете, он сам звонил в полицию, предлагая свою помощь, а его не хотели слушать. А я захотел.

- К чему вы ведете? – поинтересовался Шахов, больше не утруждая себя улыбкой.
- К тому, что угонщик на этом видео, очень похож на вас, Кирилл Юрьевич.

Адвокат дал знак Шахову молчать и заговорил сам:
- Вы пришли предъявить обвинение?
- Я пришел побеседовать, кое-что прояснить, а если уж не удастся прийти к соглашению, тогда пригласить на допрос в управление.
- И как мы можем прийти к соглашению? – спросил юрист.
- Меня бы вполне устроило чистосердечное признание, - ответил Максим.
- Боюсь, нам не удастся договориться.
- Что ж, тогда жду вас завтра у себя в кабинете. Считайте это официальной повесткой.

Выйдя из фирмы Шахова, Котов едва успел сесть в машину, как зазвонил телефон. Звонили из школы – Сашка сбежал с уроков и не вернулся. В очередной раз пожалев, что взвалил на себя эту проблему, Максим направился в учебное заведение узнать подробности. К слову, их оказалось немного: Сашка просто исчез после четвертого урока, никому ничего не сказав. По словам учителей и одноклассников, вел он себя как обычно, ничего странного они не заметили.

А вот на выходе из школы майора ждал сюрприз. На заднем дворе, где он оставил машину, было тихо и безлюдно, поэтому никто и не заметил, как на голову следователя накинули мешок, усмирили серией жестких ударов под дых и, подхватив под руки, затолкали в автомобиль.

Спустя примерно час, машина остановилась. Максима вытолкали наружу. Он упал, ощутив под руками мягкую траву и землю. Он даже не успел подумать о том, чтобы снять мешок с головы, как чей-то ботинок с силой приложил его в живот. Понимая, что побои продолжатся, Максим постарался максимально сгруппироваться, закрывая руками голову и подтянув ноги к груди. Еще шесть ударов, и его дернули за куртку, переворачивая на спину, сил сопротивляться не было. С головы стянули мешок, и, хотя после темноты яркий солнечный свет больно резал глаза, а левый глаз заливало кровью с рассеченной брови, Котов сумел насчитать троих громил.

- Обыщите его, - скомандовал один из них, и двое других принялись шарить у него по карманам. Найдя флэшку, передали главарю. Морщась от боли, Максим приподнялся и сел, глядя на лидера шайки в ожидании.

- Запись здесь? – спросил громила.
- Какая запись?
- Не включай дурака. Запись с регистратора.

Если до этого момента у Котова и оставались сомнения в причине и личности организатора этого похищения, то теперь амбал их развеял.

- А, - Максим понимающе усмехнулся и кивнул.
- Еще копии есть?
- А если я скажу «нет», вы поверите на слово? – поинтересовался Максим, сплевывая слюну с противным металлическим привкусом.
- Поверим. Уж больно глаза у тебя честные. К тому же, если что, мы знаем, где тебя искать. Тебя и этого стукача Дымова.

Максим в миг посерьезнел:
- Не трогайте Дымова, он ничего не знает. Нет у него никакой записи. И не было. Единственную копию у него изъяли еще на месте ДТП.
- Вот сученок, - усмехнулся главарь, - на понт хотел взять? Я тебя предупредил.

Они развернулись, сели в машину и уехали, оставив Максима посреди чистого поля. Вокруг ни души, ни единой постройки, насколько хватало глаз, лишь позади виднелся клочок леса. Котов побрел туда, куда уехали наемники, смекнув, что они наверняка двигались в сторону дороги. Как только мобильник смог поймать сеть, Максим позвонил другу.

- Привет, Дим. Без долгих вступлений, мне нужна твоя помощь.
- Привет. Что случилось?
- Забери меня.
- Откуда?
- Не знаю. Отследи мой мобильник.
- Что? – судя по голосу друг не знал, воспринимать ли это всерьез. – Макс, что случилось? Где ты есть?
- В чистом поле среди васильков. Понятия не имею, в какой стороне от города. Когда я ехал сюда, у меня на голове был мешок, поэтому сам понимаешь – дорогу я не запомнил.
- Во что ты еще ввязался, - с укором произнес Дима. – Ладно, оставайся на линии.

Еще спустя час Макс комфортно устроился на кожаном сидении Диминого внедорожника и вкратце обрисовал всю ситуацию.
- Так куда тебя везти? – спросил Дима уже на подъезде к городу.
- Первым делом на квартиру Дымова.

Максим уже несколько раз пытался дозвониться до свидетеля, но абонент был выключен, и Котова одолевало дурное предчувствие вперемешку с чувством вины. Взбежав по лестнице на нужный этаж, он несколько раз нажал на кнопку звонка, а когда никто не открыл, принялся барабанить по двери. Наконец хозяин отозвался:
- Кто там?
- Никита, это следователь Котов. Откройте.

Дверь приоткрылась, и в проеме показалось лицо, гораздо более «разукрашенное», чем у Макса.
- Черт, - обессиленно простонал Котов, опуская руки. – Прости, Никит, прости. Я не хотел.
- Засунь свои извинения знаешь куда. Убирайтесь отсюда и забудьте обо мне. Не хочу больше иметь с вами никаких дел. – И захлопнул дверь.

Дима похлопал Макса по плечу в знак утешения.
- Пойдем, дружище. Подумаем, что делать дальше.

Дима отвез его к школе, где тот оставил машину, и пообещал пробить Шахова по своим каналам. «Что-нибудь, да нароем», подбадривал он друга. Максим решил еще заехать в управление, попробовать тоже накопать что-нибудь на бизнесмена, подумать, как его можно прижать – теперь у него с ним были личные счеты.

В холле он столкнулся с Яной, которая уже шла домой.
- Боже мой, Макс, что случилось? – она бросилась к нему с таким обеспокоенным и взволнованным видом, что он даже обрадовался тому, как сильно отхватил от тех негодяев. Вид у него был такой, будто он, как минимум, побывал в военном сражении. Рассеченная бровь уже стала затягиваться, и кровь остановилась, но тем не менее алые струйки перемазали всю левую часть лица, создавая поистине ужасающую картину. Некогда бежевая футболка пестрела бурыми каплями, а джинсы были перепачканы грязью и травой.

- Яна, - он протянул руку, обхватывая ее за плечи, ища в ней опору. У него вдруг сильно заломило ребра, что даже пришлось придерживать больное место свободной рукой. И от чего-то вдруг прихрамывая и постанывая, он попросил проводить его до кабинета.

Прислонив его к столу, Яна сбросила с плеча сумку и полезла за аптечкой.
- Кто тебя так? – поинтересовалась она, смачивая ватный диск перекисью водорода.
- Да, так, - отмахнулся Максим. – Споткнулся, упал.
- Не шути, это серьезно.

Встав перед ним, она принялась обрабатывать рану над глазом. Максим зашипел, втягивая воздух сквозь стиснутые зубы, и ухватился пальцами за ее бедра, будто это первое, что попало под руку.
- Больно, больно, подуй, - заныл он.
- Терпи, казак. Атаманом будешь, - успокаивала она его.
- Не хочу атаманом. Хочу, чтобы ты подула, - Максим продолжал изображать «бедного побитого мальчика». И Яна подула, а он, глядя на ее вытянутые губы, не мог думать ни о чем кроме того, как сильно он хочет их поцеловать. Пальцы ослабили свою хватку и поползли дальше на поясницу. Яна замерла и посмотрела ему в глаза. Когда и он поднял взгляд от ее губ, она заметила:
- Вижу, тебе стало лучше.
- У тебя просто волшебные руки. Готов спорить, твой поцелуй способен воскресить.
- Ну, ты и притворщик, - заулыбалась она, разворачиваясь, чтобы уйти.
- Нет-нет, - он постарался ее удержать, - мне правда очень плохо и больно. – Для достоверности он снова ухватился рукой за ребра.
- Котов, еще пять минут назад у тебя болели ребра с левой стороны, - указала Яна на несоответствие.
- Да? Ладно, - Макс быстро поменял руки. – Ох, не уходи, - простонал он.
- Расскажи, что случилось, - она скользнула ладонью на его правую щеку, а другой рукой принялась стирать кровь с левой щеки.
- Наша служба и опасна, и трудна… - Он разглядывал ее лицо, стараясь не упустить ни малейшей детали.
- Не расскажешь, - сделала она вывод.
- Не хочу тебя вмешивать.
- Я хочу помочь… - она не успела договорить, прервал телефонный звонок. – Извини, - высвободившись из его рук, она отыскала мобильник в сумочке и ответила: «Да, Кость… подъехал?.. хорошо, уже иду».
- Рана несерьезная, быстро заживет, - приободрила она его, легонько сжав пальцы его руки. – Береги себя. Пожалуйста. Пока.

Он до последнего не мог отпустить ее руки, пока самые кончики ее пальцев не соскользнули вниз, и она ушла в объятия к другому. Максим потерял счет времени, неизвестно, сколько он просидел, глядя ей вслед в пустоту коридора. Из размышлений вырвал звонок по внутреннему телефону. Вызывал Сухов.

- Что с лицом? – поинтересовался начальник, когда Котов вошел в его кабинет.
- Неудачный допрос.
- Ладно, ты мне лучше скажи, что у тебя за дела с Шаховым? – спросил строго АэС.
- Что? Почему вы спрашиваете? – удивился Макс.
- Да, потому что меня отымели как последнюю шлюху из-за этого Шахова, - взревел полковник, стукнув кулаком по столу так, что ручки с карандашами подлетели в воздух.
- Кто?
- Какая разница, кто?
- Хочу знать, какие связи у этой сволочи.
- Котов, - начальник угрожающе цедил сквозь зубы, - если у тебя на него ничего нет, оставь гребанного Шахова в покое. – Полковник вздохнул, переводя дыхание. – Это по делу Зиминой?
- Нет, я его подозреваю по другому делу…
- Какому другому? – прервал его Сухов, снова выходя из себя. – У тебя сейчас одно только дело, Зиминой, вот им и занимайся. Я же сказал, что это приоритетное дело. Не начинай снова, Максим. От нас требуют раскрытия по горячим следам.
- Каким еще «горячим следам»? – взвился Котов. – Они остыли еще неделю назад вместе с трупом. Место преступления уже затоптали, свидетели уже все забыли, не удивлюсь, если они и тело уже решили похоронить. Всё, это «висяк».
- И что ж теперь бросить его?
- Нет, ни в коем случае, но… скажите честно, Александр Степанович, будь это дочь не Зимина, а какого-нибудь Васи Пупкина, слесаря второго разряда, вы бы так же бились за это дело?
- Не дерзи мне, мальчик.
- И в мыслях не было, Александр Степанович. Мне жаль Зимину, жаль ее родителей, но она мертва, и от того, как скоро я найду ее убийцу ничего не изменится, она не вернется. Но Зайцева Ольга жива, и я еще могу ей помочь. Со всем уважением к вам, но это мое мнение.
- У тебя только одно официальное дело. И это мое мнение, - безапелляционно заявил начальник и указал Котову на дверь.

Вернувшись домой, Максим не раздеваясь прошел в гостиную и устало рухнул на диван. Взгляд упал на Сашкины вещи: «Черт, парень ведь сбежал!», но сил искать его уже не было.

***

В среду утром выйдя из машины Максим наткнулся взглядом на знакомый профиль коллеги на другом конце парковки. Яна стояла вполоборота у пассажирской двери, которую для нее придерживал ее обэповец. Максим никак не мог, а точнее не хотел запоминать его имени – гораздо легче было воспринимать его как нечто безликое. Нечто временное.

Он ей что-то говорил, а она улыбалась, кокетливо закусив нижнюю губу и склонив голову чуть набок, отчего ее каштановые локоны маятником прошлись по спине и замерли у плеча. Яна была невысокого роста, но казалась высокой за счет каблуков и стройной хрупкой фигурки. Эта миниатюрность, это изящество форм, порой, играли злую шутку с подозреваемыми, давая им ложное чувство превосходства на допросе. Однако в нужный момент она умела быть настоящей «железной леди».

Ухажер захлопнул дверцу, чмокнул девушку в губы и пошел назад к водительскому сидению. Максим лишь тогда сообразил, что до сих пор пялится, но было поздно – Яна его заметила и помахала рукой. Он коротко кивнул в ответ, развернулся и направился ко входу в управление. Он злился. То ли из-за Шахова, который натравил на него своих «псов», то ли из-за Сухова, который его отчитал, то ли из-за Яны, которую с утра привез обэповец. Необязательно быть лучшим следователем в отделе, чтобы сложить дважды два и понять, где этот говнюк провел ночь.

Котов слышал, как она окликнула его, но не остановился, не обернулся и даже не замедлил шаг. А через мгновение до него донесся приближающийся цокот ее каблучков, и он вздрогнул, когда она взяла его под руку.

- Привет, - выдохнула она, чуть запыхавшись. «Ну, хоть немного побегала за мной», не без удовольствия подумал Максим. Так и не получив ответного приветствия, она спросила: - Ты в порядке? Что случилось?

- Спроси лучше, чего не случилось. – Он продолжал смотреть куда угодно только не на Яну.

- Ну, про драку ты говорить не хочешь. Может, ты все еще дуешься на АэСа? Перестань, - она легонько пихнула его локтем в бок, а затем, крепче обхватив под руку, склонилась ближе и заговорщицки прошептала: - Всем известно, что ты его главный любимчик. – Отстранилась и непринужденно рассмеялась. – Ну, поцапались. С кем не бывает?

Ее вдруг стало слишком много: ладонь на предплечье обжигала даже сквозь кожаный рукав куртки, аромат духов пропитал весь окружающий воздух, проникал через ноздри до самого мозга и дурманил разум, а этот мягкий мелодичный смех звал и манил его словно песнь Сирены, которой не в силах был противостоять ни один мужчина. Вот и он не устоял – обернулся и прилип взглядом к этим соблазнительным полноватым губам. Но тут так не кстати перед мысленным взором возник этот чертов обэповец, что минуту назад слюнявил их своим губищами.

Шумно выдохнув, Максим отвернулся. Ему захотелось бежать от нее как можно дальше и как можно быстрее.

- Слушай, Макс, - в ее голосе по-прежнему слышалась улыбка, - мне тут кое-какие дела должны подвезти из Рязани. Возможно, имеющие отношение к моему насильнику. Поможешь просмотреть? С меня чай и печеньки.

Они уже поднялись на крыльцо здания и остановились под козырьком перед входом. Котов посмотрел ей прямо в глаза, демонстративно убрал от себя ее руку и ответил резче, чем намеревался:
- Мне не нужны подачки. – Дернул рывком дверь и скрылся в помещении.

Через пару минут с грохотом захлопнулась уже дверь его собственного кабинета. Папка полетела на стол, а вдогонку ей прилетел глухой удар кулаком.
- Черт! – воскликнул в сердцах майор и снова ударил несчастную папку. – Ну, что за идиот! Котов, ты просто фееричный долбо…

Телефон прервал его пламенную речь. Звонил Дима.
- Да, - гавкнул Максим в трубку.
- И тебе «доброе утро». Я не вовремя?
- Нет, прости. Говори.
- Новости не утешительные. Шахов не дурак, следы заметать умеет. Надо капать глубже и конкретнее, на поверхности ничего.
- Ясно, - Максим ожидал чего-то подобного.
- На крайняк, я бы предложил натравить на него ОБЭП. Сомневаюсь, что у него кристально-чистый бизнес.
- Знаешь, что, - Максиму пришла в голову новая идея, - а пробей-ка лучше Черных.
- Какого Черных?
- Вадика.
- А он-то тут при чем?
- Я уверен, он покрывает Шахова. Мне нужна его больная точка, чтобы надавить посильнее.

***

Дальше день пошел без происшествий. Максим то и дело обзванивал школу, больницу, где лежала Зайцева, спрашивал – не появлялся ли Сашка. Звонил на мобильный, который он ему дал – все без толку.

Просмотрел наконец дело Зиминой, отметил для себя важные детали, набросал план расследования. Остыв, Котов даже решился заглянуть к Яне, попросить прощения, но она была на вызове. Увидев на ее столе две коробки с папками, он прихватил одну с собой и до самого обеда изучал рязанские дела.

После обеда пришли новости от Димы, на этот раз хорошие. Вообще, по его словам, Вадик – мечта борца с коррупцией. За последние пару лет Черных настолько оборзел, что практически перестал маскировать свои нелегальные доходы. Распечатав все пересланные ему документы, Котов направился прямиком к своему коллеге.

Как ожидалось, тот сначала все отрицал, уверял, что быть такого не может, это все подстава, его хотят оклеветать. Потом взорвался, стал кричать «а кто без греха?», «а сам-то что никогда?». Еще через пять минут стал торговаться, обещал поделиться, подарить, стать лучшими друзьями, если Котов все забудет и уничтожит бумаги. Получив отрицательный ответ, стал слезно умолять не «топить» его.

Максим терпеливо ждал наступления последней стадии – принятия неизбежного. Тогда они наконец договорились: Черных согласился сдать виновника ДТП, но без протокола, чтобы иметь возможность уволиться из органов по собственному желанию, без заведения на него уголовных дел. Максим отчего-то пожалел его и пошел навстречу.

Своим рассказом Вадик лишь подтвердил его теорию: за рулем Ауди был сам Шахов, да еще не совсем трезвый. Сбив женщину, он умчался с места аварии, адвокат через свои связи помог оформить заявление об угоне задним числом, а друзья-товарищи, вроде тех, что отметелили Макса в чистом поле, помогли избавиться от машины. Вадику заплатили, чтобы он «потерял» главную улику и главного свидетеля.

***

К концу рабочего дня Максим все же застал Яну в ее кабинете. Она стояла у стола, заваленного папками, видимо из второй коробки, и вчитывалась в какой-то протокол. Постучав о дверной косяк, так как дверь была открыта, он вошел, держа в руках коробку.

- А я уж думала мне только одну привезли, - проговорила Яна и махнула рукой в сторону стола у стены. Максим отнес туда свою ношу, раскрыл и достал стопку дел.
- Эти по некоторым признакам похожи на твоего насильника, просмотри внимательней и реши, подходят или нет. В коробке остались те, что точно не твой тип.
- Спасибо, - ответила она, принимая стопку из его рук.
- Ян, прости меня.

Она смотрела на него с какой-то странной грустью, и он не мог понять, готова ли она простить его, и что будет с ними дальше.

- Что происходит? – наконец спросила она, и Максим понял, что вот он – настал момент того самого разговора, которого он так долго и старательно избегал.
- А ты не знаешь? – он нерадостно улыбнулся и подошел ближе. – Все ты знаешь и понимаешь, ты же умница. Просто предпочитаешь не замечать, игнорировать, чтобы ничего не менять. Я знаю. Я поступаю так же. Но видимо, в какой-то момент такой подход перестает срабатывать.

Максим подошел совсем близко и, вытянув из ее рук документ, положил его на стол.
- Мне больно видеть тебя рядом с ним. Мне больно видеть тебя каждый день и не иметь возможности прикоснуться к тебе, поцеловать тебя, - он поднял руку и, едва касаясь пальцами, провел по щеке и заправил прядь волос ей за ухо. – Эта боль изводит меня, злит и ожесточает. Как сегодня утром.

Яна покачала головой, словно не веря, не желая верить его словам.
- Когда? Когда это все началось? Ведь мы всегда были лишь коллегами. Ты никогда не видел во мне женщину. В лучшем случае, друга. Ты постоянно рассказывал мне о каждой новой девушке, советовался, как лучше соблазнить ту или иную девицу. А теперь ты мне говоришь все это…

- Я сам не знаю, когда все это началось, наверное… - он вдруг замолчал, будто решаясь, говорить или нет. – Помнишь, примерно год назад мы брали маньяка, который резал проституток. И из тебя сделали «подсадную утку». В том наряде ты была почти голая, и… я будто впервые тебя увидел. Мне вдруг захотелось увидеть больше. Я пытался бороться с этим чувством, но стоило тебе попасться мне на глаза – в коридоре или на планерке – и я проигрывал. Спустя какое-то время, когда я понял, что другие девушки не помогают мне выкинуть тебя из головы, я решил открыться тебе. Но тут умер твой отец, и я подумал, что не время, что тебе сейчас нужнее дружеское плечо. Потом объявился этот душегуб, которого я выслеживал полгода. Он из меня все соки попил, я из-за него чуть работу не потерял, до сих пор с АэСом отношения наладить не можем. А потом, как черт из табакерки, выскочил этот обэповец. И я понял, что потерял тебя. Я сам во всем виноват, и это злит меня больше всего.

- Я… - она потянулась рукой к его лицу, но вдруг остановилась и замолчала. Максим перехватил ее руку и поднес к губам.
- Не надо, - попросил он, - не говори. Я по глазам вижу, что ты собираешься сказать не то, что я хочу услышать. Поэтому лучше молчи. Я люблю тебя, но я потерял право требовать от тебя взаимности. Вот. Теперь ты знаешь, что со мной происходит. Но я лучше пойду. Не хочу снова столкнуться с твоим обэповцем.

Он еще раз поцеловал ее пальцы, отпустил руку и ушел, не увидев, как по ее щекам побежали слезы.

***

Прежде чем возвращаться домой, Максим решил проверить одну свою догадку – он заскочил на квартиру Сашиной мамы. Мальчишка был там. Он без вопросов открыл следователю дверь и побрел в спальню. Взобравшись на кровать, он обнял подушку и свернулся рядом калачиком.

- Саш, поехали домой, - предложил Котов.
- Я дома.

Максим приблизился и сел на край кровати.
- Скучаешь по ней?
Мальчик кивнул.
- Знаешь, я отчасти понимаю тебя, - признался следователь. – Когда мне было семь, я потерял отца. Бандиты расстреляли его и двух его коллег на посту ДПС, чтобы завладеть их оружием. Я тогда, как и ты, был зол на весь мир, за то, что не уберегли моего отца. Мама была вынуждена искать работу, браться за все, что подвернется, лишь бы прокормить нас. А я был оставлен сам на себя. Маленький мальчишка, переполненный злобой и отчаянием, я был как магнит для неприятностей. Не знаю, что бы со мной стало, если бы не вмешался папин друг. Впоследствии он стал моим отчимом, и воспитал меня как родного сына. Благодаря тому, что я принял тогда его протянутую руку, его помощь, я смог выбраться из того болота отчаяния, я смог стать тем, кто я есть. А я считаю, я многого добился. Не отталкивай мою руку, я искренне хочу тебе помочь.

Сашка повернулся и доверчиво посмотрел на мужчину. Приподнялся и сел на кровати.
- Я не могу бросить маму. Папа уже ее бросил. Если уйду и я, у нее никого не останется.
- Эй, никто не заставляет тебя бросить маму, - уверил его Максим. – Ей просто нужно подлечиться в больнице, а ты пока побудешь у меня. Ты еще недостаточно взрослый, чтобы жить один.
- Я не хочу один, я хочу с мамой. Ты не понимаешь: она радуется, когда я рядом, ей становится хорошо. Ей нравится, когда я глажу ее по руке, когда целую ее в щеку. У нее так мало радостей в жизни.
Сердце Максима болезненно сжалось. Он вдруг почувствовал себя мальчишкой, который разговаривает с мудрым взрослым мужчиной. Он с тоской подумал, что вероятно этот ребенок навсегда утратил свое детство. Максим придвинулся ближе и притянул мальчишку к себе, крепко обнимая, ведь его целый год никто не обнимал, не поддерживал, не подбадривал, хотя ему приходилось нести тяжкий груз на своих хрупких детских плечах.

Максим обнимал мальчишку и испытывал невероятное чувство гордости за него. Как бы ему хотелось однажды так же сильно гордиться своим сыном.

- Поехали домой, - снова предложил мужчина, отстраняясь. – И я обещаю, каждый день после школы мы будем ездить навещать твою маму. Только больше не сбегай.

Парнишку согласно кивнул и, спустившись с кровати, побрел за рюкзаком.

***

На следующий день Котов был полон решимости поквитаться с Шаховым и закрыть дело. Он всегда действовал по закону, в соответствии с законом и во имя закона. Но он понимал, что в этот раз закон ему не союзник, а скорее враг, ибо позволит негодяю уйти безнаказанным. В этот раз действовать придется по совести. План созрел у него в голову еще ночью, и он не мог уснуть, пока не продумал его до мелочей.

Первым делом он съездил в банк, затем к другу юристу, который помог подготовить все необходимые бумаги. После обеда вернувшись в управление Максим позвонил Шахову и напомнил, что ему необходимо явиться на допрос. Затем спустился в хранилище улик и позаимствовал небольшой пакет героина, на пару килограммов. Упаковал наркотики в непрозрачный мешок и вызвал к себе своего проверенного информатора, бывшего автоугонщика.

Максим быстро обрисовал ему ситуацию и объяснил, что делать. Они стояли у окна, когда автомобиль Шахова припарковался на стоянке. Парнишка-информатор взглянул на модель машины и заявил, что ему потребуется не больше пяти минут.

Едва Шахов с адвокатом переступили порог кабинета, отсчет времени начался. Котову нечего было предъявить Кириллу Юрьевичу, кроме обвинения в собственном избиении, да и то лишь с косвенными уликами. Поэтому, когда адвокат играючи открестился от причастности своего клиента к этим побоям, Максим, дабы потянуть время, решил рассказать им историю про пьяного водителя, сбившего женщину на переходе, да еще и скрывшегося с места преступления.

- За это дают реальный срок, закроют такого водителя года на три, как пить дать, - закончил следователь свой рассказ.
- К чему вы мне это все рассказываете, Максим Витальевич? - устало улыбнулся бизнесмен.
- К тому, Кирилл Юрьевич, что, если б этот водитель пришел с повинной, ему этот срок скостили бы. Смекаете? – подмигнул он Шахову. Пискнул мобильник. Максим взглянул на дисплей, пришло сообщение – «Дело сделано». Дабы не выдавать себя, следователь еще минут пять грузил своих посетителей всякой ерундой, пока у них не лопнуло терпение.

Продолжая разыгрывать из себя дурачка, Максим спустился проводить дорогих гостей до машины, не переставая «дуть им в уши» всю дорогу. Уже на стоянке им встретился опер с собакой, будто бы случайно там проходивший. Около автомобиля Шахова пес залаял, подавая определенный знак.

- Что это? – удивился Максим.
- Он учуял наркотики, - пояснил кинолог.

Котов с любопытством посмотрел на бизнесмена, в тайне ликуя от его обескураженного вида.
- Что за бред? – смутился Шахов. – Этого не может быть.
- А мы сейчас проверим. Найдите понятых, - крикнул Максим стоящим неподалеку операм. Через пару минут те привели двух женщин. Котов разыграл настоящий спектакль, где единственным актером, кроме него, был кинолог – для всех остальных это действительно оказалось сюрпризом. После того как понятые подписали протокол и оставили свои контактные данные, Котов посмотрел на Шахова и тихо произнес:
- Отойдем в сторонку? Только ты и я.
- Подожди меня здесь, - приказал тот своему адвокату и пошел за следователем.

- Смотри, что у нас получается, Кирилл Юрьевич, хранение в особо крупном. Потянет на пятнашку. А знаешь, где хранение в особо крупном, там и распространение доказать не трудно, а это и на двадцать, а то и на все двадцать пять потянет.

Шахов побледнел и смотрел на него такими ошалелыми глазами, будто до сих пор не верил, что все это правда, что вот-вот кто-то выскочит из кустов и крикнет: «Шутка! Разыграли!»

- Знаю, о чем ты сейчас думаешь, Кирилл Юрьевич, «надо было соглашаться на троечку за наезд», - Котов не сумел сдержать улыбки, - да, поздно уже.
- Так, это ты всё, сволочь, подстроил, - догадался Шахов, сжимая руки в кулаки.
- Позвольте, вы клевещете, - возмутился Максим, - я всё время был с вами.
- Я тебя придушу, сученок. Чего ты хочешь?
- Отлично, рад, что мы так быстро перешли к делу. Вот, - следователь открыл папку, которую все время держал в руках, и достал оттуда договор, - читай и подписывай.
- Что это?
- Твоя свобода.
- Что? – протянул Шахов, не веря своим глазам. – Откуда вообще такая сумма взялась?
- Там на следующей странице подробная смета составлена, можешь ознакомиться.
- Курс терапии, тренажеры, сиделка… Это что вообще такое?
- То, что написано, - пожал плечами Котов.
- Так это всё для той калеки? – догадался Шахов. – Ты с ума сошел?
- Вся сумма должна быть на счету до 15:00 завтрашнего дня, иначе я завожу дело о хранении в особо крупном размере.
- Ладно, - рыкнул бизнесмен и расписался.
- Отлично, как только деньги поступят на счет, можешь приехать и забрать протокол обыска твоей машины.

***

Котов устало опустился на край стола и потер руками лицо, разгоняя сон. Когда он убрал руки, перед ним на пороге кабинета стояла Яна.

- Привет, - произнесла она не уверенно, уголки губ едва дернулись, но она передумала улыбаться.
- Привет, - отозвался Максим.
- Я… я несколько раз за день порывалась зайти к тебе… но я… была не уверена, что ты захочешь меня видеть. Не знаю, правильно ли…
- Эй-эй, ты чего такое говоришь? – он поднялся и, ухватив ее за руку, притянул к себе. Крепко обнял, целуя в волосы. – Прости меня. Прости за все, что я вчера наговорил, и утром, и вечером. Я повел себя эгоистично. Знаешь, - он отстранился, продолжая удерживать ее за плечи, - я считал себя достаточно взрослым и разумным человеком, пока не познакомился с двенадцатилетним мальчишкой. Кстати, он и есть тот Саша, который живет у меня, пока его мама в больнице. Только после встречи с ним я осознал, что порой веду себя, как капризный и эгоистичный ребенок. Я всегда думал, что я спасаю его, а оказалось наоборот.
- Кажется, он славный парень, - заметила Яна.
- Да, он такой. Я не от каждого взрослого мужчины мог бы ожидать такой жертвенности ради любимого человека, какую проявляет он. И я тоже поступлю правильно. – Максим снова приблизился к ней, обхватывая ладонями ее скулы. – Ради тебя.

Он коснулся ее губ один раз, затем второй, и она приоткрыла рот, позволяя ему углубить поцелуй: нежный, но жадный, ласковый, но требовательный, с неизбежным привкусом обреченности. Оторвавшись от ее губ и тяжело дыша, он постарался взять себя в руки.

- Что это было? – прошептала Яна, глядя на него затуманенным взором.
- Прощание. – Он провел подушечками пальцев по ее щеке и сделал шаг назад. – Я люблю тебя и буду счастлив, зная, что счастлива ты. Если твое счастье Костик – да, я знаю, как его зовут – я отхожу в сторону. Но я всегда буду твоим другом, можешь не сомневаться. До завтра, - произнес он их традиционную фразу и вышел из кабинета.
- Но я не хочу прощаться, - прошептала Яна ему вслед с вновь приобретенной уверенностью…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38217-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: FoxyFry (21.05.2019)
Просмотров: 1083 | Комментарии: 17


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
+2
17 Noksowl   (31.05.2019 23:36)
История жизненная! Подобное происходит постоянно в любые года, века… (думаю, что не только в девяностые), а также в любой стране (не только в нашей). В большей или меньшей степени, конечно.(

Разницы особой никакой нет между Вадимом Черных, ведущий первое расследование ДТП, и Максимом Котовым, возобновивший это дело. И первый и второй взял взятку у Шахова, подтасовал улики и прикрыл дело. Единственно, что Максим не себе оставил деньги, а отдал Ольге. С тем же успехом он мог шантажом получить деньги для нее от любого другого преступника. Для Ольги или другого пострадавшего... Не Максиму осуждать Вадима. Единственно, что Котов только начинающий преступник, а Черных - закоренелый. От таких, берущих вершение справедливости в свои руки, может быть не меньше бед...(

"Он всегда действовал по закону, в соответствии с законом и во имя закона. Но он понимал, что в этот раз закон ему не союзник, а скорее враг, ибо позволит негодяю уйти безнаказанным."
Шахов, в итоге, так и остался безнаказанным...

"Мне жаль Зимину, жаль ее родителей, но она мертва, и от того, как скоро я найду ее убийцу ничего не изменится, она не вернется."
Ой, как неправ! Убийца на свободе и вполне может еще кого-нибудь убить...((

Закон, конечно, удерживает часть населения, но на акулу позубастее уже недостаточно сеть крепка...(
Каждый герой истории показал, как светлую, так и темную свою сторону… Но это люди, просто люди, такие какие по сути все и есть...

Спасибо за интересную жизненную историю!) Удачного участия в конкурсе! smile

+2
16 робокашка   (31.05.2019 22:11)
Следак наш - мужик! smile Борется с гнилыми элементами правдами и неправдами. Многое в жизни постиг, прогибается, но не кланяется. И потому великодушно прощаем ему подлог и подставу, что он един такой на n-ое количество, и даже влюбляемся tongue
Спасибо и удачи в конкурсе!

+2
15 Элен159   (31.05.2019 13:48)
Я старалась сильно не акцентировать внимания на подробностей жизни девяностых, больше привлекала меня история жизни Макса и Сашки. Первый настолько погрыз (по крайней мере, в первой части) в собственной работе, что мало что замечает в личной жизни. А уж потом, ближе к концовке наконец-то стукает у него в голове и он начинает к Яне тянуться. И вроде бы не обижается на девушку за ее выбор, но все же чувствуется, что ему неприятно. Можно даже сказать, больно и обидно. Что сказать, отчасти сам виноват. Концовка немного расставляет некоторые позиции на их места, но все же вопрос отношения Яны и Макса остался открытым.

Саша...
Бедный мальчик, на долю которого выпало слишком много испытаний. В свои двенадцать лет малец успел уже нахлебаться вдоволь. Хорошо, что Макс оказался рядом с ним, изо всех сил пытался помочь и исправить ситуацию. Попробовал вылечить маму Саши. Бедный мальчик...

+2
14 Gracie_Lou   (28.05.2019 22:28)
Цитата Диметра ()
Пы.сы. долго думала писать или нет, но скажу, может будет комплиментом, может наоборот, но когда читала, чувство, как будто это я писала герои, описания, события, переживания прям вызывали чувство "о да, это будто мое"

surprised А разве не ты? wacko wacko wacko wacko sad

+2
13 Gracie_Lou   (28.05.2019 22:27)
Рассказ понравился, хотя линия с Яной, на мой вкус, лишняя. Без нее история ничего не потеряла бы. Меня такая "излишняя документальность" только отвлекала. (Ну не могла я, как девушка, не прокручивать в уме ошибки в стратегии ухаживаний! biggrin biggrin biggrin )
Показалось, что начальник Макса "придерживает" его из зависти и опасений, что тот его подсидит. На мой вкус, лучше бы это тему развить, чтоб чернушки поддать. Но тут уж на вкус и цвет... А так вполне реалистично. Даже то, что такая активная и яркая оперативница из двух мужиков выбрала не обэповца, и тихоню-следака вполне реалистичное развитие событий.

+2
12 partridge   (28.05.2019 07:09)
Как будто серию «Глухаря» посмотрела smile
Мне понравился выбор, перед которым Автор поставил своего героя: поступать «по закону» или «по совести», но, наверное, мне бы хотелось более конфликтной проработки такого выбора, та легкость, с которой герой этот выбор делает, все-таки немного коробит. Мне понравилась линия Макс-Саша – теплота без лишней сентиментальности. Понравилось, что Автор не пытается романтизировать жертву несправедливости (парализованную мать Саши), откровенно говоря, очень боялась, что сюжет свернет в эту колею.
Не понравился темп рассказа, который (особенно ближе к концу) сбивался на пересказ или голые диалоги. При всей серьезности заявленных проблем, сложности задуманных характеров глубине конфликтов, показалось, что раскрыты они поверхностно и схематично. Общее впечатление, что прочитала конспект.
Спасибо, удачи в конкурсе.

+1
10 FoxyFry   (26.05.2019 17:57)
Мне понравилось. Еще один Макс)))
По поводу 90-х, не согласна. Тогда было хлеще - полный беспредел и безнаказанность, вооруженные разборки были обычным делом. А это скорее отголоски, бесславное наследие 90-х, от которого, увы, нам еще многие десятилетия не избавиться.
Но вернемся к истории. Мне понравился Макс, выглядит реальным со своими достоинствами и недостатками. Хочется верить, что такие следователи действительно существуют. И способны на настоящие мужские поступки не меньше 12-летних мальчиков.
Спасибо за историю))

+1
8 pola_gre   (25.05.2019 22:48)
Спасибо за захватывающую историю!
Не хочется после нее сразу переключаться на что-то, хочется посмаковать и порадоваться, что есть люди, которые борются с преступностью и способны совершать мужские поступки, помогая совсем посторонним людям...

Удачи на конкурсе!

+1
7 ♥ღАврораღ♥   (25.05.2019 11:56)
Мне очень понравился детектив! Начиналось все довольно стандартно, но когда Котов познакомился с мальчиком, узнал его историю и личную трагедию в семье, то вот тогда и началось все самое интересное и захватывающее. Саша вообще оказался не так плох, да и воровал он от явной безысходности, потому что другого пути не было ни у него, ни его матери, а бросать мать двенадцатилетний мальчик не стал бы. Вообще это отдельная тема, которая весьма актуальна в наше время с какой стороны на ситуацию не посмотри.
И главный персонаж довольно серьезный мужчина, который реально работает, а не просиживает штаны в органах. И встретив мальчонку, Котов захотел помочь и своего добился, потому что каждый должен отвечать за свои поступки, а не прятаться за связями и деньгами, это не круто! Признать и ответить за свои ошибки - вот это круто cool
Ну и сам итог: женщина получит должный уход и лечение, мальчик сможет вернуться к матери и продолжать заботиться о ней. Плохой парень раскошелится, для него это все равно копейки, а хороший коп сделал свою работу, и с чувством выполненного долга он ушел красиво в закат. Без романтики не обошлось в этой истории, но это все было побочно, и мне понравилось, что во главу истории поставили Сашу и расследовании по аварии с его матерью.
Спасибо автору за интригу, за то, что смог увлечь, за проработанный сюжет и запоминающихся персонажей. Удачи в конкурсе wink

+2
6 leverina   (23.05.2019 22:11)
Печальный детектив... иногда я люблю этот жанр.

История действительно крепко сбитая, без ляпов, жизнь героев очень узнаваемая, и все несоответствия "протоколу", которые я заметила, можно объяснить без особых натяжек. Читалось легко. Неприятно было только получить напоминание, что другой, не такой благородный, герой может подкинуть наркотики и мне тоже. Если, с его точки зрения, надо будет для хорошего дела.

Цитата
Жестокие мужские игры
Хотелось бы считать, что мы, женщины, чем-то лучше - просто потому что женщины. Но в действительности мы просто на других рабочих местах - с немного другими возможностями.

Но от рассказа в целом, несмотря на грусть, ощущение безопасное, не депрессивное, потому что практически все его герои - это просто
Цитата
часто встречающиеся персонажи
, от которых ты почти на 100% знаешь чего ждать. Предсказуемость очень успокаивает.


+2
9 Котова   (26.05.2019 15:35)
Цитата leverina ()
..."проверка внутриквартирных электросчетчиков". Приходит женщина, проверяет счетчик, наговаривает бочку арестантов и пишет протокол - штраф... муж... обсуждает с дамочкой свежесоставленный протокол, после чего она его, во избежание дальнейших законных действий с его стороны, рвет протокол


Ты о том, что специалист в своей профессии может повернуть дело и так, и этак? Согласна. К примеру, если я спрашиваю у нотариуса, откуда такая сумма за заверение сделки, сумма понижается. Согласна, что Котов из рассказа профи в своём деле.

Цитата leverina ()
подумаешь, десятка запятых не хватает.


Ты серьёзно? wacko Я даже не заметила. sad

+2
11 leverina   (26.05.2019 19:11)
Цитата Котова ()
Я даже не заметила.
И правильно сделала! smile

+2
5 Валлери   (23.05.2019 18:08)
Зачиталась)))
Ох, насколько же я не люблю истории с русскими именами, и тем более с таким вот сюжетом про несправедливость и подонков. Но написано так хорошо, ладно и интересно, что я реально зачиталась и читала с большим интересом. Автор очень хорошо умеет увлечь читателя, правильно строит интригу, всего тут в меру - и мужского взгляда, и экшена, и даже чувствам место нашлось. И слог прекрасный, хотя беты очень не хватает.
Рада за Сашку, мальчик заслужил свое счастливое будущее, и надеюсь, помощь Максима позволит его матери прийти в себя.
Все же остальные герои вызывают жгучее негодование, и отвратительный бизнесмен, и продажный полицейский, и папашка бросивший женщину и сына в беде, и даже начальник которому плевать на свою работу, которую он должен бы курировать - на помощь потерпевшим в первую очередь.
История вызвала бурю эмоций, большое за это спасибо!

+2
4 MissElen   (23.05.2019 17:54)
Цитата Танюш8883 ()
Отчётливо потянуло гнилым душком "святых" 90-х

Как атмосферно сказано, аж нос захотелось зажать - криминал, коррупция, беззаконие... от которого не скроешься даже в полиции, на что уж рассчитывать простым гражданам, таким как пострадавшая парализованная Ольга с несовершеннолетним Сашкой? Ну, разве что на сердобольного полицейского, решившего помочь не только ради долга, но и из простого человеческого сострадания. Так что конкретно этим несчастным героям повезло, но вот встретят ли такого заступника многие другие? В общем, неладно в нашем государстве, где такие бизнесмены как гн Шахов могут творить все что угодно: совершать преступления, воровать улики, подкупать продажных "слуг народа", похищать, избивать строптивых полицейских, а те, вместо того чтобы привлечь наглеца по закону к ответственности за нападение при исполнении, скромно скрывают побои, мол, споткнулся, упал... и виртуозно разыгрывают подброс наркотиков, а "попавший" бизнесмен сразу покорно соглашается, так как с ним поступили его же, бандитскими методами и он, как проигравший, согласен заплатить или не заплатить если удастся выкрутиться по другому. Жестокие мужские игры, но у сурового полицейского Макса не только сострадательная душа, но и нежное, романтичное сердце, томящееся по, как ему казалось, недоступной сослуживице Яне, а она по нему wacko Хорошо что герои все-таки объяснились и теперь нет преград для их счастливого воссоединения.
Спасибо и удачи в конкурсе.

+2
3 Танюш8883   (23.05.2019 08:37)
Отчётливо потянуло гнилым душком "святых" 90-х, когда только Герой мог помочь в безысходной и совершенно типичной ситуации, при этом многократно сам нарушив закон. Однако, такие вот персонажи, как Котов существуют в действительности, и это внушает оптимизм и надежду на то, что Зло всё ещё не восторжествовало. Спасибо)

+2
2 Котова   (22.05.2019 11:51)
Спасибо за рассказ. На мой взгляд, история получилась "многосюжетной", слегка запутанной. Поначалу очень напоминала сериал "Белое-чёрное" ("Идеальный враг"), где следователь Котов безнадёжно влюблён в свою коллегу по кабинету.

В конце сюжета справедливость восторжествовала. Надеюсь, Шахов повёлся на шантаж Котова и не передумает перечислять деньги. Надеюсь, Сашина мама выздоровеет. Ещё раз спасибо за историю. smile

+2
1 Диметра   (22.05.2019 09:04)
Клааааас smile спасибо, автор, провела чудесное время за чтением вашего рассказа. И улыбнулась и переживала и по башке настучать хотелось, а самое главное - верила в то, что читала! И очень-очень боялась, что финал оправдает название драмы и для кого-то таки кончится все плохо. Ан нет smile хотя есть чувство, что где то торопился автор, но это мелкие шероховатости, не испортившие мне вкуса прекрасного чтения. (Особенно спасибо за Яну smile вот чтоб не говорили, но для меня вот такая "побочная" любовная линия с флиртом и т.п. всегда оживляет историю и делает ее не только позитивнее, но и ярче). В объемы относительно небольшого рассказа автор исхитрился уложить не только жизнь главного героя, но и еще как минимум 5 второстепенников с реальными историями. Легко верилось и в начальника гг и в бандитскик разборки и даже в свидетеля дтп. (Это если не говорить о более часто встречающихся персонажах)
Если подходить к вопросу "требования конкурса" то для меня они выполнены. Хотя тут "мужской взгляд" перемешан с сентементальностью и чувствами которые чаще женщинам приписывают, но... хочется верить в такого мужчину. А это для меня самое главное.
В целом - огромное спасибо за наполняющий рассказ позитив - не смотря на сложность ситуаций некоторых героев, чувство от прочтения остаются светлые, яркие и улыбчивые. Читается лего, интересно и в напряжении продолжения со страхом "вдруг в конце все плохо" (не смотря на короткий рассказ к героям прикипаешь) и выдыхом в финале (хотяяяя... мало! Хочется еще чего нибудь дальше wink smile )
Несомненно удачи на конкурсе.
Пы.сы. долго думала писать или нет, но скажу, может будет комплиментом, может наоборот, но когда читала, чувство, как будто это я писала smile герои, описания, события, переживания прям вызывали чувство "о да, это будто мое" smile возможно поэтому еще очень напряженно читала - все боялась что выпаду из этого чувства. Нееет все классно. И это несомненно добавило позитивных ощущения от чтения.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями