Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1634]
Из жизни актеров [1606]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2353]
Все люди [14644]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14062]
Альтернатива [8941]
СЛЭШ и НЦ [8568]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4077]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Сладкий запах страсти с горьким привкусом мести
"Белла, я не знаю, почему ты себя так ведешь, но даю слово, что выясню это. Постарайся запомнить раз и навсегда то, что я тебе сейчас скажу: ни при каких обстоятельствах, ни за что на свете я с тобой не разведусь, чтобы ты не вытворяла. Как бы ты себя не вела и какую бы боль мне не причинила, я никогда, слышишь, никогда тебя не отпущу, даже если это превратит нашу жизнь в ад".

Конкурс мини-фиков «Снежная соната»
Мы знаем, что вам нравится писать истории по обложкам. А еще мы знаем, что вы любите конкурсы сонг-фиков. И в этот раз мы решили объединить в нашем зимнем конкурсе эти два формата.
Обратите внимание на сроки проведения!
Прием историй - до 4 февраля!

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Чужезасранец
В некотором царстве в некотором государстве жил-был добрый молодец. И был он всем хорош да пригож, но очень уж любил он виски. И так уж он его обожал, что жить без него не мог. А где виски, там и приключения. Батюшка с матушкой, и так пытались отвадить дитятко от пагубного зелья, и эдак - всё попусту. Но сколько верёвочке не виться, всё конец будет. Однажды коварное зелье погубило молодца.

Дневники Дивы
Дорогой дневник, когда он ушел, я оцепенела. Забралась в раковину отрицания и обиды. А сейчас он вернулся, и я согласилась быть его со-звездой в новом бродвейском спектакле. Очевидно, если бы существовала нация тупых людей, я была бы их королевой.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 434
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Меж явью и сном

2017-12-14
21
0
Эд­вард Кал­лен смот­рел на нее с по­тол­ка.

Элис пе­ревер­ну­лась на спи­ну и взглянула ему в гла­за. Вер­нее, не ему, а пос­те­ру с его изоб­ра­жени­ем. Лю­бимо­му пос­те­ру, ко­торый она пе­рево­зила с од­ной квар­ти­ры на дру­гую, как са­мое боль­ше свое сок­ро­вище, и ве­шала на по­толок над кро­ватью, что­бы лю­бовать­ся пе­ред сном и пред­став­лять, буд­то он ря­дом всег­да. За­сыпая, она же­лала ему спо­кой­ной но­чи, как настоящему, меч­тая, что его ду­ша ощу­тит ее лю­бовь да­же на рас­сто­янии. Про­сыпа­ясь, она смот­ре­ла на лю­бимого музыканта и ра­дова­лась но­вому дню. Его кра­сивое ли­цо каж­дый день вдох­новля­ло её улы­бать­ся ми­ру и жить.

Её при­ятель­ни­цы, зная о люб­ви Элис к фрон­тме­ну груп­пы «Су­мер­ки», счи­тали, что ее прив­ле­ка­ет в Кал­ле­не лишь внеш­ность. Они и са­ми бы­ли не прочь по­бол­тать о том, как хо­рош этот брон­зо­вово­лосый зе­леног­ла­зый кра­сав­чик. И они с удо­воль­стви­ем сос­тавля­ли Элис ком­па­нию на его кон­цертах, а по­том с нас­лажде­ни­ем сплет­ни­чали о том, нас­коль­ко он великолепен в пос­те­ли. О ро­манах Кал­ле­на в жел­той прес­се пос­то­ян­но хо­дили сплет­ни, но Элис не ве­рила, что он та­кой — хо­тя Эд­вард на лю­дях всег­да был ве­сел и оптимистичен, его пес­ни го­вори­ли иное: в них чувс­тво­валась не прос­то грусть, а нас­то­ящая боль, слов­но ка­кая-то тра­гедия зас­тавля­ла его из­ли­вать ду­шу на бу­магу, прев­ра­щая тоску в прек­расные пес­ни, от ко­торых тре­пета­ли сер­дца мил­ли­онов дев­чо­нок. Та­кой мужчи­на прос­то не мог быть лег­ко­мыс­ленным, как о нем пи­сали га­зеты.

Под­ру­ги ни­ког­да бы не по­няли, что внеш­ность не име­ла для Элис зна­чения. Она лю­била не те­ло Эд­варда Кал­ле­на (хо­тя да, это бы­ло чер­тов­ски сек­су­аль­ное те­ло!), она лю­била его ду­шу. Ду­шу, свер­кавшую брил­ли­ан­та­ми в каж­дой пес­не. А все его пес­ни Элис Брэн­дон зна­ла на­изусть.

Впер­вые она ус­лы­шала его му­зыку, ког­да еще учи­лась в стар­шей шко­ле. Ког­да бы­ла непопу­ляр­ной пры­щавой не­удач­ни­цей, над ко­торой все сме­ялись, и у ко­торой не бы­ло никакой на­деж­ды на луч­шее бу­дущее. Де­нег на кол­ледж в семье не водилось, а ге­ни­ем Элис не уро­дилась. Она чи­тала доб­рые сказ­ки и ры­дала над ни­ми, по­тому что зна­ла: в ее жиз­ни сказ­ки не бу­дет.

А по­том она ус­лы­шала его. В тор­го­вом цен­тре, где она час­то бро­дила пос­ле шко­лы, не имея воз­можнос­ти пот­ра­тить ни цен­та, но не же­лая воз­вра­щать­ся до­мой, где отец в очеред­ной раз бу­дет уп­ре­кать ее в том, что она не чир­ли­дер, не кра­сави­ца и не его гордость.

Она си­дела нап­ро­тив бу­тика, смот­ре­ла на мод­ное и до­рогое платье, ко­торое ни­ког­да не смог­ла бы се­бе ку­пить, и ела без­вкус­ный ре­зино­вый хот-дог, ког­да до ее слу­ха из магазинчи­ка дис­ков до­нес­лись сло­ва нез­на­комой пес­ни.

Вок­руг толь­ко ть­ма,
Я так оди­нок,
Тре­пещет тол­па:
Ни ша­гу впе­ред.

Ког­да-ни­будь счастье ме­ня най­дет,
Я встре­чу ту, что ме­ня пой­мет…

Ду­ша на раз­рыв,
Сгу­ща­ет­ся мрак,
Мне не­куда плыть.
Я сам ви­новат.

Ког­да-ни­будь об­легченье при­дет,
В гря­дущих ле­тах нет ли той, что ждет…

Здесь тон­кая связь
Меж явью и сном,
Я жил, не бо­рясь.
Ум­ру? По­делом.

Ког­да-ни­будь смерть ме­ня за­берет,
И мо­жет быть, там моя боль прой­дет…

Нам вре­мя — не враг,
А учи­тель и друг.
Не стоило пла­кать,
Жи­вите — а вдруг…

…ког­да-ни­будь сер­дце по­кой об­ре­тет
И встре­тит лю­бовь, и вновь ожи­вет.
Жи­вите, бо­ритесь, лю­бите и пой­те —
И все ра­ди той, что тре­пет­но ждет…


Пес­ня Эд­варда Кал­ле­на бы­ла про­низа­на бе­зыс­ходностью, и Элис сра­зу по­чувс­тво­вала родс­твен­ность их душ, буд­то эта пес­ня бы­ла на­писа­на про нее, для нее. Элис ког­да-то точно так же сда­лась. И в тот мо­мент, ког­да пос­ледние стро­ки, на­пол­ненные на­деж­дой, призывающие не унывать, кос­ну­лись ее увяд­ше­го от не­верия в собс­твен­ные си­лы ра­зума, все из­ме­нилось.

Элис Брэн­дон ре­шила бо­роть­ся за свою жизнь, за свое бу­дущее. Ес­ли та­кой че­ловек, как Эд­вард Кал­лен, пи­шущий деп­рессив­ные ду­шераз­ди­ра­ющие тексты, на­ходит в се­бе си­лы по­дарить свет на­деж­ды слу­шате­лям в кон­це каж­дой пес­ни, то и она, це­ле­ус­трем­ленная молодая де­вуш­ка, смо­жет до­бить­ся ус­пе­хов.

На сле­ду­ющий день она ку­пила аль­бом груп­пы «Су­мер­ки» и с тех пор ни на ми­нуты не рас­ста­валась с Эд­вардом Кал­ле­ном. Она не об­ра­щала вни­мания на его кра­соту, за ко­торую его лю­били мил­ли­оны фа­наток. Она зак­ры­вала гла­за и впи­тыва­ла каж­дую спетую им строч­ку.

По­тому что эти пес­ни бы­ли о ней. О ней, о Мэ­ри Элис Брен­дон. О школь­ни­це из Би­лок­си, ко­торая ни­кому не нуж­на на этом све­те. Это ее он при­зывал не сда­вать­ся, тру­дить­ся, бо­роть­ся и ве­рить. Бы­ло чувс­тво, буд­то он лю­бил и ждал имен­но ее — ту единс­твен­ную, ко­торая раз­ру­шит его горь­кое оди­ночес­тво и вдох­нет в его пе­чаль­ные пес­ни но­вый, счастливый смысл.

И она бо­ролась и ве­рила. Она ста­ла ис­кать се­бе де­ло по ду­ше, пе­реп­ро­бова­ла мно­го раз­ных за­нятий — про­дажи, ди­зайн, ри­сова­ние, мо­да. И на­конец, пос­ле дол­гих по­ис­ков, она наш­ла свое приз­ва­ние.

Элис Брен­дон ста­ла па­рик­ма­хером. Обу­чение да­лось ей лег­ко. Ока­залось, что к парикмахер­ско­му ис­кусс­тву у нее имелся нас­то­ящий та­лант. Че­рез во­семь лет пос­ле то­го, как впер­вые ус­лы­шала го­лос Эд­варда Кал­ле­на, она уже ра­бота­ла в од­ном из луч­ших са­лонов Нью-Й­ор­ка, име­ла ку­чу дру­зей и нас­лажда­лась каж­дой ми­нутой сво­ей жиз­ни.

Элис сно­ва пос­мотре­ла на пос­тер. Эд­вард Кал­лен был единс­твен­ным, че­го не­дос­та­вало ей в жиз­ни для пол­но­го счастья. Как бы она хо­тела рас­ска­зать ему, что он спас ее. Что все, че­го она дос­тигла, бы­ло бла­года­ря ему. Но ник­то и ни­ког­да не под­пустит ее к популярному ис­полни­телю. А ее пос­ла­ния в офи­ци­аль­ной груп­пе чи­тал толь­ко администра­тор и та­кие же фа­нат­ки, как она са­ма. Элис не бы­ла нас­толь­ко одер­жи­мой, что­бы выс­ле­живать пев­ца и прес­ле­довать вез­де, где он за­хочет пе­реку­сить или прой­тись по ма­гази­нам. По­это­му ее шан­сы ког­да-ни­будь встре­тить­ся с Эд­вардом и рас­ска­зать ему свою, быть мо­жет, и ба­наль­ную, но важ­ную для нее ис­то­рию, стре­мились к ну­лю. Элис дав­но уже с этим сми­рилась.

Вы­пив лю­бимый ка­рамель­ный лат­те, Элис пос­пе­шила на ра­боту. Первой се­год­ня к ней дол­жна бы­ла прий­ти пос­то­ян­ная кли­ен­тка — Бел­ла Свон. Она бы­ла на­чина­ющей журналис­ткой и всег­да страш­но вол­но­валась из-за сво­ей внеш­ности.

Сев в кресло, Белла так нер­вни­чала, пы­та­ясь ре­шить, нуж­но ли ей умень­шать дли­ну или прос­то подс­тричь кон­чи­ки, что ко­жа ее рас­крас­не­лась, как при ги­пер­то­ничес­ком кри­зе. И толь­ко уме­ние Элис за­гово­рить кли­ен­та спас­ло нес­час­тную от па­ничес­кой ата­ки.

— Так зна­чит, ты се­год­ня идешь на ка­кое-то важ­ное ме­роп­ри­ятие? — уточ­ни­ла Элис, пе­реби­рая пыш­ные и не­пос­лушные каш­та­новые ло­коны Бел­лы.
— Да. Я прос­то с ума схо­жу! Ро­зали по­пала в боль­ни­цу, а этот ма­тери­ал очень ва­жен, и они ре­шили пос­лать ме­ня, — вос­клик­ну­ла Бел­ла. — Ме­ня! Это мой шанс. Мой шанс вой­ти в штат! Я дол­жна выг­ля­деть на мил­ли­он дол­ла­ров!
— Ты бу­дешь выг­ля­деть на бил­ли­он, — за­вери­ла ее Элис. — А что это за ме­роп­ри­ятие?
— Пре­зен­та­ция но­вого аль­бо­ма груп­пы «Су­мер­ки», — со­об­щи­ла Бел­ла взвол­но­ван­но. — Ро­зали до­гово­рилась о том, что до пре­зен­та­ции она возь­мет у со­лис­та не­боль­шое ин­тервью. И те­перь это ин­тервью при­дет­ся брать мне. А я сов­сем ни­чего о нем не знаю!

Элис слов­но то­ком уда­рило, и она чуть не от­хва­тила Бел­ле по­лови­ну пря­ди, ко­торую дер­жа­ла в ру­ках. Бел­ла бу­дет брать ин­тервью у Эд­варда Кал­ле­на? У Эд­варда Кал­ле­на?!

— За­то я знаю о нем всё, — ска­зала она преж­де, чем ус­пе­ла по­думать, сто­ит ли ей признавать­ся в сво­ей одер­жи­мос­ти.
— Прав­да? — об­ра­дова­лась Бел­ла. — А я да­же ни од­ной пес­ни его не слы­шала.

Элис ед­ва дер­жа­ла се­бя в ру­ках. Ну по­чему не она идет на это ин­тервью, а Бел­ла Свон, ко­торой со­вер­шенно без­разли­чен Эд­вард Кал­лен и его твор­чес­тво! Вот она — все­лен­ская нес­пра­вед­ли­вость!

Бел­ла Свон прос­то по­гуг­лит его би­ог­ра­фию и за­даст ему ду­рац­кие де­жур­ные воп­ро­сы, которые он уже сто раз слы­шал от дру­гих жур­на­лис­тов. Она не спро­сит у не­го, от­ку­да он так хо­рошо зна­ет, как чувс­тву­ют се­бя от­вержен­ные, па­рии, оди­ноч­ки. Она да­же не ска­жет ему, что он не прос­то по­ет — он спа­са­ет че­лове­чес­кие жиз­ни. Ведь тог­да, ког­да Элис впер­вые ус­лы­шала его пес­ню, она всерь­ез за­думы­валась о са­мо­убий­стве.

— Мо­жет быть, я по­могу те­бе при­думать воп­ро­сы? — роб­ко пред­ло­жила Элис. Пусть хо­тя бы так — че­рез Бел­лу — она пе­редаст ему свое вос­хи­щение и по­нима­ние то­го, что он хо­чет ска­зать ми­ру.
— А мо­жет быть, ты прос­то пой­дешь со мной? У ме­ня приг­ла­шение на два ли­ца, а я бо­юсь ид­ти ту­да од­на, — про­бор­мо­тала Бел­ла, и Мэ­ри Элис Брен­дон чуть не ли­шилась чувств.

***

— Бла­года­ря те­бе я выг­ля­жу че­лове­ком, — довольно за­яви­ла Бел­ла, вста­вая с крес­ла. — При­чем кра­сивым че­лове­ком.

Элис ра­дос­тно рас­сме­ялась. Пред­вку­шая встре­чу с Эд­вардом, она прев­зошла са­му се­бя. Бел­ла дей­стви­тель­но бы­ла изу­митель­но кра­сива, как буд­то пе­реро­дилась под вли­яни­ем ведь­мин­ско­го зелья. Гла­за ее под иде­аль­но на­ложен­ны­ми те­нями та­инс­твен­но блес­те­ли, во­лосы пе­рели­вались и ле­жали тя­желы­ми вол­на­ми, ко­жа слов­но све­тилась из­нутри. По до­гово­рен­ности Элис на­ложи­ла Бел­ле во­дос­той­кий ма­ки­яж: Свон уве­ряла, что от вол­не­ния обя­затель­но вспо­те­ет.

Вот толь­ко те­перь у Элис бы­ло очень ма­ло вре­мени, что­бы при­вес­ти в по­рядок се­бя. Пос­ле ра­боты у нее бу­дет лишь два ча­са!

Кон­ца ра­боче­го дня она жда­ла с не­тер­пе­ни­ем и по­нес­лась до­мой, как на крыль­ях. Там она пе­реры­ла весь шкаф, от­бра­сывая од­но платье за дру­гим и с ужа­сом по­нимая, что вся ее одеж­да не под­хо­дит для пре­зен­та­ции и аф­те­пати. Как же по-ду­рац­ки она бу­дет выг­ля­деть на фо­не всех этих не­веро­ят­ных кра­савиц. Но де­лать не­чего — вре­мени на поход по бу­тикам у нее уже не было.

С эти­ми грус­тны­ми мыс­ля­ми Элис на­дела ма­лень­кое чер­ное платье (спа­сибо, Ко­ко!) и до­пол­ни­ла его крас­ной би­жуте­ри­ей. Она очень на­де­ялась, что выг­ля­дит не слиш­ком вуль­гар­но. Не хо­телось бы про­из­вести на Эд­варда впе­чат­ле­ние глу­пой дос­тупной гру­пи*. Ох, Эд­вард. Как бы­ло бы здо­рово ска­зать те­бе хоть од­но сло­во!

Бел­ла за­еха­ла за Элис в по­лови­не седь­мо­го, и они нап­ра­вились в клуб, где дол­жна бы­ла сос­то­ять­ся пре­зен­та­ция. Брен­дон дро­жала и об­ща­лась с Бел­лой лишь ма­шиналь­но. Ког­да они по­дош­ли к секь­юри­ти на вхо­де, Элис бы­ла так блед­на, что па­рень да­же ре­шил, буд­то ей пло­хо.

Внут­ри клу­ба ее ждал дру­гой мир: мир блес­ка и не­веро­ят­ной кра­соты. Все де­вуш­ки вокруг бы­ли так прек­расны, богаты и ухожены, что Элис окон­ча­тель­но ут­ра­тила ос­татки уве­рен­ности в се­бе. Она ста­ла не­лов­кой и в ка­кой-то мо­мент раз­ли­ла на се­бя шам­пан­ское, ко­торым ее угос­тил про­ходя­щий ми­мо офи­ци­ант.

Ин­тервью Бел­лы дол­жно бы­ло сос­то­ять­ся до пре­зен­та­ции, что­бы та мог­ла раз­местить у се­бя экс­клю­зив­ный ма­тери­ал до то­го, как об этом со­бытии на­пишут все. Бел­лу и Элис про­вели в от­дель­ный ка­бинет, где иг­ра­ла ти­хая при­ят­ная му­зыка. Офи­ци­ант пред­ло­жил им фрук­ты и ма­лень­кие ка­напе с ик­рой, ко­торые Бел­ла на нер­вах ста­ла по­едать в ог­ромных ко­личес­твах. Элис же не мог­ла прог­ло­тить ни ку­соч­ка. Она прос­то не мог­ла поверить, что она здесь. Ее тряс­ло от мыс­ли, что сей­час она уви­дит его.

— При­вет, дев­чонки! — пос­лы­шал­ся ве­селый го­лос, и в ком­на­те по­явил­ся Эд­вард Кал­лен.
Та­кой же кра­сивый, как всег­да: с твор­ческим бес­по­ряд­ком на го­лове, в неб­режно эле­ган­тной одеж­де, он по­дошел и по­жал им с Бел­лой ру­ки. Ру­ка Элис так дро­жала, что Эд­вард обод­ря­юще улыб­нулся ей: — Не бой­тесь. Я не ку­са­юсь. Кста­ти, мне го­вори­ли, что на интервью при­дет кра­сави­ца-блон­динка. Но вмес­то нее я ви­жу сра­зу двух оча­рова­тель­ных брю­неток. А у ме­ня се­год­ня удач­ный день!

Поль­щен­ная Бел­ла нер­вно за­хихи­кала, а Элис вдруг по­чувс­тво­вала се­бя так, слов­но ее ока­тили хо­лод­ной во­дой. Она смот­ре­ла на Эд­варда, ко­торый рас­ска­зывал Бел­ле ка­кую-то смеш­ную ис­то­рию о са­мом не­удач­ном сво­ем ин­тервью, и ­чувс­тво­вала, как сле­зы подступа­ют к гла­зам. Она чувс­тво­вала… ра­зоча­рова­ние.

Не­уже­ли этот улы­ба­ющий­ся зе­леног­ла­зый кра­савец, от­кро­вен­но флир­ту­ющий с крас­не­ющей, сму­щен­ной Бел­лой, тот Эд­вард, ко­торо­го она лю­била? Она всег­да ду­мала, что его ве­селый, без­за­бот­ный об­раз лишь мас­ка, за ко­торой скры­ва­ет­ся ис­тинная суть, отраженная в песнях. Но сей­час она чувс­тво­вала, что Эд­вард ис­кре­нен. В его гла­зах не бы­ло и на­мека на ка­кое-то стра­дание. Его гла­за бы­ли как от­кры­тая кни­га. И в этой кни­ге не бы­ло тех стра­ниц, ко­торые по­лива­ла сле­зами юная Мэ­ри Элис Брен­дон.

Элис пред­став­ля­ла се­бе пе­чаль­но­го юно­шу, так и не пе­режив­ше­го лич­ную тра­гедию (по ин­форма­ции из ви­кипе­дии, вся его семья по­гиб­ла нес­коль­ко лет на­зад, ос­тался толь­ко тяжело­боль­ной брат), а ви­дела пе­ред со­бой ве­сель­ча­ка, по­луча­юще­го от жиз­ни удовольствие. Ко­неч­но, здо­рово, что ни­какие жиз­ненные пе­рипе­тии не уби­ли в нем оптимизм. Но… Как этот оча­рова­тель­ный Ка­зано­ва мог пи­сать та­кие прон­зи­тель­ные депрессив­ные пес­ни, бе­рущие за ду­шу, зас­тавля­ющие сер­дце бить­ся быс­трее, чувс­тво­вать его боль?.. Слов­но пе­ред ней си­дел со­вер­шенно дру­гой че­ловек — не тот, ко­го она придума­ла и лю­била.

Мол­ча при­сутс­твуя на этом крат­ком ин­тервью, слу­шая от­ве­ты на свои воп­ро­сы, ко­торые она меч­та­ла за­дать Эд­варду Кал­ле­ну столь­ко лет, Элис не мог­ла по­нять, по­чему же она не ре­аги­ру­ет на не­го, как преж­де, по­чему его от­ве­ты та­кие… ба­наль­ные. Он с го­рящи­ми глазами рас­суждал о времени, ког­да впер­вые на­чал петь, рассказывал, как од­нажды на месяц ли­шил­ся голоса и ре­шил, что его жизнь кон­че­на, о во­каль­ных тех­ни­ках и о том, что меч­та­ет как-ни­будь записать альбом в стиле рок-н-ролл. А отвечая на воп­ро­с о том, что вдохновляет его писать такие глубокие пронзительные тексты, он отделался ка­кой-то плос­кой шут­кой.

Элис ощу­щала се­бя об­ма­нутой. Эд­вард Кал­лен ока­зал­ся пус­той, без­душной и яр­кой оберткой, в ко­торой не нашлось ни­какой кон­фетки.

Ког­да пре­зен­та­ция за­кон­чи­лась, де­вуш­ки от­пра­вились на вто­рую часть — ве­черин­ку.
Элис чувс­тво­вала, что ее ма­ки­яж уже не столь со­вер­ше­нен, и ре­шила най­ти мес­то, где мож­но при­вес­ти се­бя в по­рядок. Аф­те­пати про­ходи­ла в ог­ромном, бит­ком на­битом за­ле, и она слег­ка заб­лу­дилась в бес­ко­неч­ных пе­рехо­дах, от­да­ля­ясь от гром­кой му­зыки ку­да-то в за­тем­ненную часть дома. Ей хо­телось по­быть од­ной.

По­вер­нув в длин­ный ко­ридор, Элис вдруг ус­лы­шала му­зыку, ко­торая столь­ко лет при­тяги­вала ее. Лег­кое неп­ри­нуж­денное зву­чание ги­тары…

Убе­див­шись, что те­лох­ра­ните­ли Эд­варда ос­та­вили ис­полни­теля од­но­го, Элис пос­пе­шила вос­поль­зо­вать­ся шан­сом по­гово­рить с ним на­еди­не. Она ни­ког­да не ве­ла се­бя как одержимая фа­нат­ка, но сей­час ее ду­ша тре­бова­ла от­ве­тов с гла­зу на глаз: по­чему, по­чему Эд­вард Кал­лен не та­кой, ка­ким пред­став­ля­ет­ся в сво­их пес­нях? Как он мог так силь­но разоча­ровать свою са­мую пре­дан­ную пок­лонни­цу? Элис бы­ла уве­рена, что ви­дела Каллена ухо­дящим под ру­ку с Бел­лой Свон, и ду­мала, что они сей­час про­водят вре­мя вмес­те, но, по всей ви­димос­ти, ошиб­лась.

Звук ги­тары рез­ко прер­вался, ког­да Элис тол­кну­ла дверь. Зас­тыв на по­роге, де­вуш­ка ис­пу­ган­но вгля­дыва­лась в тем­но­ту — свет был вык­лю­чен, но гла­за пос­те­пен­но при­выка­ли разли­чать пред­ме­ты в от­блес­ке ве­чер­не­го фо­наря из ок­на. Здесь сто­ял ро­яль, ба­рабан­ная ус­та­нов­ка, мяг­кие ди­ваны, стулья, мик­ро­фоны. Пов­сю­ду ва­лялись ис­пи­сан­ные лис­ты бумаги. Это бы­ла сту­дия.

— Здравс­твуй­те, есть тут кто? — Элис уже не бы­ла уве­рена, что брен­ча­ние ги­тары ей не по­чуди­лось, по­тому что в ком­на­те не раз­да­валось боль­ше ни зву­ка, и не бы­ло вид­но людей. — Я не от­ни­му у вас мно­го вре­мени и не бу­ду на­вяз­чи­вой, я толь­ко хо­тела спросить…

Опять ти­шина. Оза­дачен­ная Элис шаг­ну­ла внутрь, пы­та­ясь раз­гля­деть че­лове­чес­кий силуэт, но ви­дела толь­ко пус­тую ме­бель и мед­ленное ко­лыха­ние от сквоз­ня­ка порть­еры. Вы­ходит, ей прос­то пос­лы­шалось. Ко­неч­но, Эд­вард сей­час раз­вле­ка­ет­ся с Бел­лой…

Пе­ребо­ров сму­щение, Элис прош­ла еще нем­но­го впе­ред, что­бы под­нять с по­ла неб­режно бро­шен­ный лист и про­честь нес­коль­ко строк:

Стран­ная жизнь: есть все, че­го не по­желаю,
Нет толь­ко чувс­тва, буд­то я жи­ву.
Мне ка­жет­ся, я сно­ва уми­раю,
Все как тог­да, ког­да…
(за­чер­кну­то).

Это бы­ли четверостишие из еще не на­писан­ной пес­ни, но­вой пес­ни Эд­варда Кал­ле­на. Элис Брендон ощу­тила его боль все­ми фиб­ра­ми ду­ши, как и всег­да, ког­да чи­тала или слышала стро­ки из его ве­лико­леп­ных пе­сен.

Она взя­ла дру­гой ис­пи­сан­ный лист с ро­яля: здесь бы­ли не толь­ко сло­ва, но и но­ты. Имея на­чаль­ное му­зыкаль­ное об­ра­зова­ние, Элис по­чувс­тво­вала, как не­воль­но на­чала на­певать вслух, пы­та­ясь вос­про­из­вести бе­зымян­ную ме­лодию:

— Эмо­ций шквал, я весь го­рю
В ог­не нес­бывших­ся на­дежд.
Я об од­ном те­бя мо­лю:
Не ус­ту­пай хваль­бе не­вежд…

Не верь то­му, что го­ворят,
Не слу­шай лжи­вых спле­тен СМИ…


Элис вздрог­ну­ла, услышав звук по­зади. Она рез­ко обер­ну­лась, уро­нив лист, и тот упал с ти­хим ше­лес­том на ко­вер. В ком­на­те по-преж­не­му не бы­ло ни од­ной жи­вой ду­ши, за­то на тум­бе де­вуш­ка раз­гля­дела фо­тог­ра­фию в рам­ке. По­дой­дя бли­же и взяв ее в ру­ки, Элис Брен­дон с удив­ле­ни­ем рас­смат­ри­вала двух сме­ющих­ся муж­чин: они по-брат­ски об­ни­мали друг дру­га за пле­чи, на их улы­ба­ющих­ся ли­цах иг­ра­ли сол­нечные бли­ки, бро­ви, во­лосы и шар­фы бы­ли пок­ры­ты сне­гом, а по­зади в си­нее не­бо устре­млялись гор­ные вер­ши­ны. Юноши бы­ли уди­витель­но по­хожи, толь­ко у стар­ше­го во­лосы ока­зались на тон свет­лее, а на ще­ках про­яв­ля­лись прек­расные ямоч­ки. Млад­шим, выг­ля­дев­шим на этом сним­ке лет на сем­надцать, не боль­ше, был Эд­вард Кал­лен, а вот кто вто­рой, Элис мгно­вен­но до­гада­лась по сходс­тву черт — это на­вер­ня­ка был его брат, ко­торый чу­дом ког­да-то не по­гиб, и которо­го дав­ным-дав­но ник­то не ви­дел. На об­ратной сто­роне бы­ли под­пи­саны име­на: Эдвард и Джас­пер, по­кори­тели Анд, 1992.

Элис хму­ро об­ве­ла гла­зами ком­на­ту, рас­смат­ри­вая твор­ческий бес­по­рядок, и вдруг ахнула, ког­да ей в го­лову приш­ла од­на бе­зум­ная мысль. Она схва­тила еще один исписанный лист с мно­го раз пе­речер­кну­тым тек­стом не­удач­ной пес­ни, по­том еще и еще один, чи­тая стро­ки и убеж­да­ясь, что все это пи­сал один че­ловек. И вряд ли это был Эдвард Кал­лен — тот ве­селый и сло­во­охот­ли­вый, от­кры­тый ми­ру, ку­па­ющий­ся в сла­ве ис­полни­тель, с ко­торым Элис не­дав­но име­ла честь поз­на­комить­ся. Вне­зап­но ей ста­ло ясно, от­ку­да воз­ник не­объ­яс­ни­мый дис­со­нанс.

— Бо­же, это не он пи­шет эти пес­ни, это его брат! — ах­ну­ла она и тут же прик­ры­ла ладонью рот. Воз­глас проз­ву­чал слиш­ком гром­ко, на­пугав ее са­му и не­види­мого собеседни­ка, ко­торый мог пря­тать­ся здесь. Нат­кнув­шись взгля­дом на сто­яв­шую у ок­на капель­ни­цу, Элис еще силь­нее уве­рилась в сво­ем не­обык­но­вен­ном от­кры­тии.

В ее ра­зуме выс­тра­ива­лась по­нят­ная кар­ти­на: брат Эд­варда Кал­ле­на вы­жил в том туристичес­ком по­ходе, но тя­жело пос­тра­дал. Дол­жно быть, он не мо­жет по­яв­лять­ся на пуб­ли­ке, но вот че­го у не­го не от­ни­мешь, так это ог­ромно­го ко­личес­тва вре­мени и таланта! Элис не мог­ла се­бе во­об­ра­зить, что зас­тавля­ет его скры­вать­ся от лю­дей: внеш­ние увечья или не пе­режи­тая ду­шев­ная трав­ма, а мо­жет ка­кая-то страш­ная не­из­ле­чимая болезнь. Но она точ­но зна­ла: ду­ша ге­роя ее грез пла­чет с ис­пи­сан­ных лис­тов, за­девая стру­ны ее сер­дца, и Элис пла­чет вмес­те с ним. Имен­но его Элис лю­била все эти го­ды, имен­но он спас ее от смер­ти и по­мог до­бить­ся ус­пе­хов. На встре­чу имен­но с ним Элис хотела по­пасть, а Эд­вард Кал­лен — пус­тая яр­кая обер­тка без ду­ши — пусть дос­та­ет­ся Бел­ле.

— Это нес­пра­вед­ли­во! — ре­шитель­но ска­зала она тем­но­те, со­бирая ва­ля­ющи­еся пов­сю­ду лис­ты, твер­до на­мерен­ная рас­простра­нить свое но­вое открытие, что­бы пок­лонни­цы зна­ли нас­то­яще­го ис­полни­теля ве­лико­леп­ных пе­сен в ли­цо, ну или хо­тя бы по име­ни. — Я не знаю, что с то­бой про­изош­ло, Джас­пер, но выс­ту­пать на сце­не дол­жен ты.

От­че­го-то Элис бы­ла уве­рена, что брат Эд­варда на­ходит­ся здесь, в этой ком­на­те, прос­то не по­казы­ва­ет­ся на гла­за. Она ощущала его присутствие сердцем.



Девушка нап­ра­вилась к две­ри и вклю­чила свет. Имен­но тог­да от ок­на раз­дался бар­хатный низ­кий го­лос:
— Не сто­ило.

Вздох­нув, Элис по­вер­ну­лась на го­лос и улыб­ну­лась не­види­мому со­бесед­ни­ку. Ее ду­ша рва­лась навс­тре­чу ис­полни­телю, да­же ес­ли она не ви­дит его ли­ца. Он был ее пу­тевод­ной звез­дой, и Элис сде­лала бы все воз­можное, и да­же не­воз­можное, что­бы по­мочь лю­бимо­му муж­чи­не спра­вить­ся с лю­быми проб­ле­мами. Она лю­била его за ду­шу, а не за внеш­нюю кра­соту.

— Твои пес­ни ве­лико­леп­ны, — ска­зала она, смар­ги­вая неп­ро­шен­ные сле­зы.
— Спа­сибо, — ти­хо от­ве­тил он. Элис по­няла, что па­рень пря­чет­ся за порть­ерой. Он не со­бирал­ся вы­ходить. — Ты то­же…

Элис ре­шила, что ос­лы­шалась.

— По­чему ты поз­во­ля­ешь сво­ему бра­ту за­бирать твою сла­ву? — про­бор­мо­тала она, по­казы­вая на лис­ты. Чувс­тво нес­пра­вед­ли­вос­ти жгло ее влюб­ленное де­вичье сер­дце, пол­ное го­речи и оби­ды.
— У нас се­мей­ный под­ряд, — от­ве­тил об­ла­датель при­ят­но­го глу­боко­го ба­рито­на, в чем-то очень по­хоже­го на го­лос Эд­варда Кал­ле­на, толь­ко да­же бо­гаче. От это­го зву­ка му­раш­ки бе­жали у де­вуш­ки по спи­не. — Я со­чиняю — он по­ет.
— Но по­чему он вы­да­ет твои пес­ни за свои?! — Элис бы­ла воз­му­щена. — Да­же ес­ли сам ты не мо­жешь или не хо­чешь выс­ту­пать, по­чему не ска­зать всем, кто нас­то­ящий ав­тор тек­стов?!
— Есть при­чины… — на­чал бы­ло го­лос, но обор­вал фра­зу на по­лус­ло­ве, за­кон­чив крат­ко и су­хо: — Это прос­то биз­нес.
— Вот имен­но, — нас­та­ива­ла Элис, ша­жочек за ша­жоч­ком приб­ли­жа­ясь к объ­ек­ту сво­ей страс­ти, пря­чуще­муся от ее лю­бопыт­ных глаз. — У вас мно­го де­нег, вы мо­жете на­нять луч­ших док­то­ров. Лю­бое внеш­нее уродс­тво мож­но ис­пра­вить с по­мощью плас­ти­чес­кой хи­рур­гии, и я уве­рена, что нет ни­чего не­воз­можно­го…
— Ни­какая хи­рур­гия не ис­пра­вит уродс­тва мо­ей ду­ши, — пе­ребил он ее.

Элис нах­му­рилась от не­понят­но­го приз­на­ния.

— Что ты! — про­шеп­та­ла она по­ражен­но, ши­роко рас­па­хивая гла­за. — Твоя ду­ша прекрасна. Я не встре­чала ни­кого прек­раснее те­бя!

— Ты говоришь об Эдварде — о том, чье лицо видишь на выпущенных альбомах.



Элис неистово замотала головой.



— Неправда, — воскликнула обиженно она. — Я говорю о том, чьи песни тронули мое сердце. И мне всегда было не важно, как он выглядит — я сразу поняла, когда разговаривала с твоим братом сегодня, что эти песни написал не он! Я не его — тебя искала… Ты по­дарил мне свет, ты ука­зал мне путь. Твои пес­ни спас­ли ме­ня, Джас­пер… — от­кро­вение от­ня­ло у Элис слиш­ком мно­го сил, и она опус­ти­ла го­лову, тай­ком сма­хивая на­бежав­шие сле­зин­ки.
— Прав­да? — ба­ритон, раз­да­ющий­ся из-за порть­еры, прев­ра­тил­ся в удив­ленный ше­пот.

Чувс­твуя, что муж­чи­не не­об­хо­димо ее приз­на­ние так же, как ей ког­да-то бы­ли не­об­хо­димы его пес­ни, что­бы об­рести цель и по­верить в се­бя, Элис кив­ну­ла, про­дол­жая.

— Я хо­тела по­кон­чить с со­бой — знаю, это был юно­шес­кий мак­си­мализм, но тог­да все казалось та­ким нас­то­ящим. Я ма­ло це­нила се­бя, так и угас­ла бы в кро­шеч­ном, бо­гом забытом го­род­ке, где не бы­ло ни­какой пер­спек­ти­вы, ни­какой ра­боты. Но по­том я услышала твою пес­ню — и она буд­то ок­ры­лила ме­ня! Ты был мо­ей пу­тевод­ной звез­дой мно­го лет, нап­равляя и под­ска­зывая, не да­вая опус­тить ру­ки. И вот я здесь, стою пе­ред тобой. В Нью-Й­ор­ке — цен­тре ми­ра. Мо­жет я и не по­пуляр­ная пе­вица, но у ме­ня есть все, че­го я хо­чу — друзья, ра­бота, день­ги.

И твои пес­ни, — до­бави­ла она мыс­ленно, меч­тая в глу­бине ду­ши о са­мом глав­ном, че­го у нее еще не бы­ло и вряд ли ког­да-то бу­дет. О раз­де­лен­ной люб­ви…

— Это по­рази­тель­но, — про­шеп­тал не­види­мый со­бесед­ник — порть­ера нем­но­го кач­ну­лась, поз­во­лив раз­гля­деть вы­сокий си­лу­эт. — Не ду­мал, что мои пес­ни об­ла­да­ют та­кой силой.
— Да, — кив­ну­ла Элис Брен­дон, ре­шив не скры­вать ни­чего. Джас­пер был ис­кре­нен в песнях, об­на­жая тай­ную боль сво­ей исс­тра­дав­шей­ся ду­ши, и Элис хо­тела от­ве­тить откровен­ностью на от­кро­вен­ность. — Мне иног­да ка­залось, что они на­писа­ны спе­ци­аль­но для ме­ня — нас­толь­ко мы с то­бой по­хожи. Точ­но по­ловин­ки од­но­го це­лого, тя­нущи­еся друг к дру­гу. Ты со­чинял, я слу­шала, и так дол­го сю­да шла, что­бы на­конец-то, — де­вуш­ка сглот­ну­ла, — встре­тить­ся с родс­твен­ной ду­шой. Раз­ве не об этом ты пел? Стра­дал, уми­рал, но про­сил ве­рить, бо­роть­ся и на­де­ять­ся? Об­ра­щал­ся к не­из­вес­тной слушатель­ни­це, спо­соб­ной ощу­тить твою ду­шу да­же на рас­сто­янии? Най­ти те­бя… Спас­ти те­бя.
— Да, — про­бор­мо­тала порть­ера. — Вот толь­ко это был глас в пустоту: я не ве­рил, что такая де­вуш­ка дей­стви­тель­но су­щес­тву­ет…

Элис сму­щен­но по­жала пле­чами:
— Ну, я же здесь… — она под­ня­ла влаж­ные от слез гла­за, твер­до на­мерен­ная по­мочь это­му слом­ленно­му че­лове­ку вый­ти из те­ни на свет, так­же как он ког­да-то вы­вел к све­ту ее. — Ес­ли твой брат не хо­чет по­нять те­бя, то я уж точ­но пой­му…

— Мой брат хороший человек, он был со мной даже тогда, когда другие отвернулись. Не осуждай его предвзято — если ты узнаешь его получше, то поймешь, какой он преданный друг. Он делает все, чтобы мне было комфортно. Но есть вещи, которые не купишь ни за какие деньги: не в его силах заполнить пустоту моей мертвой души… Он бы и рад вписать мое имя, вот только внимание прессы к моей персоне совершенно ни к чему. Меня устраивает то положение, в котором я нахожусь — в конце концов, разве важна эта слава?

— Но ты… — покачала Элис головой, чувствуя боль в голосе Джаспера — ту самую, которая сквозила и в каждой его песне. — Ты же так одинок…

— Да, — не стал спорить он.



Сделав еще один маленький шажок к мечте, Элис набрала полную грудь воздуха, собираясь с духом.



— Если тебе нужен друг, — прошептала она, чувствуя, как пылают от смущения скулы, — я могла бы им стать. Я так долго слушаю твои песни, что мне кажется, будто я знаю тебя всю свою жизнь…



Мужчина молчал, взвешивая ее слова. Так долго, что Элис решила, будто он принял ее за сумасшедшую и так и не ответит. Но после долгого вздоха Джаспер снова заговорил. И голос его звучал с оттенком горечи.

— И ты го­това стол­кнуть­ся с пос­ледс­тви­ями сво­его вы­бора? Те­бе все рав­но, как я выгляжу? Да­же ес­ли я… да­же ес­ли я выг­ля­жу как монстр?
— Да, — за­яви­ла Элис, нас­толь­ко уве­рен­ная в сво­их чувс­твах, что не бы­ло ни­чего, аб­со­лют­но ни­чего, что от­тол­кну­ло бы ее от родс­твен­ной ду­ши, ко­торую она так силь­но, так са­мозаб­венно и так про­дол­жи­тель­но лю­била. Па­ру ча­сов на­зад она уже до­каза­ла са­мой себе и всем сво­им скеп­ти­чес­ки нас­тро­ен­ным под­ру­гам, что внеш­ность не име­ет для нее ни­како­го зна­чения, быс­тро раз­га­дав, что улыб­чи­вый Эд­вард Кал­лен не яв­ля­ет­ся ав­то­ром пе­сен. И те­перь она сто­яла пе­ред тем, о ко­тором гре­зила столь­ко лет. Она не поз­во­лит ни еди­ному мус­ку­лу дрог­нуть на сво­ем ли­це, она при­мет лю­бую внеш­ность Джас­пе­ра — половин­ки сво­ей ду­ши, к ко­торой столь­ко стре­милась. Она ни за что не ос­та­вит те­перь его од­но­го, не сбе­жит, не поз­во­лит ему чувс­тво­вать се­бя таким оди­ноким и безнадежным, что да­же смерть казалась ему луч­шей долей, чем та­кая жизнь…

— Что ж, я вы­хожу, — ти­хо со­об­щил го­лос. Из-за порть­еры по­каза­лись длин­ные му­зыкаль­ные паль­цы, мед­ленно отод­ви­га­ющие тя­желую ткань в сто­рону.

Элис от­сту­пила на­зад, го­товясь к худ­ше­му. Приш­лось зад­рать го­лову — так вы­сок был брат Эд­варда. Светлые ло­коны об­рамля­ли кра­сивое нас­то­рожен­ное ли­цо, на ко­тором не ока­залось ни­каких изъ­янов, ожо­гов или шра­мов. Па­рень был стро­ен и ши­рок в пле­чах, и на пер­вый взгляд аб­со­лют­но по че­лове­чес­ким мер­кам нор­ма­лен, так что Элис да­же опешила от его не­веро­ят­но­го со­вер­шенс­тва, не в си­лах най­ти при­чину, по ко­торой он не мог или не хо­тел выс­ту­пать сам, или хо­тя бы наз­вать­ся ав­то­ром пе­сен в их с бра­том тандеме.

Но за­тем Джас­пер чуть по­вел го­ловой, и Элис за­мети­ла кро­вавый пе­релив его стран­ных глаз… Алые… его зрач­ки бы­ли аб­со­лют­но алые, как у… как у вам­пи­ра.

— Ах, — вскрик­ну­ла Элис, прик­рыв ла­дош­кой рот. В ее го­лове не уме­щалось но­вое знание, но все же выс­тра­ива­лось в объ­яс­ня­ющую все ло­гичес­кую це­поч­ку. Тяжелая болезнь, невозможность показаться на людях, пустая капельница для переливаний в углу…
— Там, в го­рах, я чудом вы­жил после нападения странных существ, но лучше бы умер, — с грустью про­из­нес Джас­пер, под­тверждая страш­ную до­гад­ку Элис. — Хотя, вернее сказать, я все же погиб в общепринятом смысле. С то­бой ря­дом мер­твец, Элис. Жи­вой мер­твец. И мои пес­ни — единс­твен­ное, что свя­зыва­ет ме­ня с че­лове­чес­ким ми­ром. Не суди Эд­варда за его пристрастие к сла­ве — благодаря ему у нас есть, на что жить. А таким, как я, не нуж­на огласка. Ког­да пе­ред тобой пусто­та веч­ности, фа­нат­ки и «Грэм­ми» те­ря­ют свою пре­лесть.
— Все это… не­воз­можно, — пы­талась возразить Элис, гля­дя, как Джас­пер изящ­но де­ла­ет шаг впе­ред, ока­зыва­ясь не­допус­ти­мо близ­ко, и смот­рит на нее свер­ху вниз. В его алых гла­зах по­лых­нул опасный огонь, но тут же по­гас, слов­но он сдержал его уси­ли­ем во­ли.

Джас­пер взял с ро­яля лист, бег­ло и хму­ро про­читал на­писан­ные им стро­ки, кри­чащие от дав­ней не­из­ле­чимой бо­ли его стра­да­ющей оди­нокой ду­ши, и горь­ко рас­сме­ял­ся.

— Да, не­воз­можно, я то­же так ду­мал, по­ка не стал… тем, чем стал, — лист, вы­пущен­ный из рук, плав­но по­качи­ва­ясь, при­зем­лился на ко­вер к но­гам Элис, слов­но сим­вол его ут­ра­чен­ной че­лове­чес­кой жиз­ни.

Элис шо­киро­вано наб­лю­дала его по­лет: ее чувс­тва зас­ты­ли, но сер­дце уже на­чина­ло биться сно­ва, от­сту­кивая вол­шебный ритм люб­ви. Она не лгала: нич­то не спо­соб­но было от­толкнуть ее от родс­твен­ной ду­ши, ни­какое внеш­нее от­ли­чие или уродс­тво. Элис лю­била ду­шу Джас­пе­ра, и она ни­куда теперь не уй­дет.

— Ты все еще здесь, — за­метил он ос­то­рож­но и удив­ленно. Бледные му­зыкаль­ные паль­цы кос­ну­лись краешка де­вичь­ей ладони, опи­ра­ющей­ся для под­дер­жки на крыш­ку ро­яля, вызвав у Элис су­дорож­ный вздох. Она слов­но оч­ну­лась от сна и вер­ну­лась в ре­аль­ность. Или, что бы­ло точ­нее, пог­ру­зилась в са­мый слад­кий, са­мый вос­хи­титель­ный свой сон, где бы­ла счас­тли­ва и лю­бима, где она бы­ла ря­дом с Ним, а он смот­рел на нее имен­но так, как она и меч­та­ла — слов­но не толь­ко она, но и он толь­ко что что-то об­рел. То, чем заканчивались все его пе­чаль­ные пес­ни, то, что по­мог­ло вы­жить ей ког­да-то и об­рести цель. Он смот­рел на нее с роб­кой, от­ча­ян­ной, не­довер­чи­вой на­деж­дой.

— Я ос­та­юсь, — решительно про­шеп­та­ла она, гля­дя в алые, но та­кие лю­бимые уже гла­за, от­ра­жа­ющие кра­соту са­мой прек­расной, са­мой не­веро­ят­ной на всем бе­лом све­те бессмертной ду­ши.

_____________________________________

*Гру­пи — пок­лонни­ца поп- или рок-груп­пы, соп­ро­вож­да­ющая сво­их ку­миров во вре­мя гас­тро­лей. Очень час­то та­кие де­вуш­ки всту­па­ют в сек­су­аль­ные от­но­шения с ар­тиста­ми и да­же спе­ци­аль­но ро­жа­ют от них де­тей.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-37420-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: MaryKent (02.10.2017) | Автор: MaryKent, Olga_Malina и Валлери
Просмотров: 611 | Комментарии: 25


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 25
0
23 kosmo   (29.10.2017 12:29)
Спасибо за интересную историю.

+1
21 leverina   (14.10.2017 20:07)
обожаю это саммари.
оно прямо про меня и некоторых музыкантов... с довольно-таки вампирской внешностью и характерами.

0
20 Galina177   (10.10.2017 12:02)
Очень понравилось! Хотелось бы продолжения! Спасибо!!!

0
19 Breathe_me_Bella   (10.10.2017 06:04)
Получилась очень красивая и трогательная история! Хочется отметить хороший слог, было очень интересно читать этот фик!

0
25 MaryKent   (10.12.2017 00:58)
Спасибо большое! Очень рада, что слог понравился. Учитывая, что авторов несколько, это здорово, что история получилась в едином стиле happy

0
17 kolomar   (09.10.2017 02:47)
Единственное что осталось не ясным ,как Эдварду в отличие от Джаспера, удаётся скрывать своё вампирство на публике?.Спасибо за историю.Одно удовольствие читать вас всех.Спасибо.

0
18 MaryKent   (09.10.2017 13:43)
Эдвард не вампир happy Вампир только Джаспер. Так что у Эда нет никаких проблем с выступлением на публике cool

0
16 pola_gre   (07.10.2017 10:24)
Радостно, что мечты сбываются cool


Спасибо за интересную историю!

0
15 МакКайла   (07.10.2017 07:02)
Спасибо))) очень душевная история

0
14 lenyrija   (07.10.2017 01:04)
Неожиданный поворот. Элис нашла родственную душу и не ошиблась в своём выборе - несмотря на то кем оказался носитель этой души. Но значит ли то, что глаза Джаспера алые, он питается человеческой кровью и опасен для Элис? Понимаю, что Джаспер сознательно не причинит родственной душе боли, но все равно беспокойно. Спасибо за романтическую историю

0
13 kotЯ   (05.10.2017 20:56)
... Просто встретились два одиночества

0
24 MaryKent   (10.12.2017 00:57)
И подарили друг другу надежду на счастье happy

0
12 ёжик-ужик   (04.10.2017 10:26)
Спасибо за трогательную историю,они стали друг для друга спасением .

0
11 Миравия   (03.10.2017 22:43)
Ааааааа! Девушки, вы лучшие! Я вас обожаю!!!!

0
10 робокашка   (03.10.2017 19:30)
Ооооо, трио авторш возжелало бессмертной романтики и вечной любви tongue
Спасибо!

0
9 Lidiya3397   (03.10.2017 17:44)
Спасибо за красивую историю. Неожиданное появление Джаспера. Хороший слог. Здорово описано "мучение" и становление Элис как личности . Спасибо!!!

0
7 NATANIA   (03.10.2017 16:07)
Ну что ж ,они обрили друг -друга и наверное какое то время будут счастливы,но перед ними рано или поздно встанет вопрос как жить дальше.Элис смертна и постарев умрет и тогда он останется совсем один,опять.

0
8 MaryKent   (03.10.2017 16:09)
Ну так есть же всем известный выход из этой неприятной ситуации cool

0
22 leverina   (19.10.2017 21:18)
больше не бриться?

0
3 Саня-Босаня   (03.10.2017 09:35)
Неожиданно прямо как-то возвышенная получилась история. Душа стремилась найти родственную душу, и она её нашла. Я рада, что Элис удалось убедить Джаспера не прятаться, а показаться ей. Всё оказалось не так, как боялся Джаспер. Да, надо верить в то, о чём пишешь, и тогда всё сбудется. smile
Девочки-авторы, спасибо вам за труд!)))

0
6 MaryKent   (03.10.2017 12:53)
Спасибо огромное за комментарий happy Ужасно рада, что наша история тебе понравилась happy Элис сумела убедить Джаспера, что он не один, так же, как он убедил ее. Так что можно сказать, они оба спасли друг друга happy

0
2 Marishelь   (03.10.2017 00:44)
Неожиданно... но очень проникновенно! happy

0
4 MaryKent   (03.10.2017 12:50)
Спасибо! Рада, что наша история вам понравилась happy

0
1 marykmv   (03.10.2017 00:08)
Ну.. мне очень понравилось. Это было сильно. В принципе кто ищет тот всегда найдет. Вот и упорство Элис привело ее к мечте. Сюжет потрясающий, а про слог я вообще молчу. Если честно, то я бы читала и читала эту историю.
Спасибо. smile

0
5 MaryKent   (03.10.2017 12:51)
Спасибо большое за комментарий! Да, Элис у нас девушка волевая и упорная - и в борьбе с обстоятельствами, и в любви) Мечты сбываются у тех, кто прикладывает к этому усилия wink Рада, что вам понравилось)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]