Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4836]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15290]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14746]
Альтернатива [9208]
СЛЭШ и НЦ [9100]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4509]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

На прощанье ничего он не сказал 2
Продолжение первой части. Белла и Эдвард, поборов свое пристрастие к человеческой крови, возвращаются в ЛА. Эдвард намерен отомстить Блейку, несмотря на просьбу жены забыть прошлое и начать жить настоящим.

Tempt My Tongue
Кровожадный вампир Эдвард Каллен имеет всего одну цель в своем бессмысленном существовании – потерять девственность с человеком. Он не остановится не перед чем, чтобы соблазнить незнакомок. Но может ли он насладиться телом девушки, не убивая ее?

Просто верь ему...
Она - обычная девушка, которой предоставляется возможность увидеть Лос-Анджелес, но что будет, если в её размеренную жизнь ворвутся вспышки, камеры и... он. Можно ли ему верить?

Легенда о проклятом мысе
Молодая искательница сокровищ исследует руины затонувшего в море замка таинственного англичанина, чья жизнь и смерть обросла всевозможными легендами. Что найдет она на дне Карибского моря?
Мистический мини.

Любовь на массажном столе
Хорошо – она продолжит и сегодня играть свою роль, а он свою. А после они расстанутся навсегда, так и не узнав ничего друг о друге. Разница в возрасте не в её пользу и всё такое. Ведь для него это была всего лишь работа, а для неё… Впрочем, не важно, чем для неё…

Я иду играть
С нашей последней игры прошло полгода. Я так сильно скучаю, моя Белла. В этот раз ты превзошла саму себя по сложности задания. Но я справлюсь и докажу, что достоин тебя. Я иду играть.

Если ты этого хочешь...
А что если Белла не осталась в Форксе после ухода Эдварда, а решила бороться за свою любовь? Сможет ли она вернуть упрямого вампира? Какими средствами она располагает для этого? Знаниями о существовании вампиров? Решимостью? Силой духа? Мы знаем одно: если Белла чего-то хочет, она становится ужасно изобретательной!
Альтернативное Новолуние.

Его персональный помощник
Белла Свон, помощница красивого, богатого и успешного бизнесмена Эдварда Каллена, следует совету друзей влюбить Эдварда Каллена в себя.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 10030
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Кольцо эльфийской работы

2022-5-28
4
0
0
Кольцо эльфийской работы


Категория: Собственное
Номер цитаты: Новолуние. Глава 7
Бета: +
Жанр: фентези
Рейтинг: PG-13

Саммари: Можно ли победить на рыцарском турнире? Особенно если неизвестно, каким будет третий тур? И особенно, если рыцарь – женщина?




Я не понимала, зачем это делаю. Какого беса я поддалась на уговоры Даррена и теперь стою, терпеливо ожидая, пока немолодой седоусый герольд соизволит обратить на меня свое внимание? В данный момент ему мешало это сделать чрезвычайно важное занятие – поедание огромного куска хлеба с не менее впечатляющим ломтем сыра. Своей очереди ожидала полуведерная кружка с элем. Только когда она опустела, а последние крошки исчезли в расплывшемся животе старого вояки, он придвинул к себе пергамент, окунул перо в чернила и скучающе спросил:
- Имя?
Я напомнила себе, что фамилию нужно слегка изменить, набрала воздуха в грудь и постаралась сделать свой голос как можно более низким.
- Крис ин Дагонхорст.
Очевидно, у меня не очень получилось, поскольку герольд поднял голову и пристально оглядел меня, дольше всего задерживаясь на лице. Я подавила вздох, зная, что он видит: невысокое тонкое тело, которое невозможно скрыть и под толстым простеганным дублетом, в подкладку которого добавили еще несколько слоев, изящной формы руки, но главное – личико без малейшего намека на подобие щетины, пухлые губки и нежный девичий румянец на щеках. Хорошо еще, что длинные волосы спрятаны под бацинетом.
Черт бы побрал Даррена с его уговорами! «Ты явно заскучала, дорогая, не хочешь ли размяться? Тебе стоит развеяться и выйти в общество, иначе со мной ты совсем одичаешь. Не хочешь ли окунуться в атмосферу праздника, милая? Крис, мне это очень нужно. Очень, любовь моя». Хорошо общество – два десятка рыцарей с оруженосцами и обслуживающий персонал: конюхи, слуги, повара… Прекрасные дамы если и есть, то явно не в палатках близ ристалища, а скрываются в замке. А я теперь вынуждена стоять, ежиться под оценивающим взглядом герольда и еще сильнее краснеть. Теоретически женщинам не запрещено принимать участие в рыцарских турнирах, если им позволяет происхождение. Практически… я никогда о таком не слышала.
- Сынок, а ты не слишком молод, чтобы принимать участие в турнире? - заботливо поинтересовался герольд. От сердца отлегло – он не распознал во мне девушку. Или же распознал, но решил поддержать маскарад.
- Нет! – задиристо подняла я подбородок. – Победа в турнире увенчает меня бессмертной славой!
А еще вручит мне кольцо тонкой эльфийской работы из белого золота, с крупным топазом редкого ледяно-голубого цвета. Но о том, что именно оно является причиной моего участия в турнире, герольду знать не следует – молодые дерзкие юнцы, за которого я себя выдавала, обычно рвутся за почестями духовными, а не материальными.
- Сынок, - тяжело вздохнул герольд, наверняка на своем веку видевший не один десяток таких юношей с горящими жаждой славы глазами, - твое время еще придет. Сейчас, прости, я бы с большим удовольствием записал на турнир твоего оруженосца.
Герольд перевел взгляд за мою спину. Даррен действительно гораздо больше походил на рыцаря, чем я – светловолосый, рослый, широкоплечий, с мощными руками толщиной в мое бедро.
- Его происхождение не позволяет ему принимать участие в рыцарских турнирах, - прежним упрямым тоном заявила я, причем ни капли не солгав.
- Это твоя жизнь, парень, - пожал плечами герольд. – Хочешь героически погибнуть на ристалище – твое дело. Лошадей отведите к перевязи, о них позаботятся. Палатку ставьте там, за полем. Удачи, Крис ин Дагонхорст. Она тебе потребуется.
Герольд потерял ко мне всякий интерес, махнул рукой, подзывая мальчонку-слугу, и протянул ему безразмерную кружку.
- Эй, парнишка, принеси-ка мне еще эля.
Мы могли идти на все четыре стороны, но выбрали ту, что вела к ристалищу.
Я не приложила никаких усилий к обустройству ночлега – всем занимался Даррен. Впрочем, для оруженосцев это было в порядке вещей, так что в этом мы не выбились из общей картины. Палатку поставили у самого края стихийно возникшего лагеря. Прочная ткань хорошо защищала от дождя и ветра, но, к сожалению, пропускала наружу звуки. Нам следовало вести себя очень осторожно.
Правда, съехавшиеся на турнир со всей округи рыцари не обращали на нас ни малейшего внимания и делали то, что и положено уважающим себя поединщикам в ночь перед первым туром: ели, пили, пели и буянили, впрочем, не выходя за определенные рамки. Вряд ли кто-то из них стал бы сейчас прогуливаться в темноте сентябрьского вечера по пересеченной местности, прислушиваясь к происходящему в палатках, но все же мы говорили шепотом.
- Тебе действительно так нужно это кольцо? – подняла я голову и посмотрела в глаза необычно золотого цвета. Даррен улыбнулся и привлек меня к себе, нежно целуя в лоб.
- Ты же знаешь, что да. Это фамильная реликвия моего рода. Оно принадлежало моей матери, бабке, прабабке и так далее, до девятого колена. И я очень хотел, чтобы оно украшало и твой пальчик.
Он поднял мою руку и коснулся ее горячими губами. Я тяжело вздохнула. В роду Даррена очень трепетно относились к драгоценностям, и уж если одна из них терялась, а тем более была похищена, то прилагались все усилия, чтобы вернуть ее, и неважно, сколько для этого потребуется времени.
- Вот и украл бы ее сам, - пробурчала я, уткнувшись лбом в крепкое плечо. – Глаз за глаз, зуб за зуб, кража за кражу.
- Крис, - укоризненно проговорил Даррен. – Никто в моем роду не опустится до банальной кражи. Разве что в самом крайнем случае.
- Считай, что этот крайний случай наступил, - буркнула я. – Мне никогда не победить на этом турнире. Ты видел, кто на него приехал? То ли люди, то ли медведи, со спины и не разберешь. Один из них на голову выше и в полтора раза шире тебя, а со мной и сравнивать нечего.
- Он шире не в плечах, а в области брюха, - педантично поправил мой любимый. – Крис, ты прекрасно знаешь, что я не могу принимать участие в турнире – это было бы неблагородно, и попросить никого, кроме тебя, не могу. Твои братья по-прежнему смотрят на меня, как на презренного аспида.
Я могла только еще раз вздохнуть. И понятие о чести, тщательно культивируемое в роду Даррена, и отношение к нему моих братьев, как и прочих членов семьи действительно не оставляли мне выбора.
- Ты справишься не хуже меня, - утешил Даррен, безошибочно догадавшись, о чем я думаю. – В этих местах никто не стреляет лучше тебя. Ну, кроме меня, конечно.
Я тихо рассмеялась.
- И вряд ли кто-то сможет справиться с тобой в бою на мечах, любовь моя, - добавил муж. - С твоей ловкостью, быстротой и отточенными навыками ты трижды успеешь ткнуть того битюга в живот, прежде чем он вообще успеет достать меч.
- Но есть еще и третий тур. Тебе так и не удалось выяснить, в чем он состоит?
- Нет. Боюсь, что про это пока не знает никто, включая маркграфа.
- Но если мне будет грозить опасность, ты вмешаешься?
- Безусловно, - четко и веско уронил Даррен. Я верила ему – мужчины его рода сделают все для защиты своей женщины.
- И вот тогда тебе все же придется пойти на кражу, - упрямо заявила я, прижимаясь к его груди.
- Значит, придется. Но этого не произойдет, - уверенно заявил он. – Отдыхай, Крис. У тебя завтра тяжелый день. Я посторожу.

Утро первого дня турнира выдалось идеальным для стрельбы. Небо прикрывала легкая пелена облаков – значит, солнце не будет слепить глаза. Ветер – если его можно так назвать – едва развевал разноцветные флаги с гербами рыцарей. На нашем, к слову сказать, я собственноручно вышила геральдического дракона с распростертыми крыльями на фоне трех горных пиков.
На скамейках вдоль поляны–стрельбища расселись прекрасные дамы в ярких нарядах и те представители знати мужского пола, которые по возрасту или же по состоянию здоровья не могли принимать участия в турнире. Слуги, оруженосцы и крестьяне из близлежащих деревень рассредоточились по опушке леса.
Три десятка и еще один рыцарь – что странно, обычно участников турнира всегда четное число, иначе как проводить поединки на мечах? – встали полукругом перед импровизированным постаментом и, изображая интерес, внимали торжественной речи маркграфа Стефана ам Цаггерхейма, властителя местных земель и устроителя праздника. Ничего нового они не слышали. Такие речи произносятся на каждом рыцарском турнире с античных времен. Высокопоставленное лицо сообщает всем присутствующим, что они прибыли на состязание лучших из лучших, которое определит лучшего из лучших из лучших, и всем надлежит вести себя соответствующим образом, чтобы не посрамить… и так далее, и тому подобное. Завершается длинная тирада пожеланиями удачи поединщикам, после чего высокопоставленное лицо удаляется под сень навеса наблюдать за происходящим.
Однако речь маркграфа закончилась весьма неожиданным образом.
-…Рыцарь, победивший во всех трех турах, будет увенчан непреходящей славой лучшего паладина до конца дней своих, и я лично вручу ему вот это кольцо.
Стефан снял с пальца белый ободок и поднял его высоко в воздух, показывая всем присутствующим. Я спиной почувствовала, как напрягся Даррен.
- Оно принадлежало еще моему деду…
«Который собственноручно похитил семейную реликвию у отца Даррена», - мелькнуло у меня в голове.
-…и весьма ценно для меня. И чтобы показать, насколько оно мне дорого, - пафосно вещал Стефан, - я лично приму участие в турнире и буду бороться на равных со всеми, невзирая на титулы и положение в обществе. А пока кольцо останется со мной. Надеюсь, оно принесет мне удачу.
Стефан поцеловал топаз и вернул перстень себе на палец. Под грохот аплодисментов он спустился с трибуны, отстегивая плащ, сбросил его на руки подбежавшему слуге, опоясался поднесенным мечом и занял свое место среди рыцарей. Теперь картинка сложилась. Нас было четное число, как и положено.
Интересно, это хорошо или плохо? Я порылась в памяти. О Стефане шла слава как о приличном лучнике и бойце, но вот насколько верны слухи? А еще есть третий тур, о котором ничего не известно, и это весьма беспокоило меня.
Я растерянно бросила взгляд на Даррена. Он успокаивающе улыбнулся, и на меня внезапно снизошло спокойствие. Какая разница, принимает участие в турнире местный лорд или нет? Одним рыцарем больше, одним меньше. Даррен присмотрит за мной, а если я проиграю – его проблему придется решать ему самому.
К терпеливо ожидающим рыцарям вышел вчерашний герольд, оглядел зрителей и участников и провозгласил:
- Да начнется же турнир! Принесите мишень!
Состязание лучников проходило обычным порядком: на расстоянии полусотни шагов от лучников ставили мишень, участники по очереди стреляли в нее, и тот, кто не попал – выбывает. Потом мишень относили на десяток шагов дальше, и все повторялось до тех пор, пока не останется единственный рыцарь, которого и назовут победителем.
Первым, разумеется, к мишени вышел Стефан. Никто не пытался воспрепятствовать ему открыть турнир своим выстрелом. Властитель местных земель небрежным жестом наложил стрелу, легко натянул тетиву и, почти не целясь, выстрелил. Глухой стук – и в центре черного круга закачалось оперенное древко. Стефан победно вскинул руки и повернулся к зрителям, встретившим успех маркграфа бурными аплодисментами. Только полностью насладившись ими, стрелок отошел в сторону, давая место следующему претенденту. К мишени по одному потянулись участники турнира.
Я не торопилась, стоя поодаль и оценивая стрелявших. Тем же самым занимался и Стефан, но совсем в другой манере – громко и едко высмеивая стрелков.
Огромному битюгу, к примеру, он посоветовал заменить его оружие чем-нибудь более мощным, чтобы случайно не сломать его. Двухсотфунтовый лук и в самом деле казался детской игрушкой в кулачищах здоровяка, но предложенная Стефаном на замену оглобля была подлинным издевательством.
Другому рыцарю, высокому и худому до костлявости, маркграф предложил натянуть тетиву на самого себя – дескать, зачем ломать деревья, если под рукой есть собственное тело? Кроме того, Стефан проходился по поводу меткости лучников, если те попадали в край мишени, и ревниво молчал, если стрелы втыкались в черный кружок в центре. Зрители смехом, свистом и аплодисментами встречали каждую фразу сюзерена.
Наконец, подошла моя очередь. Стефан изумленно воззрился на меня.
- Малыш, ты что тут забыл? Твое место в детской, рядом с няньками, и не забудь попросить, чтобы они сменили тебе штанишки.
Подождав, пока стихнет смех зрителей, я спокойно представилась:
- Мое имя Крис ин Дагонхорст, милорд, и я давно уже не ребенок.
- Да ты и лук не сможешь натянуть, рыцарь, - с неповторимой издевкой проговорил последнее слово маркграф.
Я презрительно усмехнулась и скопировала движения самого маркграфа, выстрелив не целясь. Наконечник воткнулся точно рядом со стрелой Стефана. Зрители пораженно затихли. Маркграф поджал губы и молча кивнул. Поклонившись, я отошла в сторону, немного досадуя на себя – можно было выстрелить и лучше. Ладно, для этого еще будет время.
Герольд громогласно объявил о начале второго этапа. Мишень отнесли на десять шагов назад, и Стефан важно вышел на позицию.
После третьей стрельбы от трех десятков участников осталось две дюжины. После пятой – полтора. После десятой – двое: я и Стефан.
Еще три этапа назад маркграф перестал играть на публику и тщательно, но недолго выцеливался. Однако сейчас пауза явно затягивалась. Десять секунд… пятнадцать… Еще немного, и у него начнет дрожать рука, столько целиться нельзя.
Взззз! Стрела улетела точно в центр мишени, и за ней тут же последовала вторая и третья. Они воткнулись почти в одну точку, образовав ровный горизонтальный ряд из подрагивающих перьев.
- Давай, малыш, - ехидно усмехнулся Стефан, уступая мне место. – Посмотрим, что ты сможешь с этим сделать.
Что я могу сделать… Вообще-то многое, но честно говоря, мне уже порядком надоело снисходительно-презрительное отношение маркграфа и его раздражающая ухмылка.
Стрела легла на тетиву. Я сосредоточилась. В памяти всплыли слова отца: «Отрешись от всего мира. Вокруг тебя нет ничего, кроме мишени впереди. Задержи дыхание. Тебя больше не существует. Теперь ты и есть стрела, летящая вдаль».
- Ну же, малыш! – насмешливо крикнул Стефан, прекрасно осознающий, что делает – сбивает мой настрой. Но у него никогда не было шести старших братьев, которые научили меня не обращать внимания на посторонние шумы, движения и сотрясения земли.
Стрела со свистом улетела в мишень, за ней – еще две. Не только маркграф обладал навыками скорострельной стрельбы. На мгновение воткнувшиеся в мишень стрелы образовали четкий ромб вокруг торчащего из центра древка, пока прилетевшая третья не раздробила его в щепки.
Потрясенные зрители несколько мгновений молчали, но потом все же раздались первые робкие рукоплескания. Стефан смотрел на меня, недовольно поджав губы.
- Надо же, малыш, ты все же что-то умеешь. Признаю. Но все-таки до статуса легендарного стрелка тебе не хватает одной малости. Ты сможешь попасть в мишень на этом же расстоянии с завязанными глазами?
- Смогу.
- Ты уверен? – саркастично прищурился маркграф. – Убежден, что не промахнешься?
Я чувствовала подвох, но тем не менее кивнула.
- Убежден. Завязывайте мне глаза.
Стефан махнул рукой, и герольд торопливо поднес ему черный платок. Маркграф лично завязал мне глаза, закрыв почти половину лица. Пришлось даже слегка поправить ткань, чтобы освободить ноздри для дыхания, после чего сюзерен еще сильнее затянул платок.
- Прошу, малыш. – Яда в голосе Стефана хватило бы для убиения пары кроликов. Я потянулась к колчану.
- Прошу прощения, милорд маркграф. У моего господина почти кончились стрелы. Я хотел бы пополнить запас.
По моим подсчетам, у меня оставалось еще штук пять. Но Стефан не стал протестовать и милостиво разрешил:
- Клади, но побыстрее. Не затягивай.
Колчан за моей спиной качнулся, а над ухом раздался едва слышный шепот:
- Они отодвинули мишень на семь шагов назад, к самому краю поляны. Учти это.
Спасибо, Даррен. Ты прикрываешь меня, как и обещал.
Пальцы вытащили первую стрелу. Я ощутила, что она из самых лучших – тонкая, ровная, лично сделанная моим любимым. Вдох, сосредоточение, отрешение от всего мира…
Глухой стук, еще один, еще и еще. Четыре стрелы торчали из мишени, образуя ровный квадрат. Последнюю стрелу я вогнала в центр и после этого стянула платок с вспотевшего лба.
Знатные зрители повскакивали со скамеек и устроили бурную овацию. Простонародье громко вопило от восторга и било друг друга по плечам. На их глазах вершилась легенда, о которой потом долго будут рассказывать длинными зимними вечерами у горящего очага. Слушатели не будут ей верить, утверждая, что такого не может быть, а рассказчики, обижаясь, в запале начнут стучать пустыми, а может быть, и нет кружками о столы, и хорошо, если не дойдет до драки.
Даррен передавал взглядом всю свою любовь. Стефан смотрел на меня словно гадюка на мышонка.
- В состязании лучников победил Крис ин Дагонхорст! – перекрикивая шум, торжественно объявил герольд.
- Крис ин Дагонхорст, - задумчиво повторил маркграф, не сводя с меня взгляда. – Я не помню такого имени…
Конечно, не помнишь. Во-первых, я слегка изменила его, а во-вторых, взяла фамилию мужа, как водится. А уж его род ты и не можешь знать.
- Я родом из северных земель, милорд. Вряд ли вы знаете всех землевладельцев на континенте.
- Может быть, и не знаю, - с подозрением глядя на меня, согласился Стефан. – А каким же ветром занесло тебя, малыш, в наши края с севера?
- Ветром приключений, милорд. Достигнув совершеннолетия, я поддался своему горячему желанию повидать мир и удрал из дома. На постоялом дворе в одной из деревень неподалеку я услышал о турнире и решил, что это отличный случай проверить свои навыки в деле.
Надеюсь, что пристально вглядывающийся в меня маркграф не уловил ни капли фальши. Мы с Дарреном тщательно продумали легенду, не слишком удаляясь от истины, но и не открывая того, чего посторонним не следовало знать. Стефан, казалось, принял все за чистую монету.
- Кто же тебя учил?
- Отец и братья, милорд.
- Братья? И сколько же их у тебя?
- Шестеро, милорд. Я седьмой ребенок в семье.
Стефан презрительно искривил губы.
- Тогда понятно, что ты сбежал из дома. Седьмому сыну мало что может достаться из наследства.
- Не совсем так, милорд, - возразила я. - Мне причитается неплохой кусок земель, но я не хотел оставаться дома. Мир с его чудесами и красотами позвал меня к себе.
Стефан нахмурился.
- Твои братья, малыш, тоже уехали в поисках приключений бродить по миру? Вдруг мне удастся потягаться и с ними на следующем турнире?
Я покачала головой.
- Сомневаюсь, что они когда-нибудь окажутся в этих местах. В нашей семье жажда приключений и подвигов есть только у меня.
У меня ее тоже нет. Вместо желания непременно подраться с кем-нибудь сердце занимает всеобъемлющая и необъятная любовь к Даррену. Когда-то он пожертвовал всем ради меня. Теперь я тоже готова сделать все, что в моих силах, чтобы вернуть ему драгоценную во всех смыслах семейную реликвию.
- Первый подвиг ты уже совершил, малыш, - саркастично хмыкнул Стефан. – А с мечом ты так же хорошо управляешься, как и с луком?
- Мы узнаем об этом завтра, милорд, - твердо ответила я.
- Всенепременно, - расхохотался он. – До встречи завтра на ристалище!
Маркграф ушел к свите, встречающей его приветственными возгласами, ликующими восклицаниями прекрасных дам, нежными поцелуями и уважительными поклонами. Я, облегченно выдохнув, устало посмотрела на Даррена, больше всего желая сейчас прижаться к нему и забыть первый день турнира, как следует сосредоточившись на втором. Но для начала придется вернуться в палатку. Рыцаря, обнимающего своего оруженосца, могут неправильно понять, и дело кончится грандиозным скандалом.
Даррен исправно выполнял свою роль. Он забрал у меня лук и колчан, снял тетиву, аккуратно убрал ее в непромокаемый мешочек и, почтительно склонив голову, двинулся следом за мной к палатке, зорко оглядываясь по сторонам и прикрывая мне спину. Однако желанный отдых пришлось отложить еще ненадолго. У палатки нас ждал герольд.
- Парень, это ты подсказал, что мишень перенесли? – пробурчал он, исподлобья глядя на Даррена.
- Да, - честно ответил мой любимый. Мы оба ждали, что последует. Вообще-то подсказка была против правил. Перенос мишени тоже.
- Молодец. Я не одобряю методов милорда, но… - Герольд запнулся и тяжело вздохнул. – Хорошо, что хоть кто-то может дать ему отпор. Сынок… как у тебя с владением мечом?
- Неплохо, - осторожно ответила я, опять-таки не открывая всей правды. С мечом меня учили обращаться не только отец и братья, но и Даррен, а у него в роду имелись свои тайные приемы.
- Хорошо, если так… Сынок… если тебе доведется дойти до финала, то ты вновь встретишься там с милордом. Я хотел бы, чтобы ты знал: он одинаково хорошо сражается обеими руками, и может внезапно перекинуть меч из одной руки в другую. Помни об этом, когда будешь биться с ним.
- Я запомню.
- Удачи тебе, сынок, - неожиданно тепло пожелал герольд, склонил голову и начал уходить. Но в нескольких шагах остановился, обернулся и негромко произнес:
- Никогда бы не подумал, что так приятно ошибиться в человеке.

Теоретически во второй день турнира участников распределяли в пары по жребию. На практике… лично у меня возникли большие сомнения в этом. Маркграфу достался в соперники прыщавый юноша, вчера вылетевший после первой же стрельбы – он промахнулся не меньше чем на ярд. Да и меч рыцарь держал весьма неуверенно. Я бы не удивилась, узнав, что это местный конюх или поваренок, которому приказали выступить на турнире, чтобы набрать нужное число участников.
А передо мной стоял вчерашний битюг, которому я легко могла поместиться под мышку.
- Напоминаю правила, - звучно возвестил герольд, - бой идет до первой крови! Между нами нет смертной вражды. Турнир просто должен выявить лучшего из лучших из лучших! Пусть же победит сильнейший!
Мои подозрения подтвердились – прыщавый юнец держал в руках меч, наверное, первый раз в жизни. Стефан расправился с ним за полминуты, располосовав мечом плохонькую кожаную куртку, этакое подобие доспеха, даже без нашитых металлических пластин, и рубаху под ней. На траву брызнула струйка крови. Герольд возвестил о победе милорда маркграфа, юноша уплелся восвояси, а Стефан удовлетворенно принял восторженные поздравления.
Как ни удивительно, на круг следующими вызвали меня и битюга. Возможно, сюзерен хотел насладиться картиной избиения младенцев, пока у него в крови еще играло возбуждение. Вот только избиения не получилось.
Да, обычный меч в руках моего противника казался зубочисткой. Да, он возвышался надо мной на две головы и смотрел сверху вниз. Да, он превосходил меня в обхвате втрое, если не вчетверо. В этом и заключалось мое преимущество.
Битюг тараном попер на меня, стараясь не то что ударить мечом – просто задавить своей тушей. Я легко увернулась, ушла вбок умелым перекатом, взвилась в воздух и резанула его кромкой лезвия по щеке. Бой был закончен, причем мой соперник даже не осознал этого, только недовольно взрыкнул и удивленно посмотрел на измазанную красным ладонь, которой он провел по мощной, выдающейся вперед челюсти.
- Поединок выиграл Крис ин Дагонхорст! – быстро проорал герольд и дал знак двум дюжим слугам, чтобы те побыстрее увели сыплющего проклятиями побежденного рыцаря.
Я ушла с поля, спиной чувствуя на себе злобный взгляд маркграфа.
Во второй этап вышли шестнадцать победителей. Их вновь распределили на пары, и мои подозрения, что жеребьевка не так честна, как об этом заявлялось, только укрепились. Противник Стефана на этот раз, конечно, обладал большим опытом, чем предыдущий, иначе он не смог бы победить, но все равно до умелого владения оружием ему еще оставались месяцы, если не годы тренировок. Милорд маркграф легко, без усилий разделался с ним, оставив на память шрам на шее, и насладился положенными рукоплесканиями.
Мне же достался новый громила. От первого он отличался чуть меньшим ростом и шириной плеч, зато большей косматостью и весь зарос бурой щетиной. Это его я, впервые увидев, приняла за медведя. Такую шерсть одним легким ударом не прорежешь. Придется придумать что-нибудь другое.
Несколько минут я успешно уворачивалась от рычащего противника, со свистом рассекающего воздух мечом. Мне требовалось время, чтобы отыскать его слабые места. Медведь пренебрег полным доспехом, ограничившись кожаным жилетом с металлическими пластинами спереди. А еще рыцарь имел странную особенность – перед тем, как нанести удар, он прыгал вверх и обрушивался всей массой. Решение пришло словно бы само собой. Я изобразила, что подставляюсь под удар, но в последний момент кувыркнулась под медведя и ударила мечом по внутренней поверхности бедра, похоже, задев артерию. Кровь потоком хлынула на меня, и в первый момент не все осознали, что произошло.
Стефан издал торжествующий вопль, когда я поднялась на ноги, вытирая лицо. В глазах герольда читались обида и сочувствие. Но тут рыцарь-медведь с ревом рухнул, и на траве под ним расплылась багровая лужа. Даррен бросился ко мне, протягивая полотенце и бутыль с водой. Слуги и лекарь кинулись к раненому.
- На мне нет ни царапины, - сообщила я герольду, наскоро умывшись. Изрядно приободрившись, он пристально оглядел всю меня и громогласно объявил победителя боя:
- Крис ин Дагонхорст!
Маркграф некуртуазно сплюнул, забыв о правилах приличия.
Моим третьим соперником стал долговязый, худой и длиннорукий рыцарь. Он весьма умело владел мечом, к тому же был левшой. Я же держала меч в правой руке, и приходилось быть весьма осторожной. Длина рук противника не давала мне возможности подобраться к нему так, чтобы достать его. Он же, в свою очередь, испытывал меня на прочность. Его рука с мечом так быстро перемещалась, что казалось, после нее в воздухе оставался след.
Бой явно затягивался. Я начала уставать, а соперник, казалось, обладал неимоверным запасом сил. Когда кончик его меча дотянулся до меня и прорезал рубашку, к счастью, не достав до кожи, я решила, что придется применить один из приемов рода Даррена. Жаль, я не хотела демонстрировать их до финального боя со Стефаном, но если так будет продолжаться, с ним на поле выйдет этот долговязый рыцарь.
Дождавшись удобного момента, я раскрылась, приняла на гарду удар меча соперника и ловким захватом выбила оружие. После этого оставалось только сделать быстрый выпад, пока он не опомнился, и приставить лезвие к его длинной шее. Рыцарь побежденно опустил руки.
- Бой окончен! – провозгласил герольд. – Вновь победил Крис ин Дагонхорст! Объявляется перерыв!
Я уходила с поля под одобрительные замечания участников турнира и неуверенные поздравления зрителей. Стефан выглядел весьма задумчивым, и это не нравилось мне гораздо больше, чем его злоба.
Даррен быстро проводил меня в палатку. Четвертый этап должен был начаться часа через три, уже ближе к вечеру. И зрителям, и участникам предлагалось отдохнуть, подкрепиться и с новыми силами вернуться к турниру.
Милорд маркграф явно пренебрегал правилами – обычно бои шли до конца, пока не выявлялся победитель, и только после этого люди расходились – те, кого не унесли на носилках. Но сейчас я только приветствовала такую возможность. Сражающихся становилось все меньше, я уже могла прикинуть, кто мне достанется в следующий раз, и это будет умелый и сильный боец. На Стефана может просто не хватить сил.
- Выпей. – Даррен протянул мне фляжку. – Придаст сил.
Я с удовольствием выпила настой трав, состав которых знали только в его роду, и ощутила, как по телу побежало тепло, а мышцы налились силой.
- А теперь ложись и закрой глаза. Ты поняла, что Стефан изучал тебя?
- Да, - сообщила я, привычно расслабляя тело, чтобы потом вернуть его в нужное для боя состояние. – Мне пришлось выполнить тот прием. Иначе я не знала, как преодолеть защиту противника.
- Ничего страшного. У тебя в запасе есть еще парочка секретов. Хорошо, что ты работала только правой рукой.
- Вот это я оставлю для Стефана, - тихо рассмеялась я. – Боюсь, маркграф неприятно удивится тому, что перекидывать меч из руки в руку умеет не только он.
- Перевернись на живот, любовь моя. Я еще немного помогу тебе.
Горячие пальцы Даррена нежно и в то же время сильно начали разминать спину и плечи. Я даже задремала, поддавшись размеренным движениям любимого. В нужный момент он слегка потряс меня.
- Пора, Крис.

Солнце заметно клонилось к закату. Я поморщилась – если бой затянется, заканчивать тур придется при свете факелов. Возможно, Стефан на это и рассчитывал – обычному мечнику, который сражается только для развлечения и спортивного интереса, редко приходится биться при недостаточном освещении. Тогда у милорда появится дополнительное преимущество. Что же, лучше не давать ему такой возможности.
Рыцарь, выпавший мне на четвертый бой, постарался закрыть свое тело максимально возможным способом. Его шлем отличался от моего наличием наносника и нащечников, оставляя открытыми только глаза и губы. Плечи и шею защищала кольчужная бармица. Поверх доспешной куртки он нацепил дополнительный кожаный жилет, а пах прикрывали металлические накладки. Высокие плотные сапоги и перчатки с длинными крагами завершали картину.
И в бою рыцарь выбрал исключительно защитную тактику. Он и не пытался нападать, зато активно отражал удары, пытаясь предугадать каждое мое движение. Похоже, Стефан дал ему задание как можно дольше затянуть сражение, и если уж выдастся случай, то достать меня мечом.
Я могла либо постараться пробить его защиту и попасть в тот небольшой открытый участок лица с риском оставить рыцаря без глаза, либо… Перчатки должны быть достаточно тонкими, чтобы соперник плотно держал и чувствовал меч. Пожалуй, это хорошая возможность для победы.
Лезвие моего меча скользнуло по клинку противника, обошло гарду и вонзилось в тыльную сторону ладони, обтянутой черной кожей. Рыцарь вскрикнул и выронил меч, растерянно глядя на выступившие в разрезе багровые капли. Бой окончился моей очередной победой.
Однако Стефан, в отличие от всех предыдущих этапов, не торопился победно вздевать руки в воздух. Он играл со своим соперником как кошка с мышкой, изматывая его, нанося, казалось бы, финальные удары, но в последний момент отводя меч. Маркграф явственно тянул время, но тем самым давал мне удобный случай оценить его технику.
Что и говоря, милорд был хорош. Возможно, лучший мечник, которого я встречала в жизни – за исключением моих родных и Даррена, конечно. Но сражаться со Стефаном придется мне, и честно говоря, не советовала бы ставить на результат нашего боя. Он может быть любым.
Когда маркграф решил прекратить мучения соперника, который, кажется, уже сам готов был взрезать себе кожу, чтобы, наконец, опустить меч и без сил рухнуть на траву, солнце уже скрылось за лесом. Нам пришлось подождать еще, пока слуги принесут и зажгут факелы по периметру площадки. В неровном свете, отбрасывающим странные гротескные тени, Стефан вышел в центр поля.
- Ну что, малыш, ты все-таки добрался до финала. И ты не боишься меня?
- Нет, - спокойно покачала я головой.
- Тогда да начнется бой!
Без предупреждения маркграф кинулся в атаку. Я отразила и первый его удар, и следующий, и еще десяток, пока не решила, что пора нападать самой.
Мы кружили по поляне, делая выпады, отступая и вновь бросаясь вперед. Со звоном сталкивались мечи, высекая искры. Дрожало и трещало пламя в факелах. Испуганно взвизгивали и прикрывали платочками губки прекрасные дамы. Резко выдыхали их спутники, когда очередной удар их сюзерена не достигал цели. Свистели и подбадривали не всегда цензурными междометиями крестьяне и слуги. Бой продолжался.
Стефан никак не мог пробить мою защиту. Мне в свою очередь не удавалось достать его, несмотря на все попытки. Он перекинул меч из правой руки в левую, чтобы получить преимущество – но я сделала то же самое и усмехнулась, заметив проблеск удивления в его глазах.
Победу в бою могла принести простая случайность, малейший промах, ошибка, на которую никто и не обратил бы внимания в иной ситуации. И она произошла. При отбивании очередного натиска Стефана каблук моего сапога зацепился за перепутанные стебли травы, какую-то выбоину в земле, не знаю, что… Но я упала, больно ударившись плечом. Меч отлетел куда-то в сторону. Бацинет свалился с головы, и по траве рассыпались длинные светлые волосы.
Победно вскрикнувший Стефан, уже занесший надо мной меч, чтобы оставить отметину, потрясенно замер. Я сжала губы, с отчаянием соображая, что делать.
Стефан мог оскорбиться тем, что с ним сражалась – и мало того, могла и победить! – женщина и просто убить меня. Даррен, конечно же, не допустит этого, но вот то, что последует за этим, не взялся бы предсказывать и великий Мерлин. В лучшем случае дело кончилось бы масштабной дракой с непредсказуемым количеством погибших и раненых. В худшем… на месте замка, окрестных деревень и поляны осталась бы выжженная пустошь.
Стефан с лязгом убрал меч в ножны и предложил мне руку, помогая подняться.
- Я и Крис ин Дагонхорст с честью сражались друг с другом, - громко произнес он. – Никто не может упрекнуть нас в обратном!
Гул среди не менее ошеломленных зрителей подтвердил его слова.
- Но я не могу поднять меч против прекрасной дамы! Пусть она, если желает, своей рукой нанесет мне последний удар.
Играя на публику, Стефан торжественно протянул мне свое оружие, опустился на колено и расстегнул сверху рубашку, картинно обнажая шею. Что же, у меня тоже есть свои принципы и честь. Я не могу посрамить предков Даррена, раз уж принадлежу к их роду. Он поймет и примет мой поступок.
Я взяла из рук маркграфа меч, поцеловала крестовину и опустила его.
- Мы сражались на равных, милорд. Я предлагаю признать это.
- Да будет так, - заключил Стефан и встал.
- Бой окончен! – возвестил герольд. Победителем не вышел никто!
- Наоборот, победителями остались оба: Стефан ам Цаггерхейм и Крис ин Дагонхорст, - поправил его маркграф и церемонно предложил мне руку. – Прошу, малыш…ка. Нас ждет праздничный пир, на котором я оглашу условия третьего тура.
Мы торжественно, рука об руку проследовали к воротам замка. За нами потянулись прочие прекрасные дамы со своими спутниками. Слуги, поварята и конюхи расходились по своим рабочим местам, оживленно обсуждая произошедшее. Легенда, начавшаяся вчера, сегодня только расширилась и дополнилась новыми подробностями.
Где-то позади остался Даррен, которого мне очень хотелось сейчас увидеть и понять, что, черт возьми, теперь нам делать и как себя вести.
- Так как тебя зовут по-настоящему, малышка? – поинтересовался Стефан, излишне крепко сжимая мою руку. Возможно, не давая мне сбежать.
- Крис ин Дагонхорст. Так меня звали с рождения. Мое полное имя – леди Кристейна ин Дагонхорст.
- И ты действительно седьмой ребенок… О дьявол, ты же так и сказала!
- Я ни сказала вам ни капли неправды, милорд. Я действительно седьмой ребенок в семье, и меня учили стрелять и держать в руках меч отец и братья. Отец, видимо, так привык, что у него рождаются одни мальчики, что не стал менять методы воспитания для девочки.
- Но твоя матушка? Разве она не возражала?
- Она умерла при родах, милорд.
Стефан изобразил положенную приличиями скорбную мину и продолжил допрос:
- И жажда приключений?
- Тоже истинная правда, милорд. Что еще может убедить юную девушку оставить отчий дом и ринуться в опасный и жестокий мир?
- Нежеланное замужество, к примеру, - хмыкнул маркграф. Я опустила голову, скрывая румянец. Он почти угадал. С той только разницей, что против замужества возражал как раз отец и братья, и я сбежала с Дарреном, отчаявшись убедить родных, что именно в нем состоит смысл моей жизни.
Стефан принял мое молчание за согласие с ним.
- Замужество не всегда бывает таким уж мерзким, - усмехнулся он и галантно провел меня в распахнутые двери замка.

Стол ломился от уставленных на нем яств. Фазаны, куропатки, гуси, цесарки и даже цапля с хохолком на голове, стоявшая на одной ноге по центру стола. Не знаю, будет ли ее кто-то есть – мне кажется, она совершенно несъедобна. Заячье рагу, тушеная оленина, запеченные медвежьи лапы, огромный вепрь, зажаренный целиком на вертеле – сверху сгоревший, внутри сырой. Соусы, подливки, соленые и свежие овощи, огромные караваи только что испеченного хлеба. Лился полноводными потоками эль и более крепкие напитки.
Лица прекрасных дам становились все розовее, губки все чаще приоткрывались в манящих улыбках в ответ на становящиеся все более откровенными комплименты кавалеров, которые, в свою очередь, все больше теряли понятие о приличиях. Негромкий смех сменился оглушительным гоготом. Кто-то из рыцарей уже рассказывал о своих подвигах, помогая себе полупустым кубком, ножом и куском жареной свинины. Кто-то маслеными глазами изучал суетящихся вокруг стола служанок. Кто-то откровенно храпел, опустив голову в тарелку с соусом.
Стефан гонял ножом по тарелке крохотную морковку, сваренную в сливках, и изучающе поглядывал на меня, сидящую по его правую руку. Я занималась примерно тем же, только вместо насилия над морковкой крошила на мелкие крошки ломоть хлеба.
- Ты ничего не ешь, малышка.
- Меня зовут Крис, милорд, – ровным голосом напомнила я.
- Хорошо, пусть так. Леди Кристейна, почему вы позволяете себе оскорблять мое гостеприимство, ничего не съев на пиру?
Не объяснять же маркграфу, что с некоторых пор я опасаюсь есть в домах малознакомых людей? Мало того, в некотором роде являющихся моим противником?
- Потому что я ничего не могу положить в рот от нервозности, - нашлась я. – Вы, милорд, так и не рассказали, что нас ожидает завтра.
- А вы, леди Кристейна, очень хотите заполучить это колечко? – Стефан вытянул вперед руку и полюбовался тем, как играет в гранях камня факельный свет.
- Дамам всегда нравятся драгоценности, - мило улыбнулась я.
- Действительно… Ты права, малышка. Мне тоже кажется, что уже пора. Еще немного – и рыцари просто свалятся на пол и захрапят вместе с собаками.
Стефан порывисто поднялся. На его движение мало кто обратил внимание, зато слова мгновенно заставили сидящих за длинными столами застыть, внимая речи сюзерена – кто с наколотым на нож куском мяса, кто с недонесенным до рта кубком, кто с оборванным на полуслове развесистым комплиментом, явно выходящим за рамки приличия.
- Мы совсем забыли, ради чего собрались здесь! – с отчетливо выраженным пафосом проговорил маркграф. Рыцари подобрались, выискивая в захмелевших головах капельку трезвого рассудка. Задремавший бедняга проснулся и осоловелыми глазами вперился в Стефана, всем своим видом выказывая готовность слушать и внимать. Однако услышали все совсем не то, что собирались.
- Вы все знаете, насколько опасны драконы! Насколько ненавистна людям мысль о том, что это чудовище живет неподалеку! Они пожирают наш скот, крадут наших девиц, чтобы потом… - Стефан картинно поморщился. – При прекрасных дамах я не могу даже намекнуть на то, чем они занимаются в темных и мрачных пещерах. Они жгут наши деревни просто ради своего удовольствия!
Слушая маркграфа, я все больше цепенела. К чему он клонит? Вроде бы Стефан должен был назвать условия третьего тура и распустить всех готовиться. Зачем эта длинная тирада о драконах, в которой нет ни слова правды? Ну кроме того, что люди действительно боятся их, наслушавшись подобных сказок. Моя семья всю жизнь жила по соседству с ними, и мы хорошо знакомы с привычками крылатых созданий.
- Одно их появление вводит в ужас всю округу! – вещал маркграф. – И недавно в наших краях заметили одного из этих монстров!
Он сделал паузу, ожидая реакции, которая не преминула последовать. Дамы вскрикнули и изобразили, что падают в обморок (предварительно проверив, что им есть на кого падать), рыцари насупили брови и начали разыскивать рукоять меча.
- Я вижу, что вы понимаете меня! – воскликнул Стефан. – Да, наша святая обязанность – избавить округу от чудовища, угрожающего жизням и благополучию простого народа! Лишь тот имеет полное право называться лучшим из лучших из лучших, кто победит страшную тварь. Лишь тот получит от меня это кольцо, - он еще раз вытянул вперед руку и показал всем сияние ледяно-голубого топаза, - кто предъявит мне голову дракона. Лишь этот рыцарь будет всю свою дальнейшую жизнь с честью носить титул победителя!
В хмельных головах некоторых участников турнира стали появляться зачатки здравомыслия.
- Но милорд, эту тварь можно искать до зимы и даже дольше! – заметил долговязый рыцарь.
- Нет, - гордо сообщил Стефан. – В нашей округе она может скрываться только в пещерах Орлиного Кряжа. Я прекрасно знаю эти места и сам возглавлю группу защитников жителей нашей округи от мерзопакостных монстров. Жду вас завтра на рассвете у ворот замка. Тот, кто опоздает, исключается из списков претендентов на приз и может отправляться домой.
Маркграф сел и залпом осушил кубок вина.
- Ты побледнела, малышка? – приподнял он бровь. – Тебе страшно? Огромное жуткое чудище – совсем не то, что играться с луком и стрелами, да?
Его ехидство помогло мне справиться с эмоциями.
- Нет, милорд. Просто я не ожидала, что третьим заданием станет охота на дракона. Никогда не слышала, чтобы подобное мероприятие встречалось на рыцарских турнирах.
- Но что же может быть благороднее, чем защита крестьян от летающих монстров? – издевательски усмехнулся Стефан. – Самое что ни на есть рыцарское занятие, и справиться с ним может только лучший. Я пойму, Крис, если не увижу тебя утром у ворот. И кстати – никаких оруженосцев. Это дело только для рыцарей.
- И никаких исключений даже для дамы? – улыбнулась я, старательно пряча неудовольствие. Хотя Даррен все равно не оставит меня одну, что бы там по этому поводу ни думал маркграф.
- Или ты дама, Кристейна, и тогда смирно сидишь в замке и ждешь моего триумфального возвращения. Или же ты – рыцарь, и тогда четко выполняешь установленные правила.
- Я рыцарь, милорд, - холодно произнесла я. – И завтра утром вы встретите меня у ворот замка. - Но Стефан что-то уловил в моем голосе.
- Что такое, малышка? Тебе так не хочется расставаться с этим пейзанином? Нет ли в этом чего-то большего, чем отношения рыцаря и его оруженосца? – настороженно прищурился он. Нужно было срочно спасать положение.
- Он мой молочный брат, милорд, и когда я сбежала из родного дома, дал обет никогда не расставаться со мной и оберегать.
- Ему или тебе придется делать выбор между обетом и вечной славой, - неприятно ухмыльнулся Стефан.
- Я уже сделала его, милорд. Утром я буду в той группе, которую вы поведете к логову дракона.
- До встречи, малышка. Но я пойму, если утром ты предпочтешь хорошенько выспаться, а не ехать навстречу опасности.

- Почему ты так перепугалась, любовь моя?
Даррен перебирал мои волосы, тесно прижимая к себе, и, несомненно, чувствовал мою дрожь.
- Конечно, я буду неподалеку от вас. Моя честь и любовь к тебе не позволит мне оставить жену наедине с маркграфом, имеющим на нее виды.
- Ты ошибаешься, - ошеломленно заявила я и слегка отстранилась, чтобы прояснить мысли. – И в первом случае, и во втором. Наедине со Стефаном я никак не могу остаться, поскольку с нами поедут еще три десятка рыцарей, которые послужат своего рода компаньонкой. Не могут же они сговориться все вместе, чтобы…
Я замолчала и еще сильнее вздрогнула. Даррен быстро притянул меня к себе.
- Даже не думай об этом. Во-первых, три десятка со Стефаном не поедет. Часть рыцарей лежит сейчас в лазарете после сегодняшних боев. К примеру, тот, которому ты перерезала артерию.
- Он хоть выжил?
- Выжил, – успокаивающе проговорил муж. – Ругается страшными словами и так и не верит до конца, что его уложила какая-то девчонка, которую любой ветерок с места сдуть может. О тебе уже складывают легенды, между прочим.
- Пусть, - тихо рассмеялась я. – Одной больше, одной меньше… Все равно в них ни слова правды.
- Так вот, возвращаясь к группе защитников простого народа. Еще часть рыцарей рассудит, что такое колечко можно найти в любом другом месте, а вечная слава может стать посмертной, и утром спокойно выспятся и поедут к себе домой. Третьи просто не смогут проснуться на рассвете, злоупотребив сегодня элем и крепкими напитками.
- Да, может быть… - задумалась я. – Некоторые вообще могут не понять, о чем там говорил милорд на пиру. Они уже были в таком состоянии, когда любые слова сливаются в шум.
- Не может быть, а точно, - наставительно произнес Даррен и поцеловал меня в кончик носа. – Не смей сомневаться в моих словах.
- Не буду, - выдохнула я, целуя его в ответ.
- Так вот, - закончил мой любимый, когда мы смогли оторваться друг от друга. - Я сильно удивлюсь, если завтра у ворот замка соберется больше пяти-семи рыцарей, включая тебя и Стефана. И запомни: я всегда буду рядом. Никто из них и пальцем до тебя не дотронется. Ты же веришь мне?
- Верю.
Но все же потеснее прижалась к мужу, чувствуя себя в безопасности в его надежных объятиях.
- А в чем втором ошибся я? – поинтересовался Даррен, возвращая меня в реальный мир. Я задумалась.
- А, в Стефане. Какие там виды? Он все время смотрел на меня как на блоху или там комара, которого можно прибить одним ударом. Какое влечение можно испытывать к женщине, одетой в мужскую одежду, с мечом в руках, растрепанной, грязной и усталой после целого дня сражений?
- Я уже сказал тебе – не смей сомневаться в моих словах, - с напускной серьезностью нахмурился Даррен. – Можно, и еще какое… Вспомни только, как мы познакомились. Так что уверяю тебя – милорд маркграф весьма заинтересован тобой как женщиной, так и как бойцом. И я абсолютно убежден, что к логову дракона вы выйдете только вдвоем.
- И как он избавится от остальных соперников? – озадачилась я.
- Могу только догадываться, - неохотно проговорил Даррен.

Этот вопрос мучил меня всю ночь и следующий день, проведенный в скачке по лесу. Даррен все же ошибся, хотя и ненамного – у ворот на рассвете собралось чуть больше десятка всадников, включавших и того долговязого рыцаря. Милорд, бодрый и свежий, лихо восседавший на мощном жеребце, с ехидной улыбкой подмигнул мне и, не сказав ни слова, исчез в рассветном сентябрьском тумане. Чтобы не отстать и не потеряться в незнакомом лесу, остальные рыцари – претенденты на голову дракона торопливо последовали за ним.
Маркграф с самого начала взял быстрый темп, не заботясь о том, смогут ли лошади участников турнира выдержать такую скорость. Часть рыцарей действительно или заблудилась, или же решила, что овчинка выделки не стоит, и повернула домой. Вечером к предгорьям Орлиного Кряжа добралось семь человек. Предполагалось, что мы заночуем здесь, а утром поднимемся в горы и там уже начнем исследовать пещеры в поисках дракона.
Кто-то умело разжег костер, над ним повесили котелок с прозрачной водой из протекающего рядом ручья, лошадям спутали ноги, и наступило время традиционных рассказов у костра. Вот только беседа как-то не клеилась. Я села в сторонке, чтобы не маячить у всех на глазах. Мужчины, рассевшиеся вокруг потрескивающего пламени, насупленно молчали, время от времени подбрасывая в него веточки. Один из них начищал меч, второй молился, возвышенно подняв глаза к небу, на котором разгорались бусинки звезд, третий методично втыкал нож в землю. Стефан, всем своим видом показывая, что в этом рейде он совсем не милорд, а один из рядовых участников, собственноручно бросил в котелок горсть сушеных трав и раздал всем припасенную еду – остатки запеченного мяса, хлеб и сыр. Я скептически осмотрела их и бросила в ближайшие кусты – пусть подберут местные мышки и ежики. А мне хватит и того, что положил в заплечный мешок Даррен.
- Милорд, - внезапно задал вопрос долговязый, покончив с ужином. – Откуда вы знаете, что дракон окажется в одной из тех пещер? И откуда он вообще взялся? Эти создания живут гораздо севернее, у нас их не встречали с полсотни лет, не меньше.
- Дракона видели несколько дней назад крестьяне одной подгорной деревушки, - оскорбленно процедил Стефан. – Они пришли ко мне накануне турнира и попросили избавить их от страшного чудовища. Я решил, что лучше всего поручить сие благое дело рыцарям, приехавшим сразиться между собой. Пусть они – то есть мы – воюют не друг с другом, а с настоящим опасным врагом. Только так можно выявить лучшего! – с жаром завершил он, гордо задрав подбородок. – И я уже сказал, что в наших местах дракону больше негде спрятаться, кроме как в пещерах Орлиного Кряжа. Только они достаточно велики, чтобы вместить чудовище.
- А какого он размера? – поинтересовался рыцарь, начищающий меч.
- Ярдов десять-двенадцать в длину, - небрежно кинул маркграф. Рыцари помолчали, видимо, прикидывая, что это за тварь и какого тогда размаха у него крылья.
- И как вы представляете себе, милорд, убиение сей твари? – вопросил молящийся. – Нас здесь семеро. Если мы нападем всем скопом, как определить, кто окажется победителем?
- Разумеется, тот, кто нанесет последний удар, - усмехнулся Стефан. – Поверьте мне, определение лучшего будет наименьшей нашей проблемой. Для начала дракона нужно убить. Поэтому предлагаю выпить подкрепляющего силы настоя и лечь спать. Завтра нас ждет великий день.
Настой из котелка разлили по кружкам, не обделив и меня. Я осторожно поднесла ее к носу и понюхала. Пахло мятой. Наверняка в настой входили и другие травы, но сильный аромат мяты перебивал все остальные. Ну и ладно, все равно я не буду его пить.
И жидкость из кружки отправилась туда же, куда и хлеб с мясом – под куст.
Рыцари понемногу расходились, укладывались и заворачивались в плащи, прячась от ночной прохлады и утренней росы. Я выждала, пока уляжется последний и воздух наполнится разномастным храпом, неслышно встала и направилась в лес.
- Куда ты, малышка? – донесся негромкий окрик Стефана. Дьявол бы побрал чертова маркграфа! Надеюсь, он не потащится за мной, чтобы защитить от возможных опасностей ночного леса?
- Иногда рыцарю приходится вспомнить, что он все-таки женщина, - туманно отозвалась я, надеясь, что такого объяснения маркграфу будет достаточно, и мне удастся обрести желаемое уединение. Видимо, Стефан правильно воспринял мои слова. Я двинулась дальше, постоянно останавливаясь и прислушиваясь, но никто за мной не шел.
За раскидистым орешником моей руки внезапно коснулось что-то горячее. Я подавила невольный вскрик, немедленно узнав теплые пальцы мужа.
- Даррен…
- Как и обещал, я всегда рядом с тобой, - прошептал на ухо знакомый голос.
- Даррен, так больше нельзя. Все зашло слишком далеко. Давай я просто утащу кольцо у Стефана, раз уж тебе мешают принципы и честь, и мы уйдем. Ни один из этих рыцарей больше никогда не увидит нас, и…
- Замолчи, Крис. – Моих губ коснулся горячий палец. – Мои предки закопаются еще на три ярда в скалы, если жена одного из их потомков станет воровкой. Ты уже с честью прошла два испытания. Ты лучше любого из этих рыцарей, и завтра к вечеру все закончится. И вот тогда мы с тобой покинем эти земли и больше никогда не вернемся сюда.
- Но Даррен, ты же слышал – они скопом ринутся на дракона! И…
Мне пришлось замолчать, потому что Даррен прижался к моим губам своими, и на какое-то время мир вокруг нас закрутился в цветном водовороте и исчез.
- Завтра к вечеру все закончится. Тебе нужно всего только подождать, - прошептал мне муж, когда мы вынужденно отстранились, жадно вдыхая воздух. – Тише!
Он замер, прислушиваясь.
- Сюда идут. И помни, я всегда с тобой!
Даррен растворился в ночи. Буквально через несколько мгновений рядом возник... ну, разумеется, Стефан.
- Что ты здесь делаешь, малышка? – с подозрением и почему-то удивлением осведомился он.
- Настраиваюсь на завтрашний бой, как учил меня отец, - не задумываясь, солгала я. – В темноте и уединении.
- Это уединение может быть не таким и уединенным, - заметил Стефан, изображая из себя благородного рыцаря, поставившего себе цель охранять прекрасную даму. – В лесу водятся дикие звери, а в горах летает дракон. Ваше свидание может состояться преждевременно и закончиться не в твою пользу. Лучше вернись к костру. Там, по крайней мере, есть еще шесть сильных мужчин, которые могут встать на твою защиту.
- Видимо, вы правы, милорд, - склонила я голову.
- Я отведу тебя, - тоном, не принимающим возражений, заявил маркграф, взял меня под руку и отвел в импровизированный лагерь. Я шла, не сопротивляясь, и размышляла над словами Даррена – действительно ли Стефан заинтересовался мною не только как рыцарем, но и как молодой красивой женщиной?
Возможно, что он и прав. Я чувствовала некое напряжение между нами – едва участившееся дыхание маркграфа, то, как он стремился идти ближе ко мне… Стефан не стал активно проявлять свои чувства, если таковые у него были – может быть, опасаясь свидетелей. Но, ложась спать, я демонстративно достала меч и положила его рядом с собой.

На рассвете меня разбудил шорох и позвякивание. Я открыла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть садящегося в седло Стефана, и окликнула его:
- Куда вы, милорд?
Он раздосадованно сплюнул и спешился.
- Я так и знал, что ты умнее всех этих олухов. Как тебе понравился вчерашний настой?
Он явно догадался обо всем, поэтому я не стала скрывать правду.
- Я его не пила.
Маркграф согласно кивнул.
- Поэтому ты и не спала ночью… Я так и подозревал, но убедился лишь сейчас.
Я бросила взгляд на недвижимо лежащие фигуры возле костра.
- Вы… милорд, вы отравили их?
- Да нет же, - презрительно поморщился он. – Зачем мне их травить? Они крепко спят и видят прекрасные сны, в которых побеждают драконов и получают руку прекрасных принцесс.
В этот момент один из рыцарей повернулся и громко всхрапнул.
- Вот видишь, - усмехнулся Стефан. – А в реальности все это получу я. Вставай, малышка. Нас ждет дракон.
Мне весьма не нравился огонек в его глазах и неприятная усмешка при словах о драконе. Даррен, несомненно, был где-то рядом, и я сама смогу за себя постоять, но очень не хочется доводить ситуацию до убийства местного лорда, по сути, не виноватого в событиях полусотлетней давности. Будь прокляты предки Даррена и их понятия о чести и благородстве! Лучше бы я стащила ночью проклятое кольцо, и сейчас мы с мужем были уже очень далеко, и мне не пришлось бы гадать, что еще затеял чертов маркграф.
Стефан нетерпеливо постукивал сапогом по траве, пока я быстро сворачивала плащ и седлала лошадь. Он еле дождался, пока я усядусь в седло, и направил своего жеребца вдоль отрога.
Я молча двинулась за ним. Какого беса вообще происходит? Чтобы добраться до пещер, нужно ехать в горы, а не мимо них! Но Стефан и не собирался поворачивать. Он уверенно ехал быстрой рысью вдоль отрога, время от времени оглядываясь и проверяя, не отстала ли я.
Прошло не меньше часа, прежде чем маркграф остановил коня и спрыгнул с него.
- Теперь я уверен, что нас никто не найдет. Иди ко мне, малышка. Нам нужно поговорить.
Он подошел ко мне, помог спрыгнуть на землю и властно провел рукой по волосам. Я непроизвольно отшатнулась и напряглась.
- Не стоит, малышка. Поверь, нас свела вместе судьба. Всевышний сам привел тебя в мои руки, зная, что только я смогу по достоинству оценить этот невзрачный алмаз и огранить его до восхитительного бриллианта.
- Я не понимаю вас, милорд, - предупреждающим тоном проговорила я. – Вы говорили про дракона и победу над ним…
- Дракон! – расхохотался Стефан. – Малышка, ты тоже поверила в него, как и те тупицы? Нет никакого дракона, их уже пятьдесят лет не видели в наших краях, и неизвестно, жив ли сейчас хоть один!
Я ошеломленно смотрела на маркграфа, только сейчас осознавая всю глубину его аферы. Ради того, чтобы получить славу победителя дракона и рыцарского турнира, он пошел на откровенную ложь и подлог.
Победить в двух обычных рыцарских состязаниях вполне реально для рыцаря с умениями Стефана стрелять и сражаться. Если бы не Даррен и его желание вернуть кольцо, если бы не мое появление на турнире, ему с легкостью удалось бы выполнить первый пункт. Впрочем, до финала маркграф дошел в обоих случаях, а второй тур не выиграл лишь потому, что проявил благородство, и в глазах общества он практически победитель. Остается самая малость – выиграть и третий тур.
Для этого нужно собрать отряд рыцарей для охоты на страшное чудовище – чтобы имелись свидетели подвига, вернее, стремления совершить подвиг. Усыпить их, чтобы потом обвинить в трусости, слабости или что там еще можно предъявить проспавшим рассвет мужчинам? И никто не будет слушать их сбивчивые объяснения – мол, никогда такого не случалось, сон словно бы придавил к земле, глаза невозможно было разлепить до обеда… Уехать одному, провести где-нибудь день-другой, а потом вернуться, осиянным славой победителя дракона. Ведь чудовище больше никто не увидел, правда? Значит, милорд убил его собственноручно, а что голову не принес – так это печальная случайность. Упала в горную реку, к примеру. Или разбита мечом до такой степени, что показать общественности нечего.
Милорду поверят – а с чего бы не поверить рыцарю, которому по определению положено быть честным и благородным? И проживет Стефан ам Цаггерхейм остаток своих дней, заслуженно купаясь в славе и обожании местных жителей, избавленных от чудовищной твари. И неважно, что дракона тот выдумал сам. Никто не видел летающего монстра, никто не жаловался на похищенный скот или украденную дочь. Никто не приходил и не умолял милорда накануне турнира уничтожить летающее страшилище – но об этом никто и не знает, кроме самого маркграфа.
Прекрасная махинация. Если бы не два обстоятельства.
Первое – конечно, Даррен и я, помешавшая милорду гордо считать себя лучшим стрелком и мечником в округе.
А второе – то, что драконы действительно существуют, и один из них сейчас находится где-то неподалеку.
- Ты все поняла, да, малышка? – Стефан приблизился ко мне и насильно поднял мой подбородок, заставляя смотреть в его глаза. – Дракона нет, это выдумка. Если бы не ты, никто и не узнал бы об этом. Но ведь ты тоже никому и ничего не расскажешь, правда?
- Отпусти меня, - сквозь зубы процедила я, силой высвобождаясь из его хватки.
- Ни за что, - покачал маркграф головой, властно проводя пальцами по моей щеке. – Я же говорил, нас вместе свела судьба. Я давно искал такую, как ты – сильную, ловкую, красивую. Ты станешь прекрасной женой мне, и мы проведем нашу долгую семейную жизнь, наслаждаясь обоюдным счастьем. Ты так хотела это колечко? Держи. Оно станет задатком моей любви.
Стефан сдернул с пальца кольцо и надел его мне на палец. Я вскользь полюбовалась ледяно-голубым топазом и резко отошла еще на шаг.
- Нет.
- Что значит «нет»? – искренне удивился Стефан. – Почему ты не хочешь стать моей женой?
- Потому что она уже замужем.
Я облегченно выдохнула – наконец-то появился Даррен. Пусть теперь он берет на себя объяснения с милордом маркграфом. Мне уже изрядно надоело общение со Стефаном. Я сделала все, что в моих силах. Теперь очередь мужа.
- Ты еще кто? – пораженно воскликнул маркграф, переводя взгляд мне за спину. – Малышка, только не говори, что ты по собственному желанию вышла замуж за этого верзилу! Ты достойна большего!
- Не смей оскорблять моего мужа, - ледяным тоном проговорила я. – Его род древнее твоего на много столетий, хотя ты вряд ли когда-нибудь слышал о семействе ин Драгонхорст.
Я выделила голосом непроизносимую до этого момента букву. Стефан нахмурился.
- Драгонхорст?.. И дракон на гербе… Но…
С шорохом раскрылись крылья дракона ледяно-голубого цвета. Даррен выгнул длинную шею, с презрением оглядел сверху вниз ошеломленного маркграфа и прицельно выпустил язычок пламени, спаливший кустик чертополоха. Крылья свернулись, тело дракона сжалось – и меня за плечи обнял крепкий светловолосый мужчина с золотыми глазами.
- Ты можешь возвращаться домой, милорд, - с непередаваемым презрением проговорил Даррен, - и рассказывать всем подряд, как убил дракона. Не сомневаюсь, ты сможешь придумать подходящую сказку. Они у тебя неплохо получаются.
- А вы… - запнулся Стефан.
- А мы вернемся домой. Мы получили все, что хотели, и ты не можешь сказать, что Крис не заслужила это кольцо. Она победила в двух турах и предъявила тебе голову дракона. Правда, она до сих пор находится на моих плечах.
- Она недолго останется там!
Глаза маркграфа вспыхнули безумным пламенем. Он выхватил меч и кинулся на Даррена. Я ощутила, как лицо обдало ветром, и обнаружила, что стою в десятке шагов от прежнего места.
У Стефана не имелось ни малейшего шанса. Да, он мог победить в бою на мечах любого - если дело касалось боя с обычным рыцарем. Даррен не просто так отказывался от участия в турнире. Дракон-оборотень обладал превосходным зрением – гораздо лучше человеческого, двигался намного быстрее и был значительно сильнее. Ему просто не нашлось бы равных среди людей, и Даррен, с его честью и благородством, считал это неприемлемым преимуществом. Я понимала и принимала его доводы, и поэтому согласилась выступить на турнире вместо него. Теперь Стефану предстояло осознать на собственном опыте, каково это – сражаться с драконом.
Три десятка рыцарей довольно легко справятся с ним. И семь рыцарей, при должной сноровке и согласованности могут убить одного дракона. Даже невероятно быстрое и сильное существо не в состоянии бить в несколько мест одновременно.
Но одиночка не сможет выстоять против дракона-оборотня даже в человеческой ипостаси.
Бой длился уже слишком долго – минут пять. На мой взгляд, Даррен специально злил Стефана, делая с ним то же самое, что маркграф творил на турнире. Мой муж подпускал его почти вплотную, давая поверить, что вот-вот, и меч милорда вонзится в плоть дракона. Но в самый последний момент неуловимым движением перемещался вбок, делая собственный выпад. Рубашка маркграфа превратилась в скопище ленточек и лоскутков, трепетавших и путающихся при каждом движении, но на траву не упало ни одной капли крови. Даррен строго следил за тем, чтобы не коснуться тела противника, и это доводило Стефана почти до безумия. Он с рычанием кидался на ненавистного соперника, но его рука падала в пустоту, над ухом раздавался свист, и еще один лоскуток дорогой ткани начинал развеваться на ветру.
- Даррен, дорогой! – позвала я мужа. – Хватит.
Еще один бросок Стефана, размытое движение Даррена… и маркграф оказался лежащим на траве, а острие меча упиралось ему в шею.
- Я видел, как ты подставил Крис подножку, - сквозь зубы проговорил муж. Я возмущенно ахнула – так вот почему моя нога подкосилась!
- Но ты поступил, как положено рыцарю, и не поднял на нее меча. Я не убью тебя. Всего лишь оставлю след на память.
Резкий свист, едва заметное человеческим глазом движение, пронзительный крик Стефана – и обнаженная грудь маркграфа украсилась тремя длинными кровоточащими ранами.
- Теперь тебе проще будет придумать легенду об убиении дракона, - пренебрежительно выплюнул Даррен. – Ведь ты не мог справиться с ним в одиночку и не получить ни единой царапины.
Маркграф цветисто и гневно выругался, поминая и Даррена, и всех его предков до седьмого колена, и даже хотел пройтись по моему адресу, но резко замолчал, когда кончик меча моего мужа уперся ему в горло.
- Выбирай выражения в обществе дамы, милорд, иначе останешься без языка, и тогда никто так и не узнает о твоих безмерных подвигах.
Глаза Стефана полыхнули яростью и страхом одновременно. Он едва заметно кивнул, опасаясь, что меч проткнет его горло.
- Хватит, Даррен, - попросила я. Муж повернул голову, и я увидела, каким пугающим огнем пылают его золотые глаза. – Оставь его. Мы получили все, что хотели. Кража не должна караться смертью, иначе твои предки зароются в скалы от позора за своего потомка.
- Кража? – непонимающе повторил Стефан, успевший отодвинуться так, что меч больше не упирался в его кожу. – Что за кража? Вы обвиняете меня в воровстве?
- Откуда у тебя это кольцо? – ровным голосом поинтересовался в ответ Даррен. Взгляд Стефана упал на мою руку.
- Досталось в наследство от деда, - непонимающе проговорил маркграф, так и не решающийся подняться с земли. – Он говорил, что вещь редкая и ценная. Вряд ли на континенте найдется второе такое. Я выставил его в качестве приза, чтобы никто не мог назвать маркграфа ам Цаггерхейма скрягой.
- Но при этом и не собирался расставаться с ним, - презрительно рассмеялся Даррен, - сделав все, чтобы победить на устроенном тобой же турнире. Истинный внук своего деда, который украл эту действительно ценную и уникальную драгоценность у моего отца.
Еле заметная дымка, и Даррен возник рядом со мной. Он взял мою руку, где в лучах сентябрьского солнца сиял ледяно-голубой топаз, и коснулся ее горячими губами.
- Теперь оно как раз там, где и должно быть с самого начала нашего знакомства, - тихо проговорил муж. Ярость в его золотых глазах сменилась любовью и нежностью.
- Кольцо? – пораженно прохрипел лежащий на земле Стефан. – Так это все всего лишь из-за дрянного колечка?
- Ценной и уникальной драгоценности, по твоим же словам, милорд. Мне кажется, возвращение семейной реликвии – это неплохая причина для того, чтобы немного развлечься в обществе рыцарей, правда, дорогая?
Даррен подмигнул мне.
- Конечно, милый, - со смехом проворковала я. – Но забава слегка затянулась. Нам пора домой.
- Я тоже так думаю, - уже серьезно согласился муж.
С шорохом раскрылись крылья. Я с удовольствием заняла привычное место на спине Даррена, прижавшись к его мощной шее. Мгновение – и мы оказались в воздухе, подвластные лишь ветру.
Стефан, в бессильной ярости сжимая кулаки, смотрел с земли, как теряется в бледном осеннем небе светло-голубая крылатая тень.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/305-36957-1#3403175
Категория: Свободное творчество | Добавил: amberit (23.02.2022)
Просмотров: 1013 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 6
0
6 sova-1010   (17.05.2022 19:53) [Материал]
Дивный фэнтези-рассказ! Крис и Даррен идеально подходят друг другу. Да простит меня автор, но что Даррен дракон я догадалась практически сразу. И ехидно посмеивалась над всеми остальными персонажами. Даже подумала, а не про него ли говорили крестьяне, пришедшие в замок с рассказом о страшной твари в небе. Конечно, в то, что он там что-то пожег или кого-то украл я не поверила. Списала на то, что у страха глаза велики. Да и если не приукрасить рассказ жуткими подробностями, то кто ж поедет с драконом воевать? В общем для меня основной интригой будет когда и как проявится "кто у нас муж"! biggrin
Спасибо за историю!

0
5 Galactica   (30.04.2022 16:44) [Материал]
Хорошая сказка, да еще и про дракона, к которым я питаю отдельную симпатию) Спасибо Автору и удачи!

0
4 Танюш8883   (30.04.2022 15:16) [Материал]
Отличная сказка с неожиданным поворотом сюжета. Понравилось детальное описание рыцарского снаряжения и боя. Спасибо за историю)

0
3 Валлери   (28.04.2022 20:35) [Материал]
Очень понравилась история! Такая боевая девица, вся под стать своему мужу, который тоже оказался с непростым секретом) А я все ломала себе голову, как так он жену отправил сражаться, а сам смотрит? Интрига удалась biggrin
Спасибо за красочную сказку и удачи в конкурсе!

0
2 Marishelь   (14.03.2022 23:12) [Материал]
Ух ты! Обожаю такие сказки, где и сражения, и любовь, а здесь ещё и дракон-оборотень. Читается - не оторваться! Спасибо за чудесную историю!

0
1 Ig56   (26.02.2022 19:44) [Материал]
Увлекательная история и читается легко. Удачи в конкурсе!