Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [13]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4803]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15093]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14315]
Альтернатива [8988]
СЛЭШ и НЦ [8923]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4347]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за апрель

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Джек на Луне
Короче, голову под кран воткнул. Вроде помогло, улеглись антенны. Руку сую за бумажными полотенцами – а нет их! Нормально, да? На футболку обтекаю, иду в кабинку за бумагой. Ну хоть эта есть! Вытираю шею, и тут закатываются ребята, вроде из нашего класса. Матиас рыжий, тот самый козел встрепанный, его вроде училка Брианом называла, и еще качок, сгусток тестостерона с темным пушком над верхней губо...

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Крылья смерти и любви
Это была не Ее жизнь, но другой она не знала. Это была не Его война, но он продолжал сражаться. Когда-нибудь все это должно было закончиться. Так или иначе…

Кофе по-исландски
У него пряди светлые – у меня в тон темного шоколада. Его глаза точь-в-точь изумрудный оттенок мха острова, а мои – воплощение коричнево-красноватых земель. Триггви большой – как вулканические скалы, а мне бы дотянуть до высоты пирамид из камешков, которыми указывали путь странникам в густом тумане. Рейкьявик и Стамбул. Лед и пламень. Мы вместе, и это мое самое невероятное путешествие.

Метель одиночества
Немного грустная сказка о первой любви



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15561
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Хаос. Глава одинадцатая. Они все - СЕМЬЯ!

2019-5-25
4
0
Я сидела на крыльце дома и пила холодный чай. Только чай, и именно этот его вид и помогал мне справляться со здешней жарой. Черный, очень крепкий, без сахара и с легким персиковым вкусом. Это особенный чай, который заваривал мне отец, и я всегда старалась воспроизводить его в точности с особенным рецептом. Каждый раз это срабатывало, и я остывала и просто наслаждалась солнцем. Хотя я и привыкла к высоким температурам, сейчас этот воздух чем-то меня изматывал. Я смотрела куда-то вдаль, на чертовых страусов и кенгуру, но и их, казалось, не замечала. Австралия всегда казалась мне забавной, и, наверное, именно поэтому в эту страну я и уехала учиться на целый год, когда мне выпала возможность попасть в программу по обмену студентами. И о таком своем выборе я ни разу не пожалела.

Я жила на довольно большой ферме неподалеку от Сиднея. Семья, в которую меня поселили, занималась тем, что разводила скот. Они оказались чертовски богатыми и уважаемыми людьми в этих краях, и я долго не могла понять, зачем им все это, и так и не поняла до конца, почему именно приютом для студентов они отдают свой долг отечеству, а самим учащимся одну из лучших спален в своем огромном двухэтажном доме. Еще у них был сын, Оливер, худой симпатичный блондин с голубыми глазами, такой, каких изображают на календарях и буклетах курортов в обнимку с доской для серфинга. На год старше меня, он не упускал ни единой возможности сделать мне какую-нибудь пакость, начиная с безобидных, по его мнению, змей в моей комнате до организации мне свиданий с его «дружками». Но все это были шутки, и я отвечала ему тем же, кроме того, что каждое совершенное дело он обсуждал с моим кузеном Марко, который, как я думаю, и был зачинщиком грязных делишек. Тем не менее, за то время, что я провела там, Оливер стал мне еще одним братом, заботящимся и поддерживающим, добрым и верным, и я была горда знать такого человека, как он.
Сделав глоток, я подняла голову. К дому, поднимая клубы пыли, на огромной скорости мчался красный джип с открытым верхом, похожий на те, на которых ездят на сафари, хотя и здесь их явно используют и для этого. Машина сделала резкий, я бы сказала, профессиональный занос и остановилась практически у крыльца, оставляя на траве борозды от широких протекторов. К счастью, Ава, мать Оливера, не видела то, что ее сын делает с травой у дома. Я сделала очередной глоток. Из машины, громко улыбаясь и что-то обсуждая, вывалилось три парня, которые, толкая друг друга явно в затеянном шуточном споре, направились ко мне.
- Сестренка, ты почему еще не собрана? – разглядывая мой явно не пляжный вид, пробубнил Марко. – Доски натерты, волны как по заказу… мы же договаривались посерфить!
- Все ждет только тебя, наша королева, - рассмеялся Оливер, который уже был явно осведомлен об информации, которую, похоже, я не знала.
- Да-да, Фрэнки, поднимай свою упругую задницу, и пошли покорять волны, - практически пропел последнее слово Тобиас, изображая руками некую «волну», а затем принялся отнимать у меня чашку.
- Эй, пусти, - рассмеялась я, не отдавая свое питье, и покосилась на парней, - у меня без аргументов, да?
- Конечно, - запрыгивая на деревянный поручень террасы, бросил Оливер, и парни тут же дружно рассмеялись.
- Ладно-ладно, - наконец-то отдавая Тобиасу чашку, в защитном жесте подняла руки я, - только переоденусь и возьму вещи.
- Только давай не как тогда, - Марко сел на ступеньки и посмотрел на Тобиаса, который, допив мой чай, показывал другу пустую чашку, - и Фрэнки… захвати из холодильника чай.
- Идите в машину, я скоро буду, - рассмеялась я и, минуя преграды в виде ног и рук парней, которые практически заполонили не такую уж и большую террасу, вошла в дом.

Атмосфера как-то резко поменялась, и по спине прошел легкий холодок. Я вдохнула полной грудью, чувствуя аромат лазаньи и специй, от которых желудок свело диким ощущением голода. Я давно не ела, и этот аромат, точно такой, как в детстве, словно под каким-то гипнозом потянул меня на кухню. Откусить хотя бы кусочек, пока парни меня ждут. Я снова вдохнула и почувствовала, как рот наполняется слюной. Это был не просто вызывающий желание есть аромат. Этот запах был особенным. Старинный рецепт бабушкиной лазаньи, которую тайком от мамы готовил папа, чтобы порадовать ее, когда она придет с работы.
Когда я вошла на кухню, папа как раз доставал огромную форму с ароматным блюдом из духовки, не замечая меня.
- Как же я соскучилась по твоей готовке, - глотая слюну и вдыхая насыщенный аромат блюда, произнесла я.
- Франческа, - зло произнес отец, поворачиваясь ко мне, все еще сжимая лазанью руками в огромных прихватках, - ты чего еще здесь? Иди уже, ребята заждались!
- Ну, хоть кусочек, пап, - жалобно протянула я, зная, что на отца это действует беспрекословно, и оказалась права, ведь от улыбки, в которой медленно растянулись его губы, на лице возникли маленькие морщинки.
- Еще не время, милая… еще рано…

***


Все поблекло. Как гром среди ясного неба, тело пронзила адская боль, и, казалось, я закричала, но звука так и не последовало. Я пыталась моргать, перед глазами что-то мелькало, но четко увидеть хоть что-то мне так и не удавалось. Мой рай растаял в одно мгновение, возвращая меня в чертову реальность, заменяя все хорошее темнотой и болью. Попытки пошевелиться являлись жалкими, а еще были чем-то ограничены. Я что, связана? Я снова дернулась, и в этот раз успеха оказалось больше, или это мне так просто показалось. Слух начал резать противный пикающий звук, а темнота перед глазами стала сменяться ярким светом. Я приходила в себя.
На стуле возле меня сидел Ник, но все его внимание было приковано ко входу в палату, где в щели приоткрытой двери можно было увидеть, как в коридоре стояли и о чем-то спорили пара мужчин, одним из которых был дядя. Я посмотрела на свои руки, на трубки вокруг, странные стены, белые лампы… я находилась в больнице. Попытки что-то вспомнить приносили странную боль, но, боясь снова закрыть глаза и тем самым опять погрузиться в темноту, я все же сделала это в попытке вспомнить хоть что-то и свести события воедино. И мне это практически удалось. Авария…
Я попыталась заговорить, но ощутила лишь сухие губы и дикую раздирающую боль в горле. Старания прокашляться принесли мне страдания, но я все же смогла заговорить, хотя мой голос и походил на голос дряблой старухи.
- Где… где Тобиас? – прохрипела я.
Не понимая, Ник повернул голову ко мне, а когда понял, что я смотрю на него, сорвался на ноги и навис надо мной. Его лицо озарила счастливая улыбка, и в порыве несвойственных для него эмоций он провел тыльной стороной ладони по моей щеке.
- Фрэн, ты проснулась, - нежно и заботливо, улыбаясь, пропел он. – Сейчас, милая, я позову врача.
- Стой, - на этот раз мой голос хоть и оставался хриплым, но стал более уверенным, и я попыталась схватить Ника за руку, которой он опирался на кровать, - Тоби?
Но Ник словно подвис на мгновение, а затем выпрямился, по-прежнему игнорируя мой вопрос и избегая ответа.
- Я сейчас, - вздохнул он и, развернувшись, покинул палату, оставляя меня наедине с собой и отвратительным звуком работающей аппаратуры для поддержания жизнедеятельности. Но долго быть одной мне не дали. Шум и споры за дверью сменились тишиной, и в палату вошел дядя. На его лице было невероятное количество боли, и в попытке обмануть меня улыбкой он прогонял свои слезы.
- О, милая, - подойдя к кровати, улыбнулся он и взял меня за руку. Его ладонь была чертовски холодная, и я ощутила странную дрожь. Но дядя никогда не покажет своей слабости, и я просто приняла этот жест, который, наверное, больше был нужен ему, чем мне.
- Крестный, где Тобиас? – повторила интересующий меня вопрос я. – Почему Ник избегает ответов? Он… он что..?
- Нет, Франческа, с ним все хорошо, - дядя поглаживал мою руку в успокаивающем жесте и опустился на стул, на котором совсем недавно сидел Ник. – Просто Тобиас и Ник немного повздорили.
- Дядя, ты знаешь, кто это был? – спросила я, и, клянусь, он знал, но, похоже, если я девушка, то не достойна знать всю информацию, и почему-то все только и делают, что меня защищают. Боюсь, они опоздали с этой ответственной миссией.
- Дочка, мы поговорим об этом позже, обещаю тебе, - вздохнул дядя. – Отдыхай и набирайся сил.
- Но я… я хочу знать…
Странное ощущение невесомости подбиралось ко мне все ближе. Складывалось ощущение, что я практически теряю сознание между словами, а мое тело и вовсе меня не слушается и я не в силах снова пошевелиться. Но ведь все обошлось? Я же чувствовала руки и ноги совсем недавно.
Звук двери, которую захлопнула вошедшая медсестра, показался мне чертовски сильным, и я поморщилась.
- Сеньор, мне нужно ввести лекарства, - улыбнулась женщина в белом халате, словно отчитываясь перед моим дядей, прежде чем вскрыла парочку ампул и ввела прозрачное содержимое шприца в капельницу.
- Не над-о… - не успела договорить я, как темнота уже полностью захватила меня.

Это неопределенное состояние, казалось, убивало меня. Я не знаю, сколько времени я провела, то просыпаясь, то засыпая. Я видела свет и тут же проваливалась обратно в кромешную темноту. Слышала голоса, которые сменялись полной гробовой тишиной, от которой становилось не по себе. Но больше ни разу не видела папу. Мне даже не снились сны. Совсем никакие.
Я открыла глаза, едва не крича от дикой головной боли. За окном было светло, приоткрытые болтающиеся занавески говорили о том, что в палату поступает свежий воздух, но дышать мне было нечем. И не только из-за травм или спертого воздуха в этой комнате. Нет. Я задыхалась от голоса человека, который, беспрекословно требуя исполнять его приказы, громко говорил прямо за закрытой дверью. Я слышала не все, но того, что слышала, мне было вполне достаточно. Это был Сэм. И он не принимал отказов или отрицания его действий.
- Я увожу ее… и точка, - дверная ручка дернулась, и в приоткрытой двери показался силуэт.
- Это не тебе решать, - раздраженно бросил Тобиас, и одновременно с открывающейся, впускающей Сэма внутрь дверью, я услышала удаляющиеся шаги. Да, черт возьми, мне было страшно. Но, в то же время мне было чертовски спокойно, ведь Тобиас жив, в порядке, и я наконец-то услышала его голос впервые за это время.
Сэм закрыл дверь и, сунув руки в карманы, как всегда, идеально сидевших на нем брюк, ухмыльнулся. Я же села на кровати, понимая, что все движения даются сегодня мне довольно легко. Не знаю, страх это, адреналин или действие лекарств, но, клянусь, я была готова удрать отсюда подальше и побыстрее. На тумбочке рядом с кроватью лежал мой сотовый. Три дня! Три чертовых дня прошли для меня в состоянии прострации.
- Все намного лучше, чем могло бы быть, - мягко произнес Сэм и, бросив пиджак на спинку стоящего в углу стула, подошел ко мне, но я ловко вывернулась, избегая его внимания, и посмотрела на себя. Цветастая, не свойственная блеклым больничным одеждам рубашка, пара десятков синяков, которые уже практически сошли, разодранные и практически зажившие коленки, гипс на левой руке. Как вообще может быть возможно, чтобы я не помнила абсолютно ничего о проведенном здесь времени? На дальней стене висело зеркало, но я была практически привязана к кровати проводами от датчиков, которые и начала срывать с себя, сев в кровати. И лишь когда я вырвала из вены иголку от капельницы, отчего практически простонала от боли и поморщилась, только тогда посмотрела на Сэма, который по-прежнему стоял посреди палаты. – Просто трещина.
- Сколько заботы, - поднимаясь во весь рост, съязвила я. – Где моя одежда?
Ждать чего-то не было никакого смысла, и в попытке подойти к стенному шкафу я явно переоценила свои силы и, лишь сделав шаг, поняла, что их у меня вообще нет, и что остатки пошли на то, чтобы выпутаться из чертовых датчиков, и едва успела схватиться за край кровати, так как пошатнулась и всем телом стала просто приближаться к земле. Тело было словно не мое, но Сэм ловко вытянул свои руки и подхватил меня, заключая в свои когда-то кажущиеся мне нежными объятия. Мне хотелось верить, что эта нежность существует и сейчас, но все, что между нами было, напрочь убило все светлое в наших отношениях, оставляя после себя только смерть и разруху.
- Полегче, милая, ты прилично ударилась головой и пробыла в отключке не один день, - крепко держа меня в своих объятиях, прошептал Сэм, словно наслаждаясь моей беспомощностью, - тебя может шатать, так что давай без резких движений.
- Зачем ты приехал? – сухо бросила я, поднимая голову, чтобы посмотреть в его глаза.
- Ты моя жена, и я приехал забрать тебя домой, - ухмыльнулся Сэм. – Каникулы закончились.
- Я никуда не поеду, - попыталась вывернуться я, но Сэм лишь громко рассмеялся.
- Тебя никто не спрашивает, - прошептал мне в волосы он и отпустил, усаживая на кровать. – Я за кофе. Тебе взять?
Сэм вышел, когда я утвердительно кивнула, и как только дверь закрылась, я повторила свою попытку подняться на ноги. Второй раз оказался более удачной, и, придерживаясь за имеющуюся мебель, я кое-как добралась до стенного шкафа. На вешалках висели мои вещи, к удивлению, чистые и приятно пахнущие, и… не те, в которых меня сюда доставили. Стянув все, я пошла обратно к кровати, где и принялась одеваться, едва игнорируя странную головную боль. Но когда, облачившись в джинсы, кофту и куртку, я снова поднялась, то очередной приступ головокружения заставил меня согнуться практически пополам и схватиться руками за поручни кровати.
- О, черт, - прошипела я.
- Сеньора, вам нельзя вставать, - спустя буквально несколько секунда в палату влетела медсестра, и я поняла, что зацепила кнопку экстренного вызова медперсонала, - только постельный режим.
- Простите, но не сегодня, - пробормотала я, отмахиваясь от ее рук и такой ненужной мне заботы, и посмотрела на девушку, - есть что-нибудь от головы?
Но все, что я получила в ответ, это испуганные глаза и попытки уложить меня в кровать, в которую я не была намерена возвращаться.
- Понятно, - застегивая молнию, кивнула я, - тогда найду сама.
Пытаясь сохранять равновесие, я покинула палату, рукой придерживаясь за стену, и едва сделала несколько шагов, как наткнулась на парочку увесистых ребят, дежурящих в коридоре. Один из них ловко подскочил ко мне, пока другой принялся кому-то очень и очень срочно звонить.
- Охрана? – покосилась на него я и улыбнулась. – Мило.
- Вы куда? – следовал за мной по пятам мужчина, пока я и сама не знала, куда иду. Я хотела просто убраться подальше от проклятой больницы, от Сэма и вообще от всех вокруг.
- Сеньора…
- Я просто иду искать что-нибудь от головной боли… от дикой головной боли, - промямлила я, а еще я намерена разыскать того, кто решил поиграть со мной в «догони и подбей». Это все не просто так, и, возможно, в глубине души я знаю, что это все из-за того, что хочу я знать гораздо больше того, что мне уже известно, сую нос, куда не следует, и защищаю свои виноградники. И, клянусь, я узнаю, кто это сделал, и прострелю ублюдку обе ноги, и буду смотреть, как он истекает чертовой кровью, потому что я никому не позволю заставлять меня чувствовать себя неуютно.
- Немедленно вернись в палату, - перегородил мне дорогу Тобиас, возникнув передо мной, едва я свернула за угол больничного крыла. Я улыбнулась. Моему счастью не было предела, ведь теперь мне было на все сто процентов ясно, что он жив, здоров и все еще рядом.
- Еще один мой мужчина, который решил мною покомандовать? – промурлыкала сквозь улыбку я.
И это было так. Как всегда, я собрала вокруг себя слишком много мужчин, но я не намерена стоять и смотреть на то, как они изрешетят себя пулями ради меня или из-за меня.
- Фрэнки, - делая шаг ко мне, зло рявкнул Тобиас, - мы все еще не знаем, кто на нас охотится. Разгуливать без охраны небезопасно. Так что будь так добра, вернись, пожалуйста, в свою палату.
Господи, Тоби, ты реально не знаешь, кто это был? Да даже я со своей подбитой головой и сотрясением отлично понимаю, кому именно не понравилось то, что его парней с позором выкинули из дома. Только один человек в этих краях решился бы на такие действия.
- К черту палату, я знаю, кто это был, - наконец-то увидев то, что мне так нужно, оттолкнула Тобиаса я. Через десять метров от нас находились смотровые, где я однозначно достану себе обезболивающее.
- Нет, не знаешь, - резанул сознание голос Сэма, и, повернув голову, я увидела, как он быстрым шагом направляется к нам, по дороге выбрасывая дымящийся кофе и доставая из кобуры пистолет, который был крепко зажат в сильной ладони и направлен в пол. Тобиас напрягся, ведь все действительно выглядело так, словно Сэм вот-вот засадит Росси несколько пуль прямо в лоб, но охранники, шагающие за Сэмом, очень быстро опровергли все мои догадки.
- Это что, розыгрыш? – бросила я, не понимая, что вообще происходит, и когда Сэм толкнул меня практически в руки Тобиаса, то прожег меня взглядом.
- Помнишь того, кто охотился за тобой в Чикаго, Франческа? – выдохнул Сэм и, крепко схватив меня за подбородок двумя пальцами, повернул мою голову в сторону стойки медсестры. Я застыла. Там, мило воркуя с одной из девушек в милой униформе, стоял один из прихвостней агента Ферсона, которому я прострелила ногу, и который никак не оставит меня в покое. Клянусь, изначально я думала, что их прислал Сэм, даже после того, как он вытащил меня из той передряги. И вот теперь снова: стоило появиться моему мужу, и он тоже тут как тут. Но здравый рассудок убивал фантазию, напоминая, что Сэму незачем нанимать парней со стороны, если он и сам отлично может пустить мне пулю в лоб.
- Ты, мать твою, разучился заметать свои чертовы следы, - прошипела я Сэму и хотела сделать шаг к нему, но Тобиас крепко держал меня в своих руках.
Сэм зло смотрел на меня, прожигая чертовы дыры, и, клянусь, он был готов схватить меня за шею и наслаждаться тем, как синеет мое лицо, пока нужный кислород в достаточном количестве не попадает в мою кровь. Но, похоже, все мужчины, окружающие меня, сейчас хотели только одного – моей целостности и безопасности, а все личные игры можно было оставить и на потом.
- Пусти, - рявкнула я Тоби и сделала шаг к Сэму, зная, что в его силах разрешить ситуацию без лишней стрельбы. – Милый, пусть будет так, чтобы он просто пропал без вести… пожалуйста.
Да, действовать милыми повадками на Сэма всегда было чертовски легко, но, похоже, все то время, что мы провели порознь, отдалило нас друг от друга, о чем говорило удивление на его лице. Но это все-таки сработало.
- Я разберусь, а потом мы поговорим, - сухо выплюнул Сэм. – Росси, уведи ее отсюда.
Сэм покосился на здоровяка, которому, похоже, уже выложили, в какой палате я должна быть, и, кивнув, Тобиас, без всяких слов схватил меня в охапку и потянул за угол длинного коридора. Будучи в эпицентре происходящего, я поняла одну вещь: неважно, где я, с кем и что делаю, я всегда буду мишенью, потому что ношу фамилию Морта.
- Эй, все, хватит, пусти меня, - зло закричала я, вырываясь из рук Тобиаса, когда мы уже прилично скрылись из глаз. Атмосфера накалялась, и между нами в том числе. Три дня небольшой срок, но я их, черт возьми, пропустила и не знаю, что происходит за этими гребаными стенами. Пока у меня нет информации, я словно слепой, идущий по шумной автостраде в надежде, что вот-вот найдется тротуар, а до того его не собьют. Но даже без сведений, которые я явно накопаю и без чьей-либо помощи, я все равно твердо знаю, кто за всем этим стоит.
- Это были люди Молинари, - вырываясь, рявкнула я, и Тобиас наконец-то меня отпустил. Я пошатнулась и подперла стенку, восстанавливая дыхание и понимая, что теперь мы не одни. Один из охранников, стоявших у моей палаты, все это время следовал за нами и теперь, услышав довольно значимое в этих местах имя, посмотрел на Росси в надежде, что тот скажет, что я сумасшедшая.
- У тебя должны быть железные доказательства, Фрэнки, - запустив пятерню в волосы, тяжело вздохнул Тобиас, - такие обвинения просто так на ветер не бросают!
- Я знаю, что говорю…

В одно мгновение мне стало не по себе. К горлу подкатил огромный ком, воздуха не хватало, перед глазами все поплыло, а ноги оказались ватными. Я… отключалась, но изо всех сил старалась удержать связь с реальностью, что мне не очень-то хорошо и удавалось, и поэтому уже в следующее мгновение я стала сползать вниз, вытирая спиной больничную стену.
- Фрэн?! Фрэнки?! – пытался привести меня в чувство Тобиас, и его голос был для меня подобно маятнику, который удерживал меня в сознании, пока мой мозг, испытывая дикие импульсы вспышек света и пронзающей боли, казалось, существовал отдельно от тела. Я попыталась обхватить голову руками, но они совсем меня не слушались, и только холодный пол, на котором я сидела, понемногу возвращал меня в реальность.
- Черт, да что же это за хрень, - закрыв глаза и откинув голову на стену, прошипела я.
- Фрэн? – взывал ко мне Тобиас, но я понимала, что все происходит не просто так. Я, черт подери, просто кому-то мешаю проворачивать свои грязные делишки. Я приехала чертовски невовремя и нарушила все планы человеку, у которого совсем скоро все, клянусь, отниму.
- Они – семья, - открывая глаза, прохрипела я.
- Что? – непонимающе посмотрел на меня Тобиас. – Пошли, найдем врача.
- Нет, - наконец-то восстанавливая зрительный контакт с Росси, завертела головой я. – Нужно убираться отсюда. В мой дом.
- Ты с ума сошла? – Тобиас взирал на меня, как на психически больную, но я знала, что делаю. Мой дом – это единственное место, где сегодня меня не будут искать. Возможно, они обойдут все: дом Николаса, дом Стражи, все дома Стражи, но никто не будет искать меня там.
- Нет, я прекрасно себя чувствую, разве что за исключением дикой головной боли, - съязвила я и схватила его за руку. – Они все семья, Тобиас. Молинари… Бьянка… семья!




Бета: vsthem(Бета-клуб)


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-16303-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Only_Platinum (22.04.2019) | Автор: Only_Platinum
Просмотров: 405


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями