Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1656]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4724]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2381]
Все люди [14974]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14220]
Альтернатива [8966]
СЛЭШ и НЦ [8786]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4336]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Котенок1313
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Второй шанс
Эдвард оставил Беллу несколько лет назад, и боль давно уже не терзает ее, как прежде. Пока однажды перед ней не появляется Элис с шокирующими известиями, способными вновь перевернуть ее мир.
Рождественская альтернатива. Мини. Завершен.

Корзинка Смешинок
Эдвард-паук, Джейкоб-хот-дог и Белла-фритюрница, что может быть забавнее в мире Сумерек? Вас ожидает аццкий замес юмористических мини-историй в сборнике переводов от yMeJIo4Ka, заходите и поднимите себе настроение!
Драбблы,юмор, завершены.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Moonrise/Лунный восход
Сумерки с точки зрения Элис Каллен.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Лунная радуга
Элис достаточно ясно дала мне понять: другого выбора не осталось. Но я готова... по крайней мере, надеюсь на это. Я вернусь, настолько далеко, насколько потребуется. Клянусь, я переиграю судьбу, вырву для нашей истории иной конец, и на этот раз - длиною в вечность.

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, ирония судьбы забрасывает Беллу в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Его Роз
Два одиноких человека находят друг друга.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13492
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Если ты этого хочешь... Глава 9. Жажда

2018-11-13
17
0
Глава 9. Жажда
POV Белла


Прошло целых три месяца, как я стала Беллой Вольтури – немалый срок! - а я все еще не знала, как к этому отношусь. То ли это, чего я добивалась на самом деле? Да, я стала бессмертной, хотела этого ради того, чтобы быть с Эдвардом. Я не могла пожалеть о принятом решении в этом смысле. Но хотела ли я стать монстром? Думала ли, что мне не избежать участи превращения в убийцу? В глубине души я была уверена, что стану такой же, как Каллены. Но не рассчитывала, что окажусь привязана к замку, из которого нет выхода.

Теоретически никто не удерживал меня силой. Но я не могла пройти по городу так, чтобы люди оставались в безопасности. За убийство в черте города вампира карали смертной казнью. Да я и не хотела, чтобы невинные жители Вольтерры пострадали. Что я несу? Как будто люди, которых приводила Хайди, чем-то отличаются от других!

Я не хотела никого убивать! Как же так случилось, что я убивала?

Спустя неделю после того, как впервые побывала на пиру Вольтури, я стала чувствовать себя некомфортно. Жажда вернулась, и оказалась даже сильнее, чем в первый день после перерождения. Может, это потому, что тогда я была ошеломлена новыми впечатлениями и легко отвлекалась? Или, скорее всего, это потому, что тогда я не ведала вкуса крови. Не знала, каково это – когда горячая, восхитительная, пьянящая жидкость струится по горлу, наполняя все тело жизненной силой и принося ни с чем несравнимое наслаждение, перед которым невозможно устоять.

На восьмой день я могла думать только о крови. Представляла ее, вспоминая то чувство насыщения и облегчения от мук, которые она дарила. Пыталась думать о чем-то другом, но на что можно отвлечься в замкнутом пространстве? Мой желудок спазматически сжимался, а рот наполнялся слюной, из-за чего я вскакивала и начинала нервно вышагивать по своей комнате, в которой пряталась от самой себя. Я ненавидела себя за то, что не могу контролировать это чувство. Меня тошнило от осознания, что для того, чтобы избавиться от невыносимого жжения и приступов голодной ярости, придется убить человека. Я не хотела этого.

На девятый день стало почти невозможно сконцентрироваться на том, что говорит мне Аро. Каждое утро с восьми до двенадцати самые одаренные вампиры собирались в одном из небольших залов, который Аро шутливо называл испытательным. Другие вампиры знали свои таланты и умели управлять ими. Какой дар достался мне, нужно было еще выяснить.

Каждый день Алек, Джейн, Челси или Рената испытывали на мне свои умения, и все мы пытались разобраться, почему мое тело продолжает оставаться непроницаемым для их ментального воздействия? Аро предполагал, что я каким-то образом защищена. Он верил, что моя закрытость должна значить больше, чем защита всего одного, только лишь моего, разума. Но в этот день я совершенно не могла сосредоточиться, пропуская реплики Аро мимо ушей.

Он начал злиться, что я его не слушаю, но потом Рената что-то шепнула ему на ухо, и он улыбнулся.
- Пойдем, Изабелла, - протянул он мне руку, - я хочу кое-что тебе показать.
- Но мы же еще не закончили? – удивилась я. Аро еще никогда не прерывал занятия.
- Сегодня от тебя все равно мало толку.

Я напряглась, потому что он, по-видимому, догадался, что меня мучает жажда. Стыд затопил, и я вновь порадовалась, что не умею краснеть. Тяжело было признать, что голод одолевает тело, ведь я знала, что это значит.

Хайди должна была прибыть через четыре-пять дней, но я не хотела даже думать о том, что снова войду в этот зал… И не знала, как сообщить Аро об этом. Думала скрывать до последнего свои затруднения, но мучение стало уже заметно внешне. Я чувствовала к себе стойкое отвращение, и признаться вслух, что снова хочу крови, было выше моих сил.

Ситуация напоминала тупик. Как будто, если я буду скрывать свое состояние, это что-то изменит! Жажда не исчезнет сама по себе. Голод требовал удовлетворения, и я знала, что рано или поздно придется сказать об этом. Но стыд был сильнее, и потому я молчала до сих пор.

Мы шли, удаляясь в сторону от главного зала, лабиринтами коридоров. Как всегда, Аро покровительственно держал руку на моем плече. Эта регулярная фамильярность раздражала меня, но постепенно я привыкла к подобному обращению, вынужденная терпеливо сносить его. Ренату он отпустил. Я вела себя совсем не как новорожденный вампир – очень тихо и спокойно – и Аро быстро поверил в мою полную безобидность. Рената осталась в испытательном зале, с нами отправились только Ланселот и Марго – мои неизменные спутники.

- Куда мы идем? – поинтересовалась я, чтобы отвлечься от сжигающего чувства.
- Ты еще не весь замок осмотрела, - загадочным тоном произнес правитель, улыбаясь уголком рта. – Тут есть некоторые… помещения, о которых ты должна знать. Пришло время показать тебе их.

Любопытство вспыхнуло, подавив на время чувство голода. Тайна – меня всегда привлекали секреты и их разгадки.

Мы вышли в библиотеку и направились мимо стеллажей, приближаясь к коридору, ведущему к моей комнате. Мертвое сердце нервно затрепыхалось, а глаза невольно впились в проход. Всю неделю я пряталась в своей комнате, за исключением тренировок в зале. Мне необходимо было уединение, чтобы прийти в себя, примириться с тем, что я сделала на прошлой неделе. Переосмыслить все.

Но откровенно говоря… мне попросту было стыдно появляться Эдварду на глаза. Я не знала, как смогу смотреть на него после того, как – и он знал это – я убила человека (возможно, и не одного). Да, я храбрилась в его присутствии и думала, что мне удастся сохранять невозмутимость и впредь. Но я испугалась. Я трусливо пряталась всю неделю, покидая комнату только тогда, когда этого требовал Аро.

Пока я считалась новорожденной, у меня было много поблажек по сравнению с другими вампирами, а это значило, что ради спокойствия в замке, ради моего душевного равновесия мне было позволено пренебрегать некоторыми правилами. Например, никто не собирался давать мне серьезных заданий в первые несколько месяцев, а если бы я была агрессивной, то до полного исчезновения новообращенных приступов неконтролируемой ярости.

Только потому, что я оказалась поразительно сдержанной, Аро не вытерпел положенный год и вызвал меня тренироваться. В остальном же у меня была полная свобода действий, кроме выхода в город. И я использовала свободу, прячась ото всех в своей комнате, словно мышь в норе…

Я знала, что Эдвард не покинул замок. Каждый раз, когда утром в восемь я выходила из комнаты, направляясь в испытательный зал, Эдвард сидел на диване в холле, читая книгу. Каждый раз, когда в двенадцать я возвращалась, он был там же. Каждый раз мое сердце почти начинало биться, а надежда вспыхивала в груди.

Чаще всего Эдвард даже не поднимал от книги глаз, и тогда я любовалась им, наслаждаясь его необычайной красотой. Иногда он смотрел в ответ, но я не выдерживала его серьезный взгляд и отворачивалась, быстро спеша в комнату. За девять дней мы не обменялись и словом, даже простым «привет». Но я с трепетом ждала новой встречи, пусть это даже было всего два мгновения среди целого дня.

В этот раз я тоже напряглась в предвкушении, хотя какая-то часть меня испугалась, что Эдварда может не оказаться на месте. Это чувство возникало каждый раз – неодолимый страх, что в какой-то день ему надоест, и он просто уедет, не предупредив, не попрощавшись. Теперь, когда он жил здесь, было тяжело перенести мысль, что любимый вампир может исчезнуть в любой момент. Быть может, если бы он не приехал вначале, мне не было бы так трудно пережить новую разлуку. Но он появился. И снова смотреть, что он уходит… Мое сердце не выдержало бы этого, разорвалось в ту же секунду!

Я понятия не имела, что держит его здесь, но подойти и поговорить не находила смелости. Было одно предположение, но даже размышление об этом причиняло боль, поэтому я прятала мысли даже от себя.

В этот раз все оказалось иначе. Эдвард сидел на месте, но его лицо меня напугало. Он был бледен – холоднее обычного – и смотрел на Аро с пылающей ненавистью во взгляде. Напряжение читалось в его позе, сжатая книга застыла в руке.

Я удивленно моргнула, не понимая, что могло привести Эдварда в такую ярость – здесь, в Вольтерре, где ему ясно дали понять, что у него нет никаких прав. Я подумала, что дело может быть в том, как Аро обнимал меня. Эдвард всегда был джентльменом, возможно, фамильярное поведение моего невольного покровителя сердило его. Потом мне пришло в голову, что дело в мыслях Аро, которые Эдвард прочитал. И тогда я задумалась: куда мы идем? Почему Аро не ответил мне на этот вопрос прямо?

Коридоры сменились на нежилые, мрачные, сырые. Пахло кислой плесенью и влажной древностью. А еще здесь присутствовал человеческий запах, наполовину выветрившийся. Тем не менее, даже от такого слабого отголоска аромата желудок заурчал и сжался, а горло пронзила пылающая боль. Неужели Эдвард испытывал то же самое, просто находясь со мной рядом?

Мне стал ясен смысл его жестоких слов «ты мне не подходишь». Как бы тяжело ни было признавать, но я догадалась, почему он ушел. Устать бороться с собой, испытывать сильную изнуряющую боль – это нормально. Кто бы выдержал такое мучение, да еще каждый день?

Я попыталась представить, каково целовать человека, и содрогнулась, вспомнив, как быстро потеряла контроль в зале, полностью превратилась в животное от одного лишь запаха. Эдвард вынужден был не только сохранять разум ясным, но еще думать о моей безопасности, хрупкости. Испытать наслаждение, целуя огненный шар, невозможно. Отношения вампира и человека заведомо обречены. Понятно, что его терпение лопнуло, и он устал выносить обжигающую боль рядом со мной.

Мы стали спускаться на еще более низкий уровень подземелья, в канализацию, и запах гниения усилился, почти перебивая приятный человеческий аромат. Аро рассказывал мне о том, что канализационные туннели опоясывают весь город. Зная сложную систему переходов, вампиры могут беспрепятственно перемещаться, появляясь незаметно практически в любой части Вольтерры.

Я его почти не слушала. Внезапно мы повернули, и меня настиг такой чудовищный, отвратительный запах, что вызвал забытую человеческую тошноту. Я бы назвала его запахом смерти. Разложение – вот что это было. Даже никогда прежде не бывая в морге или подобном месте, сейчас я моментально определила, что может так вонять. Боже мой, неужели Аро ведет меня посмотреть на тела людей, которых мы убили? Мне стало дурно. Я хотела только одного: убраться отсюда подальше.

К счастью, в ту же секунду мы свернули в сторону от туннеля, из которого доносилась столь ужасная вонь.

Здесь пахло лучше – свежее и приятнее – и я с облегчением вздохнула несколько раз. Как и наверху, здесь тоже трудились кондиционеры и фильтры. Хотя и не могли на сто процентов сделать воздух чистым от примесей.

- Извини за это, - пробормотал Аро недовольно, - обычно до такого не доходит, но вампиры тоже не лишены такого порока, как лень, - он выглядел сердитым, а я поморщилась от того, как спокойно он говорит о горе трупов, гниющих в подземелье замка.

Я хотела задуматься над тем, что значат его слова, но внезапно горло вспыхнуло, а голова слегка закружилась от резкой боли. Впереди виднелся еще один поворот, и я стала догадываться, что меня ждет. Ощутимо пахло человеком – по этому туннелю часто ходили люди. Если в предыдущем проходе все перебивали трупный запах и влажная гниль, то здесь присутствовал аромат живой крови, и мое тело немедленно отреагировало на это так, как и должно было, в то время как разум охватил настоящий ужас.

Я подавилась огнем и стала упираться, но тело считало иначе, и Аро не составляло никакого труда убедить меня продолжить путь. Просто подтолкнув немного вперед.

- Люди, - выдохнула я, захлебываясь ядом и пытаясь сбежать, пока не поздно. Позади раздались смешки – это Ланселот и Марго выражали презрение к моей неправильной реакции.
- Да, дорогая, тут мы храним… запасы, - усмехнулся властитель Вольтерры, ничуть не смущенный данным фактом. – Запомнила дорогу? - Мои охранники снова засмеялись.

Это был риторический вопрос. Вампиры никогда ничего не забывают. А я тем более. Мне казалось, что дорога, которой я иду, ведет прямиком в ад. И я сама на нее встала. Аро всего лишь указывал путь, шагала я сама. Мое тело непроизвольно двигалось, влекомое ароматом крови, в то время как разум с надрывным и тщетным отчаянием сопротивлялся.

Мысли путались, и жажда пыталась захватить контроль над телом. Боль стала абсолютно непереносимой, а слюни текли так сильно, что я не успевала глотать. Воображение услужливо напоминало, как сладко было в прошлый раз пить восхитительный солоноватый нектар, какое чувство облегчения это приносило. Я могла представить на языке этот великолепный вкус. Могла почувствовать, как тело наполняется теплом и восторгом.

Аро рассчитывал на это? Он догадывается, что я не хочу быть монстром! Вот почему он не сказал мне, куда ведет! Он хотел обмануть, как в прошлый раз, перед залом. Надеялся, что я поддамся инстинкту и снова убью кого-то! Поэтому Эдвард смотрел на него с такой ненавистью. Он знал об обмане! Почему же не предупредил? Да, я помнила слова Аро о каком-то договоре. Должно быть, Эдвард связан словом, вот только что же он получил взамен?!

Все эти мысли промелькнули быстро, но смогли отвлечь от жажды крови. Я резко остановилась, не дойдя до поворота пару метров, и задержала дыхание с невероятным трудом. Меня согнуло пополам от боли, и головокружение мешало связно думать. Инстинкты влекли вперед с неодолимой силой, но разум еще мог бороться.

- Что такое? – удивился Аро. – Ты же голодна!

Я помотала головой, давая понять, что не могу двигаться дальше, и подняла руку, прося у Аро минутку.

- Карлос! – громко крикнул он, пока я пыталась одержать победу над хищной частью себя. Не дыша сделать это было легче, но я все еще была очень далека от власти над собой.

В проход бесшумно вышел черноволосый невысокий вампир с острыми, хищными чертами лица – типичный итальянец. Похожий на зека, отсидевшего не один десяток лет. Уж этот точно не мучается совестью и не считает количество своих жертв.

- Что за дерьмо вы там развели? – заворчал на него Аро, показывая назад, и каким-то уголком сознания я поняла, что он имеет в виду ту самую вонь. – Сожгите их! Сейчас же!

Вампир по имени Карлос молча кивнул и исчез, а я содрогнулась от омерзения, представляя, чем именно он собирается заняться. Сжигать тела? Чувство тошноты стало подавляющим, помогая вернуть еще немного контроля. Они делают это три раза в месяц! Впервые я поняла, какую чудовищную ошибку совершила, приехав сюда. Я никогда не смогу привыкнуть к такой жизни. Может, Эдвард прав – я недостаточно сильна, чтобы быть вампиром. Чтобы быть соучастницей кошмарных преступлений по три раза в месяц, нужно быть гораздо выносливее морально, чем я.

Я выпрямилась и посмотрела Аро в глаза. Он ждал, что я скажу, на его лице застыло удивление, смешанное чуть ли не с сочувствием. Я снова покачала головой, когда он махнул мне следовать за ним.

- Аро… - попыталась я сказать, но снова захлебнулась ядом, почти сдаваясь жажде. Руки непроизвольно легли на горло, хотя это нисколько не помогало унять адское пламя.
- Осталось всего десять метров, моя дорогая Изабелла, и тебе станет легче, - спокойно проговорил Аро, заставив меня похолодеть. Десять метров отделяют меня от человека.

Аро долго смотрел на меня, а я сквозь дурманящее головокружение придумывала слова, которыми могла донести до владыки свое решение. Что я не такая, как он, и не хочу убивать. Что останусь служить ему, как и договаривались, но не хочу быть причастной к «обедам». Карлайл ведь жил так? Почему мне нельзя?

Аро осуждающе покачал головой, на его лице отразилось искреннее разочарование.

- Меня всегда удивляла бессмысленная стойкость Карлайла, - он закатил глаза, Ланселот и Марго выглядели и вовсе потрясенными – они жили в Вольтерре не так долго и наблюдали такое поведение впервые. – Неужели тебе хочется тратить вечность на войну с собой вместо того, чтобы наслаждаться преимуществами, подаренными бессмертием? Для чего ты просила сделать тебя вампиром, если тебе настолько претит наш образ жизни? – он скривился в искусственном отвращении, уголки глаз наморщились – моя борьба вызывала у него презрение.

Я хотела ответить, но вовремя опомнилась, что стоит вдохнуть воздух, и все усилия по обретению контроля пойдут насмарку.

Аро понимающе улыбнулся и снова покачал головой.
- Ты прекрасно бы вписалась в семью Калленов. Они такие же ненормальные.

Я вздрогнула и внимательно посмотрела на Аро. Знает ли он, что больше всего на свете я мечтаю именно о том, что он сказал?

Но Аро, кажется, не заметил моего маленького испуга. Неожиданно он очень посерьезнел и подошел ближе. Взяв под локоть, силой потащил меня вперед. Я могла воспротивиться, но от неожиданности опешила и поддалась. Когда опомнилась, мы уже стояли перед железной дверью, из-за которой отчетливо раздавались звуки бьющихся сердец.

На стуле около небольшого столика сидела красивая вампирша с черными, как смоль, волосами, зачесанными в идеальный хвост, и лениво тасовала карты. Но я не смотрела на нее, все мое внимание сосредоточилось на двери. Ужасное противоречие сковало тело – желание войти внутрь, чтобы унять боль, и страх, что я поддамся и сделаю это. Какая моя половина окажется сильнее?

- Дорогуша, я должен кое-что для тебя прояснить, - Аро говорил спокойно, но в его голосе звучала ледяная досада. И предупреждение. – Ты вольна выбирать образ жизни, это правда. Я не могу тебя заставить быть как все. Но сначала ты должна доказать, что способна устоять перед искушением. Ты же не хочешь погубить жителей Вольтерры, когда выйдешь наружу, не так ли?

Он приподнял бровь, и я искренне помотала головой.

- Очень хорошо. Смотри на это проще: люди в этой камере все равно умрут. Неважно, ты или я, или Ланс, или твой человеколюбивый друг Эдвард – кто-то убьет их все равно. Они смертники, так или иначе. Так что пока они для тебя – единственный выход из положения. Как только твой контроль улучшится, я позволю тебе выходить из замка. Сможешь питаться тем, чем хочешь, - он поморщился. - Это ясно?

Я подавленно кивнула, стараясь игнорировать сердцебиение, но боль в горле была слишком сильна, а рот отчаянно наполнялся слюной. Аро прав. Как могу я оказаться среди людей, если почти теряю самообладание, даже не дыша?

Аро продолжал объяснять, что мне придется пройти по городу, если я хочу попасть за его пределы. Самоконтроль должен быть достаточным, чтобы жители не пострадали, иначе Вольтури придется поступить со мной в соответствии с законом. На одну секунду мне в голову пришла мысль, что лучше он убил бы меня прямо сейчас, чем открыл эту дверь.

- Скажи мне, - Аро отвлек меня вопросом. Он прищурился. – Это все из-за него? Ты хочешь что-то доказать Каллену?

Что он имеет в виду? Я слабо понимала речь, сознание становилось все более одурманенным, несмотря на то, что я не дышала до сих пор! Из-за него? Я здесь из-за него. Я вампир из-за него. Но что именно хочет понять Аро? Что я не желаю быть убийцей только лишь потому, что Эдвард здесь? И если бы его не было, я отнеслась бы проще?

- Нет, - ответила я, наконец, - я сама…

Это стало ошибкой. Я вдохнула, и в тот же миг жажда воспламенила инстинкты, сводя с ума, руша барьеры, выстроенные с огромным трудом. Мышцы сократились, и я услышала дикое рычание, эхом раскатившееся в каменных стенах.

Это отрезвило меня на мгновение, но только для того, чтобы услышать, как Аро говорит:
- Вот что я имею в виду. Как только сможешь противостоять, я выпущу тебя, птичка моя, - и в следующую секунду распахнул дверь в камеру.

***


Я смогла снова дышать только после того, как покинула комнату убийств. То, что произошло внутри, было окутано сладким туманом наслаждения – и оттого более постыдно. Инстинкт хищника полностью подавлял человечность. Я лишь смутно ощущала, что в тот момент мне было удивительно хорошо.

Не догадывалась, что испытывает наркоман, но теперь до меня дошел смысл давних слов, сказанных Эдвардом – теперь казалось, в прошлой жизни, на поляне: «Ты – мой лучший сорт героина…» Как же он смог?! Откуда в нем нашлись силы противостоять не только простой крови, а даже поющей?.. Я даже представить себе не могла, что может быть еще сложнее.

Дверь за мной захлопнулась, но я не торопилась никуда идти. Чувствовала себя отлично: голод утих, и горло больше не сжигала жажда, тело расслабилось и купалось в удовольствии. Внутри плескалась горячая кровь, придавая сил, принося наслаждение после мучений. Разум стал удивительно ясным.

Совсем другое – эмоциональная сторона. Я сделала это. Снова. Что может быть хуже, чем понимать свое бессилие перед инстинктом? Аро прав – я не могу противиться. А к тому времени, когда научусь, убью столько жизней, что никогда не смою этот позор с совести. Моя душа проклята – теперь я знала, что это значит. Я чудовище. Неужели этого я хотела?

Раньше я искренне недоумевала, почему Эдвард называет себя монстром. Но теперь стала понимать, испытывая к себе то же самое. Каковы бы ни были причины убийств, даже если твои жертвы – преступники, суть вещей от этого не меняется. Я стала тем самым чудовищем, о котором он предупреждал меня. Тем, от чего хотел уберечь. Как же легкомысленно я относилась к вампирским трудностям в человеческой жизни…

- Вообще-то, за собой принято убирать, - процедила вампирша, сидящая у входа за столом.

Я взглянула на нее с ужасом. Она предлагает мне перенести трупы к остальным?!

- Ладно, я сделаю, успокойся, - смягчилась та, увидев выражение моего лица. – Ты такая странная! – Она отвернулась, виртуозно тасуя карты, как профессиональный фокусник, а я медленно побрела по коридору прочь. Ланселот и Марго куда-то пропали, видимо, не посчитав, что сейчас я нуждаюсь в их присутствии. А может, Аро решил, что я уже отлично вписалась в клан, и освободил моих телохранителей от круглосуточной обязанности меня охранять.

Лишь перед ступеньками я опомнилась, представив, что думает сейчас обо мне Эдвард! Ведь он прочел намерение Аро, и теперь совершенно точно знает, что я снова стала убийцей. А позже он наблюдал через мысли Аро за всем процессом моего грехопадения…

Я замерла на месте, мечтая остаться в этом подземелье навсегда, никогда не подниматься на поверхность. Стыд и отвращение к себе были такими сильными, что я почти сломалась. Почти признала, что Эдвард оказался прав. Я не справляюсь. Жалею, что стала вампиром. Недостаточно сильна, чтобы стать ему достойной парой. Я не подошла ему, будучи человеком, из-за чрезмерной хрупкости. Но теперь тем более не подойду, потому что превратилась в хищника, когда Эдвард ценил меня только невинной… Я предала идеологию его семьи и никогда уже не стану ее частью…

Я простояла у нижней ступеньки, замерев, бесчисленное количество минут. Но, в конце концов, взяла себя в руки. Прекрати ныть, - приказала я себе безжалостно. Хоть одно дело ты можешь довести до конца? Ты хотела обрести надежду на счастье, получить возможность вернуть Эдварда обратно, Белла Свон! Да, цена оказалась выше, чем ты ожидала, но разве цель от этого потеряла значение? Ты все еще хочешь любить его, быть рядом. Так что заткни совесть и просто живи.

Сделай это! Если сдашься, то не получишь ни того, ни другого. Покажешь слабость, и он снова уйдет. Ты хочешь провести в одиночестве целую вечность? Нет?! Тогда встань с подломившихся колен и борись за свою любовь! Докажи ему и себе, что ты сильнее, чем он о тебе думает!

Он не может прочитать мои мысли, - напомнила я себе. Он никогда не узнает, что в действительности я чувствую. Я буду сильной! И докажу, что могу справиться с чем угодно. Пусть видит – я не жалею ни о чем.

И с этой установкой я шагнула, наконец, по ступенькам.

Эдварда не оказалось на диване. Сердце тут же сжалось от чудовищной муки: он ушел! Что, если он решил: с него хватит? Но какая-то маленькая часть меня почувствовала облегчение, что мне не нужно прямо сейчас притворяться, разыгрывая то самое чудовище, которым я стала, и пряча внутри беззащитную, нуждающуюся в любви и поддержке девочку, которой осталась.

Облегчение было коротким – Эдвард стоял возле моей двери и смотрел прямо на меня.

На секунду мое тело сковало страхом… а потом я выдохнула, гордо подняла подбородок и уверенно пошла вперед. Какое счастье, что румянец или сердцебиение больше не могут выдать то, что в действительности я испытываю…

- Привет, - произнесла я первое слово за девять дней, наслаждаясь тем, что могу вблизи рассматривать совершенные черты любимого вампира, пусть и искаженные непонятными эмоциями.

Эдвард выглядел крайне напряженным, а глаза так и буравили, словно он что-то искал в моем лице. Признаки слабости? Их не будет!

Несколько минут мы смотрели друг на друга, пытаясь угадать, о чем каждый думает. А потом Эдвард расслабился, и в тот же миг я осознала, что на правильном пути – он действительно боялся, что я не выдержу всего этого.

- Привет, - ответил он тихо, в голосе тоже прозвучало облегчение.

Снова повисло молчание: мы оба не знали, о чем говорить. Я задумалась, глядя на любимого, что он делает здесь? Приехал ради меня, но для чего остался? Что такого увидела Элис в моем будущем, что Эдвард посчитал необходимым присматривать за мной? В моих планах не было преследования его семьи, ну, может, только в виде дружбы. И тут логика терялась: если Эдвард не хотел со мной даже дружить, то бежал бы в самую отдаленную точку планеты, а не торчал бы в Вольтерре, вынося издевательства Аро.

Единственный вывод, который напрашивался, было слишком больно признавать. Эдвард приехал, чтобы уберечь меня от ошибки, считая, что я не смогу быть вампиром. Чувство вины и гипертрофированной ответственности за мою жизнь – вот что привело его сюда. Он был таким с нашей первой встречи, слишком много брал на себя. Это его и держит – он желает убедиться, что я в порядке. Тогда правильно ли я делаю, притворяясь сильной? Если он поймет, что я справляюсь, сразу же уйдет? Быть может, тогда мне следует найти золотую середину?

- Эм-м… - начала я смущенно, понимая, что должна сказать хоть что-то, ведь он перекрыл доступ к двери – к моему спасению, к месту, в котором я привыкла прятаться… от себя и от… него. Я должна была найти повод для беседы либо попросить его отойти в сторону и освободить мне проход.

Но также я не хотела прятаться сейчас, когда мы наконец-то подошли друг к другу и впервые получили возможность просто поговорить.

Я не смогла придумать продолжения, кроме очевидного:
- Ты… знал, что он?.. - я так и не решилась сказать вслух о коварном плане Аро и, вздохнув, закусила губу, нервничая. Как можно найти золотую середину, говоря о таких чудовищных вещах?

Эдвард напрягся и помрачнел как туча.
- Знал, - тяжело кивнул он.

Чувство вины, проступившее на его лице, полоснуло словно ножом по сердцу. Как же мне хотелось, чтобы не только это держало его здесь!

Однако, если этого достаточно, чтобы он оставался в Вольтерре, я была благодарна даже такому маленькому проявлению чувств.

Наверное, лицо выдало мою боль, потому что Эдвард прошептал:
- Прости… я не мог…
- Я знаю, слышала, - перебила я прежде, чем он подыщет ненужные оправдания. - У вас какой-то договор, верно?

Эдвард испуганно посмотрел на меня, но затем его черты смягчились, и он кивнул. Поджал губы, не собираясь делиться.

- Ты не обязан говорить мне, что у вас с Аро за дела, - быстро успокоила я.

На самом деле, я боялась узнать подробности их сделки. Вдруг это разрушит мои надежды? Одно дело – предполагать определенные вещи, другое – озвучить правду в лицо. Я боялась нарушить собственное равновесие. Сейчас что-то держало Эдварда здесь, и я эгоистично хотела, чтобы так и было. Если мы поговорим и выясним все, у него может исчезнуть причина оставаться.

Эдвард поморщился от моих слов, но кивнул, и я жестом попросила его отойти. Он послушался незамедлительно, уступая дорогу. Я хотела спрятаться, пока наш разговор не затронул опасные темы, от которых мне станет еще больнее. Рука уже и так непроизвольно обхватывала грудь, сдерживая края вновь начавшей пульсировать раны, и маска безразличия была готова слететь с лица.

Я толкнула дверь и уже шагнула в комнату, как вдруг резкий взволнованный шепот раздался над самым ухом:
- Белла… - его рука легла на дверь, удерживая ее открытой, когда я быстро обернулась от неожиданности.

Наши лица оказались очень близко. Эдвард стоял, наклонившись надо мной, и носком ноги тоже удерживал дверь. Если бы не это, я бы захлопнула ее перед его лицом, потому что мгновенно растеряла всю напускную уверенность под пристальным взглядом его абсолютно черных глаз. Они пылали чувством – только я не могла определить, каким. Гневом? Болью? Испугом? Когда он заговорил, в голосе было столько же обжигающей страсти:
- Ты в порядке?!

Я сглотнула, чувствуя, что не могу до конца сохранить тот непринужденный вид, что был вначале. Я хотела спрятаться от себя самой.
- Я в порядке, - быстро ответила я, но голос дрогнул. – Нет, правда, – я кивнула, надеясь, что он не заметил сомнений на моем лице.

Я хотела захлопнуть дверь, но Эдвард все еще держал ее, не позволяя мне сбежать.
- Ты должна знать, - продолжил он с той же остро колющей болью, - что тебе есть с кем поговорить. Я взял себе комнату в конце этого коридора. Рядом с твоей.

Ох, правда? Моя челюсть чуть не поздоровалась с полом. Он готов оказать помощь? Он предлагает мне… дружбу?

Я едва не потеряла от радости контроль, душа готова была вырваться из тела, воспарить. Я же так хотела этого! Добиться дружбы, как самого малого, с чего можно начать. Заручившись расположением, я смогу претендовать и на что-то большее, постепенно завоевывая остывшее сердце. Я не знала, каким образом это осуществить, у меня не было никакого опыта в любовном обольщении. Но твердо собиралась пытаться.

- О, хорошо, - согласилась я, смущенная собственным волнением. – Спасибо.

Не знаю, каким чудом мне удалось удержаться от улыбки. Я не должна была показать, как сильно рада его предложению.

- Но если ты не хочешь, - добавил он глухо – лицо изменилось, снова стало напряженным, будто он заставляет себя говорить. – Если мое присутствие… тебе в тягость… ты только скажи, и я уйду.

Только что воспарившее сердце рухнуло с огромной высоты и разбилось. Я молчала, потеряв дар речи и отчаянно борясь с щупальцами парализующего разочарования.

Мы смотрели друг на друга несколько долгих минут, а я все не могла подобрать правильный ответ. Не будет ли слишком откровенным, если я попрошу его остаться? Он потеряет интерес ко мне, если я проявлю слабость. Завоевывать сердце мужчины, бросившего тебя – это унижение? Но если не попытаюсь, тогда зачем я все это начала? Я не могла сказать ему уйти, но и просить остаться было опасно. Каких слов он от меня ждет?!

Эдвард прервал мое затруднительное положение, отпуская дверь, и я быстро захлопнула ее, оставив его без ответа.

____________________________

От автора: Очень жду, как и всегда, ваших комментариев здесь, под статьей, и на Форуме


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-37672-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Валлери (04.11.2018) | Автор: Валлери
Просмотров: 772 | Комментарии: 19


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 19
0
19 ValenTyna   (07.11.2018 19:31)
Наконец мы узнаём о чувствах Беллы спустя некоторое время, о её мыслях на счет новой сущности.
Белла делает для себя необходимые открытия, которые помогут ей в будущем окончательно определиться с диетой и способом жизни. Благо, до неё доходит смысл тонких намеков Эдварда.
Странно, что она не вспоминает свою прежнюю жизнь, семью и близких. Наверное условия обитания и окружение сыграли тут решающую роль.
Диалог с Эдвардом в конце дает надежду на то, что эти два упрямца наконец решатся в будущем на открытый разговор о своих чувствах.
Спасибо больше за главу!

0
18 asya_81   (07.11.2018 13:31)
Спасибо за главу!

0
17 Саня-Босаня   (07.11.2018 08:22)
У меня вопрос: Белла три месяца, как стала вампиром, и это ее только вторая кормежка? А почему тогда упоминается, что здешние обитатели едят три раза в месяц. Беллу что ли специально посадили на голодный паек или это был ее сознательный выбор?
Отлично удался момент перед тем, как она все же решает войти в комнату с обреченными пленниками.
Белла наконец-то решила снова завоевать Эдика, но что-то тормозит - видимо организм больше занят перевариванием (он ж только что поела wacko ), и мозги работает замедленно. wink
Света, спасибо за продолжение! Жду-не дождусь, когда Белла решит проведать своего соседа. smile

0
16 nyka18   (07.11.2018 01:23)
Упрямая она))

0
15 Anyutik   (07.11.2018 01:08)
Упрямая Белла! Надеюсь, у Эдварда получится ее перевести на хорошую сторону

0
14 terica   (06.11.2018 20:13)
Так странно..., Бэлла ради того, чтобы быть рядом с Эдвардом, стать достойной его приняла эту вечность..., но она так ошиблась -
.
Цитата Текст статьи ()
Но теперь тем более я не подойду, потому что превратилась в хищника, когда Эдвард ценил меня только невинной… Я предала идеологию его семьи и никогда уже не стану ее частью…

Стала зависимой от человеческой крови, не может бороться с искушением, чувствует себя недостойной Эдварда, ведется на шантаж Аро.
Но без Эдварда ей не справится, но как долго она собирается его игнорировать...
А он здесь - пострадавшая сторона, постоянно обвиняющий себя в ее продуманном решении.
Большое спасибо за замечательное продолжение.

0
13 Velcom   (06.11.2018 12:28)
Спасибо за продолжение истории)

0
12 Piratus   (06.11.2018 10:26)
Спасибо за главу!

+1
11 marykmv   (06.11.2018 00:54)
Во всей этой суматохе только за Эдварда можно переживать. Белла так и не уловила суть многих вещей. Да и при сложившейся ситуации ей вряд ли удастся усмирить свою жажду крови. И зря она надеется, что сможет самостоятельно перейти эту черту.

+3
10 Al_Luck   (05.11.2018 23:17)
Такая глупая тут Белла, просто до невозможности. Я уж думала, она поняла, из-за чего ушел Эдвард, но нет, опять дует в свою дуду. Эдварду надо просто поцеловать ее, и все. Но он же джентльмен. Надеюсь, что он прочитает мысли Аро о сопротивлении Беллы, это его воодушевит.

+1
9 Стефания   (05.11.2018 21:39)
я не знаю...такая Белла, откровенно говоря, меня просто выбешивает, особенно своими мыслительными конструкциями. автор, к вам никаких претензий, честное слово! понимаю, что такой типаж имеет право на существование. спасибо!

+1
8 Черный_кот   (05.11.2018 19:42)
Да что с ней не так?! Эдвард из кожи вон лезет чтобы помочь, а она дверь у него перед носом закрывает. Могла бы и сказать что-нибудь. Знает, что он здесь на птичьих правах. Если она хочет его вернуть, то не с таким заносчивым поведением же.

0
7 pola_gre   (05.11.2018 18:23)
Цитата Текст статьи ()
Они смертники, так или иначе. Так что пока они для тебя – единственный выход из положения. Как только твой контроль улучшится, я позволю тебе выходить из замка. Сможешь питаться тем, чем хочешь, - он поморщился. - Это ясно?

Самое ужасное, что он - прав, видимо... И даже уступил, накормил, и разрешил выбрать на будущее.
Если конечно нет другого выхода за пределы города... wink

Спасибо за продолжение!

0
6 Dunysha   (05.11.2018 17:01)
Опять не домолвки, ну хоть до Беллы дошло что Аро ее берет обманом подсаживая на кровь ещё бы дошло что таким образом она долго будет свой контроль восстанавливать, лучше бы поскорее с Эдвардом по говорила он бы ей косулю принёс )))))

0
5 MissElen   (05.11.2018 15:10)
Несмотря на удручающую разобщенность, наши вольно/невольные пленники Вольтерры начинают предпринимать хоть какие-то шаги к так необходимому им обоим общению, а не мучиться по отдельности каждый своими мыслями wacko

0
4 оля1977   (05.11.2018 13:16)
Подскажите пожалуйста, мы когда- нибудь увидим финал "Вспомнить все"? Очень уж хотелось бы дочитать ту историю. Простите, что не по теме. cry

+1
3 оля1977   (05.11.2018 13:12)
Эдварда жаль. Вынужден находится в Вольтерре из-за Беллы. Смотреть на ее распад и при этом, постоянно чувствовать свою вину, что любимая пошла не по той дорожке. Белла надеюсь все таки пожалеет хотя бы со временем о своем опрометчивом поступке, особенно после услышанного смрада разлагающихся трупов огромного количества убитых людей. И это я так понимаю, что она услышала только запах, а не увидела воочию горы трупов. Почувствовала себя монстром? Сама в эту петлю полезла. Эдварда жаль. Людей жаль. Ее нет.

0
2 НадяСумерки19   (05.11.2018 11:55)
Спасибо за главу

0
1 робокашка   (05.11.2018 11:39)
изменили Изабеллу, но что-то особых талантов выявить никак не могут

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями