Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4836]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15290]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14746]
Альтернатива [9208]
СЛЭШ и НЦ [9100]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4509]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Остров Каллена
Белла приглашена провести Рождество со своей подругой Элис и её семьей на Исла-де-Каллен – острове, который принадлежит Эдварду Каллену. С самого начала становится понятно то, что у Эдварда и Беллы много общего. Например, эротические фотографии, общение с Джаспером Хейлом и потребность отличаться от других. Что произойдёт с ними за две недели?

Обещание
Каллены оставили Форкс. Белла хорошо помнила, почему это произошло. Они с Эдвардом были на поляне, той самой, куда вампир приводил её, чтобы побыть только вдвоём. Но на этот раз их уединение было прервано появлением чёрных плащей.

Давай, Белла, или Демон из Прошлого
Изабелле Каллен тридцать лет. У неё превосходный муж, замечательные дети, любимая работа, большая семья и множество близких друзей. Но как с ней связана череда страшных, жестоких убийств? И почему все следы ведут в прошлое?

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее тщательно охраняют? Ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!

Хорошая новость – смерть
Белла Свон одинока и раздавлена расставанием с любовью всей своей жизни Эдвардом Калленом. С приходом в ее жизнь некого мистического существа ситуация усугубляется. Как сохранить чистый разум и отличить реальность от игры собственного сознания? А вдруг это не игра и на самом деле существует нечто?

Я иду играть
С нашей последней игры прошло полгода. Я так сильно скучаю, моя Белла. В этот раз ты превзошла саму себя по сложности задания. Но я справлюсь и докажу, что достоин тебя. Я иду играть.

Красная Линия
Эдвард - стриптизер. Белла - студентка колледжа, изучающая психологию, и она нуждается в объекте изучения для диссертации. Белла покупает Эдварда на две недели, чтобы изучить его.

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15768
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Этого не может быть

2022-5-28
4
0
0
Этого не может быть


Категория: Собственное
Номер цитаты: Сумерки. Глава 20
Бета: +
Жанр: романтическая сказка
Рейтинг: PG-13

Саммари: Еще одна история о любви. Сказочная, потому что в реальном мире такого быть не может. А может, и в сказке тоже…




Проснувшись, я не поняла, где нахожусь.
Темно. Душно. Жарко.
Меня окутывала, душила и затягивала в себя горячая темнота, придавливая сверху чем-то тяжелым и стягивающим движения. В ужасе я забарахталась, пытаясь высвободиться, глотнуть воздуха, вырваться из сжимающих тело пут…
Мой крик затерялся где-то в непроглядной тьме, словно бы пойманный на лету. Рука коснулась чего-то мягкого, висевшего в воздухе. Я в ужасе уцепилась за это что-то, дернула – и на меня пролился серебряный свет полной луны, заглядывавшей в окно огромной комнаты. Тяжелая бархатная занавесь надежно укрывала гигантскую кровать от сквозняков и нескромных взглядов. С потолка смотрели хихикающие розовые младенцы, сжимающие в пухлых ручках кто лук со стрелами, кто чашу с водой, а кто и белые лилии.
Я с облегчением откинулась на россыпь мягких подушек. Воспоминания вихрем закружились в голове.

…Конец весны. Жаркий день, больше подходящий для лета, но радующий глаз буйным весенним цветением: белые ландыши, лиловые анемоны, желтые примулы и нежные фиалки. Одуряюще пахнут тяжелые кисти сирени, легкая бело-розовая фата окутывает дикую яблоню, привлекая шмелей и пчел, украшена белоснежными гроздьями рябина. В кусте шиповника пищат трясогузки, высоко в небе поет жаворонок, а неподалеку шумно выясняют отношения два самца барсука.
Лес живет своей жизнью – шуршит, щебечет, ворчит, шелестит и жужжит, не мешая мне заниматься обычными дневными делами, пока внезапно меня не настораживает звук, резко выбивающийся из мирного течения жизни – собачий лай. Миска с тестом едва не падает из рук, и я настороженно прислушиваюсь. А чуть позже чета зябликов в компании стайки вьюрков влетает в окно моей хижины и наперебой рассказывает о происходящем.
Я облегченно выдыхаю: это не охота. Она пугает меня больше всего. После этого жестокого развлечения всегда остается лишь кровь, отобранные жизни и необратимые потери для леса. В лесу всего лишь заблудился всадник с собакой, и она зовет на помощь, потеряв след домой.
- Приведите их сюда, и я покажу дорогу, - кидаю я пташкам, вновь принимаясь за тесто. Может быть, успею сунуть каравай в печь до того, как потеряшку выведут к моей хижине. Такое бывает – нечасто, но случается. Обычно в мою часть леса не заходит никто из людей, но если уж ко мне забрел незваный гость – то его следует выпроводить, сделав все, чтобы он больше никогда не вернулся.
Но шум за дверью раздается слишком быстро. Я наспех заканчиваю возню с тестом, вытираю руки и выхожу на крыльцо, не накинув привычный морок – сгорбленная старуха с длинным кривым носом и седыми редкими волосами. Незнакомец видит мой подлинный облик – невысокая стройная девушка с длинными рыжими волосами, достающими почти до земли, и яркими зелеными глазами. Я же сначала обращаю внимание на роскошного жеребца – серого, мощного, длинноногого, потом на великолепного пса – крупного, с гладкой лоснящейся черной шерстью, и уже потом на всадника, соскочившего на землю.
Высокий, статный, молодой мужчина. Темные волосы. Ярко-синие глаза, почему-то напомнившие мне тишину и умиротворение лесного пруда. Несказанное изумление в них – наверное, такое же, как и в моих. Почему-то я не могу ни сказать положенное приветствие путнику, ни перестать рассматривать четкие черты его лица. Мы молчим оба, просто глядя друг на друга, пока рядом не раздается нетерпеливый лай пса. Незнакомец вздрагивает и смущенно объясняет то, что и так понятно:
- Прости, я заблудился.
Я киваю, почему-то еще не в силах обрести дар речи.
- Но я не думал, что встречу кого-то в такой глуши. Мой пес… Карел… вывел меня на эту поляну.
Я киваю вторично.
- Прости еще раз, но мне казалось, что в таком глухом лесу могут жить только ведьмы.
Я улыбаюсь и повожу плечами. Изумление в глазах путника на секунду сменяется страхом, но тут же он исчезает. Незнакомец еле заметно хмурится.
- Значит, то что мне показалось… что Карела сюда вывела стайка птиц… это не?..
Я с улыбкой качаю головой.
- Нет, тебе не показалось. Я попросила их привести вас сюда, иначе вы могли бы блуждать по лесу до ночи.
- Но зачем? – в притворном испуге поднимает четко очерченные темные брови незнакомец. – Не съесть же?
В его голосе нет страха. Я вижу смешинку в синих глазах.
- Я никогда не ем мяса, - слетает с моих губ. – Это глупые сказки, которыми старые бабки пугают непослушных детей.
А я никогда не развеиваю это заблуждение, чтобы жить в покое и мире в глубине дремучего леса, окруженной только птицами, деревьями и зверями. Никогда… кроме сегодняшнего дня.
- Я просто хочу показать дорогу домой.
Беру обеими руками голову пса. Незнакомец дергается, словно бы хочет о чем-то предупредить, но замирает, глядя на то, как его громадный пес смотрит прямо в мои глаза. Я быстро объясняю ему дорогу – направо, до большого дуба, через ручей, обогнуть осинник, а там уже будут знакомые ему места.
- Все. Он выведет вас к дому.
- Спасибо… Но я же не могу называть тебя просто ведьмой. Как тебя зовут?
- Элина, - вновь предают меня голос и губы. Я еще никому и никогда не называла своего имени.
- Спасибо, Элина.
Незнакомец садится на коня и уезжает, растворяясь в солнечном свете и зелени весеннего леса. И только теперь я осознаю, что не стерла ему память, как намеревалась сделать с самого начала, так неосторожно показав свой истинный облик…

…Пожинать плоды своей оплошности приходится буквально на следующее утро. На этот раз стайка возбужденно щебечущих пташек отрывает меня от перебора оставшихся корней и трав. Их сообщение заставляет меня нахмуриться, но вот сердце по какой-то странной причине начинает биться сильнее.
Я выхожу на крыльцо без обычных мер предосторожности – все равно вчерашний всадник уже видел меня. Главное – заставить потом его навсегда забыть как меня, так и путь сюда. Правда, почему-то от этой мысли на глаза наворачиваются слезы, а в груди становится неуютно…
Карел первый бросается здороваться со мной, тычется мокрым носом в руку и радостно машет хвостом. Мощный серый жеребец приветственно фыркает. Его владелец смотрит на меня все с тем же странным интересом.
- Доброе утро. Прости, но кажется, мы опять заблудились.
Карел возмущенным лаем сообщает мне, что это неправда. Я и сама знаю, что незнакомец лжет – его пес теперь в любое время сможет найти дорогу домой. Путник смущается и отводит глаза.
- Прости. Он сказал тебе, что я – несносный лгун?
Улыбка сама собой расцветает на моих губах.
- Да.
- Тогда мне стоит только признаться, что я просто хотел поблагодарить за помощь.
- Не за что.
Мне нравится, как звучит его голос – глубокий, мягкий, льющийся тягучим медом. Я хочу слушать и слушать его, но, к сожалению, лай Карела заглушает своего хозяина.
- А твой пес говорит, что ты хотел проверить, не приснилась ли тебе вчерашняя встреча.
- И это тоже, - соглашается незнакомец. – Но Карел знает не все. Например, ему неизвестно, как я мучился прошлой ночью оттого, что нарушил все возможные правила этикета и не представился, услышав имя дамы. Терзания совести заставили меня вскочить, как только показался первый утренний луч, и прибыть сюда, чтобы исправить свою ошибку.
«А заодно позволить мне исправить свою», - мелькает у меня в голове, но я быстро загоняю эту мысль подальше в сознание.
- И как же тебя зовут, о добрый рыцарь? – улыбаясь, спрашиваю я.
- Филипп.
- Тогда, по всей видимости, мне, как доброй и гостеприимной хозяйке, следует пригласить вас в дом и накормить. Подозреваю, что ни ты, ни твой пес еще не проглотили и макового зернышка.
Ответом мне служит восторженное подвывание Карела и благодарный взгляд его хозяина.
Филипп с неохотой уезжает ближе к полудню, полностью нарушив мой распорядок дня. Но я настолько зачарована его текучим голосом и синими глазами, что вновь забываю о мерах предосторожности...

…Следующим утром я почти не удивляюсь, когда пташки сообщают мне о госте. Я сержусь и на Филиппа – почему у него вдруг возникла привычка навещать меня, да еще и вставать для этого ни свет ни заря? Ближайший город в нескольких часах езды отсюда, а то, что Филипп не обычный крестьянин – видно с первого взгляда. У тех не бывает дорогой одежды, оружия и боевых жеребцов. И обращение «рыцарь» он принял как должное – значит, выходец из знатной семьи. Возможно, даже служит королю Филиппу VI Благословенному – вот и назван в честь Его Величества.
Сержусь и на себя – мне не следует так радоваться незваным гостям, тем более сейчас, когда столько дел. На крыльцо выходит страшная старая карга, сердито взирающая на белый свет одним ярко-желтым глазом и грозно помахивающая клюкой.
Никто не отшатывается в ужасе, как я ожидала. Карел все так же приветственно бросается ко мне и облизывает скрюченную ладонь с острыми когтями. Жеребец по имени Грей всем своим видом выражает веселье.
Филипп опускается на одно колено и преподносит мне букет свежесорванных полевых цветов.
- Прошу прощения за неожиданный визит, но мы прогуливались неподалеку, и я решил навестить тебя и порадовать красивым букетом, решив, что в такой глуши мало кто осмелится на это.
Я сдерживаю сердитое замечание – цветы тоже живые, они хотят расти и радовать глаз среди изумрудной травы. Мне действительно никто и никогда не делал никаких подарков, тем более преподнесенных от чистого сердца, а не в благодарность за услугу. А я вижу в синих глазах, что это именно так – он просто хотел подарить мне букет.
И принимаю цветы.
Филипп встает, церемонно целует мне руку и смущенно спрашивает:
- Элина, возможно, мой вопрос выходит за любые рамки, но я не могу не спросить: какой твой истинный облик? Этой милой старушки или красивой девушки?
Со вздохом я провожу раскрытой ладонью вдоль тела, принимая прежний вид. По плечам рассыпаются длинные рыжие пряди, достающие почти до земли. Светлеет и разглаживается кожа, глаза зеленеют, исчезает хромота и расправляется спина. Грязные и драные лохмотья превращаются в опрятное длинное платье цвета весенней травы.
- Это просто способ избавиться от незваных гостей, - с извинением выдыхаю я. Блеск в глазах Филиппа гаснет, и я торопливо добавляю: - Нет, не уходи. Я думала, это не ты, а кто-то другой.
Небольшая ложь, но ее могут выдать только зяблики и малиновки в кусте сирени. Стайка пташек разражается ехидным щебетом. Я краснею, но, к счастью, Филипп не может понять то, над чем они хихикают…

…Я просыпаюсь с первыми лучами солнца и, замешивая тесто для медового пирога, непроизвольно поглядываю в окно, уверяя саму себя, что просто любуюсь летним утром. Но, заслышав бодрый лай Карела, торопливо стряхиваю муку с передника, приглаживаю волосы и почти выбегаю навстречу Филиппу.
- Элина!
На этот раз ему удается завладеть моей рукой раньше Карела, и он нежно касается ее губами, чуть сжимая пальцами. Тепло разливается по телу. Мне не хочется, чтобы он отпускал мою ладонь, а Филипп не торопится это делать. Мы стоим и смотрим в глаза друг другу, не разнимая рук, пока мокрый холодный нос пса не приводит нас в чувство.
- Я заметил, тебе не нравятся цветы.
- Не то чтобы не нравятся… - запинаюсь я, не зная, как объяснить свои чувства.
- Тебе нравится, когда они растут на поляне, - подсказывает Филипп. – Я понимаю. Поэтому принес тебе другой дар.
Он достает… ярко-оранжевый шар размером с мой кулак и улыбается при виде моего явного удивления.
- Это плод с одного дерева в нашей оранжерее. Попробуй, он очень вкусный.
Я неуверенно беру шар и разглядываю его. Он шершавый на ощупь, упругий и приятно пахнущий.
- Позволь, я помогу тебе.
Филипп достает нож и счищает корку с плода, а потом разделяет его на дольки. Я беру одну в рот, не зная, чего можно ожидать. Рот заполняется кисло-сладким соком. Филипп озабоченно наблюдает за моей реакцией.
- Нравится?
- Да, - решаю я и уже смелее беру следующую. Она лопается у меня в руках. Оранжевый сок брызжет во все стороны, попадая на мое лицо и рубашку Филиппа. Мы ошарашенно смотрим друг на друга, а потом взрываемся от хохота. Карел непонимающе смотрит на нас, давая понять, что мы, люди, все одинаковые – даже те, кто может разговаривать с высшими существами – собаками.
Когда смех утихает, Филипп осторожно проводит пальцами по моей щеке, стирая яркие капли. Мне невыразимо приятно чувствовать его прикосновения и хочется, чтобы они не заканчивались никогда...

…Филипп приходит каждое утро все раньше и раньше и уходит все позже и позже. Мне волей-неволей приходится заниматься обычной рутиной при нем, и, к моему удивлению, он по мере сил помогает мне.
Держит раненого стрелой оленя, пока я заговариваю рану и засыпаю ее растертым тысячелистником. После этого я замечаю, что привычный арбалет на седле Грея исчезает, и в качестве оружия при Филиппе остается только нож. Против него я не имею возражений – это не только орудие убийства, но и полезный в хозяйстве предмет. И он пригождается, чтобы помочь зайчонку выпутаться из длинных стеблей тонкой травы.
Филипп затачивает концы длинных рогатин, чтобы ставить их в качестве подпорок под увешанные плодами ветви яблони. И режет на мелкие кусочки полезные корешки, помогая мне делать целебные зелья.
И бережно поддерживает лестницу, когда я лезу за самыми вкусными, самыми спелыми вишнями на верхних ветках дерева. А потом помогает спуститься, и мы неожиданно оказываемся очень близко друг к другу, так, что наши тела почти соприкасаются. Мое сердце бьется как птица, попавшая в силок. Я не сомневаюсь, что Филипп слышит это, но не хочу отстраняться, зачарованно глядя в его синие глаза.
Он наклоняется, и его губы касаются моих – робко, едва заметно. Филипп словно бы сдерживает себя от неправильного поступка, словно бы боится, что сейчас получит жесткий отказ. Но я сама приподнимаюсь к нему, и он целует меня уже увереннее, с каждым мгновением все больше подчиняя себе.
Корзинка с собранными вишнями падает на землю. Мои руки сами собой оказываются на плечах Филиппа, ощущая под тонкой рубашкой крепкое мужское тело. Он, в свою очередь, прижимает меня теснее, перебирает рассыпанные по спине длинные пряди и тихо стонет. Или этот негромкий звук принадлежит мне? Не знаю, да и не хочу знать, растворяясь в ласках моего мужчины.
Моего – потому что в глубине сердца я давно поняла это...

…А потом, на исходе лета, одним прекрасным днем Филипп не уезжает вечером, как обычно. Он остается со мной на ночь, и только рассыпанные по высокому черному небу звезды знают, что происходит между нами. Никто – ни ночные птицы, ни запоздавшие спрятаться в норку мыши, ни спящий у крыльца Карел не могут подойти к нам и на три дюжины шагов. Лес окружает нас непроходимой стеной, не давая непрошеному взгляду увидеть сплетенную в жарких объятиях пару.
Я теряю рассудок, выгибая спину и запрокидывая голову под ласками моего мужчины. Травы ловят наши стоны и крики наслаждения, надежно пряча их от всего мира. Тела мерцают в серебряном лунном свете, синие глаза становятся черными от страсти, распухшие губы, кажется, уже неспособны ни на что, кроме как шептать имя любимого…
Только на рассвете он поднимает меня на руки и уносит в хижину. Мы так и засыпаем – обнявшись, и мои длинные волосы укрывают нас обоих, словно плащом…

…Ближе к полудню Филипп уезжает, крепко поцеловав меня на прощание и извинившись – ему необходимо вернуться домой, но вечером, в крайнем случае завтра он обязательно вернется – просто не может не вернуться, потому что больше не представляет жизни без меня. Я улыбаюсь ему на прощание, хотя сердце разрывается от боли, а к глазам подступают слезы. Филипп больше никогда не вернется. Он не найдет сюда дорогу и просто не вспомнит обо мне. Никогда.
Ему не место здесь – в затерянной в глуши бревенчатой хижине. У него своя жизнь – в городе, в каменном доме, или, может, даже замке. Филипп должен взять себе в жены обычную девушку из хорошей семьи, стать главой многочисленного семейства, выезжать на рыцарские турниры и балы.
Лесная ведьма никогда не подойдет для роли его благонравной супруги.
Я прекрасно понимаю это. Представляю, что выскажет по этому поводу его семья и высший свет. Осознаю, что мы не подходим друг другу по статусу и положению.
Но… если бы он остался хотя бы еще на один день… еще на одну ночь… я никогда не смогла бы отпустить Филиппа.
И поэтому стираю его воспоминания, как должна была сделать уже давно. А еще, на всякий случай – заставляю Карела забыть дорогу на мою поляну. И мало того, прошу лес больше не пропускать их ко мне…

…Тянутся бесконечные дни и еще более бесконечные ночи. Осень сменяет лето. Все раньше темнеет, все позже светлеет. Улетают на юг птицы, готовятся к зимней спячке медведи и барсуки. Закатываются в листву ежи, укрывая себя от зимних морозов и снега. Не прекращается занудная морось – но я только приветствую ее. Под дождем можно уговаривать саму себя, что по щекам текут не слезы, а надоедливые капли.
Я тоскую по Филиппу – мучительно, безотрадно и безнадежно. Он приходит ко мне во снах – такой же улыбающийся, ласковый, нежный, как в нашу последнюю ночь. Он чудится мне днем – и я постоянно оборачиваюсь, подспудно ожидая, что увижу его крепкую фигуру за спиной. То и дело выглядываю в окно, услышав призрачный лай Карела...

…Мне плохо. Очень плохо. Все валится из рук. Подгорает в печи хлеб, но мне все равно, что есть – свежую горбушку или обугленную корку. В углах скопилась паутина. Горшки и тарелки на полке составлены кое-как и только чудом не валятся на давно немытый пол. Мой аккуратный и чистый домик все больше и больше приобретает вид жилища страшной лесной ведьмы.
И в день, когда землю покрывает первый снег, я прихожу к выводу – мне нужно еще раз увидеть Филиппа. Убедиться, что он полностью забыл обо мне и живет своей жизнью, полной счастья и смеха. Но для этого придется выбраться в город, потому что к себе я не хочу его звать. Второй раз мне не хватит душевных сил стирать его воспоминания...

…Лось подвозит меня к опушке. Дальше – уже окраина города. Первый же встреченный голубь согласно курлыкает, сообщая, что знает, где живет Филипп, высокий темноволосый мужчина с синими глазами. Первая же встреченная кошка уверяет, что может проводить меня к нему.
Мы - я и кошка – идем по выложенной камнями дороге. По обеим сторонам высятся каменные дома. Может быть, они и не такие огромные, как мне кажется, но по сравнению с моей хижиной - просто гигантские. Рядом с ними высятся деревья – сонные, сбросившие листву к зиме, и мое сердце теплеет от осознания того, что и в городе любят природу.
Везде люди: мужчины в широкополых черных шляпах и меховых жилетах, женщины в капорах и белоснежных передниках, возбужденно кричащие дети, напомнившие мне стайку пташек. Никто не замечает меня – я позаботилась о том, чтобы отвести глаза. Ни к чему удивленные взгляды, перешептывания за спиной и гневные восклицания.

Кошка выводит меня к искусно выкованной ограде, увенчанной острыми пиками. Она лапкой показывает за нее и мурлыканьем сообщает, что Филипп живет там, но она не знает, смогу ли я пробраться за ворота – их охраняют два человека в красной форме, вооруженные острыми алебардами. Сама кошка легко проберется в дыру в заборе, но она слишком мала для меня.
Я благодарю ее и отпускаю, изучая окрестности. За оградой виден замок – значит, мои догадки верны. Филипп происходит из высшего общества и живет при королевском дворе. Может быть, и не стоит пробираться внутрь. Там значительно больше людей, чем на улицах, мне будет сложнее скрыться от посторонних взглядов и легче нарваться на неприятности. Тем более что в замковом дворе начинается какая-то суматоха – суетятся люди, лают собаки, из конюшни выводят оседланных лошадей.
Охота? Тогда мне тем более пора возвращаться домой, в глубину леса. Я не выношу жестокости и крови и не люблю тех, кому нравится безжалостная потеха. Но может быть, среди охотников будет и Филипп? И я смогу увидеть его в последний раз, с арбалетом наперевес, и это зрелище навсегда заставит меня забыть его?
Возможно. Тем не менее стоит отойти подальше, чтобы разгоряченные лошади не затоптали меня копытами. Я иду вдоль ограды – не очень далеко, так, чтобы хорошо видеть тех, кто выедет из замка, и проверяю, что меня по-прежнему никто не может заметить.
- Дорогу Его Величеству!
С лязгом поднимается решетка. Мужчины в красной форме с усилием раскрывают ворота.
Я успеваю подумать, что наконец-то увижу короля, на землях которого, собственно, живу, но тут сердце пропускает удар.
Из распахнутых ворот рысью выезжает только один серый жеребец, рядом с которым несется крупный черный пес. Поводья держит темноволосый мужчина, и, хотя цвет его глаз невозможно различить, я совершенно точно знаю, что они синие.
Филипп.
Я впитываю его облик: нахмуренные брови, плотно сжатые губы, упрямо выдвинутый подбородок. Непохоже, что он светится от счастья и радуется жизни.
Порыв ветра раздувает подол платья и волосы. Карел, втянув чутким носом воздух, внезапно резко разворачивается в мою сторону и с громким лаем кидается ко мне.
- Ох…
Я могу отвести глаза людям, но не нюх – собакам. Я заставила Карела забыть дорогу, но не себя. Пес, не в силах сдержать радость от долгожданной встречи, лижет мне руки и виляет хвостом.
- Карел, что с… Боже милостивый…
Я замираю, забыв про пса. Этого не может быть. Это невозможно.
Но Филипп спрыгивает с Грея и быстрыми шагами, почти бегом идет ко мне. Именно ко мне, не к своей собаке. Он видит меня, потому что его губы произносят мое имя.
- Элина? Но… Элина!
Я все еще не могу отойти от изумления. Он не может видеть меня. Он не может помнить меня. Но Филипп и видит, и помнит, и кружит меня на руках, сбивчиво объясняя:
- Я искал тебя все это время, но никак не мог найти. Мы с Карелом объездили весь лес, мы проводили в нем дни напролет. Я пытался найти дорогу к тебе, спрашивая во всех окрестных деревнях, и боюсь, что теперь крестьяне считают своего короля не Благословенным, а Безумным, так что не удивляйся, если услышишь мое новое прозвище. Но где ты была? Я скучал по тебе. Ты не представляешь, как я по тебе скучал…
Его губы прижимаются к моим.
В моей голове крутится множество вопросов, но все они сейчас не имеют значения. Какая разница, почему это возможно и как это произошло? Важно только одно: Филипп помнит меня, обнимает меня и, кажется, больше никуда и никогда не отпустит…
Высыпавшие из-за ограды богато одетые люди, слуги, охрана у ворот – все смотрят, как Его Величество целует незнакомую девушку с длинными рыжими волосами…

Я поуютнее устроилась на россыпи подушек, слишком поздно осознав, что мой крик мог разбудить Филиппа. И не ошиблась. Он обнял меня за плечи, притянув к себе.
- Элина, что случилось?
- Ничего.
Я приподнялась и поцеловала его. Филипп не поддался на провокацию.
- Но ты кричала.
- Правда, ничего. Я просто не сразу вспомнила, что теперь живу не в хижине.
- Придет весна – и мы вернемся туда, если захочешь. А сейчас, пока стоят морозы, в замке будет лучше, поверь мне.
- Я верю, - с чувством прошептала я, кладя голову на плечо своего мужа.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/305-36957-1#3403175
Категория: Свободное творчество | Добавил: amberit (23.02.2022)
Просмотров: 837 | Комментарии: 7


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 7
0
7 sova-1010   (17.05.2022 18:44) [Материал]
Какая очаровательная сказка! Браво автору: идеально выдержаны не только стиль и слог, но и размер! Получила огромное удовольствие от прочтения. Спасибо!

0
6 Concertina   (01.05.2022 20:46) [Материал]
Цитата Текст статьи ()
цветы тоже живые, они хотят расти и радовать глаз среди изумрудной травы.

Какие мы капризные и сложные существа. Трудно нам угодить biggrin
Цитата Текст статьи ()
Филипп приходит каждое утро все раньше и раньше и уходит все позже и позже.

И спит все меньше smile biggrin

Чудесная и приятная история! И мне понравился объем, ни убавить, ни прибавить! Большое спасибо!

0
5 Galactica   (30.04.2022 17:35) [Материал]
Милая история) Автору спасибо!

0
4 Танюш8883   (30.04.2022 13:23) [Материал]
Вот так вот. Ни магия, ни лесные дебри, ни расстояние и время не могут оградить девушку от её судьбы. Спасибо за историю)

0
3 Валлери   (29.04.2022 16:01) [Материал]
У меня одна претензия к истории - мало!)))) Очень понравились и сюжет, и слог, и герои, хотелось читать и читать, настолько симпатичны ведьмочка с королём. Образы вышли яркие, привлекательные. Милейшая история, спасибо огромное и удачи в конкурсе!

0
2 pola_gre   (15.03.2022 16:03) [Материал]
Спасибо! Милая сказка

Хотя странно, что король ездит один, без свиты и охраны, а теперь еще и без арбалета... - этого не может быть! biggrin

Удачи в конкурсе!

0
1 з@йчонок   (23.02.2022 17:14) [Материал]
Было интересно, спасибо!