Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1668]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2516]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [21]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4754]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2389]
Все люди [15070]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14250]
Альтернатива [8973]
СЛЭШ и НЦ [8833]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4345]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (10.18-11.18)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Король моего сердца
Оставляя позади отцовские надежды, устремляясь навстречу столь желанной любви, юная принцесса еще не знает, сколь многое ей суждено будет постигнуть на избранном пути. Понять, что не всегда зажегшаяся в сердце искра перерастает в пламя. И что даже в простом наемнике можно отыскать своего Короля…

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Сердце трудно понять
Сёстры Блэк выбрали три совершенно разных линии жизни, любви, ненависти и всего, что заключено между этими двумя чувствами.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Академия вампиров
7. Сверхъестественное
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 549
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Цепь, клинок и крест. Глава 6

2019-2-16
4
0
Глава 6


Нейда медленно выдохнула, вкладывая меч в ножны. Она видела, как лица охотников исказились от бессильной ярости, но также отлично понимала, что затевать бой они не посмеют. Кто бы мог подумать, что Филипп будет так упрям… Черт бы его побрал!
Крестоносцы снова расходились к своим кострам. Девушка несколько мгновений смотрела вслед уходящим наемникам, а потом повернулась, чтобы, в свою очередь, вернуться к прерванному ужину, — и встретилась взглядом с Артуром.
— Благодарю вас, — Нейда почтительно опустила голову. — Если бы не вы…
— Не стоит, — чуть улыбнулся граф. — Я просто делаю свое дело, поступаю по совести. Так мне велит делать Господь. Пока вы здесь — вы находитесь под защитой Церкви, и любой, кто попытается вас забрать, встретит достойный отпор.
— Вы все время говорите о Боге, о церкви, но ведь дело не только в этом. Вы бы не стали так рисковать ради незнакомой девушки. Никто не стал бы, — бывшая амазонка подняла глаза и пристально посмотрела в лицо собеседнику. — Вы знаете, кто я. Так ведь?
— Я видел вас на арене, очень давно, но помню всё, словно это было вчера. Вашим навыкам, вашей силе духа позавидует любой славный рыцарь. А то, что вы появились здесь в тот самый момент, когда мои люди так нуждаются в воодушевлении — это ничто иное, как послание Господа всем нам. Разве мог я поступить иначе? Разве мог я отвергнуть подарок Бога?
— Я нужна вам как вдохновитель? — Нейда прищурилась.
— Не мне одному, но всему нашему воинству. Ваш приход означает скорое поражение безбожников востока и расцвет новой эпохи, — Артур раскинул руки и поднял взгляд в звездное небо, его голос едва различимо дрогнул. — Вместе мы уничтожим наших врагов, положим конец нашим внутренним разногласиям и войдем в эту эпоху единым христианским народом, сильным, непобедимым… Мы с вами творим поистине великое дело, теперь наша задача — убедить в этом остальных.
Граф умолк. На несколько мгновений воцарилась тишина — только за соседними шатрами потрескивали костры и слышался приглушенный говор. На площадке же перед штандартом не было никого, кроме них двоих.
— Спасибо, господин граф, — наконец нарушила молчание девушка. — Спасибо за всё — и за откровенность, и за то, что не выдали. Вы хороший человек. Если я могу как-то отплатить вам за помощь, то только скажите.
— Лучшей благодарностью мне будет ваша верная служба во славу Его. Борьба с неверными бок о бок с остальными — вот, что от вас требуется. Станьте прекрасным символом для каждого из моих людей. Покажите им, что такое рвение и храбрость, — в глазах Артура сияла непреклонная решимость.
— Я буду сражаться за Вас столько, сколько требуется, или пока не погибну, — твердо проговорила Нейда и низко поклонилась.
Граф кивнул и направился в свой шатер, а девушка вновь подошла к костру, возле которого отдыхала совсем недавно. Остальные воины уже поели, так что у слабо потрескивающих поленьев расположились всего двое. Нейда, ни на кого не глядя, села на землю и снова принялась за порядком остывший ужин. По лицу скользили теплые красноватые отблески затухающего огня.
— Нейда, это в самом деле ты? — голос заставил девушку вздрогнуть и едва не выронить плошку.
— Алира? — поверить собственным ушам было слишком трудно.
— Ты еще помнишь мое имя? — девушка рассмеялась и стянула с головы капюшон. Светлым пятном в сумраке засветились белокурые волосы.
— Может, и меня не забыла? — вмешался второй из незнакомцев.
— Лиона… — выдохнула Нейда, чувствуя, как мир переворачивается с ног на голову. — Ты-то здесь откуда?
— Пути Господни неисповедимы, — улыбнулась та, поднимаясь и обходя костер с другой стороны. — Лучшее тому доказательство — твое появление.
— Давно вы здесь? — спросила Нейда, протягивая обе руки и обнимая так нежданно обретенных подруг за плечи.
— Я — дня три, Алира — чуть дольше. Теперь ты тоже с нами. Небу угодно собрать в этот поход все силы, доступные нашей Церкви.
— Не спорь с ней, — засмеялась Алира, заметив, что Нейда хочет что-то сказать. — Не важно, почему мы здесь. Важно, что мы снова вместе, после стольких лет.
— Верно, — Нейда медленно кивнула. — Прошлое неважно.
— Я видела, что случилось у штандарта, — проговорила Лиона. — От кого же тебе пришлось сбежать?
— От Лоранского Беркута, — отозвалась Нейда враз похолодевшим голосом. — Так что слова про «влиятельного человека» не были пустым звуком.
— Граф Гримстон поступил очень благородно, — задумчивая улыбка скользнула по губам Лионы, собирая в мелкие морщинки усыпанную бледными веснушками кожу. — Достойнейший сын нашей матери Церкви.
— Он просто не спросил, против кого пошел, — криво усмехнулась Нейда. — Впрочем, все просто: он знает, кто я.
— Вот как? — Алира подняла бровь.
— Запомнил когда-то на арене, а теперь узнал. Взаимовыгодное сотрудничество. Он меня не выдаст, я буду сражаться под его знаменами, — Нейда глубоко вздохнула. — Меня это более чем устраивает. Осталось поскорее убраться отсюда. Наверное, пока мы не выйдем в море, я всё равно не буду чувствовать себя в безопасности.
Костер догорел. Над черными обугленными головешками ещё поднималось тепло, но свет погас. Несколько минут девушки сидели молча, держась за руки, и каждая мыслями бродила где-то в далеком прошлом, когда они вот так же втроем были готовы выйти на арену хоть против целой толпы. Теперь им предстояло совершить нечто подобное. Только не на арене, а в разогретых солнцем песках Палестины. Первой на ноги поднялась Лиона.
— Идем ко мне в шатер, там для тебя найдется место. Ты, должно быть, уже с ног валишься от усталости.
— Не то, чтобы совсем валюсь, — усмехнулась Нейда, — но поспать не под открытым небом не откажусь.
Лагерь засыпал. Только перекликались у ограды часовые, да то и дело всхрапывали лошади. Девушки за несколько минут дошли до небольшого светлого шатра, выделенного командованием Лионе. Внутри было темно, только тлела в углу лампада. Лиона зажгла свечу.
— Располагайся.
Нейда бросила седельные сумки и раскатала по земле два одеяла.
— А ты где спишь? — спросила она, оглядывая шатер в поисках второй постели.
— Здесь, — Лиона с улыбкой показала себе под ноги. Затем вытянула меч из ножен и, выйдя на улицу, вонзила его в землю. Опустившись на колени перед перекрестьем, девушка сложила ладони и закрыла глаза, погружаясь в молитву.
— Она изменилась, — задумчиво проговорила Нейда, расстегивая плащ и стягивая сапоги.
— Все мы изменились, — улыбнулась Алира. — А все-таки, мы — это по-прежнему мы. Ты не представляешь себе, как же я рада тебя видеть.
Некоторое время они сидели и тихо разговаривали. Потом Нейда, чувствуя, что усталость берет своё, стряхнула через голову кольчугу, за ней камзол. Нижняя рубашка задралась, до половины открыв спину девушки, исполосованную старыми шрамами.
— Ты не сочтешь меня излишне любопытной, если я спрошу, откуда это? — Алира осторожно протянула руку, не касаясь отметин.
— Они уже давно не болят, — хмыкнула Нейда, выпрямляясь и одергивая одежду. — Всего лишь напоминают, каким человеком был мой хозяин.
— Сдается мне, что твой герцог оказался намного хуже нашего графа, — протянула Алира,.
— О, куда там, — Нейда махнула рукой, но жест получился чуть наигранным, и если бы Алира пригляделась, она бы рассмотрела в глубине синих глаз подруги хорошо спрятанный, но не изжитый до конца страх. — Спину мне, например, в первый раз изукрасили за то, что я точно выполнила его приказ, и более того, он остался доволен…

Тот вечер не предвещал ничего странного. Закончив тренировку, Нейда вернулась в свою комнату и легла. В мышцах разливалась приятная усталость, хотя спать не хотелось. Сегодня мастер-мечник отпустил ее даже раньше обычного, судя по всему, удовлетворенный результатом поединка. Выходить на бой со щитом девушка не любила, предпочитая скорость и подвижность возможности закрыться от удара массивной деревяшкой. Проще увернуться, сбросить клинок врага в сторону, перенаправить собственным мечом… но по воле Филиппа иногда приходилась вешать на локоть и щит. От его веса, оттягивающего левую руку, Нейда уже давно не страдала, приучив тело работать на пределе, но быстротой движения с дополнительным грузом по-прежнему была недовольна. Всегда можно реагировать быстрее, еще быстрее…
Когда дверь отворилась, девушка как раз мысленно разбирала последний свой тренировочный бой, прикидывая, что можно было бы сделать лучше. На пороге стоял юноша с гербовым беркутом на кафтане.
— Его светлость велел проводить вас в каминный зал.
Нейда со вздохом кивнула и последовала за ним. Герцогский замок не спал даже ночью — перекликались на постах часовые, суетились не успевшие за день выполнить свою работу слуги. Душу девушки терзало нехорошее предчувствие: не страх, но тревога. Бояться Филипп отучил ее уже давно, так что теперь только он сам мог вселить в ее сердце это чувство, граничащее с ужасом. А сейчас ужаса не было, но было понимание того, что вызвали ее не просто так. В каминный зал Лоран ее раньше никогда не приглашал.
Когда тяжелые двустворчатые двери медленно, но беззвучно раздались в стороны, девушка сразу же убедилась в том, что предчувствия ее не обманывали. Возле камина, заполненного искрами и языками пламени, стоял стол, вокруг которого расположились семеро мужчин. Их котты, небрежно отброшенные на спинки кресел, висели цветастыми тряпками, не позволяя разглядеть гербы, но Нейда не сомневалась: это знать. Родовитая, титулованная знать. Встретила на улице — перейди на другую сторону и замри в поклоне.
Сейчас они ели, пили и смеялись, совсем как простые люди. Затем Филипп поднял голову и встретился с Нейдой взглядом. Вслед за ним обернулись остальные. Девушка несколько мгновений стояла неподвижно, глядя в холодные серые глаза своего господина, затем быстро опустила голову и поклонилась.
— А вот и она, друзья мои, — герцог улыбнулся одними губами. — Прекрасный боец.
— Почему вы не выставляете ее на арену? — спросил один из гостей, повернувшись к Нейде и окидывая ее оценивающим взглядом. — Если она так хороша, как вы говорите, это было бы занятное зрелище.
— Я помню некоторые ее бои, — задумчиво проговорил другой. — И когда Монт распродал свою школу, я даже опечалился, что она исчезла.
— Видишь, друг, никуда она не исчезла. Просто любой, даже самый драгоценный камень, надо огранить, чем я и занимался эти два года, — Филипп отпил вина, потом махнул Нейде рукой.
— Подойди сюда.
Девушка приблизилась. Герцог указал ей на скамью рядом со своим креслом.
— Садись.
Она подчинилась. Замерла на жестком сиденье, настороженная, прямая, губы сжаты, глаза быстро, почти незаметно скользят по лицам вокруг. Кто-то кажется ровесником Филиппа, кто-то старше — из-за седых висков, трое явно моложе. Внезапно прямо перед ней на столе оказался такой же, как и у остальных, серебряный кубок. Темно-красная жидкость чуть колыхалась от движения.
— Пей.
Нейда вздрогнула. Одно дело драться со своим хозяином. Другое — сидеть с ним за одним столом, пить то же, что и он и его высокородные гости. Господи, Филипп, что ты задумал на этот раз?.. Но ослушаться она уже не могла. Рука, коснувшаяся холодного металла кубка, едва ощутимо дрогнула. Девушка не сомневалась, что Лоран заметил и нерешительность, и дрожь. Но пока ничем не выказал своего гнева. Ждет… Чего? Зачем она здесь? Неужели герцогу просто вздумалось похвастать перед друзьями своим новым увлечением? Нет, быть того не может, Филипп ничего не делает просто так.
Вино оказалось сладковато-терпким, чуть вяжущим язык и нёбо. Вкусным. Такого Нейде пить еще не доводилось.
— Выпьем за красоту, господа? — Филипп откинулся на спинку кресла. — Пусть она всегда будет рядом с нами во всех возможных воплощениях.
— Одно из них сидит сейчас подле тебя, Филипп, — усмехнулся длинноволосый начавший седеть мужчина с орлиным носом.
— Завидуешь, Альберт? — Нейда видела, что несмотря на то, что герцог поставил на стол выпитый до дна кубок, глаза его по-прежнему смотрят пристально и жестко. Только вот остальные гости, похоже, этого уже не замечают.
— Когда это тебе было дело до чужой зависти? — тот, кого назвали Альбертом, скользнул по девушке задумчивым взглядом. — А впрочем, не об этом речь. Засиделся я что-то. Можно предложить твоему прекрасному бойцу разминочный поединок?
— А почему нет? — Филипп чуть улыбнулся. — Места здесь более чем достаточно.
Нейда поднялась с места и чуть запоздало сообразила, что ее пояс пуст, в то время как Альберт, отступив на свободное пространство слева от камина, уже обнажил короткий меч с богато украшенным эфесом и теперь выжидающе покручивал его в руке.
— Возьми, — она обернулась. Лоран протягивал ей вынутый из ножен клинок рукоятью вперед. Нейда молча взяла оружие. Это не его меч… Точно не его. Вес, форма перекрестья — это не под его ладонь… Специально принес?..
Они замерли друг напротив друга. Голоса за столом стихли, все обернулись в сторону дерущихся. Нейда опустила клинок, нарочито открывая голову и почти все тело, провоцируя на первую атаку, желая понять, что представляет из себя ее противник. Альберт, напротив, уже несколько раз сменил позицию, угрожая, но не разя. Слава амазонки заставляла быть осторожным даже в тренировочной схватке. Тем более, с боевым оружием.
Рыцарь атаковал внезапно, быстро и решительно, хотя и недостаточно хитро, чтобы успеть пробиться сквозь мгновенно выстроенную защиту. Парировав связку простых, хотя и сильных ударов, Нейда отскочила в сторону, намечая возможность контратаки, но по-прежнему не отнимая инициативу. Если у этого старика нет про запас каких-то особых, изощренных приемов, то с ним уже все понятно. Реальный бой можно было бы закончить одним уколом. Но раз ему хочется — можно и поиграть.
Вполоборота уходя от очередного выпада, девушка попыталась поймать взгляд Филиппа. Герцог наблюдал с выражением сдержанного интереса на лице, но когда их глаза встретились, по его тонким губам скользнула тень усмешки. Нейда достаточно внимательно изучила настроения своего хозяина, чтобы в этом намеке на эмоцию уловить одобрение. Так значит, он хотел этого? Схватки? Что за странный каприз… Каждый день в тренировочном зале поединки получаются гораздо интереснее… Черт бы тебя побрал, Филипп, с твоей скрытностью.
Бескровный поединок развращает — или же Альберт на самом деле был настолько посредственным мечником — но он допустил две ошибки, воспользовавшись которыми, Нейда легко смогла бы его достать. Один раз — оставил неприкрытым бедро, второй — подмышку. В этом случае удар без доспеха получился бы смертельным. А может быть, привыкнув воевать со щитом, он просто не смог так быстро перестроить наработанный стиль боя. Невелика разница… В груди разливалось приятное тепло от осознания собственной силы. Третье промедление с контрударом Нейда уже не простила, рывком сократив дистанцию и приставив самое основание своего клинка рыцарю под подбородок. Левая ладонь легла на эфес его меча, пресекая возможные попытки рубануть снизу. Их взгляды встретились. Альберт чуть улыбнулся, отступил на шаг и медленно, не сводя с нее глаз, кивнул.
— Это было прекрасно, благодарю.
Нейда кивнула молча. Опустила меч и замерла, бросив косой взгляд на Лорана. Тот сидел, чуть прикрыв глаза. Бог его знает, доволен или нет. Девушка помедлила, затем перехватила свое оружие за середину лезвия и хотела протянуть хозяину, но тот чуть качнул головой. Едва заметное движение — только шевельнулись светлые волосы. Но Нейда увидела. И поняла: ещё не конец. Герцог ждет от нее чего-то. Понять бы, чего…
— Глотни, ты честно заслужила, — Альберт с улыбкой протягивал ей полный кубок. — Я слышал о таких, как ты, но, клянусь Небом, мне и в голову не могло прийти, что ты настолько хороша.
Девушка приняла кубок и снова посмотрела на хозяина. Тот не шелохнулся. Нейда отпила вина и поставила кубок на стол. Ждать… чего?
— Герцог, вы позволите? — от стола стремительно поднялся средних лет мужчина с тонким шрамом, уходящим через щеку под волосы.
Филипп кивнул. В это мгновение их глаза встретились, и Нейде показалось, что во взгляде герцога мелькнуло нечто неуловимое… И усмешка — довольная? Он этого хотел? Гадать некогда.
Девушка подняла меч к правому плечу, готовая ударить или блокировать, и медленно пошла по дуге, обходя противника. Тот стоял неподвижно, только клинок чуть вздрагивал. Им словно владела нерешительность. Но тогда зачем было вообще ввязываться в поединок? А может быть, он просто выжидает. Ну что же, пора бы дать ему шанс…
Нейда чуть сбилась с шага, нарушая собственный заданный ритм и словно случайно отводя руку в сторону дальше, чем следует. Если поведется — значит, маловато опыта. Он повелся. Но ударил так быстро и сильно, что девушке даже пришлось принять удар на меч, вместо того, чтобы просто уйти с линии атаки. Если бы не бесконечные тренировки Филиппа, быть ей с отметиной. Так чего же он хочет… Чтобы ее достали? Пролили кровь? Но ему самому сделать это было бы гораздо проще.
Короткий яростный обмен ударами. А противник — злой боец. Метит именно ранить, не взирая на то, что поединок бескровный… Не хочет проиграть, как свой предшественник? Зачем, черт побери, тогда взялся за оружие? Или просто любит калечить? Тогда странно, что он на что-то рассчитывает, если видел предыдущую схватку…
Впрочем, долго размышлять над личными мотивами своего противника Нейда не собиралась. Несмотря на его нахальство и явную агрессию, девушка уже видела, что гонору в нем больше, чем мастерства, а значит, затянувшуюся игру можно будет закончить в любой момент. Правда, лучше будет не намечать смертельный удар, а обезоружить. От такого типа можно ожидать любой подлости, если поражение, пусть и неопасное, заденет гордость. А оно ее точно заденет…
Размен ударами, звон стали, легкий скользящий шаг, словно в танце. Нейда любила бой, несмотря ни на что. Любила азарт, которым каждый раз закипала кровь. Любила ощущать клинок продолжением своей руки. Взгляд случайно, по привычке, скользнул по лицам зрителей. Сейчас они были ближе, чем на арене, и девушка без труда различала блеск их глаз, прикованных к дерущимся. Может быть, они приехали к Лорану именно для этого? Бой с бесправным противником, которому не надо платить выкуп в случае проигрыша, за смерть которого никто не спросит — ни родня, ни сюзерен?.. Нет-нет, хватит ломать себе голову. Филипп едва ли позволит убить ее — иначе он глупец, что вкладывал в ее обучение столько сил. Или он именно о такой забаве думал с самого начала? Ставить ее драться с теми, кто захочет, запрещая при этом ранить противников? И никакого риска… От закрутившихся невообразимым вихрем мыслей девушку отвлек внезапный взгляд Филиппа. Пристальный, ледяной, в самую душу. Так он смотрел, когда отдавал приказ. И сейчас, поймав отражение ее глаз в своих, он чуть заметно качнул ладонью в воздухе, словно… отсекая что-то? Нейда вздрогнула. Приказ. Он хочет, чтобы она убила этого рыцаря… Здесь, сейчас, в бескровном поединке. Неважно, что сам он охотно дотянулся бы до нее острием меча. Важно, что он — рыцарь и знатный человек, а она — рабыня… Но взгляд Беркута не отпускал, требуя понимания и повиновения.
Усилием воли заставив себя сконцентрироваться на всё еще продолжающейся схватке, девушка подстроилась под очередной удар, давая противнику возможность шагнуть вперед, продавить кажущуюся недостаточно сильной защиту — и в последний момент чуть изменила положение клинка, перенаправляя его из воздуха прямо под подбородок еще не почуявшему опасности воину. А дальше оставалось только выпрямиться, распрямляя руку и вгоняя несколько дюймов заточенной стали в ничем не защищенное горло. По лезвию побежала темно-красная струйка, стремительно заполняя долу и устремляясь к эфесу. Пару мгновений мужчина стоял неподвижно, глядя на свою убийцу быстро стеклянеющими глазами, а затем с глухим, булькающим стоном осел на пол.
Загрохотали отодвигаемые кресла, зала заполнилась возгласами и лязгом оружия — двое из гостей обнажили мечи. Нейда не успела сделать и пары шагов прочь от расползающейся по полированным доскам кровавой лужи, как к ней подскочил Филипп. Рывок — меч летит куда-то в сторону, а щеку обжигает пощечина, настолько сильная, что голова дернулась.
— Корова неуклюжая, — процедил герцог сквозь зубы. И под его взглядом все слова оправдания и недоумения застыли на языке.
— Как так могло получится? Бедняга, умереть так глупо… Наказать убийцу! — звучало со всех сторон — гости обступали их плотным кольцом. Двое подняли мертвеца и перенесли на лавку возле стены. Еще двое с мечами в руках стояли совсем рядом, и у Нейды мелькнула мысль, что если кто-то из них решит сейчас ее прикончить — даже Филипп не успеет.
Но он и не думал успевать.
— Подержите ее, — бросил герцог через плечо, буквально швыряя девушку им под ноги. — Альберт, я могу рассчитывать на твою помощь?
— Разумеется, — рыцарь стоял чуть поодаль, качая головой.
— Завтра составишь мне компанию — я поеду к его родным, заплачу виру.
— Не проще ли послать кого-нибудь? Путь неблизкий.
— Нет, — резко отозвался Лоран. — Его убила моя рабыня, это произошло на моей земле, а значит, отвечать должен именно я. Черт бы ее побрал…
— Друг мой, бывают несчастливые случайности, — Альберт вздохнул. — В конце концов, он умер как мужчина, с оружием в руках.
— Это верно, — губы Филиппа чуть скривились. — Тащите ее во двор.
Нейда не сопротивлялась, когда ее под руки выволокли в коридор, не давая подняться на ноги. В голове царило смятение. Так было или не было?.. Неужели взгляд Лорана ей только померещился? Или она неправильно его поняла? А может быть, нечего было понимать? И что будет теперь… Убьют? Филипп, дьявол тебя раздери, чего же ты на самом деле хотел?! Но спросить она уже не смела. Оставалось молчать и ждать.
Во внутреннем дворе замка ночной мрак разгоняли несколько факелов, принесенных кем-то из гостей и закрепленных на стене. Мальчишка-паж подбежал к Филиппу и, задыхаясь не то от волнения, не то от быстрого бега, говорил с ним вполголоса. Нейда видела, как герцог кивнул. Через пару минут из боковых дверей вышли двое слуг с длинной скамьей в руках. За ними шел третий — и по каменным плитам у его ног змеился кнут. Нейда вздрогнула. Подняла глаза на Филиппа — он смотрел на нее, не мигая. На губах вечная полуусмешка, во взгляде лёд. Он шагнул вперед, стиснул ее плечо и толкнул к лавке, так что она не удержала равновесие и почти упала на нее. В следующий миг слуга грубо дернул ее за руки и стянул запястья веревкой под доской. Нейда по-прежнему не сопротивлялась. Зачем? Разве это что-то даст?
Рубашка на спине затрещала под ножом. Девушка прижалась щекой к чуть теплой скамье, изо всех сил всматриваясь в рисунок древесины. Когда между лопатками обрушился первый удар, она не вскрикнула, а только крепче сжала зубы. Боль можно стерпеть, а кричать — это слабость. Филипп слабости не прощает. Но, черт возьми, померещилось или приказ в самом деле был?..
Хлесткие, жгучие удары падали на спину с размеренной неотвратимостью. Нейда вздрагивала, стискивала связанные руки в кулаки и судорожно глотала кровь, сочившуюся из прикушенной губы. Это закончится, рано или поздно закончится, Филипп не станет запарывать до смерти… Сдерживать крик становилось все труднее. Кровь горячими струйками стекала по бокам, напитывая остатки разрезанной рубахи. Глаза постепенно затягивала пелена. Но наказание закончилось прежде, чем сознание померкло окончательно.
— Думаю, с нее хватит, — голос Филиппа.
Сил поднять голову и оглядеться нет. Шаги, множество шагов, стук закрывшейся двери, тишина… Так и оставят здесь, истекать кровью? Бог им судья… Обморок, видимо, все-таки случился, потому что в какой-то момент Нейда вдруг поняла, что ее руки свободны и, обвиснув с лавки, касаются каменных плит, а по иссеченной спине расползается приятная прохлада от повязки. Кто и когда успел это сделать — девушка не знала. Но в следующее мгновение над самым ухом прозвучал голос Лорана.
— Молодец, я тобой доволен.
— Что? — Нейде сперва показалось, что она ослышалась.
— Я не ошибся, соображаешь ты почти так же быстро, как дерешься.
— Вы довольны? — злость, отчаянная бешеная злость поднималась из самого сердца. — Вы хотели именно этого?
— Да. Его надо было прикончить. Случайно. Ты справилась с задачей, — Филипп опустился на землю и теперь смотрел ей прямо в глаза. — Надеюсь, будешь справляться и впредь.
— А вы будете вознаграждать меня кнутом? — прошипела Нейда. — По-моему, это подло…
— По-моему, ты забываешься, — Филипп прищурился.
Нейда сжала зубы, упрямо выдерживая немигающий взгляд серо-зеленых глаз.
— Никогда не забывай, кто ты и кому принадлежишь. А что до награды — ты ее получишь, — он усмехнулся. Послышался тихий металлический лязг, и девушка почувствовала под пальцами правой руки какой-то продолговатый предмет. Усилием воли заставив себя чуть приподняться, она всмотрелась. Кинжал. В роскошных украшенных тиснением ножнах, на эфесе поблескивают камни.
— Мне не нужны подачки, — сказала, словно выплюнула, Нейда.
— Это должно меня волновать? — Филипп скрестил руки на груди. — Знаешь, я поражаюсь своему терпению. Бог свидетель, любой другой на моем месте давно уже посадил бы тебя в подземелье на хлеб и воду, а может, и повесил бы — другим рабам в назидание.
— Так отчего же не повесите? — вскинулась Нейда, не в силах сдержать своё бешенство, хотя рассудок кричал остановиться и не искушать судьбу.
— Захочу — повешу, — пожал плечами герцог. — А пока не хочу. Пока я хочу, чтобы ты исполняла мои приказы. Так же, как сегодня — беспрекословно и точно. Не будешь повиноваться — умрешь. И умирать будешь долго и мучительно. Ясно?
Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, взгляд Филиппа был холоден, во взгляде Нейды полыхала вся ненависть, которую она не могла облечь в слова. Наконец девушка опустила голову.
— Да.
— Прекрасно, — Лоран легко поднял ее на руки. — Я знал, что ты выберешь.

***


По лагерю ходили слухи, что уже совсем скоро предстоит двинуться на побережье, в Альмер, где будут ждать корабли. Но пока это были только слухи, которые командиры не подтверждали и не опровергали. Добровольцы продолжали приезжать и приходить, кто с оружием, кто без. Кузнецы на скорую руку клепали стальные нагрудники для тех, у кого не было денег на кольчугу, чинили истрепавшееся в дороге снаряжение, точили мечи. У них работы скапливалось больше всех. Прочие обитатели лагеря проводили время в тренировках и ожидании сигнала к отъезду.
Нейда, Лиона и Алира почти не разлучались. Столько всего хотелось рассказать, услышать, вспомнить. Впрочем, о многом хотелось и умолчать, особенно Нейде, которая не горела желанием посвящать кого бы то ни было в подробности минувших пяти лет своей жизни. На тренировках они в первый же день передрались между собой и выяснили, что Нейда по-прежнему самая сильная, чему сама девушка ни капли не удивилась — ни разбой, ни, тем более, монастырь, не шли ни в какое сравнение с тем, чего требовал от нее Филипп.
Потом пришел черед остальных бойцов. Являясь утром на поле, предназначенное для обучения, Нейда вызывала на бой по очереди всех, кого удавалось. Эти бескровные поединки заканчивались для нее победой, иногда — ничьей, и никогда поражением. Молодые юноши, пришедшие в крестоносное воинство за славой и ратными подвигами, всё чаще смотрели на черноволосую девушку в простой кольчуге с восхищением и завистью. Воины постарше одобрительно кивали и предлагали ей заняться обучением юнцов.
Хорошего наставника из Нейды не получилось — слишком нетерпеливая и раздражительная, она требовала от своих учеников немедленного понимания, запоминания и применения — точь-в-точь как ее собственные учителя в замке Филиппа. Но что-то преподать ей все же удавалось, и нередко ближе к концу тренировки девушка замечала Артура, который наблюдал за происходящим и иногда одобрительно кивал — то ли ей, то ли ее ученикам, то ли своим мыслям. Сам граф на учебное ристалище не выходил ни разу. Алира посмеивалась, что он попросту не хочет случайно опростоволоситься перед своими солдатами в случае проигрыша. Лиона смотрела на подругу с молчаливой укоризной. Она после эпизода с наемниками Лорана прониклась к Гримстону уважением и теперь свято верила, что такой командир сможет привести их небольшое войско к победе. Нейде было абсолютно все равно, кто и куда их поведет — лишь бы подальше, туда, куда не дотянется даже рука герцога.

Июнь выдался жаркий. Пыль, поднимаемая копытами сотен лошадей, окутывала воинство Христово плотным серо-желтым облаком. Вереница всадников, едущих шагом, нестройные ряды пехоты. Граф Гримстон наконец повел свои силы на восток, к Лионскому заливу.
Щит за плечом, длинный плащ с нашитым на него крестом, покрывающий спину лошади, притороченный к седлу шлем… Мерная поступь Рыси, баюкающая и успокаивающая. Удерживая поводья одной рукой, Нейда ехала, не вслушиваясь в разговор Лионы и Алиры рядом. Она была погружена в собственные мысли. Море… какое оно? Раньше ей не доводилось там бывать. Было любопытно и немного страшно — плыть через бескрайний простор на утлом деревянном суденышке, доверившись только ветру, волнам и милости святых заступников… На привале девушка поделилась своими опасениями с подругами. Лиона улыбнулась и сказала, что Господь не допустит их гибели, раз они едут сражаться во славу Его, а Алира только пожала плечами.
— По-твоему, смерть в море хуже, чем на поле боя?
— На поле боя ты можешь сражаться за свою жизнь, можешь победить даже в безвыходной ситуации, если достаточно силен.
— И в море, и на поле боя судьбу твою определяет воля Божья, — возразила Лиона. — Мы умираем так, как присудил нам Спаситель.
— Как думаешь, что же он приготовил для нас? — усмехнувшись, спросила Нейда.
— Воину предназначена смерть от клинка, — Лиона прикрыла глаза. — Хотя я молюсь о том, чтобы, если на то будет Его соизволение, вернуться в обитель Святой Женевьевы и принять постриг.
— Аминь, — вздохнула Алира. — А я бы предпочла не умирать вообще. Раздобыть золотишка, устроиться где-нибудь и дожить свой век в тишине и покое. Воевать всю жизнь — утомительное занятие.
— Уже наскучило? — Нейда устроилась поудобнее, вытянув к костру усталые ноги.
— Пока нет, но рано или поздно — обязательно, — засмеялась Алира. — И к этому времени я хочу иметь достаточно денег, чтобы не умереть в нищете.
— Церковь будет щедра с теми, кто сражается за ее интересы, — заметила Лиона.
— Дай-то Бог.

Альмер оказался процветающим портовым городом. Над крышами домов виднелись мачты кораблей, недалеко от гавани высоко поднимался крест церкви Святого Николая, покровителя мореплавателей. Улицы были запружены народом. Горожане в самых лучших нарядах бросали цветы и ленты под копыта лошадей проезжающих воинов, звонили колокола, в воздухе плыл многоголосый ликующий гомон. «Да здравствует король! С нами Бог!» — рвалось из сотен глоток. Виновники этого безумия ехали не спеша, улыбаясь и кивая восторженной толпе. Кто-то перемигивался с хорошенькими девушками, кто-то принимал изрядно повядшие цветы и крепил к конской сбруе. Алира не раз и не два ловила на себе удивленные и восхищенные взгляды и несколько раз даже помахала рукой в ответ на громкие и нестройные пожелания удачи и победы.
Чуть повернув голову, она могла видеть ехавшую рядом Нейду — прямую, напряженную. Былая настороженность вернулась к ней, едва они свернули лагерь. С тех пор девушка постоянно оглядывалась, словно ждала нападения. Видимо, допускала, что охотники Лорана по-прежнему караулят свою добычу. Странный человек, похоже, этот герцог. Очень странный…
Чем ближе к пристани, тем явственнее ощущался горьковато-соленый запах моря. Скоро к людскому шуму прибавился рокот накатывающих на берег волн. А вот и конечная цель их пути — десятка полтора новых, ладных, изящных кораблей. Толпа, шум, морской ветер… славное начало пути, не правда ли? Алира усмехнулась своим мыслям. А ведь не явись тогда Ричард — ничего бы этого не было. Давно уже тлела бы в могиле, без имени и памяти… может, и в самом деле такова воля Божья?
Командиры отдавали приказы, всадники спешивались, войсковые священники громко возглашали молитвы, прося у святых заступников тихого и благополучного плавания. Альмерцы вторили молитвам многоголосым «Аминь». Алира прикрыла глаза. Да святится имя Твоё…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-38044-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Ав@нтюра (16.01.2019)
Просмотров: 452 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 робокашка   (17.01.2019 18:22)
... только царствия Твоего смертные так и не дождутся...
wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями