Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1684]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2539]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [18]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4794]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15091]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14308]
Альтернатива [8987]
СЛЭШ и НЦ [8917]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4347]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за апрель

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Джек на луне
Его зовут Женя, но для всех здесь он — Джек. Все равно никто не сможет выговорить его настоящее имя. Он живет с матерью, ходит в школу. Но вот мама снова выходит замуж, и они переезжают в дом нового отчима. Красивый, большой и… скрывающий за запертой дверью мрачную тайну. От того, сможет ли Джек ее разгадать, скоро будет зависеть жизнь – и не только его собственная.

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Крылья
Кирилл Ярцев - вокалист рок-группы «Ярость». В его жизни, казалось, было всё: признание, слава, деньги, толпы фанаток. Но он чертовски устал, не пишет новых песен. Его мучает прошлое и никак не хочет отпускать. Саша Бельская работает в концертном агентстве, ведет свой блог с каверзными вопросами. Один рабочий вечер после концерта переворачивает ее привычный мир…



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11724
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Второй шанс. Глава четырнадцатая

2019-5-20
14
0
Я смотрю в глаза Беллы, и мне становится глубоко безразлично, что должно или не должно быть истиной, что можно или нельзя, и на нарушение своих обещаний тоже, я просто чувствую словно избавление от большого груза. Любая недосказанность жутко гнетёт, и теперь мне значительно легче. Плевать на всё, в моих словах нет ни единой доли лжи, я, и правда, испытываю кажущиеся мне глубокими, прочными и ни в коем случае не мимолётными привязанность и симпатию, и я истинно рад, что смог открыться. Что теперь Белла всё знает, даже если вслед за моим коротким и с виду предельно ясным объяснением последуют лишь полное отрицание, несогласие и драма. Это банальность и клише, но мне всё равно, какой именно будет реакция. Пусть скажет что угодно, только не молчит. Давай же, девочка, ответь мне.

- В... в каком смысле? Я тебя не понимаю...

- Ты мне нравишься. Вот в каком смысле, Белла, - теперь уже абсолютно уверенно говорю я, едва сдерживаясь от того, чтобы сократить дистанцию и как минимум попытаться настоять на своём. Может быть, это то, что необходимо для ослабления обороны, ведь все женщины рано или поздно начинают желать, чтобы в их жизни появился истинный мужчина и был бы сильным за них и для них и обладал даром убеждения, но порой излишние резкость и напор наоборот могут навредить, и поэтому сейчас и не время для импульсивных и опрометчивых решений.

- Почему ты это говоришь? Это... это какая-то игра, шутка или проверка?

- Нет, клянусь, ничего такого. Это то, что я испытываю по отношению к тебе. И всё.

- Нет, не всё. Всегда возникает что-то ещё... всегда.

- Что возникает? Объясни.

- Я... я не знаю, как сказать. Но ты ошибаешься. Я не могу тебе нравиться. Тебе только кажется. Я не должна была это слышать, и мне жаль, что я стала свидетельницей разговора, не предназначавшегося для моих ушей, но твоя мама права. Ты просто... Ты просто видишь во мне другого человека, и только. И потому всё остальное нереально.

- Я не буду лгать и говорить, что это не так, потому что поначалу я, и правда, видел в тебе Таню, но теперь всё позади. Ты не она. Это осталось в прошлом... Ты это ты.

- Это не в прошлом. Разве ты не видишь? Я её совершенно не знаю и не знаю, какой она была, но, начиная с сегодняшнего дня, она снова здесь. Между тобой и твоими родителями, - а она, оказывается, умная и рассудительная, и даже слишком. Сейчас я бы предпочёл, чтобы она не была столь не по годам мудрой и оставалась запуганной девочкой, потому что... ну, потому что Белла во всём права. Таня действительно вернулась, и пусть сегодня я сбежал, рано или поздно мне не удастся отвертеться от откровенного разговора с мамой, он всё равно меня настигнет, хочу я этого или нет, но, стоит Белле будет только попросить, я избавлюсь от всех призраков снова. Я сделаю это ради неё. Ради нас?

- Я с этим разберусь. Только не говори мне, что чувствовать или не чувствовать. Никто не может решать за меня. Я...

- Просто не надо, Эдвард. Пожалуйста, остановись. Я... я не могу, - стоя на расстоянии того же метра, я и не рискую сдвигаться с места, ведь услышал её с первого раза, но, явно погружаясь в свои мысли и неотвратимо замыкаясь в себе, слишком скоро придя к некоему согласию с самой собой, выступает она не столько против физического сближения, сколько эмоционального и морального. Против всего того, что я ещё могу сказать или даже вдруг сделать, но я не глух и не слеп. В её взгляде сожаление и извинения наравне с убеждённостью, что я хороший, добрый и благородный и потому не заслуживаю отказа, но, каковы бы ни были причины, нет значит нет. Это не самое ужасное, что случалось в моей жизни. Были трагедии и пострашнее, и ничего, я через них прошёл и всё преодолел. Значит, и это тоже переживу. Не велика беда и не катастрофа.

- Ты только не нервничай. Поверь, я всё понял, но всё равно спасибо, что выслушала, - глубоко в душе я, пожалуй, злюсь и ощущаю ярость, но надеюсь, этого не видно, потому что Белла здесь не причём. Она не должна отвечать за мои поступки и моё признание, и лучше бы ей вообще всё забыть, но я... я не могу этого сказать. Я хочу, чтобы она всё помнила? Могла подумать об этом и, возможно, изменить своё мнение? Реально всё переосмыслила и дала шанс? Мне, себе, нам? Впрочем, лучше не обольщаться.

- А я... я ещё могу поехать с тобой? - нерешительно и с абсурдной для меня, но вряд ли для неё тревогой Белла словно забирается мне под кожу, будто я могу прогнать её только потому, что ей не мил и не приятен, и отлучить их от дома, выставив на улицу, но я так никогда с ними не поступлю и, обернувшись, обнаруживаю девушку уже в шаговой доступности от своего тела.

- Можно? - протягивая руку за сумкой, отвечаю я сразу действиями и, заручившись кивком согласия, стаскиваю поклажу с её плеча, а потом просто открываю заднюю дверцу машины, чтобы убрать вещи и уложить Эйдена в кресло, на самом деле ожидая, что и Белла присоединится к сыну, но она делает не это.

Как и по дороге сюда, она садится вперёд, но, в отличие от первой поездки, на всём протяжении обратного пути, будучи всецело сосредоточенным на вечернем траффике, фонарях, знаках и светофорах, я ни разу не смотрю на неё. Потому что ничего даже не было, но всё уже будто кончилось, и это отвратительно. И то, что мы будто поменялись местами, и моё тело прожигает её взгляд, тоже не доставляет мне комфортных ощущений. Как бы там ни было, по приезду домой я отдам ей все подарки, потому как пылиться в гараже им негоже, а всегда иметь под рукой телефон ещё никому не вредило. Да и Эйден, я уверен, оценит свою карусель, как только та будет установлена. Я читал, что младенцев такие вещи здорово привлекают и успокаивают.

******


Фейерверки сегодня не для меня. И Белла их тоже не видит. Купая Эйдена, готовя его ко сну и непосредственно укладывая малыша в кроватку, она наверняка и вовсе не думает о моём первоначальном плане на этот день. Пора бы и мне уже перестать и признать, что я всё испортил. Сначала с родителями, когда потерял всякое самообладание, а потом и с ней, когда отчего-то решил, что могу ей взаимно хотя бы слегка нравиться или обладать реальной возможностью вызвать эту эмоцию спустя какое-то время. Тоже мне, размечтался. Ты её почти ударил, а женщины такие вещи никогда не забывают. После такого они, как правило, пишут заявления о домашнем насилии, и, если бы ты, дружище, являлся её мужем, она бы наверняка так и поступила. Обратилась бы, куда следует, сняла все побои и пошла до конца.

Где-то вдалеке снова начинают греметь салюты, когда Белла появляется на тускло освещённой кухне, чтобы налить себе воды, уже также готовая ко сну с чуть влажными волосами, оставляющими мокрые разводы на халате, но я молчу, мысленно призывая себя выбрать другой момент, даже если он будет совершенно обыденным и самым будничным, пока желание порадовать всё-таки не пересиливает все доводы рассудка и не останавливает Беллу в шаге от того, чтобы пройти мимо стола по направлению к выходу из кухни:

- У меня тут есть кое-что для тебя. Как подарки, это бесплатно и совершенно безвозмездно. Я обещал тебе праздник и хочу извиниться, что в какой-то момент всё пошло не так, как задумывалось, в том числе и по моей вине, но надеюсь, что эти вещи хотя бы самую малость её загладят. Серьёзно, тебе не надо за это платить. Никогда. В телефоне уже на всякий случай забит мой номер, а карусель я установлю завтра вечером. Спокойной ночи, Белла.

Не самая позитивная нота, но я отправлюсь к себе, потому что завтра мне, наконец-то, снова на работу, и, не в силах дождаться этого момента, я встаю непривычно рано, снедаемый некоторым утомлением и небезызвестной грустью, но и ведомый потоком оптимистичной энергии, и собираюсь впервые за последние дни завтракать в пронзительном и ужасающе неприятном одиночестве, но натыкаюсь на взирающую на задний двор через прозрачную дверь Беллу. В столь ранний час она уже зачем-то здесь и по какой-то причине не спит, и я почти разворачиваюсь, чтобы тихо взять и уйти, не готовый сейчас общаться и ввиду такого случая вполне способный обойтись без утренней трапезы, но моё движение не остаётся незамеченным, и внутренне я весь вздрагиваю, когда лицо Беллы оказывается доступным моему взгляду. Она бледна и даже слишком, и, наверное, я не ошибусь, если скажу, что она, скорее всего, почти не спала. Что же я, ради всего святого, наделал?

- Мы можем поговорить одну минутку?

- Нет, Белла, лучше не стоит. К тому же у меня нет времени. Я тороплюсь и боюсь опоздать, - ну, это полная чушь, ведь всего минуту назад я никуда не спешил и о собственной пунктуальности также не волновался, и, скорее всего, Белла прекрасно это понимает, и я хочу согласиться, невероятно и безумно, и хочу дать ей больше, чем каких-то незаметных шестьдесят секунд, но не желаю всё усугублять. Делать ситуацию хуже, чем она есть. Усложнять то, что и так непросто.

- Но... пожалуйста? - кажется, мой слух различает всхлип на грани плача, и я... я сдаюсь.

- Хорошо, но давай вечером? Всё равно мне, думаю, надо будет тебе кое-что сказать. Насчёт твоих опекунов и вообще по поводу твоего дела в целом.

- Тогда я... буду ждать тебя, - эти простые слова разбивают лёд и холод, которые я частично хочу ощущать, и вот ноги сами уже ведут меня к Белле, и, ожидая, что в любой момент она дёрнется и отступит назад, моя рука не спешит касаться её, но, поскольку ничего из этого так и не происходит, спустя мгновение всё-таки дотрагивается до левого плеча:

- Иди поспи. Тебе надо отдохнуть. Пообещай, что попытаешься.

- Хорошо...

- Хорошо.

Вскоре я выезжаю на работу, и даже на голодный желудок ввиду исчезновения всякого аппетита это ощущается великолепно, здорово и просто освежающе. Мне этого истинно не хватало.

- Ну, что, ты рад вернуться? - скорее уж рад вырваться из дома, где все идёт наперекосяк, но правды обнимающему и хлопающему меня по спине Джасперу я, разумеется, не говорю.

Полагаю, мне стыдно рассказывать о своих чувствах к девушке, на которую в обычной жизни я бы даже не взглянул, и которая по идее должна была оценить мой эмоциональный порыв, ведь до меня ей вряд ли кто признавался в симпатии столь красиво, но не сделала этого и отвергла меня ко всем чертям. Или же мне просто стыдно осознавать, насколько плачевны моя личная жизнь и перспективы, если даже такая девушка, как Белла, которая, простите, так и была бы оборванкой, если бы не я, а может, и вовсе бы уже умерла, совершенно не заинтересована во мне? Со стороны это полное фиаско. По крайней мере, так, очевидно, считают моя задетая гордость и уязвлённое эго. Да, это точно, что лучше молчать и ничего не говорить.

- И ты ещё спрашиваешь? Конечно. Просто чертовски.

- А как прошёл праздник?

- Честно?

- Ну да.

- Нормально, - отвратительно, потому что мой рот — это моя погибель, - по крайней мере, всё было нормально до тех пор, пока Эйден не стал капризничать, в связи с чем Белла и попросилась уехать. Так что мы не остались даже на чай с тортом, не говоря уже о фейерверках. В общем, могло быть и получше, - не особо и привирая, завершаю свой рассказ я. В конце концов, не все его детали — это безусловная и страшная ложь.

- Сочувствую, друг.

- Да всё в порядке. Подумаешь, не увидел салют. День независимости будет и в следующем году. Слушай, а Свенсон на месте? Мне нужно к нему зайти.

- Да, он у себя.

- Ну, тогда я пошёл.

- Давай.

- Можно, шеф? Вы сказали прийти сегодня, - постучавшись в его дверь, я смело открываю её и заглядываю внутрь. Это так кардинально отличается от прошлого раза, и поскольку у меня было предостаточно времени наедине с собой и своими мыслями, я всё для себя решил. Мне всё равно, какой будет моя участь, Беллу я в обиду не дам. За неё никогда не сражались, как должно, и не отстаивали её интересы так, как велит закон, но я буду бороться за Беллу, чего бы это ни стоило. Она заслуживает этого, как никто другой. Даже если не нуждается во мне.

- Да, Эдвард, заходи.

- Вы уже... уже что-нибудь решили насчёт меня?

- Сразу к делу, да?

- Простите.

- Да ничего. В общем, да, ты можешь вернуться к работе. Но ещё один подобный прокол, и я не буду столь щедр. Не знаю, говорил ли тебе Хейл или нет, но в предшествующие дни его напарником был Дженсен...

- Да, я в курсе.

- Но они фактически не сработались, спасибо, что хоть не поубивали друг друга, и поэтому я возвращаю тебя туда, где тебе самое место.

- Спасибо, шеф.

- Вот твои удостоверение и оружие, - достав упомянутые вещи из своего сейфа, Свенсон протягивает их мне, и, беря пистолет в руки, я чувствую его полузабытую тяжесть и наравне с этим прохладу металла, исходящую от своего значка, - и я серьёзно, Эдвард. Пожалуйста, больше никаких проступков. Ты мне нравишься, и ты хороший коп. Мне бы не хотелось тебя увольнять.

- А что... что с девушкой?

- С какой девушкой? А, с этой девушкой. Белла, кажется?

- Да, сэр. Именно с ней.

- Ну, начнём с того, что опекунам, разумеется, нанесли визит, и, хотя я при этом не присутствовал, очевидно, ситуация такова, что они не сожалеют о своём поступке и не заинтересованы в возвращении Беллы в свой дом, и особенно теперь, когда у неё есть ребёнок. Исходя из этого, служба опеки предьявит им исковые требования о возмещении ущерба в связи с невыполнением ими своих прямых обязанностей по заботе о девушке и об её имуществе. Что же касается теперь твоих подопечных, я не буду ходить вокруг да около и уверять тебя, что и здесь всё также гладко, потому что это далеко не так. К тебе в любой момент могут нагрянуть представители службы опеки для проверки условий, в которых содержатся ребёнок и сама Белла. Она не работает, и, давай посмотрим правде в глаза, твой дом вряд ли можно назвать её постоянным местом жительства, потому что он таковым не является, и в совокупности всё это работает против того, чтобы она могла в нём остаться. Конечно, окончательное решение не будет принято до визита к тебе, но мой тебе совет, будь готов к тому, что их заберут. Необязательно в тот же самый миг, но в дальнейшем. Всё-таки ты ей никто. Не родственник, не друг и не муж. У вас могут складываться близкие и доверительные отношения, но с формальной точки зрения ты для неё абсолютно посторонний человек, - пожалуй, кто-то другой сказал бы, что это предсказуемо, ведь в жизни всё и всегда упирается в правила, подчиняется им и регулируется ими, но я… я готовился не к этому.

Я ожидал совершенно другого, прямо противоположного результата, и как теперь прикажете мне возвращаться домой? И что, скажите на милость, я должен буду сказать Белле? Я знаю, что тебе обещал, но, и прости меня за это, я бессилен и больше ничего не могу сделать? Будь готова в любой момент собирать вещи? И не удивляйся, когда наступит время прощаться? Мне будет вас не хватать? Да она лишь возненавидит меня и, даже если никто не запретит нам встречаться и продолжать общение, просто не захочет, чтобы я приезжал и навещал их.

- И вы ничего не можете сделать?

- Я знаю, что обещал постараться, но здесь я ничего не решаю. Прости, Эдвард.

- Да ничего, - отвечаю я просто потому, что так положено, а не из-за того, что я так думаю и совершенно спокоен, и стоит ли говорить, что сразу после окончания службы я даже не рассматриваю вариант ехать домой?

Меня ждёт Белла, на самом деле ещё с самого утра, но она последний человек на свете, которого я сейчас хочу видеть. Будучи в то же время и первым и, пожалуй, единственным, она доверилась мне, а я её подвёл, и пусть это ещё не точно, но одна лишь мысль о принудительном отъезде убьёт её, и я, как могу, оттягиваю время, сидя в баре неподалёку от родного отделения, пока в дверях заведения не появляется Джаспер. Откуда он здесь только взялся? И как вообще меня нашёл?

- Ты забыл свой телефон. Оставил его на столе, - Джас садится рядом со мной за стойку, и с другого её конца к нам тут же спешит бармен, но останавливается, не достигнув цели, потому что мой друг так же, как и я чуть ранее, качает головой, не собираясь ничего заказывать и просто опуская на поверхность передо мной точно мой смартфон. Но мне неинтересно. У меня даже и мысли не возникло, что в моих карманах чего-то не хватает.

- А я и не заметил.

- Охотно верю. Что ты вообще здесь делаешь? Я что-то не припомню, чтобы ты сюда собирался. Ах, да, это, наверное, потому, что ты выглядел очень убедительно, когда говорил, что отправляешься домой, - я слышу фактически порицание, и я не какой-то там бесчувственный сухарь, даже если порой и хочу таковым казаться, поэтому мне в миг становится совестно. Совестно, потому что я не честен со своим другом, со своими родителями и, в частности, с мамой, которая, я уверен, к настоящему моменту просто уже оборвала бы мне телефон, если бы отец наверняка не сдерживал её, а теперь и с Беллой. Ведь разве это искренне, сидеть тут и наматывать воображаемые сопли на кулак, когда у нас немало проблем, которые требуют незамедлительного и безотлагательного разрешения и объединения всех сил, и прятаться по кустам мне нет времени?

- Ну, планы изменились, - смотря на ряды бутылок прямо перед собой, тем не менее, вряд ли собираясь домой без особого повода в самое ближайшее время, отвечаю я. Мне вроде и тут в целом неплохо.

- Слушай, Эд… В последнее время я тебя не узнаю. Да, ты и прежде сбегал от проблем, но никогда не рвался прочь из дома. Я уверен, что она не обрадуется, узнав всё, что уже известно тебе, и да, есть вероятность слёз и истерики, но у нас ещё есть время что-нибудь придумать, у тебя оно есть, просто не надо тратить его впустую. Поезжай домой и расскажи ей всё, что должен, а потом успокой и пообещай, что это ещё не конец. Она за тебя волнуется и места себе не находит.

- Нет, не волнуется. Ты ошибаешься, - хотел бы я, чтобы это было правдой, но ничего дальше от истины просто не может быть. Вчерашнее предостережение, сделанное на тихой и безликой дороге, каких сотни по всей стране, окружённой соснами и елями с двух сторон, лично и лицом к лицу, пока на улице постепенно смеркалось, было предельно чётким и красноречивым, и, как самое большое моё разочарование всех последних лет, это ещё одна причина явиться домой далеко за полночь, когда Белла уже точно будет спать. И к чёрту всё. И карусель, которую я обещал установить, и разговор, который я перенёс на вечер. Пошло оно всё. Подумаешь, двумя нарушенными словами больше. Хуже-то уже не будет. Но тогда отчего сразу же после следующей реплики Джаспера мне становится столь плохо и особенно удушающе скверно?

- А почему она тогда звонила?

- Она что? - не веря, переспрашиваю я, потому что для меня это звучит слишком неправдоподобно, внезапно и невероятно. Сотовые телефоны как раз и созданы для того, чтобы в любое время можно было взять и позвонить тому, кто важен, если он уже давным-давно должен был быть дома, но до сих пор так и не пришёл, и узнать, всё ли с ним в порядке, но я ни разу не думал, что буду тем, кого Белла станет неоднократно набирать в целях поиска и успокоения собственных нервов. А уж то, что по стечению обстоятельств это произойдёт в первый же день, когда она стала обладательницей собственного мобильного устройства, и вовсе казалось мне несбыточной фантастикой. Хотя ей вроде бы и некому больше звонить, я всё же не считал, что не зря занёс свой номер в телефонную книжку контактов.

- Она звонила. И не один раз к тому же.

- Тебе?

- Нет, тебе. Откуда у неё, по-твоему, мог бы взяться мой номер? - поправляет меня Джаспер, но, резко схватившись за свой телефон, словно утопающий за соломинку, я и так вижу достаточное количество непринятых вызовов перед одним принятым. Все они имели место быть в последние двадцать минут, повторяясь с завидной регулярностью и настойчивостью, и по идее мне уже пора, но я всё ещё не знаю, что буду говорить и, полагаю, жду, когда меня осенит. А наступления соответствующего момента можно прождать и вечность, и даже тогда в голове ничего не изменится. - Я только потому и обнаружил, что ты ушёл без телефона, а когда спустился вниз, то увидел, что твоя машина по-прежнему стоит у участка. А дальше просто сложил два и два.

- Два и два? - тупо спрашиваю я, будто напился и не понимаю очевидных вещей, но я трезв, как стёклышко, потому что не знаю, отчего за ночь кутежа и веселья люди готовы расплачиваться похмельем и головной болью, а вот Джаспер говорит загадками. Что ещё за два и два?

- Ты, наверное, не помнишь, но в своё время ты просиживал здесь часы напролёт. Ну, из-за Тани… Хотя никогда и не брал в рот ничего алкогольного, - теперь, осмотревшись, я, и правда, узнаю это место. Старый музыкальный автомат, сцену, где иногда играют группы, ну, по крайней мере, раньше она периодически использовалась для этого, и видавший виды диско-шар под потолком. Мною здесь действительно было проведено немало времени, и, наверное, со стороны парень, приходящий в бар, но не покупающий выпивку и чаще всего засиживающийся допоздна до тех пор, пока за ним не приезжал друг, выглядел странно, но меня это мало волновало. Нелюдимый, смурной и отстранённый, я был погружён в себя и почти ничего вокруг не замечал. Если подумать, то с тех пор всё осталось по-прежнему. Спустя столько лет я опять здесь только потому, что дома что-то сильно не так. - А сейчас?

- Что сейчас?

- Ты пил?

- Нет, - утратив всякую нить разговора, но благодаря Джасперу вернувшись в нужную колею, отрицаю его предположение я, ведь, как уже было сказано, мне не хочется валяться поутру в постели, будучи словно больным, особенно потому, что завтра такой же рабочий день, как и сегодня, и я не хочу час за часом напиваться водой, лишь бы прогнать чувство засухи из горла. - Ни грамма.

- Тогда вставай, пока я тебе не помог. Пора за руль.

- Джас?

- Что?

- Я сделал кое-что неожиданное. А она не оценила, - словно во сне и в прострации, без подробностей и в общих чертах, уже поднимаясь с барного стула, всё-таки признаюсь я, ведь бесконечно держать и таить всё в себе банально невозможно. Либо ты ломаешься под гнётом и давлением, либо снимаешь этот груз с души. С недавних пор я стараюсь выбирать второе.

- Возможно, ещё оценит. Жизнь штука переменчивая. А теперь отправляйся-ка ты домой.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-38196-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (22.04.2019) | Автор: vsthem
Просмотров: 676 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 Svetlana♥Z   (26.04.2019 01:10)
Эдвард трусоват и ленив. Тут дилема. С одной стороны - он хочет быть счастливым подсознательно, с другой - страшно боится выйти из зоны личного комфорта. biggrin Вот чего он боится понять сложно. Возможно, быть отвергнутым полностью.
Цитата Текст статьи ()
мне стыдно рассказывать о своих чувствах к девушке, на которую в обычной жизни я бы даже не взглянул, и которая по идее должна была оценить мой эмоциональный порыв, ведь до меня ей вряд ли кто признавался в симпатии столь красиво, но не сделала этого и отвергла меня ко всем чертям.
- Есть о чем подумать.
wink

0
3 pola_gre   (23.04.2019 17:37)
Цитата Текст статьи ()
- Возможно, ещё оценит. Жизнь штука переменчивая. А теперь отправляйся-ка ты домой.
Да-да, Белла переспала немного с новой информацией и что-то сказать хотела в ответ...

И вообще ее скоро забрать могут, надо ловить последние моменты

Спасибо за продолжение!

0
2 rojpol   (23.04.2019 11:22)
Спсб за главы.К родителям надо было подготовленными ехать,ну или рассказать им все как было в точности.Эсми же мама,ей не все равно на своего взрослого ребенка,понять можно.))

0
1 робокашка   (23.04.2019 10:37)
есть люди, у которых всё легко складывается, а есть - у которых всё сложно, и так по жизни Эдварду никогда не будет легко, слишком он восприимчив, несмотря на профессию

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями