Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2543]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [9]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4819]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15106]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14317]
Альтернатива [8995]
СЛЭШ и НЦ [8941]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4349]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Игрушка. Пособие по...
Приручить вампира? Да запросто! Провести дезинсекцию и вывести из его головы всех тараканов? Раз плюнуть! Белла Свон всегда считала себя неудачницей, но когда собственный доктор забрал ее в сексуальной рабство и возвел в ранг личной игрушки, мировоззрение девушки резко изменилось...



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 439
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

В плену у страха. Глава 18

2019-6-20
14
0
Глава 18


— Только не показывай ему, что боишься.
Белла посмотрела на подругу и ухмыльнулась:
— Думаешь, если я ему скажу, что не боюсь, он мне поверит?
— Это ты не ему говори, а себе, — пояснила Шарлотта. — А главное — поверь в это.
Белла засунула ногу в стремя, и Питер помог ей забраться в седло. Ей понадобилась еще минута, чтобы поймать второе стремя другой ногой.
— Бог ты мой? — воскликнула она. — Как высоко! Странно, когда я смотрела на него с земли, он вовсе не казался мне таким высоким. Сколько в нем — два метра?
— Все двенадцать. Только не метров, а локтей.
— Каких локтей?
— Ну... рост лошади измеряют не сантиметрами и метрами, а локтями.
Конь переступил ногами, и Белла вздрогнула. Изо всех сил постаравшись улыбнуться, она с фальшивым воодушевлением заявила:
— Здорово-то как!
— Сахарок у нас спокойный, как малое дитя. Обещаю, проблем у тебя с ним не будет.
— Тогда почему так важно дать ему понять, что я его не боюсь?
— Потому что лошади в каком-то смысле похожи на мужчин, — сообщила Шарлотта, ласково взглянув на своего мужа. — Не важно, какой у него характер, но они всегда готовы воспользоваться малейшей твоей оплошностью, чтобы себя потешить.
Следуя инструкциям Шарлотты, Белла пустила Сахарка шагом и ездила на нем по огороженному загону примерно в течение получаса.
— Ну как? Привыкаешь понемногу? — спросила Шарлотта.
— Вроде того, — не слишком уверенно ответила Белла.
— Хорошо. Тогда давай съездим к пастбищу. — Шарлотта заметила сомнение в ее взгляде и успокоила: — Это недалеко.
— Угораздило же меня выйти замуж за фермера, — заметила Белла. — Вот и отдуваюсь теперь.
— Еще несколько таких прогулок, и ты сама будешь просить меня составить тебе компанию.
Через два часа Белла наконец слезла с лошади и простонала:
— Не знаю, когда я решусь снова забраться в седло. А уж о том, что я буду просить тебя съездить со мной на прогулку, можешь забыть.
— Прими ванну. Предупреждаю, к вечеру будет болеть сильнее.
— Еще сильнее? — ужаснулась Белла, осторожно прикасаясь к саднившему заднему месту.
Бедра с внутренней стороны горели так, словно их натерли наждаком.
— Хочешь сказать, что к вечеру я и шага не смогу сделать?
— Да, ходить будет больно, но, как говорится, поболит-поболит да перестанет, — заверила ее Шарлотта.
Когда Эдвард вернулся из города на груженном проволокой грузовичке, закутанная в банный халат Белла, прихрамывая, вышла на кухню.
— Что случилось? Ты нездорова?
— Нет, — мрачно произнесла она.
— Болит что-нибудь?
— Сегодня я впервые ездила верхом.
Эдвард улыбнулся, и Белла заметила на его лице гордость. Странно, подумала она, какая ему разница, умеет она это делать или нет? И какого черта она вообще полезла на лошадь?
— Я люблю тебя, — заявил Эдвард.
— Потому что я учусь ездить верхом?
— Потому что ты хорошая жена.
— Тебе никогда не добиться, чтобы я превратилась в миленькую, послушную женушку. Если ты, конечно, имеешь в виду именно это.
— Ничего подобного мне от тебя не нужно, и ты сама прекрасно об этом знаешь. — В глазах Эдварда неожиданно появился озорной блеск, и Белла сразу поняла, что он ей сейчас предложит.
— Хочешь, сделаю тебе хорошенький массажик?
— Эдвард, прекрати говорить глупости. Ты ведь знаешь, как мне больно.
Эдвард поднял ее на руки и отнес в спальню. Уложив жену на постель, он вышел в ванную и вернулся оттуда с полотенцем и двумя бутылочками.
— Даю слово, это тебе поможет. Давай поднимай халат.
Белла подчинилась, уже заранее скривившись от боли.
Как ни странно, Эдвард оказался прав. Что бы ни находилось в его бутылочках, средство подействовало. После массажа тело ее саднило уже значительно меньше.
— Пожалуй, неплохо получилось! Что там у тебя в бутылках — жидкий опиум, что ли?
— Не знаю. Честно. Зато знаю, что это здорово помогает, — признался Эдвард.
— Ты видел Рэндала, когда был в городе?
— Угу.
— И что он говорит?
— Что Коллинз едва от них не ушел.
Белла некоторое время молчала, переваривая услышанное, потом спросила:
— Как там Рената?
— Жива, но Рэндал мало что о ней знает. Она ведь из другого города. Но Рената молодчина. Прямо героиня. Если бы я не был убежден, что Жанна д'Арк давно умерла, то, пожалуй...
При мысли о том, что у Эдварда мог бы завязаться роман с Жанной д'Арк, Белла ухмыльнулась. Она заметила, что у ее мужа слабость к смелым женщинам.
— А как прекрасно встретить достойного мужчину, — помолчав, задумчиво произнесла она, думая уже об одном только Эдварде.
— Или достойную женщину.
— Тоже неплохо, — согласилась Белла.
— Кстати, — сказал Эдвард, меняя тему разговора, — сегодня я видел еще и Стива. Рука еще на перевязи, но уже вышел на работу. Правда, пока сидит в участке.
Эдвард замолчал и принялся оттирать с рук бальзам, которым только что лечил свою супругу. Потом, как бы невзначай, вновь прикоснулся к открытым его взору местам на ее теле. Белла тихонько застонала, но уже не от боли.
— Ну, как тебе такой массаж?
— Отлично, только ты массируешь теперь не там, где болит. Или ты не заметил? — Белла вздохнула и слегка от него отодвинулась. — Слушай, а сколько длится обезболивающий эффект твоего бальзама?
— Несколько часов. А что?
— А то, что теперь у меня все немеет, а самое интересное, как я понимаю, еще только начинается.
— Но самой главной точки я еще не касался. Или ты не заметила?
Белла засмеялась:
— Между прочим, мы с тобой еще не обедали.
Потом пообедаем.
Они и вправду пообедали — потом. Спустя пару часов.

***

Джеймс медленно возвращался к реальности, к свету и боли. Когда он открыл глаза, то обнаружил, что его одежда, одеяло да и все остальное вокруг — сплошь белое. Белыми были потолок, кровать, стены. Даже на стоявшей у его кровати женщине был надет белый балахон. Женщина что-то торопливо записывала.
Заметив, что он открыл глаза, она удовлетворенно кивнула:
— Проснулись наконец? Вот и хорошо.
— Ничего подобного. Я все еще сплю, старая шлюха... — Джеймс не успел закончить фразу, как снова провалился в сон.
Так он проспал часов восемнадцать и проснулся лишь на следующее утро. Дышать он мог, но только верхушками легких. Казалось, у него на груди лежал какой-то тяжелый груз. Но нет, это был не груз. На него давила боль. В горле у него торчала какая-то трубка, другие трубки торчали у него из носа. Из-за всех этих штуковин у него чертовски болели нос и горло.
Руки его были прикованы наручниками к металлическим перильцам, которые огораживали кровать по бокам. Слева и справа от него стояли капельницы, вливавшие в его тело питательные растворы. Если бы Джеймс мог, то обязательно рассмеялся бы. Подумать только, они его приковали! Они что, идиоты? Как и куда ему бежать, когда он и с койки-то подняться не в силах?
Над ним склонился мужчина в белом, по-видимому, врач, перед глазами Джеймса все расплывалось, и он не мог прочитать надпись на бейджике, прикрепленном к нагрудному карману халата.
— Как вы себя чувствуете? — спросил человек в белом.
— Как последнее дерьмо.
Человек в белом кивнул — понятно.
— Кашляните.
— Иди к дьяволу!
— Послушай, парень, ты был на грани жизни и смерти. Мы едва тебя вытащили, но теперь выясняется, что у тебя пневмония. Хочешь, чтобы все наши труды пошли насмарку, так что ли? — Врач укоризненно покачал головой. — Впрочем, дело, конечно, твое.
Доктор надломил ампулу и наполнил шприц какой-то прозрачной жидкостью, которую затем выпустил в одну из пластиковых трубок. После этого он черкнул в карточке Джеймса несколько слов и вышел из палата. Когда он вышел, Джеймс наконец откашлялся.
Признаться, Коллинз поначалу ничего не мог вспомнить. Не знал, с какой стати он вдруг оказался в этой белой палате и что с ним случилось. Со временем, однако, память стала к нему возвращаться.
На него навалились. Сразу человек шесть или даже восемь. Навалились и придавили к капоту машины, распяв его, как лабораторную лягушку. Джеймс ухмыльнулся. Он ведь не меньше минуты морочил им голову по поводу того, кто он такой и почему оказался на стоянке. Ссылался на ревнивую жену, изображал похотливого отца семейства, заехавшего в злачное место, чтобы снять проститутку. Это он хорошо придумал — ничего не скажешь.
Плохо было другое — то, что он оставил трупы в машине. И зачем, спрашивается? Все равно женщина успела уже остыть. Джеймс с содроганием вспомнил, как пытался трахнуть ее труп. Вот ужас-то! Теперь в него наверняка проник яд разложения. Нужно было выбросить их где-нибудь у обочины — и все дела. Если бы полицейские не нашли в машине трупы, он вполне мог выпутаться из этой переделки, а вместо этого пришлось стрелять себе в грудь.
Выстрел, впрочем, был случайным. Среди всех этих воплей, ругани, непрерывно сыпавшихся на него, он и сам не заметил, как нажал на спуск. Осознание случившегося пришло минутой позже, когда его мозг уже начало заволакивать черной пеленой. Тогда — делать нечего — пришлось сдаваться. Но это ерунда. Когда он выздоровеет и выберется отсюда, он им еще покажет. Иначе и быть не может, потому что он прирожденный победитель.
Главное, остаться в живых и подняться с этой проклятой больничной койки. У него полно всяких незаконченных дел, так что умирать ему еще рано.
В палату заглянули три сестрички-практикантки. Джеймс прикинул — каждой из них можно было дать не больше восемнадцати. Они смотрели на него такими глазами, будто он был каким-то уродцем из циркового шоу.
— А на вид вполне нормальный человек, — пролепетала одна из девушек.
Другая покачала головой:
— Нет, это не так. Ты только в его глаза посмотри!
— Эй, сучки, тащитесь-ка сюда. Я оттрахаю каждую из вас по-настоящему, по-мужски, а не так, как это делают ваши практиканты-лаборанты.
Девушки с визгом убежали.
Джеймс лежал на кровати, смотрел в потолок и ухмылялся. Хорошо он их отбрил. По крайней мере не будут больше сюда соваться.
Неожиданно в палату вошел полицейский.
— Хочешь, чтобы твой поганый рот залепили скотчем?
Джеймс с большим удовольствием сообщил бы этому парню, какое место ему следует себе залепить. Но он понимал, что вместо того чтобы ругаться с полицией, лучше спать, набираться сил. Сон приближал время выздоровления, а стало быть, освобождения.
Джеймс промолчал и закрыл глаза.
— Мешок с дерьмом, — прозвучало у него над ухом, потом послышались удаляющиеся шаги. Охранник вышел из палаты.
Временами, прежде чем провалиться в сон, Джеймс лежал с закрытыми глазами и предавался размышлениям.
Это она, Белла, подставила его: тут не могло бить никаких сомнений. А он, поверив ей, сглупил. Ни в коем случае не следовало звонить ей. Надо было просто убить их обоих в ту ночь, когда он топтался под окном их гостиной.
Джеймс снова ухмыльнулся. Что ж, это ему урок на будущее. Нельзя давать волю чувствам — никаким, даже любви и ярости. Надо хладнокровно продумывать все до мелочей. Ничего, день его триумфа еще настанет. Теперь, когда он абсолютно точно знает, что представляет собой эта женщина, чувства должны уступить место холодному расчету. Расчету и терпению. Он будет ждать. Пусть долго — ровно столько, сколько понадобится.
Пройдут дни, недели, и из его хаотичных мыслей вызреет план мести.

***

— В следующий раз я поеду не с тобой, а за тобой.
Эдвард с удивлением посмотрел на жену:
— Почему?
— Потому что иначе я умру от жажды и голода, прежде чем мы доберемся до Форкса.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Что готова дать тебе десять долларов, только бы ты остановился у ближайшей закусочной.
— Я останавливался примерно...
Белла посмотрела на стрелки часов.
— Три часа назад — вот когда ты в последний раз останавливался! Никак не могу понять, куда ты так торопишься?
— А двадцатку дашь? — поинтересовался Эдвард, расплываясь в улыбке. — Теперь я понимаю, почему тебе требуется несколько дней, чтобы проехать каких-нибудь две сотни километров. Ты что, делаешь остановку каждые десять минут?
— Да, если моя душа желает. Сейчас, к примеру, мне хочется выпить кофе и немного перекусить, не считая того, что сели я в ближайшее время не схожу в туалет, сиденье подо мной сделается мокрым.
— Разумеется, мы остановимся, детка, сели тебе так хочется - Я просто подумал…
Белла изобразила пальцем пистолетное дуло, приставила его Эдварду к виску и голосом киношного злодея произнесла:
— Хватит болтать, мистер. Если вы не хотите, чтобы эта пушка заговорила, остановитесь у первой же забегаловки!
Эдвард хмыкнул:
— Слушаюсь, мэм.
Через час, когда Белла приняла в придорожном мотеле душ и они, перекусив, снова продолжили путь, она удовлетворенно откинулась на кожаную спинку сиденья и вздохнула.
— Ну как, лучше стало? — поинтересовался Эдвард.
— Значительно.
Высунув голову в окно, Белла смотрела на пролетавшие мимо легковушки и большие грузовики и чему-то улыбалась. Поскольку долго молчать было не в ее правилах, вскоре она огорошила Эдварда следующим вопросом:
— Почему все эти парни так несутся? Может быть, их гонит вперед избыток половых гормонов — как ты думаешь?
— Что? — нахмурился Эдвард. Временами причудливый ход мыслей супруги ставил его в тупик.
Белла пожала плечами, провожая взглядом грузовик, пронесшийся мимо на огромной скорости.
— Я заметила, что мужчины обычно заняты исключительно собственными удовольствиями. Если их лишить одной радости, они мгновенно компенсируют ее чем-то другим. А вот мы, женщины, не такие. Но ничего, когда мы приедем к отцу, я свое возьму...
— Нам до твоего отца еще ехать и ехать, — охладил ее пыл Эдвард, а потом неожиданно предложил: — Слушай, уж если мы заговорили об удовольствиях, почему бы нам где-нибудь не остановиться?
— Остановиться? — Белла сделала круглые глаза и перешла на шепот. — Ты хочешь, чтобы мы остановили ма¬шину где-нибудь на обочине и...
—Ну почему же на обочине? Порт-Анджелес, к примеру, очень неплохой городишко. Мы могли бы снять в гостинице отличный номер с большой ванной, где можно поплескаться вдвоем, а вечером сходили бы на какое-нибудь шоу.
Идея Белле понравилась.
— Но ведь отец ждет нас сегодня к вечеру?
— Перед тем как мы снова двинулись в путь, детка, я позвонил твоему отцу и предупредил его, что мы немного задержимся.
— Так вот, значит, почему ты так спешил? Хотел побыстрее добраться до Порт-Анджелеса? — догадалась Белла, заметив в глазах мужа особый блеск, говоривший о сжигавшем его желании.
— Ты против остановки в Порт-Анджелесе?
— Ну почему же? — безразличным тоном сказала Белла. — Порт-Анджелес очень милый город и всегда мне нравился.

Комната была роскошной. В таких апартаментах Белле еще не приходилось останавливаться, хотя по работе она частенько переезжала с места на место. С другой стороны, она обычно путешествовала на средства телестудии, а там умели считать деньги, поэтому корреспонденты про¬водили ночи преимущественно в мотелях.
Кровать со всех сторон была окружена зеркалами — зеркала были даже на потолке. Впрочем, Белла не сомневалась, что спальня в пятизвездочном отеле будет роскошной, и ожидала увидеть нечто подобное. Сюрпризом для нее явилось другое — опоясывающая номер снаружи терраса, позволявшая в любой момент выходить на воздух и любоваться красивейшим закатом.
Приятными открытиями для нее стали также персональный бар в гостиной, огромный, облицованный кафелем камин и гигантская ванна, просторнее которой ей еще не приходилось видеть. А создающих комфорт мелочей было просто не сосчитать: джакузи, отдельная душевая, подогретые полотенца, шелковые халаты с монограммой отеля на груди и многое другое.
— Изумительно! — воскликнула она, оглядывая застеленный пушистым белым ковром номер.
— Возможно, лет через десять мы могли бы снова приехать сюда, чтобы провести здесь второй медовый месяц.
Белла счастливо засмеялась.
— Я люблю тебя.
— Между прочим, я подсчитываю, сколько раз ты сказала мне эти слова.
— Намекаешь, что хотел бы слышать их почаще?
Эдвард с готовностью кивнул.
— А тебе не наскучит?
Вместо ответа Эдвард одарил ее пламенным взглядом и начал раздеваться.
— Может быть, выпьем скачала по бокалу вина?
— Неплохая идея. Но почему ты спросила об этом сейчас?
— Потому что ты уже начал раздеваться.
— Правда? А я и не заметил.
— А если бы разделась я, ты бы заметил?
— Вряд ли.
— Не верю.
Между тем Эдвард натянул на себя один из лежавших на постели шелковых халатов и, не завязывая его, направился к бару.
— Не веришь? — повторил он, не оборачиваясь. — Попробуй снять одежду, и ты убедишься, что я не вру. — Открыв стеклянную дверцу бара, он спросил: — Что будешь пить?
— И ты даже не попытаешься меня соблазнить? — обиженно протянула Белла.
— У меня этого и в мыслях нет, — заверил Эдвард, хотя его глаза стали уже совсем темными.
— Налей мне белого вина, — попросила Белла, задергивая шторы.
— Зачем ты это делаешь? Нас здесь никто не увидит.
— А пилоты?
Эдвард рассмеялся и начал разливать напитки. Делал он это очень медленно, поскольку больше следил за тем, как облачалась в свой шелковый халат Белла. Она тоже не стала завязывать пояс и направилась к Эдварду в оправе развевающегося шелка, который больше открывал, чем скрывал.
Взяв у него бокал с вином, она уселась на высокий стул у бара и принялась потягивать холодную терпкую жидкость, не сводя с него глаз.
Эдвард провел рукой по отворотам ее халата и накрыл ладонью одну грудь.
— Ты ведь только что утверждал, что ничего не замечаешь.
— Ничего — это слишком сильно сказано.
— То есть в некоторых случаях твоя выдержка дает сбои?
Эдвард рассмеялся:
— Выдержка у меня что надо. Если я спрячусь от тебя за стенкой, она меня не подведет.
— Ты что же, так и будешь всю ночь стоять? — поинтересовалась Белла.
Эдвард подошел к ней и распахнул халат.
— Видишь, в чем загвоздка? Я бы, конечно, проявил выдержку и был бы холоден как лед, только вот он мешает. Ведет себя, понимаешь, как ему вздумается. Иногда мне кажется, что он обладает собственным разумом и зрением.
Белла устремила взгляд на предмет, на своеволие которого ссылался Эдвард.
— Ты называешь его «он»?
— Если бы кто-то назвал его «она», я бы очень удивился.
— Интересно, о чем он сейчас думает?
— А то, о чем думаю я, тебя уже не интересует? Давай не будем его пока ни о чем спрашивать. Знаю я, чем эти интервью заканчиваются.
Белла улыбнулась:
— Хорошо. Чего в таком случае хотел бы ты?
— Может, нам окунуться?
— Точно, я совсем забыла, что в нашем номере бассейн.
Она на ходу скинула халат и, когда Эдвард к ней присоединился, уже вовсю плескалась в огромной ванне.

— И тебя это зрелище нисколько не взволновало?
— Понимаешь, детка, когда видишь такое количество трясущихся грудей, это поначалу вызывает некоторый интерес, но потом к этому просто-напросто привыкаешь.
— То есть когда часто смотришь стриптиз, женщина перестает быть загадкой?
Эдвард ухмыльнулся и, открыв дверь, пропустил жену в спальню.
— Если бы в стриптиз-шоу принимала участие ты, клянусь, я бы глаз с тебя не сводил.
— Ты бы хотел, чтобы я выступала в стриптиз-шоу?
— Нет, но почему бы не посмотреть семейный стриптиз — так сказать, домашний?
— Забудь об этом! Я сейчас такая пьяная, что если начну танцевать, то или разобью здесь что-нибудь, или упаду и разобьюсь сама!
Белла скинула туфли и с размаху бросилась на необъятную постель. Эдвард прилег рядом и, наклонившись к ней, взял ее лицо в ладони.
— Ты счастлива?
Белла кивнула:
— Больше, чем могла себе представить.
— Знаешь, о чем я подумал?.. Так странно получается... Выходит, если бы не Джеймс Коллинз, мы бы с тобой никогда не встретились?
— Хочешь сказать, что мы у него в долгу?
Эдвард помрачнел.
— Да, мы ему кое-что задолжали. Надеюсь, что в ближайшее время суд заплатит ему по нашим счетам сполна...
— Эдвард, ты веришь в судьбу?
— Думаешь, мы встретились бы в любом случае?
— Ми никогда этого не узнаем.
— Ну и пусть. Главное, мы все-таки встретились.

***

Джеймс провел в постели две недели и понял, что с него хватит. Целых четырнадцать дней он созерцал только стены больничной палаты, да еще врачей и медсестер. Хотя эти люди пичкали его всевозможными лекарствами и даже ухаживали за ним, Джеймс знал, что им по большому счету, наплевать, выживет он или сдохнет. Какой нормальный человек в состоянии вынести такое к себе отношение?
Больше всех Джеймса досаждала одна мегера, которая помогала ему справлять естественные надобности. Уж кого-кого, а эту ведьму он бы предпочел видеть не в своей палате, а в могиле.
Как-то раз, когда она забирала у него судно, он попросил ее освободить ему хотя бы одну руку.
— Что вам стоит? — убеждал ее Джеймс. — Я же все равно никуда не убегу.
— Не положено, — ответила она.
— Послушайте, леди, мне, черт возьми, нужна хотя бы одна свободная рука.
— Зачем это? Все, что нужно, я делаю за вас.
— Мне нужно спустить, сбросить напряжение в члене, понятно?
Мегера наградила его тяжелым взглядом.
— Зря просите. Все равно останетесь в наручниках. И не пытайтесь меня шокировать. Я еще и не такое слышала.
— Может, и слышала, но, судя по физиономии, никогда в жизни сексом не занималась.
Мегера промолчала и вышла из палаты, а Джеймс вздохнул.
Самое обидное, что он вовсе не хотел шокировать эту ведьму. Более того, он сказал ей правду. Самый длительный период воздержания в его жизни продолжался несколько дней, а с момента его ареста прошло уже больше двух недель. По этой причине член стоял у него чуть ли не круглые сутки, и он ничего не мог с этим поделать.
Помимо того, он не мог еще и чесаться, а тело у него зудело невероятно. В жизни ему так не хотелось почесаться, как в этой треклятой больнице. Нескончаемый зуд тоже превратился для него в своего рода пытку.
Джеймс терся о подушку носом, пытаясь облегчить зуд хотя бы в этом месте, и вынашивал план мщения.
Когда он освободится — а в том, что он вырвется на свободу, сомнений у него не было, — то обязательно вернется в госпиталь, разыщет эту мегеру и прикончит ее.
При мысли о том, как он будет резать эту ведьму на кусочки, Джеймс ощутил сладостную дрожь во всем теле.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-38102-1
Категория: Все люди | Добавил: Ice_Angel (04.06.2019) | Автор: Ice_Angel
Просмотров: 651 | Комментарии: 9


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 9
0
9 Svetlana♥Z   (11.06.2019 00:50)
Иногда задаёшься вопросом, а вот зачем Джеймса вообще было везти в больницу? Он столько людей погубил, что продлевать его никчемную жизнь - просто вверх несправедливости. Ведь его лечат за счет средств налогоплательщиков, в том числе и тех, кого он убил... sad wink

0
8 Elena_moon   (06.06.2019 20:15)
спасибо wink

0
7 siana13   (05.06.2019 16:57)
Спасибо большое за главу!

0
6 pola_gre   (05.06.2019 16:27)
Надеюсь, медовый месяц не омрачится побегом Джеймса

Спасибо за главу!

0
5 робокашка   (05.06.2019 16:00)
этого аморала Джеймса да в Железную Деву закатать, а не в наручники dry

0
4 marykmv   (05.06.2019 13:47)
Я тут думаю может у Джеймса не такие уж беспочвенные фантазии относительно скорого побега из госпиталя.. Судя по его настроениям его успокоит только пуля.
А наши ребята мне нравятся все больше и больше. Эдвард просто классный парень, а Би счастлива.

0
3 оля1977   (05.06.2019 11:40)
Ох уж эти гуманные законы. Он столько народа порешил, а за ним ухаживают, лечат............ Бросили бы его в какой-нибудь карцер или подвал, где сырость и пускай доживает свой век как собака. Хотя собаки милые и не виновные, а этот.............. И сломанная матерью психика не при чем. Не оправдание.

0
2 lili0=)   (05.06.2019 07:10)
Очень надеюсь, что Джеймса скоро отправят туда, где ему самое место. Спасибо)

0
1 ulinka   (04.06.2019 21:59)
Спасибо за главу))!!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями