Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4846]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15120]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14328]
Альтернатива [9017]
СЛЭШ и НЦ [8962]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вопреки
Дворцовые страсти,интриги,сплетни, потери и истинная любовь,которая возможно переживёт все невзгоды в декорациях Англии XIX века.

Асмодей
Обычно пламенная страсть заканчивается в холодных руках смерти, но в этой истории со смерти все только начинается. Что ждет праведную душу в аду? Способен ли огонь преисподней обратить в пепел веру? Сможет ли судьба соединить перерезанную нить жизни? Да и захочет ли? Вас ждут адская страсть, интриги, искушения падших и ангельские посулы, приправленные извечным противостоянием небес и преисподней.

Ольесс
Скоро будет не важно, из какой семьи он или она, важнее будет, что скрывается за маской надменности, превосходства над другими; может, всё это жеманство показное, нужное лишь для того, чтобы защититься? От других, от самих себя...
Предрассудки - страшная вещь, и от них нужно избавляться, если хочешь жить свободным.

Тень луны
Две жизни. Два пути. Параллельные и чуждые. Одна боль. Боль на двоих.

Любовь на массажном столе
Хорошо – она продолжит и сегодня играть свою роль, а он свою. А после они расстанутся навсегда, так и не узнав ничего друг о друге. Разница в возрасте не в её пользу и всё такое. Ведь для него это была всего лишь работа, а для неё… Впрочем, не важно, чем для неё…

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Верить в сказки глупо, или Инструкция по созданию чуда
Героиня-россиянка мечтает встретить Роберта Паттинсона и на католическое Рождество летит в Лондон.



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. The Rover
2. Жизнь
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 232
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Фанфик-фест

Странность и очарование

2019-8-21
16
0
Странность и очарование


Категория: Перевод
Фандом: Фильмы о Борне («Эволюция Борна»)

Оригинальное название: Strangeness and Charm
Бета:
Жанр: Drama / Romance
Рейтинг: Т
Пейринг: Питер Бойд / Марта Ширинг / Аарон Кросс (он же – Номер Пять и Кеннет Китсом)
Саммари: «Ты за этим пришла сюда, Марта? Захотела, чтобы я послушал про твои проблемы и пожалел тебя? Почему бы тебе не поплакаться в жилетку своему новому дружку Кроссу? – Его схватили.»




Странность и очарование

[прим.пер. – «Странность» и «очарование» – это два из шести «[url=https://ru.wikipedia.org/wiki/Аромат_(физика)]ароматов[/url]» кварков (квантовые числа, характеризующие их тип). Название рассказа – одноимённая песня группы «Florence + the Machine». Перевод песни тут, здесь же – саундтрек. Описание фандома и персонажей – после рассказа.].

– Тебе стоит на это посмотреть.

Питер Бойд терпеть не может, когда с этого начинают. Потому что затем следуют моменты неловкие или болезненные. Или приходится ехать в больницу. Или же – по его опыту – на самом деле ему совсем не захочется на это смотреть.

Это как раз последний вариант. Покинув кабинет, Бойд следует за коллегой в комнату отдыха, где вокруг маленького телевизора, того, что рядом с микроволновкой, уже собрались несколько человек. Они раздвигаются, давая ему место, и Бойд смотрит сенсационный новостной репортаж – кадры горящего дома посреди леса. Изображение подёргивается – снимали с вертолёта. Что-то во всей этой сцене выглядит странно знакомым, и Бойд чувствует, как по телу пробегает волна страха.

– Так это ж… – начинает кто-то из коллег, но тут же замолкает и оглядывается на Бойда. Остальные тоже оборачиваются в его сторону.

Внезапно Бойд понимает, откуда страх. Он знает этот дом. Знает очень хорошо. Он жил в нём с доктором Мартой Ширинг – женщиной, на которой собирался жениться. Они купили его вместе, предполагая, что это укрепит их отношения и приведёт к следующему шагу. Примерно через пять месяцев после покупки Бойд понял, что они по-разному смотрят на то, каким должен быть следующий шаг.

Бойд чувствует перемену в поведении коллег после того, как до них доходит, что именно они сейчас наблюдают на телеэкране. Глаза постреливают в его направлении, а кое-кто разворачивается и покидает комнату отдыха.

Мужчина, оторвавший Бойда от работы, чтобы показать погребальный костёр, в который превратился дом его бывшей девушки, бледнеет и сжимает руки.
– Прости, мужик, я не сообразил.

– Да всё нормально, – пренебрежительно говорит Бойд. Он подходит к телевизору и увеличивает громкость, чтобы слышать все кровавые подробности.

На данный момент о самом пожаре и его причине мало что известно. Всё, что говорится – что дом доктора Марты Ширинг, сотрудника «Стерисин-Морланта» [прим.пер. – в фандоме это крупная фармацевтическая компания, которая тайно производит препараты для секретного проекта «Аутком»] и выдающегося ученого, вот-вот сгорит до основания, несмотря на все усилия местных пожарных. Причина пожара – неизвестна. Местопребывание доктора Ширинг – неизвестно. Но звучит это нехорошо.

Когда на экране ненадолго появляется старая фотография Марты, Бойд отворачивается. Возвращаясь в свой кабинет, он старается не думать о новости. Он не разговаривал с Мартой восемь месяцев. Не раз они ездили на одни и те же конференции, где держались профессионально, соблюдали дистанцию, но не разговаривали ни разу. Раньше Бойд думал: худшее, что следует за разрывом – это знать, что другой человек всё ещё живёт где-то вдали своей обычной жизнью, независимо от тебя меняется и движется вперёд. Теперь он понимает: худшее – это знать, что другого человека просто больше не существует.

Как ни старается Бойд, он не может отвлечься от мыслей о Марте и об этом дурацком доме. Именно он предложил найти место для совместной жизни. Именно он всегда был тем, кто настаивал на переходе на следующий уровень. Мысли Марты всегда вертелись вокруг её работы в лаборатории; всё, что ей хотелось измерить и изменить, находилось под окулярами её микроскопа. Когда-то Бойд находил это очаровательным и милым – она была его маленьким «рассеянным ученым». Но по мере развития их отношений это всё больше его раздражало, пока не стало доводить до белого каления. Ему не нравилось быть для неё номером вторым – вторым после её работы.

Дом должен был исправить это, сблизить их, поскольку, хоть и был хорош, изрядно обветшал, и Бойд воображал, как они трудятся бок о бок, возрождая его и возвращая былую красоту. Этого не произошло. Дом быстро стал материальным воплощением их разрушающихся отношений.

И вот теперь Марта мертва, а дом сгорел дотла. Бойд не считает странным, что он чувствует вину за то, как всё сложилось. Именно он предложил купить дом. Именно он сгоряча ляпнул, что она может оставаться в нём одна, раз уж ей нравится рушить их отношения. Да уж, тот разговор не сильно ему удался.

И в этот день, и в несколько последующих Бойду плохо работается. Он подумывает сказаться больным, просто чтобы избежать жалостливых взглядов коллег. Но всё же он профессионал и не думает, что проект «Аутком» [прим.пер. – название проекта переводится как «результативность», «эффективность»] – работа, от которой можно увильнуть «по семейным обстоятельствам».

Когда тот же коллега, который оторвал его от работы, чтобы дать шанс увидеть огненный факел, вновь возникает в дверном проёме его кабинета, Бойд знает: ему не понравится то, что за этим последует. Он прав.

Теперь в новостях сообщают, что Марта Ширинг воскресла из мёртвых и начала свою вторую жизнь – в качестве международного террориста. Бойд не уверен, чтó хуже: бывшая девушка-мертвец или бывшая девушка-беглец. Представить Марту смертельно опасной террористкой нелегко, но почему-то Бойд не может уговорить себя не думать о ней именно так. Её холодный, расчётливый ум и способность анализировать практически всё что угодно способны превратить её в опасного врага.

Теперь, когда Марта не мертва, Бойду намного легче прекратить о ней думать. Его сожаления по поводу того, как закончились их отношения, сменяются привычными чувствами обиды и гнева на неё.

И вот, спустя две недели после того, как Марта во второй раз становится сенсацией дня, у Бойда наконец получается выкинуть её из головы. Повторенье – мать ученья, а он немало попрактиковался в этом занятии после того, как они расстались.

Работы много, он почти ежедневно засиживается допоздна, и сегодняшний вечер – не исключение. По пути домой он покупает еду на вынос, но, войдя в дом, сомневается, что сможет не уснуть достаточно долго для того, чтобы её съесть. Бойд бросает контейнеры на кухонный стол и направляется к спальне, чтобы переодеться, но его останавливает стук в дверь. Он смотрит на часы – уже почти одиннадцать.

Несмотря на дурные предчувствия, Бойд открывает дверь. Он думает, что, возможно, уже уснул и видит сон, потому что на крыльце стоит Марта Ширинг. Она мокнет под проливным дождём. В ней есть что-то незнакомое, отличающее её от женщины, которую он знал, но он не может уловить, что именно.

Марта смаргивает воду с ресниц и выдавливает из себя улыбку.
– Здравствуй, Питер.

Бойд ничего не говорит. Просто смотрит на неё. Ему даже в голову не приходит, что нужно как-то отреагировать. Помолчав секунду, Марта спрашивает:
– Можно войти? – И, едва он делает шаг в сторону, быстро проходит мимо него в дом.

Бойд молча наблюдает за ней, пока её глаза обшаривают гостиную, а затем она, вытянув шею, заглядывает в коридор. Он уже видел такое поведение у агентов, внезапно выдернутых с поля в офис, чтобы устранить несоответствия в документах или лично дать отчёт о ходе операции. Она проверяет, нет ли в доме засады, и выясняет, где находятся другие выходы. Кто эта женщина?

– Ты один? – спрашивает Марта, снова поворачиваясь к нему. Бойд тупо кивает. – Мне нужна твоя помощь, Питер.

Этого достаточно, чтобы вырвать Бойда из оцепенения.
– Тебе нужна моя помощь, – повторяет он. – Ты, чёрт возьми, надо мной издеваешься? Мы не разговаривали восемь месяцев. Я слышу, что ты погибла при пожаре, потом слышу, что ты – разыскиваемый террорист, а ты просто приходишь в мой дом и имеешь наглость просить о помощи. Это многовато, Марта, даже от тебя. Знаешь, я должен позвонить в полицию, чтобы они тебя арестовали! Я должен позвонить Байеру, чтобы сказать ему…

– Не звони Байеру, – прерывает его Марта, демонстрируя наконец хоть какую-то реакцию на его слова. – Он не должен знать, что я здесь.

Бойд закатывает глаза.
– Думаю, ты не в том положении, чтобы раздавать приказы, Марта. И как у тебя только наглости хватает. Нет, правда, я поверить не могу. Какого чёрта происходит? – Он понимает, что говорит слегка бессвязно, но в голове слишком много всего зараз. – А знаешь, неважно. Мне плевать. Я звоню в полицию.

Он пересекает кухню, чтобы снять с аппарата трубку. Через мгновенье Марта оказывается рядом с ним и с поразительной силой разбивает телефон об пол. Он изумлённо наблюдает, как она вырывает из стены телефонный шнур.

– Пожалуйста, не делай этого, Питер, – говорит Марта. – Ты не представляешь, как сильно я рискую.

Бойд смеётся ей в лицо.
– О, так это ты рискуешь! Это не на твоей кухне сейчас стоит разыскиваемая террористка.

– Я не террористка. Они так говорят, чтобы люди вроде тебя захотели сдать меня, упростив им работу, – отвечает Марта. – Ты действительно понятия не имеешь, на кого работаешь. Это нормально, я тебя не виню, сама была такой же. Но сейчас ты должен думать сам, окей, Питер? И мне нужна твоя помощь.

Бойд продолжает смотреть на неё, и Марта использует его молчание как возможность начать рассказ. Она описывает ему, как к ней домой послали четырёх агентов, чтобы её убить, и как Аарон Кросс (имя, которое Бойду ничего не говорит) спас её, и как они подожгли дом, чтобы отвлечь внимание от их бегства. Когда она переходит к их полёту в Манилу, для того чтобы ввести Кроссу вирус, Бойд прерывает её:
– Постой-ка, Кросс, он что… подопытный проекта «Аутком»?

Марта с сарказмом повторяет использованное им слово:
– Вот-вот, подопытный. – И уточняет: – Номер Пять. – Бойд вспоминает, как просматривал отчёты и зачёты этого мужчины. Он хорош в своём деле, один из лучших. Ходячее оружие, наделённое мозгом. Мысль о том, что Марта теперь с этим парнем, Бойду не шибко нравится, но он давно потерял право волноваться о том, с кем она. – Его зовут Аарон.

– Так это из-за него ты попала во все те неприятности? Тебя ищут, потому что ты с ним? – предполагает Бойд. – Ты знаешь, что делать, Марта. Сдай его, и тебя оставят в покое.

– Ты что, правда так считаешь? Что это всего лишь недоразумение? Они послали агентов убить меня, Питер. Послали ко мне в дом, чтобы застрелить меня там. Перед этим они превратили в убийцу одного из моих коллег – чтобы он прикончил меня и всех остальных в лаборатории. Они хотят прикончить меня вовсе не из-за Аарона. Ты что, не читал приказ о моём уничтожении? Или это информация не твоего уровня допуска? – Она хватает его за руку; это жест отчаяния, а не приязни. – Посмотри на меня, Питер. Я похожа на террористку? Ты же знаешь меня. Я что, действительно выгляжу как человек, который на это способен?

– Ты за этим пришла сюда, Марта? Захотела, чтобы я послушал про твои проблемы и пожалел тебя? – Бойд отдёргивает руку. – Почему бы тебе не поплакаться в жилетку своему новому дружку Кроссу? – Он не ревнует, нет. Но, господи, прошло лишь восемь месяцев, неужели у него нет на это права?

Марта молчит, и такие моменты, как этот, Бойд ненавидит больше всего – когда видит, что она погрузилась в размышления и решила не делиться ими с ним. Когда она где-то очень далеко от него. В их последние несколько недель было так много моментов, подобных этому – моментов, когда Бойд понимал, что, в то время как он отчаянно пытается спасти их отношения, её голова занята работой.

– Его схватили, – наконец произносит она. Её голос дрожит и срывается, как будто она вот-вот рухнет под тяжестью этого. Марта смотрит на Бойда, и он видит в её глазах страх и растерянность. – Он у них в руках.

Марта рассказывает ему, как после безумного бегства из Манилы они добрались до Бухареста, и как она полагала, что теперь-то они в безопасности, потому что попробуй найди двух людей среди тысяч и тысяч, и разве они это не заслужили? Но на них продолжали охоту и послали агентов на поиски, стоило им только почувствовать себя в безопасности. Чистая удача, что ей вообще удалось от них уйти. А вернее, удача и Аарон, который с радостью отвлёк на себя их внимание, чтобы дать ей возможность сбежать, даже если это означало, что в итоге его убьют.

– Я даже не знаю, жив ли он ещё, – заканчивает рассказ Марта, и Бойд слышит в её голосе дрожь, говорящую о том, что она едва сдерживает слёзы. Даже во время их самых жестоких споров он не вызывал у неё душевных переживаний такой силы. С ним она никогда не превращалась в женщину, вынужденную прилагать усилия, чтобы справиться с чувствами и сохранить самоконтроль. Да самоконтроль был практически вторым именем Марты. Теперь же он видит её охваченной эмоциями; ощущение, что он для неё не важен, возвращается, и его охватывает ревность. Кто этот мужчина, которому удалось вызвать у доктора Марты Ширинг такую реакцию?

– Я пришла, потому что подумала… может быть, ты мог бы что-нибудь узнать… – объясняет Марта, глядя на него умоляющими глазами. – Ты… что-нибудь знаешь?

Бойд вздыхает.
– Нет. – Внезапно он понимает, что никогда в жизни не чувствовал себя таким уставшим. Перед ним стоит женщина, которую он когда-то любил, и которую он, если честно, по-прежнему любит; женщина, которая в данный момент является самым разыскиваемым человеком в стране. Женщина, которая просит его помочь ей спасти её нового любовника.

Марта закрывает руками лицо, как будто хочет отгородиться этим от всего остального мира, когда он возьмёт и перестанет вращаться.
– Пожалуйста, Питер.

– Я посмотрю, что можно сделать. – слышит Бойд собственные слова. Их произносит та малая часть его, которая всё ещё принадлежит ей. Когда он в тот день сказал ей, что уходит, это было попыткой заставить её умолять его остаться – но внезапно обернулось ультиматумом, который пришлось исполнять.

Марта поднимает голову и вяло ему улыбается.
– Спасибо.

– Но здесь тебе оставаться нельзя, – говорит Бойд. Это не только из-за того, что может случиться с ним, если кто-нибудь узнает, что она в его доме. Ему не нравится мысль, что, пока он в своей постели будет думать о ней, она в гостевой комнате будет думать о спасении другого мужчины. – Тебе придётся прийти завтра. – Да-да, он чувствует себя полным мудаком, потому что на улице дождь, а она в розыске, и где же ещё ей укрыться, но должно же у парня быть достоинство.

Кивнув, Марта поднимает сумку, которую опустила у своих ног в начале разговора.
– Я вернусь завтра. В это же время.

Бойд смотрит, как она выскальзывает из дома и уходит прочь – так тихо, словно её здесь никогда и не было. Примерно так же, как ушла из отношений с ним.

Всю ночь он ворочается и слушает, как дождь стучит по крыше. Он спрашивает себя, куда она пошла и не опознал ли её кто-нибудь. Но, похоже, Марта изменилась, и она умеет скрываться. А входя в домá, проверяет, нет ли в них засады, и выясняет, где находятся другие выходы.

Двигаясь в плотном утреннем потоке машин, Бойд прихлёбывает кофе и спрашивает себя, как он из этого выкрутится. Он, может, и работает в спецслужбах, но у него нет навыка сохранять спокойствие и беспечный вид в опасных ситуациях. Вот почему его рабочее место – это письменный стол. Ему кажется, что стоит ему миновать главную проходную, как все узнают, что он разговаривал с Мартой и планирует выполнить её просьбу. Но никто и ухом не ведёт. Может, она всё-таки права? Может, куча всего происходит прямо у них под носом, а им просто лень заметить это?

Всё утро Бойд ведёт себя как обычно. Идёт на совещание, передаёт Байеру бумаги. Он старается не смотреть этому мужчине в глаза, но и без того ясно ощущает, насколько Байер напряжён и доведён до ручки. Неужели из-за Марты и Кросса? Происходит что-то, о чём он, Бойд, не знает?

Вскоре после обеда он начинает небрежные расспросы о заключённом – парне, известном как Номер Пять – которого, возможно, держат в этом здании. Бойд осторожен – расспрашивает только тех, кого не волнует его интерес к этой теме. Наконец ему удаётся выяснить, что да, Номер Пять ещё жив, и да, его держат несколькими уровнями ниже в надёжно запертой камере для допросов. Что он «любимчик» Байера, похоже, сделавшего из него свою личную боксерскую грушу, на которой, допрашивая, регулярно «сбрасывает стресс», однако никто не знает, какую информацию Байер пытается выбить.

Ближе к вечеру Бойд спускается на этот подземный этаж. Он никогда не бывал здесь раньше и не интересовался теми, кто связан с проектом «Аутком». У охраны его пропуск не вызывает вопросов, а Байера (или кто там ещё следит за Пятым) на месте нет. Стоя у дверей камеры, Бойд наблюдает за Номером Пять через зеркальное смотровое окно. С заплывшими глазами, в синяках и кровоподтёках, тот, как ни странно, не выглядит побеждённым – просто о чём-то задумавшимся. Бойд пытается посмотреть на этого мужчину глазами Марты, но не находит в нём ничего, что могло бы привлечь его бывшую возлюбленную. Марта никогда не была поклонницей мускулатуры, она всегда ценила в мужчинах интеллигентность, а не навыки Джеймса Бонда. Очевидно, за внешностью Пятого скрыто что-то ещё, чего он просто не видит.

Когда поздно вечером Бойд уходит домой, дождь всё ещё льёт, и он снова заходит купить еды на вынос; и на этот раз её хватит на двоих и он заказывает ту, что любит Марта.

Марта появляется точно в назначенное время. Бойд предлагает ей поесть, но она отмахивается от него чуть ли не раньше, чем он успевает закончить предложение:
– Что ты узнал?

Ему не привыкать к её небрежным отказам. Но раздражают они по-прежнему, если не больше, тем более что на этот раз ему предпочли не науку – на первое место поставлен другой мужчина.

– Он жив, – отвечает Бойд, несмотря на промелькнувшую в голову мыслишку солгать, сказав Марте, что Номер Пять мёртв. Но понимая, что надежда – единственное, что её поддерживает, он не может так с ней поступить. – Он в нашем здании, в подземном этаже.

Марта выдыхает так, словно из неё выпустили весь воздух, садится на край дивана и на мгновение позволяет себе погрузиться в счастье этих слов. Аарон ещё жив. По какой-то причине его всё ещё не убили. Она хочет его возвращения так сильно, что это больно. Она не может спать без него, она не может дышать без него. Практически буквально.

– Ты должен мне помочь, Питер, – произносит Марта, как только чувствует, что к ней вернулась способность говорить. Она встаёт и снова смотрит ему в лицо.

Бойд прищуривается.
– Я уже помог тебе. Позволил явиться сюда, несмотря на то что ты в розыске, и узнал то, что ты хотела знать. Чего ещё ты хочешь от меня?

Мгновенье Марта смотрит на него.
– Ты должен вытащить его. Ты можешь это сделать. Подпиши бумагу о том, что его переводят в другое место, и вытащи его прямо у них из-под носа.

Как будто это так же просто, как книгу из библиотеки вынести. Бойд смеётся, качая головой.
– Да ты с ума сошла. Байер потрепал этого парня, как тузик грелку. Это неаппетитное зрелище, Марта. – Он не знает, почему говорит это, и сразу же сожалеет о своих словах, когда видит, как из её глаз уходит свет и она снова кажется такой уязвимой.

Марта отворачивается от него, и Бойд видит, как её руки сжимаются в кулаки.
– Хорошо. Я сама.

– Не смеши меня, – с сарказмом говорит Бойд. – Тебе не попасть внутрь здания. А если и попадёшь, что потом? Ты не понимаешь, как всё серьёзно. Они не собираются упускать этого парня.

– Он сделал бы это для меня, – просто отвечает Марта. Она действительно собирается туда пойти. Аарон в опасности и нуждается в ней. Если это закончится её смертью, значит, так тому и быть.

По какой-то причине именно это простое утверждение заставляет Бойда захотеть ей помочь. Конечно, ему не нравится её готовность подвергать себя опасности, но его беспокойство не чрезмерно. Прежняя Марта, которую он когда-то знал, никогда бы этого не сделала. Но он почти слышит в её словах вызов, что-то вроде перчатки, брошенной ему в лицо: «А что бы ты сделал для меня?»

– Посмотрю, что можно придумать, Марта, но не даю никаких обещаний, – со вздохом произносит Бойд. – Даже я не всесилен. Я не собираюсь из-за этого терять работу.

Марта поворачивается к нему.
– О, скорее всего, они тебя просто убьют, – пренебрежительно бросает она, и Бойд не знает, шутка это или нет. Может, он и не хочет знать. Её лицо смягчается, и она берёт его за руку. – Спасибо, Питер.

Позволяя ей прикасаться к нему, Питер думает о том, что было бы, если бы он тогда не ушёл. Он хотел на ней жениться, хотел иметь достаточно вескую причину спешить домой в конце рабочего дня. Он вспоминает первый раз, когда её увидел: она делала доклад на конференции, а его задачей было доложить начальству о том, как продвигается её исследование; но он только глазел на неё и не услышал ни слова. Ему пришлось расспросить о её докладе коллегу, чтобы не выставить себя полным идиотом. В первые несколько месяцев их отношений они говорили о чём-то ещё помимо совместной работы, но постепенно её работа вытеснила всё остальное.

Марта отпускает его руку, как будто понимая, куда идут его мысли. Бойд возвращается в настоящее.
– Но что потом? – спрашивает он, и она выглядит непонимающей. – Что ты будешь делать, если мне удастся вытащить твоего Номера Пять? Его же всё равно будут искать.

– Аарон. Его зовут Аарон. – Недовольное выражение быстро исчезает с её лица. Как будто она заставляет себя быть с ним милой, чтобы он продолжал делать то, о чём она просит. – И мы покинем страну, найдём где спрятаться, будем переезжать. Просто станем осторожнее. – Она ощущает себя виноватой, что Аарона схватили, ведь это она даже слушать не захотела о том, что уединение и глушь безопасней для них, а больших городов лучше избегать. Настаивала на своём: да как это они будут жить без удобств, придуманных цивилизацией? Пожертвовала их безопасностью ради душа в номере.

Бойд удивлённо смотрит на неё.
– Ты собираешься остаться с ним? Не смеши меня, Марта.

Марта сужает глаза.
– Не говори мне, что мне делать. Ты не понимаешь, Питер. Не могу же я просто взять и уйти от него. – Для неё эта идея даже смысла не имеет. Без него она не знает, даже кто она такая. Доктор Марта Ширинг мертва; та, кто она теперь, не мыслит себя без Аарона. Она понимает, что опасно так тесно связывать своё «я» с другим человеком, но что сейчас не опасно?

– Почему бы и нет? От меня же ты ушла, – вырывается у Бойда прежде, чем он успевает себя остановить. Это слишком личное. Он не хочет это обсуждать. Он устал от ссор с ней, он покончил с этим восемь месяцев назад. Или думал, что покончил.

– Нет, это ты от меня ушёл, – возражает Марта. – Ушёл и бросил меня одну в этом сраном доме.

Бойд разочарованно разводит руками. Жест резковат.
– А что мне ещё оставалось! Не похоже, что у меня был выбор.

– Значит, ты знаешь, что я чувствую к Аарону, – просто отвечает Марта. Не говоря больше ни слова, она разворачивается, выходит из гостиной и направляется к входной двери.

Бойд следует за ней.
– Не уходи так. – Он надеется, что его голос не звучит умоляюще, но похоже, что, к его досаде, именно так и есть. – Давай поговорим. Обсудим.

Марта качает головой.
– Нечего обсуждать. – И на этот раз уходит она, а не он.

Бойд чувствует себя так же, как тогда, в тот первый раз, когда он понял, что их отношениям пришёл конец. Проклятье, все его слова были неправильными – он не нашёл тех единственно верных, которые заставили бы её остаться, выслушать или заметить его. Он злится на себя: да зачем ему вообще хочется, чтобы она осталась? Разве она не дала понять, что между ними всё кончено, что она хочет быть с Аароном Кроссом, даже если это для неё смертельно опасно? Раньше он думал, что Марта вообще не знает, что такое по-настоящему кого-то любить. Теперь она готова умереть ради этого.

Утром Бойд идёт на работу почти в таком же состоянии, как вчера: уставший, напряжённый, охваченный подозрениями. Узнав, что Байер на совещании, он решает воспользоваться этим, чтобы ещё раз посетить Номера Пять. Единственное, что хуже, чем быть использованным втёмную, думает Бойд, это знать, что тебя используют, и всё-таки позволять этому происходить. Если он перестанет быть нужным Марте, то никогда больше не увидит её. Но он попытается дать ей то, чего она от него хочет.

Охранники возле камеры Кросса пропускают его, стоит ему предъявить пропуск, и Бойд начинает думать, что план Марты, возможно, не так уж и плох, и в конце концов он вполне может просто вывести Пятого из здания. Вот почему она пришла к нему; тебя не используют, когда не уверены, что ты в состоянии сделать то, чего они хотят.

Когда он входит в камеру, Кросс не обращает на него никакого внимания. Он выглядит хуже, чем вчера, и Бойд спрашивает себя, чего добивается Байер. Почему бы просто не убить его? Что бы ни сделал Кросс, Байер явно хочет наказать его, заставить страдать, прежде чем он наконец умрёт. Бойд не может не думать о Марте и о том, что у неё почти такое же выражение лица, как у Кросса. Разлука тяжело давит на них обоих.

Бойд встаёт рядом с Кроссом, опёршись о стол, спиной к двухстороннему зеркалу и камерам, которые, как он знает, ведут запись постоянно. Он не может сохранить в секрете своё посещение, но может попытаться скрыть то, что он скажет этому мужчине. Мгновение оба молчат, Кросс всё ещё смотрит на свои руки, а Бойд пытается понять, что же он собирается сказать и зачем вообще пришёл сюда.

Наконец, решив просто сказать правду, он начинает:
– Я знаю доктора Ширинг и…

– Ничего получше не придумали, а, народ? – насмешливо прерывает его Аарон. Он продолжает смотреть на свои руки. Раньше он знал, что в любой ситуации сможет рассчитывать на них как на оружие – на то, что они снова спасут ему жизнь. Теперь, в наручниках, они бесполезны; кровообращение в них серьёзно нарушено после того, как наручники столько дней не снимали. Он рисует в воображении лицо Марты, как всегда делает в те моменты, когда они пытаются сломать его, и представляет, что она где-то далеко и в безопасности.

Бойд слегка задет его пренебрежением.
– Я не… я не один из них, – возражает он.

Аарон наконец смотрит на него. Окидывает взглядом его костюм, руки без мозолей от оружия и глаза, никогда не видевшие настоящего насилия.
– Да ну? Я прям почти поверил.

После этого Бойд уходит, потому что больше ему сказать нечего. Остаток дня он проводит, пытаясь найти в локальной сети файлы Номера Пять, но обнаруживает, что почти все они заблокированы или удалены. Он никогда ещё не сталкивался с ограничениями доступа к файлам, его уровень допуска подразумевает возможность получения любой информации. Или он думал, что подразумевает. Он делает попытку посмотреть личное дело и рабочие файлы Марты, но результат тот же. Как будто её вообще никогда не существовало.

Из любопытства Бойд пытается открыть файлы проекта «Аутком», но, оказывается, и они удалены. Единственная информация, которую он может получить – фотографии агентов со словом «аннулирован» и датой. Датой их «аннулирования»? Он с удивлением обнаруживает, что все числа укладываются в короткий промежуток времени около трёх недель назад.

– Бойд. – Слыша своё имя, он вздрагивает от неожиданности, разворачивается на стуле и обнаруживает, что в дверях его кабинета, прищурившись, стоит Байер. – Что делаешь? – Он смотрит через его плечо на экран компьютера.

Бойд пожимает плечами, изображая незаинтересованность.
– Ничего. Чем могу помочь, Рик?

Байер, похоже, не верит, что ничего не происходит, но позволяет ему уйти от ответа и вместо этого спрашивает:
– Зачем ты ходил к Номеру Пять? Он никак не связан с тем, над чем ты работаешь. – Разумеется, Байер не мог не узнать. Кажется, этот мужчина знает всё.

– Услышал, что нам удалось его взять, и хотел посмотреть, чего это все так суетятся, – лжёт Бойд, на ходу придумывая хоть какое-то объяснение (он надеется, что удачное). – Он не похож на террориста. – Он пытается сказать это шутливо, но слова звучат почти как обвинение.

– Предоставь мне самому решать, кто похож на террориста, а кто нет, ладно, Бойд? – резко осаживает его Байер и разворачивается к выходу. Бойд уже готов вздохнуть с облегчением, но, прежде чем он это делает, Байер снова поворачивается к нему лицом. – У тебя были отношения с доктором Мартой Ширинг? – спрашивает он, ясно давая понять, что ответ ему уже известен.

Бойд, сглотнув, кивает.
– Да, но я не виделся с ней восемь месяцев. – Он помнит, какие глаза были у Марты, когда он сказал, что позвонит Байеру, и чувствует, что должен защитить её от него.

С непроницаемым лицом Байер смотрит Бойду в глаза испытующим взглядом. Стараясь выглядеть невозмутимо – как человек, которому нечего скрывать – Бойд заставляет себя встретиться глазами с этим мужчиной.
– Ты бы дал нам знать, если бы получил от неё весточку, верно? – Байер приподнимает бровь.

– Разумеется. Она же террористка в розыске. – Бойд делает всё возможное, чтобы показать, как удивлён предположением Байера, будто бы он стал такое скрывать. – Очень сомневаюсь, что буду тем, к которому она придёт. Но что значит… подожди, она же не… она же не связана с Номером Пять? – Бойд надеется, что можно попытаться получить больше информации от Байера, надеется, что этот мужчина поможет ему продолжить собирать воедино кусочки мозаики, продвинуться в понимании того, каковы отношения между Аароном и Мартой.

– Последнюю пару недель они малость поиграли в Бонни и Клайда, – после небольшого колебания поясняет Байер. – А раньше она была его врачом. – В глазах Бойда он видит кое-что, о чём, он уверен, этот мужчина даже не догадывается, и решает пойти дальше, чтобы посмотреть, к чему это приведёт. – Мы всегда подозревали, что их отношения находятся на грани неприемлемого, что между ними что-то есть. Очевидно, мы были правы. – Пожав плечами, Байер покидает кабинет.

Слова Байера ещё долго после его ухода крутятся в голове Бойда. Хотел бы он получить доступ к файлам Кросса, чтобы посмотреть, сколько времени тот был пациентом Марты. Что, если всё это время между ними что-то происходило? А он-то наивно полагал, что она погружена в факты и цифры. Что, если эти её долгие, допоздна, задержки в лаборатории на самом деле означали, что она проводит время с Кроссом?

Бойд начинает жалеть, что вообще согласился помочь Марте. Он склоняется к тому, чтобы позволить Кроссу гнить в его подземной камере.

Дождавшись, когда на спящий пригород опустится ночь, Марта всходит на открытую веранду, охватывающую дом Бойда, и стучится в дверь. Идёт дождь, хотя сегодня это лишь раздражающая морось, и она чувствует, как на одежде и коже скапливаются капельки. Она слышит приближающиеся к входной двери шаги Бойда и чувствует укол вины за то, что нарушила его покой и вовлекла в свои проблемы, но ей больше не к кому обратиться, и она не позволит Аарону умереть из-за их с Питером плохого расставания и чьей-то уязвлённой гордости. Ей совсем нетрудно отделять себя от тот Марты Ширинг, что когда-то встречалась с Питером Бойдом. Она знает, что ему не так легко – он всё ещё видит в ней ту женщину, которую любил. Марта слишком поздно поняла, что Бойд никогда не переставал её любить, и что, когда он уходил из их дома, ей следовало его остановить. Своим уходом он её сломал. Но Аарон собрал её обратно.

Бойд открывает ей дверь, и в его взгляде – ни тепла, ни гостеприимства. Он просто отходит в сторону и впускает её, а затем закрывает и запирает за ней дверь. Неужели за период между вчера и сегодня с Аароном что-то случилось, и она потеряла его?

– Сегодня я видел Номера Пять, – начинает Бойд без преамбулы, и Марта чувствует, как её пронзает облегчение – будто глоток свежего воздуха после удушья. Её вообще не волнует, что Бойд при этом засветился, использовав личный пропуск. – Я сказал ему, что знаю тебя. Он мне, судя по всему, не поверил.

– Конечно, не поверил, – кивает Марта. – Наверное, решил, что это уловка. Наверное, они уже использовали моё имя… – Она замолкает, не желая заканчивать предложение, которое от этого не перестаёт быть правдой: Байер и другие, вероятно, использовали её имя, чтобы причинить Аарону боль и попытаться подчинить его своей воле. Вероятно, в Бойде он увидел лишь ещё одного агента, который пришёл его ломать.

С равнодушным лицом Бойд слегка пожимает плечами.
– В общем, я попытался.

Марта качает головой.
– Нет, сходи к нему завтра снова. Скажи ему… скажи ему, что знаешь Джун Монро. Скажи, что я его оттуда вытащу.

– Я больше не пойду туда, Марта. Его не вытащить. Никак. Прости, но этого не будет, – жёстко говорит Бойд. – Уезжай.

Марта смотрит на него непонимающе.
– Уезжай? – повторяет она. Эта мысль просто не укладывается в её голове. – Так просто я не сдамся, Питер.

Бойд смотрит на неё, сжав губы в тонкую линию. Воздух между ними сгущается, и в нём повисает нечто невысказанное.
– Что? – спрашивает Марта, чтобы снять это напряжение. Она чувствует перемену в его настроении: что-то есть в его мыслях, о чём он не решается сказать.

– Ты с ним… ты была… – Бойд глубоко вздыхает, силясь выразить свои чувства словами. Он никак не может выбросить из головы намёк, брошенный Байером. – Между вами что-то было до… до всего этого?

Марта всё ещё выглядит непонимающей.
– Что? Между Аароном и мной?

– Да! – не удержавшись, выкрикивает Бойд. Для кого-то настолько умного она слишком уж непонятлива, когда речь заходит о жизни вне лаборатории; всегда такой была. – Ты спала с ним, когда мы были вместе?

Что? – выдыхает Марта, явно потрясённая. – Нет! Как ты можешь даже спрашивать об этом?

– Я знаю, что ты была его врачом, – прямо говорит ей Бойд. – Я просто… мне нужно знать, встречались ли вы.

– Нет! – кричит Марта. – Мы не встречались. Я его не видела. В этом-то и проблема! Я его вообще не видела – просто колола, щупала, царапала и резала; следовала приказам и проводила тесты; как хорошая девочка, делала всё, что велели – и не видела его вообще. Он был лишь частью научного проекта. – Её глаза полны слёз, и она пытается не дать им пролиться. – Я просто следовала приказам. Только и делала, что следовала приказам. – Она прижимает руку ко рту и, закрыв глаза, отворачивается от Бойда, чтобы тот не видел её слёз. Она раздавлена грузом вины.

Бойд не знает, как себя вести. Для него эта её вспышка – в некотором смысле облегчение: впервые на его памяти она признаёт, что была слепа ко всему, кроме своей науки. Но, с другой стороны, его, Бойда, она по-прежнему не замечает – так чтó хорошего в этом осознании?

– Значит, вот из-за чего ты это делаешь? Чувствуешь, будто должна загладить свою вину перед ним? – недоверчиво спрашивает Бойд. – Нельзя так жить, Марта.

Марта снова поворачивается к нему лицом.
– Ты не понял. – Она слышит жалость к Бойду в собственном голосе. – Он спас мне жизнь.

– Ты ничем ему не обязана. – Бойду хочется проорать это ей в лицо, как будто крик каким-то образом поможет вбить эту мысль в её голову. – Чёрт, если он такой замечательный, каким ты его расписываешь, то, вероятно, он захочет, чтобы ты держалась от него как можно дальше.

Марта не сомневается в правоте Бойда. Она знает Аарона, точнее, начинает его узнавать. Разумеется, он захочет, чтобы она была где-нибудь в безопасном месте – как можно дальше отсюда, там, где её не найдут. Может, именно так и поступила бы прежняя Марта: нашла бы себе где-нибудь нору и в страхе забилась туда, ожидая, что кто-то придёт и спасёт её. Но она уже не та. Эта, новая Марта не уйдёт, бросив его в беде.

– Он нужен мне, – говорит Марта просто. – Если ты мне не поможешь, я сделаю это сама.

Бойд медленно выдыхает. Её упрямство в равной мере раздражает и смешит его.
– А если тебя убьют?

– Может, ему передадут, что я попыталась.

Бойд знает, что завтра, придя на работу, он попытается увидеть Кросса снова. Попытается больше узнать о пропавших бумагах и заблокированных файлах, а также о том, чем на самом деле занимаются Байер и прочие крупные шишки. Он сделает это, потому что верит: в противном случае Марта действительно попытается в одиночку попасть в тюремный блок и выйти из него – прямиком на тот свет – в лучах сомнительной славы. Он не собирается позволить Кроссу стать причиной её гибели.

– Ты ела? Могу разогреть остатки вчерашнего, – предлагает Бойд. Смена темы резка и очевидна, но сегодня он больше не может говорить о Кроссе или о злых агентах секретных правительственных служб.

Марта не комментирует тот факт, что он переводит разговор на другое.
– Тебе не нужно обо мне заботиться, Бойд, – беззлобно говорит она. – Я большая девочка.

Бойд улыбается ей.
– Я знаю. Но раз уж ты здесь, то…

Он разогревает вчерашнюю еду и наливает два бокала вина. После минутной нерешительности Марта берёт бокал и одним глотком выпивает половину. На свете мало есть проблем, которые нельзя исправить бокалом доброго вина.

Они едят в дружеском молчании, и это напоминает Марте о том времени, когда они только начинали встречаться, и между ними не было сложностей. У неё была работа, и каждое утро она просыпалась с радостью – ей не терпелось пойти в лабораторию. Она была специалистом в своём деле, и ей не нужно было ежеминутно беспокоиться о том, что её убьют. Когда она покидала лабораторию, у неё был идеальный бойфренд, к которому можно пойти домой, и они брали еду на вынос, смотрели фильмы, а в выходные ходили по магазинам, и всё было так мучительно скучно и нормально.

Словно прочтя её мысли, Бойд замечает:
– Из нас вышла бы отличная пара. – Уставившись в свою тарелку, Марта не отвечает. В это мгновение она думает об Аароне и о том, что «скучно и нормально» – это не про него, и что они никогда не будут сидеть на такой вот кухне, есть еду на вынос и просто отдыхать. Она почти уверена, что нормальность переоценивают, раз быть ненормальной означает быть с Аароном. – Я думаю, тот дом был проклят. Он разрушил наш союз, – со слабой улыбкой говорит Бойд.

– Он разрушил многое, – бормочет Марта. Она определённо не оплакивает то место. Разумеется, дом был красив, но там её чуть не убили, и она бы сожгла его снова, если б могла – сожгла бы до основания.

Бойд накрывает её руку своей.
– Марта, я хочу…

Прежде чем он успевает закончить, Марта отдёргивает свою руку и встает одним плавным движением.
– Мне пора. – Она не хочет знать, чего он хочет. Чего хочет он и чего хочет она (а она хочет Аарона) – две абсолютно разные вещи.

– Тебе лучше остаться, – выпаливает Бойд, вставая, обходя стол и становясь рядом с ней. Марта бросает на него взгляд, и он быстро добавляет: – У меня есть комната для гостей. Никогда ещё ею не пользовался. – Пытаясь заставить своё предложение выглядеть более соблазнительно, он улыбается.

Но Марта лишь качает головой.
– Нет, Питер, не стоит.

Бойд провожает её к двери.
– Завтра придёшь?

Марта поворачивается к нему лицом.
– А ты поговоришь с Аароном? – Бойд кивает. – Тогда приду.

У Бойда появляется мысль, что этот момент не сильно отличается от завершающего периода их отношений. Он – здесь, а Марта – как будто в другом полушарии, и ему остаётся только дожидаться, пока она вернётся оттуда, вернётся к нему. И на сей раз он знает, что этого не произойдёт. Он чувствует себя довольно жалким, но понимает, что он – не первый мужчина, оставленный в дураках красивой женщиной.

На следующее утро Бойд приносит в офис несколько лишних чашек кофе в надежде убедить стажёров тайно сделать для него кое-какую грязную работёнку. Стараясь говорить небрежно, он объясняет, что именно он ищет: документацию по Номеру Пять и Марте Ширинг. Всем уже известно о связи между этими двумя, поэтому его имя с именем Марты никак не связывают. Трое подкупленных кофеиновой взяткой соглашаются поискать нужные материалы, и Бойд заставляет себя отправиться в кабинет, вместо того чтобы идти прямиком к Кроссу. Он уже возбудил подозрения Байера и не хочет, чтобы его интерес к Пятому стал ещё очевиднее.

После ланча Бойд решает рискнуть и посетить единственного заключённого в здании. Кросс выглядит по-прежнему израненным, в крови и синяках, но Бойд отмечает, что раны мужчины исцеляются на удивление быстро. Скорость, с которой они исчезают, вероятно, даст Байеру и компании повод нанести ему новые.

Когда Бойд входит в комнату, Аарон поднимает голову и закатывает глаза. Саркастичная реплика да пара тщательно выверенных выражений лица – вот и всё, чего Бойд удостоен.
– Снова ты? Какая честь, – бормочет Кросс.

И опять Бойд становится так, чтобы его лицо не попадало в камеры.
– Да, снова я. Меня прислала Джун Монро.

Аарон не может сдержать свою реакцию. Чувствуя, как забилось в груди сердце, он выпрямляется и направляет на этого мужчину всё своё внимание.
– Что ты сказал?

– Джун Монро, – повторяет Бойд. – Полагаю, она наш общий друг.

– Она жива, – выдыхает Аарон как молитву. Он закрывает глаза и позволяет себе привыкнуть к этой мысли. Он потерял её из виду сразу же после того, как его схватили в Бухаресте, где он кинулся в драку в надежде, что она воспользуется этим, чтобы скрыться. Всё это время он понятия не имел, схватили её тоже или просто убили, чтобы не возиться с доставкой ещё одного заключённого в Штаты. Байер не раз повторял, что её схватили, что она была в соседней с ним камере, что плакала, умоляла сохранить ей жизнь и звала его перед смертью. Аарон не позволял себе в это верить, изо всех сил старался выбросить его слова из головы. Теперь он знает правду, и ему хочется улыбаться.

Бойд кивает.
– Да, пока жива. – Это не угроза, и Аарон не воспринимает её так. Это лишь констатация факта. Марта жива, но в том мире, где они живут, нет ничего определённого. – Она хочет вызволить тебя отсюда.

Впервые с тех пор, как попал в эту комнату, Аарон испытывает страх. Он беспокоится не о себе; худшее, что может с ним сделать Байер, это убить его. Но теперь он понимает, что Байер может сделать гораздо больше, особенно если Марта готова рискнуть ради него собственной безопасностью. Он должен был догадаться, что она захочет попытаться. У неё же бойцовский характер.

– Не позволяй ей. – Аарон не знает этого мужчину, но по какой-то причине готов ему довериться. Готов доверить ему безопасность Марты. – Её убьют.

Бойд кивает.
– Знаю. Но попробуй отговори её, если она что-то задумала, – бормочет он. Странно вести этот разговор с мужчиной, который подверг Марту такой большой опасности, с мужчиной, который отдаляет её от него ещё сильней, чем прежде. Он знает: если бы Кросс мог, то сокрушил бы эти стены, лишь бы выбраться отсюда и увидеть Марту. А всё, что нужно сделать ему, Бойду, чтобы её увидеть, – это дождаться наступления темноты, и она сама придёт к нему. Это заставляет его почувствовать себя немного лучше; хоть одно преимущество есть у него перед Кроссом.

Аарон слегка улыбается и ощущает пульсацию в разбитой губе. Может, время, проведённое с Мартой, и было коротким, но ему оно кажется целой жизнью. За две недели до Бухареста он, наконец, почувствовал то, что хотел почувствовать всегда: что рядом с ним есть друг, есть человек, который улыбается ему и держит за руку, когда ему совсем плохо. Он достаточно эгоистичен, чтобы не хотеть это потерять – чтобы хотеть всегдашнего присутствия Марты рядом с собой. Но недостаточно эгоистичен, чтобы позволить ей рисковать ради него жизнью.

– Ты должен сделать так, чтобы она была в безопасности, – с нажимом говорит Аарон, глядя Бойду прямо в глаза. Сейчас Аарона не волнуют перипетии отношений Бойда с Мартой. Он знает достаточно, чтобы понимать, что на этого мужчину можно положиться, по крайней мере в деле защиты Марты от опасности. – Скажи ей… скажи ей, что я уже мёртв. – Он откажется от неё, если потребуется.

– Она мне не поверит, – откровенно сообщает ему Бойд. – Но я передам ей твои слова. – Хотя его это немножко раздражает, он восхищается Кроссом. Может, из-за этого мужчины Марта сейчас и в опасности, но Бойду ясно, что это произошло не по вине Кросса. И Марта, насколько он её знает, вероятно, никогда об этом не жалела.

Аарон кивает, едва обращая на Бойда внимание. Он думает, как здорово было бы снова увидеть Марту, и как сильно ему хочется, чтобы сейчас она была здесь, в этой комнате, хотя он знает, как это опасно для неё. Может, это и безнадежная затея, но он собирается приложить все силы, чтобы выбраться отсюда.

– Хочешь передать ей что-нибудь ещё? – спрашивает Бойд. Он начинает нервничать и предпочёл бы вернуться в свой кабинет, где никто не сможет обвинить его в том, что он сует нос не в своё дело.

– Да. Вели ей бежать. Как можно дальше. – Аарон ловит взгляд мужчины. – Скажи, пусть уезжает и не возвращается.

Оба понимают, что эти слова не будут услышаны.

Бойд возвращается в свой кабинет. Не проходит и пяти минут, как в открытую дверь стучат. Он разворачивается в кресле и обнаруживает в коридоре Регину, одного из стажёров. Она держит в руках несколько тонких папок, и он приглашает её войти.
– Нам повезло. Похоже, кто-то проводил весеннюю уборку, но упустил вот это.

Бойд забирает у неё папки. Они неутешительно тонки. Но он всё равно благодарит её:
– Ты волшебница.

Регина выглядит польщённой.
– Ну… надеюсь, ты найдёшь в них то, что ищешь.

Как только она уходит, Бойд открывает верхнюю папку. Ей содержимое касается Кросса; это детали его «задания» на Аляске. Очевидно, он не слишком тщательно играл по заданным компанией правилам, и его отправили в зимнюю страну чудес, чтобы дать возможность поразмышлять над ошибками. На последней странице отчета – краткая запись почерком Байера. Сначала дата, около трёх недель назад, а ниже «аннулирован вместе с № 3. Беспилотник.»

Папка Марты чуть интереснее, и «интереснее» означает «страшнее» и «ужаснее». Бойд в шоке, он не может поверить, что ничего не слышал об инциденте в «Стерисин-Морланта». Перестрелка в лаборатории просто обязана была привлечь его внимание.

Бóльшую часть папки занимает протокол рассказа Марты следователю, подписанный ею в качестве свидетельских показаний. Её отчёт – отчёт единственного выжившего – был самым ценным. Читая его, Бойд почти слышит голос Марты, бесстрастно и с клинической точностью сообщающий о том, что произошло в лаборатории. Но также представляет себе её шок и панику, и ту дрожь ужаса, которую она пытается сдержать.

Покопавшись в архивах записей с камер наблюдения, Бойду удаётся найти видео с места происшествия. Смотреть на это почти больно, но он не может оторваться. Он наблюдает, как падают вокруг Марты её коллеги, а она отчаянно пытается найти безопасное место, чтобы спрятаться. Когда стрелок, наконец, направляет пистолет на себя, Бойд с облегчением вздыхает. Он ничего не знает о мужчине, убившем своих коллег, но вся эта сцена кажется странной, даже когда он пересматривает её второй раз. На лице стрелка – ни эмоций, ни угрызений совести, ни хотя бы намёка на понимание того, что он делает. С таким лицом играют в видеоигры или ходят во сне*. Это кажется ему подозрительным. Он и раньше отнюдь не считал себя человеком наивным, но теперь, после того как в его жизнь вернулась Марта, с его глаз словно спала пелена.

Бойд рано покидает кабинет, в основном потому, что не хочет столкнуться с Байером или кем-нибудь ещё. Папки он уносит с собой, а то ещё исчезнут снова в его отсутствие. По пути домой он заходит в магазин за продуктами – ему надоела еда на вынос. Раньше он любил готовить, это был отличный способ снять стресс. Но бросил, когда время удлинилось и готовка пищи на одного стала действовать слишком угнетающе.

Цыплёнок по-пармски почти готов, когда он слышит стук в дверь.
– Открыто, входи, – кричит он.

Марта, похоже, не в восторге.
– Что если бы это была не я, а кто-нибудь другой?

Бойд озадачен.
– А кто же ещё это мог быть?

Его реакция, в свою очередь, озадачивает Марту, и она не знает, что ответить. Она с тоской думает о тех временах, когда сама без страха приглашала людей войти в дом и, не задумываясь, оставляла двери незапертыми. У неё такое ощущение, что Бойду недолго осталось сохранять эту наивность.

Марта не комментирует его кулинарные старания, не отмечает исходящие из духовки восхитительные (Бойд в этом уверен) запахи. Просто садится за стол и выжидающе смотрит на него. Пользуясь моментом, он оглядывается на неё. У неё синяки под глазами, и выглядит она уставшей, худой и потерянной. Очень напоминая этим Аарона.

– Да, я с ним разговаривал. Да, я сказал ему, что меня послала Джун Монро, и да, он мне поверил, – сообщает Бойд, не дожидаясь её вопросов.

Глаза Марты вспыхивают чуть ярче.
– Что он сказал? – Она не ждёт, что Аарон начнёт передавать ей через Бойда романтические любовные признания или жалобы на горечь разлуки – не такой он человек. Но ведь какая-то реакция наверняка была.

– Велел передать, чтобы ты не занималась его спасением, – откровенно сообщает Бойд. Может, она и в самом деле послушается, если словечко будет исходить от Аарона. – Сказал, чтоб ты бежала без оглядки.

Это так похоже на Аарона, что Марта ни секунды не сомневается в словах Бойда.
– Вот же упрямец, – произносит она с теплотой.

Бойд издаёт смешок.
– Кто бы говорил. – Марта раздражённо закатывает глаза. – Он велел мне позаботиться о твоей безопасности, Марта.

– Ты не сможешь, – говорит она почти грустно. Только Аарон может защитить её. – Задачка не для тебя.

Бойд идёт к холодильнику и достаёт начатую ими вчера бутылку вина. Сейчас это ему определённо нужно. Он наливает два бокала, затем достаёт из своего портфеля папки и кладёт их на стол перед Мартой.
– Сейчас я готов тебя выслушать, – говорит он ей. И он действительно готов – готов услышать, на кого он на самом деле работает, и что в реальности происходит вокруг него и прямо у него под носом, пока он делает бумажную работу и, не читая, подписывает задания и процедуры. Всё, что ему нужно знать – что за этим стоит Байер.

Марта открывает папку Аарона и вынимает его фото, обрезанное по бокам. Глаза на фотографии холодней, чем она помнит, но всё остальное – её Аарон. Мелькает мысль: вот если бы она сейчас была одна, то прижала бы снимок к груди и представила, что это он.

Отложив в сторону снимок, она рассказывает Бойду всё, начиная с первых встреч с Аароном. О стрельбе в лаборатории и пожаре в доме, и об их бегстве в Манилу. Она рассказывает ему то, что узнала об «Ауткоме» от Аарона, и то, что сама думает о людях, на которых работала. Бойд не перебивает. Единственный раз, когда он вообще двигается, это когда вынимает еду из духовки и ставит её на стол охладиться – и тут же забывает о ней, заслушавшись Марту.

В это почти невозможно поверить. Почти. Но он видел кадры расстрела в лаборатории, пропавшие файлы, атмосферу секретности вокруг офиса. Очень даже возможно поверить, что он по собственному желанию просто игнорировал всё это, предпочитая не видеть того, чего видеть не хотел. Бойд всегда утешал себя мыслью о том, что его работа важна, потому что речь идёт о защите его страны. Теперь он задаётся вопросом, какой ценой эта безопасность достигается.

Когда Марта заканчивает, Бойд снова встаёт и на автопилоте двигается по кухне, доставая тарелки, остальную посуду и столовое серебро. Марта смотрит на поставленную перед ней тарелку так, словно забыла, что с ней требуется делать.

– У нас заканчивается время, – говорит Марта, наблюдая за тем, как Бойд как ни в чём ни бывало приступает к еде. Как будто она только что не рассказала ему грязную правду об их некогда совместном работодателе. – Они не будут держать там Аарона вечно. – Честно говоря, она удивлена, что он до сих пор жив.

– Я всё ещё думаю, что ты не осознаёшь всей опасности этого, Марта. – Можно же хоть пять минут не говорить об Аароне, думает он. А то так трудно притворяться, что всё как раньше. – Выйти с ним через парадный вход невозможно.

– Так выйди через чёрный ход. – То, что Бойд считает довольно-таки разумным возражением, похоже, не производит на Марту никакого впечатления. – Ты говорил, что поможешь мне.

– Вообще-то я этого не говорил… – протестует Бойд, но она тут же перебивает его.

– А что же ты делал? Ты разговаривал с Аароном, ты спрашивал меня, что на самом деле произошло, ты собирал доказательства. – Марта указывает на бумаги на столешнице. – Если ты не помогал мне, то что, чёрт возьми, ты делал?!

Марта встаёт со стула так быстро, что опрокидывает бокал вина, но, кажется, ни один из них этого даже не замечает. Она разворачивается и идёт к выходу.
– Я справлюсь без тебя, Питер. Мне вообще не следовало здесь появляться. Только время с тобой зря потратила.

Бойд не может не задаваться вопросом, говорит ли она только о сегодняшнем вечере или об их отношениях в целом. Это не мешает ему, догнав, схватить её за руку.
– Марта, постой. Мы что, не можем просто поужинать и…

Марта поворачивается к нему лицом и высвобождает свою руку.
– Зачем? Что за смысл притворяться, будто всё нормально? Ничего не нормально! Между нами ничего не нормально, Питер. – Она делает шаг от него. – Эта часть моей жизни закончилась. Я больше не тот человек. Я больше не принадлежу ни тебе, ни твоему миру.

– Ты принадлежишь ему, не так ли? – спрашивает Бойд и шагает к ней, чтобы снова сократить расстояние между ними. – Разве ты не понимаешь, Марта? Это твой шанс! Тебе больше не нужно жить такой жизнью! Это он для них опасен; он тот, кто им нужен. Они его взяли. Ты свободна.

Марта горько усмехается и качает головой.
– Ты что, так и не понял? Аарон спас мне жизнь, а не подверг её опасности. Я уже была бы мертва.

Бойд выдыхает и проводит рукой по лицу.
– Господи, Марта. Давай сейчас уедем вместе. Позволь мне помочь тебе. Мы можем сбежать от всего этого. У меня есть летний домик в…

– Я не хочу сбегать с тобой, Питер. – решительно говорит Марта. – Никогда не хотела.

Бойд чувствует, как ранят его эти слова. Чувствует, что они опять расстаются. Сам виноват – нечего было впускать её.
– А с ним, значит, хочешь, – просто говорит он. Он чувствует себя ещё более уставшим, чем во все предыдущие дни этой недели – высосанным досуха и полностью разбитым. Байер был прав, пытаясь воздействовать на Кросса с помощью Марты. Она мощный инструмент. – Хочешь, несмотря ни на что.

Марта медленно кивает.
– Несмотря ни на что, – повторяет она. Она хочет сказать эти слова Аарону, хочет обнять его и пообещать оставаться с ним, что бы ни случилось. Она пыталась усидеть на двух стульях; какая-то её часть жаждала той нормальной жизни, в существование которой, кажется, всё ещё верит Бойд. Другая её часть хотела только одного – быть вместе с Аароном. Нельзя получить и то, и другое, и теперь она знает, чего из этого она хочет. – Он нужен мне. С ним я в безопасности.

«А с тобой – нет,» – слышит Бойд (и не важно, что она не произносит этого вслух). Она – не его, и никогда не была его. Он всего лишь понапрасну тратил время на женщину, которой нужно было нечто большее.

– Просто уйди, Марта, – тихо говорит Бойд, избегая её взгляда.

К её чести, Марта не расспрашивает его об Аароне. Не настаивает на том, чтобы он ей помог, и не спрашивает, может ли завтра вернуться за очередным отчётом о проделанной им для неё работе. Просто разворачивается и идёт к двери.

Бойд стоит в холле, не глядя на то, как Марта открывает дверь и закрывает её за собой. Он думает о её словах, её просьбе, её отчаянии, о проекте, о правде, которой никогда не было, об опасности для себя, о Байере; обо всём. Всё это крутится в его голове в неясном беспорядке, и он начинает чувствовать что-то вроде страха, думая о том, как же он позволил втянуть себя в этот сумасшедший план. И внезапно понимает, как именно ему придётся поступить.

Бойд открывает дверь и видит уходящую в темноту фигуру Марты. Он окликает её по имени, и она останавливается, напряжённая и насторожённая, а затем оборачивается к нему.
– Думаю, я знаю, что делать.

Утром Бойд, минуя собственный кабинет, направляется прямо к Байеру. Тот разговаривает по телефону, но, увидев посетителя, быстро заканчивает разговор.
– Чем могу помочь, Питер? – спрашивает он; его голос сдержан, а выражение лица далеко не доброжелательное.

Сглотнув, Бойд входит в кабинет Байера и закрывает за собой дверь.
– Сэр, я не был с вами полностью откровенен. – Байер изгибает бровь, и что-то в его лице заставляет Бойда почувствовать, что для Байера это не новость. – Я контактировал с доктором Ширинг. Она пыталась воспользоваться моей помощью, чтобы освободить Номера Пять.

– И где же сейчас доктор Ширинг? – спрашивает Байер. Готовый приступить к действиям, схватить Ширинг, убить её, убить Кросса и покончить, наконец, со всем этим беспорядком, он заставляет себя оставаться спокойным и бесстрастным, чтобы не спугнуть Бойда. Он предчувствовал, что этот мужчина придёт к нему и станет его союзником.

– Не знаю точно, где она сейчас, – отвечает Бойд. – Но знаю, где будет.

____________________________

Когда Бойд покидает офис Байера, всё его тело – будто живой электропровод, а сердце бешено колотится в груди. Но он уверен в том, что поступает правильно. Менее чем через пятнадцать минут Байер собирается лично возглавить команду, отправленную на задержание Марты. Байер ставит на эту карту слишком много, и у Бойда даже возникает желание побывать там и увидеть лицо Марты, когда её наконец схватят.

Байер уходит как по расписанию, и новость о его намерениях распространяется в офисе со скоростью лесного пожара. Приятно знать, что даже в суперсекретных госучреждениях всегда можно рассчитывать на сплетни у кулеров.

Бойд заходит в свой кабинет, оставляет там портфель и составляет одну короткую служебную записку. Убедившись, что никто в офисе не обращает на него внимания, он направляется к камере, в которой Кросс просидел большую часть прошедшей недели. Он гадает, в какой физической форме будет Кросс после дней, которые провёл, пристёгнутый наручниками к стулу. Этого он как-то не учёл. Будем надеяться, что его навыки суперсолдата не позволят ему совсем расклеиться.

– Байер выписал ордер. – Бойд отдаёт служебную записку охраннику, дежурящему у камеры Кросса. – Его переводят.

Охранник быстро просматривает бумагу и, щурясь, вглядывается в подписи внизу. Бойд пытается выглядеть беспечным и скучающим. Он достаточно насмотрелся на подпись Байера, чтобы изобразить её так же легко, как свою собственную, уж в этом-то он уверен. Он также понимает, что любой намёк на страх насторожит охранника, предупредив его, что что-то здесь не так.

Наконец другой мужчина кивает.
– Помощь нужна, мистер Бойд?

– Нет, похоже, он будет подчиняться. – Бойд бросает взгляд в камеру. – Буянить вряд ли начнёт.

Бойд берёт у охранника ключ, входит в камеру, опускается на колени рядом с ногами Аарона и начинает отстёгивать его лодыжки.
– Мне нужно, чтобы ты доверял мне, окей? – бормочет он, не глядя на Кросса. Он переходит к другой лодыжке, а потом к запястьям, хотя затем снова сковывает ему руки.

– Я тебя не знаю, – возражает Аарон, но думает о Марте и о том, что ему в любом случае ничто не мешает довериться этому парню. Непонятно, кто, с кем и как связан, но самому Кроссу вроде бы уже нечего терять.

– Просто верь мне, что бы я ни делал, – умоляет Бойд.

Аарон позволяет вывести себя из камеры к лифту. Охранник едва обращает на них внимание. Затекшие от неподвижности и бездействия мышцы Аарона сопротивляются переменам, но он игнорирует боль и сосредотачивается на том, чтобы поочерёдно переставлять ноги. Он пойдёт в ловушку, он охотно промарширует на расстрельный плац и встанет там под пули – всё лучше, чем просто сидеть и ждать у чёртова моря чёртовой погоды.

– У нас не так много времени, – говорит ему Бойд, пока они едут на лифте вверх. – Точнее, у нас его чертовски мало. – Дискомфорт Бойда растёт. Выбор, который он сделал, может оказаться весьма болезненным и… закончиться внезапной смертью.

– У тебя есть план «Б»? – спрашивает Аарон, когда двери лифта открываются.

– Нет, – признаётся Бойд. – Практически у меня и плана «А» нет.

Аарон следует за ним из лифта в широкий безликий коридор.
– Знакомая ситуация. Справимся.

К тому времени, как они покидают здание, Бойд понимает, почему Байеру и прочим шишкам сходит с рук всё, что они творят. Он работает с людьми, полностью погружёнными в себя и свои дела, которые просто не замечают, как беглец проходит мимо их кабинетов и выходит наружу. Это кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой, но Бойд не собирается отвергать такой подарок судьбы. Они выходят из здания и направляются прямиком к его машине. Тем лучше для них.

– Куда это мы? – Аарон с сомнением смотрит на Бойда, когда тот указывает ему на пассажирское сиденье. Инстинкты предупреждают его не садиться в машину, хотя он знает, что там он сможет убить Бойда почти мгновенно. Однако он ничуть не рвётся попасть в автомобильную аварию после того, как его вытащили из заключения.

– Подальше отсюда, – отвечает Бойд, садясь за руль. – Думаешь, я бы уже не убил тебя, если б собирался это сделать? – спрашивает он, видя, что Аарон всё ещё колеблется.

Аарон садится на пассажирское сиденье и наблюдает, как здание исчезает в зеркале заднего вида. Он почти не может в это поверить. Оказалось смехотворно легко просто взять и выйти прямо через парадную дверь. Вот в такие минуты и осознаёшь, как полезно дружить с «правильными» людьми.

Они покидают центр города и почти час едут в тишине. Аарон начинает узнавать места, которые они проезжают. А вот и пригород. Растительность по обе стороны шоссе постепенно становится гуще, и вскоре Бойд сворачивает на грунтовку, опасно вьющуюся среди почти неокультуренного леса и подлеска. Аарон знает, где они сейчас. Не так давно он пришёл сюда в поисках препаратов и ответов. А нашёл Марту.

Показывается дом, где он когда-то жил с Мартой, и Бойд рассматривает сгоревшие обломки, рухнувшие балки и развалившийся остов. Периметр очерчивает полицейская лента, порванная в нескольких местах – очевидно, в последнее время повесить вместо неё новую было некому. Через несколько лет, думает Бойд, туристы или дети, ищущие место для пикника, наткнутся на этот дом, и никто не будет знать истинную историю того, что здесь произошло. Никто не будет знать о людях, которые жили тут вдвоём, о женщине, которая пережила здесь вторую попытку пустить ей пулю в голову. Они вообще ничего не будут знать – разве что сами насочиняют всяких историй.

Бойд останавливает машину, и Аарон без колебаний выходит. Он сканирует окружающее пространство в поисках любых признаков жизни. Он может слышать шум ветра, шуршащего подлеском, и звуки животных, движущихся по земле и деревьям. Обернувшись, он видит её, скрытно стоящую, слившуюся с красками леса. Аарон гордится ею – тем, как хорошо она спряталась и не спешила себя обнаружить, вместо того чтобы просто слепо доверять им с Бойдом. За ними могли следить (хотя он знает, что это не так – с тех пор, как они покинули город, он всё время проверял, нет ли за ними хвоста), и она сообразила, что сначала следует оценить ситуацию.

Но затем Марта движется к нему, бросается в его объятия, и Аарону удаётся поймать и удержать её, несмотря на ослабевшие мускулы и потерю равновесия от её толчка. Он крепко её обнимает и чувствует, что наконец-то снова может дышать. Марта прячет лицо у него на плече, и Аарон ощущает на коже её слезы. Когда она шепчет его имя, это похоже на молитву, и Аарон чувствует себя так, словно вернулся домой. В этот миг весь мир вокруг может рушиться к чертям – он всё равно будет счастлив.

Когда они наконец разрывают объятия, то не по своей охоте, а потому что надо. Не могут же они, в конце концов, просто стоять здесь вечно, как бы многообещающе это ни звучало. Марта нежно касается рукой его лица и хмурит брови, видя следы побоев, появившиеся за время разлуки. Уверенная, что этих следов ещё больше, чем она в состоянии видеть, она желает, чтобы отныне он был в безопасности, желает защитить его от любой новой боли.

Аарон поворачивает голову, реагируя на возникшее справа движение, и видит, что к ним направляется Бойд. Его руки засунуты в карманы, а на лице написаны смешанные чувства. Подозрения Кросса об отношениях между этим мужчиной и Мартой получают в этот момент серьёзное подтверждение, и любопытство Аарона возбуждено, но сейчас – не время.

– Не знаю, как быстро Байер вернётся в офис, – говорит Бойд, старательно сохраняя деловой вид. Стараясь забыть то, с какой горячностью (никогда ещё им в ней не виданной) Марта бросается в объятия другого мужчины. Стараясь не обращать внимания на слёзы, текущие по её лицу (ведь из-за него она никогда не плакала). – И много ли времени ему понадобится, чтобы сложить воедино все кусочки мозаики.

– К сожалению, немного, – говорит ему Аарон. – Тебе нельзя туда возвращаться. – Он эгоист. Он с трудом заставляет себя вспомнить, что этот мужчина разрушил собственную жизнь, чтобы помочь ему. Он вернул ему Марту, и это похоже на честную сделку.

Бойд смотрит на Марту. Она рассказала ему всё прошлой ночью, когда они разработали этот на удивление простой план. Он не видел другого варианта, при котором бы Марту не застрелили, поэтому в конце концов согласился помочь ей. Он никогда не был человеком, который сначала действует, а потом разбирается с последствиями, но всё когда-нибудь бывает в первый раз.

– Да знаю, знаю, залечь на дно и всё такое, – соглашается Бойд. – Надеюсь, Байер будет слишком занят, преследуя вас двоих, и забудет про меня. – Это задумывается как шутка, но внезапно он понимает, что ему совсем не смешно. Несмотря на спасение им Кросса, Марта по-прежнему в опасности. Бойду до конца жизни придётся лишь гадать, жива она или мертва. Бойд встречается взглядом с Аароном. – Ты должен сделать так, чтобы она была в безопасности, – говорит он, повторяя прежние слова Аарона.

Аарон крепче обнимает её за талию.
– Обеспечим. – И в этот момент Марта действительно чувствует себя в безопасности, потому что знает: он сделает всё, что потребуется, чтобы сдержать своё обещание.

На мгновение единственными звуками вокруг них остаются те, что доносятся из леса. Бойд не хочет покидать Марту, никогда не хотел, но понимает, что их совместное время истекло, и нет смысла оттягивать неизбежное.

– Вам пора, – говорит Бойд. – Валите отсюда, пока Байер не начал вас снова искать.

Аарон кивает и отходит от Марты. Он протягивает руку, которую Бойд пожимает, коротко кивнув.
– Спасибо тебе за всё. – Он обязан этому мужчине своей свободой, жизнью и… Мартой. Все они чем-то пожертвовали, но Аарон не уверен, что смог бы пожертвовать этим.

Марта крепко обнимает Бойда, легко целует его в щёку и отстраняется.
– Я знала, что ты сможешь это сделать, – тихо говорит она, и Бойд, впервые с тех пор, как она возникла на пороге его дома, видит на её лице настоящую улыбку. – Спасибо тебе.

Бойд наблюдает за тем, как они понемногу исчезают из виду, скрываясь в лесу, окружающем пепелище. Он знает, что его жизнь бесповоротно изменилась, что кадры с камер наблюдения укажут на него – человека, который помог бежать Номеру Пять. Он знает, что Байер убьёт его, если когда-нибудь они снова встретятся. Его мир уже никогда не будет прежним. Но, глядя, как Аарон и Марта исчезают, взявшись за руки, он чувствует лёгкость в груди. Бойд спрашивает себя, не странновато ли в такой ситуации испытывать оптимизм. Он надеется, что нет – ведь он всегда обожал хэппи-энды.

--------------------

*Для особо кровожадных: записи с камер наблюдения были, конечно, не такими художественными, но если вы не видели фильм, то получить представление о расстреле учёных в лаборатории компании «Стерисин-Морланта» менее чем за пять минут можно тут (отрывок из фильма, украинский дубляж).

Описание фандома и персонажей:


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38213-1
Категория: Наши переводы | Добавил: fanfictionkonkurs (19.04.2019)
Просмотров: 1576 | Комментарии: 17


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 17
+1
9 FoxyFry   (31.05.2019 21:12)
Здорово! Как будто еще один фильм из вселенной Борна. Динамично, увлекательно, переживала до самых последних строчек.
Жалко, конечно, Бойда: и с девушкой пролетел, и теперь еще в опалу Байеру попал. Надо было бы действовать похитрее, план позамысловатей придумать, но это не каждому под силу. На то он и офисный сотрудник, а не полевой агент. Хотя, наверное, именно поэтому Бойд вызывает уважение и восхищение, так как от такого простого парня не ждешь каких-то героических поступков, а он берет и прыгает выше своей головы.
Замечательный рассказ и превосходный перевод! Спасибо!

0
16 leverina   (07.06.2019 17:09)
Спасибо за комментарий!
Да, теперь Бойду внезапно до конца жизни есть чем гордиться. Дай бог, чтоб конец этот настал нескоро.

+1
8 Noksowl   (27.05.2019 16:27)
Вроде все планы удались: Кросса спасли и будут они с Мартой теперь вдвойне, а может и в большее число раз осторожнее. А, вот, за судьбу Бойда печально...((
Разность отношений показательна. Для Бойда не оказалось в этом сокрытой тайны. Постоянно отмечал это про себя. Оттого не легче, видеть, что его отношения с Мартой оказались не так близки, как у нее же, но с Аароном. Увидь он иное, было бы не так горько у него на душе. Еще и на фоне не до конца остывших чувств к ней. Байер знал на что надавить. Уж в этом он профессионал. Но его внимание полностью было поглощено Кроссом и, в итоге, не довел с Бойдом дело до конца. Самонадеянно решил, что Питер выберет "правильную" сторону... cool
То что Марта пришла к Бойду за помощью… не вижу ничего плохого. К кому ей еще было обратиться?! А влиять на ситуацию можно и не выдавая себя. Но Питер глубоко не вникал в жизнь фирмы и оттого ничего безопасного для своей жизни не придумал. Действовал напрямую...
Думаю, честна была Марта и в том, что пресекала его попытки сближения. Не играла на его чувствах влюбленности...
И он, как обычный офисник, никак бы не смог защитить Марту. Ему ничего не известно о жизни в бегах. Ничего не известно, как выживать. Сразу сделал ошибку, предложив жить в летнем домике… Всю недвижимость, записанную на него, в первую очередь бы и проверили. И если он, после расставания с Аароном и Мартой, поедет в этот домик, то судьба его печальна… Вот тут уже то, что Марта бросила его на произвол судьбы, хотя он столько для нее сделал, стольким рискнул… Но сейчас она полностью поглощена радостью спасения Аарона. Может, позже она задумается о судьбе Питера. Очень на это надеюсь. За Бойда больше всего в этой ситуации переживаю. Аарон сможет позаботиться о безопасности Марты. И она приобрела некоторые навыки в этом. Шансов выжить у них несравненно больше, чем у Бойда.
Но и толпой, конечно, скрываться довольно таки затруднительно...
Спасибо за перевод интересной и захватывающей истории! happy Удачного участия в конкурсе! smile

0
17 leverina   (07.06.2019 17:11)
И он, как обычный офисник, никак бы не смог защитить Марту.

Мало того, оставайся Марта и Питер парой, их после расстрела лаборатории, где работала и чудом осталась в живых Марта, скорее всего, зачистили бы обоих.
Спасибо за комментарий!

+1
7 Элен159   (24.05.2019 15:40)
Не буду скрывать, что действия Марты мне поперек встали. Конечно же, ради спасения возлюбленного можно пойти на все, но так открыто сыпать соль на раны бывшему, лишь бы помочь нынешнему любовнику... Как по мне, так это жестоко по отношению к Бойду.
Но все же никто же не виноват, что у одного из бывших еще остались чувства ко второму: так сложилось, и с этим ничего сделать нельзя.

Спасибо за историю, которая помогла мне понять несколько важных вещей. Особенно тот факт, что доверять даже самому себя не всегда стоит. А уж любовь - очень коварная штука.

0
10 leverina   (07.06.2019 16:46)
Спасибо за комментарий!
Абсолютно согласна, да, любовь очень коварная штука, если и не по другим причинам, то хотя бы потому, что мало кому удаётся прожить достаточно долго и умереть в один день sad , этого факта нам никак не отменить.

+1
6 Танюш8883   (24.05.2019 10:44)
Взгляд определенно мужской. Питеру приходится принимать тяжёлые решения, которые полностью изменят его жизнь и совершенно не отвечают его собственным интересам. И он не одинок на этом пагубном пути. Аарон и, в конечном итоге, Байер действуют в интересах Марты и в ущерб себе. У меня, как у читателя, симпатию вызывает только Питер, но френд-зона это его потолок. Девушки выбирают суперсолдатов с разбитыми лицами. Спасибо за отличную историю)

0
15 leverina   (07.06.2019 17:06)
Девушки выбирают суперсолдатов с разбитыми лицами

Да уж, верно замечено, одно утешение ему осталось - целое лицо dry .
Спасибо за комментарий!

+1
5 Валлери   (05.05.2019 19:33)
Странное послевкусие оставляет история, и все потому, что фокус смещен с мужчины, являющемся парой женщине, на мужчину, который любит безответно. Это сразу придает сюжету мрачный и безысходный оттенок.

Честно говоря, меня очень покоробило поведение Марты: она действительно воспользовалась своим бывшим, его любовью к ней, чтобы вернуть любовника. И поэтому ни она, ни Аарон не вызывают никакого сочувствия. Получается, ради их страсти и их жажды жить не скучно была разрушена жизнь и работа одного хорошего человека. И все, что он получил, это сухое спасибо. Грустно. И очень жаль Бойда.

За историю спасибо, перевод чудесный. Хотя мне не хватило экшена для такого объема текста, и для сюжета о суперагентах))

0
14 leverina   (07.06.2019 17:04)
Спасибо за комментарий!
Экшена и правда маловато. Как ни гони любовную линию - она всё равно найдёт куда вползти, хоть тушкой, хоть чучелом. И везде распустить свои щупальца. И затормозить всё что можно и нельзя.

Ну, и плюс офис - он же всегда офис, какой в нём, наф, экшн? Мало королевство, развернуться негде. В лучшем случае - на подземном этаже кого-то мордуют. А стоит выйти за проходную - вот уже и хэппи энд.

+1
4 orchids_soul   (25.04.2019 08:20)
Превосходная история!
Я влюбилась в нее, несмотря на то, что это был лишь эпизод, такой себе ауттейк после "Эволюции Борна".
Я так впечатлилась, что даже пересмотрела фильм вчера ночью. Могу аплодировать стоя, сидя и лежа. Давно меня так не захватывали фандомные истории. На мой взгляд, эта работа полностью отражает именно мужской взгляд, некий разрез в одной реальности, в которой живут еще и другие люди - очень логично, и эмоционально, и жизненно. И эти ингредиенты так гармоничны, что веришь всему описанному, с легкостью представляешь эти сцены в голове, переводчик провел удивительно точную работу, сохранив аутентичность, окрашенную в характерность, переводя прямую речь героев - я слышала, как эти фразы произносятся Джереми Реннером и Рэйчал Вайс в моей голове. На данный момент эта история - мой фаворит! Браво! Безупречно!

0
12 leverina   (07.06.2019 16:55)
Спасибо за комментарий и высокую оценку фанфика!
Да, автор, можно сказать, воссоздал для нас отсутствующую в фильме историю персонажа и его отношений с Мартой.
Сама же Марта, а также и Аарон у него действительно вышли в точности такими как в фильме, просто один в один. В моей голове, когда я читала и переводила, тоже звучали их голоса, и над репликами на русском думать не надо было - они приходили сами собой.

+1
3 Gracie_Lou   (22.04.2019 23:17)
Даже не знаю пожалеть Бойда, или это лишнее. biggrin С одной стороны, мне понятно почему не он, почем не его выбрала Марта. А с другой - ну неплохой же парень, хоть и сухарь. dry В принципе, не больно-то он и расстроен. Вот мы опять и вернулись к тому, почему выбрали не его. biggrin Да, дамы любят неправдоподобно романтичных и обязательно до кровавых соплей добивающихся их мужиков. happy

0
13 leverina   (07.06.2019 16:58)
Спасибо за комментарий!
Аарона, конечно, жалко... но на нём всё ускоренно заживает.
И кстати, я вообще не поняла, как это он НЕДЕЛЮ просидел прикованным к стулу. И никаких, мммм, физиологических проблем, только мышцы малость затекли cool , знаете ли.

0
2 leverina   (20.04.2019 13:26)
Ну что ж, взгляд действительно процентов так на 80, а то и на все 90 - мужской. Вернее было бы сказать, взглядЫ и мужскИЕ. Тестостерон хоть поварёшкой ешь.

Взгляды преимущественно влюблённые. Но, конечно, не только. За оперативной обстановочкой, знаете ли, тоже требуется мужской пригляд... С работы "по семейным обстоятельствам" мужиков, как это верно замечено, никто не отпустит. Ну и, конечно, какая же драма без главзлодея и его коварного тёмного взора.

Взгляды коллег, охранников, журналистов тоже засчитаем за мужские - женщина в "конторе" мелькнула всего одна.

Но взгляды направлены по преимуществу на другую женщину, Марту, причем с разных сторон - один больше из её прошлого (Питер, бывший парень), другой скорее из настоящего (Байер, ищет её, чтобы прикончить), а третий, ясен пень, из будущего (Кросс, её суперсолдатик и простое женское счастье). Взгляды драматично скрещиваются, мерцают, искрят, соперничают - кто кого глазами съест...

Не знаю, как другие читатели, но я - человек недогадливый и в хэппиэнде сомневалась до самого конца. Автор сумел меня заинтриговать.

+1
1 ♥ღАврораღ♥   (20.04.2019 09:05)
Занимательный сюжет, даже для тех, кто не знаком с фандомом, будет интересно прочитать эту историю. А те, кто знают, о чем идет речь, насладятся ярким и динамичный сюжетом, не лишенным хэппи-энда, весь все мы их любим. Даже возникло желание пересмотреть вновь всю Борновскую Сагу, а чем не план на выходные? biggrin Драйвово, динамично, в духе фильмов, что мне больше всего понравилось! Удачи автору в конкурсе и спасибо за этот фик wink

0
11 leverina   (07.06.2019 16:49)
Спасибо за комментарий! Рада, что история понравилась! Пересмотреть всего Борна, конечно, можно - только этих героев там не будет, они появились всего один раз, в "Эволюции Борна" (он же - "Наследие Борна") и благополучно уплыли в филиппинский закат (или рассвет) smile .

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями