Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1650]
Из жизни актеров [1617]
Мини-фанфики [2495]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [22]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4708]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14939]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14205]
Альтернатива [8958]
СЛЭШ и НЦ [8751]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4329]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 августа)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Избранная для вампира
Согласно древним преданиям, у каждого вампира есть своя Избранная. Зов ее тела настолько силен, что заглушает жажду крови, и лишь она способна подарить вампиру наследников.
Вот только встретить свою Избранную удается не каждому, и тем бесценнее эта находка. Случайно наткнувшись на ее запах, он потерял покой. С тех пор судьба Беллы предрешена, у нее нет выбора. Но смирится ли она с такой уча...

Сказка для Снежной Королевы
Один мир, одна битва, кто выйдет победителем, когда Тёмные соберут целую армию воинов, которых нельзя убить...

Секрет
Я была в ярости. Я кричала и злилась на всех, но более всего на них, и был только один человек, который меня понимал - Розали. Она тоже изменилась, тоже умерла три дня назад. Мне было жаль себя, её, наших родителей.

Последнее слово за мной
На кон она поставила все. Но что она выиграет?

Не делай этого...
Принимая внезапно свалившееся наследство, будь готов сжечь его...

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Rise
Белла встречается с плохим парнем и живет жизнью, которую больше не желает. Она оказывается в ловушке, пока тот, кто должен ограничивать ее свободу – ее телохранитель, – не оказывается тем, кто может освободить ее.

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 451
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Родовая Магия 3D, или Альтаир Блэк: Cедьмой курс. Глава 27. Огонь войны. Продолжение

2018-9-20
47
0
Pov Альтаира Блэка.

Практически с того самого момента, как мы ворвались внутрь дома, меня преследовало неприятное ощущение. Ну, то есть, что значит – «неприятное», скорее… так, беспокоящее. Дело в том, что повсюду – во всяком случае, повсюду, где мы проходили, – все без исключения интерьеры были выдержаны в тёмных тонах. Конечно, от Волдеморта чего-то подобного ожидать и приходилось, но из-за этого мне всё время казалось, что я сражаюсь чуть ли не в собственном доме – если бы не полное отсутствие здесь тех чар, что в Блэк-Холле играли одновременно декоративную и осветительную роль, то сходство бы вообще с души воротило.
Впрочем, эта беда была, пожалуй, наименьшей из всех. Смешно признаться, но гораздо большее недовольство во мне вызывало то, что мне… не давали сражаться. То есть, конечно, руки мне не связывали, но родители упорно шли впереди, быстро пресекая как мои попытки хотя бы встать рядом, так и попытки Упивающихся завязать с нами более-менее долгую схватку. Я не успевал бросить – чуть ли не наугад! – и пары-тройки заклятий, как мать с отцом разделывали очередного противника под орех. И это начинало меня вполне конкретно злить. В конце концов, я сюда драться пришёл или что?!
- Мам! – не выдержал я после пятого выскочившего прямо на нас Упивающегося, которого Беллатриса немедленно приложила Круциатусом, а сразу же после этого, не давая опомниться, оглушила. – Ну я тоже хочу биться! Долго мне ещё за вами с отцом пыль глотать?
- Не говори ерунды! – жёстко отозвалась мать, держа коридор на прицеле. – Мы здесь не для того, чтобы тотальное побоище устраивать. А для того, чтобы вытащить твоего друга – моего племянника – и самим целыми уйти!
- И почему тогда я не могу стоять рядом с вами? Что, моя палочка лишняя?
- Как ни смешно, но пока – да, – хладнокровно отозвался отец. – Мы застали их врасплох, и, пока они не опомнились и не организовали полноценную оборону, опасность может представлять разве что случайное заклятие. Под которое тебе попадать нельзя. Забыл, что ты наследник Рода?
- Нет, конечно! – возмущённо буркнул я. – Просто…
- А раз так, то прикрывай нас и не спеши. Я так думаю, что на твою долю Упивающихся ещё хватит…
Довольно скоро мне пришлось признать, что папа действительно не ошибся. По мере того, как мы продвигались вглубь дома, врагов становилось всё больше, причём большинство из них появлялись откуда-то снизу. Так что на мою долю тоже начало кое-что перепадать… Я подозревал, что главные силы Волдеморта в момент нашего появления находились в подземелье (ну или что тут у них есть) в качестве либо зрителей, созванных на «великий» ритуал, либо же просто охраны. Последнее казалось даже более вероятным – во всяком случае, я на месте Волдеморта точно бы созвал для охранного кольца, как минимум, своих лучших бойцов.
Долохов!
Интересно, удастся с ним встретиться?
- Глядите! – прервал мои размышления отец. – Они начинают… отступать?
В этот момент мы находились возле пересечения двух коридоров, закрытые углом от неприятеля. Именно за этот угол папа, присев, и выглянул на мгновение, чтобы затем удивить нас этой новостью.
- Отступать? – переспросила Беллатриса и переглянулась со мной. – Но почему?
- Не знаю, но… – Бартемиус поднялся на ноги и осторожно вышел из-за угла, – всё так и есть.
Мы присоединились к нему и прислушались. Как ни удивительно, но, действительно – звуки боя удалялись. Стихали даже торопливые шаги за противоположным углом коридора – Упивающиеся, минутой раньше противостоящие нам, быстро меняли позицию.
- Что скажешь, Белла? – спросил отец.
- Я полагаю, что это не отступление… – нахмурившись, проговорила мама, пристально вслушавшись в отдалявшие звуки битвы, а затем на какое-то время даже прижавшись ухом к стене. – Видимо, Дамблдору удалось добиться своего. Он выманил Лорда и вступил с ним в схватку. Не могу точно сказать, где они сейчас, но, несомненно, от нас удаляются. И не только они – вместе с предводителями смещаются и основные силы обоих сторон. Вот почему эти отступили – их позвали на подмогу.
- Таким образом, мы на какое-то время предоставлены самим себе, – задумчиво проговорил отец и огляделся по сторонам. Я последовал его примеру.
Мы находились на втором этаже. Ещё совсем недавно здесь кипел бой, в котором отчасти успели принять участие и мы, – но сейчас о нём напоминали разве что многочисленные следы на стеных от попаданий заклятий. За исключением гремевших вдали звуков постепенно перемещающейся битвы, вокруг стояла тишина, нарушаемая только шумом крови в ушах. Но внезапно послышался новый звук, заставивший меня насторожиться. Торопливый стук каблучков – явно женская походка! Кто-то спешил по соседнему коридору прямо в нашу сторону – и, судя по звукам, был один, точнее, одна. К стуку начало примешиваться тяжёлое дыхание.
Я замахал руками, обернувшись к родителям – мне мгновенно пришла в голову мысль, что одиночного врага неплохо и допросить, разумеется, предварительно взяв живым. К счастью, мою активную жестикуляцию они поняли без слов.
Мы рассыпались по коридору, прижавшись к стенам, укрывшись за выступами и рыцарскими доспехами – пара штук каким-то чудом ещё стояла, хотя многие были уже рассыпаны по полу. Стук каблучков всё нарастал – и из-за поворота совершенно неожиданно для меня выскочила та, с кем я мечтал встретиться не меньше, чем с Антонином.
- Чудно! – я одним движением преградил путь Дафне Гринграсс, с наслаждением наблюдая за тем, как её лицо захлёстывает ужас узнавания. – Да это просто праздник какой-то… Куда же спешит наша Красная Шапочка? Несёт пирожки лысой безносой бабушке?
Судорожно сглотнув, Гринграсс вскинула было палочку, но я вышиб ту одним невербальным Экспеллиармусом.
- Душенька моя, что же как невежливо? – сладко улыбнулся я, шагая навстречу. – Я ведь, в некотором роде, тебе не чужой, семь лет вместе проучились… Правда, разумеется, притащить сюда Драко тебе это тоже не помешало…
На последних словах мой голос плавно налился угрозой. Дафна побледнела, как смерть, с ужасом глядя то на меня, то на неторопливо покинувших свои укрытия Бартемиуса и Беллатрису.
- Мне кажется, или я чувствую запах… страха? – вкрадчиво поинтересовался я, делая шаг вперёд и глубоко втягивая носом воздух. – Что ж, на твоём месте, крошка, это весьма разумное, я бы даже сказал – логичное, решение…
- Не надо! – в ужасе завопила предательница, трясясь с головы до ног, как осиновый лист. Отшатнувшись назад, она запнулась о валявшийся на полу шлем и чуть было не упала. – Блэк, умоляю, не надо, не убивай меня! Я не виновата, я не хотела! Меня… меня заставили!
- Прабабушке своей будешь рассказывать! – кошачья мягкость мигом исчезла из моего голоса, и я вскинул свою палочку, направляя её точно промеж глаз Дафны. – С которой сейчас встретишься!
- НЕТ! – Гринграсс, уже по уши охваченная ужасом, беспомощно вскинула руки, словно пытаясь заслониться от заклятия. – Я невиновна, меня…
- Не считай меня за идиота! – рявкнул я. – Ты служила Волдеморту минимум с осени! И имела все возможности уйти от него, если бы хотела! Я уже слышал эту песню – «меня заставили»! И знаешь, от кого? От Хвоста! Кстати, – мои мысли на мгновение приняли другое направление, – он сейчас здесь?
- Я-я н-не з-з-знаю, – затряслась Гринграсс, словно в лихорадке. – Д-до р-рит-туала да, б-был, а с-сейчас…
- А сейчас, надо полагать, уже сбежал, – вздохнул я. – Что ж, ничего другого от крысы и не ожидаешь. Ладно, Гринграсс… похоже, ты бесполезна. Интересно, у меня есть время на Круциатус… или как? – я вопросительно взглянул на маму.
- Да отчего бы нет, – пожала та плечами, снова прислушавшись к отдалённым звукам боя. – Вот только кое-что она ещё может нам сообщить.
- В-в-всё, ч-что угодно… – начала было Гринграсс, судя по всему, уже окончательно сломленная страхом.
- Что ты знаешь о ритуале? – жёстко спросила Беллатриса. – Где он будет проводиться? Когда начнётся? Кто участвует? И, главное – ты Драко видела? Что с ним?
- Ритуал уже прошёл! – торопливо выпалила Гринграсс.
- Что?! – я пошатнулся. Уже прошёл?! А как же тогда… наши пленники? Драко?!
- Нам сообщили о нападении как раз тогда, когда всё закончилось! – Дафна спешила сообщить всё, что ей известно, словно под угрозой смерти. Да так оно, в сущности, и было… – Лорд обвинил Снейпа в предательстве, наложил Круциатус, но скоро снял и направился наверх. Нас с Алекто и Антонином оставили стеречь пленников. Снейп оправился, оглушил Долохова, Малфой вывел из строя Кэрроу – ну, ему тоже Снейп помог, а затем они хотели взяться за меня, но я сбежала и…
- И наткнулась на нас, – усмехнулась Беллатриса. – Сюрприз!
- Значит, сейчас и Драко, и мисс Уизли фактически остались одни со Снейпом? – спросил отец. – И Северус дееспособен?
- Да-да! – усиленно закивала Дафна. – Именно так, я думаю, они уже сбежали!
Мы переглянулись.
- Если всё так и есть, то, получается, наша основная миссия на сегодня решена, – заметил Бартемиус.
- Ну это если она не соврала, – мама бросила скептический взгляд на съёжившуюся Гринграсс, которую по-прежнему колотила дрожь. Дафна замотала головой так, что собственные волосы застегали её по щекам.
- К-клянусь, всё т-так и б-было! Я н-не в-вру!
- Не думаю, что она врёт, – спокойно заметил отец. – Кишка тонка. Но она может сама заблуждаться насчёт того, что видела. Мало ли что могло случиться после её бегства… Так, Гринграсс – а где, кстати, состоялся ритуал? Далеко отсюда?
- С-скорее да, – пролепетала Дафна. – В-всё б-было в п-подвале, ну, в подземелье… М-минут уже пять или д-десять н-назад, я д-думаю…
- Если Северус цел, то он, наверное, их уже вывел оттуда, – пробормотал я. – Но если нет – то, возможно, туда могла вернуться подмога…
О том, что мог вернуться и сам Лорд, даже думать не хотелось. Хотя… Вряд ли он попрётся посередине битвы взглянуть, всё ли в порядке у пленников. Теперь я отлично понимал план Дамблдора, по которому тот сейчас отвлекал Волдеморта, а с ним и большую часть Упивающихся, присутствоваших в Ставке, на себя. Но всё равно, для спокойствия души, надо было самому проверить, что там, внизу…
- Стоит туда заглянуть, – вторя моим мыслям, решила мама. – Возможно, им нужна наша помощь. А ну, Гринграсс – веди нас! И не вздумай в ловушку заманить – на куски разнесу!
Дафна нервно всхлипнула и судорожно, мелко и часто закивала. Я глубоко сомневался, что она в самом деле способна на ловушку – дух сейчас не тот, – но, кто её знает… После того, что она устроила в «Трёх мётлах», я был твёрдо настроен не поворачиваться к ней спиной ни в каком смысле.
Но узнать, обоснованна ли была моя настороженность или нет, мне так и не довелось. Не успели мы дойти до лестницы, ведущей вниз, как нам в лица повеяло жаром и раздался треск пламени. Отец, шедший впереди, остановился, как вкопанный.
- Мило… – пробормотал он. – Адово Пламя…
- Что?! – в ужасе вздрогнул я, выглядывая сбоку. Оказаться в сердцевине дома, охваченного этим пламенем – это едва ли не последнее, чего бы мне в принципе хотелось.
Но Бартемиус был абсолютно прав – снизу, на лестничных пролётах, уже виднелись языки огня, прыгавшие со стены на стену, на ходу принимая вид различных огненных созданий. Спутать это зрелище с чем-то другим было просто невозможно.
- Драко! – в ужасе выдохнула Беллатриса. – Если он там, внизу…
- Боюсь, нам это уже не выяснить, – хрипло ответил побледневший отец. – Кем бы это Пламя ни было зажжено – вниз уже не пробиться. Остаётся надеяться, что Северус с Драко и Уизли уже успели выбраться. Кстати, вообще говоря, не исключаю, что этот пожар может быть их рук делом – скажем, хотели преградить путь преследователям. Ладно, в любом случае – надо торопиться! Задерживаться здесь смертельно опасно. Уходим, быстро!
И снова возразить было нечего – даже просто оставаться на месте было слишком рискованно, ведь огонь мог пробраться наверх и другим путём, отрезав нас от выхода. Развернувшись, мы дружно бросились назад. То тут, то там до нас доносились испуганные крики о пожаре, что свидетельствовало о том, что Адово Пламя действительно разрастается в доме с каждой секундой, неудержимо расширяя свою площадь. При таком размахе его уже никак не сдержать – может быть, теоретически такая возможность и имелась, но для своей реализации она требовала согласованного действия нескольких десятков магов. Ни мы, ни Упивающиеся не могли выделить таких сил на тушение пожара. Да что там, вряд ли хотя бы один человек мог сейчас этим заняться – бой по-прежнему полыхал не хуже магического пламени, тем более что теперь, переместившись из узких коридоров на широкое место (насколько я мог судить по мелькавшим за окнами вспышкам), он только получил возможность развернуться в полную мощь.
Внезапно Гринграсс, как бы невзначай немного приотставшая от нас, резко развернулась и припустила куда-то в коридор, пересекавшийся с тем, по которому бежали мы. Ну, точнее, попыталась припустить – посланное мной заклятие Ватных ног не дало ей далеко убежать. Я подошёл к Дафне, пытавшейся отползти на руках к ближайшей комнате.
- И что это было? – холодно осведомился я. – Думаешь, от Блэков так просто можно убежать?
Гринграсс, окончательно поняв, что никуда уползти не удастся, остановилась и со злобой уставилась на меня. Снова выхватить волшебную палочку, подобранную ранее с нашего разрешения, она и не пыталась – понимала, что это бесполезно.
- Чтоб тебе пусто было, Блэк… – прошипела она. – Всё равно вам не победить! Тёмный Лорд доберётся и до Поттера, и до Малфоя, и до тебя!
- Заткнись, – с омерзением выплюнул я. – Глупое ничтожество, Гринграсс, вот кто ты. Я начинаю склоняться к мысли, что мне стоит связать тебя да и оставить здесь. Через несколько минут от тебя и пепла не останется.
Вся ярость мгновенно исчезла из взгляда Дафны, сменившись всепоглощающим ужасом. Я мрачно хмыкнул. Конечно, несмотря на весь мой гнев, направленный в её адрес, я не считал, что она заслужила такой участи, как сгореть заживо. Но припугнуть эту дрянь было приятно.
- Ладно, Гринграсс, так и быть – живи, – я приманил её палочку и, размахнувшись, зашвырнул в дальний конец коридора. – Но не попадайся мне больше. А это – на добрую память.
Я поднял свою палочку и сделал несколько взмахов, одними губами шепча заклятие, вычитанное мной в семейных записях. Полупрозрачный луч вырвался из кончика палочки и ударил Дафну в живот. Та, охнув от страха, схватилась за него руками, но ничего не произошло.
- Вот так вот, – усмехнулся я, окидывая её на прощание взглядом. – Живи теперь.
- Что ты со мной сделал?! – выкрикнула Гринграсс, продолжая судорожно себя ощупывать.
- Почти ничего, – мои губы снова скривились в презрительной усмешке. – Во всяком случае, можешь не волноваться – непосредственного физического вреда это заклятие не несёт…
Я развернулся и пошёл к ждавшим меня родителям.
- Тогда что оно несёт? – воскликнула мне в спину Дафна.
- Через год увидишь, – бросил я в ответ, не оборачиваясь. – Если доживёшь, конечно. Я-то тебя убивать раздумал, а вот за других не поручусь.
Оставив предательницу подбирать свою палочку и спасаться, как ей вздумается, мы пробежали в холл, где уже отчётливо тянуло гарью, и, убедившись, что за дверью не притаились какие-нибудь предприимчивые Упивающиеся, решившие под случай устросить засаду, выскочили наружу.
- Альтаир, а что, действительно, это за чары были? – с любопытством поинтересовался отец, пока мы, пригибаясь, пробирались под прикрытием живых изгородей, выбирая удобное место для того, чтобы спокойно оценить ситуацию и принять дальнейшие решения.
- Как, ты не знаешь? – я действительно удивился. Чтобы отец, да чего-то не знал… – Я же взял эти чары из записей прабабушки!
- Секретные фамильные чары, – вздохнула Беллатриса. – Вот не думала, что ты до них дороешься… Вообще-то, они были изобретены довольно давно в какой-то междоусобице, но применяли их редко – уж больно неприятная вещь. Неудивительно, что ты о них не знаешь, Барти.
- Всё интереснее и интереснее, – прищурился Бартемиус. – И что же это за чары?
- Если Гринграсс не удосужится зачать в течение года, начиная с этого дня… она не сможет родить накогда, – жёстко ответила мать. – А если всё же зачнёт до истечения этого срока – проклятие будет снято.
- Но мне что-то не хочется сообщать об этом ей, – добавил я. – Во всяком случае, в ближайшее время. Будет забавно наблюдать, как она в оставшиеся полгода… нет, лучше три месяца будет прыгать по всей Магической Британии в поисках жениха.
Отец с лёгкой грустью хмыкнул и окинул меня задумчивым взглядом.
- Ты вырос, Альтаир. Ты стал… суровым.
- Не надо было похищать Драко, – раздражённо прошипел я в ответ. – Да ещё и для ритуала, предполагавшего его смерть! Гринграсс сама виновата!
Папа как-то неопределённо пожал плечами, но спорить не стал. Тем более что мы добрались, наконец, до подходящего места, чтобы отдышаться и сориентироваться.
Бой продолжался, и вполне активно – вспышки чар мелькали повсюду. Правда, близко к самому зданию схваток не велось. Это было нам на руку, поскольку давало какую-то возможность передышки, но одновременно с этим вполне прозрачно намекало на то, что здесь и нам лучше не засиживаться. Когда заполыхает весь дом – а всё шло к тому, что это случится уже скоро, – находиться на таком, сравнительно небольшом, расстоянии от него будет совсем небезопасно.
Присмотревшись получше к мельканию вспышек заклятий, я подумал, что, кажется, их интенсивность начинает снижаться. Вряд ли причиной этого было только то, что бой, выплеснувшись за пределы здания, развернулся теперь на гораздо большем пространстве при той же численности бойцов. Тем более что, с другой стороны, это значило, что все они теперь одновременно могли вступить в схватку… Нет, судя по всему, начинала постепенно угасать сама битва – то и дело до ушей доносился хлопок аппарации. Наши постепенно начинали отступать.
- Надеюсь, это добрый знак, – заметил отец, когда я поделился своими наблюдениями с родителями. Мы расположились за широким кустом живой изгороди, держа под прицелами секторы подхода к нему. – Если дошло до отступления… Это значит, что либо силы авроров и фениксовцев окончательно сломлены, либо Драко и мисс Уизли уже спасены и дальнейшее наше пребывание здесь теряет смысл. Я склоняюсь ко второму – сомневаюсь, что Упивающимся так быстро удалось одержать победу. Особенно, учитывая наличие здесь Дамблдора…
- Очень надеюсь, что ты прав, – пробормотал я, и тут моё внимание привлекла очень знакомая фигура, пробиравшаяся в сторону озера. Радостно заулыбавшись, я пошарил под ногами, не выпуская из поля зрения «цель», и, нащупав небольшой камушек, прицелился и запустил его, целясь в плечо.

Pov Гарри Поттера.

Пару раз я всё-таки ввязался в схватку, но быстро понял, что наша эскапада подходит к концу. Некоторые члены Ордена, покончив со своими противниками, аппарировали прочь. Насколько я мог судить, речь о захвате пленных не шла – бой оканчивался вничью, стороны подбирали раненых... Наверняка кого-то из своих уволокли и враги. Сердце снова кольнуло тревогой. Удалось ли Снейпу вывести из этого пекла Дрея и Джинни, и чьих рук делом было это Адово Пламя, пожиравшее сейчас опустевшее здание? А Блейз? Она ведь была в подземельях – удалось ли ей вообще выбраться? Нет, когда мы расстались, она уже направлялась наверх – но кто знает, как могли сложиться обстоятельства? Что, если ей пришлось вернуться? Что, если она задохнулась в этом дыму?
Внезапно меня в плечо ударил небольшой камушек. Я резко дёрнулся от неожиданности, машинально приседая, разворачиваясь и занося волшебную палочку одним движением – но это оказался не враг.
Из-за куска живой изгороди высунулся и махнул мне рукой Альтаир, явно приглашая присоединиться к нему. Оглядевшись по сторонам, я, пригибаясь, рывком преодолел открытое пространство и завалился за куст.
- Рад тебя видеть! – немедленно ухмыльнулся Алси, весело поднося два пальца к виску. – Как дела – цел?
- Я-то да, а ты как? Живой? – выдохнул я, не обращая внимания на то, что мой вопрос звучит глупо. Зато на это сразу же обратил внимание сам Блэк – и ухмыльнулся ещё шире, закатывая глаза, состраивая дурную физиономию и вытягивая ко мне руки с растопыренными пальцами.
- Мо-озги-и-и-и!… – взвыл он, одновременно ухитряясь театрально хрипеть.
- А ну, не дури, – слегка толкнул его в спину Бартемиус, сидевший здесь же впол-оборота к сыну. Миссис Блэк тоже была рядом, но сидела спиной к нам, не отводя взгляд от своего «сектора ответственности». Старшие Блэки выглядели довольно измотанно, но, кажется, были более-менее целы, если не считать длинной царапины на лице Бартемиуса и разорванного рукава у Беллатрисы. Альтаир, кажется, был и вовсе не задет. Прекратив изображать киношного зомби, он опустил руки и весело фыркнул.
- Покойники не разговаривают, Гарри. Кстати, у тебя сколько? Я вот ещё до одного добрался.
В первые секунды я даже не понял, о чём он говорит, а потом ошарашенно заморгал, глядя на довольную физиономию друга.
- Ты… что, четверых успел убить?!
- Ой, да нет, – поморщился Альтаир. – С чего ты взял? Ну, то есть, может, кто и убит, но я вообще-то про победы говорил. За мной четыре… всего. Папа с мамой так хорошо прикрывают, что я почти ни до кого добраться не успеваю.
Честно сказать, я так и не понял, чего было больше в этой фразе – недовольства или гордости за родителей. Последние, кстати, при словах сына дружно фыркнули, никак больше, впрочем, не прокомментировав это заявление.
- Ладно, слушай, ты видел кого-нибудь из остальных? И что с Драко и Джинни, не в курсе? – быстро спросил я. Альтаир снова хмыкнул, осторожно приподнимаясь и осматривая местность.
- Видел Нимфу – кажется, с ней всё в порядке. Сириуса я последний раз видел ещё в здании, минут пятнадцать назад, но он тоже был цел. А что до наших, ну, до Дрея с Джин – всё в порядке! Насколько я знаю, их уже эвакуировали в Хогсмид!
- Уф… – выдохнул я. От этих слов полегчало на сердце – но тут же тревога за Блейз сдавила его опять.
- А… Ты не видел тут девушку? Такую, тёмненькую, ну, в смысле, мулатку? С пышными такими волосами, ещё… ну, распушистей, чем у Гермионы? – спросил я, решив, что для начала проще описать новый облик Блейз, а уж потом, если понадобится, объяснять всё остальное. Альтаир озадаченно сощурился, припоминая.
- С такой дурацкой косой, как колбаса? – уточнил он, для наглядности проводя руками по воздуху. – Тут – не уверен, а в Хогсмиде видел. Она ещё у меня спросила, здесь ли все собираются – ну, когда я снаружи стоял. Я решил, что это какая-то авроресса или новенькая из фениксовцев. А потом… потом, вроде бы, она вместе с Дамблдором аппарировала. Ну да, с ним, других мулаток, кажется, вообще с нами не было. А что?
- Проклятье… – пробормотал я. – С Дамблдором, говоришь?
Я должен был догадаться! Директор поддержал меня и Альтаира в стремлении участвовать в битве – почему бы ему не поддержать и её тоже? В конце концов, если бы он не прикрывал её, сама Блейз была бы обречена попасться при попытке присоединиться к нашей группе. Ну и конечно, положа руку на сердце… Прав участвовать в битве у неё было не меньше моего – просто я сам был против её участия. Я слишком беспокоился о ней. Видимо, Дамблдор моей тревоги не разделял – ну, или слишком уважал её право на собственный выбор…

Я тряхнул головой. Нет, довольно! Сейчас нет времени на подобные рассуждения! Сейчас – надо её найти и доставить в Хогвартс!
- Ладно, если увидишь её, дай мне знать, ладно? – попросил я Блэка.
- Хорошо, – пожал плечами слизеринец. – А на что она тебе, собственно?
Я тяжело вздохнул, пытаясь решить, чего будет больше, если я сообщу ему всю правду – пользы или вреда. Ключевым фактором в моём решении стало то, что сам Блэк, несмотря на то, что свою девушку оставил в безопасном тылу, скорее всего, был другого мнения о боеспособности Блейз – недаром шесть лет с ней рука об руку по ночному Хогвартсу шнырял. В общем, я решил рискнуть.
- Блейз использовала капсулы изменения внешности, – сказал я. – И сейчас где-то здесь. Она прикрывала меня без моего ведома в доме.
Альтаир ошарашенно уставился на меня, а потом восхищённо присвистнул.
- Вот это… да! Молодец, Пушистая! С ней, надеюсь, всё в порядке?
- Когда мы с ней расстались, всё было в полном порядке, – торопливо ответил я, – но с тех пор прошло уже Мерлин знает сколько времени! Ты её не видел?
Альтаир слегка нахмурился и покачал головой.
- Нет… прости, тоже уже довольно давно. Пожалуй, с тех пор, как мы с тобой в доме пересеклись. А ты думаешь, что…
-Нет! – торопливо прервал я его, мотая головой. Даже думать об этом «что…» было страшно. – Нет, ничего такого, просто… ну ты же понимаешь, я боюсь за неё! Здесь всё может случиться! Альтаир, умоляю тебя, увидишь её – хватай и сразу в Хогсмид, и ничего не слушай!
- Ладно, ладно, – согласно сделал жест рукой Блэк. – Договорились. Хотя, возможно, она уже и сама убралась. Мы начинаем понемногу отступать, главная-то задача выполнена…
- Мерлин, было бы хорошо… – пробормотал я, прекрасно понимая, что это как раз вряд ли. Раз уж Блейз пристала к отряду для того, чтобы прикрывать меня, отсюда она тоже сама уберётся вряд ли раньше, чем убедится, что я в безопасности…
Осторожно высунув голову над кустом, я тоже обшарил взглядом окрестности. Блейз я нигде не заметил, зато обнаружил кое-что другое, что в ту же секунду затмило всё остальное, отодвинув все другие мысли на задний план.
На берегу пруда, почти у самой воды, – там, где вспышки полыхали особенно ярко, а от устремившейся туда магии искорки плясали на траве и в воздухе, как от электрических разрядов, – друг против друга стояли две высокие фигуры. В отблесках магических вспышек сиреневая мантия Дамблдора казалось, переливалась всеми цветами радуги – но и в то же время выглядела почти белой. Чёрное одеяние Волдеморта почти сливалось со сгущающейся мглой, и лишь его голова и руки белели во мраке отвратительными мертвенными пятнами. Вспышки заклятий сыпались непрерывным потоком, что с одной стороны, что с другой. Мерлин, это выглядело намного более зрелищно, чем тогда, в Министерстве! Кажется, мы впервые действительно наблюдали настоящий, полноценный поединок двух поистине великих волшебников. Я уже не раз убеждался раньше в силе и могуществе Дамблдора – но теперь не мог не признавать, что Волдеморт не уступал ему. Урод или нет, монстр или гений, Том Реддл всё-таки был самым могущественным магом своего поколения, и от мысли о том, что когда-нибудь, хочу я этого или нет, мне предстоит занять то место против него, где сейчас был Дамблдор, у меня подгибались колени. Я не смогу… не выдержу! О чём я только думал! Да мне в жизни его не одолеть, даже если я буду тренироваться сто лет подряд без перерыва!…
- Что там? – высунулся рядом со мной Альтаир. – Ого…
- Так, мальчики, надо уходить! – резко позвал нас сзади Бартемиус. – Уже около трети… наших отступили. Нам пора.
- Ага, – откликнулся его сын и слегка подтолкнул меня в бок. – Пошли?
Но я, не слушая их, качнулся вперёд, словно слова Блэков разбудили меня, помогли стряхнуть оцепенение. Я должен увидеть это поближе! Должен попытаться… попытаться сделать что? Влезть, куда меня не просят? Подставиться? Подставить директора, отвлекая его внимание?
Я змеёй (да, да…) вывернулся из-за куста и, серией перебежек метнувшись вперёд, присел на корточки за облезлым кустом ещё одной бывшей живой изгороди, не переставая наблюдать за сражающимися Дамблдором и Волдемортом…
- Гарри, надо уходить! – разозлённо зашипел мне прямо в ухо Альтаир, видно, последовавший за мной. – Чего ты ждёшь, зрелищ мало видел?!
- Погоди, – прошептал я, не оборачиваясь. – Сейчас…
Постепенно, присматриваясь к сражению, я начал понимать, что, в общем-то, не так уж мало могу понять из того, что они делают. Конечно, по уровню и технике мне было далеко до них обоих – но я хотя бы мог понять суть их действий! Это открытие ошеломило меня, заставив удивлённо приоткрыть рот. В схватке, накалявшейся всё сильнее, шло в ход, кажется, всё подряд – и Родовая Сила Дамблдора, и подручные стихии – от озёрной воды до огненных струй и разрядов молний из воздуха. На таком расстоянии было не разобрать слов (оскорблений, зуб даю!), которыми обменивались противники – хотя, зная Волдеморта, можно было сказать с уверенностью, что уж он-то не удержит свой язык за зубами…
- Чего мы ждём, мистер Поттер? – холодно осведомился Бартемиус у меня за спиной. – Это так важно?
- Ну… – как-то отстранённо ответил я, – возможно, да…
Мой шрам начинало покалывать. То ли зелье блокировки заканчивало своё действие, то ли близость и агрессия Тёмного Лорда пробивали себе дорогу даже сквозь блок, однако неприятные ощущения усиливались. Сражение казалось бесконечным, а поединщики – неутомимыми. Дамблдор обрушил на Волдеморта град чуть влажных земляных комьев, практически погребя его под слоем земли – но тот вырвался оттуда в фонтане воды, как настоящий гейзер, и, не теряя времени, обдал директора струей раскалённого пара.
- Гарри! – новый голос отвлёк меня от зрелища «сражения гигантов». Рядом со мной, хватая меня за плечи и разворачивая лицом к себе, упал на колени Сириус. Крёстный выглядел таким же взъерошенным и изрядно потрёпанным, но он был жив, и, за исключением мелких ссадин и синяков, даже невредим.
- Хвала Мерлину, я нашёл тебя! Ты цел? – почти крикнул он, впрочем, в шуме и грохоте магического сражения его было почти не слышно.
- Да, да, а ты как? – крикнул я в ответ. Сириус только отмахнулся.
- Я в порядке! Слушай, надо как-то дать знак Дамблдору, что пора уходить! Миссия выполнена, Джинни и Драко в безопасности!
- Слава Мерлину! – выдохнул я. Нет, конечно, Альтаир сообщил то же самое, но он сказал «насколько я знаю». Всё-таки звучало это так, словно ему просто передали эти сведения без особых доказательств. Сириус же говорил, в отличие от него, абсолютно уверенно, словно видел их спасение своими глазами.
- Но как сообщить это директору? – опомнился я. – В поединок не влезешь! Хотя…
Мысль, пришедшая мне в голову, была почти безумной – и всё-таки, что-то такое в ней было… Обычной магией мне Волдеморта не то что не победить, но даже не сравниться, это факт. Родовая Сила, может, и могла бы помочь – одна беда, я с ней ещё не освоился! Ну, по крайней мере, в том, чтобы использовать её самостоятельно, без поддержки Дрея и его подсказки. Но у меня – и только у меня! – есть ещё одно оружие против этого выродка! Родство наших палочек! И пусть это не та сила, что предсказана пророчеством, ведь Волдеморту о ней уже прекрасно известно, да и, уж если на то пошло, эта сила у нас вообще фактически одна на двоих – но это именно то, что мне сейчас нужно! Если удастся повторить тот фокус, который произошёл тогда, на кладбище, пусть даже и не целиком… вовсе не обязательно дожидаться появления призраков его жертв и всего прочего. Мне вполне хватит и нескольких секунд, в течение которых магия Волдеморта будет просто скована связью наших палочек, пока остальные аппарируют прочь! Это же последний способ выиграть хотя бы несколько драгоценных мгновений! А что, пожалуй, это может сработать…
Оставалась сущая безделица: всего лишь подобраться к сражающимся поближе и, улучив момент, встрять в битву так, чтобы моё заклятие пришлось против атакующих чар Тёмного Лорда и палочки соединились. Одна беда: осуществить это намерение не так-то просто. Нет, сами дуэлянты так поглощены сражением, что вряд ли заметят меня, если я буду подбираться потихоньку и пригибаться при этом к земле. Но буйство заклятий и стихий, разбуженное ими? Как быть с ним? Вокруг сражающихся поминутно что-то взрывалось, били молнии, обрушивались потоки воды, и один Мерлин знает, что ещё! Да и сама земля то покрывалась льдом, то расползалась жидкой грязью, то вскипала огненной лавой. Да я и двух шагов сделать не успею, как влипну, как муха в маггловскую липучку!
- Послушай, Альтаир! – позвал я, одновременно лихорадочно соображая, как мне обеспечить себе более-менее стабильную почву под ногами и не привлечь при этом внимания. – Прошу тебя, проверь, здесь ли Блейз ещё! Да наверняка здесь, она не уйдёт, пока не убедится, что я тоже ушёл! Пожалуйста, вытащи её отсюда!
- Ладно, сделаю, – выдохнул Альтаир и обернулся к родителям. – Пап, мам…
- Мы всё слышали, – оборвала его Беллатриса. – У меня есть идея, только давай отойдём в более безопасное место.
- Ага, – кивнул Алси и коротко коснулся моего плеча. – Удачи. Я найду её, а ты уходи!
Блэки – все, кроме Сириуса, – коротко огляделись и по сигналу главы семейства метнулись куда-то в темноту. Я повернулся, намереваясь и крёстного на всякий случай попросить о поисках Блейз, как вдруг услышал совсем рядом холодный незнакомый голос, от которого у меня кровь застыла в жилах.
- Враг… Враг хозяина! Я убью его… Убью сейчас!
- Ты слышал? – выдохнул я. Сириус нахмурился.
- Что именно? То, что ты попросил Альтаира найти Блейз – она всё-таки увязалась за нами? Гарри, я…
- Чш! Тише! Вот, опять! Неужели ты не слышишь? – перебил я его. Таинственный голос звучал теперь почти рядом.
- Умри, старый маг, враг хозяина! Я избавлю его от тебя! Ты умрёшь! Убью!
Сам голос был мне незнаком – но интонации, присвист, агрессия! Я слышал его явственно, словно говоривший был по ту сторону изгороди, меньше чем в паре футов от нас, однако на лице Сириуса было лишь замешательство от моего поведения, и ничего, что могло бы показать, что он тоже это слышал. И тут я понял! Слишком знакомая ситуация! Такое уже было со мной, хоть и очень давно, ещё на втором курсе! Я успел слегка забыть, каково это, но не узнать не мог! Змеиный язык, звучащий из уст настоящей змеи, вот что это такое! В тот раз лишь я один слышал голос ползавшего по трубам канализации василиска. Теперь же… Нагайна! Это должна быть она, ведь не так много змей ходит у Волдеморта в подручных! Я дернулся вперёд – как раз вовремя, чтобы увидеть длинное извивающееся тело, скользнувшее вперёд по чахлой прошлогодней траве. Напрочь позабыв об осторожности, я рванул за устремившейся вперёд змеей, которая с безошибочным животным чутьём находила твёрдую почву и двигалась без малейших затруднений.
- Гарри, стой, куда! – крикнул Сириус вдогонку и тут же с глухим всхлипом зажал себе рот ладонью, понимая, что выдал меня с головой. Однако было уже поздно.
Сердце у меня в груди, казалось, замерло, когда в ответ на его крик Тёмный Лорд и Дамблдор резко повернули головы в мою сторону, мигом прерывая дуэль. Вот… ну спасибо, крёстный! «Подобрался незамеченным», да? Вид у Дамблдора был такой, словно ему с размаху саданули кинжал в спину: очевидно, директор просто не мог поверить в подобную глупость, что мою, что Сириуса. Тонкие губы Волдеморта растянулись в злорадной улыбке.
- Мой дорогой мальчик… – прошипел он, отвратительно копируя и в то же время коверкая обычную интонацию Дамблдора. – Ты как раз вовремя! Авада Кедавра!
- Экспеллиармус! – конечно, щит из обезоруживающего заклятия был никудышный – но с другой стороны, от Авады вообще щита не существует. В прошлый раз меня спасло столкновение именно этих заклятий, и я не рискнул теперь применить что-то другое – хотя директор и уверял в своё время, что эффект был бы точно таким же, какие бы чары я ни использовал. Попытаться увернуться я не мог – под моими ногами была лишь узкая полоска твёрдой земли, справа – скользкое ледяное поле, гладкое как стекло, слева – бурлящая жидкая грязь. Я мог двигаться лишь вперёд или назад, что было, в общем-то, бесполезно. Мне оставалось только отчаянно надеяться на тот самый эффект Приори Инкантатем – иначе пиши пропало…
А дальше, как в замедленной съёмке, произошло сразу несколько событий, жутких и пугающих одновременно. Притаившаяся было впереди меня Нагайна снова вступила в игру. Это было почти невероятно. Змея, свернувшаяся кольцами, вдруг распрямилась, будто гигантская пружина, и прыгнула. Где-то я читал, что змеи умеют прыгать именно таким вот образом – а может, не читал, а видел по телевизору, но в общем, это не столь уж важно. Но я всегда думал, что это относится только к небольшим и лёгким особям, а уж никак не к таким гигантам, как этот живой крестраж Волдеморта. Нагайна совершенно точно была ядовитой змеёй, но размерами никак не уступала какой-нибудь анаконде среднего пошиба, или, если уж на то пошло, тому самому достопамятному удаву боа-констриктору, с которым состоялся мой первый разговор на змеином языке, ещё тогда, в зоопарке, до Хогвартса и даже до приезда Хагрида.
Как бы там ни было, Волдемортова змея одним могучим прыжком перелетела разделяющее их расстояние и рухнула прямо на Дамблдора всем своим немалым весом. Директор закричал, когда ему в грудь вонзились ядовитые зубы. Он рухнул на колени, чешуйчатые кольца Нагайны извивались на его теле. В старческих руках было ещё достаточно магии, чтобы сражаться с Волдемортом на равных – но увы, в них не было обыкновенной физической силы, необходимой ему сейчас, чтобы освободиться.
Я не смог, просто не успел осознать ужаса произошедшего. Медленно, будто бы нехотя, из обеих наших палочек – моей и Волдеморта, – навстречу друг другу устремились лучи заклятий, красный и зелёный. Я не был уверен, но мне даже показалось, что они будто бы притягивались друг к другу, уже на ходу меняя цвет на искрящийся золотой. С шипением лучи соединились – и Лорд громко выругался, а я обеими руками вцепился в палочку, только с одной мыслью – не дать связи распасться!
- Сириус! – крикнул я что было сил. Но крёстный и без моего оклика не собрался отсиживаться в стороне. Заклятие, которое он выкрикнул, было мне незнакомо, но змею будто ураганом сорвало с повалившегося навзничь тела Дамблдора и отшвырнуло прочь, прямиком в озеро, которое бурлило так, словно вода в нём кипела ключом. Я был уверен, что гадина всё ещё жива – иначе и быть не могло, – но на какое-то время она исчезла со сцены. Я успел лишь мысленно посетовать, что шанс добраться до этого крестража был упущен. А впрочем, из всех средств уничтожить крестраж Тёмного Лорда в наличии у меня имелся только яд, и я сильно сомневался, что он подействует на змею. В конце концов, Нагайна, похоже, и сама недалеко ушла от василиска – как знать, может, она помесь какая-нибудь?
При виде «полёта» своей любимицы, Волдеморт издал полный гнева и негодования рык, подавшись вперёд всем корпусом, словно хотел этим физическим движением усилить и магический напор со своей стороны. Золотые бусины сперва катились по соединяющей наши палочки световой нити от меня к Тёмному Лорду, а теперь, будто нехотя, повернули обратно. Я тоже вслух ругнулся, невольно делая шаг назад, но, слава Годрику, не оступившись. В тот раз, на четвёртом курсе, я весь был сосредоточен на том, чтобы не позволить этим бусинам двигаться от Волдеморта ко мне. Я собрал тогда всю свою волю, всё, на что был способен, понимая, что от моего успеха зависит всё. Сейчас же это было не более чем средство задержать врага и дать друзьям несколько столь необходимых им минут. Судьба Сириуса и Дамблдора занимала меня куда больше этого противостояния. Директор лежал неподвижно, не слышно было даже стонов. Неужели он… Нет, нет, Мерлин великий, я и мысли не мог допустить, что он умер! Ведь даже яд Нагайны убивает не сразу! Ведь мистера Уизли она тогда, два года назад, покусала гораздо серьёзнее, но его всё равно удалось спасти!
Волдеморт оскалился и злобно зашипел. Посмотрев на него, я увидел, как от усилий вздулись вены на его руках, сжимавших палочку. Странное дело, но на сей раз нити магии не издавали песни феникса. Не было и купола из светящихся нитей, отгораживающего нас от остальных – лишь тонкая, унизанная золотыми каплями-бусами связующая нить между палочками. Бусины, ускоряя движение, устремились ко мне, и я волей-неволей должен был сосредоточиться, чтобы остановить это движение. Конечно, в принципе, я уже знал, чего мне ждать, даже если у Волдеморта получится сделать так, чтобы эффект Приори Инкантатем на сей раз выдала моя палочка. Ничего страшного или даже мало-мальски интересного он всё равно не увидит. Щиты, стандартные атаки… Я немало поколдовал в последние часы, но уверен, что все эти чары ему и без этого прекрасно знакомы. И всё-таки что-то мне подсказывало, что процедура насильственного извлечения теней заклинаний из памяти палочки будет не из приятных – по крайней мере, для меня. Так что лучше бы всё-таки постараться её избежать. Стиснув зубы от усилий, я сосредоточился на том, чтобы остановить бег светящихся бусин и направить их обратно к нему. Но всё, что мне удалось – это лишь немного замедлить их ход. Впрочем, это неудивительно: я никак не мог целиком сосредоточиться на процессе. Мой мозг лихорадочно искал выход из ситуации – и, кажется, нашёл!
- Сириус! – крикнул я, не отрывая взгляда от сузившихся в напряжении глаз Волдеморта, натужно шипевшего на смеси английского и змеиного какие-то ругательства. – Хватай Дамблдора и уноси отсюда! Аппарируй! Ему нужна помощь!
- Нет, Гарри! Я тебя не брошу! – почти зарычал крёстный. Я, не сдержавшись, смачно выругался: ближайшая бусина рывком преодолела дюймов шесть, и теперь была от моей палочки меньше чем в паре футов.
- Да уходи же! – рявкнул я. – У меня есть портключ, я не пропаду!
Как же, видит Мерлин, я в тот момент боялся, что Сириус не послушается… У меня уже дрожали руки и подкашивались коленки от напряжения, я понимал, что ещё немного – и буду окончательно повержен. Если бы я мог переключиться на борьбу целиком, у меня ещё был бы шанс – но внимание приходилось делить между Тёмным Лордом и строптивым крёстным, а это значило…
Но, несмотря на все глупости, совершённые им сегодня, стоило отдать ему должное: Сириус не был дураком и вполне мог адекватно оценить ситуацию. Коротко рыкнув, он прянул вперёд прямо через заледенелый участок склона к неподвижному телу Дамблдора, на ходу превращаясь в огромного чёрного пса. Уж не знаю, то ли в зверином облике легче балансировать на льду, то ли просто падать с высоты собачьего роста несравнимо менее неприятно, чем с высоты человеческого, а может, просто на скользком льду четыре лапы всяко устойчивее двух… Скатившись вниз, Сириус снова перекинулся в человека, обхватил руками неподвижное тело директора, и, бросив на меня полный боли взгляд, исчез с громким хлопком.
Как же вовремя! До ближайшей золотой бусины оставалась пара дюймов, не больше! Моя палочка вибрировала и была такой горячей, что почти обжигала вспотевшие ладони. Я осторожно разжал пальцы левой руки, готовясь опустить палочку. Едва только связь прервётся, я смогу схватиться за болтающийся на правом запястье «портключ последнего шанса» и исчезнуть. Конечно, можно было бы и попросту аппарировать, но для этого надо настроиться, собраться с силами и всё такое – времени в данной ситуации попросту не хватит.
И тут Волдеморт, который, вроде бы, одерживал верх, сделал то, чего я мог ожидать от него в последнюю очередь: он резко дёрнул собственную палочку вверх, высвобождая её. Нить щелкнула, будто кнут циркового дрессировщика. Мне показалось, будто меня действительно хлестнули горячей, раскалённой плетью – а может, это была молния? Золотистая нить исчезла, связь распалась – а на меня в упор уставились горящие торжеством багрово-красные глаза с вертикальными зрачками.
- Акцио портключ Поттера! – приказал Волдеморт, направив палочку на меня. Камушек, висящий на моём запястье, чуть дрогнул – или мне это показалось, а на самом деле виновато в этом было моё собственное случайное движение? Как бы там ни было, это напугало меня. МакГонагалл сказала, что снять аварийный портключ с меня невозможно, как и отнять против моей воли – но вдруг Тёмному Лорду это как-то удастся? Недаром же он по силе и искусству уступает одному только Дамблдору – и то после увиденного поединка я поневоле начал сомневаться в превосходстве директора, как бы крамольно это ни звучало. Сражались они вполне на равных…
Я всё ещё был слишком сильно ошеломлён отдачей от разрыва связи, чтобы мыслить адекватно, но моё тело, похоже, уже привыкло выживать в любых условиях. Левая рука почти автоматически перехватила палочку, я тряхнул освободившейся правой рукой, переворачивая цепочку так, чтобы округлый камушек упал во влажную от пота ладонь.
«Кабинет Дамблдора!» – подумал я, словно выкрикивая мысленно адрес по каминной сети, и зажмурился. Я почти готов был к тому, что это не сработает. Волдеморт, снова ткнув палочкой в мою сторону, что-то прокричал, очевидно, очередное Тёмное проклятие, однако закончить его не успел. Я ощутил сильный, знакомый рывок в районе пупка. Вообще-то, от портключа ощущения обычно бывают сродни полёту, только быстрее и напряжённее. Но сейчас это больше напоминало аппарацию: меня сдавило со всех сторон, словно пропихивая через крохотное игольное ушко, – и с каким-то странным звуком, напоминающим взвизг заезженной пластинки, выкинуло вперёд, прямиком на ковёр в кабинете директора. Я рухнул вперёд, плашмя, и ткнулся в ковёр носом, чуть не потеряв очки.
Вперемешку накатили облегчение и слабость. Я упёрся ладонями в пушистый ворс, на находя сил даже приподняться. Я понимал, что мне сейчас нужно встать и бежать к камину – или нет, стоп, он ведь закрыт из соображений безопасности. Значит, до Хогсмида придётся добираться пешком. Только вот… Встать бы ещё…
Я тяжело дышал, руки – даже локти! – тряслись так, словно я весь день перетаскивал с места на место мешки с камнями. Не то чтобы мне приходилось когда-нибудь делать что-то подобное – ну, если не считать перетаскивания мебели, когда тёте Петунье однажды пришло в голову сделать во всём доме перестановку. Вообще-то я, конечно, двигал мебель тогда не один, просто помогал дяде Вернону, но щадить меня, естественно, никто и не думал, а ведь мне тогда было всего-то лет восемь-девять. После целого дня работы руки у меня тогда с непривычки тряслись точно так же…
Через несколько минут я всё-таки собрался с силами в достаточной степени, чтобы встать. Ноги подгибались, но всё-таки кое-как держали. Да, МакГонагалл, конечно, предупреждала, что перемещение с помощью этого портключа сильно меня ослабит – но я думал, что речь шла о магической силе, а не о физической! Интересно, а в кабинете у директора найдётся что-нибудь вроде Бодрящего зелья? Теоретически должно бы, но, с другой стороны, не стану же я обшаривать здесь шкафы и полки, словно какой-нибудь домушник! Глубоко вздохнув, я изо всех сил постарался встряхнуться и собрать остатки сил. Лиха беда – начало, уговаривал я себя. Стоит только начать двигаться, а там постепенно силы вернутся, или откроется второе дыхание, ну или я просто привыкну… В общем, самочувствие наладится, главное – не дать слабости победить себя!
Чтобы сделать шаг, пришлось ухватиться за спинку ближайшего стула. Потом – облокотиться на крышку стола, а оттуда уже кое-как добираться до стены. На путь до лестницы у меня ушли, казалось, целые часы – хотя на самом деле, наверное, всё было совсем не так уж плохо, да и не настолько уж медленно… Просто каждое мгновение казалось мне невыносимо долгим, а темпы моего продвижения – чересчур медленными. Это и понятно, ведь я просто горел от нетерпения попасть поскорее в Хогсмид и узнать, жив ли Дамблдор, и вернулась ли вместе со всеми Блейз, и как дела у Джинни и Драко… До горгульи, вниз по лестнице, я доплёлся, уже изнемогая, опираясь на стену и кляня на чём свет стоит архитектора, который не предусмотрел здесь перил. Я уже осознал, что такими темпами буду несколько часов ползти только до дверей школы. Ухватив каменное чудище за крыло, я практически повис на нём всем телом, кусая губы и изо всех сил стараясь придумать, что же мне делать. Пойти подземным ходом? Можно, конечно, но как же охранные чары? Это пока Дамблдор был в школе, они лояльно относились к студентам – но перед битвой, покидая замок, директор наверняка затянул их так, чтобы никто не мог ни выйти из школы, ни войти туда. Да и потом, не такая уж большая разница, идти подземным ходом или поверху – расстояние всё равно почти одинаковое, и я едва ли одолею его сам в таком состоянии. По крайней мере, это точно не будет быстро…
Я снова подумал о магии и тлевшем где-то глубоко внутри меня огоньке моей Родовой Силы. Да, вот в такие минуты становилось по-настоящему жаль, что в Хогвартсе нельзя аппарировать. Как бы парадоксально это ни звучало, физически я был совершенно обессилен – но вместе с тем магических сил во мне оставалось совсем немало. Правда, как я подозревал, это в основном относилось к новообрётенной Родовой Магии. Ну, конечно, она была во мне и раньше, но только теперь я окончательно получил к ней доступ и мог использовать сам, по своему усмотрению… За окном в конце коридора вдруг полыхнула сухая зарница и послышался раскат грома. Неужели собирается гроза? Вот только дождя нам сейчас не хватало! И тут – будто с опозданием, но от этого не менее ясно, – меня озарило! Перекинув палочку обратно из левой руки в правую, я поднял её. Как учил Драко и как я привык делать под его руководством, я потянулся к тлеющей внутри меня искорке силы и выкрикнул уже ставшее «фирменным» заклинание:
- Акцио «Молния»!

Pov Альтаира Блэка.

Я спешил за своими родителями обратно к дому, настороженно озираясь во все стороны. Честно говоря, если бы не необходимость найти Блейз, я бы уже сам предложил скорее аппарировать отсюда – и авроров, и фениксовцев поблизости становилось всё меньше, а вот Упивающиеся как раз начинали стягиваться в более-менее плотные группы, начиная, наконец, организованное противостояние нам. Перспектива для продолжения боя, таким образом, вырисовывалась довольно мрачная.
- Мам! – выдохнул я, не переставая крутить головой чуть ли не на манер совы. – Что у тебя за идея, как нам найти Блейз?
- Простая, – откликнулась Беллатриса. – Смотри: дом уже практически весь полыхает, Блейз там оставаться не могла. Значит, она снаружи. Весь бой шёл и идёт с этой стороны, здесь же был и Поттер, значит, и ей тоже если где и имело смысл находиться, то здесь. Всё, что надо – это добраться вон до того пригорка. Оттуда всё поле будет как на ладони.
- Думаешь, она там?
- Думаю, оттуда будет проще всего её найти, – коротко бросила мама и, вскинув палочку, одним заклятием уложила появившегося слева Упивающегося.
Нам пока что везло, до определённой степени – на нужный нам пригорок мы взобрались без особых проблем. Впрочем, наверху обнаружилось несколько авроров во главе с Грюмом, что в значительной степени объясняло довольно лёгкий подход к возвышенности – территория вокруг неё хорошо пробивалась заклятиями во все стороны.
Не могу сказать, что я испытал восторг при виде Грюма – ещё с четвёртого курса я привык не ждать от этой рубленой физиономии ничего хорошего. Да и после того, как я узнал о подмене, моё мнение об этом авроре осталось не на высоте. Во-первых, потому, что родители мало что хорошего могли о нём рассказать – ещё со времён первой войны – ну а во-вторых, потому, что Блэки вообще авроров не любят. Это у нас фамильное.
Но всё же сейчас, как ни крути, мы с ним дрались на одной стороне, и лучше было держаться рядом. Да и сам Грюм, похоже, держался того же мнения, кивнув нам и решительно двинувшись навстречу.
- Надо уходить, – сообщил он, едва приблизившись на расстояние, с которого можно было не кричать. – Задача выполнена, пленники спасены. Мы прикрываем отступление остатков наших сил.
- Есть одна загвоздка, – ответил отец. – Выяснилось, что в наши ряды затесалась… самовольщица, – на последнем слове его губы тронула улыбка.
- Это ты о чём, Блэк? – сдвинул брови Грюм. – Точнее, о ком?
- О Блейз Забини, – пояснил Бартемиус. – Она под маскировкой пробралась в наш отряд. Сейчас должна выглядеть как мулатка с пышными волосами, заплетёнными в косу.
- А, я помню такую! – сразу же кивнул аврор. – Я ещё подумал, что это какая-то новенькая из Ордена. Значит, Забини прокралась-таки сюда? Да уж, ей повезло, что она не под моим командованием – в аврорате за такое по головке бы не погладили…
- Сейчас не в этом дело! – резко вмешалась Беллатриса. – Когда и где вы её в последний раз видели?
- В доме, незадолго перед тем, как сам оттуда ушёл, – Грюм дёрнул головой в сторону пылающего здания. – А когда… Да, пожалуй, уже минут двадцать назад, а может, и больше. Но я так думаю, что она уже тоже должна была отступить. Вон, взгляните – наших всё меньше остаётся.
- Мы встретились с мистером Поттером, – спокойно произнёс отец. – Он считает, что Блейз всё это затеяла из личных чувств – чтобы самой прикрыть его в случае нужды, – и поэтому не оставит поле боя до тех пор, пока не убедится, что и он уже ушёл.
- Ну так он уже ушёл! – отозвался Грюм, кивая в сторону озера. – Я отсюда всё видел… Поттер удрал от самого Волдеморта, воспользовавшись портключом. Его сейчас здесь нет, абсолютно точно.
- Но Блейз вы не видели? – настойчиво спросил Бартемиус.
- Нет, но, если она не совсем дура – а у меня сложилось о ней не самое плохое впечатление, – то она тоже давно убралась отсюда! – раздражённо рявкнул в ответ Грюм. – Сложно было пропустить схватку Волдеморта с Поттером! Да и взгляните сами, в конце концов – видите вы где-нибудь кого-то похожего на неё?
Он резко обвёл рукой весь склон. Приходилось признать, что аврор прав – большинство схваток уже закончилось, а те, что ещё шли, были недалеко от нашего пригорка. И в ярком зареве полыхающей Ставки Лорда было отчётливо видно – никого, кто бы подходил под данное Гарри описание, среди стоящих на ногах бойцов не осталось. Если Блейз цела, то она, действительно, уже не здесь. После того, как я озвучил это, от родителей никаких возражений не поступило.
- Что ж, похоже, наше дело тут действительно закончено, – медленно проговорил папа, напоследок оглядывая поле боя ещё раз. – Если Блейз жива, не в плену и не тяжелоранена – она уже в Хогсмиде. Если же нет… Боюсь, в этом случае мы уже ничем не сможем ей помочь.
- Всё так, – буркнул Грюм, разворачиваясь навстречу группе Упивающихся, двигавшихся в сторону пригорка. – Так что давайте-ка, господа хорошие, уходите отсюда тоже!
- А помощь вам не нужна? – хмыкнула Беллатриса.
- Мы с парнями уже сработались, лишние люди только тактику ломать будут, – огрызнулся Грюм. – Давайте, давайте! Скоро уже и мы уберёмся.
- Ну что ж, – обернулся к нам отец, протягивая руки мне и маме. – Похоже, это действительно лучшее, что мы можем сейчас сделать. Приготовьтесь…
Рука за руку, запястья в обхвате, рывок – и знакомые ощущения «проталкивания»…

Аппарация привела нас на одну из окраин Хогсмида, располагавшуюся, как я понял спустя несколько секунд, ближе всего к «Трём мётлам». И правильно – и штаб, и лазарет должны были быть сейчас там.
Я посмотрел на родителей. Конечно, совсем незадетыми нам пройти через битву не удалось, но всё же, с другой стороны, и серьёзных ранений тоже не было. Я облегчённо вздохнул, шагая к матери с отцом и обнимая их. Меня сразу же обняли в ответ, и я позволил себе расслабиться на несколько секунд, наслаждаясь, пусть и мимолётно, ощущением покоя и безопасности. Пусть оно было и эфемерным, но всё же… Всё же оно – было.
Мы справились. Мы прошли.
- Думаю, нам сейчас надо заглянуть к мадам Розмерте, – сказал отец, выпуская вскоре меня с матерью из объятий. – Во-первых, надо узнать общую обстановку, во-вторых, узнать, что с Драко и мисс Уизли, ну и, наконец… не мешает просто передохнуть.
«А лично мне ещё не мешает скорее сообщить Гермионе, что всё хорошо и я цел», – весело добавил я про себя.
На самом деле – стоило только представить, что моя любимая пережила тут, ожидая нашего (и, в частности, моего!) возвращения, как невольно становилось стыдно за то, что я всё-таки настоял на своём и оставил её здесь. Хотя… нет уж, всё было сделано правильно. Как бы ни было тошнотворно изводиться тревогой – это лучше, чем рисковать угодить под проклятие. Во всяком случае, не так опасно для здоровья.
После долгой битвы (пусть даже сама по себе она и состояла из отдельных схваток) мы все серьёзно устали, так что шли небыстрым шагом. Но уже через минуту я понял, что дальше так не могу. Меня так и подмывало плюнуть на усталость и помчаться бегом. В конце концов, у меня будет ещё достаточно времени на отдых – мы ведь победили!
Я обернулся к родителям.
- Мам… Пап… Э-э… – я закусил губу, отлично осознавая, что удержать лукавую улыбку у меня никак не получается. – Ничего, если я… пойду вперёд? Мне надо… поскорее… по личному делу?
- Беги, – понимающе кивнул отец, сопроводив ответ почти такой же улыбкой. – И передавай твоему личному делу мой привет.
Я издал довольный возглас, подскочил к папе, коротко обнял его, поцеловал в щёку мать и кинулся к «Трём мётлам», на ходу раздумывая, не будет ли сочтено такое поведение неподобающим высокому званию наследника Рода Блэков и, если да, то спишут ли его на нервы после тяжёлого боя. Только уже за считанные секунды до порога паба мне пришло в голову, что после того, как родители смирились с моим сердечным выбором… В общем, на фоне этого некие всплески сентиментальности вообще пройдут незамеченными.
Я чуть ли не влетел в «Три метлы», чудом не сшибив на входе какого-то типа – то ли аврора, то ли фениксовца. Откровенно говоря, я даже обратить внимания на него не удосужился – с ног не сбил, и ладно. Конечно, с моей стороны это было не слишком красиво, но мне в тот момент не было дела ни до кого, кроме той, кого я искал. К счастью, последнее делать долго не пришлось.
Гермиона стояла у одного из окон паба, тревожно выглядывая на улицу. Окно находилось с противоположной стороны от той, с которой примчался я, так что меня гриффиндорка заметила, только когда я оказался уже внутри помещения. Она резко обернулась, услышав мои быстрые шаги – и замерла. Её волнение, которое она пережила в моё отсутствие, яснее ясного выдавали искусанные губы и судорожно стиснутые руки. А ещё – глаза, которые смотрели в мои, не отрываясь. Только через несколько секунд мы отмерли достаточно, чтобы броситься навстречу друг другу.
- Альтаир… – чуть охрипшим голосом прошептала моя девушка, притягивая меня к себе за шею и плечи. Сама она уткнулась мне в грудь, и лишь её пальцы перебирали мои волосы.
- Тшшшш, тише, – прошептал я. – Я здесь, Гермиона. Всё хорошо. Я жив и практически здоров…
- Что значит «практически»? – мгновенно напряглась Гермиона, хватая меня за руки, отстраняя на шаг и окидывая пристальным взглядом с ног до головы. – В тебя попали? Чем? Где?
- Успокойся! – засмеялся я, правда, всё-таки немного виновато – нашёл где шутить! – Ничем в меня не попали. Это я просто в том смысле сказал, что нет здоровых людей, есть недообследованные…
- Болван… – протянула девушка и в следующий момент снова меня обняла. – Нашёл когда…
- Знаю, – неловко хмыкнул я. – Прости.
Мы ещё какое-то время постояли так – сложно сказать, сколько, но, боюсь, вряд ли этот временной промежуток можно было назвать хотя бы условно долгим. Нас прервали – вежливо-нетерпеливым покашливанием. Я, недовольно заворчав, обернулся.
- Поттер. Что тебе надо?
- Извини, – ответил гриффиндорец, но по его лицу было видно, что ему сейчас явно не до церемоний. На нём прямо-таки проступала тревога. – Ты видел Блейз? Что с ней, ты знаешь?
- Она разве не здесь? – насторожился я. – Грюм был уверен, что она уже вернулась сюда, ещё до нас!
- Её здесь нет! – взволнованно выпалил Гарри. – Я все этажи обошёл, её никто не видел!
- Проклятье… – простонал я, обречённо закатывая глаза. Похоже, об отдыхе мне пока что придётся только мечтать… – Час от часу не легче. Точно никто? Ты мадам Розм…
- Спрашивал! – перебил меня Поттер. – Всех спрашивал – и её, и Снейпа, и всех! Никто не видел!
- Тьфу! – в сердцах плюнул я. Ну, конечно, не слюной, а так, символически… – Не было печали! Хотя… Постой! Ты только в пабе смотрел и спрашивал?
- Ну да, а что? Думаешь, ещё где надо?
- Когда мы аппарировали, то оказались на окраине Хогсмида. Может быть, Блейз тоже – и просто ещё не прибыла?
- Может быть… – Гарри напряжённо сдвинул брови. – А ведь в самом деле, вполне может быть… А если вдруг она… – он сглотнул, – ранена, то ей может быть нужна помощь, поэтому она и задерживается… Я пойду её искать!
Я глубоко вздохнул, пытаясь сообразить, что с моей стороны будет более невежливым – уйти с ним и снова оставить Гермиону одну или же остаться и предоставить Поттеру в одиночку рыскать по ночной деревне в поисках моей подруги. Вопрос был довольно сложным, особенно если учесть то, что последние несколько часов моя голова была занята чем угодно, но только не философскими вопросами. Но, на моё счастье, его решили за меня. Всё-таки Гермиона недаром была самой умной студенткой всего седьмого курса. Она без слов поняла мою дилемму.
- Гарри, постой! – окликнула она Поттера, уже успевшего оказаться у дверей паба. – Возьми Альтаира с собой! Если Блейз действительно пострадала, вам может понадобиться помощь…
- А ты? – несколько растерянно пробормотал я, чувствуя отчаянную неловкость. Ну что это такое, в самом деле – не успели увидеться после такого ожидания, и снова до свидания!
- А я здесь буду, – улыбнулась Гермиона. – Ты цел, я тоже в порядке, значит, всё хорошо. Если, как вернётесь, меня не будет в зале – значит, спроси мадам Розмерту, где я. Давай, Альтаир! Я тоже хотела бы, – её рука коротко провела по моей щеке, – побыть с тобой, но дела ещё не окончены.
- Ладно… – выдохнул я, ловя её ладонь и запечатлевая на ней короткий поцелуй. Надеюсь, мы её быстро найдём. Давай, я скоро…
С тяжёлым вздохом я быстро подошёл к нетерпеливо переминавшемуся у дверей с ноги на ногу Гарри. Нет, конечно, я его понимал, но внутри впервые шевельнулось чувство – в общем-то, довольно несправедливое с моей стороны, и я это осознавал… Но всё равно, какая-то часть меня шептала, что Гарри, вообще говоря, был прав, когда хотел оставить Блейз здесь. Нашла, когда пропадать…
Тем более что мне действительно тоже начинало становиться за неё страшно. Что могло случиться? Неужели Пушистой так и не удалось покинуть Ставку проклятого Лорда?

Pov Драко Малфоя.

- …там Поттер! И… И Дамблдор!
Слова юного Упивающегося ошеломили всех, кроме, пожалуй, Снейпа. Впрочем, надо отдать Лорду должное: уж что-что, а соображал Волдеморт быстро. Узкий язык мимолётно скользнул по нижней губе, и Лорд небрежно махнул рукой, отсылая незадачливого посланца. Тот неуверенно шагнул назад, хлопая ресницами, не в состоянии поверить, что его Повелитель так спокоен. Но впечатление, конечно, было обманчиво. Холодная маска скрывала напряжённые размышления – и Волдеморту хватило нескольких мгновений, чтобы сопоставить факты.
- Ты ничего не хочешь объяснить мне, Северус? – бесстрастно спросил он, не глядя на зельевара. Взгляд Тёмного Лорда был всё ещё устремлен в проход, откуда явился вестник.
- Я… Мой Лорд, я… – как мне казалось, впервые в жизни Снейп не знал, что сказать.
Да и что тут скажешь? Никакие оправдания не прикроют его теперь: таких совпадений не бывает. Во-первых, мои старания вывести из игры Лавуазье. Объяснения о том, что я пытался сорвать ритуал или избавиться от домогательств, шиты белыми нитками. Я не мог не понимать, что у Волдеморта под рукой есть замена в виде Снейпа, и ему о моей осведомлённости было известно не хуже. Во-вторых, прибытие Северуса и его слишком настойчивая и явная критика работы Лавуазье – а вместе с ней и все полускрытые попытки избавить и оградить нас с Джинни от очередных зелий. Ну и в-третьих, конечно, сам факт нападения: до сих пор охранные и маскирующие чары надёжно прятали Ставку месяц за месяцем, и дали сбой как раз теперь, всего лишь через несколько часов после прибытия зельевара? Да в подобное стечение обстоятельств не поверил бы и Хагрид, не говоря уже о Волдеморте, которому для расправы всегда было достаточно и простого подозрения. А тут ещё наш дражайший Долохов озвучил вслух, надо полагать, общую мысль.
- Мне кажется, мой Лорд, здесь пахнет… изменой? – осведомился он, шагая вперёд.
- Мой Лорд, я всегда был предан только вам! – просто поразительно, как быстро Северус справился с замешательством и отчаянием. Впрочем, это в любом случае уже не могло ему помочь…
- И я удивлён сейчас не меньше вашего, – продолжал Снейп, понимая, что его жизнь висит на тонюсенькой ниточке, готовой оборваться в любой момент. – Я могу поручиться, что, когда я покидал Хогвартс, у Ордена не было ни малейшей зацепки о местонахождении вашей Ставки!
- Тогда у тебя, разумеется, найдётся подходящее объяснение тому, что нам сейчас сообщили? – осведомился Волдеморт с плохо замаскированной угрозой в голосе. Моё сердце ёкнуло. На какой-то момент мне показалось, что у крёстного ещё есть шанс вывернуться, объясниться, пустить пыль в глаза, но… Я кожей чувствовал опасность – опасность, грозящую именно ему!
- Тебе лучше объясниться поскорее, – прошипел Лорд.
- Это сделал я! – выпалил я, вскакивая на ноги и едва успев подхватить мантию, лежавшую у меня на коленях. Прижав её к груди, я отчаянно стиснул руки, комкая тонкую ткань. Волдеморт обернулся ко мне с таким выражением лица, будто я был выползшим на середину комнаты тараканом, который вдруг заговорил.
- Ты? – спросил он недоверчиво. – Каким образом?
- Мысленная связь с Поттером! – соврал я, даже глазом не моргнув.
- Ты лжёшь, – спокойно сказал Волдеморт. – Я наблюдал за твоими жалкими попытками восстановить вашу странную мысленную связь с этим мальчишкой. У тебя ничего не вышло.
- Это ты так думаешь! – дерзко отозвался я, однако сердце у меня упало. Я не ожидал, что Лорд так запросто раскусит мою ложь, несмотря на все мои таланты в окклюменции.
В ответ на неуважительную реплику мою щёку обожгла оплеуха – да такая, что я покачнулся. Антонин, чьё лицо подрагивало от ярости, стоял передо мной. Странно, но в этот момент он чем-то снова напомнил мне Грюма, которого когда-то играл. В памяти всплыло моё худшее воспоминание, и я, собрал всю свою фамильную наглость, сначала презрительно усмехнулся ему в лицо, а потом с вызовом посмотрел на Лорда.
- Ты же не можешь быть уверен наверняка, – выдал я как можно язвительнее. Волдеморт продолжал спокойно и холодно взирать на меня, и я невольно ощутил пробирающий меня холодок.
- Даже если это так, – негромко сказал он наконец, – то одно не отменяет другого. Круцио!
Его палочка взметнулась, и я невольно отшатнулся, ожидая чудовищной боли… Однако, вопреки моим ожиданиям, вместо меня вскрикнул, падая на колени, Северус. Я дёрнулся к нему – и, останавливая меня, мне в висок упёрлась палочка Долохова. На его лице играла хищная и гневная одновременно улыбка, а судя по взгляду, Антонин жалел, что не мог им убивать. Родовая Сила во мне всколыхнулась, отвечая моему гневу, волнению, стремлению помочь крёстному – да сделать хоть что-нибудь! – и словно наткнулась на невидимый барьер. Проклятые запреты окаянного зелья всё ещё держались, и то, что я однажды, будучи на алтаре, смог их нарушить, не освободило меня от них, как я втайне надеялся. Волдеморт одарил меня насмешливым взглядом.
- Алекто, Дафна, – обратился Лорд к всё ещё неподвижно стоящим Упивающимся, которые при его словах обе вздрогнули как по команде. – Присмотрите за ними, – он кивнул в мою сторону, потом сделал жест в сторону Джинни, которая уже приподнялась с алтаря. Вид у неё был нерешительный и потерянный – да, наверное, и мой сейчас был не лучше.
- Да, мой Лорд, – тут же склонилась в поклоне Кэрроу. Дафна, мелко дрожа, наоборот, отступила к стене, но ослушаться своего повелителя не посмела, так что вытащила палочку и наставила её на Джинни. Волдеморт презрительно усмехнулся, и только теперь, будто вспомнив о своей жертве, опустил палочку. Конвульсии, сотрясающие тело Северуса, почти полностью прекратились, но крёстный не шевелился, скорчившись у ног Тёмного Лорда и сжавшись в комок, словно пытаясь казаться как можно меньше.
- А теперь, боюсь, я вынужден оставить вас, – с издевательской вежливостью сказал Волдеморт, глядя почему-то в основном на меня. – Антонин, надеюсь, ты найдёшь, чем занять нашего дорогого Северуса в моё отсутствие? Только не переусердствуй. Его разум мне нужен в действующем виде. Посмотрим, какие тайны доверял Дамблдор своему шпиону…
- Конечно, мой Лорд, благодарю вас! – воскликнул Антонин с таким видом, будто Лорд наградил его персональной виллой на Багамах. Тот, впрочем, тут же осадил его взглядом.
- Не переусердствуй, я сказал! – рыкнул он. – И проследи, чтобы эти идиотки как следует позаботились о моей будущей матушке. Если не подведёшь меня – получишь мальчишку-Малфоя в награду.
- О, благодарю, мой Лорд! – с ещё большим восторгом ответил Антонин, и я невольно снова сжался, представив себе, что меня ожидает, если он «не подведёт» Лорда. Кажется, придётся постараться помешать ему в выполнении этой миссии…

- Ты красивый мальчик, Драко Малфой, – томный голос Алекто Кэрроу вторгся в моё сознание назойливой мухой, и я вздрогнул от неожиданности.
Как только Лорд ушёл, Антонин, надменно усмехаясь, принялся командовать – никто и не думал оспаривать его распоряжения. Ну, правда, «никто» означало всего лишь Алекто и Дафну, но в данном случае остальных можно было в расчёт и не принимать. Благодаря проклятому зелью Покорности мы с Джинни были вынуждены поневоле подчиняться приказам Упивающихся, а Северус всё ещё не отошёл от Круциатуса Лорда. Зельевар не поднимался на ноги, его дыхание было хриплым и натужным. Антонин наколдовал себе стул и уселся на него, поигрывая той самой палочкой, которую Снейп выронил, едва его настиг Круциатус. Взглядом он будто оценивал состояние Северуса, то ли собираясь снова наложить на него Пыточное проклятие, то ли замышляя издевательство покаверзнее. Как бы там ни было, я чётко понимал, что крёстный оказался вне игры. Конечно, вроде бы, помощь на подходе – но, с другой стороны, сам Лорд отправился «наводить порядок», значит, неизвестно, в чью пользу сложится противостояние на поле боя. И даже если «силы спасения» всё-таки доберутся до нас – неизвестно, в каком состоянии будет к тому времени Снейп. Наш восточноевропейский товарищ – интересно всё-таки, откуда он родом? Вроде бы тётя Беллатриса упоминала то ли Чехию, то ли Венгрию, несмотря на, кажется, русскую фамилию… А впрочем, не факт, что Долохов – его настоящая фамилия. Ведь главное, что о нём известно – это что он тёмная лошадка…
Впрочем, неважно – суть в том, что у Антонина проблем с самоконтролем немало, особенно, как я понимаю, после Азкабана. И не факт, что сейчас сильно помогут даже приказы своего обожаемого Лорда. Да и нам с Джинни не светило ничего хорошего, и реплика Алекто, адресованная мне вкупе с плотоядным взглядом, подтверждала это.
- Да-да, – продолжала Упивающаяся, приближаясь ко мне. После ухода Волдеморта и большинства Упивающихся я снова ощутил слабость во всём теле и вернулся на алтарь, усевшись рядышком с Джинни. В первый момент мне казалось даже, что все про нас и забыли – ну, кроме Дафны, которая дрожащей рукой наставила на нас палочку и нервно облизывала губы. Впрочем, лучше было так, чем теперь – Кэрроу буквально пожирала меня взглядом.
- Красивый мальчик… – повторила она, приподнимая мою голову за подбородок и «ласково» обводя короткими пухлыми пальцами овал лица. Я поморщился от отвращения и отодвинулся подальше назад.
- Убери от меня лапы, жирная гиена! – прошипел я. Алекто, впрочем, ничуть не обиделась.
- Ох-хо-хо, какие мы горячие! – рассмеялась она низким грудным смехом. – Горячий и красивый мальчик… Право, даже жаль, что такой экземпляр пропадает зря. Антонин, если Лорд отдаст его тебе, может, ссудишь мне его на пару часиков? Тебе-то он всё равно без молодого Блэка не так важен, а мне будет приятно. Согласись, эти двое устроили нам отличное шоу…
Я невольно задрожал от подобной перспективы. Может, броситься на шею Долохову с воплем «Тони, прибей старую развратницу!»? Конечно, через несколько секунд, когда тот, наконец, придёт в себя, мне не избежать Круциатуса – но зато какая великолепная выйдет шуточка…
- Возможно, – холодно бросил Антонин. – Хотя я надеюсь, что щенок Беллы тоже прибежал сюда, и у меня действительно появится шанс использовать Малфоя по полной программе и с максимальной эффективностью.
Я прикусил губу, изо всех сил удерживая злость и понимая, что вот он – шанс отвлечь Долохова от крёстного, а заодно разозлить его так, чтобы он забыл и думать про возможность отдать меня Кэрроу. Даже перспектива пыток, которым он мог меня подвергнуть, всё же не казалась мне в этот момент настолько ужасной, как то, что обещали жадные взгляды Алекто.
- Какие умные слова ты знаешь. Признайся, сколько часов учил? – хмыкнул я. Антонин замер, а потом медленно поднялся со своего стула.
- Я смотрю, ты перенял у своих поганцев-дружков дурную привычку дерзить, мой дорогой хорёк, – проговорил она, нарочито медленно подходя ближе. Зная Антонина, можно было уже заранее пугаться того, что сейчас должно произойти – но, как ни странно, страха у меня не было. Была какая-то странная, пьянящая и весёлая дерзость. Ощущение было мне почему-то смутно знакомо, хотя я и не мог вспомнить отчётливо, когда уже испытывал подобное. Алекто, словно признавая превосходство Антонина, отступила, бросив на меня взгляд, полный упрёка и сожаления. Я, собрав остатки сил, поднялся на ноги и с вызовом взглянул в вытянутое, бледное и кривое лицо.
- Наглость – второе счастье, – спокойно сообщил я Долохову. – А дерзость, в моём случае, – первое.
- Хорёк! – презрительно выплюнул Антонин и, коротко размахнувшись, ударил меня под дых, заставляя задохнуться и перегнуться пополам от боли. Джинни вскрикнула, кидаясь ко мне, но Антонин, развернувшись на каблуке, легко отвесил ей пощёчину, заставляя снова рухнуть на алтарь. Короткое вскрик боли, изданный ею, придал мне бешеной ярости, помогая загнать боль «в подполье» и с усилием выпрямиться.
- А ты знаешь, что у хорьков и собак есть кое-что общее? – хрипло выдохнул я, пытаясь не охнуть от боли. – И те, и другие не любят крыс!
Удар кулаком в скулу бросил на алтарь и меня – хорошо ещё, не по носу пришлось…
- Я так смотрю, что проблемы с воспитанием у всего вашего Блэко-Малфоевского отродья, – процедил Антонин, демонстративно вытирая руку о мантию. – Хотя, чего и ожидать от семейки, где предатели через одного водятся…
- Вот как? – хихикнул я. – Не перечислишь?
- Память куриная? – презрительно спросил Антонин. – А впрочем, на здоровье. Для начала – твои родители, одна поспособствовавшая в предательстве тебе, другой – проваливший важнейшую операцию…
- Кто бы говорил! – прервал я его, всё-таки закашлявшись. – Сам-то удрал из Министерства, поджав хвост! Видно, всё, на что хватает твоей верности идеалам – это мучить беззащитных магглов да вылизывать Лорду ботинки!
Несколько мгновений Антонин только безмолвно открывал и закрывал рот. Впрочем, его глаза, сияющие бешенством, ясно говорили о надвигающейся буре. И она не замедлила обрушиться.
- Моей верности?! Да как ты смеешь, ты, предательское отродье?! Я больше тридцати лет верен Тёмному Лорду! Я, в отличие от твоего предателя-отца, не стал прятаться и подкупать судей! Я страдал за него в Азкабане четырнадцать лет! – заорал он наконец. Я видел, что Антонин готов окончательно плюнуть на все ограничители, и самым здравоохранительным решением сейчас было бы заткнуться и пойти на попятный… Но одновременно с этим я заметил и кое-что ещё. Воспользовавшись тем, что Алекто и Дафна увлечённо наблюдают за нашей перепалкой, да и полубезумный взгляд Антонина прикован ко мне, Северус зашевелился, осторожно приподнимаясь. Похоже, его тело не очень-то его слушалось, и если он сейчас заработает ещё один Круциатус, да ещё от такого специалиста, как Антонин…
- Это что, считается достоинством? Идиотизм, благодаря которому ты эти годы гнил в тюрьме – и всё ради того, чтобы лизать пятки сумасшедшему полукровке?! – зарычал я, зная, что оскорбление «Его Темнейшества» мигом заставит Долохова окончательно позабыть, что в комнате есть ещё кто-то, кроме нас. Я не ошибся.
Антонин издал какой-то уже нечеловеческий звук и, молниеносно выхватив собственную палочку, наставил её мне чуть ли не в самую переносицу.
- Ты, маленький подонок, ещё одно слово – и даже гнев Лорда меня не остановит! – захрипел он, приблизив своё лицо к моему. Его палочка тряслась так, что я поневоле забеспокоился за свои глаза. – Не смей оскорблять его!
- А кто здесь говорил об оскорблении? – отозвался я, выгнув одну бровь и понимая, что балансирую сейчас на тончайшей грани. Ну же, крёстный!… – Назвать его полукровкой – это не оскорбление, а констатация факта! Или ты не знаешь этого?
На сей раз я постарался вложить в свое высказывание поменьше язвительности, щадя «нежную психику» Антонина… а заодно, пожалуй, и себя самого. Северус за его спиной окончательно поднялся, тяжело опираясь на столик с мини-лабораторией, но по уши увлечённый «восстановлением справедливости» Антонин и не думал замечать его. Его палочка вдавилась мне в лоб, да так, что я, кажется, получил все шансы тоже обзавестись шрамом на этом месте. Да уж, должен признаться, не уверен, что моё остроумие, отточенное годами в словесных перепалках с Поттером, сослужило мне сегодня добрую службу. Впрочем, всё зависит от того, что именно задумал крёстный – и задумал ли он вообще хоть что-нибудь, или все его действия – наполовину бессознательные? А, не столь уж важно! В любом случае надо постараться отвлечь Антонина как можно дольше. А там, глядишь, и помощь подоспеет… Хотя вообще-то я уже начал сомневаться, что мы дождёмся этой самой помощи.
- Не смей! – прошипел не хуже Нагайны тем временем Долохов. – Ты, мелкий, ничтожный предатель, не смей порочить Тёмного Лорда и повторять грязную ложь, которую придумали Поттер и Дамблдор!
- Ложь? – хмыкнул я. – А ты что, когда-нибудь слышал о старинном магическом семействе по фамилии Реддл, Антонин? Мои родители, может, и предатели, но по части геральдики и истории они меня натаскали превосходно. Среди магических семейств такого нет и не было! А уж тем более – среди тех, которые могут претендовать на наследие Слизерина!
- Заткнись… – просипел Антонин, однако его рука, вжимавшая в мой лоб палочку, чуть дрогнула. – Заткнись, проклятый хорёк, закрой свой рот!
- И если уж он такой чистокровный, почему же тогда у него нет Родовой Магии – он же единственный представитель своего рода? – не унимался я. Я понимал, что играю с огнём – но меня уже «несло», и остановиться я не мог. – Да при таком условии он бы унаследовал Родовую Силу, даже если бы у него один из родителей был магглорождённым, как у Поттера!
- ХВАТИТ! – рявкнул Антонин так, что все присутствующие невольно вздрогнули. До меня донесся потрясённый вздох Джинни, хотя я и не очень понял, к чему он относился. Долохов отвёл палочку, занося её для атаки, и я похолодел. Я уже хорошо успел изучить это его движение, чтобы знать, чем оно закончится…
- Кровь можно будет вытрясти и из твоего замороженного трупа, – проскрежетал он.
- НЕТ! – закричала Джинни, вскакивая, однако Антонин, кажется, даже не услышал её и не заметил движения. Алекто, сама выглядевшая потрясённой, мигом устремила на Джин свою палочку.
- Не двигайся! – приказала она.
И что – неужели никаких возражений по поводу действий Антонина? – как-то отстранённо подумал я, не в силах оторвать взгляд от кончика Долоховской палочки, с которого вот-вот должен был слететь зелёный луч – последнее, что я увижу в жизни…
- Авада… – начал Антонин. И тут раздался слегка приглушённый металлический звон. У меня аж рот открылся от удивления, когда глаза Долохова закатились и он бесформенной грудой повалился на пол, теряя сознание.
- …Кедавра, – закончил Снейп, сжимающий обеими руками чашу Пуффендуй, массивным основанием которой он и приложил Антонина. В тот же миг, как уже бывало несколько раз, время для меня словно замедлилось. Это не было полноценным применением Родовой Магии, которые были мне запрещены зельем Покорности. Строго говоря, такие её проявления едва ли можно было квалифицировать как направленное колдовство – а значит, и блокировать их было практически невозможно, ведь их проявления от моей воли почти не зависели. Просто я вдруг осознал – совсем как тогда, в классе, на уроке зельеварения, когда оттолкнул Гарри от вот-вот готового взорваться ядом котла – что в следующую минуту произойдет что-нибудь ужасное, и что именно я получил сейчас шанс остановить это – но шанс совершенно мизерный. Конечно, моя магия была сейчас подавлена чужеродной силой, а потому могла она немного – да и место не располагало. Это вам не Хогвартс, который поддержал и усилил тогда моё стремление защитить наше ходячее гриффиндорское недоразумение. Здесь – и я чётко осознавал это, – Родовая Сила могла дать мне фору всего лишь в пару секунд.
Но хватило и этого. Ошеломлённая Алекто только-только начала оборачиваться, чтобы атаковать Снейпа, как я кинулся на неё всем телом, целенаправленно пытаясь сбить с ног. Конечно, едва ли мне бы это удалось, не будь она так ошеломлена – всё-таки, хоть я и парень, она была куда тяжелее меня. Но сейчас она явно не ожидала атаки ещё и с моей стороны, так что мы волей-неволей, сцепившись, покатились по каменному полу. Я изо всех сил впился пальцами в её мантию, понимая, что всё равно не могу причинить ей никакого вреда – зелье не позволит. Моей целью было всего лишь дать крёстному шанс добраться до своей палочки.
- Ступефай! – хриплый, каркающий голос Северуса прозвучал в моих ушах сладкой музыкой.
На какое-то мгновение обмякшее тело Алекто придавило меня к полу, перекрывая обзор (а заодно и кислород). Однако почти тут же рядом оказалась Джинни, которая ловко помогла мне выбраться. Я перевёл дух и наконец смог увидеть отчасти даже забавную картину: Снейп и Дафна целились друг в друга палочками, однако рука девушки так дрожала, что бояться её заклятий стоило, пожалуй, не столько Северусу, сколько нам с Джин.
- Прекратите этот балаган, мисс Гринграсс, опустите вашу палочку! – сурово потребовал крёстный тоном слизеринского декана – словно Дафна была всего лишь нашкодившей ученицей, застуканной им в коридоре после отбоя за тем, что она писала на стене какие-нибудь глупости, вроде «Снейп – козёл!» или «Дамблдору пора в психушку!».
- Н-нет! – почти всхлипнула она. – Экспеллиармус!
Попытка была слабая, и все это понимали. Снейпу не составило труда отбить атаку – и тогда, не дожидаясь его ответных действий, Дафна сделала единственную разумную вещь в её положении. Она отступила в открытый проход за своей спиной и, подобрав подол мантии, задала стрекача. Никто из нас не стал и пытаться помешать ей, или хотя бы крикнуть вслед что-нибудь вроде «Стой!» или «Ты от нас не уйдёшь!».
- Как ты, крёстный? – осведомился я, внимательно вглядываясь в его лицо и одной рукой в то же время прижимая к себе дрожащую Джинни. Действительно, в помещении заметно похолодало – меня тоже то и дело пробирал озноб. Хотя не исключено, что это был просто ещё один побочный эффект от одного из зелий, которыми нас напоили.
- Я в порядке. Нужно уходить отсюда, – отозвался Северус, вытаскивая из безвольных пальцев Антонина его палочку и протягивая её мне. Я нахмурился.
- Мне же запрещено колдовать, так какой в этом смысл?
- Предпочтешь оставить её ему? – резко фыркнул Снейп. Я промолчал, но палочку взял и сунул в наколдованный им карман, где уже лежали открытый кубик с «маячком» и зеркальце в чехле. «Не потерять бы», – мелькнула опасливая мысль.
- Думаю, эту вещь стоит взять с собой, – пробормотал крёстный, с плохо скрываемым торжеством приподняв чашу, которую всё ещё держал одной рукой. Я поморщился. Почему-то перспектива тащить с собой крестраж, который нам даже не во что завернуть, меня не очень прельщала. Я бросил взгляд на алтарь. Что-то промелькнуло у меня в подсознании.
- Есть идея получше, крёстный, – почему бы не уничтожить её прямо здесь? – предложил я. – Если утащить её с собой, кто-нибудь из Упивающихся обязательно это заметит, да и сам Лорд наверняка тоже! А что, если он догадается, что мы…
Я запнулся, вспомнив о том, что Джинни не посвящена в тайну. Конечно, было глупостью скрывать от неё всё и дальше – однако её неосведомленность уже однажды сослужила нам добрую службу. Если бы Джинни что-то знала о крестражах, неизвестно, как отреагировал бы Волдеморт, прочитав её сознание.
- Маловероятно, что он заподозрит, что у нас была ещё какая-то причина прихватить чашу кроме того, чтобы лишить его ценного артефакта, – пожал плечами Снейп. – Кроме того – как ты собрался уничтожать её? У тебя что, припрятан где-нибудь на теле клык василиска или драконий зуб? А может, ты случайно захватил какой-нибудь захудалый меч или кинжал гоблинской работы?
- На фига? – фыркнул я, не обращая внимания на то, как крёстный нахмурился в ответ на мою очевидную грубость. – Адово Пламя – тебе мало?
- Спятил? – в тон мне отозвался Северус. – Оно ведь спалит весь дом!
- И что? Ты будешь по нему сильно скучать? А на мой взгляд, это прекрасно поможет заодно замести следы. Пожар есть пожар, чаша запросто может погибнуть случайно. И это куда надежнее, чем тащить её с собой да ещё надеяться, что Лорд ничего не заподозрит.
- Но… Но при пожаре могут погибнуть люди! – возразил крёстный, но уже куда менее решительно. Я пожал плечами.
- Ну, если он начнётся с подземелий, большая часть успеет очистить дом. К тому же мы постараемся оповестить своих, – совершенно неожиданно встряла Джинни. Северус критически осмотрел её.
- Вот лично вы, мисс Уизли, совершенно точно никого ни о чём оповещать не будете! Вас необходимо доставить в лазарет, который организован в Хогсмиде! И как можно скорее, дорога каждая минута! Или вы забыли, что ритуал состоялся?
- Об ЭТОМ, профессор Снейп, я и через тысячу лет не забуду! – резко бросила Джинни. – Но это к делу не относится! Драко может начать и подключить к делу тех, кто его услышит, чтоб ему помогли вывести из дома остальных.
- Что ж, пожалуй, в этом что-то есть, – кивнул наконец крёстный. – К тому же, чем раньше будет уничтожена чаша, тем больше шансов у вас побыстрее освободиться от власти зелья Покорности. Так… Нам понадобится что-нибудь, что горит, чтобы разжечь первый огонь.
- Вот эта занавеска. И столик из-под зелий, – предложил я, указывая на кольцо легкой ткани, всё ещё лежащее вокруг алтаря. Тонкая материя почти утратила своё волшебное свечение и теперь казалась не более, чем обычным тюлем. Я не сомневался, что она мгновенно вспыхнет даже от обычного Инсендио. Да и деревянный столик – хорошая пища для огня. Северус, подумав, кивнул.
- А ну-ка, Драко, помоги мне, – сказал он, возвращаясь к мини-лаборатории, и, дёрнув за край покрывала, стряхнул на пол стовшие на столе приборы и колбочки, словно простой мусор. Видеть такое обращение с принадлежностями для зельеварения в исполнении Снейпа – всё равно что увидеть Альтаира, заботливо ухаживающего за простудившимся Роном. Да и у самого Северуса в этот момент было, несмотря ни на что, мученическое выражение лица. Я поспешно подскочил к столику с другой стороны.
Он, хоть и маленький, оказался массивным и тяжёлым, а ещё – на редкость устойчивым, так что даже вдвоём нам лишь с большим трудом удалось завалить его на бок. Ну, правда, наверное, ещё и потому, что от меня толку было мало – настолько я был выжат. Дерево жалобно скрипнуло, однако от стола не откололось ни щепки. Волей-неволей крёстному пришлось применить Редукто, после чего оставалось только собрать обломки и сгрудить их в кучу поверх скомканной ткани.
- А как быть с ними? – спросила Джинни, кивком указывая на Антонина и Алекто. – Ведь если оставить их здесь, они же погибнут!
- Вам будет их не хватать, мисс Уизли? – скептически скривился Снейп, а потом посерьёзнел и лицо его застыло. – В любом случае я не вижу, что мы могли бы для них сделать, – жёстко сказал он. – Ни у меня, ни у кого-либо из вас нет ни сил, ни времени вытаскивать их отсюда, да и к тому же я глубоко сомневаюсь, что они оценят наши героические усилия по их спасению.
- Ну… Наверное, нет, но всё-таки… Это же не по-человечески бросать их тут, устраивая пожар! Милосерднее сразу убить!
- Если вы настаиваете, – пожал плечами Северус, поднимая палочку и наставляя её на Антонина. Однако, несмотря на его деланую невозмутимость, мне почудилось, что внутри он близок к панике, да и рука у крёстного отчётливо дрогнула. Всё-таки хладнокровно убить двоих беззащитных людей – это совсем не то же самое, что схватиться с ними на поле боя.
- А у тебя хватит сил на две Авады, а потом ещё и аппарацию – особенно после Круциатуса? – резко бросил я, прекрасно зная, что этот вопрос – не более чем удобный предлог. Снейп, понявший это не хуже меня, снова замялся, – и в этот момент, избавляя нас от необходимости дальнейшей дискуссии, Антонин зашевелился и сел, обводя подземелье мутным взглядом. Оставалось только удивляться крепкости его черепа – ну или его толстокожести. Впрочем, хвала Мерлину, Долохов ещё полностью не очухался, да и палочка его была у меня… И всё-таки нельзя было терять ни секунды.
- Нельзя терять время! – вторя моим мыслям, воскликнул крёстный. – Идёмте!
Он указал на ближайший из ходов, расположенных таким образом, чтобы между ним и Антонином оказалось наше импровизированное кострище. У меня мелькнуло слабое опасение – а выберемся ли мы этой дорогой? – но я воздержался от комментариев. Подтолкнув Джинни вперёд, я поторопился следом. Прежде чем последовать за нами, Северус нараспев произнёс знакомую формулу вызова Адова Пламени. В подтверждение со спины будто нахлынула тёплая волна, донеслось весёлое потрескивание пламени, а потом ощутимо потянуло дымом. Не в силах побороть любопытство, я обернулся и выглянул из прохода – как раз вовремя, чтобы увидеть, как Снейп кидает чашу в пылающую кучу из ткани и деревянных обломков. Странно, но на сей раз не было ничего, похожего на попытки крестража защититься от уничтожения, которые я помнил по нашему «сражению» с диадемой. Ничего похожего, если не считать лёгкой вспышки пламени. Интересно, ведь и при уничтожении медальона не случилось ничего экстраординарного, если не считать жутких воплей – а впрочем, надо полагать, они и здесь будут. Может, всё дело в том, как долго рядом с крестражем держат то, что опасно для него? Или в чём-то ещё?
Тем временем помещение быстро наполнялось дымом от горящей ткани – удушливым и чёрным, забивающимся в нос и щиплющим глаза. Нарисованные линии на полу, как я успел заметить, тоже быстро запылали, расцвечивая темномагические символы огненными красками. Сквозь завесу дыма и пламени я успел разглядеть, как Антонин одним прыжком вскочил на ноги и рванул Алекто за плечо, пытаясь то ли растолкать незадачливую коллегу, то ли просто вытащить её из святилища, быстро превращающегося в крематорий.
- Драко, не стой. Поторопись, – подтолкнул меня в проход Северус. Я кивнул, часто моргая от едкого дыма, и поспешил следом за крёстным и Джинни. Каменный пол неприятно холодил голые ступни, однако возвращаться в «ванную» за одеждой и обувью, естественно, желания никакого не было.
- Крёстный, а мы точно выберемся этой дорогой? – поинтересовался я. – Не в обиду, но проход, по которому мы пришли, выглядел немного не так. Там хоть факелы горели…
- Если тебе мало огня, то можешь подождать – скоро его тут будет предостаточно, – раздражённо фыркнул Снейп. – А что до дороги – тут целый лабиринт в подземелье. Выберемся, не переживай.
- Мне бы твою уверенность, – пробурчал я, отнюдь не воодушевлённый перспективой бродить по подземному лабиринту, быстро наполняющемуся дымом и смертоносным пламенем.
Впрочем, мои страхи оказались напрасными. Через пару-тройку поворотов выбранный нами, казалось бы, наугад проход привёл нас в уже знакомый, освещённый факелами коридор. Здесь были уже явственно слышны звуки битвы, а кое-где виднелись и её следы. Из боковых проходов то и дело слышались крики и шум. Под предводительством Снейпа мы почти бегом преодолели подземелье, почти взбежали по узкой каменной лестнице, и…
И оказались практически в гуще битвы. По крайней мере, мне в тот момент так показалось. Это уже потом я осознал, что на самом деле большая часть сражающихся к тому моменту уже покинула особняк, следуя за Лордом, которого на улицу выманил Дамблдор. Можно было только поражаться тому, откуда этот старый манипулятор всё знает? Что это – невероятно развитая интуиция, или нечто иное?

Дальнейшее запомнилось мне урывками. Это не было похоже на те схватки с Упивающимися, в которых мне приходилось участвовать. Впервые я был почти беззащитен и очень уязвим. Ну, положим, моя вейловская защита осталась при мне, но что это значило в гуще битвы! Она могла лишь смягчить последствия атакующих чар – но чем больше, тем сильнее защита слабела. Родовая Защита сейчас была ненамного эффективнее. Сам же я ни защититься, ни напасть был не в состоянии, зелье Покорности надёжно сковывало мою магию – хотя теперь, когда за ним больше не стояла мощь чаши-крестража, кое-как сопротивляться стало всё-таки возможно.
Едва поставив в известность о произошедшем группу членов Ордена под предводительством Сириуса, Северус забрал Джинни и аппарировал. Я остался, хотя и сам не понимал, что конкретно могу сделать – без палочки, лишённый возможности воспользоваться своей Родовой Силой… Только потом я понял, что как раз в этот момент начали проявляться во всей красе побочные эффекты от зелий, которыми меня накачивали последние дни – особенно от принятых практически одновременно зелья Покорности и афродизиака. Основной эффект последнего выветрился, но зато осталось кое-что другое. Эйфория, деловитость, и вместе с тем – головокружение и почти полная невозможность удержать в памяти хоть что-то важное… Состояние было сродни опьянению, хотя всё же не совсем такое. На меня накатило какое-то «паническое оживление», казалось, у меня вдруг появилась туча дел, которую необходимо было переделать, прежде чем выбраться отсюда – и вместе с тем, позднее, оглядываясь назад, я понимал, что фактически не сделал почти ничего. В одно мгновение я торопился кого-то найти и что-то сделать – а в следующее мысли перескакивали на другое, и я, хоть убей, не помнил, в чём же была моя предыдущая цель? Я только путался у всех под ногами и глупо, бесполезно подставлялся – уж и не знаю, какие силы мне благодарить, что уберегли меня. В конце концов всё закончилось тем, что я наткнулся на отца. Люциус, казалось, понял моё состояние с первого взгляда – уж не знаю, что ему помогло, может, лихорадочные движения или нездоровый блеск в глазах. А может, он и не ожидал ничего другого, зная, что со мной происходило всё это время. Словом, ему оказалось достаточно просто внимательно посмотреть на меня – после чего отец молча шагнул ко мне, сгрёб в охапку и, всё так же не говоря ни слова, аппарировал в Хогсмид, крепко прижимая меня к себе.
Я не сопротивлялся, хотя и не очень понимал, зачем он забрал меня из Ставки Лорда – ведь я должен был ещё сделать что-то важное! Но вот только что? Я никак не мог вспомнить.
Аппарация занесла нас на окраину деревни, поодаль от основных улиц. Отпустив меня, отец велел стоять спокойно, пока он осмотрится и выяснит обстановку. Я поморщился и обиженно хлюпнул носом. Просёлочная дорога под ногами была грязной, покрытой холодными, мерзкими лужами – а я всё ещё был босиком, да и из одежды на мне оставалась лишь тонкая шёлковая мантия, никак не защищавшая от прохлады сгущающейся апрельской ночи. Конечно, апрель – это всё-таки не январь, но в плане разгуливания на улице ночью в таком наряде – разница, откровенно сказать, невелика. Ещё раз обиженно шмыгнув носом, я сердито посмотрел на отца, который напряжённо прислушивался к оживлённому гомону, доносившемуся с главной улицы Хогсмида. Ну чего ему не хватает? Я тут сейчас простужусь насмерть! Так… простужусь. Простуда – это болезнь. Болезни лечат в больничном крыле или в лазарете. А-а, а я знаю, где в Хогсмиде бывает лазарет! В «Трёх мётлах»! Значит, надо идти туда!
Отцовскую просьбу постоять спокойно я благополучно забыл, и, надувшись на его «чёрствость», решительно зашлёпал по лужам в сторону заведения мадам Розмерты. Люциус сразу же догнал меня, но спорить или ругаться не стал, просто зашагал рядом, придерживая за плечо. Сначала я почему-то дулся, потом перестал – забыл, на что дуюсь. А потом и вовсе впал в странное состояние вроде сна наяву. Я видел, чувствовал и воспринимал только то, что происходило в данную, конкретную минуту. Я не помнил, откуда иду и куда мне нужно. Я осознавал, что иду по грязной дороге босиком, и что в данный конкретный момент моя нога стоит в луже, а в следующий – уже нет. А потом в луже уже другая нога… И в то же время дольше, чем на пару секунд, я не запоминал даже этого.
Первой, кто встретил нас в баре, оказалась Нарцисса, которая при виде меня радостно вскрикнула и бросилась меня обнимать.
- Мммма-а-а-а-ама… – по-дурацки заулыбался я, наконец немного очнувшись. – Мааааам, ты у меня тааааакая красивая…
- Драко? Люциус, что с ним? – тут же насторожилась она, мигом отстраняясь от меня и сурово уставившись на отца. Тот пожал плечами.
- Побочные эффекты зелий, я полагаю, – отозвался он. – При том уровне всякой дряни, которой его поили, странно, что он не бегает по деревне и не распевает рождественские гимны.
Я надулся. Что я, маленький – знаю же, что гимны поют на Рождество, а оно бывает осенью! Или зимой? В общем, как-то так. Нарцисса одарила меня встревоженным взглядом.
- Так, понятно. Бедняжка Джинни Уизли была чуть получше, но Северус принёс её раньше. С ней сейчас мадам Помфри. Так, а… Вот что, Драко, идём со мной. Дорогой, – обратилась она к Люциусу, – а ты не мог бы пока озаботиться каминной сетью? Северус сказал, что ему может понадобиться быстро связаться с его кабинетом, чтобы принести кое-какие зелья. Мадам Розмерта сказала, что она может организовать отдельный камин с выделенной безопасной связью в одной из комнат, но её необходимо проверить и настроить. Будь добр, займись.
- Хорошо, – кивнул отец с неожиданной покладистостью. – А ты отведи Драко к Северусу. Ему нужно очистить кровь от всех этих зелий.
- Как скажешь, милый, – сладко улыбнулась мама.
Дальше я опять словно провалился в сон наяву, не осознавая, ни где я нахожусь, ни кто рядом. Помню только, что в какой-то момент прямо у меня перед носом появился стакан с резко пахнущей лекарством жидкостью.
- Выпей, – сурово сказал знакомый голос, точно так же, как в детстве, когда я болел. Откуда-то всплыло знакомое слово «простуда». Я вспомнил мерзкий вкус микстуры, которую давал мне в детстве крёстный, и, зажав рот руками, отодвинулся от противного стакана подальше.
- М-м, – выдал я, помотав головой.
- Что за детский сад! – возмутился всё тот же голос. – Драко!
- Нууууу, нехочу-нехочу-нехочу! – скороговоркой затараторил я. – Не хочу! Оно горькое!
- Вот только этого нам ещё не хватает! – зарычал крёстный.
- Северус, не нужно, – мягко остановила его мама, появляясь в поле моего зрения. Кажется, я сидел на кровати в комнате, напоминающей гостиничный номер. Или это одноместная палата в больничном крыле? Я помотал головой.
- Драко, сыночек, – ласково сказала мама, забирая у Северуса злополучный стакан и серьезно заглядывая мне в лицо. – Ну ты ведь хочешь вырасти здоровым и сильным мальчиком, правда?
Я с подозрением нахмурился. Здоровым и сильным? Это как? Как Крэбб и Гойл, что ли? Нет уж, благодарю покорно! Прикусив губу для верности – чтобы рот силой не разжали, – я замотал головой.
- Не хочешь? – притворно огорчилась Нарцисса. – Неужели ты хочешь быть тщедушным малышом и всё время болеть?
Я задумался. Тщедушным малышом я быть не хотел. И потом, если я буду всё время болеть, как же тогда я буду играть в квиддич? Что ж, значит, придется всё-таки пить гадкое лекарство… Я горько вздохнул и помотал головой. Мама тут же заулыбалась.
- Ну вот и умница, мой славный мальчик, – сказала она, поднося стакан к моему рту. Я жалобно поморщился, но ничего не попишешь. Пришлось открывать рот и пить. Вкус оказался резким, но всё-таки не таким мерзким, как я опасался. Хотя, конечно, я ни в коем случае не собирался дать им это понять. Выпив, я опустил стакан и жалобно захныкал.
- Воды!
- Северус? – как-то беспомощно оглянулась мама, но крёстный, стоящий в ногах кровати, покачал головой.
- Не нужно разбавлять концентрацию, – сказал он. – Это очень сильное очищающее зелье, и мисс Уизли оно хорошо помогло, но Драко оказался более восприимчив. К тому же и побочные эффекты сказались на нём сильнее… Ничего, сейчас всё пройдет, – последние слова были уже обращены ко мне.
Я надулся, глядя на него исподлобья, и тут у меня сильно закружилась голова. Я испуганно вскрикнул – и две пары рук тут же заботливо уложили меня на постель.
- Закрой глаза и полежи немного, – тихо сказал крёстный. – Если получится, можешь поспать. Скоро всё пройдёт, не переживай.
Я закрыл глаза, пробурчав что-то, чего не понял даже сам. Настоящий, глубокий сон так и не пришёл, но всё-таки ненадолго я задремал.

Проснулся я через пару часов. Не знаю, что именно разбудило меня. Я проснулся резко, как от толчка, и почти сразу же сел. Голова была на удивление ясная. Более того – я не ощущал никаких уз и ограничений. Неужели всё сработало настолько хорошо, что эффект зелья Покорности удалось совсем нейтрализовать? В такое счастье слабо верилось…
Я осмотрелся. Кажется, я действительно находился в одном из номеров в «Трёх мётлах». За свои выкрутасы, которые мне вдруг очень чётко вспомнились, стыдно не было – в конце концов, я не понимал, что делаю, так что это не в счёт. А вот всё остальное тревожило куда больше. Во-первых, что с Джинни? Удалось ли Северусу и мадам Помфри вмешаться и предотвратить самое страшное? От мысли о том, что основной виновник этого «самого страшного» – я (ну, не считая самого Волдеморта), становилось плохо. Но это был не единственный вопрос без ответа. Чем закончилась атака на логово Волдеморта? Нет, то, что нас с Джинни они вытащили – это понятно, но какова была цена? Кто пострадал, кто погиб? Схватили ли кого-нибудь Упивающиеся, и пострадал ли кто-то при устроенном нами пожаре? Отец и мама в порядке, да и Северус тоже – это, конечно, хорошо, но как насчёт остальных? Как насчёт Альтаира – вот уж кто наверняка полез за мной, даже не спрашивая ничьего разрешения! Блейз, правда, в отличие от Ветронога, скорее всего, в схватке не участвовала, но я совершенно точно видел в Ставке Сириуса, и нескольких Уизли тоже… Да и Гарри, зуб даю, в стороне не остался! Как он? Как все они?
Полный решимости выяснить ответы, я свесил ноги с кровати – и замер. М-дааа, загвоздочка… под тонким одеялом я, оказывается, лежал голышом! Мерлин, на мне даже трусов не было! Ну, вообще-то, после этого проклятого ритуала на мне их и так не было, но почему-то сейчас это меня смутило чуть ли не сильнее, чем всё остальное, что произошло со мной за сегодняшний день. И это учитывая ритуал! А также тот факт, что кроме меня сейчас в комнате никого не было, и смущаться было попросту не перед кем!
Натянув одеяло повыше, я огляделся – и со смесью облегчения и в то же время отвращения обнаружил в ногах кровати всё ту же чёрную шелковую мантию, которую мне выдали перед ритуалом. Я тяжело вздохнул. Снова надевать проклятую тряпку, в которой я выглядел, наверное, как маггловский порноактёр на съёмках, было противно и мерзко, однако альтернативы не было. Разве что завернуться в простыню или одеяло на манер римской тоги… Какое-то мгновение я обдумывал этот вариант, но всё же отбросил – как правильно заворачиваться во что-то похожее, я не знал, и меньше всего мне улыбалось появиться перед людьми в одеяле, а потом вдобавок обнаружить, что оно внезапно сползло. Нет уж…
Нехотя потянув к себе мантию, я расправил её, собираясь набросить на плечи, и в этот момент, отвлекая меня, заскрипела открывающаяся входная дверь. Я вскинул взгляд… и с трудом сдержал вопль изумления и ужаса.
На пороге стояла Дафна Гринграсс.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37915-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (11.09.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 34


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями