Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2461]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [14]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4650]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14845]
Отдельные персонажи [1453]
Наши переводы [14175]
Альтернатива [8951]
СЛЭШ и НЦ [8708]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4212]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 апреля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

ТОЛЬКО МОЯ / MINE ALONE
Любовь вампира вечна. Но что, если Белла выбрала Джейкоба вместо Эдварда после «Затмения»? Эдвард медленно сходит с ума, после того, как потерял Беллу и сделает всё, чтобы вернуть её.. ВСЁ.

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Вилла «Белла»
Слышишь в полумраке шепот - это я.
Настежь распахну все окна для тебя,
Ветром полосну по коже, как ножом.
Здравствуй, Из, добро пожаловать в мой дом!
Видишь тени, и дыханье за спиной -
Я повсюду наблюдаю за тобой.
Давят стены, стало вдруг трудней дышать,
В эти игры долго я могу играть.
Мини. Завершен.

Пираты Карибского моря. В поисках счастья
Прошло пять лет с тех пор, как Уилл Тёрнер отправился служить на «Летучем Голландце», переправлять мертвых в другой мир. Только один раз в десятилетие он может вернуться и ступить на землю, чтобы повидать свою возлюбленную и жену – Элизабет. Станет ли она ждать его целых десять лет?
Мини. Завершен.

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

The Art Teacher
Он открыл для меня искусство и слова, страсть и жизнь... Но мне нужен был лишь он сам.

Осторожно, двери закрываются!
Белла чувствует себя сталкером, наблюдая за горячим парнем, который каждый вечер садится в поезде напротив неё. Но что произойдет, когда она узнает, что он тоже не сводит с неё глаз? Езда на поезде ещё никогда не была такой интересной!
Мини, завершен.

To sleep
Спустя пятьдесят лет после того, как Эдвард оставил ее, Белла-вампир живет в Форксе со своей «семьей». Чарли только что умер. Что произойдет, когда Эдвард вернется домой и узнает, что она была обращена?



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 499
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Пятый курс. Глава одиннадцатая

2018-5-27
47
0
Глава 11. Удачные идеи не умирают, или Ты почто боярыню обидел, смерд?


Ваши глаза так сверкают желаньем мести…
Против и за вашей чести – моё «бесчестье».
Как же давно размотали боги эту нить…
Только вино одно это велит забыть.

Когда б на то случилась ваша воля –
Гореть бы, верно, мне на медленном огне…
Вы ненавидите меня до боли – и это весело вдвойне!
И это весело вдвойне…

Канцлер Ги, «R. – R.»


Конечно, Альтаир слышал про похмелье. И даже примерно представлял себе, после какого именно количества выпитого оно может случиться и что из себя представляет. Но выяснилось, что реальность превосходит ожидания.
Голова была словно пуста, и по ощущениям – в ней перекатывалось пушечное ядро, безжалостно долбя в стенки черепа. Стоило приоткрыть глаза, как сразу же начиналась резь от света. Руки и ноги вроде бы слушались – но не факт, что нормально. И в довершение всего, Блэка терзала жажда, сочетающаяся с интересным чувством во рту, напоминающем вычитанную в какой-то книге фразу «словно кошки написали».
- Эй! – хрипло позвал Альтаир, осторожно приоткрывая глаза и щурясь. – Есть здесь кто-нибудь?
- Есть, – откликнулся Драко, и через несколько секунд одна рука друга приподняла голову Блэка, а другая поднесла к губам страждущего стакан с непонятной жидкостью. – На, пей. Поможет.
Альтаир жадно приложился к стакану. После первых же глотков в голове начало проясняться, а к последним уже удалось вспомнить, что эта жидкость – антипохмельное зелье. Вот только вспомнить бы всё остальное…
Альтаир перевёл взгляд на Драко. Лучший друг выглядел немного помято, но вполне дееспособно. Забрав опустевший стакан, он отошёл в сторону и уселся на свою кровать.
- Как ощущения?
- Вроде ничего. Только… Дрей, скажи, что вчера было?
- Ты что, ничего не помнишь? – изумился Малфой.
- Помню, что ты соорудил жуткую штуку и сказал, что это коктейль, готовить который тебя научил Крам. А дальше… Помню кусками. Причём не факт, что в хронологической последовательности.
- Всё понятно. Ты хочешь узнать что-то конкретное?
- Я вчера ни с кем не спал?
Брови Драко поползли вверх, однако, подумав, он согласился, что интерес вполне обоснованный.
- Насколько я сам помню – нет.
- Точно?
Малфой задумался, потирая лоб.
- Кандидатов вчера было, пожалуй, немало, но пока они ещё были на это способны, они ещё не были настолько пьяны, чтобы решиться… ну и наоборот. Спрашивай лучше конкретно, мне тоже тяжело восстановить всю картину событий.
- Пенси?
- Точно нет. Она по мне сохнет.
- Милли?
- Ну, она бы и пьяной на такое не решилась.
- Тэсс? Дафна? Э-э… Майлз?
- Тэсс с кем-то была – вроде бы с Теодором. Кажется. Дафну я вообще не видел. Майлз, может, и рискнул бы, но явно перебрал с моим коктейлем и в итоге свалился с ног раньше нас. Так что вроде бы всё в порядке.
- Ну, хоть это хорошо, – облегчённо вздохнул Альтаир. – А кто нас нашёл? Надеюсь, не Амбридж? Какая-то старушенция в голове вертится…
- МакГонагалл. Только сам я этого не видел, потому что меня нашёл Северус в туалете и протрезвил прямо там, после чего припахал к «разбору завалов». Завалов, кстати, почти в прямом смысле слова – большинство до спален не добралось.
- Мда… Постой, а что МакГонагалл со мной сделала?
- Приволокла, точнее, отлевитировала сюда и помогла Северусу с… ликвидацией последствий праздника. Слушай, а ты вправду её обозвал ужасной старой женщиной?
- Драко, это не оскорбление, а констатация факта… Но я совершенно не помню, что я ей говорил и где вообще это произошло.
- В холле. Кажется, ты намеревался добраться до гостиной Гриффиндора и принести Грейнджер свои извинения за вчерашнее.
- Что?! – Альтаира как пружиной подбросило на кровати, и он торопливо принял вертикальное положение, для верности придерживаясь рукой за столбик кровати. – Я не дошёл?!
- Не дошёл, не дошёл, не волнуйся. Она тебя в пьяном виде не видела. Сомневаюсь, что она вообще знает о нашей скромной пьянке.
- Уф-ф-ф… Хоть это хорошо.
- Согласен. Потому что баллов с нас всё же вчера немало сняли, но, к счастью, ничего непоправимого. Большинство наших всё же в гостиной оставалось или хотя бы в подземельях.
- Слушай, что это вообще за кошмарную смесь ты вчера приготовил? Вот уж точно раньше у нас такого не было!
- Да если б я знал, что всё так получится! – вздохнул Малфой. – Я думал, что это просто особо крепкий коктейль с необычным вкусом… А получилось нечто, сносящее крышу и сносящее с ног.
- Как хоть эта жуть называется? Чтобы впредь не напороться…
- Честно – понятия не имею! Помню только, что тот дурмстранговец говорил, что на их языке название всего из трёх букв будет, а на нашем пять потребуется. Но больше – ничего не помню. То есть совсем.
- Ладно, что поделаешь… Стоп, а с Блейз что?
- А ничего. В смысле, ничего страшного. Она почти не пила вчера, только наблюдала.
- А что же не остановила?
- Сказала, что ушла спать задолго до… кульминации.
- Ну ладно. Вроде всё самое главное ясно. Пойду-ка умоюсь, а то есть такое подозрение, что выгляжу я не лучшим образом.
- Это точно, особенно если учесть, что дрых ты прямо в одежде… ну, будем справедливы – как и почти все наши. Давай быстрей, а то место может оказаться занято.

* * *

В последнем матче квиддичного соревнования в этом году Гриффиндор сошёлся с Когтевраном. Итог матча был совершенно удивительным – гриффиндорцы на этот раз выиграли, их новый ловец Джинни Уизли переиграла Чанг, а вратарь «красно-золотых» на этот раз пропустил один-единственный мяч – самый первый. Все остальные он ухитрился отразить. Гриффиндорцы покинули стадион с большим воодушевлением, неся своего вратаря на руках и распевая песню «Уизли – наш король», срочно переделанную в «уважительный» вариант из «издевательского». Слизеринцы были довольно ошарашены таким итогом матча. Конечно, Кубка Гриффиндору было всё равно в этом году уже не видать, но такое резкое и совершенно неожиданное изменение игры Уизела наводило на тревожные мысли. Неизвестно теперь было, чего ждать от гриффиндорской команды в следующем году.
Правда, слизеринские квиддичисты не очень-то тревожились, вдохновлённые примером своего капитана – Блэк почти не реагировал на восторженные вопли гриффиндорских болельщиков, которыми те разражались после каждого отражённого броска. Вместо этого он совершенно спокойно сидел на своём месте и сосредоточенно чертил какие-то схемы в записной книжке. Сидевшие неподалёку пытались заглянуть в эти записи, но понять всё равно ничего не могли – пояснительных подписей было мало, а те, что имелись, были написаны шифром.
- Это ничего не значит, – ответил Альтаир Майлзу после матча, когда тот прямо спросил его мнение о новой игре Уизли. – Ровным счётом ничего. Если всё пройдёт как надо, в следующий раз ему уже ничто не поможет.
Блетчли восторженно улыбнулся и поспешил обрадовать остальную команду радостным известием. Блэк бросил ему вслед мимолётный взгляд, слегка усмехаясь. Нет, сказанное-то было чистой правдой… вот только относились эти слова совсем не к квиддичу.
Альтаир уже давно решил добиться максимального сходства своей операции с той, былой, двадцатилетней давности. Помимо того, что это позволяло в большей степени предсказать поведение всех участников действия – ведь однажды этот путь уже был пройден – Блэка не оставляло странное, почти мистическое ощущение, что судьба и удача будут на его стороне, если он последует проторенной дорожкой. Но для этого надо было не просто тупо скопировать старый сценарий, а творчески его переработать с учётом всех изменений в исходных данных. Необходимо было учесть всё, начиная от погоды и заканчивая внутренними убеждениями каждого. Работы было немерено, особенно если учесть ещё и то, что до начала СОВ оставалось совсем ничего и подготовка к ним занимала с каждой неделей, а в последнее время и с каждым днём всё больше времени.
Наступил июнь, а с ним и солнечная, тёплая погода. Но возможности наслаждаться ею у пятикурсников почти не осталось. Задания на дом учителя давать перестали; все уроки теперь были посвящены повторению тех вопросов, встреча с которыми была наиболее вероятна на экзаменах.
В преддверии СОВ некоторые ученики стали вести себя странно. Конечно, то, что Гермиона стала ходить, всё время бормоча себе что-то под нос, никого не удивляло, тем более что такое поведение действительно было вполне понятно – некоторая отрешённость от посторонних вещей была теперь не только у неё. А вот Эрни МакМиллан начал расспрашивать всех подряд о том, как они готовятся к экзаменам, упирая при этом на количество часов, уходящих в сутки на подготовку. Драко, услышав о том, что для МакМиллана этот показатель в среднем равняется восьми, выразил ужас и сообщил, что при такой слабой подготовке на успешную сдачу СОВ нечего и рассчитывать. И что готовиться надо минимум двенадцать часов в сутки, как это делает лично он, Малфой, со своими друзьями. Напоследок Эрни получил примерную инструкцию о том, как это обеспечить, и умчался – обеспокоенный и воодушевлённый одновременно.
- И ты думаешь, у него это получится? – скептически поинтересовалась Блейз.
- А вот это я и хочу узнать, – ответил Драко. – Эксперимент, знаешь ли…
Очень скоро выяснилось, что кое-кто тоже любит экспериментировать. Или, что более вероятно, окончательно потерял терпение, а может, и забеспокоился плавной переменой мнения Гермионы об Альтаире…
В самом начале июня во время завтрака Альтаир, спокойно пивший свой излюбленный ананасовый сок, внезапно ощутил лёгкую, почти мимолётную замутнённость сознания, а потом его взгляд словно сам собой скользнул по гриффиндорскому столу и остановился на Парвати Патил, которая немедленно послала в ответ милую дразнящую улыбку. Блэк машинально улыбнулся в ответ, пытаясь сообразить, что же произошло и почему вдруг Парвати кажется такой милой. И привлекательной. И вообще… где здесь ближайший пустой класс?
«Так, так, так! Стоп, ну-ка оторвись от неё! Ты что, о Гермионе забыл?»
Альтаир мотнул головой, переводя взгляд на свою любимую и сразу же ощущая, как мягкий туман, клубящийся в голове и уносящий все мысли, не имеющие отношения к Парвати, начинает исчезать. Но тут симпатичная индианка как бы невзначай двинула рукой, поправляя причёску, взгляд слизеринца машинально среагировал на движение, и эротические мысли в полном соответствии со своим названием снова принялись лезть одна на другую. Блэк понял, что надо что-то срочно делать.
- Вьюжник… – язык неважно слушался, и для чёткого выговаривания слов приходилось прилагать усилия, – что у меня в кубке?
Драко удивлённо взглянул на друга, потом в его кубок.
- Если моя память не спит с другим, это ананасовый сок.
- Зачем ты это сказал… – прошипел Блэк, прижимая ладони к вискам и усиленно пытаясь выбросить из головы мысли о Парвати, которые сразу же после слов «спит с…» из эротических быстро принялись переходить в практически порнографические.
- Да ты же сам попросил! – забеспокоился Малфой, с тревогой глядя на него. – Ветроног, да что с тобой? Тебе плохо?
- Что у меня в кубке? Кроме сока?
Драко осторожно поднёс кубок к носу, принюхался. Потом аккуратно коснулся пальцем поверхности сока и слизнул оставшуюся на коже каплю.
- Похоже на приворотное зелье средней силы. Не Амортенция, конечно, но тоже крепкое, зараза… Так, Ветроног, кого ты хочешь… ну, короче, хочешь?
- Парвати Патил, – простонал Альтаир, обхватывая руками уже всю голову.
- Поня-я-ятно, – угрожающе протянул Драко, обшаривая глазами Большой зал. – Так, а где она? Что-то я её не вижу…
- Привет, Альтаир, – позади друзей внезапно раздался мягкий, грудной, манящий голос. – Как дела?
Блэк отчаянно пытался сопротивляться, но тело словно помимо его воли развернулось к девушке, которая, словно специально – да специально наверняка и есть! – расстегнула мантию так, что было отлично видно глубокое декольте. Глаза Альтаира остановились на нём, отмечая ровную смуглоту нежной кожи, то, как приподнимается и опускается при дыхании грудь Парвати…
- Со мной всё прекрасно, – отстранённо проговорил он, не отрываясь от чудесного вида, – а у тебя?
- О, это так мило с твоей стороны… Ты не мог бы помочь мне в одном маленьком деле? Идём, тут недалеко…
- Да, конечно, – ответил Блэк, немедленно поднимаясь на ноги с выражением готовности на лице и плохо прикрытым желанием.
- Так, Альтаир, а ну-ка стой! – Драко резко схватил его за руку. – Ты никуда не идёшь!
- Отвали, – грубо рявкнул в ответ Блэк, вырываясь из хватки. – Не видишь, я занят. Парвати… а это далеко?
И тут Патил сделала роковую ошибку. Если бы ей хватило ума сначала отвести слизеринца в уединённый уголок, а уже там дать волю себе и ему… Но горячая кровь – молодая, гриффиндорская, южная, восточная – требовала своего. И Парвати решила одним ударом, одним кавалерийским наскоком поставить точку.
- Да собственно, нет, – ответила девушка и впилась в губы Блэка жадным, требовательным поцелуем.
Альтаир в первые секунды охотно ответил на него, прижимая Парвати к себе, но поцелуй оказался настолько страстным, что вызвал в памяти слизеринца воспоминания о том, с кем он, собственно говоря, мечтает так целоваться. И в этот момент осознание контраста между желаемым и действительным словно обдало Альтаира холодным душем, окончательно помогая сбросить приворот.
Он резко разорвал поцелуй и отшатнулся назад, брезгливо утирая губы и с сильнейшей неприязнью, почти ненавистью, глядя на ошеломлённую индианку.
- Ты что, Патил, совсем сдурела?!
К разыгрывавшейся у слизеринского стола сцене было уже привлечено внимание большинства учеников.
- Альтаир… – попыталась исправить положение Парвати, протягивая к Блэку руки и с ужасом ощущая, как желанная цель неумолимо ускользает. – Разве тебе не понравилось?
Она шагнула вперёд и потянулась к губам Альтаира, ещё алеющим от предыдущего поцелуя, но взбешенный слизеринец коротко размахнулся и внятно дал понять, что это была не лучшая идея.
Парвати вскрикнула, сама отшатываясь назад и поднимая руку к щеке, горевшей от пощёчины.
- Если ты ещё хоть раз посмеешь подлить мне приворотное зелье… – взревел Блэк, уже почти не контролируя себя.
Неизвестно, чем бы закончилось дело, если бы не вмешался Блетчли. Он успел более-менее смириться с тем, что объект его воздыханий совершенно не склонен отвечать взаимностью, и сумел начать перевод своих чувств в платоническую плоскость. По крайней мере, его не гнали и позволяли оставаться на прежнем месте. Майлз уважал выбор Альтаира и даже надеялся подружиться с Грейнджер, остаться близким другом для обоих. А в то, что ухаживания Блэка несомненно увенчаются полным успехом, он верил едва ли не больше, чем сам Блэк. Но позволить какому-то чумазому колониальному наследию навязывать свою волю Альтаиру?! Майлз вскинул волшебную палочку, без лишних слов залепляя Патил прямо в физиономию заклятием, превращающим нос в свиной пятачок.
Парвати вскрикнула и схватилась за лицо. Слизеринский стол взорвался смехом, даже Альтаир рассмеялся, позволяя гневу оставить себя. Патил развернулась и пулей вылетела из Большого зала под хохот и глумливые выкрики, несущиеся вслед.
Блэк, перестав улыбаться, тяжело уселся на своё место и спрятал лицо в ладони, опираясь локтями о стол и чувствуя себя самым отвратительным образом. Как он мог поддаться на приворот?!
- Ничего особенного, успокойся, – раздался справа голос Блейз, и Альтаир, неохотно подняв взгляд на неё, увидел, что она протягивает ему кубок с чистой водой. – На, выпей и не тревожься. Бывает и хуже.
- Грейнджер… Что она теперь подумает обо мне?
- Ничего, чего тебе стоило бы страшиться, – был решительный ответ. – Наоборот, это сыграет тебе на руку, можешь мне поверить.
Альтаир бросил полный надежды взгляд на гриффиндорский стол, но, едва встретившись глазами с Гермионой, пристыженно опустил их. Блейз нахмурилась. Немедленно после завтрака она перехватила Браун и переговорила с ней, уточняя прежние инструкции и давая новые. Лаванда понимающе кивала.
Вечером, поднявшись в свою спальню, она обнаружила Гермиону, смущённо сидящую на своей кровати, и Парвати, в голос ревущую в подушку. Периодически через всхлипы прорывались стенания о том, что теперь её жизнь кончена, сердце разбито, все надежды рухнули и всё, что остаётся – это утопиться, чтобы хоть после этого коварный соблазнитель почувствовал свою вину.
- В таком случае тебе ничто не мешает сделать это хоть сейчас, – фыркнула Лаванда, опуская свою сумку на подоконник. – Вода тёплая, гигантский кальмар спит, никто тебя из воды вылавливать не станет. Вот только ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что после этого Блэк примется разрывать на себе мантию и посыпать голову пеплом… что там ещё полагается? Будь уверена, он только вздохнёт с облегчением, зная, что теперь можно пить сок без опаски. Как тебе вообще пришло в голову пытаться опоить Блэка приворотным зельем?
- Я не могла больше терпеть! – прорыдала Парвати. – Он такой… такой… такой…
- Красивый, умный, весёлый, обаятельный, замечательно играет в квиддич, богатый, из знатной семьи, чистокровный… я всё перечислила? Ах нет, ещё одно: он великолепно целуется.
- А ты откуда знаешь?! – ахнула Парвати, поднимая на неё красные от слёз глаза.
- А что тут знать, – снова фыркнула Лаванда, – ты бы от него не оторвалась и к ужину, будь на то твоя воля. Да и обвивала ты руками его шею вполне откровенно.
Парвати снова разразилась слезами и уткнулась в подушку, а Лаванда утомлённо села на свою кровать.
- Ну слушай, хватит убиваться. Подумаешь, со свиным пятачком перед всеми прощеголяла. Рона вон и вверх ногами подвешивали – и ничего. Всё пройдёт, вот увидишь. Главное, не вздумай пытаться снова подлить чего-нибудь Блэку. Он тебе этого точно не спустит.
- Ну почему-у-у? – взвыла Парвати. – Почему зелье не подействовало? Я его несколько недель готовила, всё было правильно сделано-о-о!
- Да потому, – вздохнула Лаванда, переодеваясь в ночную пижаму, – что приворот хорошо действует только на тех, кто ни в кого не влюблён. Если бы Блэк был влюблён в тебя, твоё зелье вообще бы не подействовало. А то, что он справился с ним после первого же поцелуя, значит только одно – он по-настоящему влюблён в другую. И не факт, что здесь надолго помогла бы даже Амортенция.
Произнося эти слова, Лаванда боковым зрением отметила ещё большее смущение на лице Гермионы, сменяющееся глубокой задумчивостью. Поздравив себя с ещё одним успешным шагом, Лаванда пошла чистить зубы, размышляя над тем, что ещё стоит сказать Рону, чтобы ещё больше помочь взойти семенам сомнения к магглорождённым, успешно посеянным в его душе её, Лаванды, совместными с Блэком усилиями. Пока что всё шло по плану.

* * *

Время начало приобретать какое-то странное свойство – одновременно с тем, что часы стали, казалось, растягиваться чуть ли не вдвое-втрое, сутки летели одни за другими, точно торопясь успеть куда-то. Стресс стал постоянным спутником учеников, причём вне зависимости от степени их успеваемости. Многие из тех, кто хорошо учились, волновались даже больше отстающих. Во всяком случае, Крэбб и Гойл явно не слишком переживали, особенно после того, как Драко в порыве щедрости снабдил их эликсиром Баруффио для интеллектуального роста. Сами Стервятники сочли, что для них особого смысла подобная методика не имеет, ведь все предметы, которые придётся сдавать, имеют реальное практическое значение. Так что друзья просто налегали на подготовку, по старой привычке помогая друг другу в излюбленных предметах: Альтаир – в трансфигурации, Драко – в чарах и нумерологии, а Блейз с лёгкостью проверяла их обоих по зельям.
На сдачу СОВ было отведено две недели, утренние часы предназначались для письменных работ, послеобеденные – для проверки практических навыков. Первое было трудней, но никто из Стервятников особо не волновался по этому поводу – в конце концов, к трудностям им было не привыкать, да и экзамены уже давно не являлись чем-то из ряда вон выходящим. Но всё же общая напряжённость обстановки действовала и на них. Альтаиру было особенно тяжело, ведь кроме СОВ ему приходилось заботиться и о своём главном плане, важность которого была огромной. По вечерам Блэк уныло смотрел на почти полностью истончившийся серп луны и мечтал о первом июля – в эту ночь снова будет полнолуние, и можно будет как следует расслабиться после всех препятствий. Теперь, когда они все – анимаги, можно будет не бояться раскрытия и спокойно выбираться в ближайший лес. Сириус с Ремусом – по каминной сети в Блэк-Холл, по защищённому каналу, Драко с Блейз – тоже, и все вместе, скажем, в северное поместье, на бескрайние вересковые пустоши, самой природой созданные для быстрого бега… Альтаир улыбнулся, вспоминая указание из «Анимагии как она есть» – после успешного овладения этим искусством у анимага начинают проявляться некоторые черты, свойственные его звериной натуре. Всё так и оказалось – теперь при виде поля Блэка тянуло пробежаться по нему, и чем быстрее, тем лучше. Вдобавок в смехе отчётливо стали проявляться ржущие нотки, точно так же, как у Сириуса – лающие. Драко и Блейз пристрастились к мясным блюдам, к тому же Малфой приобрёл привычку в момент напряжения глубоко вдыхать воздух, точно проверяя его на наличие тревожных запахов, а вот Блейз, наоборот, машинально прислушивалась.
- О, Мерлин, как же я скучаю по этим вылазкам, – вслух произнёс Альтаир, глядя на убывающий месяц. – Нет, точно надо будет в июле сбегать, несмотря ни на что. Да и Сириус, поди, тоже тоскует без этого…
Но пока что до очередной подлунной вылазки было далеко. Экзамены, наконец, подступили вплотную. А вместе с ними – и назначенная операция. Её план был уже полностью разработан, и ровно за неделю до дня реализации в него были посвящены те, кто должен был способствовать его исполнению. Одновременно Альтаир получил последние разведданные от Лаванды – они обнадёживали.
- Всё, как мы и предполагали – Рон начал время от времени подозрительно коситься на Гермиону, а на её вопросы, в чём дело, при этом отвечает грубо или совсем не отвечает. Я в точности выполнила твою задумку, Блэк – он всё время вспоминает случаи, когда Гарри и Гермиона, вместо того чтобы ему помочь в столкновении, пытались погасить конфликт – особенно Гермиона, разумеется, – и всё чаще склоняется к мысли, что это неспроста и на самом деле его просто недооценивают. Скоро станет думать, что его презирают… если уже не стал.
- А главное? – наклонился вперёд Альтаир. – Главное получилось?
- Да. Он теперь твёрдо считает, что для настоящего мужчины позор позволять женщине заступаться за себя. Книги своё дело сделали, и мои рассуждения – тоже.
- Великолепно. Чудесно. Прекрасно! Браун, ты молодчина.
- Не забудь, Блэк – я не только для тебя стараюсь, но и для себя. А ещё точнее – я и влезла-то во всё это дело лишь потому, что вы мне обещали…
- Он будет твоим, – прервала её Блейз. – Если всё исполнится, как задумано – иное будет невозможно.
Глаза Лаванды сверкнули.
- От меня надо что-то ещё? Каковы ваши планы?
- О да, у нас на тебя большие надежды, – ответил Блэк. – Очень большие. Скоро состоится крайне важное предприятие. Скажи мне, ты можешь сразу же после письменного экзамена по ЗОТИ перехватить Грейнджер, отделить её от друзей и увлечь к озеру, к тому месту недалеко от ивы, где так удобно сидеть у воды? Очень хорошо, если рядом и ещё какие-нибудь подружки будут. Но только не Джинни Уизли! Её там вообще быть не должно. Она способна сорвать всю операцию.
- А что это за операция?
- Операция, долженствующая раз и… ну, не навсегда, но надолго поселить вражду между Грейнджер и твоим Уизли. Все подробности ты увидишь сама, а сейчас запомни: главное – чтобы Грейнджер сначала просто сидела вместе с тобой у воды, а затем, когда всё начнётся, через минуту или около того заметила разворачивающуюся сцену и поспешила на помощь своему приятелю. А дальше – дальше уже моё дело. Ты сможешь просто наблюдать, больше от тебя ничего не потребуется. Смотри, – Блэк вытащил из кармана и развернул схему-план. – Задача такова: мы будем вот здесь. Грейнджер вместе с тобой должна будет незадолго до нас оказаться вот здесь. Поттера и Уизли-младшей рядом быть не должно. Придумай что хочешь, хоть приворотом их опои, завязанным друг на друга, но в ближайшие полчаса после окончания экзамена их там быть не должно. Ясно? А вот Рональд Уизли, наоборот, должен после экзамена выйти к озеру и оказаться недалеко от нас. А дальше… дальше в игру вступим уже мы с Драко.
- А Забини?
- О, мне досталась самая лёгкая задача, – фыркнула слизеринка. – Я должна сидеть под деревом, притворяясь, что притворяюсь, будто по уши поглощена подготовкой к следующему экзамену.
- А что вы собираетесь делать с Роном? Надеюсь, ничего опасного?
- Ничего, по-настоящему угрожающего здоровью, применяться не будет, – заверил Лаванду Альтаир. – Наша цель совершенно в другом. Твой будущий парень как раз должен оставаться вполне дееспособным.
- Хорошо… Ладно. Всё сделаю, можешь быть уверен.
- Точно? Помощь не нужна?
- Не нужна, – уверенно ответила Лаванда. – Ты даже не представляешь, на что может быть способна девушка в стремлении добиться своего. Всё будет ажурно, Блэк. Слово гриффиндорки.
- Прекрасно. Тогда последнее: исполнение плана, возможно, будет перенесено на другой день – могут вмешаться непредвиденные случайности – погода, неожиданные стычки, да мало ли что… Поэтому на экзамене сядь неподалёку от меня, и сразу же, как всё закончится, пройди рядом. Если я скажу «солнце», значит, операция переносится на другой день, мы с тобой свяжемся дополнительно. Если скажу «гроза», значит, всё идёт по плану и можно приступать к выполнению своих задач. Да, Драко, Блейз – вас это тоже касается, вы тоже сидите где-нибудь поблизости.
- Ну, это уж как водится, – согласно кивнул Малфой.

* * *

Самый первый экзамен, по теории заклинаний, был назначен на утро понедельника. Вечером накануне все сидели допоздна, повторяя напоследок самое главное, и почти никто не лёг спать раньше полуночи. Наутро, за завтраком, кто-то ещё пытался наспех перечитать что-либо, но Стервятники просто спокойно ели – для них этот предмет был не из сложных, а самое главное – все трое возлагали особые надежды на уже проверенное средство – направленную легилименцию. Всегда можно было объединить знания троих в одно и уж наверняка найти правильный ответ. Хотя и Альтаир, и Драко, и Блейз были уверены, что сейчас им это всё равно не понадобится. А вот на нумерологии…
Когда завтрак кончился, до половины десятого пришлось ждать в холле. Затем всех тех, кто должен был сдавать экзамены, пригласили обратно в Большой зал. Четыре факультетских стола были убраны и заменены на множество парт, обращённых в сторону преподавательского стола. За ним сейчас находился один-единственный человек – профессор МакГонагалл. Дождавшись, пока все рассядутся по местам, она произнесла «Итак, начали» и перевернула стоявшие на столе огромные песочные часы.
Альтаир с интересом взял свой билет. Первый же вопрос заставил слизеринца улыбнуться. «а) приведите магическую формулу и б) опишите движения палочки, с помощью которых можно наслать на человека неудержимый танец».
В памяти Блэка всплыла картина трёхлетней давности: Уизел, откалывающий бешеные коленца прямо посреди холла и одновременно блюющий слизняками… Весело ухмыльнувшись, Альтаир взял перо и начал писать.
Практическая часть экзамена, наступившая после обеда, тоже не повлекла за собой ничего особенного. Экзаменуемые ждали своей очереди в комнатке рядом с Большим залом, и вызывались маленькими группами в алфавитном порядке. Этот порядок всегда веселил друзей – благодаря нему Альтаир с удручающей постоянностью шёл первым, Драко – в середине, а Блейз – в самом конце.
Войдя в зал, Альтаир сразу же направился к Гризельде Марчбэнкс – её особенно рекомендовал Драко, а тому – его отец. Марчбэнкс оказалась весьма пожилой и сутулой, с лицом, словно затянутым сеткой морщин, но взгляд у неё был всё ещё острый и проницательный.
- Что-то мне кажется знакомым ваше лицо, молодой человек. Мы раньше с вами не встречались?
- Возможно, вы встречались с моим двоюродным дядей, – вежливо ответил Блэк. – Я очень на него похож.
- Двоюродным дядей, значит? Может, и встречалась. Не напомните, как его зовут?
- Сириус Орион Блэк.
- А-а-а, точно, точно. Действительно, один в один, – Марчбэнкс замолчала и с лёгкой подозрительностью окинула взглядом слизеринца.
- Да, я, наверно, выгляжу немного страхолюдно, – согласился Блэк. – Я ведь Тёмный маг и даже знаю некоторые Тёмные заклинания.
Гризельда Марчбэнкс расхохоталась и сразу перестала казаться важной и строгой.
- А вы с юмором, молодой человек, с юмором. Это хорошо. Как вас-то зовут?
- Альтаир Сириус Блэк.
- Ясно. Ну что ж, посмотрим, так ли вы хорошо действуете палочкой, как работаете языком. Для начала поднимите в воздух этот стакан и заставьте его перевернуться несколько раз.
Особых сложностей в итоге практическая часть не составила. Выходя из зала, Альтаир был полностью уверен в том, что ему поставили «превосходно». Его друзья, присоединившиеся к нему спустя какое-то время, тоже были вполне довольны собой.
На следующий день проводился экзамен по трансфигурации. Тут Блэк развернулся в полную силу, одним из первых закончив письменную часть и вызвав аплодисменты у своего экзаменатора на практической. Единственное, что его напрягло в этот день, было всё то же странное поведение Поттера. Ответив на все вопросы письменной части, Альтаир по привычке откинулся назад на своём стуле, спокойно балансируя лишь на его задних ножках, лёгким движением головы отбросил назад несколько прядей, упавших на лицо, и с ленивой небрежностью начал прокручивать между пальцами перо, заставляя его словно порхать в руке. Покачиваясь на стуле, он скользил взглядом по залу, и тут вдруг обратил внимание на Поттера – тот вновь «впал в медитацию» и заворожённо пялился на слизеринца, периодически коротко посматривая куда-то в сторону. Проследив за направлением этих взглядов, Альтаир обнаружил Парвати, с тоскливым выражением пялившуюся на него. Презрительно приподняв бровь, он отвернулся и стал любоваться на Гермиону, сидящую немного впереди справа и внимательно проверяющую свою работу. Блэк мечтательно улыбнулся, выкидывая из головы поттеровские странности. В конце концов, экзаменационный стресс вполне может привести к частичному временному помешательству.
В среду был сдан экзамен по травологии – как и сам предмет, скучный, но сравнительно несложный. А на завтра должен был состояться экзамен по ЗОТИ. Альтаир не мог припомнить другого столь же тревожного вечера. И дело было совсем не в экзамене – что-что, а с защитой у Блэка никогда проблем не было. Но на четверг была назначена операция «Блиц». Это название Альтаир придумал в выходные – во-первых, успешное выполнение задуманного действительно должно было произвести эффект удара молнии, а во-вторых, в случае необходимости можно было всегда в срочном разговоре с друзьями использовать это условное обозначение и не беспокоиться, что кто-то чужой, вздумавший подслушать, поймёт, о чём именно идёт речь.
И вот наступил долгожданный день. С раннего утра Альтаир внимательно отмечал всё, что имело отношение к операции. Погода была отличной – то, что надо. Все, кто должен был принять активное участие в «Блице», зная или не зная об этом, присутствовали на завтраке. Рекогносцировка местности была проведена заблаговременно, всё отмечено и рассчитано. Что ж, теперь оставалось только дать условный сигнал после экзамена… если в дело не вмешаются непредвиденные обстоятельства.
Они не вмешались. Вся письменная часть прошла без каких-либо эксцессов. И ещё до того, как профессор Флитвик объявил о том, что время вышло и пора сдавать работы, Альтаир весь подобрался, не думая более ни о чём, кроме своей операции, которая должна была начаться с секунды на секунду. Разумеется, в целях маскировки Блэк был внешне, наоборот, исполнен ленивого благодушия, ничем не выдавая бушевавшую в груди бурю чувств. Вот Флитвик Манящими чарами призвал к себе работы учеников… Пора.
Альтаир встал из-за своей парты, спокойно засовывая в сумку перо и экзаменационный билет. Рядом остановился Драко – поза вальяжная, а вот взгляд сосредоточен. Блейз приближалась с другой стороны, как и Лаванда. Вот все четверо оказались не дальше ярда-полутора друг от друга…
Какое незабываемое ощущение, когда глядишь на силы, подготовленные для операции, и осознаёшь, что достаточно одного слова, чтобы запустить движение изготовленного маховика! Что ж… Как шутит Сириус, три красных свистка вверх.
- Гроза, – тихо произнёс Альтаир, глядя на Лаванду. Та еле заметно кивнула. Драко довольно прищурился и подмигнул другу. Блейз беззвучно вздохнула.
Лаванда проводила взглядом Стервятников, двинувшихся во двор, обсуждая свои билеты, и решительно развернулась к Гермионе. Накануне была проделана большая работа. Гермиону пришлось упрашивать после экзамена не кидаться сразу в библиотеку или Общую гостиную для подготовки к практической части, а хотя бы ненадолго побыть на свежем воздухе и развеяться после экзамена. Посидеть у воды, это же так приятно и при этом хорошо стимулирует умственную активность… В итоге Гермиона согласилась. Одна часть замысла была выполнена – оставалось ещё несколько. Рона удалось задержать коротким разговором в холле, поручив сделать это Парвати, сославшись на собственную стеснительность. Патил, как лучшая подруга, знала о нежных чувствах Лаванды к Рону, правда, не догадываясь об их полной силе, так что добиться согласия на такой разговор было несложно. А вот с Гарри и Джинни было как раз непросто, и в итоге Лаванде пришлось действительно пустить в ход привораживающее зелье, но рассчитанное не на любовную страсть, а на стремление в течение некоторого времени побыть рядом друг с другом. Сильный вариант этого зелья мог бы потом вызвать ненужные подозрения, а так – ну, захотелось и захотелось, отчего бы и не отдохнуть после экзамена в приятной компании, отчего бы не составить её лучшему другу брата?
Лаванда шла вместе с Гермионой к озеру и, обсуждая с ней минувшую письменную часть экзамена, бросала незаметные взгляды по сторонам. Ага, Стервятники уже под деревом… Рон только показался из дверей замка… зрители имеются… что ж, отлично, пока всё идёт по плану.
- Идёт, – оповестил Драко, сидевший впол-оборота к замку. – Всё отлично – один и сюда. Точнее, к берегу.
- Расстояние? – Альтаир прислонился спиной к дереву, подбрасывая и ловя свою волшебную палочку. Организм требовал хоть какой-то деятельности для сброса напряжения. Палочка подлетала на несколько футов вверх, делая четыре-пять оборотов, и послушно ложилась обратно в ловко подставленную руку.
- Четыреста ярдов… триста пятьдесят… триста… двести пятьдесят… ещё чуть-чуть… пора!
Альтаир одним плавным движением выскользнул из-за дерева, заходя справа по ходу движения Уизела. Драко зашагал наперерез гриффиндорцу, преграждая ему путь к озеру. Блейз, загодя доставшая из сумки учебник, уткнулась в него, старательно прикидываясь, что ни на что не обращает внимания.
Уизли притормозил, с подозрением глядя на появившихся из-за дерева слизеринцев, но те с целеустремлённым видом шагали в разные стороны, даже не глядя на свою излюблённую добычу. Помедлив несколько секунд, Рон решил рискнуть и пойти дальше к Гермионе, сидевшей у самой воды рядом с Лавандой.
Альтаир намётанным глазом быстро оценил всю диспозицию. Отлично. Цель в прицеле, начинаем атаку.
- Как дела, Уизел?
Гриффиндорец вздрогнул, роняя сумку и хватаясь за палочку, но при этом он допустил ошибку – повернулся к Блэку, забывая о Малфое, остававшемся в этом случае за спиной.
- Экспеллиармус, – Альтаир небрежно взмахнул палочкой, обезоруживая Уизли. Тот, замерев на секунду, ринулся за упавшим оружием, но тут же получил в спину Локомотор Мортис от Драко и с размаху рухнул лицом в траву. Альтаир и Драко неторопливо приблизились к недругу с палочками наизготовку.
- Как прошёл экзамен, Уизелли? Целых пятьдесят вопросов! Как тебе не повезло, что умеешь считать только до двадцати… да и то по пальцам.
- Тебе надо было сороконожкой родиться, – ухмыльнулся Драко, – гением устного счёта стал бы!
Гулявшие неподалёку ученики стали оборачиваться, а кое-кто и подходить поближе. Уизли не пользовался в школе особой популярностью, в отличие от своих оппонентов, и даже недавняя победа Гриффиндора в последнем матче, которой он немало способствовал, подняла его рейтинг не так уж надолго, да и то только на Гриффиндоре. Во всяком случае, Терри Бут и Майкл Корнер, стоявшие неподалёку, приблизились с явно предвкушающими ухмылками.
Но Альтаир не знал об одном неучтённом обстоятельстве – Гарри выбрал для того, чтобы побыть вместе с Джинни, тенистую открытую галерею. И с неё берег озера просматривался как на ладони. Увидев, что происходит, Гарри немедленно послал Джинни за кем-нибудь из учителей, а сам поспешил на помощь Рону, доставая из кармана палочку и с неприятным чувством страха вспоминая только что увиденную сцену. Слишком она напоминала ту, что он видел в воспоминаниях Снейпа. Пугающе напоминала. Гарри до мелочей помнил, чем закончилось дело в тот раз, и совершенно не хотел повторения.
«Да ну, не может ничего такого быть… Рон же не Снейп!»
Но память, словно издеваясь, подсовывала «кадры» двадцатилетней давности. Гарри прекрасно помнил свои ощущения при взгляде на пятнадцатилетнего Сириуса. Целую минуту ему казалось, что это Альтаир Блэк каким-то образом тоже проник в воспоминания профессора зельеварения и теперь издевается над своим сокурсником, прикидываясь Сириусом. Да и окончательно отделаться от этого впечатления удалось лишь тогда, когда на лицо Сириуса упал солнечный луч, но его глаза так и остались серыми, а не заискрились морской синевой. Но всё равно Гарри вплоть до того момента, когда разъярённый взрослый Снейп схватил его за руку, продолжал наполовину машинально отмечать все детали сходства между двумя Блэками. У молодого Сириуса была та же осанка, что у Альтаира. Та же грациозная походка. Та же манера покачиваться на стуле, удерживаясь лишь на двух задних ножках. Тот же небрежно-надменный вид, с которым слизеринец имел обыкновение смотреть на «статистов» с других факультетов. На него так же засматривались девушки. И что самое неприятное – Сириус точно так же издевался над Снейпом, чередуя заклятия с едкими репликами, как это проделывал Альтаир с Роном.
Гарри был счастлив, что хоть его отец не оказался похожим на Драко Малфоя, иначе психика путешественника по чужим воспоминаниям оказалась бы под реальной угрозой. Но и без этого сходство глубоко запало Гарри в душу. Поневоле вспоминались летние рассказы Сириуса, в которых нет-нет да и мелькала фраза, касающаяся Стервятников: «Они так похожи на нас в школе…». Правда, после этого крёстный обычно осекался и взгляд его делался немного виноватым. Теперь Гарри понимал – почему. Вдобавок ко всему в памяти после просмотра сцены у озера всплыла и фраза, сказанная год назад Волдемортом Альтаиру, на которую тогда гриффиндорец не обратил внимания – не до того было.
«Да, я слышал о том, что ты гоняешься за ней, как отец Поттера в своё время гонялся за его матерью – будущей матерью, разумеется».
Речь шла о Гермионе. Тогда Блэку удалось обмануть Волдеморта, «объяснив», что это якобы всего лишь тренировка в искусстве обольщения. Но после увиденного в Омуте Памяти Гарри в полной мере осознал, что значила эта фраза.
Тем временем события у озера продолжали разворачиваться.
- Вы за всё заплатите! – с ненавистью выдохнул Уизли, пытаясь подняться на ноги. – За всё, непременно!
- За что – «всё»? – осведомился Альтаир. – Что ты хочешь получить от нас, Уизел – пособие по безработице?
Уизли разразился грязной руганью вперемешку с проклятиями и попытался доползти до волшебной палочки, но Драко предупреждающе ударил Плёточным проклятием по земле в нескольких дюймах от носа гриффиндорца.
- Боюсь, с этим придётся подождать, но вот рот мы тебе вымоем бесплатно прямо сейчас, – Альтаир с усмешкой поднял палочку. – Экскуро!
Лаванда краем глаза наблюдала за событиями и отчаянно размышляла – ждать ли дальше или самой обратить внимание Гермионы на происходящее? Но после громогласной ругани Рона, перешедшей в бульканье, вопрос снялся сам собой – Гермиона вздрогнула и повернулась. Увидев, в чём причина использования подзаборного лексикона, она вскочила на ноги и быстро двинулась к Стервятникам.
- Оставьте его в покое!
Гарри уже выскочил из дверей замка и понёсся к месту событий, на ходу мотая головой, чтобы избавиться от снова появившихся ассоциаций. Но тут Блэк наслал на Рона заклятие Экскуро, и Гарри едва не споткнулся на бегу. А услышав возглас Гермионы, и вовсе остановился, тяжело дыша. Может быть, всё это – какая-то дурацкая шутка? Может быть, это какое-то наваждение Волдеморта – поиздеваться решил? Нет, нет, этого не может быть… они все даже стоят на тех же самых местах!
- Что, Грейнджер? – сказал Альтаир, коротким рывком головы отбрасывая назад свою густую гриву. Такого жеста у Сириуса не было – зато Гарри сразу же вспомнилась манера Джеймса взъерошивать себе волосы. Учитывая то, что жест слизеринца мало способствовал упорядоченности причёски, это легло на воспоминания не хуже его манеры балансировать на стуле.
Гарри зажмурился на несколько мгновений. Он стоял ещё довольно далеко от Блэка и Малфоя, так что его ни участники сцены, ни зрители заметить не успели. Но всё это было уже слишком! Гарри медлил открывать глаза. Вдруг сейчас волосы Блэка укоротятся и взлохматятся ещё больше, а на носу появятся очки? А Малфой возьмёт и примет нормальный облик своего друга, а на месте Забини под деревом усядется молодой Люпин, шевелюра Рона внезапно станет чёрной и сальной, а непокорная грива Гермионы залучится под солнцем тёмно-рыжим цветом?

- Как дела, Нюниус?
- Оставьте его в покое!
- Если ты согласишься погулять со мной, Эванс…
- Мне не нужна помощь от паршивых грязнокровок!
«Нет, я этого просто не вынесу!»


- Оставь ты наконец Рона в покое, – повторила Гермиона, разозлённо глядя на Альтаира. – Тебе что, заняться больше нечем?
- Разумеется, есть, но ты только взгляни, с какой вопиющей наглостью он на меня смотрит и скверно обо мне думает…
Многие зрители засмеялись, но Гермиона лишь взглянула на слизеринца с ещё большей неприязнью.
- И это ты называешь остроумием? Мне остаётся только тебя пожалеть. Ты всего лишь лохматый, настырный, хвастливый, задиристый, сексуально озабоченный кобель. Отпусти Рона немедленно!
- Сегодня такой дивный день… – Альтаир полной грудью вдохнул воздух, отворачиваясь от Уизли. Драко, подыгрывая другу, сделал то же самое, давая гриффиндорцу возможность доползти до своей волшебной палочки.
- Как насчёт прогулки по окрестностям? Пройдёмся, передохнём перед практической частью… и, обещаю, я никогда больше не стану атаковать Уизела.
- Я бы не выбрала тебя для этого, даже если единственным альтернативным вариантом остался бы Клык, – сообщила Гермиона.
- Такой вот печальный расклад, – подмигнул Альтаиру Драко и резко развернулся к Уизли, наконец-то схватившему свою палочку. – А ну стой!
- Флагелло! – с ненавистью выкрикнул гриффиндорец, взмахивая ею.
Задача была для Альтаира очень непроста, но он справился – уклонившись настолько, чтобы и серьёзной травмы не получить, и в то же время не уйти из-под удара совсем. Последнее бы, кстати, для него как раз труда не составило…
Рука слизеринца дёрнулась от удара, выше локтя на рукаве мантии пролегла тонкая полоса, почти сразу же заалевшая. Но в следующий момент ответный Левикорпус вздёрнул Уизли кверх тормашками. Мантия свалилась ему на голову, и выяснилось, что по случаю тёплой погоды гриффиндорец решил не надевать ни брюки, ни даже подштанники, а ограничился трусами. Красными. С золотым львом на самом интересном месте.
Толпа взревела от хохота. Даже Гермиона поспешно подавила улыбку, прежде чем громко потребовать:
- Отпусти его!
- Это я с радостью, – Альтаир взмахнул палочкой, и Уизли свалился на землю, точно тюк с сеном. Кое-как выпутавшись из собственной мантии, он с багровым от ярости лицом вскочил на ноги, но Драко быстро бросил: «Импедимента!» – и Уизли застыл смешной статуей.
- Да оставьте его в покое, чёрт побери! – Гермиона выхватила палочку. Альтаир опустил свою и развернулся к гриффиндорке с серьёзным выражением лица. Сердце Блэка бешено билось – наступал кульминационный момент. Но голос слизеринца был спокоен и серьёзен.
- Послушай, Грейнджер, я не хочу с тобой сражаться.
- Тогда сними с него заклятие!
Альтаир демонстративно вздохнул и, повернувшись к Уизли, застывшему в некрасивой позе неоконченного движения, буркнул: «Фините Инкантатем».
- Ну что ж, Уизел, мои поздравления! Определённо тебе сегодня светит счастливая звезда – и даже не одна, – Альтаир постучал костяшками пальцев себя по груди, вызвав одобрительный смех зрителей, и продолжил проникновенным тоном, наблюдая, как глаза врага наливаются мучительной яростью: – Видишь, достаточно, чтобы рядом оказалась Грейнджер, и тебе нечего меня бояться…
- Я не боюсь тебя и без помощи грязнокровной заучки! – взревел Уизли.
В воздухе повисла мёртвая тишина. Альтаир едва сдерживался, чтобы не выдать выражением лица ощущение победы. Гарри стоял, как вкопанный, не веря своим ушам. Рон медленно моргал, начиная в полной степени осознавать, что он только что сказал.
Судорожно моргнула и Гермиона – удерживая слёзы. Такого удара в спину она никак не ожидала. Грязнокровной заучки! За что? За то, что хотела помочь?
«Хотя Рон уже не первую неделю косо на меня посматривал…»
- Ну что ж, если такова твоя воля, Уизел – будь по-твоему. – Гермиона прикладывала колоссальные усилия, чтобы её голос не дрожал, а оставался спокойным. – В следующий раз я оставлю тебя на милость Блэка и Малфоя. Кстати, твои трусы – жуткая безвкусица.
- Извинись перед Грейнджер! – рявкнул Альтаир, прицеливаясь в Рона.
- Хватит! Не надо заставлять его извиняться, ты не лучше него!
- Что?! – Гермиона никогда раньше не видела на лице Альтаира такого растерянно-обиженного выражения. – Да я никогда не называл тебя… так!
- Зато ты без конца выпендриваешься по поводу и без! Суёшь свой нос, куда не просят! Крутишься перед нашей трибуной на каждом матче, как петух перед курицами! Насылаешь заклятия на каждого, кто тебе не нравится, только потому, что от природы тебе… – Гермиона сглотнула и продолжила:
- Что мне непонятно, так это как твоя метла вообще способна поднимать в воздух груз твоего самомнения! Ты… ты… мне плохо от одного твоего вида!
Резко развернувшись, Гермиона зашагала прочь, к замку.
- Грейнджер! – услышала она за спиной. – Подожди!
Но она так и не обернулась.
Альтаир смотрел ей вслед. На его лице было написано обиженное недоумение.
- Ну и… и что это значит?
- Боюсь, тебя считают пустозвоном, – деланно вздохнул Драко.
- Ах так… Ну ладно же…
Резкий поворот, взмах палочкой, и Уизли вновь заболтался вниз головой.
- Дамы и господа! Кто хочет посмотреть, как я нашлю на Уизела Фонтанный Понос? Только отойдите подальше, чтобы не задело!
Услышав это, Гарри вздрогнул. Нет уж, как бы ни вёл себя Рон, он всё равно остаётся другом. Хватит, и так уже простоял тут пнём невесть сколько времени. Прошлое, видите ли, повторяется!
Он поспешно двинулся вперёд, проталкиваясь сквозь смеявшихся когтевранцев, поспешно сдвигавшихся с подветренной стороны. Однако к тому времени, когда Гарри, наконец, оказался лицом к лицу с Блэком и Малфоем, заклятие уже было наложено на Рона. Зрелище было кошмарным. К тому же Блэк, то ли желая поиздеваться, то ли не желая ни слушать ругань, ни лишать себя удовольствия слышать вопли недруга, по всей видимости, добавил одно из «фирменных» заклинаний Стервятников – заклинание приклеивания языка к нёбу. В результате Рон отчаянно, но неразборчиво мычал и дёргался, безуспешно пытаясь высвободиться. На его нижнюю, точнее, на данный момент верхнюю часть Гарри старался не смотреть.
- Прекрати это. Неужели тебе всё ещё недостаточно?
- О, ещё один дипломат явился. Знаешь ли, Поттер, я тут провожу урок вежливости…
- Знаю. Я всё слышал. Но… – Гарри усиленно соображал, что сказать, чтобы заставить слизеринца прекратить издевательство. При практически полной моральной поддержке Стервятников зрителями и при том, что Гарри был один, а рядом с Блэком стоял Малфой, и тоже с палочкой наготове, вступать в бой было бы безумием – абсолютно бесполезным, что хуже всего. Но… к чему там чувствительны амбициозные слизеринцы?
- Послушай, Блэк, – Гарри демонстративно опустил палочку, держа её в расслабленной руке. – Ты же у нас звезда факультета. Один из лучших учеников, любимец чуть ли не всей школы. Ну неужели Орлу Слизерина не нашлось более достойной добычи? Не много ли чести ты оказываешь своему врагу, уделяя ему столько внимания? Разве нет занятий, более достойных наследника Древнейшего и Благороднейшего семейства Блэк?
Слизеринец польщённо заулыбался.
- Наконец-то вежливое обращение! – Зрители снова засмеялись. – Что ж, пожалуй, ты прав, Поттер. Действительно, много чести…
Альтаир развернулся к Уизли, уже почти охрипшему от воплей, и снял все заклятия разом. Рыжий шлёпнулся прямо в лужу собственных экскрементов, но сразу же вскочил на ноги, тыча пальцем в Поттера.
- ТЫ! Как ты… Это я – недостойный?!
- Рон, послушай… – предпринял Гарри попытку объяснить свои слова и утихомирить друга. – Я всего лишь…
- Да! Ты всего лишь! Всего лишь унизил меня! Перед всеми!
- А это ещё возможно? – «удивился» Малфой под дружный смех. Особенно старались когтевранцы.
Рон бросил на слизеринца ненавидящий взгляд, но и после нового взгляда на Гарри глаза его не смягчились.
- Я всё понял! Ты в сговоре с Гермионой! Я надоел вам, да? Ну конечно, кому нужен такой… такой…
- Тупой, завистливый нищеброд-неудачник, – услужливо подсказал Драко.
- Хватит, Вьюжник, – мягко поднял руку Альтаир, со смешанным чувством наблюдая за ссорой. – Уже ни к чему…
- Конечно, я недостоин внимания! – продолжал орать Уизли. – Я недостоин, чтобы мне помогали, недостоин вообще ничего!
- Хватит, Рон! – не выдержал Поттер. – Ты что, хотел бы и дальше висеть перед всеми?
- Лучше уж висеть, чем иметь дело с такими предателями, как ты и Гер… Грейнджер! Я вас ненавижу!
Уизли бешено крутанулся на каблуках и помчался к замку. Поттер растерянно глядел ему вслед.
- Рон, ты всё не так понял!
- Знаю! – крикнул тот на бегу, не оборачиваясь. – Я вообще ничего понимать не умею!
Поттер бессильно опустил руки, а потом резко вскинул свою волшебную палочку, наводя её на Альтаира.
- Это всё ты устроил!
- Экспеллиармус! – раздалось сзади. Блетчли, подоспевший к середине «представления», счёл, что пора уже и ему включиться в действие. Палочка Гарри вырвалась из руки владельца и отлетела на несколько ярдов в сторону. Малфой немедленно призвал её к себе Манящими чарами.
Гарри стоял, в бессильной ярости сжимая кулаки и смотря в лицо Блэка, не опуская глаз и гордо подняв голову. Нет уж, просить пощады он не будет, что бы слизеринец ни вздумал с ним вытворить. По его же собственному выражению – много чести…
Но к тому, что произойдёт дальше, Гарри оказался не готов. Блэк подошёл к Малфою, взял у него трофей и, вернувшись к Гарри, протянул ему палочку.
- Если ты считаешь, что всё, здесь произошедшее, включая зависть твоего друга и его презрение к Грейнджер, подстроено мной – я готов сразиться. Бери свою палочку, и устроим честную дуэль. Места здесь хватит. Никто другой вмешиваться не будет, – на последних словах Блэк повысил голос и сделал ударение, явно для зрителей.
Гарри посмотрел на палочку, которую Блэк протягивал ему рукоятью вперёд, затем медленно перевёл взгляд, пытаясь разглядеть в синих глазах фальшь. Но слизеринец спокойно стоял, не отводя взгляда. Гарри тяжело вздохнул и, качнув головой, взял свою палочку.
- Нет, Блэк, с тобой у нас сегодня дуэли не будет…
Стервятник слегка склонил голову, после чего спокойно развернулся и направился к своему излюбленному месту под деревом. Малфой последовал за ним. Толпа стала расходиться.
- Итак? – спросил Драко спустя минуту, предварительно убедившись, что их никто не подслушивает. – Ты доволен, Ветроног?
- Полностью и абсолютно, – Альтаир прислонился спиной к дереву, осторожно обнажая руку и изучая кровавую полосу на ней. При виде её Драко, вполголоса ругнувшись, сразу достал волшебную палочку и пузырёк с настоем бадьяна.
- Поверить не могу, что ты всё же на это пошёл. А если бы он тебя серьёзно задел?
- Ну так не задел же… Ауч!… Спасибо.
- Спасибо, что предупредил, а то бы шрам мог навеки остаться. Вот уж не знал, что Уизел знает темномагические проклятия.
- Да Плёточное – одно из самых простых, чего его не знать… Блейз, как думаешь, Грейнджер на меня сильно разозлилась?
- Разозлилась? – невольно рассмеялась девушка. – Ты действительно думаешь, что она на тебя разозлилась?
- А разве нет? Вон, с самого начала…
- Угу – с самого начала… Твои «кобелиные» характеристики? И ты считаешь это признаком злости? Если это злость, то злость, не имеющая к ненависти никакого отношения. Она с таким вкусом тебя ругала и перечисляла «заслуги»… Ненавидь она тебя – выразилась бы намного короче и проще.
- Та-а-ак, – выпрямился Альтаир. - А есть ещё что-нибудь… ну…
- Обнадёживающее? – фыркнула Блейз. - Выше крыши.
- А именно? Ну, Пушистая, пожалуйста!
- Мерлин, Ветроног, как же я иногда тебе изумляюсь… Ты способен разработать и блестяще провести такую операцию – и при этом в упор не видишь того, что ясно всем! Даже Уизли. Недаром он ляпнул самое страшное, что ему только в голову могло прийти.
- Блейз! Как ко мне относится Гермиона Грейнджер?
- А вы подумайте, маршал, у вас же это хорошо получается, – лукаво улыбнулась Блейз. – Надеюсь, что всё будет не зря.
- Ну да, ну да… – Альтаир вздохнул. – Жаль, конечно, что Грейнджер пришлось всё это выслушать, но ключевая цель достигнута. Самое главное, что Уизел теперь, похоже, и сам на мировую не пойдёт. Поттер явился как нельзя более кстати – в итоге всё вышло даже ярче, чем я предполагал.
Остаток дня прошёл спокойно. Уизли успел себя отчистить до начала практической части, но стоял от всех в стороне и бросал ненавидящие взгляды на своих друзей. Гермиона вообще на него не смотрела, зато время от времени бросала короткие, почти незаметные взгляды на Альтаира. Гарри с печальным видом размышлял над чем-то.
Наступил вечер, и над Хогвартсом начали зажигаться звёзды. Гарри лежал без сна, размышляя, что же теперь делать и как помириться с Роном. Гермиона беззвучно плакала в подушку. Получить удар в спину всегда больно, но неизмеримо больней, если это удар от того, кому доверяешь. Что ж, по крайней мере, больше нет недомолвок… Но как жаль, что Рон так и не пожелал мириться, вообще больше сегодня ни слова не сказал…
Лаванда улыбалась, глядя на балдахин над своей головой. Всё прекрасно. Конечно, очень больно, что Рону пришлось пройти через всё это, но теперь она вдесятеро возместит ему все убытки, как только сойдётся с ним. Теперь-то он точно не станет с надеждой поглядывать на Гермиону… Она ему не пара.
Выше их всех в прямом и переносном смысле слова находился Альтаир. Он стоял на самом верху Астрономической башни и смеялся. Смеялся от счастья, не находя слов, чтобы выразить своё торжество, и посылая в ночную темноту восторженные кличи один за другим. Они могли бы привлечь внимание многих, если бы не заблаговременно наложенные на площадку башни Заглушающие чары…
Альтаир держал в руках бутылку огневиски и серебряный кубок с гербом Блэков. Щедро плеснув в него золотисто-коричневатую жидкость, он вскинул кубок к звёздам.
- За победу! Спасибо тебе, Джеймс Поттер! Спасибо! Я никогда не забуду того, что ты для меня сделал, хоть ты об этом и не знаешь… наверное! Но всё равно – спасибо! Век не забуду! Великолепно сработало! Спасибо тебе, Джеймс Поттер, ты – гений! За тебя!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37740-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (16.05.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 46


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями