Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1629]
Из жизни актеров [1605]
Мини-фанфики [2395]
Кроссовер [680]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4596]
Продолжение по Сумеречной саге [1263]
Стихи [2351]
Все люди [14618]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14034]
Альтернатива [8939]
СЛЭШ и НЦ [8507]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4046]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

В клетке воспоминаний
Все убегают от своих болезненных воспоминаний. Но ОНИ живут с ними. Их попытка убежать от воспоминаний закончилось тем, что они встретились в одном городе. Откроются ли они другим людям и идти дальше? Или ужасные воспоминания сильнее их? Реальная жизнь людей, которые преодолевают жизненные трудности, но всё равно находят счастье в жизни.

Любовь куклы
Она любила тебя - тебе было всё равно. Она звонила тебе - ты отключал телефон. Она бегала за тобой - ты смеялся. Она плакала - ты тусовался с другими ей назло. Она возненавидела тебя - ты понял, что она тебе нужна. Она забыла тебя - ты её полюбил. «Любить нельзя играть» - где поставит запятую эта девушка, если придётся выбирать?

Надежда
Кто он? Потерянный? Забытый?

Судьбу не обманешь
Dы думаете, раз Белла и Эдвард наконец-то поженились, значит, это счастливый конец, или будут они жить долго и счастливо? А вдруг всё совсем наоборот?

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

The Dick in Me
«Дело пахнет керосином,
Не забыть прихватить лосины».
Думал наш бесстыдный герой,
Слежку вести ему не впервой.
Только как с собой совладать,
Когда девушка просит ей наподдать?
Платья, костюмы, покер и бабы,
Ну как устоять перед такой забавой?

Добавлена 8 глава!

Неотвратимость
Я был опасен для Беллы, я знал это всегда, а сейчас удостоверился в правильности своих мыслей. Я бы оставил её навсегда, чтобы уберечь от такого монстра в человеческом обличии, но не мог нарушить клятву, данную ей однажды. Тогда я уже принял это, как потом оказалось, неверное решение, которое едва не привело к её и моей гибели. Хотя бы эту ошибку я постараюсь не повторять.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 467
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альбус Поттер и Зеркало Истины. Глава 9. Возвращаясь домой

2017-11-19
47
0
Глава 9.
Возвращаясь домой


Анджелина Уизли горестно всплеснула руками и повернулась к своей свекрови. Молли одной рукой мешала что-то очень вкусно пахнущее на плите, в другой держала палочку, легко взмахивая ею, тем самым заставляя всю утварь на кухне двигаться в нужном ей ритме: ложки помешивали, тарелки собирались аккуратными стопками, чтобы неторопливо выплыть из кухни и опуститься на праздничный стол в центре гостиной.

Можно было бы решить, что миссис Уизли находится в добром расположении духа, однако ее сведенные на переносице брови и очки, съехавшие на самый кончик носа, свидетельствовали об обратном. Десять минут назад Гермиона прислала Патронуса, который сообщил, что детей она встретила, все хорошо, вот только Альбуса с ними нет. Несносный мальчишка остался в Хогвартсе. Без разрешения! Нет, ну что за слизеринские повадки! В кого только такой уродился!..

— Идут, — тихо сказала Анджелина и покачала головой.

Жена Джорджа была очень тихой, редко высказывая свои мысли вслух. Когда-то яркая и сильная, капитан команды Гриффиндора по квиддичу, ослепленная горем девушка, устав оплакивать погибшего Фреда, приняла предложение Джорджа и стала миссис Уизли. Они не любили друг друга, но у них было нечто общее, что связало их гораздо сильнее: память и любовь к Фреду Уизли. Джордж терпел, когда она поначалу, забывшись ночью, звала Фреда по имени, а она мирилась с его истериками и пьянством. Ей казалось, что она сходит с ума, когда ночью она тайком обводила пальцем любимые черты лица и шептала: «Фредди…». Понимая, что уже никогда не будет так, как хотелось. Так они и жили и вполне могли сойти за счастливую семью. Однако пристрастие Джорджа к огневиски привело к тому, что Анджелина все больше погружалась в раковину своего мира, становясь более нелюдимой.

— Ба, привет! — крикнул из маленькой прихожей Джеймс, протиснулся внутрь и, на ходу снимая куртку, с удовольствием провел носом, вдыхая запахи бабушкиной еды. Мамина пахла точно так же.

— Привет, мой хороший! — запричитала Молли Уизли, с любовью оглядывая всех своих внуков.

— Бабушка! — Хьюго, ее любимец, так удивительно похожий на Рона в детстве, прижался к ней, согревая замерзший нос в сгибе теплой мягкой руки.

— Быстро за стол, — строго сказала Молли, — я буду вас кормить! — заявила она грозно, и Лили весело рассмеялась.

Когда дети шумной стайкой забежали в просторную гостиную, Молли с грустью и тревогой посмотрела на Гермиону. Та только развела руками:

— Сейчас поеду обратно – выяснять, в чем дело. Но сначала, наверное, поинтересуюсь у Гарри. Может, он дал ему разрешение.

— Не думаю, — покачала Молли головой, — Альбус странный мальчик, — сказала она чуть слышно, заботясь о том, чтобы ребята ее не услышали.

— Почему же? Обычный ребенок. Что-то случилось, вот он и остался. Самостоятельный, — Гермиона улыбнулась.

Молли чуть поджала губы и отвернулась. Она не могла понять Альбуса. В детстве он был обычным ребенком, а теперь стал погруженным в себя подростком в темно-зеленой мантии, что так чуждо смотрелась в их доме. Он показался ей тогда, сразу после похорон Джинни, чужим и даже… опасным? И вот теперь он отказался приехать в их дом. Неужели у него нашлись дела важнее общения с собственной семьей?

***


В этой комнате было тихо и прохладно. В шкафу лежали аккуратно разложенные вещи, на массивном дубовом столе – сложенные ровной стопкой пергаменты. Казалось, что хозяин комнаты вот-вот появится и займется своими делами.

Скорпиус тихонько прошел вовнутрь, чувствуя сдержанное сопение за спиной: Альбус Северус шел за ним по пятам, держа над ними свою уникальную мантию.

— Можешь снять, — прошептал Скорпиус, — здесь нет никого.

— Уф! — с облегчением выдохнул Альбус: идти, вдвоем пригибаясь под мантией, оказалось ужасно неудобно. И он, разогнувшись, сразу же наткнулся на острый неприязненный взгляд.

— Так-так… Снова Поттер и Малфой. Опять вместе. И явно в том месте, где студентам находиться вовсе не следует.

— П-п-профессор… — И почему, Альбус сразу же начинал заикаться в его присутствии?..

— Добрый день, профессор Снейп, — поприветствовал бывшего зельевара Скорпиус, учтиво склонив голову.

— Не сказал бы, что он добрый, — откликнулся Снейп, разглядывая непрошеных посетителей с любопытством и без улыбки.

— Согласен, профессор, — кивнул Скорпиус. В его глазах показались слезы, но мальчик быстро взял себя в руки и через пару секунд снова превратился в невозмутимого Малфоя. Лишь бледное лицо и темные тени под глазами красноречиво свидетельствовали о том, что жизнь слизеринца вряд ли была спокойной.

— Скорпи, — дернул его Альбус, — это всего лишь портрет, пойдем, возьмем то, за чем пришли.

— Всего лишь портрет… Как тонко подмечено, Поттер, — язвительно сказал Снейп. — А всего лишь портрету можно полюбопытствовать, что вам понадобилось в вещах мистера Малфоя?

— Можно, — вдруг осмелев, сказал Альбус, — можно, профессор. Нам нужны некоторые ингредиенты для поискового зелья. Мы ищем осколок зеркала Еиналеж, так как именно он является основной составляющей Зеркала Истины, потерянного или уничтоженного еще во время Первой Магической.

— Вот как, — Снейп усмехнулся уголком тонких губ. И пусть он был лишь нарисованной копией бывшего декана Слизерина, однако память, знания, опыт… Чем черт не шутит – вдруг поможет. Сегодня суд над Драко Малфоем, поэтому Скорпиус всю ночь не спал. В обед совы наверняка принесут экстренный выпуск «Пророка», а они еще не проделали и половины пути к своей цели. Поэтому сейчас все средства хороши.

— И зачем вам Зеркало Истины? Мальчишки… бездари! Вы хотя бы представляете, что это за артефакт? Вы вообще знаете, что это очень опасная вещь? — Скорпиус с удивлением уставился на картину: он явно не ожидал от нарисованного Снейпа таких эмоций.

— Я знаю, сэр, что оно поможет мне оправдать отца. Я уверен. Или я хотя бы увижу, как добиться его освобождения или избежать заключения. Ведь так?

— Нда-а… Вырастил крестник сыночка. Поможет-поможет, мистер Малфой, кто бы сомневался. А... ладно! Ищите! Я уверен, что Драко не оправдают. Может, вы и правы. Ищите, глупые дети, но я не верю, что вы что-то найдете.

— Не верьте,— легко согласился Альбус, — а мы все равно найдём.

— И в кого ты такой нахальный? — спросил бывший директор, мрачно наблюдая за Альбусом.

— В честь того, чьим именем меня назвали, конечно же! — широко улыбнулся Альбус, и Северус Снейп зашелся тяжелым каркающим смехом.

— Наглец! Вот учился бы у меня, я бы из тебя всю дурь выбил, — прошипел Снейп, усаживаясь на свой стул. — Мистер Малфой, — позвал он, — третья полка сверху. Да, именно. Берите, берите, что уж теперь…

***


— Драко Люциус Малфой, вы подтверждаете свою вину?

— Нет, — в тишине мрачного зала суда был отчетливо слышен звук хрустнувших суставов. Драко до боли сцепил пальцы рук.

— Образец зелья смерти найден у вас, так? Модификация напитка живой смерти. Лицензия, мистер Малфой?

— Ее нет, — глухо и безнадежно. А лицензии и правда нет. Ведь зелье не закончено. Он только должен был протестировать его на пикси. Для этого и приехал в Хогвартс тем вечером.

— Вы были у Горация Слагхорна пятого ноября?

— Был, — Драко на мгновение опускает голову, чтобы волосы упали на лицо и дали хотя бы минутную передышку. Передышку, чтобы он мог собрать волю в кулак и снова выглядеть, как и положено наследнику чистокровного магического рода.

— Подтверждаете, что мистер Слагхорн умер после вашего визита?

А что отпираться? Слагхорн действительно умер той ночью. Вот только Драко нелегально находился на территории Хогвартса, а значит, шансов на то, что Визенгамот даст ему право на сыворотку становится все меньше.

— Подтверждаю, — пальцы внезапно расслабились, расцепились.

— Это вы подлили модифицированное зелье профессору?

— Нет. Не я.

— Вы согласитесь принять Веритасерум?

— Да. Я готов, — голос Драко спокоен, но все же чувствуется скрытое напряжение. Если сейчас все проголосуют «против», то, вполне вероятно, его посадят в Азкабан до выяснения обстоятельств. Ему нужно это разрешение. Просто необходимо.

— Прошу Визенгамот проголосовать, — произнес судья голосом, преисполненным собственной важности.

— Кто за то, чтобы предоставить мистеру Драко Малфою возможность ответить на вопросы под действием Веритасерума?

Три руки. На двадцать присутствующих. Включая Главного аврора.

— Понятно. Кто против?

Сразу десять рук взметнулись в воздух. Десять человек против трех. Его судьба решена. И явно не в его пользу. Драко устало прикрыл глаза и вдруг улыбнулся. Улыбкой, что больше всего напоминала звериный оскал. Абсолютная и беспросветная безнадежность. Серые глаза встретили взгляд непроницаемых зеленых и уловили то, что в принципе было невозможным в подобной ситуации.

Главный аврор, обводя всех чуть насмешливым взглядом, сказал тихо и угрожающе:

— У нас нет причин препятствовать допросу с Веритасерумом.

— Мистер Поттер, это вне ваших полномочий. Такие решения принимает совет присяжных, и он вынес свой вердикт. Вы прекрасно знаете, что все… гм… волшебники, носящие темную метку, обладают повышенной сопротивляемостью к Веритасеруму. Суд считает, что решение подозреваемого было основано именно на этих знаниях.

— Эта теория не доказана.

— Мистер Поттер, — судья смерил аврора уставшим взглядом, в котором, однако, читалось ничем неприкрытое любопытство, — скажите, что вас связывает с подсудимым? Почему вы защищаете бывшего Пожирателя смерти?

— Нельзя жить прошлым, мистер Фэйр. Я не защищаю никого в этом зале. Я просто хочу справедливости. И я ее добьюсь, как всегда добивался правды, когда, казалось, что ее вовсе нет.

Высказавшись, Главный аврор вышел из зала суда, четко чеканя шаг, и в наступившей тишине его шаги гулко отдавались в ушах всех присутствующих.

***


Сова ворвалась в окно предвестником беды. Так показалось Скорпиусу, потому что ничего хорошего он уже не ждал. Когда он развернул газету, то сидящий рядом Альбус увидел, как подрагивают края желтого газетного листа в руках его друга.

— Скорпи? — нерешительно спросил он, уже понимая, что там написано.

— Отказали, — побледневшими губами прошептал Скорпиус, — они ему отказали.

— Как? — спросил Альбус и тут же понял, что это самый глупый вопрос из всех, которое он когда-либо задавал. — Пойдем, — уверено сказал он, беря неподвижного, словно застывшего приятеля за руку.

В коридоре они наткнулись на директора.

— Мистер Поттер, — строго произнесла Макгоногалл, — разве вы предъявляли мне свое разрешение на то, чтобы находиться в Хогвартсе во время каникул? Я не припомню каких-либо непредвиденных ситуаций, которые могли задержать вас в школе. Боюсь, мне придется связаться с вашим отцом. Следуйте за мной, — Помолчав, она окинула сочувственным взглядом притихшего Малфоя-младшего.

Конечно, Минерва понимала, что мальчик захотел остаться с другом, и в душе была полностью с ним согласна, но правила есть правила. И за многие года, проведенные в этой школе, профессор Макгоногалл строго усвоила одну истину – правила должны неукоснительно соблюдаться, а не то жди беды.

Альбус как-то сразу потух, сгорбился и промямлил:

— Конечно, госпожа директор, как скажете.

Скорпиус посмотрел на него: на мгновение Альбусу показалось, что в глазах приятеля мелькнула обида и даже слезы, но потом это ощущение прошло, Малфой снова смотрел равнодушно и даже насмешливо.

— Конечно, Поттер, пора к папочке, ты же у нас послушный мальчик, — разволновавшись, Скорпиус и не заметил, что начал копировать своего отца.

— Заткнись, Скорп, — прошипел Альбус, послушно идя следом за директором и оставляя Малфоя в полутемном коридоре. Он стоял там совершенно один, склонив белобрысую голову на бок, и Альбуса вдруг накрыло странное, неизвестное раньше чувство. Захотелось защитить, уберечь, успокоить. Ведь Скорпиус ничуть не старше его, хоть и всегда такой рассудительный. Можно только надеяться, что он правильно поймет Ала, что догадается о том, что это просто уловка. Альбусу нужно как можно быстрее переговорить с отцом и получить это чертово разрешение до того, как в Хогвартс ворвется разгневанная Гермиона и силой утащит его к бабушке, откуда вырваться обратно будет просто невозможно. Ни один из Уизли не сочтет желание поддержать Скорпиуса Малфоя в трудную минуту стоящей причиной для того, чтобы не встречать Рождество со своей семьей.

— Мистер Малфой, — добавила Макгонагалл, оглянувшись, — пройдите, пожалуйста, в свою комнату, скоро отбой.

Скорпиус помолчал, усмехнулся и, резко развернувшись, быстрым шагом пошел в противоположную сторону.

В кабинете директора, как обычно, было прохладно. Большой полированный стол содержался в идеальном порядке: зачарованные от ветра пергаменты лежали листок к листку, не смея шелохнуться; большая пузатая чернильница была аккуратно закрыта, и на крышечке не было ни единого пятнышка (не в пример принадлежностям Альбуса, которые часто были заляпаны в самых неожиданных местах).

Альбус безропотно подошел к камину, опустив голову, чтобы не выдать торжествующих эмоций и избежать лишних вопросов со стороны строгого профессора.

— Мистер Поттер. — В камине показалась голова отца, и Альбус вдруг понял, как сильно по нему соскучился.

— Да, профессор, что случилось? — Главный аврор весь подобрался, в голосе сквозило плохо скрытое напряжение.

— Все нормально, за исключением того, что ваш сын отказался ехать вместе с миссис Уизли. Я должна отправить его домой. Как нам быть?

— Должны – отправляйте. Я уверен, что у него были причины так поступить. В любом случае, Альбус Северус, ты дождешься меня и будем решать.

— Да, папа, — пискнул Альбус, уже слыша в голосе отца те властные нотки, которым никто не мог перечить: ни подчиненные, ни члены семьи.

Главный аврор исчез, видимо, сочтя разговор оконченным, а Макгонагалл сделала приглашающий жест в сторону камина. Альбус шагнул туда, не забыв прихватить щепотку дымолетного порошка из аккуратной жестяной баночки на столике рядом.

— Гриммаулд плейс, 12, — звонко произнес Альбус и тут же почувствовал резкий рывок каминной сети.

Фамильный особняк Блэков встретил бунтаря Поттера абсолютной тишиной. Альбус постоял немного, словно привыкая, возвращаясь к той неповторимой атмосфере, какая свойственна каждому дому.

— Люмос, — произнес он негромко и вытянул руку с палочкой вперед. Не хотелось включать свет, поэтому Альбус забрался с ногами на любимый диван в полной темноте. Пушистый плед лежал рядом: мальчик нащупал его сразу же, как только протянул руку. Завернувшись, Альбус сразу понял, что отец проводит здесь много времени – от пледа шел чуть уловимый запах отцовских сигарет. Для мальчика, калачиком свернувшегося на старом диване, этот запах был лучшим из всех на свете. Вскоре Альбус уснул, пригревшись.

— Альбус, зачем? Зачем, мальчик мой? — Джинни сидела на своей постели, ее пальцы судорожно вцепились в небольшое округлое зеркало.

— Мама, — прошептал Альбус, остро почувствовав, что это лишь сон.

Мама смотрела вроде прямо на него, но в то же время сквозь него.

— Ты поймешь, — вдруг улыбнулась она, — твоя судьба здесь.

Она задумчиво отложила зеркало в сторону, что-то прошептала, и оно вдруг распалось на три части: неровный, с острыми краями, осколок; камень, исписанный рунами, и небольшие аккуратные часы. Самым невероятным было то, что все предметы были Альбусу знакомы. Он точно видел их все. Видел и этот осколок, именно этот! И руны эти видел, и часы.

Из сна Альбуса выдернул голос отца, который вывалился из камина, громко чертыхаясь. Заметив Альбуса, он мгновенно умолк, и с минуту отец и сын молча изучали друг друга.

— Ал? Ты что… Ты же к Молли должен был отправиться!

— Ты сказал – домой, — весело сообщил Альбус, нехотя выползая из-под теплого одеяла, — я и отправился домой.

— А, ну да… — улыбнулся Гарри, — точно, я же сам сказал... Ладно. Я так рад, — сказал он и развел руки в стороны. Альбус весело взвизгнул и кинулся к отцу, не таясь. Здесь ему не мешали любопытные взгляды или вездесущая Лили, которая всегда первая оказывалась на отцовской шее. Гарри сдавленно охнул и с картинным вскриком повалился на пол.

— Папа! — радостно завопил Альбус и весело рассмеялся, чувствуя, что ему хорошо, бесконечно хорошо дома с отцом.

— Кричер! — громко закричал Гарри, — Кричер, где ужин?

— Здесь, хозяин, здесь. Кричер, как увидел молодого хозяина, так сразу и готовить отправился. Да. Кричер рад, что не только…

— Ужин, Кричер, — мягко и вместе с тем очень властно сказал Гарри, обрывая бесконечную тираду домовика.

— Как скажете, — откликнулся ворчливый эльф, скрываясь на кухне.

— Ну, Ал, давай, рассказывай, — отец взъерошил его волосы, сел прямо на пушистый бежевый ковер, по-мальчишески подтянув колени к подбородку, и приготовился слушать.

— Пап, дай мне разрешение на то, чтобы остаться в Хогвартсе, — на одном дыхании выпалил Альбус.

— Хорошо, — спокойно ответил Гарри, словно только и ждал такой своеобразной просьбы.

— Ты не удивлен? — спросил Альбус.

— Нет, конечно. Я слишком хорошо тебя знаю. И знаешь, мне будет гораздо спокойней, если ты будешь в школе. Боюсь, что с твоим характером бабушке уже не справиться, — серьезно добавил Поттер-старший. — У меня одно условие – сегодня ты останешься дома. Свое разрешение получишь завтра.

— Ладно, — кивнул Альбус. В конце концов, Скорпиус не маленький ребенок, нуждающийся в его опеке, за один день с ним ничего не случится. А ему так хочется побыть с отцом. Вдвоем.

С отцом было так уютно молчать за ужином. После он неторопливо закурил, пристально рассматривая Альбуса.

— Что? — встрепенулся Ал, слишком уж пронизывающий взгляд был у Гарри Поттера.

— Ничего, — улыбнулся отец, — соскучился.

— И я! — в момент просиял Альбус, улыбаясь во все тридцать два зуба.

— В шахматы? — как бы между прочим спросил Гарри.

— Да! Да! — запрыгал по комнате Альбус. Он так любил играть в шахматы с отцом, но у того всегда не хватало времени. А теперь такая возможность. Расставляя красивые резные фигурки, Альбус украдкой бросал быстрые взгляды на строгого родителя. От проницательного сына не укрылось скрытое напряжение. Отец сильно нервничал, хоть и старался этого не показывать.

— Папа, — спустя пятнадцать минут спросил Альбус, поняв, что эту партию он безнадежно проигрывает, а значит, уже можно не стараться и пустить все на самотек, — скажи, ты был на суде?

На каком именно суде уточнять не было нужды, Альбус уже понял, что отец прекрасно осведомлен о дружбе между ним и Скорпиусом. И его молчаливая поддержка была лучше любых слов.

— Был, — спокойно ответил Главный аврор и передвинул ферзя, не прикасаясь к фигуре. — Шах, Ал.

Но Альбус, казалось, забыл о шахматах вовсе. Он сидел и смотрел на Гарри внимательными глазами, и было видно, что ему не терпится задать еще вопросы.

— Пап, а почему разрешение не дали? Ведь это так просто… Веритасерум, и все сразу узнают правду.

— Не дали, потому что считают, что…

Как? Как объяснить сыну всю эту систему? Как объяснить ему, что волшебный мир уже никогда не будет доверять Малфоям, будь их наследник трижды правильным и хорошим другом. Как рассказать про темную метку, что так изменяла и калечила судьбы? И продолжает до сих пор?

— Понимаешь, Альбус, достаточно сильный маг и опытный зельевар может приостановить действие Веритасерума. Это стало известно не так давно. Именно поэтому суд присяжных сначала выясняет степень вины подозреваемого и только потом голосует за то, принимать ему Веритасерум или же нет.

— Это неправильно, — сухо сказал Альбус и двинул свою ладью, не глядя, — теперь мистер Драко никогда не выйдет оттуда? — Альбус и не заметил, как его голос задрожал от волнения. Гарри встрепенулся, услышав это наивное детское «мистер Драко» и задумчиво посмотрел в темный проем окна. Ему вспомнилась тонкая фигура, свесившаяся по пояс из окна. «Все закончилось, герой…» — тихий вкрадчивый голос. Как наяву. Гарри повернулся к сыну: тот моментально уловил в его глазах решимость и самую настоящую злобу.

— Выйдет. И быстрее, чем ты думаешь. Чем все думают. Мат. Иди-ка ты спать, Альбус Северус.

— Я лягу в маминой комнате, — быстро сказал Альбус. Излишне быстро, но Гарри, погруженный в свои мысли, этого не заметил.

ФОРУМ
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Tesoro (10.07.2017) | Автор: Лера
Просмотров: 130 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 Bella_Ysagi   (13.07.2017 01:08)
спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]