Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2581]
Конкурсные работы [23]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4850]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2394]
Все люди [15150]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14394]
Альтернатива [9031]
СЛЭШ и НЦ [9018]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4359]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за декабрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Два слова
Прошлым летом я увидел вас, когда ехал по скоростной ветке «L» метро, ведущего в Бруклин. Я сделал комплимент насчет вашей куртки, а вы написали мне записку на клочке бумаги. Последние несколько месяцев я держал ее у себя на столе в надежде, что я когда-нибудь снова с вами встречусь. Если это вы, пожалуйста, напишите два слова из вашей записки в строке темы электронного письма.

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Дворцовые тайны
Многие считают, что под кожаной маской Эдварда Каллена таится настоящий зверь. Вскоре он встречается с Изабеллой Свон и влюбляется в нее. Пара оказывается в середине заговора, который может угрожать их жизням. Сможет Эдвард завоевать любовь Изабеллы, чтобы спасти свое холодное сердце и себя самого. Сможет Изабелла заглянуть за отвратительный внешний вид Эдварда и искренне полюбить его?

Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"
Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ.
Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами. Полная свобода фантазии!

Прием работ продлится с 07.12.2019 г. по 02.02.2020 г.

Все эти зимы
Их было двое. У них был свой мир, своя игра. И война своя. У них не получалось быть вместе, и отпустить друг друга они тоже не могли. Так и жили, испытывая судьбу, от зимы до зимы, что укрывала их пороки в своих снежных объятиях.

Марафон реанимации замороженных историй
Дорогие друзья! Любимые авторы, переводчики и промоутеры! 

Предлагаем вам тряхнуть стариной, поскрести по сусекам и порадовать читателей, приняв участие в акции-марафоне "Даешь проду народу!".

Мужской поступок
Что есть настоящий мужской поступок?

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 504
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!


Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ. 

Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами – вы сможете написать (или перевести) истории о любых персонажах - сумеречных, собственных или героях тех фандомов, которые любите, каноничных парах и нет. Полная свобода фантазии!

Более подробно ознакомиться с темой конкурса и правилами приема работ вы можете здесь:

Организационная тема


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Забытая песня. Глава 1

2020-1-22
21
0
- Белла? – Чарли открыл слезящиеся, выцветшие глаза и взглянул на меня, едва узнавая.
- Да, пап, я здесь, - сжала я его трясущуюся, покрытую пигментными пятнами морщинистую руку.
- Белла, это ты? – Он едва мог рассмотреть меня, в последние годы его зрение становилось все хуже и хуже. На самом деле, он называл Беллой любую подошедшую к нему медсестру и, может быть, даже не понимал, что иногда рядом с ним действительно была я.
- Я, папа. – Наклонившись, я погладила отца по лицу, бережно касаясь пальцами дряблых морщинок, обтягивающих худое и бледное лицо. Смотреть на такого Чарли было тяжело, и знание, что человеческая смерть неизбежна, ни капли не помогало принять ее.

Сердце лежащего передо мной старика билось слишком хрупко и неравномерно, спотыкалось на каждом шаге. Чарли доживал свои последние часы, собираясь унести с собой последнюю связующую ниточку с моей прежней жизнью, хотя бы чуточку похожей на нормальную. Все мое существование сейчас словно бы раскалывалось пополам: на «до», в котором были проблески света, и «после», в котором нет ничего, кроме темной и мрачной пустоты.

- Белла, какая же ты красивая, - пробормотал Чарли, с трудом фокусирая усталый взгляд на мне. – И так похожа на свою мать…
- Ты уже говорил это, пап. Побереги силы, - попросила я, с ужасом слыша, как его сердце пропустило два удара.

Он вздохнул. Откинулся на подушку. Уставился в белый потолок и впал в оцепенение. Это продолжалось несколько недель, самых трудных, какие бывали в моей жизни – папа то приходил в себя ненадолго, то вновь отключался.

Я и не думала, что когда-нибудь может стать еще больнее, чем до этого. Потерять любимого много лет назад было страшно, я думала, что не выживу, но мне никогда не приходило в голову покончить с собой. Потерять будущее было горько, но терпимо, учитывая новые возможности, которые передо мной внезапно открылись. Узнать об аварии, в которой погибла Рене на шестидесятом году жизни, было тяжело, но не так остро, потому что за пятнадцать лет мы виделись всего один раз. Но потеря Чарли станет для меня концом света, я это точно знала. Он был для меня всем. Моим фундаментом, благодаря которому я существовала. Без него я бы уже давно сдалась.

Я спустилась вниз и купила стаканчик кофе в аппарате, предоставив медсестре позаботиться о нуждах моего отца – поставить капельницу и почистить судно. Я не собиралась покидать больницу ни на мгновение, присев рядом с такими же страдальцами, как я – родственниками, ожидающими новостей о своих близких. Кто-то плакал, кто-то смотрел в одну точку, кто-то мерил нервными шагами помещение. Я же держала бумажный стаканчик перед собой, глядя на поднимающийся пар. Горячая жидкость обжигала через бумажку, и я использовала это отвлечение, чтобы забыть о душевной боли.

- Изабелла Свон? – в голосе медсестры я услышала неотложность. Вскочила, выбросив стаканчик в мусорное ведро, и буквально полетела наверх, перепрыгивая через две ступеньки.

Он лежал в той же позе, но теперь аппарат мониторинга состояния был отключен. Руки сложены вдоль исхудавшего от долгой болезни тела, лицо серое. Сердце не билось, грудная клетка не двигалась от дыхания.

- Нет, - сдавленно прошептала я, чувствуя, как земля уходит из-под ног. Я думала, у меня есть еще несколько часов, но безжалостная судьба не дала мне даже этого небольшого времени. Я хотела держать его за руку, чтобы он знал, что не одинок, а вместо этого бездарно потратила последние минуты на разглядывание дурацкого пара!

- Ох, папа, - упала я на стул, прижалась к холодной руке и горько, давясь сухим комом в горле, зарыдала.

***


Похороны состоялись через несколько дней. Священник, мистер Гилберт, прочитал молитву, я положила на черную крышку букетик маргариток, и гроб опустили вниз. Каждый из нас – я, несколько соседей и один сослуживец Чарли – бросили в могилу по горсти земли.

Никто не плакал. Из друзей Чарли кого-то уже не было в живых, а кто-то покинул город, так что на похоронах присутствовали всего восемь человек. В маленьком городке шеф полиции Свон некогда был знаком всем и каждому – теперь же, когда старику исполнилось семьдесят два, о нем будто забыли. Жизнь продолжалась, даже когда умирал кто-то некогда важный для вас.

Но не для меня. Я вернулась в опустевший дом, не чувствуя ничего, кроме глубокого и всеобъемлющего одиночества. Дыра в сердце росла, ее края расширялись, превращаясь в глубокую бездну пустоты, в которую падала моя душа. Стены дома плакали вместо меня, кровоточили смертельными язвами, сжимались и сдавливали со всех сторон мой разум. Оглушающая тишина змеёй вползала в уши, вызывая безусловный рефлекс – желание бежать, не оглядываясь, и, вскрыв черепную коробку, вытащить оттуда грызущее и царапающее изнутри чудовище.

Только вот вытащить его не удастся, даже если попробовать. Я обречена помнить все, сколько бы времени ни прошло. Не будет забвения или хотя бы уменьшения боли, я навсегда застыну в этом моменте, самом мучительном для меня.

Устало опустившись на стул, я положила локти на столешницу и развернула к себе зеркало. Оттуда на меня уставилась сломленная пятидесятитрехлетняя женщина с темными кругами под глазами, сединой в поблекших каштановых волосах, уложенных аккуратным пучком на затылке, как полагается возрасту и трагическому событию. Никто не узнал бы во мне ту Беллу Свон, которой я когда-то была – наивную доверчивую мечтательницу, потерявшую слишком много в один момент, слишком рано. Никто не должен переживать то, что пережила я, в восемнадцать лет. Лишаться всего, даже надежды.

Вяло вытащив сдерживающие заколки, я сжала парик в кулаке и медленно стянула его с головы, разложив перед собой и разглядывая серебряные нити седины, вьющиеся меж темных волос. Следом за ним на стол отправились накладные морщины, представляющие собой тонкую маску для лица, которую я не снимала никогда, а лишь подправляла каждые несколько дней, поддерживая необходимый образ.

Передо мной лежала Белла Свон – та, которой я должна была стать, если бы не роковое стечение обстоятельств. Старая, седая одинокая тетка, только что потерявшая последнее, что привязывало ее к этому миру. Та, которой осталось бы дожить каких-нибудь двадцать лет до собственной смерти. Доковылять до могилы, так и не испытав сколь-нибудь значимых и запоминающихся событий, которые так любят обещать, когда тебе восемнадцать лет: «у тебя все получится», «в университете ты приобретешь чудесную профессию, которую будешь обожать», «у тебя будет высокооплачиваемая работа, на которой будут ценить тебя», «ты выйдешь замуж и родишь детей», «ты будешь счастлива». Никакое из этих судьбоносных предсказаний не сбылось, хотя не исключено, что это только я такая неудачница, а у остальных все вышло вполне прилично.

В зеркале теперь отражалось совсем другое лицо: ровная гладкая кожа, блестящие с красным отливом волосы и ни одной морщинки. Только глаза оставались прежними – это были глаза старухи, давно отвыкшей испытывать радость. Теперь в них поселилась новая тоска: потеря единственного, кто знал и любил меня. Теперь я осталась абсолютно одна. Навсегда.

- Эдвард был прав, утверждая, что я возненавижу эту жизнь, - зло сообщила я своему отражению, не понимая сейчас, как могла когда-то сознательно желать этого. Если бы я могла вернуться назад во времени, то сказала бы себе то же самое, что он. Я потеряла гораздо больше, чем обрела. Он знал, что так будет, пытался предостеречь меня. Поэтому и ушел, теперь я понимала: хотел уберечь от своей участи. Но так и не смог.

Моя жизнь состояла из череды ошибок, одна из которых давным-давно должна была убить меня, но всякий раз в судьбу вмешивался кто-то и мешал смерти забрать намеченную жертву. И каждый этот раз я задавалась вопросом: зачем? Зачем, если за половину столетия я никому не принесла ни пользы, ни счастья, даже себе самой? Ради чего умирали хорошие люди, а я продолжала существовать?

Все началось с Джейкоба. Нет, началось это гораздо раньше – с моего решения переехать в Форкс, повлекшего за собой убийственные события. Первой «ласточкой» бед стала моя одержимость Калленом – тем, Чьё Имя Нельзя Произносить, потому что оно причиняло боль мне и злило моего отца, считавшего именно Каллена виноватым во всех моих бедах. Второй была авария, в которой я едва не погибла, добавившая Чарли седин и заставившая Рене сожалеть, что отпустила меня в глубинку. Третья - побег из Форкса, после которого я попала в больницу с переломами и огромной потерей крови, стоившая матери нервного срыва, а отцу – нескольких новых морщин. Длительная депрессия после разрыва с парнем, почти потребовавшая госпитализации в психиатрическую клинику, была четвертой. И, наконец, пятая - моя нелепая смерть от рук рыжеволосой убийцы, мечтающей о жестокой мести.

Устало намочив мягкий спонж, неаккуратными движениями, преисполненными ненависти к отражению в зеркале, я стала снимать «старящий» макияж, размазывая по щекам наложенные на нижних веках серые тени, превращая свое лицо в маску уродца из фильма ужасов. Я должна быть старухой. Седой женщиной «в возрасте», находящей удовольствие от человеческих мелочей вроде приготовления рождественской индейки для семейного застолья и укачивания внуков, продолжающих род Свонов. Должна быть. Но я ею не была. Я все еще оставалась отвратительно молода. Возможно, для кого-то даже красива, но несчастна, неулыбчива и серьезна «не по годам».

Джейкоб был всего лишь одним из звеньев цепи, бессмысленно отдавший свою жизнь ради такой, как я, не стоящей даже волоска на его голове, не то что целого самопожертвования. Виктория нашла меня, когда я, проигнорировав просьбу друга дождаться его, спрыгнула со скалы ради дозы адреналина. Если бы я знала, чем придется заплатить за возможность услышать голос Эдварда, я никогда не повторила бы той ошибки. Но я не могла вернуться в прошлое и исправить это.

Я помнила, как меня накрыла волна. Пытаясь выплыть в бурном потоке, я узнала приближающееся хищное лицо, окруженное огнем рыжих волос, ужаснуться от снисходительной усмешки, а потом меня ударило о скалу. Последним, что я чувствовала, была боль. Последним, что видела, был Джейкоб, сцепившийся с вампиршей под водой в смертельном поединке.

Когда я очнулась, прошло ровно три дня. Тогда-то я и узнала, что Виктория успела меня укусить. Когда меня вытащили из воды, изменение уже началось и рана от укуса затянулась, поэтому волки не сумели вовремя сообразить, что я превращаюсь в чудовище, иначе убили бы на месте. К тому же, я сильно ударилась головой и впала в кому, и долгое время не кричала.

Они отвезли меня к Чарли, думая, что я всего лишь без сознания, и только тогда, во время вызова скорой помощи, стало ясно, что произошло, когда я очнулась, умоляя погасить внутренний огонь. Кто-то из квилетов все понял и оборвал телефонную линию.

Надо отдать должное моему отцу – он быстро разобрался в ситуации. Наверное, на тот момент он совершенно не понимал (а если ему и сказали, то не поверил), что я становлюсь вампиром, но тут же определил, что собравшиеся в доме индейцы желают мне зла. Достав дробовик и передернув затвор, он живо разогнал толпу квилетских мальчишек, не позволив им привести свой чудовищный план в исполнение.

Я не представляла, какие ужасные муки пережил отец во время моего обращения, каким образом сумел принять фантастическую правду о существовании кровососущих ночных тварей, в одно из которых я превращалась. Но когда я открыла глаза, он был готов. Сэм Улей и Сет Клируотер помогли ему перевезти меня в глухой лес, подальше от вкусно пахнущих людей и от резервации, охраняемой волками, и соорудить загон для нескольких лошадей, которых я растерзала сразу, как очнулась.

Вокруг на множество миль не было ни души. Длинное письмо, написанное корявым полицейским почерком Чарли, рассказывало о предшествующих событиях. Он выражал надежду, что я вернусь домой, как только смогу справиться с жаждой. Просил бороться с внутренним монстром не только ради него, но и ради себя. Обещал ждать. Писал, что будет и дальше любить меня и никому, никогда не даст в обиду.

Я вернулась спустя несколько месяцев, как только мои глаза утратили красный оттенок. Покидая Форкс, Каллены забрали с собой мое разбитое сердце, но один важный подарок все же оставили: знание, как стать хорошим вампиром. И я им стала. За тридцать пять лет я не убила ни одного человека. Даже квилеты в конце концов приняли меня. Хотя так и не простили за смерть Джейкоба.

О том, что мой лучший друг не выжил в той схватке с вампиршей-убийцей, я узнала лишь после возвращения. Драка один на один, да еще в воде, где волки теряют свое главное преимущество – скорость, не могла закончиться по-другому.

Викторию позже нашли – в битве с оборотнем она потеряла правую ногу и теперь, удирая от подоспевших на выручку Джейкобу собратьев, не могла передвигаться так же быстро, как прежде. На другом берегу залива волки разорвали ее на части и сожгли.

Серьезно раненого, всего переломанного Джейка вытащили на берег, не спасти уже не смогли – он умер от попавшего в его кровь яда вампира, смертельного для волков.

Я не смогла проститься с ним, даже увидеть его могилу – вход в резервацию теперь мне был запрещён, независимо от моего образа жизни. Квилеты позволили мне остаться в Форксе и продолжать изображать Беллу Свон, ради Чарли, отстоявшего право считать меня дочерью, но на большее оказались не способны.

- Привет, - поздоровалась я с Квилом и Эмбри, столкнувшись с ними однажды в городской аптеке, куда приехала за лекарством для простудившегося Чарли.

Ребята, прежде веселые и беззаботные мальчишки, часто захаживающие к Джейку в гараж и с радостью принявшие меня в их волчий клуб, теперь взглянули в мою сторону враждебно.

- Таким как ты не стоит находиться здесь, - хмуро объявил мне Квил, заняв оборонительную позу, как будто предполагал, что я в любой момент могу наброситься на него или других покупателей. Это было чертовски обидно.

Я потеряла всех своих друзей: даже те, кто не разъехался по колледжам и остался в городе, теперь сторонились меня, инстинктивно чувствуя опасность. Квилеты были единственными из людей, кто не боялся меня, но и они провели между нами непреодолимую черту. Был бы здесь Джейк, он наверняка плевал бы на все условности. Но его больше не было.

- Я себя контролирую, - обиженно заявила я, и Квил с Эмбри отступили на шаг. В их глазах мое отражение выглядело чересчур жестоким – сердитая маска зла.

Когда я была человеком, такого лица у меня никогда не бывало, и как это изменить, я пока не имела представления. Я постаралась смягчить выражение, но было уже поздно: квилеты, осуждающе покачав головами, вернулись к своей очереди и вскоре покинули аптеку.

Больше я не пыталась. У меня не осталось друзей. Даже Билли Блэк, друг Чарли, к нам не приезжал. Сэм и Сет, которые помогли Чарли защитить меня и дали мне шанс, тоже соблюдали дистанцию. Мы с отцом стали изгоями. Еще до того, как шеф полиции отправился на пенсию, нас уже обходили стороной, а как только он вышел в отставку, сразу свели общение к минимуму.

Я не могла также видеться с Рене. Уже одно то, что правду знал папа, было плохо: это знание ставило его жизнь под угрозу, и я не могла позволить матери пережить то же, что и ему. К тому же, в отличие от Чарли, мама не умела хранить секреты.

Мы встретились только однажды: тем самым летом, когда остро встал вопрос о продолжении обучения и окончании хотя бы старшей школы. Я пропустила полгода занятий, но если хотела и дальше притворяться человеком, то обязана была вернуться к учёбе, сдать выпускные экзамены и получить аттестат. Почувствовав неладное, Рене прилетела в Форкс, чтобы разобраться, по какой причине я не ходила в школу несколько месяцев и как Чарли допустил это.

Мама всегда была немного похожа на ребенка, непосредственная и легкомысленная. Но проницательности при этом ей было не занимать. С первых же секунд нашей встречи она заметила разницу и забросала меня вопросами о моем изменении. Она пыталась трогать меня и стала кричать, когда я отшатнулась, умоляя ее быть сдержанней.

Чарли, вставший между нами стеной, взял ответственность на себя, приказав Рене заткнуться, а мне – убираться из дома. Вот такой запомнилась моя единственная встреча с мамой.

Больше я никогда ее не видела, лишь изредка мы разговаривали по телефону, холодно и отстраненно. Наша разрушенная связь так и не восстановилась – мы стали чужими друг другу людьми, и я ничего не могла сделать, чтобы исправить это ужасное недоразумение. Лучше пусть она считает меня плохой неблагодарной дочерью, чем узнает правду и умрет от зубов Вольтури, охраняющих тайну существования вампиров.

Папа стал для меня всем после обращения, целым миром. Единственным, кто принял и любил меня такой, какая я есть. Опорой, которая не давала сдаться. Он знал, что я опасное существо, пьющее кровь, что я способна убить его одним щелчком пальцев и бегаю быстрее ветра, но никогда не смогу родить ему внуков и разделить с ним рождественский стол. Он понимал, как никто другой, мое одиночество и был свидетелем всех моих попыток оставаться человеком. Поддерживал меня все эти тридцать пять лет. И искренне, от всей души ненавидел Калленов, встреча с которыми и привела меня к этой точке невозврата.

И теперь, снимая с лица кусочки грима, в котором после смерти отца больше не было никакого смысла, я думала о тех, о ком Думать Было Нельзя. О Калленах, бросивших меня как надоевшую домашнюю собачонку. И, хотя сам Эдвард никоим образом не приложил руку к моему превращению, я, как и Чарли, неосознанно винила именно его.

Если бы не тот злополучный бейсбол, на котором садист-Джеймс наметил меня как вкусную жертву, и не цепь последовавших за этим событий, я все еще была бы жива, все еще была человеком, пусть даже и с разбитым сердцем. Теперь, оставшись абсолютно одна, я взвешивала на чаше весов одинокую вечность и утраченную человечность, и отобранная смертность оказывалась существенно тяжелей.

Я раз за разом прокручивала в уме слова, произнесенные Чарли в момент редкого просветления полтора месяца назад.
- В моем столе, Белла, - схватил он меня за руку и приподнялся на постели; его поблекший взгляд стал удивительно ясным для человека, почти не приходящего в сознание на протяжении нескольких недель. – На нижней полке, которая заперта, а ключ в… ключ…
- В старой пепельнице на полке, я знаю, - кивнула я, не позволяя папе перенапрягаться.

Он кивнул, измождённо возвращаясь на подушку, пропахшую потом, лекарствами и смертью.
- В жёлтой папке все о Калленах… - Чарли говорил с трудом, переводя дыхание, смешивая понятные фразы с бредом, а злость с надеждой. – Я не переставал следить за ними, никогда не упускал из виду… Всегда знал, где… Я же коп, и умею находить людей. Давно порывался тебе отдать, но не хотел отпускать… Считал, что со мной тебе будет лучше… Теперь ты должна найти их, Беллз.

Я уже давно не умела ни краснеть, ни бледнеть, однако сейчас чувствовала именно это – будто кровь сначала полностью отлила от лица, а затем горячей ослепляющей волной ошпарила кожу.

- Зачем ты это делал, пап? – отчаянным пожатием руки я старалась удержать старика в сознании, чтобы убедиться, что не ослышалась. Наклонилась к самому уху отца, чтобы болезненно прошептать: - Ты же ненавидишь их.
- Только одного, - едва шевеля губами, признался Чарли, глядя в потолок, уже покидая мир разума и устремляясь в свой мир беспамятства, из которого выплывал все реже и реже. – Но не Карлайла, детка, не Карлайла… Доктор – хороший человек. Найди его, Белла. Теперь настало такое время, когда уже я бросаю тебя, прости, дочь. Тебе нужен новый защитник… и друг. Карлайл позаботится о тебе, я уверен. Он справится с этим даже получше, чем я.

Потрясенная, я еще долго сидела возле отца, осознавая его слова. Мы никогда не говорили об этом, но где-то в глубине души я знала – папа прав. Я была знакома с Калленами достаточно хорошо, чтобы понимать – Карлайл и Эсми примут меня в семью независимо от того, что произошло между мной и их сыном. Они не захотели сделать меня бессмертной, но теперь, раз уж я стала такой, они не прогонят меня. Будут оберегать и сделают частью клана, как приняли когда-то Элис и Джаспера, совершенно чужих и незнакомых им вампиров. Я буду защищена, вновь обрету верных друзей, и моя вечность продолжится не в одиночестве.

Что касается Эдварда, то эту страницу я закрыла еще во времена превращения, когда воспоминания о нем затуманились и поблекли, спаленные бушующим огнем трансформации. Более яркие краски новой жизни сделали боль терпимой. Она все еще оставалась частью меня, но слегка притупилась: как вечно натирающая мозоль – раздражающе постоянная и не позволяющая ни на минуту забыть о ней, но уже давным-давно привычная. Я была уверена, что справлюсь, даже если столкнусь с Эдвардом лицом к лицу.

И теперь я оказалась перед выбором: бежать из Форкса, от воспоминаний об отце и «нормальной» жизни, от самой себя или рискнуть и встретиться с болезненным прошлым. И пусть я сгорю, но зато почувствую жизнь. Стану гостьей в семье, которую когда-то очень любила. Мне было необходимо ощутить себя частью чего-либо, пусть даже ненадолго, особенно сейчас, когда боль от потери острыми кинжалами терзала внутренности, грозя свести с ума.

В конце концов, я ничего не теряю. Не захлопнут же они передо мной дверь? Карлайлу, как минимум, будет любопытно услышать историю моего превращения. Добрая Эсми наверняка обнимет меня, а Эммет отпустит глупую, но милую шутку. Элис будет рада встрече со старой подругой – конечно, если она все еще считает меня таковой. Хуже, в любом случае, не будет. А если что-то пойдет не так, я просто уйду…

_________________________

От автора: Добро пожаловать в мою новую мини-альтернативу Новолуния, написанную на день рождения Ксюше Shantanel. Надеюсь, и вам тоже понравится, мои любимые читатели! Сюжет обещает быть слегка неожиданным, по крайней мере такого варианта я ни у кого еще не читала biggrin всего ожидается 4 главки и эпиложек smile


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-36970-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (08.01.2020) | Автор: Валлери
Просмотров: 622 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
0
10 Dunysha   (13.01.2020 23:51)
Света, новолуние твой конёк. Сколько чудный интригующих и захватывающих историй о новолунии ты нам уже подарила и твоя фантазия все время находит новый сюжет.
Встаю со стула кричу " браво" и хлопаю в ладоши )))

0
9 Огрик   (12.01.2020 06:51)
Очень интересно написано .спасибо

0
8 Shantanel   (11.01.2020 22:20)
Цитата Veronicka ()
Поразительно, сколько альтернатив можно придумать к одному сюжету! Да еще настолько продуманных и цепляющих за душу. Отличная у тебя фантазия, Света!

Неистово плюсую!

0
7 leverina   (11.01.2020 15:03)
отличное начало. мастерство, талант и опыт.
по настроению - тяжело, глубоко и печально.
мне особенно понравилось, как автор - уж не знаю, интуитивно или вполне сознательно - держит дистанцию между литературой и реальностью, ведь балансировать тут очень непросто. мне как читателю это очень помогает идти за сюжетом, таким драматичным.

0
6 Maу   (10.01.2020 18:39)
Интересное начало.

0
5 Танюш8883   (10.01.2020 08:27)
Светлана мастер интриги. Знает ли Элис об обращении, почему не отреагировала, если знала, какова будет реакция Эдварда и других членов семьи? Не терпится узнать всё до мельчайших деталей. Спасибо за главу)

0
4 Veronicka   (10.01.2020 02:21)
Спасибо за новую историю!
Поразительно, сколько альтернатив можно придумать к одному сюжету! Да еще настолько продуманных и цепляющих за душу. Отличная у тебя фантазия, Света! Спасибо!!!

0
3 робокашка   (09.01.2020 22:47)
Белла во многих смыслах смирилась. И коли винит Эдварда, думаю, не сможет простить его, предавая тем самым отца, который ненавидел именно этого Каллена... sad

0
2 pola_gre   (09.01.2020 19:05)
Цитата Текст статьи ()
Карлайлу, как минимум, будет любопытно услышать историю моего превращения. Добрая Эсми наверняка обнимет меня, а Эммет отпустит глупую, но милую шутку. Элис будет рада встрече со старой подругой

Ух-ты! Интересно, как они ее встретят... Может, даже Элис ее видела старушкой - сюрприз будет!
Может, ей в виде старушки прийти? biggrin

Спасибо за новую историю!
Интригующее начало!

0
1 SOL6915   (09.01.2020 14:19)
Захватывающий сюжет, надеюсь на скорое продолжение.
Спасибо за новую историю.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями